ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА КОАПП
Сборники Художественной, Технической, Справочной, Английской, Нормативной, Исторической, и др. литературы.



   Брижит Обер
   Карибский реквием


     Боже мой! Боже мой! Внемли мне! Для чего Ты оставил меня?
     Далеки от спасения моего слова вопля моего. Боже мой!
     Я вопию днем – и Ты не внемлешь мне, ночью – и нет мне успокоения.

 Псалтырь, псалом XXI


   Глава 1

   Девушка сидела напротив Дага, затянутая в узкое зеленое платье, которое удивительно шло ее глазам. Острые ноготки с ярко-красным лаком выделялись на смуглой коже. Пренебрежительно посматривая вокруг, она потряхивала своими длинными африканскими косичками. Он проследил за ее взглядом и подумал – уже в который раз, – что давно пора заново покрасить стены унылого больнично-зеленого цвета и заменить разваливающийся на глазах металлический шкаф. За его спиной в астматических конвульсиях задыхался кондиционер. Даг наклонился, чтобы вылить за окно наполненную до краев миску с водой, прежде чем вновь подставить ее под протечку. Увидев, как носик посетительницы сморщился от отвращения, он зачем-то поспешил оправдаться:
   – Знаете, этому кондиционеру столько же лет, что и мне…
   – И уже подтекает?
   Даг счел за лучшее ответить рассеянной улыбкой. Да за кого эта высокомерная девица себя принимает? Соизволила сюда заявиться с видом топ-модели, и теперь он должен пол вылизывать, чтобы, видите ли, соответствовать ее представлениям о чистоте? Он посмотрел ей прямо в глаза, красивые зеленые глаза, узкие, как у кошки.
   – Полагаю, вы явились сюда не для того, чтобы обсуждать модели кондиционеров?
   – Ваши дедуктивные способности поистине блистательны, – не осталась она в долгу и принялась внимательно рассматривать свои безукоризненные ноготки.
   Затем, решив, что ссориться не в ее интересах, поспешила приступить к делу:
   – Я обратилась к вам, потому что мне нужно найти одного человека.
   – Какого человека? – деловито осведомился Даг, а про себя продолжал размышлять о том, будут ли сегодня вечером достаточно высокие волны, чтобы можно было заняться серфингом.
   – Моего отца, – сухо ответила молодая женщина.
   Даг приблизительно этого и ожидал. Почти треть проблем, которыми ему приходилось заниматься, касалась именно поисков людей. К сожалению, большинство подобных расследований не заканчивалось ничем. Безответственные родители проявляли поистине чудеса изобретательности, когда речь шла о том, чтобы скрыться от своих отпрысков.
   – Вы имеете представление о том, где он может находиться? – без особого энтузиазма осведомился он у посетительницы.
   – Ни малейшего. Я не знаю ни его имени, ни того, как он выглядит. Как только моя мать забеременела, он исчез и больше не подавал признаков жизни.
   Хорошенькое начало. Он просмотрел краткие сведения, которые она сообщила ему по прибытии в контору: ее звали Шарлотта Дюма, жила она в Мариго, французской части острова Сен-Мартен [1 - Сен-Мартен – остров в составе Малых Антильских островов (Наветренные острова). Разделен на две части: северную (французскую, столица Мариго) и южную (голландскую, столица Филипсбург). (Здесь и далее прим. пер.).]. Бюро расследований «Мак-Грегор» располагалось в Филипсбурге, голландской части. Когда она только вошла, Даг спросил у нее по-голландски, не желает ли она вести беседу по-английски, на что она ответила по-английски, что предпочитает использовать французский. «Если это вас не смущает», – добавила она, одергивая платье. Даг поспешил упокоить ее, заявив, что это не составит для него никаких проблем. Его отец, франкоязычный луизианец, как таких называют, «кажён», женился на черной карибке из Сент-Винсента [2 - Сент-Винсент и Гренадины – государство на островах Сент-Винсент и Гренадины в Карибском море (в группе Наветренных островов).], а поселились они на Дезираде [3 - Дезирад – остров в составе Малых Антильских, относится к Гваделупе, французская территория.], на французской территории.
   – Так что, хотя я и американец, до восемнадцати лет в Соединенных Штатах не был, – зачем-то счел нужным объяснить он ей.
   Она вежливо улыбнулась и рассеянно бросила:
   – Очень трогательно…
   После чего Даг почувствовал себя полным кретином.
   Он взял лист белой бумаги, свою любимую ручку – «Паркер» с толстым пером – и записал: «Понедельник, 26 июля», – в то время как Шарлотта неодобрительно следила за ним взглядом. И зачем она сюда явилась? Агентство «Мак-Грегор» имело прекрасную репутацию, но тип, сидящий в данный момент перед нею, никак не соответствовал сложившемуся у нее образу частного детектива: на нем была длинная футболка с пестрой надписью «Король Сильвер», мятые хлопчатобумажные брюки и грязные башмаки. Его выбритая от затылка до висков голова, примитивная татуировка на узловатых предплечьях дополняли портрет, более похожий, по ее мнению, на изображение какого-нибудь хулигана из Бронкса, чем на серьезного здравомыслящего следователя, которому больше подошел бы костюм от Хьюго Босса, шелковые подтяжки и туфли от Версаче.
   Даг закончил свою писанину, размышляя о том, почему она так его рассматривает. Он поднял на нее глаза и произнес, не особенно стараясь выглядеть любезным:
   – А что если начать сначала?
   Начало – это было двадцать пять лет назад, на СентМари [4 - Сент-Мари – остров в составе Мартиники (группа Наветренных островов, в составе Заморских территорий Франции).].
   Даг не сумел подавить вздоха. Сколько лет прошло с тех пор, как он в последний раз был на Сент-Мари? Двадцать? Двадцать пять? Несмотря на это, он почти наизусть мог воспроизвести текст буклета туристического агентства: «Гористый остров в обрамлении райских песчаных берегов, лежащий зеленым бриллиантом в Карибском море, в пяти километрах к северозападу от Гваделупы, с населением 15 000 жителей на 140 квадратных километров». Место, совершенно нетипичное, тем не менее достаточно хорошо воспроиз-водило то, что гиды именовали «разнообразием Карибского пейзажа». Он услышал свой собственный голос:
   – Сестра моей матери держала сувенирную лавочку в городке Вье-Фор [5 - Вье-Фор – городок на юге острова Сент-Люсия (Малые Антильские острова).]. В детстве я проводил там все каникулы.
   – Именно там я и родилась.
   Что касается Дата, то он родился на Дезираде, уже тому сорок пять лет назад. Неужели сорок пять? Это невозможно: должно быть, паспорт лжет. Он чувствовал себя таким же сильным и здоровым, как в юности.
   – Дыра дырой, – добавила Шарлотта с презрительной гримасой.
   Даг придерживался иного мнения: в его детстве не было времени более приятного, чем то, что он провел в этом маленьком сонном городишке. Нет, в самом деле, почему он больше никогда туда не наведывался? Он внезапно вспомнил строптивого подростка, каким был в то время, и о том, какое его вдруг охватило презрение к этой «крысиной норе». В последний раз он оказался там после смерти отца, чтобы навестить тетку, его единственную оставшуюся к тому времени родственницу, которая продолжала писать ему письма по-креольски на разлинованных листах бумаги, надушенных фиалкой. Два года спустя и она в свою очередь отправилась в мир иной: она слишком много ела, артерии не выдержали, тетку нашли скрючившейся за кассой своей лавочки, рука сжимала набитое соломой чучело игуаны.
   – Итак, я в вашем распоряжении, – заявил он с наигранной бодростью.
   Она бросила на него презрительный взгляд, как если бы услышала непристойное предложение, и продолжила свой рассказ.
   Ее мать, Лоран, француженка, вышла замуж за одного высокопоставленного чиновника из Сен-Мартена, отставника из почтового ведомства. Он был гораздо старше ее, но очень богат, они жили на роскошной вилле. Прямо как в сказке. В 1970 году «сухой сезон» – так в тех местах называется лето, с декабря по апрель, – был удушающе жарким. Целые дни напролет Лоран проводила на пляже и смертельно скучала. Там она и встретила соблазнителя из местных, и у них случилась любовь под кокосовыми пальмами на побережье: десять километров белого песка и укромных бухточек, где при желании можно было отыскать немало потаенных мест. В результате девять с половиной месяцев спустя на свет появилась Шарлотта. Произведя на свет очаровательного шоколадного младенца, Лоран оказалась выброшена старым пенсионером из дома. Лишенная собственных средств, хрупкая и совершенно выбитая из колеи, она сняла хижину неподалеку от городка Вье-Фор и жила кое-как на небольшие деньги, которые ей удалось отложить за время замужества. Она пристрастилась к алкоголю и в конце концов повесилась на веранде осенью 1976 года, в разгар сезона дождей. Конец сказки.
   Маленькая Шарлотта, которой в ту пору было чуть больше пяти лет – и которую старый отставник категорически отказывался видеть, – была отправлена в приют, на содержание сестер монахинь, и двадцать лет спустя отправилась на поиски своего настоящего отца. Все, что знала Шарлотта, она почерпнула из пьяного бормотания мамаши: та часами могла произносить монологи, потягивая свой пунш.
   Даг записывал рассказ, используя свое собственное изобретение: помесь стенографии с одному ему понятными значками-сокращениями, думая о том, что мисс Дюма, должно быть, и не догадывается о том, до какой степени ее рассказ задевает его больные точки. Ему было приблизительно столько же лет, когда его собственная мать, чернокожая карибка родом с Виргинских островов, умерла от рака груди, не успев подарить ему братьев и сестер. Его отец, который был белым и который поменял нищету родной Луизианы на призрачную райскую жизнь на островах, маленький человечек, сухой, как палка, с голубыми глазами в красных прожилках, с заросшими щеками и мрачным юмором, никогда не демонстрировал любви к сыну. Ребенком Даг относился с опасением к этому ни в чем не похожему на него человеку и который всегда смотрел на него так, будто упрекал за эту непохожесть, тем более что в карибском мире, где любой расовый нюанс имеет значение, Даг принадлежал к числу тех, кого называют «конголезскими неграми», то есть к самым чернокожим из всех. Как и Шарлотта, он страдал из-за цвета своей кожи, и особенно оттого, что не мог понять, почему она может быть препятствием при его общении с другими. И только после смерти отца он понял: тот злился на него не потому, что он был черный, а потому, что он вообще появился на свет.
   С улицы донесся пронзительный звук клаксона. Даг чуть было не подскочил на стуле. Зачем это он все опять пережевывает? Преждевременный старческий маразм?
   Он заметил, что давно уже установилась тишина, и поднял глаза на молодую метиску. Она коварно улыбнулась ему:
   – А я думала, вы заснули…
   Эта маленькая змеюка за словом в карман не лезла. Он встряхнул ручкой:
   – Простите, тут с чернилами что-то.
   Она шумно вздохнула, словно говоря: «И какого черта я здесь делаю?» Надо сказать, что агентство внешне выглядело довольно непрезентабельно. Но они с Лестером были лучшими, об этом говорили повсюду. Он направил на нее ручку, как какой-нибудь актер из сериала:
   – А если я помогу вам найти отца, что вы сделаете?
   – Яйца ему оторву.
   – Неплохая программа, – ответил он, инстинктивно сжимая под столом бедра. – Я думал о чем-нибудь более сентиментальном.
   – Ну да, разбрасывать сперму направо и налево, чего уж сентиментальнее.
   Так тебе и надо, дураку. Он поторопился перевести разговор на нейтральную почву:
   – Вам когда-нибудь приходилось общаться с мужем вашей матери?
   – Эта старая сволочь сдохла от инфаркта восемь лет назад. Я никогда его не видела.
   – А почему вы думаете, что ваш отец по-прежнему живет здесь, на Карибах?
   – Я не знаю. Надо же с чего-нибудь начинать.
   – Но почему бы вам не обратиться в какое-нибудь местное агентство?
   – Мне сказали, что вы самые лучшие. Мне нужны результаты, я не хочу бросать деньги на ветер, – заметила мисс Дюма, не улыбнувшись.
   Даг бросил короткий взгляд на свои записи. Их можно было резюмировать в двух коротких словах: на ветер. Эта юная неучтивая особа явилась сюда именно для того, чтобы выбросить свои деньги на ветер, точнее не скажешь.
   – Если я вас правильно понимаю, все, что вы знаете о человеке, благодаря которому появились на свет, это то, что он находился на острове Сент-Мари летом тысяча девятьсот семидесятого года и что это был чернокожий, как девяносто процентов населения… что-нибудь еще? Может, у него, к примеру, имелось четыре руки, это весьма облегчило бы нашу задачу…
   – Ну хватит! Вы уж слишком-то не зарывайтесь. Если вас это дело не интересует, я пойду в другое место.
   – Я вас не задерживаю.
   Мисс Дюма начинала действовать ему на нервы. В его-то возрасте терпеть подобное обращение от какой-то наглой девчонки.
   – Если вы так ведете свои дела… – бросила она ему с разочарованным видом.
   – Я просто не нахожу здесь темы для разговора.
   Она кинула на него язвительный взгляд.
   – Ах вот как? А это что, для красоты? – прошипела она, указывая на медную табличку на двери, которая все это время оставалась открытой: «Мак-Грегор, расследования всех видов».
   – Это табличка частного детектива, – ответил ей Даг с самым невинным видом.
   – И что?
   – А то, что меня бы это, разумеется, касалось, будь я частным детективом, но поскольку я просто пришел кофеварку починить…
   – Вы в самом деле идиот или прикидываетесь?
   Она поднялась и в ярости с размаху швырнула свою сумочку на письменный стол перед самым его носом.
   – Вы были так растеряны, и я просто подумал: нельзя вас оставлять в таком состоянии, – произнес он с самой приятной улыбкой.
   – Нет, ну какой ублюдок, а? Да я…
   – Что здесь происходит? – внезапно осведомился по-английски хриплый голос Лестера, и сто десять килограммов его мышц возникли в дверном проеме. Он, по обыкновению, посасывал свои рыжие усы.
   – Мадам хотела тебя видеть, – любезно пояснил Даг. – Она из Мариго, – зачем-то добавил он, как будто это могло служить извинением.
   Шарлотта молниеносно повернула к нему свою хорошенькую головку, как встревоженная гадюка.
   – А это еще кто? Уборщица?
   – Лестер Мак-Грегор… – запротестовал Лестер своим красивым низким голосом.
   Потом продолжил, старательно выговаривая французские слова:
   – И чем я могу вам быть полезен, мадемуазель…
   – Дюма. Шарлотта Дюма. Вы и в самом деле Лестер Мак-Грегор?
   – Это правда.
   – А этот тип? Вы что, ему платите, чтобы он клиентов распугивал?
   – Это мой помощник, – ответил Лестер, хлопая Дата по плечу. – Он любит шутить.
   Вполне довольный собой, Даг как можно любезнее улыбнулся Шарлотте. Девица, желающая оторвать яйца собственному отцу, заслуживала того, чтобы ее поставили на место.
   В данный момент она смотрела на Лестера одобрительным взглядом, как и большинство сестер Евы. Даг вздохнул. Он никогда не мог понять, почему женщины обожают эту гору бледных мышц, покрытую рыжей растительностью и усыпанную веснушками. Может, все дело в усах?
   Лестер продолжал:
   – Перед вами суперсыщик. Он знает Карибы как свои пять пальцев. Вы можете ему полностью доверять. О'кей, я вас оставляю. У меня назначена встреча. Рад был познакомиться, мадемуазель.
   Он разве что руку ей не поцеловал, прежде чем его туловище покинуло контору под восхищенным взглядом мисс Дюма. Наконец она соизволила повернуться к Дагу и с недоверием оглядела его с ног до головы.
   – Суперсыщик… Хотелось бы верить.
   – Девиз нашей конторы: если вы недовольны результатом, мы вернем вам деньги.
   – Ну и как вас зовут, суперсыщик? – вздохнула Шарлотта, вынужденная смириться с обстоятельствами.
   – Леруа Даг.
   – Даг?
   – Дагобер.
   Она взглянула на него так, будто у него к физиономии прилипла какашка.
   – Вас зовут Дагобер?
   – Леруа Дагобер [6 - Leroy Dagobert (le roi Dagobert) – «король Дагобер». Дагобер – первый король франков, герой множества легенд, сказок и народных песен.], к вашим услугам.
   – Очередная идиотская шутка?
   – На этот раз это шутка моего папаши. У него было несколько своеобразное чувство юмора.
   – Поиски, которые будут мне стоить кучу денег, я должна доверить какому-то типу, которого зовут Леруа Дагобер!
   – Это был вполне приличный король.
   – Да плевать мне! Ладно, слушайте, мы попробуем, суперсыщик Дагобер, но предупреждаю вас: в ваших интересах вкалывать серьезно.
   Она была очень хорошенькой. Даг послал ей свою самую соблазнительную улыбку, но, похоже, она видала таких много, потому как это нисколько ее не смягчило. Итак, он решил все-таки приняться за работу.
   И это было ошибкой.

   Из конторы они вышли вместе. Было время обеда. Даг не стал ее приглашать. Она бы все равно отказалась, к тому же он испытывал потребность остаться одному. Какое-то время они шли вместе по солнечной стороне. Стояла жара, сильная, впрочем, как обычно. Она внимательно разглядывала улицу. Ринг-роуд была пустынна. Под синим небом на солнце блестели бензоколонки и железные ворота складов. В развалинах здания, разрушенного ураганом «Луи», нежились кошки.
   – Ну разумеется, ни одного сраного такси! Просто бедлам какой-то. Какому кретину пришла мысль арендовать помещение в этом вонючем квартале!
   – Здесь спокойно, – ответил Даг, медленно потягиваясь. – Простите, но у кого вы научились этим ругательствам, в приюте у монашек?
   – А вы что, президент Лиги добропорядочных граждан? Нет, у Васко Пакирри, если вам это интересно.
   Ему это было интересно, даже очень. Сбежав из лагеря в Венесуэле, где за его голову была назначена неплохая награда, Васко Пакирри стал одним из лидеров наркотрафика в Карибском бассейне. Уникальный экземпляр в своем роде. Новый тип главаря, ни тебе золотых украшений, ни волосатой груди. Классический греко-римский торс и скрученные жгутом иссиня-черные волосы до пояса способствовали его репутации сердцееда. И самое главное, он был чертовски богат: деньги у него прямо из ушей лезли вместе с наркотой.
   – Вы хорошо знаете Васко? – осведомился Даг, пока она оглядывала пустую улицу, словно такси вот-вот могло появиться здесь, посреди самого убогого квартала Филипсбурга, в поддень, при тридцати градусах в тени, просто чтобы доставить ей удовольствие.
   – Это как посмотреть. Он приятель Джо, фотографа из агентства.
   А, ну да, она же позирует для модных журналов. Кокосовые пальмы, белый песок, синяя лагуна и очаровательная шоколадная попка. Она дотронулась до его руки своим острым, безукоризненной формы ноготком:
   – А сами-то… Эту татуировку вам в семинарии сделали? Что это?
   Она указала на серфингиста в маске, выколотого на его левом предплечье.
   – Серебряный серфингист, – ответил ей Даг. – Герой комикса пятидесятых годов, межгалактический серфингист. Космический служитель правосудия.
   – А вы скорее комический служитель правосудия, – прыснула она, но, быстро приняв серьезный вид, поинтересовалась: – Занимаетесь серфингом?
   – Немного. Стараюсь, – сухо ответил Даг, задетый за живое.
   – Я как-то фотографировалась с серфингистами в Гас-Шамберс, в Пуэрто-Рико. Классные ребята. А у Васко как раз стащили автомагнитолу, он был в бешенстве… А это, – продолжала она, – кулак с обвитой вокруг змеей? Это знак Вуду? Великий Змей Вселенной?
   Она демонстративно рассмеялась. Ради чистой провокации он небрежно бросил:
   – Нет, это знак СС.
   Она недоверчиво подняла изумрудные глаза к полувыбритому черепу Дага.
   – Вы служили в СС?
   Он почувствовал, что у него зачесались руки. Она полагает, что у него арийский тип внешности? И девятый десяток пошел? Он уже собрался высказать ей все, что о ней думает, но как раз в этот самый момент заметил такси. Зеленое, страшное, обшарпанное, но это, без сомнения, было самое настоящее такси. Должно быть, потрудилась какая-нибудь волшебница. В этой дыре он не видел ни одного такси уже много месяцев. Она уселась на сиденье, как Золушка в свою карету, и бросила ему «чао» с такой же сердечностью, с какой бросают двадцатипятицентовую монетку попрошайке.
   Даг смотрел, как удаляется такси. Пакирри… Дилер устроил себе жилище на яхте «Максимо», великолепном «траулере», стоявшем на якоре острова Барбуда, входящего в состав Антигуа, с великолепными песчаными и абсолютно безлюдными берегами. И наряду с Антигуа – это традиционный перекресток наркотрафика.
   Он просмотрел свои записи, сминая листочки записной книжки влажными пальцами. Номер телефона, оставленный ему очаровательной Шарлоттой, начинался с кода острова Барбуда. Этот красавчик Васко ей просто друг? Даг пожал плечами и решил, что пора отправиться пропустить стаканчик к Тью. Если немного повезет, от острого перца он вспотеет, и пот поможет ему освежиться.
   Он очень любил ходить к Тью, потому что тот практически не разговаривал. Тью отправлял заказ и тут же возвращался слушать свое радио. Он жил с ним двадцать четыре часа в сутки. Радио стало продолжением его организма, словно искусственная почка, которая фильтровала мировые новости. Прежде чем набрать номер агентства на своем сотовом телефоне, Даг сделал заказ.
   – Детективное агентство «Мак-Грегор» к вашим услугам, – услышал он пленительный голосок Зоэ, верной-и-очаровательной-секретарши, разумеется душой и телом преданной своему импозантному патрону.
   – Попроси Лестера, – бросил ей Даг, обозревая окрестности.
   Зоэ, с ее ужимками, подсмотренными у секретарши Джеймса Бонда, сильно действовала ему на нервы.
   – Попроси Лестера, пожалуйста, – пропела Зоэ.
   – Пожалуйста. Спасибо.
   – Немного воспитания тебе бы не повредило, Дагобер.
   Результат тайной связи кюре из Сан-Фелипе с кухаркой, Зоэ была весьма сильна в правилах хорошего тона.
   – Yeah! – бросил Лестер, явно куда-то спешащий.
   – Мне нужно ехать на Сент-Мари. Это обойдется дорого.
   – Она платить может?
   – Да. Она мне выписала чек на пятьсот американских долларов. Попроси Зоэ проверить в банке, кредитоспособен ли счет.
   – Сейчас.
   Даг подождал у телефона несколько минут.
   – Все в порядке, никаких проблем. Кстати, не так плохо, что ты собираешься переменить обстановку. Прошел слух, что Мордожопый тебя заказал.
   – Умеешь ты сообщать приятные новости. Ладно, буду держать тебя в курсе.
   Даг задумчиво разъединился. Выходит, этот самый Мордожопый, настоящее имя Фрэнки Вурт, постоянный телохранитель Дона Филипа Мораса, его не забыл. Это был один совершенно отмороженный бандит, которого он лет шесть назад отправил за решетку, по правде сказать, почти случайно. Странная была история. В то время он работал на некоего клиента, подозревавшего, что обзавелся рогами. По прошествии нескольких дней слежки Дату удалось установить местонахождение меблированной комнаты, где неверная супруга предавалась запретным наслаждениям. Дом свиданий в китайском квартале, отель, в котором номера сдавались на час и на ночь. После многих часов, проведенных в укрытии, он смог наконец сфотографировать объект преступной страсти мадам: маленький толстощекий и усатый человечек с острым, как у ищейки, носом.
   Это и был вышеупомянутый Вурт, он же Мордожопый, разыскиваемый полицией за темную историю с убийствами: что-то такое, связанное с крэком и рэкетом. Они организовали карательную экспедицию против индусов Фронт-стрит, а закончилось все настоящей резней. Вурт принадлежал к числу ублюдков, которые просто обожали смерть, всегда готовы были нажать на курок. Даг без малейших колебаний выдал его нидерландской полиции. Легко можно было догадаться, что Мордожопый не пылал к нему любовью. Ну да ладно, не о нем сегодня речь. Нынешняя тема дня – мисс Шарлотта Дюма. Надо сосредоточиться на этом.
   Он и сосредоточился, глядя на море, в то время как острый перец сверлил ему желудок. Волны с ровным рокотом накатывались на берег, топорща свои пенные гребешки, и все такое – прямо как в рекламе. Идеальный день, чтобы прогулять работу и заняться серфингом «под волной», набрав максимум скорости. Глотком пива он прогнал эту соблазнительную мысль.
   Итак, что мы имеем: из-за того, что двадцать пять лет тому назад прекрасная Лоран Дюма не устояла перед чарами темнокожего красавца, Дагу теперь предстояло покупать билет до Сент-Мари, куда не ступала его нога со времен армейской службы. В общем, намечался отпуск. Имелся лишь один шанс на миллион, что ему удастся отыскать папашу Шарлотты. Ни имени, ни описания, некий эбеновый фантом, который мог сейчас жить где угодно, в Соединенных Штатах, во Франции, в Великобритании… Да и, собственно говоря, зачем? Этот тип даже не знал, что у него имеется дочь. Но, как говаривал этот пуританин Лестер: «Когда вам платят за работу, надо эту работу делать». Даг допил свою огненную воду, как еледует пропотел и отправился покупать билет в «СентМа'и», как это звучало по-креольски, поскольку в те времена невольники имитировали произношение многочисленных моряков и колонистов – уроженцев Ко [7 - Ко – местность в Нормандии, меловое плато, крутыми уступами спускающееся к Ла-Маншу.].

   Возвращение в Сент-Мари. Возвращение в начальную клеточку, ха-ха-ха! Его больше ничто там не ожидало, впрочем, как и везде.
   Его отец скончался в 1969 году, как раз в тот год, когда циклон опустошил их остров. Даг тогда уже больше не жил на Дезираде. Он всегда был непоседой. Не было и речи о том, чтобы окончить свои дни в семейной бакалее между бутылками скисшего томатного соуса и мятыми коробками с кока-колой. Мальчишкой он видел себя скорее капитаном крейсерской яхты, стоящим за штурвалом: весь в водяных брызгах, взгляд устремлен вдаль, что-то в этом роде. Вот вам итог: потаскавшись всласть по всевозможным сборищам серфингистов, он решил податься в морской флот. Он вряд ли смог бы членораздельно объяснить, чем был обусловлен его выбор в разгар эпохи хиппи. Желание оказаться в элитных войсках? Стать частью «корпорации»? Доказать отцу, что он мужчина? Во всяком случае, если он и хотел попутешествовать, ему удалось это сполна. Десять лет он утюжил моря от Майами до Фолклендских островов. Пока не решил, что оставаться на новый срок он не станет.
   После многодневной пьянки, одним прекрасным утром он оказался в Филипсбурге, со своим морским ранцем за плечами и галунами старшего сержанта, болтающимися на рубашке, заляпанной засохшими рвотными массами. Он нашел работу в порту, на судостроительной верфи. Да так там и остался надолго. В Филипсбурге он и познакомился с Лестером – когда подновлял его старую посудину под названием «Камикадзе», двенадцатиметровый двухмачтовый парусник, избороздивший весь Мексиканский залив. Лестер, бывший полицейский, только что открыл агентство «Мак-Грегор», вдобавок он баловался контрабандой, и ему нужен был моряк, умеющий держать язык за зубами. Даг ему подошел. Понемногу Лестер оставил свой подпольный промысел и ночные прогулки, но Дата при себе придержал.
   Даг тем временем все еще с большим удовольствием пережевывал старые воспоминания, прокладывая себе дорогу в привычной сутолоке Фронт-стрит. Туристы беззаботно фланировали, разглядывая витрины магазинов taxefree. Он пересек Руж-э-Нуар, где толпы людей сгрудились возле игральных автоматов, и добрался наконец до своего дома, старого дома, постройки еще семидесятых годов. На первом этаже располагались итальянский ресторанчик и итальянская же бакалея, а на втором – секс-шоп.
   Одышливый лифт доставил его на четвертый этаж и крякнул, остановившись. Даг прошел по коридору до обитой коричневым дерматином двери, на которой стояли только его инициалы. Он открыл ее и вздохнул: давно пора сделать там генеральную уборку. Постель разобрана, повсюду валяется одежда, на столе громоздятся груды бумаг, доска для серфинга занимает половину ванной комнаты. Даже афиши боксерских матчей, закрывающие стены, кажутся пыльными и пожелтевшими. Он машинально стряхнул пыль с афиши, гласившей: «Мухаммед Али, чемпион, против Джо Фразье, претендента», поспешно снял пару пустых стаканов с телевизора, кофейную чашку с края ванной и полную пепельницу, каким-то чудом удерживавшую равновесие на подушке. Мигнул автоответчик. Даг прослушал сообщения, одновременно заталкивая в сумку несколько чистых рубашек. Звонок от кузена Макса – приглашение на партию в покер; коммивояжер предлагал новую модель стиральной машины; малыш Жед провопил, что наконец-то у него получился штопор; кто-то не стал говорить и просто повесил трубку. Звонка от Элен не было.
   Он бросил взгляд на свое захламленное жилище и подумал, что она, наверное, больше не позвонит. Уж слишком Элен щепетильна в отношении порядка. В отношении покера тоже. Не говоря уже об игральных автоматах, спортивных газетах, татуировках и святящихся презервативах… Щепетильная во всех отношениях эта Элен. Но сексапильна, вынужден был он признать, доставая свой пистолет «Кугар-8000», компактная версия «Беретты-92 FS», которая в армии США проходила под грифом М-9. Приобретен по совету Лестера, заряжен, готов к употреблению. Даг не был фанатиком оружия, но ему приходилось регулярно упражняться в специальном клубе, тем более что тот находился возле Ойстер-Понд, пляжа для серфингистов. Так, разрешение на ношение оружия, паспорт; он застегнул сумку, в последний раз бросил взгляд на комнату, уже погруженную в сумерки, проверил, хорошо ли заверчены газовые конфорки на плите, и вышел.

   Моторы оглушительно жужжали, когда самолет набирал высоту в аэропорту Эсперанс-Гран-Каз и кружил над искрящимся, бирюзово-прозрачным морем. Даг смотрел в иллюминатор и ничего не видел. В голове теснились воспоминания о Сент-Мари. Мальчишкой он почти все каникулы проводил там, у своей тетки. Ему казалось, что он до сих пор чувствует запах ванили и слышит шелест ее сатинового платья. Вкус кокосового леденца, купленного после мессы… Население острова, преимущественно чернокожее, на девяносто процентов – католики. У индийских коммерсантов, так называемых кули, свои культовые места, они так и не интегрировались окончательно. Государство стало независимым в 1966 году, после того как было последовательно испанским, французским, английским, датским, снова французским, членом Французского союза, затем Французского сообщества; остров познал огромную волну иммиграции с Кубы и Гаити. Наблюдалось взаимопроникновение традиций без какого бы то ни было ущерба для населения. Юридическая и уголовная системы изначально следовали французской модели, но затем свернули куда-то влево. Наряду с официальным французским в ходу были также испанский и английский языки. Антильские традиции здесь всегда тщательно поддерживались, большинство населения продолжало говорить по-креольски. Даг улыбнулся, вновь подумав о своей тете, которая находила французский скучным и очень плоским. Он заставил себя встряхнуться и достал из красивой желтой пластиковой папки прихваченное с собой досье. Это уже становилось серьезным. Маленький самолетик раскачивался на сильном ветру, от соседки пахло мелиссой, все шло прекрасно: он находился на работе.


   Глава 2

   Самолетик мягко приземлился на полосу аэропорта в Гран-Бурге. Государство Сент-Мари. Даг терпеливо дождался, пока соседка извлечет из кресла свои девяносто килограммов розовой плоти, и вскоре сам ступил на землю. Можно было подумать, что самолет никуда и не думал перемещаться: та же жара, те же деревья, то же небо, те же приземистые домишки. Только хлопающий на ветру национальный флаг – желтая звезда на ярко-синем фоне – и таможенник, который равнодушно прихлопнул печатью его паспорт, указывали, что он уже в другом государстве.
   Снаружи вереница помятых такси ожидала пассажиров в тени каменных деревьев. Горячо любимый президент Макарио, чей сын был единственным дистрибьютером автомобилей на острове, будучи человеком рассудительным и дальновидным, подписал соглашение с иностранными производителями о возможности воспользоваться выгодными ценами на автомобили, которые вышли с завода с незначительными дефектами. Поскольку автомобильный парк пополнялся по мере того, как сбывалась очередная партия, Даг с трудом залез в машину, явно принадлежавшую к числу первых. Он дал адрес приюта, где воспитывалась очаровательная Шарлотта. Так сказать, припасть к истокам.
   К счастью, дорога Пти-Бур не пользовалась большой популярностью, потому что шофер явно заключил компромисс между своим рулем, которому судьбой было предназначено вертеться только вправо, и законом, который предписывал катить влево: он решительно занял середину дороги. К огромному облегчению Дата, навстречу им попалась только одна упряжка, при этом быки благоразумно двигались строго по обочине. В противоположность некоторым своим соседям, охваченным лихорадкой модернизации, Сент-Мари из принципиальных соображений жила за счет тростникового сахара, а также экспорта бананов и рома. По пути встретились еще машины, груженные тростником, а если бы посетить какие-нибудь перегонные заводы, создалось бы ощущение, что вы вернулись на сто лет назад.
   Пейзаж прокручивался перед глазами, и у Дата, который узнавал щиты по обочинам, ёкало в животе. Морн-Сен-Жан, с полями зеленой фасоли, Анс-Мариго, где он ловил крабов… Даже сам запах острова – сухой и резкий аромат цветов и йода – воскресил в нем множество воспоминаний, казалось бы давно уже забытых. Бурлящее клокотание воды внизу, под скалами. Тетина лавка, где всегда царили полумрак и прохлада и длинными цветными спиральками свисали клейкие полоскимухоловки. Вкус супа, который тетка ему готовила: крабы, зеленый горошек, плоды хлебного дерева и бананы. Кудахтанье в небольшом огороженном курятнике… Посылая его на поиски своего отца, Шарлотта, сама того не зная, увлекла его на путь по следам собственного прошлого.
   – Приехали, патрон!
   Даг попросил у шофера подождать его и двинулся по направлению к приюту. Это было большое белое здание, совсем недавно заново выкрашенное известью. Строгое и с виду солидное. Вполне мирное. Даг покачивал сумкой, стоя перед воротами с ухоженным садом за ними в ожидании, пока кто-нибудь ему откроет. Какая-то коротконогая монахиня наконец приковыляла к нему, бросая недовольные «Каsaye?!. Он протянул ей свою визитную карточку, украшенную девизом «Vitamimpenderevero» (посвятить жизнь истине), пояснив, что желал бы переговорить с матерью настоятельницей. Она внимательно оглядела его с ног до головы, затем удалилась, переваливаясь с боку на бок и покачивая головой, тряся в воздухе его карточкой, как пылающей головешкой.
   Опять ожидание у решетки. Чтобы как-то убить время, он попытался определить, что за растения и кусты его окружают. По правде сказать, занятие было не слишком забавное: он ровным счетом ничего не смыслил в ботанике, к тому же начинал уже подыхать от жажды. Монахиня вернулась, вся запыхавшаяся, и сообщила ему на этот раз, что «paniproblem», мать Мари-Доминик ждет его. Он проследовал за ней по прохладному коридору, выложенному красной плиткой, мечтая об автомате с напитками. Учительница младших классов вела занятия, и звонкие детские голоски что-то повторяли за ней нараспев.
   Мать настоятельница сидела за письменным столом розового дерева с резными выдвижными ящиками. Это была красивая женщина лет шестидесяти. Смуглая кожа, черные холодные глаза, которые, казалось, прямо говорили: «Поторопись-ка, сынок, делать мне нечего, только с тобой возиться!» Даг подождал, пока она предложит ему сесть, и только тогда начал:
   – Мне очень неловко, что я вынужден вас побеспокоить, но у меня поручение от одной вашей бывшей воспитанницы, Шарлотты Дюма…
   – Дюма… Да, понимаю, – оборвала его настоятельница, возвращая служебное удостоверение.
   Даг посмотрел на ее полные приоткрытые губы, позволяющие видеть безукоризненно белые зубы, и у него появилось ощущение, что он рассматривает содержимое холодильника. Он вынужден был сделать усилие, чтобы продолжить:
   – Мадемуазель Дюма поручила мне найти ее отца, я хочу сказать… настоящего отца.
   – И какое это имеет к нам отношение? – спросила она, спокойно скрестив на груди руки.
   Нет, ну в самом деле! Почему люди прикладывают всегда столько усилий, чтобы скрыть ту малость, которую они знают? Он с трудом подавил улыбку.
   – Поскольку она воспитывалась у вас, я подумал, что вы могли бы сообщить мне какую-нибудь информацию
   – По правде сказать, господин…
   – Леруа.
   – Месье Леруа. Прежде чем покинуть нас, Шарлотта попросила у меня свое досье. Я всегда придерживалась того мнения, что ребенок имеет право знать правду. И я рассказала ей все, что знала. Вот, Шарлотта Дюма.
   Она протянула ему картонную карточку.
   – Я знала, что вы придете. Шарлотта меня предупредила. Ученицей она была блестящей, но с очень плохим характером, такая упрямая, строптивая. Очень злопамятная. Это никогда ни к чему хорошему не ведет.
   Даг молча выразил свое согласие: ему кое-что было об этом известно. Он взял карточку и быстро прочел:

   ДЮМА Шарлотта:
   – родилась 3 января 1971 года в г. Вье-Фор, Сент-Мари
   – отец: неизвестен
   – мать: Лоран Мальвуа, урожденная Дюма, родилась 8 февраля в По, департамент Жиронда; скончалась 4 октября 1976 года в г. Вье-Фор, Сент-Мари.

   Вье-Фор. Черные свиньи, привязанные к кокосовым пальмам. Запах дикого антуриума, который обвивал фасад лавочки тети Амели…

   – поступила в приют Святого Семейства: ноябрь 1976
   – покинула: январь 1989.

   И это все. Он уставился на мать настоятельницу Мари-Доминик, которая, казалось, позировала для статуи Терпения и Благовоспитанности, и прочистил горло.
   – Все это мне уже известно. Мадемуазель Дюма мне об этом рассказала. Я надеялся узнать кое-что более существенное.
   – Например?
   – Ну, например, точные обстоятельства смерти ее матери. Или что в то время говорили о предполагаемом отце. В такого рода ситуациях, как правило, ходят всякие сплетни. Я, правда, не знаю, были ли вы уже в этой должности в те времена…
   Она улыбнулась ему лукавой улыбкой мамаши, которая понимает все ухищрения сыночка, но провести себя не даст.
   – Что касается сплетен, то на меня можете не рассчитывать. Я никогда их не слушаю. Про самоубийство ее матери я знаю лишь то, что мне в свое время рассказала сотрудница учреждения социальной помощи, мадемуазель Мартинес, если память мне не изменяет. Не знаю, жива ли она еще.
   – Но вы вспомнили имя социального работника двадцать лет спустя! Почему?
   – Может быть, просто потому, что у меня хорошая память на имена. Или, возможно, у нее было какое-нибудь необычное лицо. Или потому, что я не слишком много слышала таких печальных историй про маленькую девочку, которая однажды дождливым днем находит свою собственную мать повесившейся на балке веранды и долго сидит на корточках возле ее ног, ожидая, что кто-нибудь пройдет мимо и ее заметит. Если вам нужны подробности, свяжитесь с этой самой Мартинес, это все, что я могу вам в этой ситуации посоветовать. Она работала в Центре социальной помощи.
   – Благодарю вас за помощь, – сказал он, поднимаясь и собираясь уходить.
   Она смотрела на него, насмешливо сощурив глаза.
   – Вы не слишком довольны, я вижу. Вы надеялись, что я выну фотографию из потайного ящика, как фокусник на арене? Увы, бедняжка, папа Шарлотты отнюдь не из таких кроликов, каких фокусник достает из шляпы. Боюсь, что вам предстоит проделать еще немало работы. Как у нас говорится: «Siouhatmoin,oukabamoinpagnien роиpotedleau».
   «Корзиной воду не вычерпаешь. Я понял», – вздохнул он.
   – Благодарю вас за напутствие. Не беспокойтесь, я найду дорогу.
   Он взялся уже было за ручку двери, когда она добавила:
   – Он называл себя Джими. Это мне Шарлотта рассказала. Ее мать все время говорила о Джими. Счастливо, господин детектив.
   Он закрыл за собой дверь и покачал головой. Милейшая дама. Теперь ему оставалось только где-то отрыть мадемуазель Мартинес, которая в 1976 году была социальным работником. Направление: Центр социальной помощи и всякие административные хлопоты, то есть семьдесят пять процентов его работы.
   Джими… Джими. В те времена этих Джими было как собак нерезаных, так же, впрочем, как и Бобов. У первых имелись взлохмаченные нечесаные шевелюры метр в диаметре и привязанные к шее гитары, у вторых антильские косички, тоже метр длиной, и привязанные к шее гитары. Все называли себя Джими или Бобом. Это было все же лучше, чем Туссен, Родриг или Дагобер, когда все девицы валялись на полу, слушая двойной альбом Вудстока [8 - Вудсток – американский городок, где с 1969 года проводится крупный рок-фестиваль.]. Итак, будем искать Джими…
   Прежде чем добраться до места назначения, Дату пришлось полчаса потеть в такси. Табличка на трех языках сообщала публике часы работы. Ему оставалось переждать два пива, один сандвич и три сигареты, спрятавшись под тентом, который из-за количества дырок больше походил на дуршлаг. Хозяин лавчонки слушал местную музыку, подпевая вполголоса. Местное пиво, дьяблес, имело острый привкус, и Даг пил его мелкими глотками, вновь погрузившись в воспоминания о бурной эпохе всех этих Джими и Бобов, когда наркотический кайф длился несколько дней подряд, и ради того, чтобы заполучить косячок, юные девицы заставляли вас поверить, будто вы – пуп земли и особа, вокруг которой вертится мир.
   На бескрайних пляжах Сент-Мари он тоже познакомился с одной «метро», как называли французы жителей метрополии. Но у нее не было ни богатства, ни мужа. Зато она годилась для чего угодно, и звали ее Франсуаза. Он не стал ей признаваться, что только что завербовался в морской флот, это было бы плохо воспринято в то время, он предпочел путешествовать налегке. Франсуаза… Он почувствовал легкий озноб, предвещающий приступ тоски по прошлому, и посмотрел на часы. Ура, в последнюю минуту он оказался спасен: пора. Направление: учреждение с кондиционерами.
   Кондиционеров оказалось даже слишком много. Им следовало бы раздавать куртки при входе. Ему казалось, что он медленно покрывается ледяной коркой, в то время как девица в приемной, белая, с красными пятнами на лице, притворялась, будто слушает его, пялясь кроткими, безразличными глазами. Он наклонился вперед.
   – Послушайте, вы не могли бы позвать управляющего? Это позволило бы нам выиграть время, а то я скоро превращусь в айсберг.
   – Господин Бэкер занят.
   – А вы не можете позвонить ему по этой штуке, а?
   Она смущенно заерзала на стуле.
   – Его нельзя беспокоить.
   Понятно, кофе пьет. Или сидит в сортире, или скачет на своей секретарше.
   – Когда можно будет его увидеть?
   – Нужно договориться о встрече.
   – Именно. А что, по-вашему, означает: «Когда можно будет его увидеть?»
   – Нужно договориться о встрече.
   Черт побери! Ему попался исключительный экземпляр клинической идиотки. Он ломал голову, как ему выпутаться из этой ситуации, когда какой-то толстый тип, втиснутый в рубашку, такую же белую, как его отвислые щеки, нервной припрыжкой вошел в холл.
   – Господин Бэкер! – заголосила девица с выражением потерпевшей кораблекрушение, наконец-то заметившей какое-то судно.
   – Что? Я спешу! – изрыгнул толстяк, вытирая платком потный лоб.
   – Тут один месье, он хочет договориться с вами о встрече.
   Бэкер прошелся по Дагу взглядом, который очень хотел сделать резким и колким, но, похоже, он как следует наклюкался пунша.
   – Чего ему от меня надо? – пробормотал он.
   – Детективное агентство «Мак-Грегор», – ответил Даг, поспешно вытаскивая и показывая свою карточку. – Я бы хотел получить информацию об одной из ваших служащих.
   – Сейчас?
   – Почему бы и нет? Я займу у вас всего несколько минут.
   Явно успокоенный последним заявлением, Бэкер сделал Дагу знак следовать за ним и ловко лавировал впереди до самого своего кабинета.
   – … дите, Мак-Грегор.
   Даг не стал его разочаровывать и погружаться в долгие бесполезные объяснения. Бэкер рухнул в кресло, которое явно привыкло к такому обхождению, и посмотрел Дагу прямо в глаза, затем перегнулся через стол и прошептал:
   – Вам не кажется, что кондиционер слабоват?
   – Как промышленная криогенная установка – пожалуй, а если просто хочется замерзнуть, так в самый раз.
   Бэкер какое-то время переваривал это здравое суждение, затем на всякий случай решил с ним согласиться:
   – Да, да… Так что? Что вы расследуете?
   – Я разыскиваю мадемуазель Мартинес, которая работала здесь в тысяча девятьсот семьдесят шестом году.
   – А, понятно. Посмотрим картотеку.
   Он нажал на какую-то клавишу своего навороченного телефонного аппарата – такая модель, похоже, выдавалась только особо ценным кадрам – и отдал пару приказов, следует признать, почти связных.
   – Работка…
   – Да уж.
   Бэкер выпятил грудь колесом.
   – Вы даже себе не представляете! На нас висит более двух тысяч дел, и это только по району Гран-Бург, а? Потому что Вье-Фор – это совсем другое дело.
   – Да что вы говорите?
   – Да, да, совсем другое. Здесь у нас Гран-Бург. А там Вье-Фор, да, да.
   Кошмар. Даг не знал уже, как заставить свои губы улыбнуться этому проспиртованному гиппопотаму, когда вошла секретарша. Крупная темнокожая мулатка с короткими волосами произвела на него впечатление вполне адекватной особы, и это обнадеживало.
   – Здравствуйте. Вот карточка мисс Мартинес.
   – Спасибо, Бетти, спасибо, да, да… Но скажите-ка, у вас имеется официальный ордер?
   Ну вот, здрасьте!
   – Нет, мне просто нужна информация, ничего официального.
   – Так-то оно так, но я не знаю, могу ли я вам сообщить данные об одной из наших служащих, если у вас нет ордера. Это частные сведения, понимаете, месье.
   Даг опустил голову.
   – Я должен связаться с мадемуазель Мартинес по поводу семейного дела. Ее племянник, живущий сейчас в Соединенных Штатах, хотел бы ее отыскать, но потерял адрес.
   Это пришло само собой: он питал слабость к импровизированной лжи.
   – Ну, да-да… Что вы об этом думаете, Бетти? – поинтересовался толстяк, потряхивая щеками.
   Бетти явно думала о том, что дело затягивается, а у нее болят ноги, сам попробовал бы взгромоздиться на пятнадцатисантиметровые каблуки.
   – Я не думаю, что мадемуазель Мартинес упрекнет нас, если мы поможем ей встретиться с племянником.
   – Да-да… Послушайте, господин Мак-Грегор, решите этот вопрос с Бетти. У меня назначена встреча, мне пора идти.
   Встреча с загубленной предстательной железой, поставил диагноз Даг, следя, как Бэкер, равномерно покачиваясь, идет в направлении двери. Он повернулся к Бетти и улыбнулся ей.
   – Так можно познакомиться с карточкой?
   – Вы из полиции?
   – Детективное агентство «Мак-Грегор», – вздохнул он, в который раз вытаскивая свои документы.
   – Фальшивка. Так что вы хотите от этой несчастной Мартинес?
   – Я вам уже сказал.
   Она скептически усмехнулась и уставилась своими красивыми карими зрачками прямо в черные глаза Дата.
   – Ну ладно. Элоиза Мартинес, не замужем, родилась в тысяча девятьсот пятнадцатом году на Доминике. На пенсии с тысяча девятьсот восемьдесят пятого года. Живет в Сент, на Тер-де-О. Авеню Кей-Плат, дом сто пятнадцать. Надеюсь, вы не насильник пожилых дам.
   – А что, похож?
   Она улыбнулась:
   – По правде сказать, непонятно, на что вы похожи.
   Он размышлял над ее словами, спускаясь по ступеням лестницы, ведущей в уличное пекло. Оказавшись снаружи, он сел на скамейку, чтобы дождаться такси, и стал думать. Он всегда полагал, что кажется красивым мужиком: возраст немного за сорок, ни одного седого волоса, почти правильные черты лица, в нем что-то есть от эфиопского императора, и вот на тебе: это невинное создание поселило в нем сомнения. Правильно ли он представлял себя самого? Задав себе этот мучительный вопрос, он решил отправиться пешком до центральной площади и попытаться поймать такси там. Ну так вперед! Сумка колотила по спине, как в незабвенные времена всяких Джими. Ощущение, что за ним кто-то идет, заставило его несколько раз оглянуться, но ничего особенного он не приметил. Профессиональная паранойя, решил он, ускоряя шаг.

   Дубль второй: болтающаяся кабина, красные потные туристы, маленький аэропортик, поджаренный на солнце, как булочка на противне. Это и есть Сент. Крошечный архипелаг в двухстах сорока километрах от Сен-Мартен. Тер-де-О, шесть километров в длину и три в ширину, единственная проезжая дорога, машин практически нет.
   Как и все, первым делом он, вытирая лоб, направился в прокат мотороллеров. Четверть часа спустя он уже тормозил возле довольно крепкого домишки. В окружении цветущих гибискусов, он весь был розово-голубым: голубые стены, розовые ставни, на краю дороги припаркована старая «четырехсотка», подкрашенная суриком. Да, похоже, Элоиза Мартинес не являлась фанаткой «Мира автомобилиста». Даг пристроил мотороллер под пальмой и потянулся к звонку обитой дерматином двери.
   Ответа Даг не дождался. Он обошел домик, но занавески были опущены. Он позвонил снова. Элоизе Мартинес исполнилось уже семьдесят. Сейчас было около семи вечера, темнело, должно быть, Элоиза где-то неподалеку, тем более что свою машину она оставила возле дома. Даг внимательно осмотрелся вокруг направо, метрах в двухстах, какая-то полуразвалившаяся хижина, вся увитая бугенвиллеей, семейство собралось на лужайке перед домом и резалось в карты; направо деревянный дом с наглухо закрытыми ставнями, растения оплели его сверху донизу. Оставалось только ждать. Он оперся на дверь и чуть было не растянулся на пороге, когда дверь вдруг поддалась под его весом и широко распахнулась.
   Но открыла ему отнюдь не Элоиза Мартинес. Ему вообще никто не открывал. Он вслепую протянул руку, пытаясь нащупать выключатель. Брызнул свет, осветив большую комнату, заставленную мебелью из ивняка, диван в цветочек, забитые безделушками этажерки, низкий столик с плоским телевизором, вазу, в которой еле помещался огромный букет ярко-желтых гибискусов. На стенах фотографии в рамках, постер рекламы зубной пасты с красивым загорелым мужиком на водных лыжах. Не было только самой Элоизы Мартинес.
   Но потом он увидел и ее. Она лежала на полу, за диваном, и ее ноги, обутые в белые сандалии, конвульсивно дергались. Он бросился к ней. Маленькая хрупкая женщина с седыми волосами. Она посмотрела на него уже стекленеющими глазами и прошептала:
   – … таблетки…
   Он проследил направление ее взгляда и, схватив флакон пилюль с этажерки, рывком открыл его. Пожилая дама дрожала, ее пальцы были влажными. Ему удалось наконец подцепить две пилюли и втолкнуть их ей в рот. Она прикрыла веки, словно желая поблагодарить, затем, резко дернувшись, привстала, застыла и с глухим стуком упала на пол, ее бесцветные глаза оставались открыты. Слишком поздно. Он тупо смотрел на ее приоткрытый рот и желтоватую искусственную челюсть, неподвижные зрачки, тонкие седые волосы, которые колыхались от сквозняка. Он осторожно приподнял ее руку, старясь нащупать пульс. Ничего. Никаких сомнений не оставалось: она мертва.
   Вот уж повезло так повезло. Ни капли крови, никакой раны, типичный сердечный приступ. Наверное, она слышала, как звонят в дверь, надеялась на помощь, а он, как последний идиот, прогуливался вокруг домика, теряя время. Черт. Явись он на несколько минут раньше, она осталась бы жива. Наверное, это глупо, но он чувствовал свою вину.
   Он поднялся, злясь на самого себя и заодно на жизнь. Ему позарез нужно было как-то подкрепить силы. Видеть, как она умирает прямо у него на руках, хотя он и не знал ее, оказалось очень тяжело. Он заметил ряд бутылок на низком столике и наклонился, чтобы рассмотреть этикетки. Ром, конечно, и снова ром, ром уже стоял у него поперек горла! А, вот и бутылка хереса. Он откупорил ее и уже приготовился хватить изрядный глоток, когда вдруг звук клаксона раздался так близко, что он подпрыгнул от неожиданности. Струя хереса из бутылки оставила широкий след на его рубашке. Просигналившая так некстати машина, рыча, проследовала своей дорогой, ее молодые пассажиры горланили во все горло. Даг отыскал крошечную кухню, что по коридору направо, и открыл кран с горячей водой, чтобы привести себя в порядок.
   Закрывая кран, он их и увидел. Два стакана. Не вымыты. Он втянул носом запах. В обоих был ром.
   Хороший. Край одного из стаканов запачкан бледнорозовой губной помадой. Даг вернулся к трупу. На губах Элоизы Мартинес оставались розовые следы. Она пила из одного стакана, а из второго пил кто-то еще. Подруга? Друг? Любовник? Он пожал плечами: ну и что это могло ему дать? Она имела право принимать кого угодно. Он реагировал как типичный коп, дурацкая привычка. Кстати, о полицейских, самое время им позвонить. Но сначала следовало провести небольшой обыск по всем правилам. Никогда не знаешь, что пригодится.
   Для начала он бросил взгляд на фотографии в рамочках и сразу же ее узнал: светлые глаза и личико с острым подбородком, в тридцать, сорок, пятьдесят лет, часто в окружении ватаги ребятишек. Он задержался на самых старых из них, внимательно рассматривая детей на снимках, и не был разочарован: Шарлотта действительно оказалась на одном из них, она испуганно вцепилась в юбку мадемуазель Мартинес, длинные волосы заплетены в косички, зеленые глаза, кошачий взгляд. Ну и что дальше? Оторвавшись от фотографий, он направился к бюро с круглой крышкой, стоявшему в глубине комнаты. Он осторожно обошел тело и приблизился к столу. На поверхности ничего, кроме стакана с карандашами и ручками и журнала кроссвордов, уровень пятый. В ящиках педантично разложенные картонные папки с крупными буквами на обложках: «Электричество», «Вода», «Налоги», «Пенсия», «Личное».
   Он жадно схватил папку с этикеткой «Личное».
   Там оказались письма. Вскрытые, расправленные и разложенные в хронологическом порядке. Письма от родственников, живущих в самой Франции, письма от подруг и тому подобное. Чтобы разобрать их все, понадобился бы не один час; он ограничился лишь тем, что быстро пролистал, бросая взгляд на подпись, когда вдруг одно из них привлекло его внимание: подписано оно не было. Обычный листок в клеточку, на котором неловкой рукой начертано несколько слов: «Она не покончила с собой. Ее убил дьявол. Не говорите об этом никому, или он убьет и малышку». Дата тоже не указана. Дрожащий почерк читался с трудом, почерк алкоголика.
   Элоиза Мартинес вложила его между двумя другими письмами: от сентября и декабря 1976 года. Значит, она, должно быть, получила его уже после смерти Лоран Дюма. Да, никаких сомнений, это письмо имело отношение к Лоран. Рокот мотора прервал его размышления. Имело ли смысл ему дальше оставаться здесь? В конце концов, насколько мог он судить, Элоиза Мартинес скончалась от сердечного приступа, и помочь ей он никак не мог. Он сложил письмо, засунул его в карман брюк, поприветствовал труп кивком головы, перешагнул через подоконник, бесшумно скользнул в темноту и добрался до дороги. Сотни крабов тулулу выползли на свой традиционный вечерний променад, и он слышал, как под его подошвами хрустели их скорлупки. Отвратительно. И разумеется, фара мотороллера не работала.
   По засаженной акациями улице он медленно доехал до самого центра города, уселся за стол в маленьком ресторанчике, украшенном бамбуком, заказал пиво и Коломбо, мясное рагу с рисом, по-прежнему ломая голову над тем, что ему удалось узнать.
   Итак, кто-то решил, что Лоран не покончила с собой, а была убита. Бред соседа-алкоголика? Кто бы мог это ему теперь рассказать? Элоиза Мартинес скончалась так некстати. После того как это произошло, ему только и оставалось, что вернуться в Филипсбург, сообщить Лестеру, что он потерпел фиаско, и возвратить деньги Шарлотте. Может быть, вначале позвонить, чтобы узнать, что ему теперь, по ее мнению, делать? Он порылся в своем отощавшем кошельке и извлек смятый клочок бумаги, на котором он тогда записал телефон мисс Дюма. Было 9 часов. Вполне вероятно, она находилась дома, а он – вот уж повезло – догадался захватить с собой мобильник. Но – вот уж не повезло, – набирая номер, он заметил, что нервно пульсирует сигнал «батарейка садится». А он внезапно вспомнил, что забыл зарядное устройство у себя в кабинете.
   – Алло?
   Какой-то тип. Голос мрачный.
   – Я хотел бы поговорить с Шарлоттой Дюма.
   – А кто это?
   Акцент явно южноамериканский.
   – Леруа, Даг Леруа, это срочно. На моем телефоне садятся батарейки, и…
   На том конце провода какое-то шушуканье. Сигнал садящейся батарейки начинает мигать сильнее.
   – Алло, Леруа?
   Шарлотта. Он предпочел обойтись без приветствий:
   – Я звоню из Сент. Сейчас все объясню. Послушайте, похоже, след оборван. Я могу продолжать, но надежды немного. Я хотел бы знать ваше мнение.
   Приглушенный мужской голос на том конце:
   – Что еще за Леруа? Что он там нарыл?
   – Заткнись. Вы все еще здесь, суперсыщик?
   – Сейчас отключится…
   – Мне нужно его найти, это очень важно для меня, понимаете?
   – Так да или нет?
   – Продолжайте. Еще четыре дня. Ни одним больше. У меня нет денег…
   Отключилось.
   Даг бросил бесполезный отныне аппарат в сумку. Четыре дня. И зачем они ему? Он доел свое Коломбо, переперченное и уже остывшее. Разумеется, милая Шарлотта поддерживала с Васко Пакирри куда более тесные отношения, чем желала в этом признаться. Ну и дальше-то что? Это ничего не добавляло к тому факту, что Элоиза Мартинес мертва, а сам он валится с ног от усталости. Остается только поискать гостиницу и на своей шкуре убедиться, действительно ли утро вечера мудренее.

   Шарлотта повесила трубку, по ее лицу невозможно было догадаться, о чем она думает. Мужчина, стоящий за ее спиной, пожал плечами:
   – И зачем это все, только время теряешь, киска.
   – Это мои деньги, что хочу, то и делаю.
   Васко Пакирри красноречиво воздел глаза к потолку. Эта метисочка совсем сбрендила! Растранжирить свои монеты, чтобы найти козла, который когда-то трахнул ее мамашу! Можно подумать, он сам знал, кто его отец… Он переместил девяносто пять килограммов своих золотистых мышц к трельяжу, который украшал угол большой каюты, отделанной красным деревом, и уселся на маленький атласный пуфик. Неподвижно стоя возле большой кровати, застланной покрывалом из такого же атласа, Шарлотта нервно кусала ногти.
   Дождевые струи лениво колотили по белому корпусу яхты.
   – Ты все грызешь себя, а что от этого изменится?
   – Тебе не понять. Ты просто жирный кретин, ублюдок, которому на все плевать. Мать твоя была шлюхой, так что, конечно…
   Васко адресовал сам себе в зеркало ослепительную улыбку, потом ответил по-испански:
   – Не пытайся вывести меня из себя: нет у меня сегодня настроения.
   Он схватил щетку, стал расчесывать густые черные волосы, которые падали у него до пояса, попутно любуясь игрой своих выпуклых мускулов, бронзовым оттенком маслянистой кожи и красивым лицом, достойным вождя ацтеков.
   – Сукин сын! Ты даже не знаешь, что это значит: выйти из себя. Ты вообще не мужчина, ты просто вонючий импотент!
   Шарлотта приблизилась к нему и рассматривала презрительным взглядом.
   Он поднялся, со щеткой в руке.
   – Ты меня достала, Шарлотта, сейчас ты у меня получишь!
   – Давай, ну давай, ублюдок, слабо? Хоть что-нибудь сделай, мешок с костями!
   Она с силой толкнула его обеими руками в грудь. Он не сдвинулся с места ни на сантиметр и, продолжая все так же улыбаться, резко хлестнул ее щеткой по лицу. Она, не удержавшись на ногах, навзничь упала на кровать, ее шелковый белый халатик задрался, открыв голые ноги. Он, по-прежнему улыбаясь, склонился над ней.
   – Vetealinfiemo! [9 - Иди к черту! (исп.)] Мерзкое ничтожество! У меня завтра фотосессия. Думать надо! Из-за тебя у меня теперь будет черт знает что, а не физиономия! – проорала она, поднеся руку к огромной гематоме, которая начинала уже наливаться синевой между глазом и виском.
   Медленно помахивая щеткой, Васко приблизился к ней и другой, свободной рукой развернул лицом вниз. Он задрал халатик, обнажив округлые ягодицы Шарлотты, и, склонившись над ней, провел жесткой щетиной щетки по нежной коже, затем прошептал на ухо:
   – Ну сколько?
   – Раз пятьдесят… – промурлыкала Шарлотта, уткнувшись лицом в простыни.
   Васко выпрямился, грациозным движением откинул голову, отчего пышная шевелюра, мешавшая ему, плавно взлетела назад, поднял руку и начал хлестать.


   Глава 3

   Даг внезапно проснулся. Ему приснилось, что перед ним стоит Элоиза Мартинес. Ее мертвое лицо ему улыбается, пустые глаза смотрят на него, не видя, а морщинистая рука нежно гладит его курчавые волосы, слегка дергая за корни, не сильно, просто как предупреждение. А ее голос, нежный, преисполненный бесконечной жалости, говорит ему: «Как же ты глуп, бедный Дагобер… » Во сне он отбивался, пытаясь избавиться от ее ласки.
   На потолке вертелся, поскрипывая, слабосильный вентилятор. Было темно, хоть выколи глаз, но Даг прекрасно осознавал, где находится: в гостинице под названием «Хлебное дерево», почти на самом берегу. Он слышал, как волны разбиваются о песчаный берег. Зажигать свет ему не хотелось. Он на ощупь стал искать сигареты и чуть было не опрокинул стакан с водой, который поставил на ночной столик. Какого черта этой мадемуазель Мартинес пришло в голову нанести ему этот ночной визит? То, что ему довелось увидеть, как она умирает прямо у него на руках, потрясло его больше, чем он мог предположить. Хотя смерть была для него делом привычным. Потушив наполовину выкуренную сигарету, он решил, что снова попытается заснуть. Одеяло казалось влажным и тяжелым, он отбросил его подальше, долго ворочался в постели, пока наконец уже под утро ему не удалось заснуть.
   Проснулся Даг около девяти. Голова тяжелая, глаза будто засыпаны песком, а зевал так, что, казалось, вотвот свернет челюсть. На террасе комнаты он проглотил чашку кофе. Он чувствовал себя не лучше, чем старый крокодил, вытащенный из вонючего болота. Вот уж обрадуется Лестер, когда увидит его отчет о расходах: 500 франков за ночь… Он, похоже, постарается поторопить его возвращение. Девушки с веревочками вместо трусиков, визжа, барахтались на пляже под неодобрительными взглядами двух уборщиков. Глядя, как они весело возятся на песке, Даг почувствовал себя стариком. Один из подметальщиков, здоровый мужик в шортах, подошел к ним, и они глупо хихикали, пока он заговаривал им зубы.
   Он вновь увидел, как подходит к Элен на пляже Сен-Китс. Та же победоносная улыбка, та же грудь колесом. Она заведовала гребным клубом гостиничного комплекса. Даг каждый день брал напрокат доску для серфинга, выделывал на ней самые замысловатые фигуры, как мальчишка, желающий, чтобы его заметили. Однажды днем она сказала ему: «Послушайте, почему бы вам не пригласить меня поужинать? Это позволило бы вам хоть немного отдохнуть».
   Когда она торжественно ступила на порог ресторана отеля, словно высокая белокурая статуя, затянутая в серебристый саронг [10 - Саронг – национальная одежда малайцев и индонезийцев.], Даг почувствовал себя обязанным отослать обратно пошлое местное пиво и заказать калифорнийское шампанское. Как давно они уже не виделись? Месяца два? Полное фиаско. Два года споров, запутанных отношений, астрономических телефонных счетов. Нет никаких сомнений, что у нее есть кто-то другой. Красивый белый директор красивого белого отеля. Он вздохнул, нашаривая свою пачку «Кэмела» без фильтра.
   «Как же ты глуп, бедный Дагобер… » Черт, и чего эта старая карга к нему привязалась? Она напомнила ему школьную учительницу мадемуазель Розу Туссен. Роза Туссен была черной, но у нее был такой же голос и такой же полный сострадания взгляд, когда она обращалась к нему, словно говоря: «Бедняжка, ты не виноват». Он встряхнул головой: да что это на него нашло, в сорок пять лет вспомнить о своей бывшей учительнице, и все из-за какой-то почтенной дамы, которую он видел всего-то несколько минут? Он отправился в ванную, чтобы принять ледяной душ: так советовали в американских детективах. Ощущение было, слов нет, омерзительным, его тут же стал колотить озноб, но следовало признать, это средство довольно действенное. Он хоть догадался захватить переходник для своей электробритвы? Ну да. Очко в его пользу. Выбритый Дагобер – это уже совсем другой Дагобер, и он отправился надевать джинсы и серую футболку, попутно любуясь собой в зеркале. Неплохо сложенный, мускулистый, ни грамма жира… Нет, в самом деле, он мог быть доволен собой. Жаль, что Элен не разделяет этого мнения.
   Оказавшись на улице, Даг решил добраться до ГранБурга, покопаться в местных архивах. Там он по крайней мере мог бы ознакомиться с подробностями драмы, которая случилась двадцать лет назад. Он опять потащил с собой сумку до аэропорта Тер-де-О. Это уже становилось однообразным, да и таможенники вот-вот начнут задавать вопросы.
   Двадцать пять минут полета в перегретом салоне. Чтобы убить время, он стал листать брошюрку для туристов, любезно предоставленную в распоряжение пассажиров. «Карибы… Россыпь островов, над которыми витает дух тайны и приключений». Точно в яблочко. Тайна и приключения, и все это свалилось на голову ему одному, несравненному Дагоберу Леруа. «Людская мозаика, перекресток цивилизаций». И это точно. Разве он сам не похож на такое лоскутное одеяло, куда вплелись предки караибы, африканцы, нормандцы, где есть даже капелька китайской крови: ей он обязан своей прапрабабке по материнской линии, которая, едва получив вольную, начала семейную жизнь с одним из иммигрантов, недавно лишь прибывшим из Кантона. Спасибо тебе, туристическая брошюрка, нашпигованная здравым смыслом! Когда вещи так изложены, они кажутся столь простыми, что поневоле спрашиваешь себя, почему иногда так трудно жить.
   Гран-Бург со вчерашнего дня совершенно не изменился. Даг по привычке подозвал такси и спустя несколько минут оказался возле городского архива, где довольно развязная секретарша показала ему интересующий его отдел. Вполне привычный к подобного рода поискам, Даг быстро вставил микрофильм в просмотровое устройство. Сентябрь, октябрь, вот пятое число, это оказалось на пятой странице, местные новости Вье-Фор, а первая страница уделила большое место отставке министра труда. «Самоубийство на Гран-Маре. Молодая женщина найдена повешенной на веранде».
   Он посмотрел фотографию, которой была иллюстрирована статья. Неудачное черно-белое клише, довольно размытое, где полная белая женщина прижимала к груди девочку. Женщина показалась ему смутно знакомой, без сомнения, потому, что была похожа на Шарлотту. Она не улыбалась, взгляд ее был устремлен куда-то вдаль. Он стал вчитываться в текст: «Жертва, Лоран Дюма-Мальвуа, страдала депрессией. Она проживала с дочерью Шарлоттой, 5 лет, на Гран-Маре, дом 45. Именно девочка и обнаружила тело матери рано утром и сидела на корточках у ее ног до прихода соседа, господина Луазо, 65 лет, рыболова на пенсии, проживающего в соседнем доме 43».
   Далее следовало интервью с вышеупомянутым Луазо: «„Это я ее нашел. Она висела там, лицо все синее, язык высунут, а малышка сидела на полу, она совсем не плакала, только смотрела на свою мать, которая все поворачивалась на своей веревке. Я тогда забеспокоился, потому что обычно видел их по утрам, они мимо меня в детский сад ходили. Даже если бы она напилась как свинья, она бы не забыла отвести девчонку в садик. Это дело святое. Она была славная женщина, немножко на выпивку слаба, а так хорошая мать, вы понимаете. Жизнь у нее была непростая, муж ее выгнал из-за дочки… и тогда я подумал, может, заболела или еще что, надо пойти посмотреть, ну и пошел… " Свидетельство господина Луазо было подтверждено другими соседями. Судя по всему, в данном случае опять имела место драма, связанная со злоупотреблением алкоголем, это самый настоящий бич нашего прекрасного острова».
   В следующем номере сообщалось, что похороны назначены на понедельник, и уточнялось, что ввиду отсутствия близких родственников Шарлотта будет передана социальному работнику мадемуазель Элоизе Мартинес для дальнейшего определения в монастырский приют.
   Два дня спустя фотография с похорон и подпись под ней: «Девочка, потерявшая мать, хотела бы отыскать своего отца». Судя по всему, папаша остался глух к этому трогательному призыву. Если верить газете, Элоиза Мартинес собиралась передать ребенка в воспитательный дом сиротского приюта, где девочка должна была находиться вплоть до совершеннолетия. Даг склонился, чтобы повнимательнее рассмотреть фотографию с похорон. На ней можно было различить Элоизу Мартинес в унылом платье, которая держала за руку маленькую Шарлотту, какого-то мужчину с волосами с проседью, затянутого в темный костюм, – Луазо, конечно; толстых теток в нарядных платьях и совершающего богослужение священника, небольшого роста мужчину лет сорока: отец Оноре Леже. Ни одного белого, кроме Мартинес. Лоран Дюма и вправду была отвергнута своей общиной. И все из-за маленькой Шарлотты, которая и в этом возрасте казалась уже очень хорошенькой. Жизнь, загубленная к чертям собачьим из-за супружеской неверности и цвета кожи, выругался про себя Даг. Если бы Лоран спала с каким-нибудь белым, она своего старика могла обманывать направо и налево. Он бы проглотил историю о том, что девчонка от него, и Шарлотта посещала бы лучшие школы, а сейчас была бы владелицей немаленького состояния. А вместо этого – убогая хижина из гофрированного железа, похороны, сиротский приют.
   Он быстро прокрутил последующие номера газеты. Ничего. Достал записную книжку и отметил в ней: "Джон Луазо», на тот случай, если старый рыбак все еще жив. Потом добавил: «отец Оноре Леже». Священнику должно быть около шестидесяти. Даг попытался припомнить мессы, на которых ему доводилось присутствовать с тетушкой. Нет, тот кюре выглядел гораздо упитанней.
   Чтобы успокоить совесть, он проверил данные за 1987 год, когда человек по имени Мальвуа отбросил копыта. Так и есть, в рубрике «Гражданское состояние»: Кристофер Мальвуа, кавалер ордена «За заслуги», бывший заместитель министра почтовой службы, бывший администратор сахароваренного завода, «хорошо известный в регионе, где он являлся председателем различных благотворительных организаций (возможно, и того приюта, где прозябала Шарлотта?)… единодушно скорбим». Еще бы! Достаточно только на фотографию посмотреть: бесцветные глаза, редкие седые волосенки на верхушке черепа, лицо суровое, худое, лишенное растительности, плотно сжатые челюсти, ни дать ни взять пастор-вегетарианец. Уверен, он ни секунды не сомневался, прежде чем вышвырнуть Лоран. «Скончался в возрасте 74 лет». Стало быть, он был как минимум лет на двадцать старше своей бывшей жены. Причина смерти: сердечный приступ. Возможно, от чрезмерного хохота.
   Даг погасил проекционное устройство, поблагодарил развязную секретаршу и чуть ли не на ходу вскочил в автобус-недомерок, который как раз трогался, намереваясь отправиться во Вье-Фор. Маленькое маршрутное такси проделало свой путь в рекордные сроки, при этом водитель не отрывал рук от клаксона. Даг выбрался оттуда с большим облегчением и, предварительно подкинув монетку, решая, отправиться ли ему сначала к Луазо или к кюре, сел в такси и назвал шоферу адрес: авеню Гран-Маре, дом 43. У него было ощущение, будто он принимает участие в какой-то дурацкой игре в следопытов. Кое у кого может сложиться впечатление, что частные детективы живут себе припеваючи между двумя убийствами и тремя бутылками скотча. А на самом деле они проводят дни напролет в скучной изматывающей беготне туда-сюда, истекают потом, и все это для того, чтобы склеить мельчайшие кусочки чужих, не слишком интересных жизней.
   Такси проезжало через весь Вье-Фор, и у Дата внезапно возникло ощущение, что время остановилось. Ничто не изменилось с тех давних пор. Яркие краски домов, изумрудно-синий цвет моря, мужчины в белых балахонах, которые курили, опершись на плохо пригнанные доски закрытых магазинов. Такси выехало на главную улицу. Даг внезапно изогнулся на своем сиденье. Вот дом 18, лавочка, выкрашенная в ярко-зеленый цвет. Именно здесь находился тетин сувенирный магазин. Прежде чем такси свернуло, он успел разглядеть витрину, заставленную одноразовыми фотоаппаратами, туристическими брошюрами и огромными раковинами. Выходит, последователи тети Амели не изменили коммерции. Казалось, весь город оказался во власти колдовства, и Дату даже показалось, что он узнал одну из пожилых женщин, которая продавала на рынке арбузы. Но нет, это невозможно: ей тогда должно быть уже больше ста лет.
   Остановиться, расплатиться, выйти. Луазо жил в типичном рыбачьем домишке, в саду чинились рыболовные верши, на крыше, сляпанной из рифленого листа, деревянных брусков и цемента, были развешаны сети, сам домик выглядел каким-то кособоким. Даг обогнул внушительного вида банановое дерево и постучал в дверь.
   – Никого нет, – раздался голос за его спиной.
   Он обернулся. Дряхлый старичок сидел на перевернутой дырявой лодке, в тени развесистого мангового дерева, в углу рта прилепилась сигарета, глаза смотрели куда-то мимо.
   – Я ищу господина Луазо.
   – Это я, – ответил тот, не поворачивая головы.
   – Но вы же только что сказали, что никого нет.
   – В доме никого нет, потому что я-то ведь снаружи.
   Шутник. Даг любезно улыбнулся в ответ.
   – Ну конечно. Здравствуйте. Позвольте представиться: Даг Леруа. Я друг Шарлотты Дюма.
   – Не знаю такую. Она что, живет здесь?
   – Шарлотта Дюма, дочь Лоран Дюма, белой женщины, которая жила здесь в тысяча девятьсот семьдесят шестом году. Вы ее помните?
   Прежде чем ответить, старик сплюнул на землю:
   – Белая? Белая женщина, которая жила здесь в тысяча девятьсот семьдесят шестом году?
   – Да.
   – Нет, не помню.
   Даг испытал яростное желание сцепить пальцы на старой морщинистой шее и придушить старикашку. Джон Луазо откровенно над ним издевался. Справившись с собой, Даг медленно проговорил:
   – Это вы ее нашли, когда она повесилась на веранде.
   – А, эта! Ну да. Не очень-то красиво, нет. Вся синяя, язык наружу, а малышка рядом сидит, о нет, смотреть на такое… Господь дал, Господь взял.
   Даг поспешил прервать его:
   – Я друг ее дочери, Шарлотты. Она хотела бы знать, что вы можете вспомнить о ее матери. Может, у нее были друзья, которые ее навещали, может, вы слышали что-нибудь о ее отце…
   – Отце той белой женщины?
   – Нет, отце девочки, – терпеливо ответил Даг. – О мужчине, который спал с Лоран.
   – Лоран, звучит как Лотарингия… [11 - По-французски название этой исторической провинции звучит так же, как имя героини.] И Эльзас. Я там воевал. Холодно было. Господь не любит, когда тепло.
   Так-так-так… А старик-то маразматик. Очередной напрасный визит. Даг решил потратить на него еще минут пять и оставить в покое.
   – Вы знаете, почему она повесилась?
   – Белая женщина?
   – Да.
   – Она не повесилась. Это ее дьявол повесил.
   Дьявол! Именно это и было написано в записке Мартинес. Алкогольно-мистический бред.
   – Муж вышвырнул ее, потому что у нее был дурной глаз, – продолжил Луазо, осенив себя крестом. – Поэтому она и умерла. Она ходила к плохим людям. К ним нельзя ходить. Духи забрали ее душу. Господь сказал…
   – К каким людям она, например, ходила? – прервал его Даг.
   – Их много было, этих людей. Это они покупали ей ром. То, что у нее была белая кожа, им было совсем не противно, нет, они заводили ее внутрь, и все, а я знал, что это очень плохо, что у нее потом будут проблемы. Избави меня от греха и искушения…
   Чем дальше, тем лучше: Лоран прикладывалась к бутылке. Шарлотта будет просто счастлива об этом узнать. Даг продолжал:
   – А того самого мужчину, который сделал ей дочку, первого, вы знаете? Вы что-нибудь о нем слышали?
   – Мужчина? Первый? Первый грешник? Который ее увел от мужа? Нет, об этом я ничего не знаю. Он здесь не жил. Он никогда к ней не приходил. Он был плохой. Разбросал свое семя по ветру и исчез. А потом пришел козлище, и копыта у него были раздвоены…
   Этот словесный понос все-таки следовало остановить.
   – Большое спасибо, господин Луазо. Вы мне очень помогли. Вы хорошо ладили с той женщиной, которая повесилась?
   – Я? Ну да. Хорошая девушка. И малышка тоже очень милая, мордочка всегда в варенье… Я говорил ей меньше пить, ну, ее мамаше. Оставался с девочкой и показывал ей, как рыбу чистить… Какая жалость! Бог дал, Бог взял…
   «Хоть бы Бог пришел взять тебя прямо сейчас!» – злобно подумал Даг.
   – Еще раз большое спасибо, и до свидания.
   – Вы уже уходите?
   – Мне нужно на самолет.
   – Нет, корабль.
   – Что?
   – Корабль лучше. Самолет – это плохо: он делает в небе дырки. На корабле лучше. Он ласкает море.
   – Вы совершенно правы. До свидания.
   Даг большими шагами направлялся к дороге, когда старческий голос за спиной буквально пригвоздил его к месту:
   – Его звали Джими, того мужчину, который не из здешних. У него была отметина. Как она говорила, отметина дьявола. Но я не помню какая. Кажется, у него были раздвоенные копыта.
   Ложная тревога. Даг пожал плечами: пусть себе бормочет, старый болван.

   Дом номер 45 находился метрах в пятидесяти вниз по улице. Две полустертые синие цифры на входной двери. Крошечный домишко, похоже, остался таким же, каким был двадцать лет назад. Сложенный из древесины каштана, почти развалившийся, с дырявой верандой, с которой свисали оторванные рейки, крышу поддерживали некогда зеленые стойки. Ставни были вырваны с мясом. В углу ржавела какая-то коляска. Должно быть, никто с тех пор не изъявил желания поселиться в доме, оскверненном такой страшной смертью. Как убого выглядела эта развалившаяся хижина среди разросшихся сорняков. Даг представил себе, как Лоран Дюма медленно поворачивается на веревке, привязанной к балке, а большие зеленые глаза Шарлотты неотрывно смотрят на разбухшие мамины ступни… Гадость. Он обошел вокруг дома. Позади разрослись настоящие джунгли. Он обследовал рыхлую землю до самой стены, добрался до окна с разбитыми стеклами, через которое ему открылась пустая пыльная комната. Не отдавая себе в этом отчета, он принялся насвистывать печальные такты «BoulevardofBrokenDreams», которую пел Нат Кинг Кул. «Бульвар разбитых мечтаний».
   Он с трудом вырвался из плена печальных размышлений. Нужно было еще навестить отца Леже. Он обернулся и застыл на месте: за ним наблюдали двое мужчин. Один невысокого роста, худой, с седыми волосами, с острой мордочкой в веснушках, а другой высокий и смуглый, с осанкой звезды балета, с большими крестообразными шрамами на щеках, с длинными седыми волосами, собранными в высокий хвост. Маленький белый обильно потел в своем бежевом костюме со слишком длинными рукавами и, хитро поглядывая на Дата, жевал пальмовый лист. Высокий и смуглый, грациозно откинувшись назад, опирался на одну ногу; одет он был в синие синтетические штаны и открытую майку, позволяющую любоваться его узловатыми мышцами. Маленький был похож на карикатуру на Питера Пена, у высокого была приветливая физиономия барона Субботы [12 - Барон Суббота – персонаж гаитянского фольклора.], и над их головами словно развевалось полотнище: «Осторожно, передряга». Даг мысленно протянул руку к своему хольстеру, прежде чем вспомнил, что его на месте нет. Оружие лежало в сумке, а сумка болталась за спиной. Весьма непредусмотрительно.
   Питер Пен открыл рот, демонстрируя уродливые, гнилые зубы, и выпустил длинную струю желтоватой слюны. Потом подтянул пояс и улыбнулся Дату:
   – Goedemorgen, motherfucker, hoe gaat het? [13 - Привет, придурок, как дела?] – бросил он ему на смеси нидерландского и английского.
   «Привет, придурок». Вполне галантное приветствие. Даг холодно рассматривал их обоих.
   – Ikhebhaast. [14 - Я спешу.]
   – Ты такой красивый, нам захотелось разглядеть тебя поближе, – продолжал Питер Пен по-нидерландски.
   – What's wrong? Do you like to suck? [15 - А в чем дело? Пососать хочется? (англ.)] — заметил Даг, не отрывая взгляда от их рук и размышляя о том, что дискуссии в интернациональной зоне всегда оказываются делом весьма щекотливым.
   Тип стал наливаться бордовым, в его кулаке неизвестно откуда возникло лезвие остро заточенного ножа.
   – Ну ты чудак! Сейчас я вырежу у тебя на физиономии улыбку, которую ты уже никогда не сможешь стереть, – бросил мастер художественной резьбы с видом дебила, который плохо понимает, что происходит, но настроен действовать решительно. Он явно собирался воспользоваться своим инструментом.
   Даг бросил быстрый взгляд на второго, изуродованного шрамами, который нервно хрустел своими длинными пальцами, покрытыми плохо зажившими ссадинами. Судя по его рукам, незадолго до этого он тренировался в боксерском зале, причем вместо груши у него была чья-то физиономия. Даг глубоко вздохнул, усилием воли собирая энергию в районе солнечного сплетения, вновь обретая это состояние нервного возбуждения, какое бывает на ринге перед тем, как арбитр объявляет о начале боя.
   Питер Пен надвигался на него, держа нож лезвием вверх. Даг не отрывал от него взгляда. Этот псих готов был выпустить ему кишки.
   – Тебе привет от Фрэнки Вурта, – внезапно крикнул тот, резко выбрасывая правую руку в направлении живота Дага.
   Натянутый как канат, Даг едва успел увернуться, но теплое лезвие все-таки зацепило его, разрезав рубашку и задев тело; это было похоже на странный ледяной ожог. Он не выпускал из поля зрения второго типа, который собирался его схватить, и, размахнувшись, врезал ему сумкой прямо по лицу.
   Смуглый верзила покачнулся, и, вновь метнув ему в лицо сумку, в которой бесполезным грузом болтался пистолет, Даг оторвался от земли и выбросил левую ногу носком вперед в направлении унылой физиономии Питера Пена. Свинцовые пластинки в подметках иногда могут пригодиться. Носок рейнджерского ботинка с сухим хрустом разбил нос противника. Перелом носовой перегородки, диагностировал Даг и в качестве довеска мгновенно направил второй удар башмака прямо между ног. От боли Питер Пен по-заячьи взвизгнул и рухнул на землю, держась за свое хозяйство обеими руками. Он лежал с разбитыми губами, расквашенным носом, завывая на высокой ноте.
   Задыхаясь, Даг быстро повернулся, но успел только заметить надвигающийся на него огромный оцарапанный кулак, прежде чем оказался на земле, не в силах вздохнуть, ощущая, будто в его желудке только что взорвался снаряд. Он попытался свернуться калачиком, чтобы хоть как-то защититься от безжалостных ударов, которыми осыпал его изуродованный верзила.
   От хорошо рассчитанного тычка желчь прилила к губам. От следующего пинка каблуком чуть не вылетела коленная чашечка. Его противником оказался hand-killer, то есть тот, кто убивает голыми руками; он будет его бить, пока не забьет насмерть.
   Даг лежал, свернувшись в позе эмбриона, со ртом полным слюны и травы, его голова дернулась от особо жестокого удара. Боль пронзала все тело, заставляя содрогаться, как от разрядов электрического тока, а в голове эхом раздавались наставления его инструктора по выживанию: «Никогда не позволяйте противнику вас мучить. Вы же не тюремная шлюха в фильмах для кретинов. Нападайте сами! Если вы не нападаете, значит, вы дохлый солдат». Полковник Эпплгейт выразился еще короче: «Killorgetkilled» [16 - Убей или будешь убит. (англ.).]
   Главное – взять себя в руки. Даг мгновенно сгруппировался, свернулся в клубок, и каблук ударил в землю буквально в миллиметре от его левого уха. Над каблуком – белый носок. В белом носке – икроножная мышца. Даг вцепился в нее зубами с каким-то звериным остервенением. Раздался вопль с выраженным испанским акцентом. Нога вырвалась. Мужчина наклонился, неосторожно подставив свою голову. Свинцовый каблук Дага попал прямо по щеке, раскроив ее до крови. Непереводимое ругательство. Дагу удалось откатиться на метр. Разъяренный мужчина набросился на него, сдавив железными пальцами. «Сейчас он выдавит мне глаза», – подумал Даг. Его рука, отчаянно обшаривающая влажную землю в поисках хоть какогонибудь оружия, внезапно застыла. Там, в темноте, притаилась трепещущая масса, огромный мохнатый паук, красный с черным. Матуту, из семейства пауков-птицеедов, туловище размером с теннисный мячик, совершенно безобидный, несмотря на свой внушительный вид. Даг чуть было не попал рукой в паутину.
   Над собой он почувствовал прерывистое дыхание врага и схватил рукой паука. К большому удивлению, прикосновение вовсе не вызвало отвращения, оно оказалось даже нежным. Он едва успел разглядеть, как яростно трепыхались коротенькие лапки, и бросил паука в окровавленное лицо, в которое насекомое в ужасе вцепилось, вонзив свои крючки в подбородок мужчине, который взвыл от отвращения и стал отчаянно отбиваться, между тем как мохнатые лапки цеплялись за его губы.
   Нож. Нож Питера Пена. Он валялся на земле, рядом со своим владельцем, который по-прежнему корчился и выл от боли. Верзила к тому времени уже успел избавиться от паука и даже раздавить его каблуком. Он повернулся к Дагу, сжал свои огромные кулаки и с плотоядной ухмылкой поцеловал кровоточащие фаланги. Нож. Верзила должен был обратить на него внимание, прежде чем бросаться на Дага. Тонкое лезвие вонзилось прямо в бедро, и он окончательно отупел от неожиданности. Даг любезно ему улыбнулся и изо всех сил врезал кулаком по физиономии. Нос хрястнул, и мужчина упал на колени, с недоумением глядя на торчащий из ноги нож.
   – Hetspijtmij [17 - Прости (нидерл.).], но иногда это бывает полезно, – извинился Даг, извлекая оружие винтообразным движением.
   Мужчина завизжал от боли, сжимая своими длинными пальцами рану, откуда сильной струей хлестала кровь.
   – Bentиtegen tetanus ingeent? [18 - У вас сделана прививка от столбняка?] — вежливо поинтересовался Даг, вытирая лезвие о майку.
   – Elconodetumadre! [19 - … твою мать!] – бросил тип с явным пуэрто-риканским акцентом.
   Судя по всему, он не любил, когда интересовались его здоровьем.
   – Puedezrepetir? [20 - Может, повторить?] — склонившись, полюбопытствовал Даг.
   – Meteteeldedoenelculo,carbon! [21 - Засунь себе палец в задницу, ублюдок!]
   Явно огорченный таким отсутствием учтивости, Даг покачал головой и, сложив два кулака вместе, изо всех сил опустил их на раненое бедро противника, который взвыл от боли. После чего нанес еще один удар ребром ладони в открытую скулу, да так сильно, что тот повалился на бок.
   Какое-то движение справа предупредило его о том, что Питер Пен приподнялся и пытается подползти к нему, одной рукой схватившись за яйца, другую опустив к своей лодыжке. Даг заметил блестящую рукоятку крошечного револьвера.
   – Watchyourteeth! [22 - Береги зубы! (англ.)] – предупредил он его, с силой выбрасывая ногу вперед, так что она попала прямо по губам бедняги.
   Он с удовлетворением услышал, как затрещали уродливые зубы коротышки, и увидел, как из вывихнутой челюсти закапала кровь. После чего, испытывая тупую боль в боку, наклонился, чтобы завладеть револьвером, который скотчем был примотан к лодыжке Питера Пена. Держа своего врага на мушке, он как следует врезал ему в основание черепа. Мгновенная анестезия.
   Он повернулся ко второму, в шрамах, который тихо скулил, зажимая рукой рану. Даг специально направил лезвие так, чтобы оно вонзилось в мягкие ткани бедра, так что рана была далеко не смертельной, но, поскольку сам раненый об этом не догадывался, следовало развивать преимущество.
   – Итак, вы признаете, что вас послал Мордожопый? – осведомился Даг по-английски.
   – Вурт тебя заказал. Ты покойник, понял? – попытался пригрозить тот, корчась от боли.
   – Где сейчас Вурт?
   Верзила возмущенно затряс головой:
   – Nopuedocreerlo! [23 - Заткнись!] Ты думаешь, я выдаю своих приятелей?
   Даг задумался, в каком это допотопном фильме они могли подслушать такой бездарный диалог. Он приставил нож к его горлу:
   – Estoy harto. You're really starting to get on my tits! [24 - Ну хватит! Ты начинаешь действовать мне на нервы! (исп. – англ.)] Я сейчас тебе уши на кусочки порежу. Как тебе это понравится?
   – Да не свисти ты!
   – Я не свищу, я серьезно. По правде сказать, я сейчас в сомнениях: то ли правда уши отрезать, то ли нарисовать на твоей физиономии второй рот. Или что-нибудь в этом роде.
   Он медленно провел лезвием ножа по горлу верзилы, оставив глубокий пурпурный след, затем прошептал на ухо:
   – Ты знаешь, каково это, подохнуть от потери крови? Сначала это привлечет тучу мух… Потом поползут муравьи…
   – Заткнись, ублюдок!
   – Где Вурт? В третий раз повторять не буду.
   – Дерьмо! Он в Сен-Барте. Он нам тебя заказал.
   – Где конкретно в Сен-Барте?
   – В «Тропикано Палас». Он убьет меня, если узнает…
   – Collate! Я сам тебя убью, если увижу еще. Передай это куску дерьма, который с тобой.
   Человек наклонил голову, кадык несколько раз конвульсивно дернулся. Даг приставил револьвер к виску негодяя, который в ужасе закрыл глаза, трясясь всем телом.
   – Спать хочешь? – вдруг поинтересовался Даг ни с того ни с сего.
   – Que? – тупо икнул тот, сбитый с толку.
   – Ты хочешь спать, – настоятельно повторил Даг, усыпляя его резким ударом. – Buenasnoches [25 - Спокойной ночи (исп.).].
   С коротким вздохом поверженный противник рухнул на землю. Даг осмотрелся. Повсюду следы крови: на лицах, одежде, цветах. Чтобы вытереться, Даг воспользовался курткой Питера Пена. Все его тело ныло. Он потрогал свой пылающий бок, прижал свернутую комком куртку к длинной и глубокой царапине, которая кровоточила под ребрами. Двое лежащих на земле мужчин тяжело дышали. Даг, уперев руки в бока, наклонился вперед, пытаясь успокоить сердечный ритм.
   Если уж говорить честно, он должен был признать, что избить этих двух типов оказалось для него делом отнюдь не неприятным. Это напомнило ему о том, как долгие часы он потел в боксерском клубе, выслушивая ругань инструктора по французскому боксу. Незабываемые минуты на ринге. Он чуть было не получил титул чемпиона всей французской армии. Его противник победил по очкам: он весь светился радостью, в то время как Даг перекатывался с одного конца ринга на другой, почти ослепший от крови, которая хлестала из разбитых надбровных дуг, и пытался вздохнуть, несмотря на два сломанных ребра. Вот еще одна вещь, которую Элен понять не могла: удовольствие драться. Она находила это занятие примитивным. Убогим. «Спорт – это способ преодолеть возможности своего тела, а не угробить его, Даг». Он пожал плечами. К черту Элен и ее высокую нравственность.
   Он выпрямился. Итак, Мордожопый прохлаждался себе в Сен-Барте, на одном из самых живописных островков группы Малых Антильских. Заниматься этим сейчас совершенно не было времени. Сейчас его цель – отец Леже. Он поднял с земли свою сумку, засунул туда нож и маленький револьвер и решительно зашагал по направлению к дороге, изо всех сил стараясь не обращать внимания на боль.
   Дуновения пассата приятно освежали его на ходу, но подошвы ботинок обжигали ступни. Гигантские черные свиньи, привязанные к изгородям перед хижинами, тупо смотрели на него, пережевывая корни. Над вулканом Суфриер плыли облака. На море был штиль. Не слышалось ни звука, лишь время от времени начинал реветь трактор, работающий на поле сахарного тростника. В открытом море лениво болталась рыбачья лодчонка. Даг шагал быстро, но все равно авеню Гран-Маре показалась ему нескончаемой. Наконец со вздохом облегчения он добрался до центра города.


   Глава 4

   Увидев свое отражение в витрине, Даг не решился предстать перед кюре в таком виде. Футболка была заляпана кровью, так же как руки, лицо и ботинки. Он понимал, почему редкие прохожие бросают на него такие встревоженные взгляды. Он перешел улицу, прошел вдоль рыбачьего причала и спустился к берегу, где высились горы водорослей. Можно и помыться, и переодеться. Несмотря на соль, которая словно обожгла рану, теплая морская вода показалась ему успокаивающим бальзамом.
   Он прекрасно помнил эту церковь с сине-белым фасадом. С тех пор ничего не изменилось. Даже инвалид на ступеньках был похож на инвалида из его воспоминаний. Этот тип как раз приканчивал литровую бутылку пива, и Даг вдруг осознал, что подыхает от жажды. Он еще подумал: может, прежде чем продолжить изыскания, побаловать себя холодным пивком? Нет, нельзя поддаваться искушениям, это вопрос самодисциплины да и самосохранения, в конце концов. Чем раньше он закончит свои дела, тем быстрее надерет задницу Вурту. Он толкнул тяжелую деревянную дверь.
   В центральном нефе было прохладно и сумрачно. И совершенно пусто. Стараясь ступать как можно тише, Даг пересек верхнюю галерею и наконец наткнулся на старую даму, стоящую на коленях перед святым Антонием в красных одеждах.
   – Простите…
   Она вскинулась от неожиданности, и все ее сто двадцать килограммов заколыхались.
   – Что вы хотите?
   – Я ищу отца Леже.
   Она взглянула на него, как на последнего идиота.
   – Это вторник, сегодня он в новом хосписе.
   – Это далеко?
   – Прошу прощения, месье, но я вам не служащая туристического агентства. В данный момент, как вы сами видите, я молю святого Антония, чтобы он помог мне найти потерянный браслет, который подарила мне моя несчастная мать.
   Даг счел за лучшее отступить.
   – Простите, но мне необходимо с ним повидаться. Это очень срочно. Как далеко находится хоспис?
   Она вздохнула, кивнула святому Антонию, который устремил в пустоту неподвижный эмалевый взгляд, словно просила у него прощения.
   – Первая улица направо, потом вторая налево, потом прямо до парикмахерской, потом снова налево, и вы пришли. Теперь я могу продолжать?
   – Спасибо, до свидания и счастливо.
   Тщательно следуя полученным от старухи указаниям, он довольно скоро оказался у серых ворот нового хосписа. Через десять минут перед ним уже стоял отец Леже, который только что завершил обход больных и причастил троих лежачих стариков. Отец Леже был маленьким и крепким. С коротко остриженными седоватыми волосами, плоским животом, широкими плечами, одетый в черные брюки и рубашку, на отвороте которой был прикреплен тонкий серебряный крестик, он неудержимо походил на африканского Джина Келли [26 - Джин Келли – американский танцор и киноактер.]. Даг представился. Отец Леже удивленно приподнял брови:
   – Частный сыщик… детектив, если я правильно понимаю. Соперник Майка Хаммера… [27 - Майк Хаммер – частный детектив, герой американского телесериала, популярного в 80-е годы.] Удивительная у вас профессия, господин Леруа.
   – У вас тоже, отец мой, – заметил Даг, указывая на фиолетовую епитрахиль и флакончик со святым елеем.
   – О, я… – вздохнул отец Леже, целуя флакончик, который только что вытащил. – Выйдем поговорим. Я на сегодня закончил.
   Он сложил свои вещи в небольшой чемоданчик, и они вместе вышли. Отец Леже указал ему на маленькую терраску. Усевшись, он заказал бокал пива, и Даг последовал его примеру. Они молча выпили.
   – Итак, вы хотели со мной поговорить, – первым нарушил молчание священник, ставя на стол почти пустой стакан. – Какая-нибудь теологическая проблема?
   Вид у него был усталый и рассеянный. Даг протянул руки, словно извиняясь:
   – Нет, я здесь по поручению Шарлотты Дюма, дочери Лоран Дюма, которая покончила с собой здесь, на авеню Гран-Маре, в тысяча девятьсот семьдесят шестом году. Молодая белая женщина. Вы служили заупокойную службу.
   Отец Леже задумчиво поскреб подбородок смуглыми пальцами.
   – Лоран Дюма, да-да, припоминаю, молодая женщина, она жила здесь одна с маленькой дочерью… Очень грустная история. Но я не понимаю…
   – Ее дочери, Шарлотте, сейчас двадцать пять лет. Она хочет найти своего настоящего отца. Именно поэтому я здесь. Чтобы отыскать какие-нибудь следы.
   – Понимаю. Но я не думаю, что смогу вам как-то помочь. Я иногда заходил к ним, приносил сласти, печенье, одежду для малышки, ну, сами понимаете. Вы ведь, конечно, знаете: Лоран, ее мать, очень сильно пила. Но ребенку она уделяла много внимания, тут уж ничего не скажешь. Что бы там ни было, об отце мне ни разу слышать не приходилось. Эта тема была запретной. Я вначале пытался заставить ее написать ему, объяснить, что произошло и как муж ее выгнал, но она отказывалась. Говорила, что ничего о нем не знает, что не может до него добраться, что он уехал очень далеко. Жаль. Может быть, если бы тот человек узнал…
   «… Он бы уехал еще дальше», – цинично закончил про себя Даг.
   – Она никогда не произносила его имени?
   – Раз или два она назвала его Джими, но у меня создалось впечатление, что это прозвище. Давно это было… Я очень хорошо все помню, потому что… в те годы я был полон энтузиазма, «активист», как сказали бы сегодня. Я хотел быть полезным. Помогать людям. И когда она покончила с собой… на меня это так подействовало. В общем, – заключил он, допив свое пиво, – не думаю, чтобы вы хоть что-нибудь здесь отыскали. Вы пытались встретиться с представителями социальной службы? Мадемуазель Муано, или как-то в этом роде.
   – Мартинес. Да. К сожалению, она скончалась.
   – А! Там был еще близкий сосед, Луазо кажется, но с ним разговаривать бесполезно, он в полном маразме.
   – Знаю, я его недавно видел.
   – Заметно, что вы даром времени не теряли.
   «Нет, не терял и даже нашел время спастись от парочки громил, как настоящий детектив». Он вежливо ответил:
   – Мне не хотелось бы злоупотреблять вашим временем.
   – У меня сейчас ничего срочного нет, а ваша история весьма интересна. Я большой любитель детективной литературы. Мне кажется, что детективный роман пытается разрешить главную загадку смерти, какова бы она ни была. Вы знаете, большинство примитивных народов не принимают мысли о том, что смерть – дело случая, они всегда ищут виновного. Так вот, в детективных романах та же самая идея: всякая смерть – результат чьего-то злого умысла. Меня это завораживает. Возникает искушение сказать, что причина воздействия детективного романа в основном коренится в примитивном желании дать всему логическое объяснение, ведь это так свойственно человеческому существу, вы не находите?
   – Гм…
   Даг сделал большой глоток, пытаясь отыскать подходящий ответ, но ему так ничего и не пришло в голову. Дать логическое объяснение смерти… Возможно, решение поможет найти судебная медицина с ее практикой вскрытия, которая до сих пор шокирует некоторые религиозные убеждения. Вскрытие… Даг щелкнул пальцами.
   – Поскольку это была не естественная смерть, наверняка был вызван врач, чтобы осмотреть тело и выдать разрешение на захоронение… Может быть, вы знаете, кого именно вызывали?
   – Насколько я помню, это был доктор Джонс. Генри Джонс. Это был здесь единственный медик. Наш остров всегда оставался в стороне от современных веяний…
   Даг прервал его:
   – Знаю. В детстве мне часто приходилось бывать на Сент-Мари. Моя тетка держала сувенирную лавку на улице Двадцать второго июля. Она умерла в тысяча девятьсот семьдесят четвертом.
   – А, значит, я ее не знал. Я был назначен сюда в семьдесят пятом, после кончины моего предшественника. А диспансером с пятьдесят шестого по девяностый год руководил Джонс.
   – В таком случае, он наверняка принимал маленькую Шарлотту. А если правда то, что люди так же доверяют своему врачу, как исповеднику, возможно, Джонс мог бы дать мне нужную информацию. Если, конечно, он до сих пор живет на острове…
   Отец Леже улыбнулся:
   – Он все еще живет на Сент-Мари. На вилле возле Фоль-Анс, вы без труда его найдете. Но он, знаете ли, большой оригинал. К выпивке неравнодушен. Не стоит особенно доверять тому, что он вам поведает. И не говорите, от кого вы, он меня недолюбливает. Считает, что я здесь оплот мракобесия и пережиток Средневековья. Вот так, – закончил священник, поднимаясь. – Я рассказал вам все, что мог. Мне пора идти, нужно проведать несколько неимущих семей, и одному Господу известно, сколько их… – добавил он, воздевая глаза к небесам, словно призывая Бога в свидетели.
   Даг пожал ему руку.
   – Рад был познакомиться с вами, отец мой.
   – Я тоже. Если вам что-нибудь еще понадобится, прошу вас, не смущайтесь, обращайтесь ко мне.
   Даг еще раз поблагодарил его и долго смотрел, как он удаляется большими шагами. Симпатичный кюре. Теперь визит к доктору. Даг задержался в телефонной кабинке, расписанной непристойностями, чтобы полистать старую телефонную книгу, половина страниц которой была вырвана. К счастью, буква «Д» сохранилась. Он сразу нашел адрес и номер телефона Джонса. Дел-то – десять минут пешком. Ни к чему лишние траты.

   Врач обитал на вилле, выкрашенной охрой и белым, которая нависала над морем. Даг прошел в широко распахнутые ворота и углубился в посыпанную гравием аллею, по которой дошел до большой, выложенной красной плиткой террасы, где пожилой мужчина в белом костюме пил какой-то напиток синего цвета.
   «Ну прямо реклама французского флага», – подумал Даг, приближаясь. Он прочистил горло. Сидящий в кресле-качалке мужчина повернул к нему голову. Пышные седые волосы падали на плечи, а тщательно подстриженные и расчесанные белые усы ярко выделялись на покрытом красными пятнами лице.
   – Вас приглашали? – осведомился он хрипловатым голосом.
   Шутник. Даг с размаху бросился в воду:
   – Не совсем. Позвольте представиться: Даг Леруа, детективное агентство «Мак-Грегор». Я пришел к вам по весьма конфиденциальному делу.
   – Если вы продаете пылесосы или мобильные телефоны, можете убираться к чертовой матери.
   Похоже, интервью обещает быть приятным. Даг сделал шаг вперед.
   – Я не коммивояжер и не представитель фирмы. Позволите сесть?
   – Нет. Buggeroff!
   «Пошел вон!» Исключительно радушный прием! Даг решил, что самым уместным будет тон сержанта-инструктора:
   – Повторяю: не собираюсь вам ничего продавать. Я частный детектив и имею полномочия вести дела мадемуазель Дюма, дочери Лоран Дюма, которая покончила с собой на Гран-Маре в семьдесят шестом году.
   У Дата сложилось впечатление, что он бесконечно повторяет одну и ту же фразу, которая падает в пустоту. Прежде чем ответить, пожилой мужчина отпил изрядный глоток синего пойла.
   – Тысяча девятьсот семьдесят шестой год. Twentyyears. Это было давно, двадцать лет назад. Сейчас я на пенсии.
   – Но ведь это вы занимались тогда этим делом?
   – Возможно. Вас это не касается.
   Он до краев налил себе стакан напитка и опустошил его одним глотком, затем вытер усы тыльной стороной ладони.
   – Сейчас водка не та, что раньше. Полное дерьмо. Француз?
   – Нет, я американец.
   – Marines? [28 - Моряк? (исп.)] – поинтересовался он, указывая пустым стаканом на татуировку Дата.
   – Да. Если вы предпочитаете, можем говорить по-английски.
   – Idon'tcare [29 - Мне плевать (англ.).]. С какой стати американский частный детектив интересуется самоубийством двадцатилетней давности?
   – Вопрос о наследстве. Кажется, у этой Лоран Дюма имелась дочь.
   – Девчонка лет четырех-пяти, да, – бросил Джонс, прежде чем сообразил, что лучше бы ему промолчать. Он прикусил губу. – Ладно, вы меня достали. Сбросить бомбы! – внезапно прокричал он, наклоняясь вперед.
   «С удовольствием засадил бы тебе какой-нибудь „В-52" [30 - Тяжелый американский бомбардировщик.] в задницу», – подумал Даг.
   – Кто выдавал разрешение на захоронение?
   Дрожащая рука схватила бутылку. Стакан долго наполняется, затем опорожняется. Процедура вытирания усов. И наконец после долгого молчания:
   – К этому разрешению не может быть никаких претензий, nothing,nada!
   Какая муха его укусила? Даг приблизился еще на шаг, пытаясь его успокоить, но старик пролаял:
   – Отойдите. От вас воняет потом, я этого не люблю.
   Эта старая развалина напоминала карикатуру на колонизатора. Даг, несмотря ни на что, ему улыбнулся.
   – Послушайте, сэр, я пришел сюда не нападать на вас и не оскорблять. Ваш адрес мне дал отец Леже.
   – Thatdickhead? [31 - Этот старый кретин? (англ.)] Совсем спятил со своими старыми святошами… Садитесь, вы заслоняете мне солнце.
   Наконец-то! Даг направился к плетеному ивовому креслу, даже на вид очень неудобному.
   – Хотите кюрасо?
   Даг согласился, и старик выдал ему дозу напитка, которой хватило бы, чтобы уложить быка.
   – Ice?
   – Нет, спасибо, льда не надо, я так хорошо.
   – Итак, вы что-то вроде младшего полицейского на подхвате. И вкалываете вы для дочери Дюма. So,what'stheproblem? [32 - Так в чем проблема? (англ.)] Я вас предупреждаю: если она ищет со мной ссоры, ничего у нее не выйдет. Я всегда хорошо выполнял свою работу. Всегда, так ей и передайте!
   Даг был озадачен.
   – Да она ни в чем вас не упрекает! Она просто пытается найти своего отца.
   – Мальвуа? Он давно умер.
   – Нет, другого, настоящего.
   – А, этот таинственный трахальщик! Ну и какого черта? Деньги?
   – Не знаю. Она хочет его найти, такова моя задача, она мне за это платит. Я и подумал, возможно, вы что-нибудь знаете.
   Джонс хохотнул поверх стакана:
   – Ничего вы не подумали. Вы просто обнюхиваете все следы подряд, как собачонка. А чего вы ждали? Давайте! Задавайте вопросы!
   Он налил себе еще один стакан кюрасо, между тем как Даг свою порцию прихлебывал с осторожностью.
   – Ну что ж… Лоран Дюма что-нибудь рассказывала вам об этом человеке… своем любовнике?
   – Профессиональная тайна, дорогой мой, даже если клиентка уже мертва, – отразил атаку Джонс с удовлетворенным видом.
   Какой неприятный старикашка! Даг приложил все усилия, чтобы не показать свое разочарование.
   – Возможно, она вам рассказывала что-нибудь, так сказать, за пределами вашего медицинского кабинета.
   – Понимаю, куда вы клоните. Нет, она никогда мне ничего не говорила. Здравствуйте, до свидания, вот и все. Я в ту пору был женат, а она жила одна, и жила, так сказать, своими прелестями… Я избегал задерживаться у нее, followme? [33 - Вы следите за моей мыслью? (англ.)] Что-нибудь еще?
   Он протянул почти пустую бутыль Дагу, который предпочел на этот раз отказаться:
   – Нет, спасибо. Я допью это и уйду.
   – И скатертью дорога! Доставайте своими вопросами кого-нибудь другого. Только у меня и дел – разговаривать о Лоран Дюма! Особенно учитывая все неприятности, которые потом на меня свалились.
   – Какие неприятности? – мгновенно насторожился Даг.
   – Можно подумать, вы сами не знаете! Да что она там думает, эта дочка Дюма? Если бы тогда могли доказать, что вскрытие было сделало халтурно, кое-как, меня бы с работы вышвырнули. Этот чертов ублюдок Родригес пытался все свалить на меня, чтобы заполучить мое место. Черномазый интриган и притворщик. Как раз позавчера копыта отбросил. И правильно сделал. Для нас двоих там не было места, впрочем, он все понял как надо и свалил с острова, отправился на БасТер санитарным инспектором, вернулся только два года назад, гнусный старый сплетник… Можно подумать, кому-нибудь надо было убивать эту несчастную шлюху! Да кому она нужна?
   Даг перестал дышать, чтобы не пропустить ни единого слова из этого словесного потока Джонса, который щедро налил себе еще, явно довольный, что у него нашлась такая внимательная аудитория.
   – Нет, вы представляете, этот кретин утверждал, будто ее сначала задушили, а уже потом повесили! Он хотел, чтобы было проведено полное вскрытие! И это притом, что работы было невпроворот! Да пошел он к чертовой матери, карьерист вонючий! Ну, там ушиб, здесь синяк, ну и что? Wecouldn'tgiveafuck! [34 - Да наплевать на это! (англ.)] Девка занимается проституцией и пьет к тому же. Если бы у нее не было синяков, вот это было бы странно, а? Я, конечно, его отчет на помойку выбросил. Нужно было хоронить, стояла жара, ну и потом это как-никак жена Мальвуа. Представьте себе, какой бы мог разразиться скандал. Да и кому охота разводить бумажную волокиту. К черту все эти бумажки, отчеты, для медицины это смерть, дорогой мой. Так что говорю вам четко и ясно: шантаж со мной не пройдет, так и зарубите себе на носу!
   Даг смотрел, как Джонс болтает в воздухе бутылкой кюрасо; его большой красный нос стал еще краснее от возмущения, усы топорщились. Итак, рапорт о вскрытии был сляпан кое-как или даже подделан. Это был уже второй намек на возможное убийство. И – какая незадача – этот самый Родригес, порядочный и усердный помощник врача, как раз только что скончался. Расследования, проводимые среди людей пенсионного возраста, подразумевали, увы, эту слабую сторону: главные действующие лица могли испариться в любую минуту. Джонс, похоже, был уже никакой: лицо опухло от алкоголя, глаза остекленели, весь во власти своих воспоминаний и своего гнева, который, судя по всему, не отпускал его двадцать четыре часа в сутки. Даг наклонился вперед, стараясь задержать дыхание, потому что от кислого запаха, исходившего от старика, его мутило.
   – А этот Родригес не пытался вам причинить неприятности?
   – Еще бы! Он же хотел повышения по службе, ему нужна была моя поддержка, он бы и рад меня утопить, да кишка тонка… Он попросил перевода на Гваделупу, этакое многостороннее соглашение, вот так все и решилось. Я не могу работать с карьеристами, а он во всем мне противоречил: ты ему слово, он тебе два, такой всезнайка, как будто он белый. Вас я не имею в виду, но вы меня понимаете…
   Если Даг что и понимал, так это то, что он с удовольствием разбил бы ему рожу, врезав как следует своим рейнджерским ботинком; он нервно ломал себе пальцы, между тем старик все не мог остановиться:
   – Представляете, он даже направил копию своего рапорта в Инспекцию по делам санитарного и социального надзора. Кто там тогда этим занимался? А, ну да, Лонге, мы с ним еще вместе в армии служили; так вот, Лонге этот рапорт выбросил в корзину, и нет его… И потом, даже если эту самую Лоран Дюма и вправду убили, ну, сделал какой-нибудь пьянчуга свое дело, и что дальше? Стоило ради этого весь остров на уши поднимать, особенно в семьдесят шестом, когда тут чуть было гражданская война не разразилась, вы же понимаете?
   Даг склонил голову, якобы сочувствуя. Старика несло, он мог так разглагольствовать еще очень долго. Даг решил, что самое время навести справки об этом самом Лонге. Может быть, где-то еще имелась копия рапорта, направленная вышеупомянутым Родригесом.
   – Родригес, это было его имя или фамилия?
   – Что? Ах да, фамилия: Луис Родригес. Поди знай почему. Какой-нибудь сраный кубинец, коммунистическое отродье… Луис Родригес, за твое здоровье, ублюдок, скотина, надеюсь, ты сгниешь в аду! – взвыл Джонс, поднимая стакан над головой и выплескивая алкоголь на свой костюм.
   Коренастый человек в синей униформе, ни слова не говоря, появился на пороге дома, быстро ликвидировал следы нанесенного ущерба, затем, удовлетворенный результатом, так же бесшумно удалился.
   Даг сказал себе, что все равно больше ничего узнать не сможет, а общество Джонса всерьез начинало действовать ему на нервы. Он поднялся.
   – Благодарю вас за эту беседу. Не смею больше отнимать у вас время.
   – Balls! [35 - Какого черта! (англ.)] Вы просто спешите унести ноги, вот и все. Пытались меня шантажировать, но потом поняли, что со мной этот номер не пройдет. Давайте, счастливого пути, господин сыщик, скатертью дорога и попутного ветра! И поосторожнее, эй, я не шучу! У меня есть друзья, я еще сам кое-что собой представляю, так и знайте!
   Но Даг уже был у ворот, предоставив Джонсу и дальше драть глотку, между тем как некий силуэт, притаившийся в тени огромного бананового дерева, словно издал приглушенный вздох.

   19 часов. Служитель в белой куртке пересек широкую террасу Сен-Барт Палас, склонился над маленьким тщедушным человечком и с улыбкой протянул ему мобильный телефон:
   – Eristelefonvoor и, господин Вурт.
   Не переставая пялиться на блондинку в узких розовых плавках, которая изящным пальчиком с безупречным педикюром пробовала воду в бассейне, Фрэнки схватил аппарат и коротко бросил: «Jа?» – а блондинка между тем с визгом погрузилась в воду.
   Судя по всему, у его собеседника имелись большие проблемы по части красноречия. С нетерпением выслушав несколько фраз, Вурт, ни слова не говоря, нажал кнопку отбоя, видно было, что он разъярен. Оба придурка блестяще позволили себя облапошить. И теперь этот скотина Леруа будет постоянно настороже. Он сделал знак слуге и приказал ему принести бокал шампанского для девушки напротив.
   Потом набрал номер и коротко проговорил по-нидерландски:
   – Тони? Мне только что позвонили Лукас и Рико. Я просил их оказать мне небольшую услугу, но эти кретины все провалили. Они возвращаются сегодня вечером рейсом в восемнадцать тридцать. Ты еще при делах?.. Ладно, тогда я хотел бы, чтобы моими проблемами занялся ты сам… Да, большая игра. Мы сговорились на трех тысячах… Получишь их ты… Плюс еще тысячу призовых. Пока, Тони, привет супруге и детишкам.
   Довольный собой, он нажал кнопку отбоя. Два придурка отправятся кормить мошкару в мангровых зарослях. Он не выносил, когда его выставляли на смех или когда из-за чьих-то действий он выглядел беспомощно. У него имелось определенное положение в обществе и репутация, которую следовало поддерживать. «Вурт вурдалак»… Он позволил себе улыбнуться.
   По ту сторону бассейна блондинка подняла бокал и кивнула ему в знак признательности. У этого типа была отвратительная рожа, зато свою тушу он затягивал в костюмчик от Армани, а время сверял по платиновым часам Картье. Она не зря потратилась на силикон: охота на крупную дичь обещала быть удачной.



   Глава 5

   Даг проснулся рано на заре. На подоконнике самозабвенно распевала какая-то птица. Он сел на краю постели и стал вглядываться в горизонт. Море казалось неспокойным, длинные волны накатывали одна на другую с приглушенным шумом. Без четверти шесть. В гостинице было еще тихо, но он уже уловил первые признаки пробуждающейся жизни. Открывались двери, скрипел грузовой лифт, позвякивала посуда… Даг зевнул. Он хорошо выспался, за ночь не проснулся ни разу, но почему-то не чувствовал себя по-настоящему отдохнувшим.
   Даг поднялся и облокотился на подоконник, с удовольствием подставив лицо соленому ветру. Отель «Тулулу» находился на самом берегу. Даг заказал себе комнату сразу после разговора с доктором Джонсом. Рассеянно прожевав жареную дораду и не почувствовав вкуса, он поднялся к себе в комнату, намереваясь лечь спать. В голове гудело от разговоров, которые ему пришлось вести в последние два дня. Так всегда и бывало: они вертелись в его мозгу, словно кто-то без конца прокручивал вперемешку кадры из фильма. И вдруг внезапно всё становилось на место, и фильм выстраивался в нужном порядке. Но сейчас в голове был полный кавардак. Джонс, отец Леже, Джон Луазо, мисс Мартинес, Лоран, Шарлотта – все перепутались и болтали наперебой в его черепе, который уже трещал от их трескотни.
   Он посмотрел, как бросается на добычу ласточка, услышал ее пронзительный крик, когда она, слегка коснувшись поверхности воды, вновь взмыла, торжествуя победу, и тут же оказалась жертвой преследования собственных сородичей, которые с истеричным визгом накинулись на нее. На море было слишком большое волнение, рыбаки сегодня не выйдут. Волны перекатывались аккуратными валиками: идеальная погода для серфинга. Даг потянулся, захрустел пальцами: эта привычка выводила из себя отца и стоила ему в свое время множества оплеух. На нижней террасе официанты, обмениваясь шутками по-креольски, накрывали столы к завтраку. Даг выучил креольский язык с теткой, английский с родителями, французский в школе и нидерландский на Сант-Мартен. Его детство на Дезираде осталось лишь далеким воспоминанием. Проведя большую часть своего свободного времени в англоязычной части Антильских островов, он понемногу растерял свою «французскость», так что теперь, когда ему доводилось оказаться на территории заморских департаментов Франции, чувствовал себя как за границей.
   Программа на сегодняшний день была проста: узнать о Луисе Родригесе и обстоятельствах его смерти. Затем связаться с этим типом из социальной службы, как его там, Лонге. Затем, если и это ни к чему не приведет, вернуться домой и сообщить Лестеру, что это тупик…
   Но…
   Но было во всем этом деле что-то не совсем ясное, что Даг смог учуять своим собачьим нюхом, какой-то едва уловимый гнилостный запашок: здесь попахивало обманом и жульничеством. В старых шкафах, как и положено, таились старые скелеты, но здесь было что-то другое. Словно в картинах, где под недавно положенным слоем живописи скрывается настоящее полотно. Кое-кто попытался изобразить красивую историю, но…
   Но… в анонимном письме говорилось об убийстве, и дотошный ассистент патологоанатома высказал ту же гипотезу.
   Но… получательница письма и дотошный ассистент умерли в один короткий промежуток времени. И что из того?
   Даг покачал головой. Прежде всего душ, затем Родригес, потом Лонге. Тогда и только тогда наступит время для гипотез.
   Стоя под душем с куском мыла в руке, он вдруг застыл. Как эти шестерки Вурта смогли его отыскать? Выходит, они следили за ним с самого начала? И он этого даже не заметил? «Похоже, ты уже никуда не годишься, приятель, – сказал он себе, растирая грудь. – Ты становишься старым и тупым».
   Но тот самый, едва уловимый гнилостный запашок по-прежнему преследовал его.
   Он быстро оделся, решил, что надевать куртку не станет, потому что слишком жарко, а это значит, что оружие положить будет некуда. Во всяком случае, шестое чувство подсказывало, что Вурт теперь десять раз подумает, прежде чем подсылать к нему другую команду. Почувствовав голод, он спустился позавтракать. Терраса была почти пуста, только влюбленная пара, что-то мурлыкавшая по-немецки, и светлокожая мать семейства, в черных очках, с двумя мальчишками, которые постоянно переругивались. Прежде чем сесть за столик, Даг вежливо поприветствовал ее, и женщина ответила рассеянной улыбкой, ей было не до него: она едва успевала раздавать подзатыльники детям, перепачкавшимся маслом. На ней была майка с вырезом, глубоко открывающим грудь, и Даг лицемерно опустил глаза. Ноги тоже были красивые: стройные и мускулистые, ляжки едва прикрыты черными хлопчатобумажными шортиками. Подошедший официант прервал его наблюдения, и он сосредоточился на завтраке.
   Он жадно проглотил свою яичницу с ветчиной и тосты, запил все это несколькими чашками черного, очень сладкого кофе и только тогда почувствовал, что наконец наелся. Удивленная дама сурово разглядывала его из-под очков; он колебался, закурить или не стоит, потом все-таки решился и взял сигарету. В конце концов, сколько можно? Доколе его будут терроризировать все, даже случайно встреченные дамы? Один из мальчишек показал ему язык, и Даг, не желая оставаться в долгу, исподтишка продемонстрировал средний палец.
   Докурив сигарету, он попросил дежурного администратора зарезервировать ему билет на Бас-Тер, в Гваделупу. Затем неторопливым шагом отправился в газетный киоск, он же табачная лавка-бар-бакалея, и скупил газеты за два предыдущих дня. Продавец этому ничуть не удивился: бывало, что люди приходили из своих деревенек лишь раза два в неделю, и понятие «свежие новости» здесь весьма относительно.
   Даг устроился на пирсе, рядом с рыболовом, который, казалось, уснул, держась за свою удочку. Родригес, Родригес… вот, в позавчерашней газете: авария со смертельным исходом в Капестер. «Автомобиль потерял управление и врезался в основание скалы. Водитель, Луис Родригес, скончался на месте". Затем следовали подробности: несчастный случай произошел с наступлением темноты по неустановленной причине. Может, Родригесу стало плохо? Даг быстро пролистал следующую газету, отыскал страничку Вье-Фор и наконец нашел то, что искал, в рубрике уведомлений о смерти: «Тереза Родригес, дети Луиза и Марселло, родные и друзья с глубоким прискорбием сообщают о кончине Луиса Родригеса, последовавшей на шестьдесят первом году жизни. Похороны состоятся в среду 3 июля в 9. 30 в Сен-Луи, в церкви Нотр-Дам-де-Бон-Вояж. Молитесь за него».
   Среда, 3 июля, это как раз сегодня. Он посмотрел на часы «Тайд Мастер» со специальным счетчиком волн, они прекрасно зарекомендовали себя на Коста-Рике: 9.57. Даг встряхнулся: если поторопиться, можно успеть к концу службы. Он рывком вскочил, неосторожно задев при этом своего соседа-рыболова, который машинально потянул удочку и выругался.
   В церковь он прибежал весь в поту. Небо затянулось облаками, вот-вот должен был начаться дождь, плотный, тяжелый. В воздухе жужжали крупные назойливые мухи. Даг вытер влажный лоб и одним махом взлетел по ступенькам.
   И вновь, уже в который раз, Дата приятно удивила царящая в церкви прохлада. Богослужение совершал отец Леже, он стоял перед алтарем, и его глубокий голос гулко отдавался под сводами. В маленьком нефе было около тридцати человек; когда Даг вошел, они как раз хором подхватили псалом. Даг устроился в глубине церкви. Внушительных размеров дама, рыдавшая в первом ряду, без сомнения, являлась безутешной вдовой. Возле дамы сидели, поддерживая ее с двух сторон, крепкого сложения молодой человек в сером костюме и молодая хрупкая женщина в темном костюме, – должно быть, те самые дети, упомянутые в извещении о смерти: Луиза и Марселло. Молодая женщина повернула голову. Даг решил, что ей лет тридцать пять, отметил решительный профиль, нос с горбинкой и волевой подбородок. Хорошенькая черная кошечка с Карибской кровью, решил он. Ее младший брат, казалось, был высечен из скалы. Явно не из тех, кому можно безнаказанно наступить на ногу, в прямом и в переносном смысле.
   Оглядев присутствующих, Даг мысленно похвалил себя за то, что надел темно-синюю рубашку и серые брюки: так он не выделялся из публики. Он бы не хотел, чтобы его заметили. Псалом заканчивался. Отец Леже, воздев руки, пропел последнюю ноту, затем словно отпустил всех широким взмахом. Поднялись четверо молодых людей и, подойдя к гробу, взвалили его на плечи, медленно двинулись по проходу. Семейство, рыдая, последовало за ними. Когда они проходили мимо Дага, он вновь обратил внимание на решительный вид молодой женщины, ее большие, очень черные глаза с умным взглядом, высокие изящные скулы и полные нежные губы. Он выскользнул наружу и приблизился к ней.
   – Простите, – сказал он, – вы ведь дочь Луиса?
   Она быстро обернулась, ее красивое лицо исказила боль.
   – Да, а что?
   – Я был другом вашего отца. Мы одно время вместе работали, давно уже, а потом я перебрался на континент. Я только что вернулся и сразу же узнал эту ужасную новость. Я хотел вам сказать, до какой степени я потрясен… Как это случилось?
   – Никто не знает, да и я ничего не понимаю. Папа был таким осторожным, он всегда водил очень аккуратно…
   – Может, стало плохо?
   – Он прекрасно себя чувствовал. Он только что прошел медицинскую комиссию, это все проклятые дороги. Сплошные выбоины. Может, колесо отскочило…
   – Луиза, подойди, пожалуйста!
   Это звал ее брат: он измучился, пытаясь посадить плачущую мать в микроавтобус, который должен был доставить всех на кладбище. Она неопределенно взмахнула рукой.
   – Простите… Послушайте, раз вы знали папу, приходите вечером к нам домой. У нас будут поминки.
   – С удовольствием, но я не помню вашего адреса.
   – Ти'Бу, прямо напротив водолазного клуба. Вечером, часам к семи.
   Она побежала к брату. Даг отступил в тень пальмы. Какая очаровательная женщина эта Луиза Родригес. И похоже, не очень верит, что отец вдруг почувствовал себя плохо за рулем. Беседа обещает быть интересной. Но прежде придется слетать в Бас-Тер к господину Лонге. Когда Лестер увидит цифру расходов на авиабилеты, он дуба даст.
   Заметив на пороге отца Леже, Даг направился к нему.
   – Здравствуйте.
   – А, детектив! Здравствуйте, молодой человек. Ждет ли вас и сегодня утром какая-нибудь загадка? Далеко ли вы продвинулись в своих поисках?
   – Доктор Джонс навел меня на один след: некто Лонге, в прошлом руководитель Инспекции по делам санитарного и социального надзора, сейчас занимает какой-то пост в Бас-Тер, в Гваделупе. В общем, вполне возможно, что самоубийство Лоран Дюма было замаскированным убийством… Я позже расскажу вам подробности, но сейчас мне нужно бежать, и я хотел бы вас попросить, нельзя ли оставить у вас на время мой рюкзак, а вечером я бы его забрал…
   – Разумеется. Но при условии, что вы мне все расскажете!
   – Договорились. До вечера.

   Выйдя из дверей маленького аэропорта в Байифе и в очередной раз потратив какое-то время на таможенные формальности, Даг подозвал такси, опередив других нагруженных багажом пассажиров. Трогаясь с места, водитель включил на полную громкость приемник, и в кабину хлынул поток ритмичной музыки. Даг в это время машинально обозревал окрестности сквозь открытое окно. Какие-то дети, горланя и расталкивая прохожих, носились друг за другом. Маленький человечек с трудом тащил огромный чемодан, залепленный наклейками и тщательно перевязанный, из него торчали куски яркой шелковой ткани. Длинная такса невозмутимо писала на изящную кожаную дорожную сумку молодой стюардессы, с которой любезничал ее хозяин. Даг усмехнулся. Когда такси отъезжало, какая-то женщина мелькнула в его поле зрения, и ему вдруг почудилось, что знает ее, хотя он и не мог вспомнить, где ее видел. Белая женщина, лет сорока, светлые волосы до плеч, одета в узкие синие брючки и того же цвета безрукавку, большая холщовая сумка через плечо. Ну не вспомнил и не вспомнил, какая разница.
   Он откинулся на спинку и вновь принялся обдумывать свое дело.
   Первое: в 1970 году на мирном островке Сент-Мари Лоран Дюма-Мальвуа, молодая белая женщина, супруга господина Мальвуа, который на двадцать лет старше ее, встречает молодого черного парня. Любовь под пальмами. Через девять месяцев на свет появляется незаконнорожденный ребенок. Мальвуа прогоняет Лоран вместе с ее цветным ребенком. («А какого конкретно цвета?» – как частенько спрашивал отец Дага с простоватой улыбкой, заставлявшей собеседников краснеть.)
   Второе: Лоран поселяется в бедном квартале городка Вье-Фор и живет за счет пособий и своих прелестей. Она все больше пьет и в конце концов кончает с собой в 1976 году, оставив пятилетнюю дочь Шарлотту. Тело обнаруживает сосед по имени Луазо.
   Третье: разрешение на захоронение подписано доктором Джонсом, несмотря на протесты его ассистента, Луиса Родригеса, который находит эту смерть подозрительной. На похоронах ее отпевает отец Леже.
   Четвертое: сначала Шарлоттой занимается мадемуазель Мартинес, затем ее отправляют в приют, где она и живет до достижения ею восемнадцати лет.
   До сих пор никаких проблем. Прикрыв глаза, Даг барабанил пальцами по потрескавшейся кожаной обивке сиденья.
   Пятое: она покидает приют, становится манекенщицей, и, как это случается со многими брошенными детьми, когда они взрослеют и начинают зарабатывать деньги, ее внезапно охватывает желание отыскать отца. Вот здесь-то и начинаются вопросы: а) Почему мадемуазель Мартинес хранила в своих бумагах двадцатилетней давности письмо, в котором говорилось о преступлении? Если это всего лишь пьяный бред, почему бы письмо не выбросить? б) Почему некто Родригес сомневался, что речь идет о самоубийстве? в) Почему доктор Джонс так торопился замять дело?
   Перед глазами возникло лицо Джонса, который душит Лоран во время садомазохистского соития. Вот в чем состоял главный недостаток этого дела: возможно, было все. В том числе и неожиданное возвращение таинственного Джими однажды октябрьским вечером и последовавшая за ним ссора, которая закончилась трагедией. Даг встряхнул головой, словно отбрасывая наваждение: он здесь не для того, чтобы расследовать воображаемое убийство этой несчастной Лоран, а чтобы отыскать отца Шарлотты.
   Такси затормозило, прервав его размышления.
   – Все, приехали. Удачи.
   Он расплатился, вышел и какое-то время разглядывал выложенный плитками фасад и тонированные стекла. Безвкусно, холодно и претенциозно, заключил он, входя через автоматические стеклянные двери.
   Снова девица за регистрационной стойкой, и снова та же болтовня.
   – Профессор Лонге не может вас сейчас принять. У него встреча.
   – Я подожду, спасибо.
   – Я не думаю, что он сможет встретиться с вами сегодня, он очень занят.
   «Делать ему нечего, кроме как принимать каких-то незнакомых негров без рекомендательного письма», – досказал за нее острый надменный подбородок.
   – Скажите ему, что это срочно, речь идет об убийстве, – нахально бросил Даг.
   Девица слегка утратила свою спесь:
   – Убийство! Но тогда надо обращаться в полицию!
   – Я и есть полиция, мадемуазель. Мне нужно видеть профессора Лонге. Ясно?
   – Подождите минутку.
   Даг сел на банкетку оранжевой кожи прямо под табличкой «Курить воспрещается» и зажег сигарету. Девица что-то бубнила в интерфон. Не переставая говорить, она ткнула пальцем в направлении Дата, указывая на табличку. Он ответил ей своей самой обаятельной улыбкой и погасил окурок о банкетку.
   – Вы с ума сошли! – взвизгнула девица. – Простите, месье, я только сказала господину, э-э-э…
   – Леруа, Леруа Дагобер.
   – Нет, просто господин Леруа Дагобер раздавил… Простите? Нет, я не шучу, с какой стати? Да, месье. Сейчас, месье.
   Интерфон замолчал, и девица уставилась на него, вся красная.
   – Профессор ждет вас в своем кабинете. Четвертый этаж, направо. Вы видели, что вы наделали?
   – Здесь нет пепельницы.
   – Разумеется нет: в общественных местах курить запрещено. Вы что, читать не умеете?
   – Нет. Не мог же я раздавить окурок о вашу ладонь… Всего хорошего, – вежливо бросил Даг, проходя мимо нее к лифту.
   Профессор Лонге оказался пожилым сухопарым человеком с седыми редкими волосами. Он был одет в слишком свободный сиреневый свитер «Лакост» и клетчатые брюки того же оттенка. Он с суровым видом стоял за письменным столом.
   – Что это еще за история? – вскричал он при виде Дага, возникшего в дверном проеме. Голос у него был сильный и громкий и никак не соответствовал хрупкому телосложению.
   – Там не было пепельницы…
   – Что? Я не про пепельницу. Что за дурацкая шутка с королем Дагобером.
   – Леруа Дагобер.
   – Вот именно. Вы что, больной? Делать мне нечего, только с шутниками и общаться.
   – Это мое имя, месье. Дагобер Леруа.
   Лонге удивленно уставился на него:
   – А-а. Это ваше имя. Ну тогда ладно, и дальше что? Что еще за история с убийством? Можете мне объяснить?
   – Все не так просто. Я могу сесть?
   – Если вам угодно, – бросил Лонге, явно измученный, прежде чем в свою очередь тоже опуститься на стул. – Только я прошу вас: покороче, я только сегодня утром вернулся из поездки, у меня куча дел на рассмотрении, я и так не успеваю, – добавил он, нервно барабаня пальцами по стопке папок.
   – Я сожалею, что мне приходится злоупотреблять вашим временем. Господин Лонге, вы руководили санитарной службой в Сент-Мари в семидесятые годы?
   – Профессор Лонге, если вас не затруднит. Да, руководил.
   – И если я правильно понял, профессор, вы эмигрировали в Гваделупу?
   – В декабре тысяча девятьсот семьдесят шестого года. Мои родители имели французское гражданство. Я попросил подданство и приехал сюда. А что, какието проблемы?
   – В октябре тысяча девятьсот семьдесят шестого года молодая белая женщина, Лоран Дюма-Мальвуа, была найдена повешенной в городе Вье-Фор, профессор.
   – Вполне возможно. И что? Полиция возобновляет следствие?
   – Совершенно верно, профессор. Похоже, там было не самоубийство, а самое настоящее убийство.
   – Мне очень жаль эту несчастную, но я в самом деле не понимаю, при чем здесь я…
   – Вы могли бы мне рассказать о документе, который вы тогда получили. В нем ставился под сомнение отчет о вскрытии, проведенном доктором Джонсом. Вы ведь помните Джонса, вашего небезызвестного собрата и армейского приятеля? Бумага была подписана Луисом Родригесом.
   Лонге молчал, лицо осунулось буквально на глазах. С преувеличенным вниманием он разглядывал свои руки, покрытые темными пятнами. Потом он поднял голову, и его серые глаза посмотрели прямо в глаза Дага.
   – Я так и знал, что эта история когда-нибудь выплывет наружу. Я только хотел поддержать Джонса, но я не должен был так поступать.
   – Что в точности произошло, профессор?
   – Джонс пришел к слишком поспешному выводу о самоубийстве. Родригес опротестовал его заключение. По его мнению, следы на шее женщины соответствовали следам удушения руками. Они тогда поругались. Родригес направил мне официальное письмо, изобличающее поведение своего шефа. Джонс мне позвонил: девица была алкоголичкой и проституткой, в случившемся он не видел ничего необычного. Родригес был большим сумасбродом. Я выбросил заключение Родригеса и подписал приказ о его назначении в Бас-Тер, в рамках сотрудничества с местными властями. Вот и все.
   – А отчет Родригеса был составлен надлежащим образом?
   – Ну, я не специалист в судебной медицине. Впрочем, как и Джонс.
   – И потом, если учесть семейное положение, Лоран по-прежнему оставалась законной супругой уважаемого господина Мальвуа. Не было никакого резона затевать скандал, не правда ли, профессор?
   Лонге бросил на него не слишком приветливый взгляд.
   – Я этого не говорил… Кстати, вы мне не показали свой жетон.
   – Какой жетон?
   – То есть как «какой жетон»? Жетон офицера полиции. У полицейских ведь имеются жетоны, не так ли?
   – Да.
   – И что?
   – Что «что»?
   Лонге угрожающе поднялся из-за стола.
   – Я не понимаю, что за шутки…
   Даг в свою очередь поднялся тоже.
   – Я тоже не понимаю, профессор. Вы просите меня показать жетон офицера полиции. Я нахожу это странным.
   – Но почему?
   – Потому что вам, профессор, должно быть известно, что для того, чтобы иметь жетон офицера полиции, следует быть офицером полиции. Еще раз благодарю вас за беседу, профессор, и до скорого.
   – Но вы же сказали секретарше…
   – Должно быть, она плохо поняла. Всего хорошего.
   – Ах ты, ублюдок!
   Лонге выскочил из-за стола и успел добежать до двери как раз в тот момент, когда Даг захлопнул ее перед его носом. Пока тот ее открывал, Даг уже несся по лестнице, перепрыгивая черед три ступеньки.
   – Остановите его, это проходимец! – заорал Лонге.
   Скатившись с лестницы, Даг возник перед растерянной секретаршей и бросился по направлению к двери.
   – Срочно звоните в «скорую»! У него сейчас будет сердечный приступ, – крикнул он ей, прежде чем как ураган вылететь наружу.
   Девица осталась стоять с открытым ртом, затем обреченно втянула голову в плечи, дожидаясь головомойки от начальства.
   Даг свернул в первую же улицу направо и, улыбаясь, забежал в большой магазин. То, что ему удалось вывести Лонге из себя, хоть как-то компенсировало неудачу у старого Джонса. Какое-то время он прогуливался среди стеллажей, чуть было не соблазнился пестрыми шортами с изображением девиц в одних трусиках, затем спокойно вышел и, слившись с оживленной толпой, отправился на улицу Доктора Кабре.
   Итак, он вернулся на исходные позиции. Дальше идти некуда, это тупик. Самым простым было бы предложить Шарлотте поместить коротенькое объявление: «Молодая девушка ищет своего отца. Звонить по телефону… » Даг не понимал, что он мог бы сделать еще.
   Он зашел в табачную лавку купить пачку сигарет, затем направился к телефонной будке, которая стояла прямо перед витриной туристического агентства, предлагавшего освежающие круизы на Шпицберген, оттуда позвонил в контору.
   – Привет, Зоэ, передай-пожалуйста-трубку-шефуспасибо.
   – Ты плохо кончишь, Даг, я тебе обещаю.
   – Аминь.
   Какое-то время он слушал, как она неодобрительно пыхтит на том конце провода, затем глухой голос Лестера наконец произнес: «Алло!»
   – Привет! Биг босс! Твой любимый помощник направляется на Бас-Тер, – бросил он на английском языке, который они в разговорах друг с другом использовали чаще всего.
   – А я думал, что ты в Сент-Мари. Ты что, заделался туроператором? – насмешливо спросил Лестер.
   – Еще бы! Я только и делаю, что таскаюсь с одного проклятого острова на другой. Я в тупике. Тот парень исчез, он дематериализовался двадцать лет тому назад, и всем на это наплевать.
   Даг лаконично изложил события последних дней. Лестер вздохнул:
   – Да уж, прямо скажем, не слишком обнадеживает. Ты хочешь, чтобы я попросил Зоэ взглянуть в «Гоу-ту-Хел»?
   – Порадуй меня.
   «Гоу-ту-Хелл», такое имя носил компьютер «Макинтош», подключенный к Интернету; он царил на столе в кабинете начальника. Большой поклонник сети, Лестер мог играть часы напролет, к большому ущербу для своих телефонных счетов. Даг, признавая полезность данного агрегата в конкретных случаях, все же предпочитал перемещаться в осязаемом пространстве трех измерений.
   Он внезапно подумал о Фрэнсисе Го, одном из копов, с которым Лестер общался регулярно через все Антильские острова. Его «система взаимопомощи», как он это называл. Го был старшим инспектором бригады криминальной полиции.
   – Я попытаюсь связаться с Фрэнсисом Го в ГранБурге. Продиктуй мне его номер, я забыл телефонную книжку, – бросил он, извлекая из своего кармана разорванный конверт и ручку.
   – Когда ты заведешь мобильный телефон с памятью, как все нормальные люди?
   – Когда ты прибавишь мне жалованье, Лес. Давай диктуй номер. Кто знает? Попробую еще с этого боку, и потом все, с меня довольно, возвращаюсь.
   Записав номер, который продиктовал ему Лестер, он повесил трубку. Ладно, звоним Го – и ого… Его соединили с ним через несколько минут ожидания, а пока он вынужден был слушать чудовищного Вивальди, которого распиливали поперечной пилой.
   – Инспектор Го, слушаю.
   – Здравствуйте. Я звоню вам от Лестера Мак-Грегора, я его помощник, Даг Леруа. Не могли бы вы уделить мне несколько минут?
   – Я очень занят. Это срочно?
   – Мне нужно закрыть одно дело. Я здесь до завтра.
   Фрэнсис Го вздохнул. Даг услышал, как на том конце провода он быстро переворачивает страницы.
   – Так… Ладно, приходите в полицейское управление ровно в семнадцать.
   Прежде чем Даг успел что-то ответить, он уже повесил трубку. Какой торопыга этот Го.
   Даг энергично прокладывал себе путь среди толпы, неспешно прогуливавшейся по бульвару Ноливос до автобусного вокзала.
   За окнами автобуса, который, подпрыгивая на ухабах, вез его в аэропорт, мелькали окрестности. Даг засунул руку в пакетик с печеньем, купленный у мальчишек в порту. До аэропорта было пятнадцать минут езды. Вполне достаточно, чтобы немного вздремнуть. И недостаточно, чтобы пружины проклятого сиденья успели проткнуть ему кожу. Смяв пустой пакетик, он устроился поудобнее и попытался заснуть.
   «Фиат» осторожно ехал прямо за автобусом, словно эскорт, руки, лежавшие на руле, не казались ни слишком сжатыми, ни слишком расслабленными: просто терпеливыми.
   И когда шофер автобуса вынужден был остановиться, чтобы поменять колесо, «фиат» пристроился на обочине, метрах в ста позади, и спокойно ждал, сверкая на солнце ярким красным пятном.

   Даг стремглав влетел в холл аэровокзала. Из-за лопнувшей шины автобус опоздал на полчаса! В детективах и в кино такого никогда не бывает. Впрочем, в кино частные детективы разъезжали в шикарных автомобилях с откидным верхом под музыку Майлза Девиса [36 - Майлз Девис – известный американский джазист.]. «Как раз для меня, – подумал Даг. – Это научит не доверять традициям».
   Задыхаясь, он бросился к регистрационной стойке как раз в тот момент, когда служащая уже собиралась встать.
   – Вы опоздали, месье, самолет только что взлетел.
   – Прекрасно. Полагаю, что на сегодняшний вечер это единственный?
   – Совершенно верно, следующий вылет завтра в семь утра.
   – А корабль?
   – На Сент-Мари? На него нужно садиться в ТруаРивьер или в Пуэнт-а-Питр.
   – Превосходно. Я вас не побеспокою, если устроюсь тут на ночь, на вашей стойке?
   – Вы всегда можете нанять авиатакси. Или яхту, – любезно предложила девушка.
   Даг поблагодарил ее. В самом деле, это был выход. Тем более за счет Лестера.

   Полчаса спустя Даг уже сидел на передней лавке большой моторной лодки, которая, подскакивая на волнах, неслась по бурному морю.
   Орошаемый со всех сторон водяной пылью, он сгорбился на своем сиденье – неотесанной деревянной скамье – и не видел большого моторного катера, который несся в том же направлении в нескольких сотнях метров позади них.
   Когда через три четверти часа его лодка причалила в порту Гран-Бурга, Даг был мокрым с головы до ног. Вполне освежающая прогулка, не надо никакого Шпицбергена… Он заплатил молчаливому рыбаку, который запер на замок свою посудину, и взглянул на часы: 16. 10. Предстояло убить еще три четверти часа. Кстати, насчет «убить»: он забыл доложить Лестеру о нападении подручных Вурта. Разговаривая сам с собой, он дошел до площади Независимости, устроился на террасе кафе и заказал кружку пива, которое стал потягивать, не отводя взгляда от циферблата часов. Потекли минуты, медленные, тягучие, томительные. Он заказал еще одну кружку, пачку местных сигарет без фильтра, сходил в туалет, понаблюдал за вереницей муравьев, которые куда-то волокли кусок сахара, почесал между ног, послушал, как группа юнцов ругалась из-за предстоящих петушиных боев, промокнул бумажной салфеткой затылок, и наконец оказалось, что уже 16.45.
   Даг поднялся и стал переходить улицу: комиссариат располагался в одном из зданий напротив. Он как раз огибал старое разрушенное здание, когда кто-то коснулся его плеча. Он мгновенно обернулся: ну если это очередная дурацкая шутка Вурта… Но это оказалась белая женщина, которую, как ему показалось, он узнал в аэропорту. Она улыбнулась ему.
   – Здравствуйте, – бросила она ему по-французски с каким-то неуловимым акцентом.
   – Э, привет… Мы знакомы?
   – Ничего себе! Вы не физиономист! Мотель, сегодня утром. За завтраком.
   Ну конечно, именно там он ее и видел! Но тем утром он видел ее другой: очки, волосы собраны лентой на затылке… Он заставил себя улыбнуться.
   – Ах да, простите меня, я такой рассеянный…
   16.50.
   – Вы знаете, где улица Птит-Абим? Я первый раз в Гран-Бурге, и мне кажется, я заблудилась…
   Ах, черт, вот пристала! Такие красивые голубые глаза, грудь, прямо скажем, не маленькая, но сейчас как это все некстати. Он извинился.
   – Вообще-то это не здесь, но, к сожалению, я не могу вас проводить. У меня назначена встреча, и я уже опаздываю. Спросите вон у того полицейского…
   Он отвернулся, чтобы показать ей полицейского, который стоял на другой стороне улицы возле парка, и в эту самую минуту увесистый футбольный мяч влетел ему прямо в лицо. Потеряв равновесие, он нечаянно толкнул женщину, и его локоть сильно ударился обо что-то твердое. Потирая сильно ноющий нос, на который в основном пришелся удар, он смутно удивился, что это такое она таскает в сумке. К нему подскочил мальчишка, стал извиняться:
   – Простите, месье, это не я, это Боно, он пуляет как ненормальный.
   – Ничего.
   Мальчишка поднял мяч и убежал.
   Он повернулся к женщине. Она положила руку на сумку, висевшую у нее через плечо, и смотрела на него с вымученной улыбкой.
   16. 55. Он уже опаздывает.
   – Простите, но мне действительно надо идти.
   – Мерзкий ублюдок!
   Даг, весьма удивленный, посмотрел на нее. Зрачки ее были неподвижны, губы неестественно бледны. Может, наркоманка?
   – Вам плохо?
   – Llamaunaambulancia,cabron! [37 - Вызови «скорую», идиот!]
   – Вызвать «скорую помощь»? Вы себя плохо чувствуете?
   – Я подыхаю, понял? Morir,desaparecer, ясно?
   Ее голос дрожал. Даг отступил на шаг. Эта женщина просто сумасшедшая. Он присмотрелся к ней внимательнее. И только тогда обратил внимание на пятно крови, которое расплывалось на ее майке, на животе. Он отодвинулся еще немного и теперь заметил отверстие в сумке и выглядывающее оттуда дуло автоматического пистолета с глушителем. Он инстинктивно протянул руку и схватил сумку, вырвав ее у женщины, которая прижимала ее к животу. Она пошатнулась, прислонилась к стене. Даг с идиотским видом смотрел на нее, не выпуская из рук сумку. По узким брюкам уже начинала стекать струйка крови. Он пробормотал:
   – Я пойду за помощью. Только не двигайтесь.
   Она медленно сползала по стене, оставляя на камнях след крови.
   – Не надо… Все к черту.
   Дагу казалось, что все происходит в каком-то кошмарном сне. Эта женщина… сидит, прислонившись к горячей стене… с пулей в животе… Он присел на корточки рядом.
   – Что случилось?
   Она равнодушно посмотрела на него, черты лица были искажены болью.
   – Умереть из-за такого cabron, как ты… Какое блядство!
   Переведя дыхание, она добавила:
   – А все твой дерьмовый локоть! Ты меня толкнул, и пистолет выстрелил… не туда, куда надо.
   – Так это меня вы хотели убить? – Даг от неожиданности икнул.
   – Нет, Билла Клинтона… А ты как думаешь, ублюдок? – презрительно бросила она.
   Убить? Его? Почему?
   В уголке губ женщины появилась струйка крови. Как это все было нереально: молодая красивая женщина умирает здесь, солнечным днем, на тихой улочке, в двух сотнях метров от копа, от мальчишек, играющих в мяч, а в сумке лежит пистолет… Даг положил ей руку на плечо.
   – Но почему?
   – Fivethousand…dollars…Arealgoodjob. [38 - Пять тысяч… долларов. Выгодная работенка.]
   Эта мирная мать семейства была наемной убийцей? Он протер глаза.
   – Кто вам заплатил?
   – Segretoprofessional [39 - Профессиональная тайна.].
   Она почти улыбалась. Даг возмутился:
   – Но это смешно!
   – Adios,pequenofango.. [40 - Прощай, дерьмо собачье.]
   Она прислонилась головой к стене, на губах была уже не тонкая струйка, а большие пузыри крови.
   – Подождите!
   Даг подложил ладонь под затылок женщины, наклонился к окровавленным губам, внимательно всмотрелся в ее лицо. Красивые голубые глаза казались уже остекленевшими. Ее колотил озноб, она внезапно схватила его руку, и он физически ощутил овладевший ею страх. Он тоже, в свою очередь, сжал ее руку и прошептал:
   – Потерпите. Сейчас…
   – Fuckyou… — выплюнула женщина вместе с большим кровавым пузырем. – Насрать мне на тебя и вообще на все, – попыталась она выкрикнуть, но кровь душила ее.
   Она дышала часто и прерывисто. Глаза вылезли из орбит, она издала короткий животный крик ужаса и умерла. Даг увидел, как из ее взгляда ушла жизнь. Еще какую-то долю секунды назад он держал в руках женщину, а теперь больше не было ничего. Он осторожно положил ее на камни, поднялся, по-прежнему держа на плече ее сумку с оружием. По ту сторону площади его окликнул полицейский:
   – Эй, там, что случилось?
   – Женщине плохо, нужно вызвать «скорую», срочно!
   Коп приближался большими шагами. Еще несколько метров, и он заметит кровь. Он на мгновение остановился, чтобы настроить свою переносную рацию. Даг, стоя рядом с телом, закрывал от него женщину. Справа никого, слева тоже. Набрав в грудь побольше воздуха, он пустился бежать со всех ног.
   – Эй, стой! Стой на месте, тебе говорят! – закричал коп, на ходу вытаскивая из кобуры оружие.
   Даг повернул за угол и углубился в ближайшую улочку. Он еще успел услышать, как полицейский крикнул: «Нет, о нет!» – потом ничего. Он замедлил бег, вышел на многолюдную торговую улицу, какое-то время повертелся возле витрин и в 17.15, задыхаясь, истекая потом, остановился у дверей комиссариата. На его темно-синей рубашке проступили большие пятна крови. «Если особо не всматриваться, они могут сойти за разводы пота на темной материи», – подумал он, пытаясь отдышаться.
   Дежурный поднял голову.
   – Я хотел бы поговорить с инспектором Го.
   – Он только что вышел.
   – Черт!
   – Его вызвали по срочному делу. На улице убита молодая женщина.
   Ах вот оно что! Даг сел на деревянную скамейку, испещренную надписями, в которые авторы вложили всю свою ненависть к копам.
   Дежурный рассеянно кивнул и вновь углубился в свои книги записей.
   В помещении комиссариата было прохладно и сумрачно. С убаюкивающим мурлыканьем крутился большой вентилятор. Даг прикрыл глаза. Попытка убийства. Его хотели убить. И на этот раз не какой-нибудь там никчемный головорез, а настоящий профи. Неужели Мордожопый готов заплатить пять тысяч долларов за его шкуру? Вряд ли. Такую дорогую месть он себе позволить не мог, с финансами туго. Но тогда кто? И потом, предстояло объяснить инспектору Го, почему у него сумка убитой и ее оружие, а главное, убедить его, что не он убил молодую женщину, а вот это было дело непростым. Ладно, там видно будет… Он устроился поудобнее, не открывая глаз, и попытался расслабиться. Он представил, что катается на волне, рот полон соленой воды, тело гибкое, как у животного. Это была техника релаксации, которую он разработал за долгие годы. Вентилятор шипел, посылая ему в лицо свежую струю воздуха. Он медленно, очень медленно погружался в сон.
   Ему приснилось, что он входит к мадемуазель Мартинес. Было темно, он поискал выключатель, зажег свет и оказался лицом к лицу с женщиной-убийцей, ее пистолет был направлен прямо ему в живот. Она рассмеялась, затем долго пила из стаканчика из-под горчицы, который затем бросила в раковину. Он увидел, как ее указательный палец сгибается на спусковом крючке. Она крикнула: «Вставай, ублюдок!» – и он рывком вскочил.
   Дежурный полицейский тряс его за плечо:
   – Инспектор Го вернулся. Он ждет вас в своем кабинете.
   – А, спасибо, – пробормотал Даг, пытаясь выкарабкаться из кошмарного сновидения.
   Он встал, потянулся, с женской сумкой под мышкой направился к кабинету, который ему показали, постучал в дверь.
   – Входите!
   Комната была крошечной, а Фрэнсис Го огромным. Как бронзовый Будда, затянутый в светло-голубую рубашку, застегнутую до самой шеи, он восседал за изъеденным жучком столом перед компьютером, который казался игрушечным в его огромных ручищах. Толстым указательным пальцем он указал ему на стул с облупившимся лаком:
   – Садитесь. Чем могу вам служить?
   Голос оказался довольно приятным, с легким креольским акцентом.
   – Я хочу задать вам несколько вопросов по поводу одного давнего дела… Но, может быть, сейчас неподходящий момент?
   – Момент всегда неподходящий. Людей не хватает, постоянный цейтнот. Вот только что на улице нашли женщину с пулей в животе. Мертвую. С ней разговаривал какой-то тип, а секунду спустя она уже была убита. Прямо под носом одного из наших агентов. Невероятно. Впрочем, вам-то что до этого… Давайте задавайте свои вопросы.
   Даг вынул сигарету из кармана рубашки, но Го предостерегающе поднял свою лапу:
   – Простите, но здесь не курят. Я берегу легкие.
   Даг положил сигарету обратно, стараясь не думать о кожаной сумке, которую все время чувствовал бедром, и спросил:
   – Не помните ли вы дело Лоран Дюма-Мальвуа, молодой белой женщины, которую нашли повешенной в городе Вье-Фор в тысяча девятьсот семьдесят шестом году?
   – Семьдесят шестом? Давненько это было… И что вам нужно от этой самой Дюма?
   – Я хотел бы знать, сохранилось ли досье.
   Го с трудом повернулся на стуле, который заскрипел под его весом, и на маленьком столике за ним стал виден пульт.
   Он нажал какие-то клавиши, произнес непонятное ругательство в адрес аппарата, нажал другие клавиши, затем повернулся.
   – В архиве кое-что имеется. Мне некогда вас сопровождать туда.
   Он нацарапал несколько слов на клочке бумаги.
   – Покажите это дежурному внизу, он вас проводит. Эти цифры – исходящие номера досье. А как там Лестер?
   – В полном порядке. Дела идут хорошо. Он передает вам привет.
   Как рассказывал Лестер, они познакомились с Го на Гаити, когда Лестер имел какие-то делишки с ЦРУ. Го был тогда членом подпольной оппозиции режиму Дювалье [41 - Дювалье Франсуа (1907 – 1971) – президент Гаити, установил режим диктатуры.], и Лестер помог ему бежать.
   – Я вас не задерживаю, у меня дел выше головы.
   Даг поблагодарил его. Инспектор Го смотрел, как за напарником Лестера закрывается дверь. Ему казалось, что он задыхается. Он расстегнул ворот рубашки и глубоко вдохнул глоток теплого воздуха. В этом логове можно было подохнуть от жары. Он открыл ящик стола и вынул оттуда пластиковый пузырек с пилюлями, заполненными зеленоватым порошком. На пузырьке была наклеена этикетка «fucusvesiculosa». Водоросли, нейтрализующие яд. Он открыл крышку, взял две пилюли и проглотил, не запивая. Он сразу же почувствовал облегчение. Но никакой водоросли «фукус» там не было, пилюли содержали порошок змеиной половой железы, купленный за огромные деньги в старой лавочке лекарственных трав. Питон был его талисманом, его духом-покровителем, эти порошки придавали ему силы. Хотя и не слишком веря во все эти обряды вуду, Го предпочитал их соблюдать: в конце концов, как говорил в свое время философ Паскаль, в этом была прямая выгода.
   В архив можно было попасть через дверь с табличкой «Посторонним вход воспрещен», он находился рядом с туалетами, в глубине сумрачного коридора. Дежурный доставил Дага в полуподвальное помещение, которое от пола до потолка было заставлено пыльными стеллажами.
   – Все здесь. Вы меня извините, но мне нужно вернуться. Здесь все расставлено по годам и в алфавитном порядке.
   Даг подошел к перегруженным папками стеллажам. Полка с 1976 годом находилась в углу, она прогибалась, туго набитая папками. Он быстро просмотрел этикетки и нашел почти сразу же: «Дюма-Мальвуа». Он сунул руку в папку и вытащил оттуда… один-единственный листок: «См. Дело 4670/МЖ. Вел инсп. Даррас. Прекращено. Шифр X».
   Он поднялся к дежурному и сунул ему листок под нос:
   – Это что значит, а?
   Несколько секунд с полнейшим безразличием тот изучал листок.
   – Не знаю… Инспектор! – внезапно крикнул он. К столу приблизился хорошо сложенный молодой человек в безукоризненно белой рубашке.
   – Вы не могли бы помочь этому человеку? – попросил дежурный, скребя затылок.
   – По какому вопросу?
   Даг протянул ему свое удостоверение.
   – Даг Леруа, детективное агентство «Мак-Грегор». Я занимаюсь одним старым делом, ссылки на него мне дал инспектор Го.
   Он протянул листок инспектору, тот бросил на него быстрый взгляд через очки с покосившейся оправой, потом пожал плечами:
   – Даррас… Даррас, он сейчас уже на пенсии, во Франции, в Перигоре. Наверное, есть где-нибудь его адрес, если вас это интересует.
   – Но где само дело?
   – Шифр X. Это значит, потеряно.
   – Потеряно?
   – Ну, кто-нибудь захотел посмотреть, взять на время, вы же знаете, как это бывает: дело прекращено, на них особого внимания не обращают, за всем не уследишь. А в чем дело-то?
   – Речь идет о самоубийстве, которое, возможно, вовсе и не самоубийство. Женщина была найдена повешенной. Дежурный врач доктор Джонс пришел к выводу о самоубийстве. Его ассистент склонялся к версии о замаскированном убийстве. Его заставили замолчать.
   – А вы почему этим занимаетесь?
   – Дочь жертвы поручила нам отыскать своего отца. Занимаясь ее делом, я наткнулся на эту историю с подозрительным самоубийством.
   – А отец?
   – По-прежнему не найден. Возможно, его звали Джими. Возможно, он родом из Сент-Мари, но это неизвестно, никто его никогда не видел.
   – Расскажите мне немного об этом…
   Даг подчинился. Молодой инспектор слушал очень внимательно, ни разу не прервав.
   – Очень странно, знаете, это мне кое-что напомнило… Тоже повешенная женщина, кажется, это был тысяча девятьсот семьдесят седьмой год, где-то около Труа-Ривьер, белая, молодая, красивая. Ее имя… м-м… Джонсон, да, Дженифер Джонсон. Родом из Сент-Мари, жила в Гваделупе. Вот поэтому эти дела объединили. Когда наши французские, если можно так выразиться, коллеги обнаружили тело, они тоже сделали вывод о самоубийстве, но судмедэксперт нашел подозрительные следы, сделали вскрытие: женщину изнасиловали острым инструментом, предположительно вязальной спицей, и потом задушили.
   – Изнасиловали вязальной спицей? – ошеломленно переспросил Даг.
   – Пытали, если вас так больше устроит. Долго и жестоко пытали, – добавил инспектор с гримасой отвращения. – Убийца уничтожил все следы и прибрал на месте преступления, но он не заметил крошечного пятнышка крови на ее платье. Это привлекло внимание эксперта. Он также установил, что перед убийством у нее было сексуальное сношение через презерватив. У женщины не было постоянного любовника, после смерти мужа она жила одна. Расспрашивали друзей, знакомых, но так ни к чему и не пришли.
   – Ничто не указывает на то, что человек, с которым у нее была связь, и убийца с вязальной спицей – одно и то же лицо, – произнес Даг, весьма заинтригованный.
   – Именно. Но такова была рабочая гипотеза группы, которая занималась этим расследованием. Иначе что же выходит: она спала с неустановленным лицом, а через два часа появляется другое неустановленное лицо и убивает ее. Мало вероятно.
   – Но возможно. Во всяком случае, спасибо за информацию. А вы сами в то время еще здесь не работали?
   – Нет, но, когда меня сюда перевели, меня прикомандировали к архиву. Я этим воспользовался, чтобы немного войти в курс и ознакомиться с документами, так и наткнулся на это нераскрытое дело, – объяснил инспектор, не сочтя нужным уточнить, что это не он наткнулся на это дело, а дело Джонсон наткнулось на него.
   В самом буквальном смысле: упало прямо ему на голову с верхней полки стеллажа. Когда он хотел поставить папку на место, его внимание привлекли фотографии, и он пролистал дело.
   – Вам следовало бы поговорить с инспектором Го, – продолжил он, снимая очки. – Насколько мне известно, он работал над ним, ну, вы знаете… совместные действия и все такое. Извините, но мне нужно идти.
   Он распрощался с Дагом, который, преследуемый мрачным взглядом дежурного, вернулся в кабинет Го. Инспектор изучал отпечатанный на машинке документ. Он живо поднял голову, словно бизон, которого потревожили на выпасе, и зачем-то поспешно застегнул все пуговицы рубашки до самого ворота. Но Даг успел заметить овальный и чуть припухлый шрамик внизу шеи. С самым невинным видом Даг протянул ему листок:
   – Простите, что опять вас беспокою, но дело пусто. В папке лежало только это.
   – Покажите-ка… А, ну да, дело пропало. Здесь настоящий бардак.
   – Я встретил одного вашего инспектора, он рассказал мне о похожем случае.
   – О каком же?
   – Дженифер Джонсон.
   Го медленно развел свои огромные ручищи и любезно улыбнулся Дагу.
   – Дело закрыто. Так ничего и не выяснили. Вы же знаете молодежь: им всегда хочется блеснуть. По правде сказать, не вижу никакой связи с делом Лоран Дюма. Я могу быть вам полезен чем-нибудь еще? Видите ли, я сейчас очень занят.
   – Не буду вам мешать, еще раз спасибо.
   Даг вспомнил inextremis [42 - В последний момент (лат.).] о сумке, которую он попрежнему держал при себе, закрывая рукой дыру. Он больше не испытывал желания рассказать о ней Го. Это было довольно сложно объяснить. Но… сокрытие улик, препятствие следствию… так можно было далеко зайти. Немного поколебавшись, он все же решился спросить:
   – А та женщина, найденная на улице? Что-нибудь выяснилось?
   – У нее при себе ничего не было, только цепочка, а на ней медальон с изображением Богородицы и инициалами А.X. С такими данными… Мы напечатаем ее фотографию, возможно, кто-нибудь и опознает. Вы же сами должны понимать, что это такое. Рутина. Если бы только мне удалось схватить типа, который тогда был с ней…
   – У вас есть его приметы?
   – По словам полицейского, это какой-то черный с бритой головой; если верить мальчишкам, то громила с габаритами американского баскетболиста. В общем, никакой полезной информации. Чего-чего, а черных здесь хватает, так ведь?
   – А насчет раны?
   – 45-АСР, кольт – это штука серьезная, калибр как у профессионалов. Что и странно. Обычно во всяких любовных историях фигурирует нож, охотничье ружье, ну не знаю, но, во всяком случае, не пистолеты, какими пользуются полицейские и наемные убийцы. И с какой стати бандит из Сен-Мартен вдруг решил застрелить белую туристку? Почему они перед этим не ругались, ничего такого? Вот вам дельце, из-за которого придется потеть несколько месяцев, и наверняка впустую! – воскликнул он, хлопнув рукой по столу, отчего тот едва не развалился.
   Он поднялся, заполнив собой все пространство, его необъятное брюхо всколыхнулось.
   Даг протянул ему руку:
   – До свидания!
   Го взял его ладонь в свою и приветливо сжал, отпустив тогда, когда Даг почувствовал, что его пальцы уже начинают хрустеть. Потряхивая рукой, он вышел в коридор. Так, значит, была еще одна женщина, которую нашли повешенной. А Го довольно ловко ушел от разговора.
   Дежурный был занят: он выслушивал вопли пожилой дамы, у которой только что стащили сумочку. Внезапно осознав, что не в силах противиться искушению, Даг осторожно проскользнул в сумрачный коридор. Если его там застукают, всегда можно сказать, что пошел искать туалет.
   Он толкнул металлическую дверь, которая после его ухода осталась не заперта, и быстро спустился в архив. Он бесшумно вошел: никого. Он сразу бросился к стеллажу 1977 года и стал перебирать корешки… Джонсон, инд. 5478, прил. 2/38. Вот. Около двадцати страниц в бежевой папке. Он быстро пролистал их: заключение о вскрытии, фотографии, отчет о расследовании, испещренный штампами «Ф. Р», «д. с. п», «с подлинным верно», «для информации». Прекрасно.
   Еще пару секунд он исследовал старую бежевую папку, задавая себе вопрос, что его так беспокоит. «… Инд. 5478, прил. 2/38». «Прил.» – приложение? Не хватало одного листочка. Он пролистал все вплоть до заключительного рапорта. Он был адресован комиссару Корне. Мало вероятно, что он до сих пор работает. Интересно, почему понадобилось уничтожать один документ из этого досье? Или, может, он тоже потерялся?
   Он схватил соседнее дело: никаких «прил.». Следующая папка, какая-то мутная история двух соседей, закончившаяся поножовщиной, содержала одну такую пометку: служебная записка, адресованная инспектором Го комиссару Корне. Даг наугад проверил еще несколько дел: судя по всему, «прил.» означало внутреннюю переписку и конфиденциальные сведения, которыми обменивались между собой полицейские в ходе расследования.
   Даг быстро пересек большую сумрачную комнату, внимательно рассматривая названия различных секций. Пучок света проник сквозь зарешеченное окно, словно лунный луч, и осветил это бумажное кладбище. Самые крайние стеллажи сгибались под весом в беспорядке наваленных скоросшивателей, на которых выделялись надписи фломастером: «Бухгалтерия», «Косметический ремонт», «Личный состав». Ага, это уже интереснее. Он стал рыться в этом хаотичном нагромождении папок, обратив в беспорядочное бегство десятки пригревшихся здесь тараканов.
   Все было расставлено в алфавитном порядке. «Даррас Рене»: личная карточка, записи о гражданском состоянии, официальные письма, административные формуляры, служебная переписка. Служебная переписка. Расставлено по годам. Молодой инспектор неплохо справлялся с делами. Даг жадно набросился на 1977 год. Ерунда, сплошная ерунда. Он напрасно теряет время. Он собирался уже захлопнуть скоросшиватель, когда в глаза ему бросилась одна записка, от 18 сентября 1977 года, подписанная комиссаром Корне и подтверждающая получение прил. 2/38. А также уведомляющая, что инспектор Даррас не дал дальнейшего хода. Хода чему? Он вновь стал перебирать стопки папок: «Корне Реймон». Такой же ворох пожелтевших бумаг, объявления благодарности в приказе, продвижение по служебной лестнице, корреспонденция. Бумаги пахли пылью. По мере того как Даг приближался к интересующему его периоду, он чувствовал, как его лихорадит. А если там ничего нет? 20 августа 1977 года. Есть. Прил. 2/38. Письмо, отпечатанное на старой пишущей машинке и подписанное инспектором Даррасом. К письму пришпилен конверт.
   Наверху раздался шум шагов. Даг, встревоженный, поднял глаза. Копам наверняка не понравится это несанкционированное вторжение в их подвал. Вытащив письмо с конвертом из скоросшивателя, он поспешно поставил папку на место. Затем, мысленно осыпая себя ругательствами, засунул папку с делом Джонсон в сумку, некогда принадлежавшую мисс А. X. Одним преступлением больше, одним меньше… Осторожно, стараясь не шуметь, он поднялся по ступенькам. С опаской толкнул железную дверь. Никого не было видно, где-то хлопнула дверь, раздался голос Го: «Бардак! У меня работы выше головы!» Даг проскользнул в коридор, делая вид, будто застегивает ширинку. Всегда можно сослаться на внезапное кишечное расстройство.
   Ему казалось, что в сумке он несет бомбу. «Эта бомба может взорвать твою лицензию», – нашептывал внутренний голос, когда он добирался до приемной. «Никто ничего не заметит». – «А если Го захочет освежить дело в памяти? Ему напомнили, и у него могли возникнуть какие-нибудь идеи». – «Нет, он слишком загружен работой», – решительно возразил Даг своему внутреннему голосу.
   С непринужденным видом он миновал дежурного, который даже не поднял головы от своих журналов. Вот так-то, проще пареной репы. Даг сел в стоявшее на площади такси, между тем язвительный голосок не унимался: «А как же сумка, принадлежавшая убитой, и, главное, оружие, из которого ее убили? Ты считаешь, очень умно таскать его с собой?» – «А что мне с ним делать? Предъявить Го и провести ночь в кутузке? Я напрасно потеряю время, пытаясь объяснить ему, как мать семейства, снаряженная как какой-нибудь мафиозо, собиралась меня прикончить просто так, ни за что». Даг щелкнул пальцами, что заставило обернуться молчаливого старика шофера.
   Взгляд шофера упал на продырявленную сумку, затем снова обратился на дорогу.
   Даг мысленно продолжил диалог:
   «Ну и что ты собираешься делать с сумкой и оружием? Намереваешься вернуться с этим добром в СенМартен?» – «Брошу в мусорное ведро в аэропорту». – «Навести копов на ложный след? Браво!» – «А на что я их должен навести? На себя самого?»
   Скрип тормозов. Он поднял голову: старик смотрел на него.
   – Выходите.
   – Что?
   – Выходите из моей тачки.
   Это еще что такое? Даг наклонился вперед, и прямо в нос ему уперся старый, но хорошо смазанный револьвер. Он вытаращил глаза: и этот дедуля туда же, не может быть!
   Старик указал на кожаную сумку:
   – Забирайте свою сумку и убирайтесь! И не пытайтесь вытащить оружие, а то пристрелю.
   Только теперь Даг осознал, что все это время в салоне булькало радио. Старик встряхнул свой пугач.
   – Они только что сообщили, что какой-то мужчина убил белую в центре города и сбежал с ее темно-синей кожаной сумкой, эта сумка тоже кожаная и темно-синяя, в сумке пистолет с глушителем, уж пистолет-то я распознать могу. На вашей рубашке темные следы, от них воняет засохшей кровью, и вы сейчас выйдете из моей машины.
   Возражать не имело смысла. Даг сгреб в охапку сумку и открыл дверцу такси. Хорошо еще, что старик не привез его прямиком в участок.
   – Тут далеко до Вье-Фор?
   – Три километра.
   Держа палец на спусковом крючке, старик целился ему прямо между глаз: похоже, он совсем не шутил.
   Даг хлопнул дверцей. Оставалось только идти пешком, надеясь, что никто не выстрелит в него и не арестует. Такси, как смерч, рвануло с место, подняв клубы пыли, оставив его одного в наступающих сумерках. Дорога была неровной, пустынной, мирной, как в фильме «К северу через северо-запад» [43 - Фильм А. Хичкока 1959 года.]. Повесив сумку на плечо, он ускорил шаг, предусмотрительно держась обочины. Под луной сверкал ржавый автомобильный каркас. Он вынул украденное дело, сунул его под рубашку, огляделся по сторонам и бросил в канаву компрометирующую его сумку, предварительно порывшись в ней, не надеясь, впрочем, отыскать ничего интересного. Не до такой степени она была идиоткой, чтобы держать там записную книжку или свой адрес. И в самом деле, кроме известного ему пистолета с глушителем в сумке находились розовый закрытый купальник, ключ и журнал. Маленький плоский позолоченный ключик на брелоке в виде дельфина. Он положил его в карман. Оставался еще журнал, какая-то английская дребедень про подводное плавание и водные виды спорта. Он свернул его и засунул в задний карман брюк. Эта наемница еще и спортом занималась.
   Он с сожалением посмотрел на Sig-Sauer P-200 [44 - Автоматический пистолет.]. Жаль было выбрасывать такое прекрасное оружие: эта модель была взята на вооружение многими полицейскими подразделениями Европы и Америки, а также Швеции и Японии, но оставить его у себя означало получить обвинение в убийстве. Он тщательно протер рукоятку, бросил пистолет в прокаленный каркас машины и отправился в путь.
   Интересно, а мальчишки? Как это она с ними провернула? Неужели взяла напрокат на утро? А потом, когда она стала за ним следить? Он пытался восстановить в памяти, была ли она в отеле, когда он прибыл туда накануне, но вспомнить так и не смог.
   И еще одна картинка неотступно преследовала его: припухший кусочек плоти, размером с долларовую монету, внизу шеи инспектора Го. Десять против одного, здесь имела место попытка свести татуировку. Какую-нибудь компрометирующую татуировку, которая имелась у очень немногих людей на этой планете. Даг имел случай видеть такую на расчлененном трупе во время рейда по трущобам гаитянских беженцев. Человек был изрублен на куски мачете, и плотно утоптанная земля впитала литры пролитой крови, превратившись в розоватую, губчатую трясину. Какой-то юнец в обтрепанных шортах, отогнав мириады налипших на труп мух, показал Дату знак, который стоил тому человеку жизни: глаз с тремя зрачками. Метку посвященных в братство служителей Дамбалы [45 - Дамбала – главный и обязательный элемент во всех таинствах вуду, источник силы. Предстает как доброй, так и злой силой, в зависимости от самого призывающего.], которых вербовали в основном среди элиты тонтон-макутов [46 - Тонтон-макуты – корпус преданных гаитянскому диктатору Ф. Дювалье боевиков, его личная полиция. Само слово происходит из гаитянского фольклора. Террор тонтон-макутов был подкреплен леденящими душу слухами об оккультных обрядах вуду. Ф. Дювалье поддерживал репутацию черного колдуна.]. После падения режима многие пытались стереть позорную метку, не желая, чтобы их пытали с применением подожженных шин, как обещали бывшие жертвы.
   Может быть, Фрэнсис Го солгал Лестеру, уверяя, что являлся членом подпольной оппозиционной организации?


   Глава 6

   Даг добрался до Вье-Фор около половины девятого вечера, весь в поту, со сбитыми в кровь ногами. Казалось, город уже уснул. Он вспомнил, как, будучи мальчишкой, удивился, когда узнал, что в период сухого сезона – лета, по-европейски, – здесь бывало светло до десяти часов. Здесь круглый год солнце вставало около шести и заходило неизменно в девятнадцать часов. Он решил повременить с чтением украденного в комиссариате дела. Сейчас нужно было быстро переодеться и бежать к Родригесам. Просто адский ритм для Леруа Дагобера!
   Отец Леже встретил его приветливой улыбкой. Он сидел за письменным столом в ризнице и копался в своих бумагах.
   – Венчания, крещения: понемногу привожу все в порядок, – объяснил он. – Вы упали в воду?
   – Почти. Я тороплюсь, меня ждут у Родригесов на поминках.
   – Вы с ними знакомы? – удивился священник.
   – Нет. Я солгал Луизе Родригес, что был другом ее отца, – ответил ему Даг, роясь в своем рюкзаке в поисках чистой черной футболки.
   – Зачем?
   Из-за Луиса Родригеса. Он был уверен, что Лоран Дюма убили. Возможно, он говорил об этом со своими детьми, кто знает.
   Отец Леже удивленно приподнял брови:
   – Судя по всему, ваше расследование приняло другое направление. Я думал, что вы ищете отца Шарлотты, а не убийцу ее матери.
   – Возможно, это одно и то же лицо. И Лоран, похоже, не единственная жертва.
   Удивленный аббат выпрямился.
   – Вот как?
   – Я все вам расскажу, когда вернусь, если вы еще не будете спать, – бросил Даг, извиваясь всем телом, пытаясь скинуть грязные брюки и натянуть линялые джинсы.
   – Я буду у себя дома, это рядом. Я вас дождусь!
   Даг был уже на улице. Он отыскал клуб подводного плавания возле дебаркадера и быстрым шагом направился к нему.
   Жилище Родригесов находилось как раз напротив, совсем простой белый дом, окруженный садом, где в изобилии росли цветы. Находясь метрах в десяти от входа, он уже услышал шум разговоров. Сквозь широко распахнутые окна видны были многочисленные гости. Открыла ему Луиза. Она была в черном платье с оборками, которое, по его мнению, больше подошло бы для какой-нибудь вечеринки. Остальные приглашенные тоже приоделись, и Даг в своих джинсах и футболке чувствовал себя не в своей тарелке. Луиза протянула ему руку: кожа у нее была мягкой и нежной.
   – Входите. Выпейте что-нибудь, – предложила она своим певучим голосом.
   Он прошел вслед за ней до стоящего посреди комнаты стола, который ломился от закусок: несколько видов баранины, жареная балау [47 - Балау – сорт рыбы.], нежные хлебцы, папайя, гуайява и еще много чего. Он с видом знатока вдохнул аромат, поднимающийся от большого котелка с шеллу. Он обожал это блюдо из потрохов с рисом, но его очень редко ели в Сен-Мартен. Луиза протянула ему стакан ледяного пунша.
   – Возьмите. Так вы были другом моего отца?
   – Да, я познакомился с ним очень давно. Я был тогда лаборантом, мы как-то сразу друг другу понравились.
   – Он нам никогда про вас не рассказывал.
   – Близкими друзьями мы не были, просто хорошими приятелями.
   – Но вы же моложе его…
   Еще бы! Усопший был на двадцать лет старше! Не отвечая, он сделал большой глоток крепкого пунша. Скоро все напьются и станут оплакивать достоинства покойного Луиса Родригеса. Он не знал, как приступить к теме, которая его интересует. Заметив, что Луиза стала оглядываться по сторонам, он поспешил заговорить сам:
   – Вы работаете во Вье-Фор?
   – Да, в начальной школе. Я занимаюсь с первоклассниками.
   – Им повезло! Наверно, не часто детям попадается такая очаровательная учительница, как вы.
   С какой стати он несет эту пошлятину? Он готов был сам себя отхлестать. Смутившись, Луиза повернулась к нему.
   – Простите, мне нужно уделить время гостям. Угощайтесь, не стесняйтесь.
   До чего занудный тип!
   – Ваш отец много рассказывал о вас, он вас очень любил, – не желал ее отпускать Даг.
   – В самом деле? Право же, трудно поверить, – возразила молодая женщина. – Он все время кричал на меня, потому что я замуж не выхожу, машину вожу слишком быстро, потому что курю… Его все во мне раздражало.
   – Ну что вы, это совсем не так. На самом деле он очень вами гордился, – рискнул предположить Даг, которому казалось, что он идет по натянутому канату: он же ничего не знал об этой девице.
   – Вы так говорите, чтобы мне было приятно. Вы бесстыдно льстите: похоже, вы из породы дамских угодников.
   Он улыбнулся:
   – Ну все, меня разоблачили! Что мне сделать, чтобы загладить вину?
   – Помочь мне с пуншем… Идемте. Вот возьмите ковшик и наполняйте бокалы.
   С видом послушного мальчика, который чувствует себя виноватым, Даг повиновался. Она улыбнулась. Когда он хотел, он мог быть милым.
   – Вы так просто не отделаетесь. А, вот и мама. Я вас сейчас познакомлю…
   Вот некстати!
   – Мама, это Даг Леруа, папин приятель. Они вместе работали в Гран-Тер.
   – О, вы знали моего бедного Луиса! Какая трагедия! Что же поделаешь, Бог дал, Бог взял…
   Прежде чем пожать Дагу руку, Тереза Родригес перекрестилась.
   – Это был очень добрый человек! И такой справедливый! Мужу никогда не везло, ему поломали карьеру из-за той истории, а ведь он был прав!
   – О мама, ну не надо опять! – запротестовала Луиза. – Это было так давно.
   – Давно? Но, детка, твой отец чуть было место не потерял из-за этого негодяя, а ты говоришь «это было так давно»! Что из того? Несправедливость она всегда несправедливость, разве не так, молодой человек?
   – Вы совершенно правы, давность в таких делах не имеет никакого значения, – поддержал Даг, высвобождая свою руку из крепких тисков пожилой дамы. – Я так и не понял, что тогда произошло, ваш муж не хотел об этом говорить… – продолжал он, делая вид, что не замечает яростных взглядов Луизы.
   – Он знал, что та женщина была убита, он мне сам сказал. Ведь он и делал вскрытие. Доктор пил, не просыхая, что вы хотите: халтурщик он и есть халтурщик! Но они не хотели раздувать историю и все замяли. Заключение Луиса отправили в мусорное ведро, а его самого услали подальше. А мы тогда только-только купили здесь дом, дети были совсем маленькие, а ему пришлось уехать, жить в какой-то конуре. И все для того, чтобы у ее мужа не было неприятностей…
   – Чьего мужа? – заинтересовался Даг, застыв с разливательной ложкой над стаканом.
   – Той девицы… У старика водились деньги. А его жена родила ребенка от одного парня из местных, муж ее выгнал, она жила в полной нищете. Красивая была женщина, Луис мне рассказывал. Красивая белая женщина, совсем молодая, ее задушили и изнасиловали!
   Что? Даг вздрогнул, и немного пунша пролилось на стол.
   – Изнасиловали? Но я думал…
   – Я вам говорю, изнасиловали, – прошептала Тереза, наклонясь к нему, и он увидел ее дрожащие губы совсем рядом со своими. – Представляете, какой скандал? Разумеется, никто и слушать не захотел моего бедного Луиса. Он от этого просто заболел, так и не мог потом оправиться, никому больше не верил. Белых всю жизнь остерегался; вначале все время говорил об этом в своих письмах…
   Даг положил ложку.
   – А вы сохранили эти письма?
   – Ну да, молодой человек, все до одного! Они у меня в буфете, в перламутровой коробочке, которая мне от матери осталась. Бедный мой Луис!
   Она промокнула глаза, не в силах справиться с подступившими слезами. Даг растерянно повернулся к Луизе, но той уже рядом не было. Она беседовала с каким-то человеком лет сорока, с довольно светлой кожей, стройным и изящным, со множеством маленьких коротких косичек. Мужчина держал ее за плечи и улыбался. Даг мельком подумал, кто этот красавчик, а сам тем временем искал глазами кого-нибудь, кто мог бы заняться мамашей Терезой. Маленькая седоволосая старушка подоспела как нельзя вовремя.
   – Не плачь, девочка моя, не плачь, ты увидишь своего благоверного на небесах. Пойдем, пойдем помолимся за него. Идем… – бормотала она по-креольски, обнимая ее за плечи.
   Она увлекла ее в угол, где собрались несколько пожилых дам. Даг налил себе бокал пунша и залпом выпил. Письма. Ему нужны эти письма. Никто никогда не упоминал о том, что Лоран могла быть изнасилована. Как и эта Дженифер Джонсон, досье которой лежало у него в сумке. Господи боже, похоже, он напал на след чего-то страшного, он чувствовал это. Лет двадцать назад в этом регионе были совершены убийства, которые до сих пор остались безнаказанными… Он поднял глаза. Как быть? В данную минуту действовать невозможно. Ему оставалось лишь ограбить домишко или найти какой-либо повод, чтобы Тереза позволила ему прочесть эти письма… Он поискал Луизу глазами. Изящный красавчик теперь болтал в стороне с кем-то другим, и Даг смутно ощутил, что это ему почему-то приятно.
   Кто-то хлопнул его по плечу:
   – Кто вы?
   Перед ним с суровым видом стояла Луиза. Даг наклонился к ней.
   – Что?
   – Я спросила: «Кто вы?» Вы ведь понимаете пофранцузски.
   – Более или менее.
   – Что за хамство! Отвечайте на мой вопрос.
   Черные глаза сверкали негодованием. Даг почуял, что неприятностей не миновать. И все-таки попытался увильнуть.
   – Не понимаю. Я же вам сказал, меня зовут Дагобер Леруа.
   – Дагобер или Людовик Четырнадцатый, мне плевать. Отвечайте, что вам здесь нужно.
   – Да, собственно, ничего. Просто поговорить с вашей мамой.
   Луиза схватила его за край футболки и привлекла к себе.
   – А теперь послушайте меня. Мой двоюродный брат Франсиско, с которым я только что разговаривала, видел вас позавчера с Джоном Луазо. Ведь вам известно, что это он нашел ту женщину, о которой вы говорили с моей матерью. Так вот, перестаньте играть со мной в кошки-мышки и скажите, что вам нужно.
   Она внимательно всматривалась в его лицо. Он молчал, в уголках губ играла легкая улыбка, а взгляд казался насмешливым. Луиза испытала острое желание со всего размаху влепить ему пощечину. Какая самодовольная физиономия! И еще эта идиотская татуировка: тоже мне мачо! Она сердито заговорила вновь:
   – Вы коп, да? Если я скажу брату, что вы обманщик, от вас в два счета мокрое место останется.
   Она указала подбородком на Марселло. Затянутый в костюм, покрой которого не скрывал огромные квадратные плечи, молодой человек сжимал кулаки, на глазах блестели слезы.
   Даг вздохнул, сложив ладони в умоляющем жесте.
   – Это долгая история. Мы могли бы поговорить где-нибудь в другом месте?
   Луиза недоверчиво взглянула на него, вздернув подбородок.
   – А какие у меня гарантии, что «в другом месте» вы от меня не сбежите?
   – Разве, находясь рядом с вами, я могу испытывать потребность убежать?
   – Вы считаете себя очень остроумным?
   – Иногда. Так мне рассказывать или продолжать разливать пунш?
   Она стукнула его ладонью по груди.
   – Эй, не смейте со мной так разговаривать, понятно? Выходите.
   Даг поднял руки над головой и в таком виде направился к двери.
   Сильно толкнув его в спину, она зашипела:
   – Немедленно опустите руки!
   – Эй! Вы что, спятили? – протестующе пробормотал Даг, переступая порог.
   – Я ненавижу, когда надо мной издеваются.
   Франсиско краем глаза следил за тем, как они уходят.
   Что это за тип? О чем Луиза может с ним болтать? Он с досадой взъерошил свои черные косички. Как он ненавидел, когда вокруг нее вертелись какие-нибудь незнакомцы. Он хотел уже было отправиться вслед за ними, но его собеседник, управляющий компанией «Айлэнд Кар Рентал», в которой он работал, с большим воодушевлением рассказывал ему о своих бойцовых петухах.
   В саду царил полумрак. Даг поднял голову к звездному небу. Дул освежающий, мягкий, приятный ветерок. Эта женщина нравилась ему. Очень.
   А вот ей этот тип не нравился. Ужасно. С ледяным выражением лица она скрестила на груди руки.
   – Итак? Я жду ваших объяснений.
   Даг сделал шаг вперед, она тотчас отступила.
   – Стойте на месте.
   – Я не собираюсь нападать на вас.
   – Откуда мне знать? В конце концов, убийцей той женщины вполне могли быть и вы. Вы подходите по возрасту, разве нет?
   Он был совершенно сбит с толку. В самом деле, этому типу сейчас от сорока до сорока восьми лет. Луиза настороженно рассматривала его, готовая в любую минуту дать отпор. Он уселся на кучу старых покрышек.
   – Я вам все объясню. Но обещайте, что не станете ни с кем ничего обсуждать. Это может оказаться очень опасным.
   – Эй, парень, вы слишком черный, чтобы изображать из себя супермена.
   Ухмыльнувшись, Даг пожал плечами. Давно не приходилось ему встречать столь отвратительный характер, как у этой Луизы. А фигурка какая… Он принялся обо всем ей рассказывать, понимая, что, если так пойдет и дальше, скоро весь остров будет в курсе, но ему нужна была помощь.
   Луиза слушала внимательно и, когда он закончил рассказ, еще какое-то время молчала.
   – Это все правда? Вы не выдумываете?
   – Истинный крест, не вру.
   Она пожала плечами. Ну конечно, разве он мог действовать прямо, как все нормальные люди? Частный детектив. С манерами американского серфингиста. И улыбкой в сто тысяч вольт. И она должна такому верить?
   – Что вы хотели от моей матери?
   – Письма вашего отца. Те, в которых говорится о Лоран Дюма.
   – Всего-то навсего! От деликатности вы не умрете… Вот так взять и заявиться к людям…
   Даг поднялся и приблизился к ней. Казалось, она была погружена в свои мысли. Повинуясь внезапному порыву, он наклонился и поцеловал ее в губы. Последовала звонкая пощечина. Рука у нее была тяжелой.
   – Послушайте! Что вы себе позволяете?
   – Простите, я сам не понимаю, что на меня нашло. Лунный свет голову напек…
   Луиза внимательно разглядывала его.
   – Послушайте, Наполеон, я знаю, вы считаете себя очень хитроумным, очень красивым и всякое такое, но вы абсолютно не в моем вкусе.
   – Вот как? А кто в вашем вкусе?
   – Франсиско. Мы помолвлены. Осенью я выхожу за него замуж.
   Даг почувствовал раздражение. Это было глупо и смешно. Он знал эту женщину менее суток. К тому же она была слишком молода для него. Но все же… этот кретин Франсиско с его женоподобными ужимками, нелепыми коротенькими косичками и безукоризненными темно-зелеными штанами, стянутыми на тонкой талии… Он не сразу осознал, что Луиза повернулась и уходит.
   – Эй, постойте!
   – Что еще? Вам нужны письма? Приходите ночью, в три часа. Сядете сюда, – добавила она, указывая на шины, – и постарайтесь не шуметь.
   Даг слегка коснулся ее запястья.
   – Спасибо.
   – Не за что, – оборвала она его, резко отпрянув. – Мне просто любопытно узнать продолжение, вот и все.
   Она развернулась и возвратилась в дом. Даг смотрел на ее силуэт, который в сумерках четко вырисовывался на пороге. Франсиско бросился ей навстречу, что-то прошептал на ухо, одновременно внимательно вглядываясь в сумрак сада. Прежде чем удалиться, Даг, незаметный в наступившей темноте, сделал непристойный жест в его сторону. Очаровательная Луиза была так же мила, как Шарлотта и как большинство женщин, с которыми ему приходилось сталкиваться в последнее время. Неужели отныне женские особи производятся исключительно по определенному образцу, а именно «мисс мегера 1996», или это общение с господином Дагом Леруа вызывает столь прискорбные преображения? Есть вопросы, которые лучше себе не задавать.
   Отец Леже ждал его, сидя в глубоком кресле потертой кожи и углубившись в чтение последнего романа Стивена Кинга. Заметив входящего в комнату Дага, он поднял голову.
   – Ну что, охота оказалась успешной?
   – Думаю, да. У меня свидание с дочерью Луиса Родригеса этой ночью, в три. Она должна передать мне письма отца, в которых речь идет как раз об этом деле.
   – О, вижу, вы даром времени не теряли. Позволю напомнить, вы обещали мне полный отчет обо всем, что произошло.
   – Непременно!
   Даг опустился на обветшавший диван, стоявший у стены напротив, и во второй раз за вечер принялся рассказывать свою историю.
   Отец Леже время от времени реагировал на повествование одобрительным ворчанием, а когда Даг дошел до попытки убийства таинственной А. X. , не смог сдержать восклицания:
   – Но это же настоящий роман! Подумать только, а я-то все это время выслушивал скучные исповеди моих добропорядочных прихожанок…
   – Каждому свое. Вы – священник, я – рыцарь.
   – Не хватает судьи.
   – Что?
   – Три столпа государства: Церковь, меч и судейская мантия.
   Даг насмешливо указал на потолок:
   – Придется довольствоваться вашим патроном. Я поведаю вам продолжение, это не менее занятно.
   Рассказ об инспекторе Го, казалось, весьма позабавил отца Леже, так же как и эпизод с водителем такси. Но более всего он был потрясен историей с досье Джонсон и способом, благодаря которому Дагу удалось завладеть этим досье.
   – Так вы его украли?
   – Я даже не успел еще заглянуть в него. Если вы позволите…
   – Разумеется, сделайте одолжение…
   Даг поднялся, чтобы достать папку, отец Леже в это время продолжал:
   – Если я правильно вас понял, вы полагаете, что один человек мог убить обеих этих женщин, а его никто не заподозрил… Anguisinherba…
   – Вот именно, змея в траве… – подтвердил Даг.
   Отец Леже не мог скрыть изумления:
   – Вы знаете латынь?
   – Так, обрывки. В море надо было как-то убить время. Наш корабельный капеллан обучил меня кое-каким выражениям. В обычном разговоре их трудно применить… Ладно, исследуем наш трофей.
   Под пристальным взглядом священника Даг открыл папку и быстро пробежал ее содержимое, оглашая вслух основные факты:
   – Дженифер Джонсон. Тридцать два года. Вдова. Существовала на деньги, которые оставил ей муж-банкир, скончавшийся от инфаркта за четыре года до этого. Она жила на два дома: в Сент-Мари, это ее основное место проживания, и в Труа-Ривьер, где регулярно, в течение восьми лет, снимала виллу. В марте тысяча девятьсот семьдесят седьмого года была найдена повешенной на вентиляторе в столовой. Вентилятор был включен, он вертелся, и повешенное тело тоже вертелось в чудовищном вальсе смерти в полутора метрах над землей, над опрокинутым стулом.
   Отчет судебно-медицинской экспертизы, подписанный неким Леоном Андревоном, главным врачом в Байифе, состоял из трех страниц мелким почерком.
   – Я знал доктора Андревона. Он скончался в тысяча девятьсот восемьдесят первом году: сердечный приступ.
   Этого следовало ожидать. За неимением Рима все дороги вели прямиком на кладбище… Даг продолжил изучать дело. Вскрытие показало, что Дженифер душили, насиловали и пытали каким-то острым инструментом, который проткнул влагалище и матку. Никаких следов борьбы. Жертва не принимала ни алкоголь, ни психотропные средства. Последний раз она ела часа за два до смерти: рыба дорада, дробленый горох и йогурт. Если бы не крохотное пятнышко крови на платье, и в этом случае без проблем могли бы выдать разрешение на захоронение с пометкой «суицид».
   Поскольку у жертвы было гражданство острова СенМартен, старший инспектор Даррас, которому помогал начинающий инспектор Го, вел следствие от лица французской полиции. Полное и окончательное фиаско. Даррас опросил соседей, чуть ли не под микроскопом исследовал связи молодой женщины, но все безрезультатно. Она жила одна, с увлечением занималась подводным плаванием, умела надолго задерживать дыхание. Но людская молва приписывала ей многочисленных любовников.
   Подводное плавание. Даг вспомнил про журнал, найденный в темно-синей сумке таинственной А.X. И о любовнике Лоран Дюма, которого та встретила на берегу. Французский коллега Дарраса, старший инспектор Рикетти, пришел к выводу о том, что преступление было совершено случайным человеком.
   Даг протянул отпечатанные на машинке страницы отцу Леже, затем углубился в другие документы. Копия заключения из лаборатории: отпечатки пальцев, волокна, обрезки ногтей, волосы с головы, лобковые волосы и так далее. Результат: ноль. Страшные фотографии жертвы. На первой фотографии, сделанной прямо на месте преступления, лицо казалось фиолетовым, глаза навыкате, язык вывалился изо рта, разглядеть черты совершенно невозможно. На следующих, сделанных в морге, стало ясно, что при жизни это была красивая молодая женщина с темными волосами, с волевым лицом, прекрасно сложенная. Открытые глаза были бесцветны и пусты, на шее явственный след от удушения. Даг взял другую фотографию и не смог сдержать гримасы отвращения: доктор Андревон сделал подробные снимки гениталий женщины, на которых отчетливо выступали все разрывы и опухоли. Человек, напавший на нее, вне всякого сомнения, был психически нездоров. В рапорте подчеркивалось, что все раны нанесены при жизни, причем одновременно женщину душили. Это предполагало наличие недюжинной силы. Одной рукой душить женщину, другой наносить ей удары острым предметом. Или, возможно, она начала уже терять сознание, поэтому перестала сопротивляться? «Хорошо, если это так, – подумал Даг, опуская фотографии. – Хочется верить, что она к тому времени уже потеряла сознание». На сообщении инспектора Дарраса стояла пометка «для служебного пользования». Оно состояло всего из нескольких строк:

   Господин главный комиссар, имею честь довести до вашего сведения, что мои информаторы собрали данные о смертях, аналогичных смерти вдовы Джонсон, как в Сен-Ките, так и в Антигуа и Сент-Винсенте.
   Не имея преимущественного права вести следственные мероприятия на этих территориях, я позволю себе рекомендовать войти в контакт с местными властями в целях достижения результатов в расследовании.
   Если нижеизложенная информация верна, представляется весьма вероятным, что мы имеем дело с опасным преступником, действующим в районе Карибского бассейна. Благодарю вас, в надежде, что вы с должным вниманием отнесетесь к моему заявлению, и т. д.
   Далее следовали даты и имена:

   – 11 марта 1975, г. Антигуа: Элизабет Мартен, черная, 34 года, повешена. Депрессия после развода. Вскрытие не производилось.
   – 16 декабря 1975, г. Сент-Винсент: Ирен Кауфман, белая, 31 год, не замужем, повешена. Незадолго до этого была уволена с работы по подозрению в краже денег из кассы своего предприятия. Вскрытие не производилось.
   – 3 июля 1976, г. Сен-Ките: Ким Локарно, азиатского происхождения, 32 года, вдова, повешена. Злоупотребляла алкоголем после смерти мужа, летчика-истребителя. Вскрытие не производилось.
   – 10 октября 1976, г. Сент-Мари: Лоран Дюма, белая, 34 года, жила отдельно от мужа. Повешена. Алкоголичка и проститутка. Мать цветной девочки по имени Шарлотта. Вскрытие подтвердило версию самоубийства.
   – Март 1977, г. Труа-Ривьер, Гваделупа: Дженифер Джонсон.

   – Я был прав! Посмотрите-ка!
   Он протянул письмо священнику.
   Последний документ дела представлял собой обыкновенный напечатанный на машинке листок, который отправил окружной полицейский комиссар Маршан из Байифа:

   Дорогой друг, я получил ваше сообщение от 28 числа. Я не думаю, что вывод, к которому пришел ваш инспектор Даррас, требует совместных усилий наших полицейских бригад, и без того перегруженных работой. Полагаю, речь идет о простом совпадении. Вам не хуже меня известно, что при желании можно отыскать связь между чем угодно и кем угодно. Это обычный софизм, у моего бюджета на него аллергия.
   Напоминаю, что мы имеем честь пригласить вас сегодня на ужин.
   С наилучшими пожеланиями…

   Итак, витиеватое послание Дарраса последствий не имело. Регион представлял собой такую мешанину островов – американских, французских, испанских или голландских, – что, несмотря на мнение коллеги, у комиссара Корне, похоже, не было решительно никакого желания гоняться за убийцей-призраком по всему Карибскому морю. В результате он ограничился тем, что просто начертал на листке красными чернилами два слова: «Дело закрыть».
   Разумеется, сам по себе список ровным счетом ничего не доказывал. Женщины кончали жизнь самоубийством едва ли не каждый день. Но, должно быть, Даррас почуял едва заметный гнилостный запашок, который Даг ощущал с тех самых пор, как прикоснулся к этому делу. Он отметил даже дело Лоран Дюма. И если бы этот идиот Джонс не помешал Луису Родригесу выполнить свою работу, возможно, тайна раскрылась бы быстрее, или, по крайней мере, комиссар Корне счел бы возможным поддержать своего инспектора.
   – Невероятно, – пробормотал отец Леже, кладя бумаги на место. Казалось, он был искренне потрясен. – Если бы вы случайно не наткнулись на того молодого инспектора, вам бы не удалось заполучить этот текст.
   – Забавно думать, что с той минуты, как мы проснулись сегодня утром, он и я, все наши действия неминуемо вели к нашей встрече в определенное время, – согласился Даг. – Во всяком случае, три четверти преступлений раскрываются благодаря доносам. Мы ведь не следователи, а просто сборщики фактов.
   – Ну-ну, только без лишней скромности. Вы и вправду полагаете, что всех этих женщин убил один и тот же человек?
   – К сожалению, я полагаю, что это верно на девяносто процентов, – ответил Даг, раскрывая вложенный в папку конверт.
   Оттуда выпала пачка пожелтевших листков. Аккуратно вырезанные и обведенные рамочками газетные статьи. Все они были из рубрики «Происшествия». Элизабет, Ирен, Ким, Лоран и Дженифер, фотографии в овале. Даг долго изучал газетные вырезки, передавая их по мере прочтения отцу Леже. Ничего сенсационного. Обыкновенная констатация фактов. «Найдена в своем доме… судя по всему, имеет место самоубийство… финансовые проблемы… лечилась от нервной депрессии… излишества… »
   – Все женщины были одиноки и несчастны, – сделал вывод Даг, – в любом из подобных случаев самоубийство представляется логичным. Этот тип был весьма хитер, жертв он отбирал не случайно. Три белые женщины, одна черная, одна азиатка. Что касается цвета кожи – полный набор. Хотя возрастные ограничения имеются: всем им было между тридцатью и сорока.
   – И какой вы из этого делаете вывод?
   – В данный момент никакого. Завтра позвоню Даррасу, – вздохнул Даг, поднимаясь.
   – Но ваша клиентка, Шарлотта Дюма, она ведь платит вам совсем не за это?
   – Нет, это за свой счет. А ей я скажу, что бросаю дело. Ее отца отыскать невозможно, если только он не…
   – Это было бы ужасно, – прервал его священник. – Приложить столько усилий, чтобы найти ее отца, и в конце концов прийти к выводу, что он и есть убийца-садист…
   – Уж кому-кому, а вам должно быть прекрасно известно, что возможно все, разве нет? Вы знаете, что в квартире Мартинес я нашел анонимное письмо?
   – Нет, я этого не знал.
   – Я думаю, оно было послано Луазо, соседом. В убийстве Лоран он обвинял дьявола. Мне его слова тогда показались обычным алкогольным бредом. Но, возможно, имеется в виду прозвище или что-то в этом роде. Он дал такое прозвище какому-нибудь знакомому Лоран, которого считал чудовищно опасным.
   – Не хочу злословить по поводу Луазо, но должен заметить, что уже лет шестьдесят он пьет, не просыхая. Я тут как раз подумал…
   – Что?
   – Если исходить из даты рождения Шарлотты, таинственный Джими, должно быть, имел сексуальную связь с Лоран Дюма начиная с апреля. Значит, он находился на острове в сухой сезон семидесятого года, то есть летом, а как вам, должно быть, известно, пятнадцатого августа там происходят грандиозные празднества. Шествия, конечно же, но также балы, соревнования рыбаков, песенные конкурсы, гигантское барбекю на берегу Гранд-Ане.
   Даг поддакнул, он прекрасно помнил об этих праздниках: четыре дня пиров и развлечений, когда от любого за сто шагов разило ромом.
   – Вот я и подумал, – продолжил священник, – а вдруг наших голубков кто-нибудь случайно сфотографировал, без их ведома, когда они принимали участие в увеселениях. Может быть, стоит посмотреть старые газеты, кто знает.
   – Интересующий нас мужчина к тому времени мог уже уехать. Это объясняет, почему он не узнал о беременности Лоран. Но вы тем не менее натолкнули меня на мысль! – воскликнул Даг. – Я помню, был там один. Как его звали? Да, Манго-колдун, он держал фотоателье, напротив лавки; он шнырял по всему острову и щелкал всех подряд. Потом вручал вам квитанцию, и, если вы хотели получить фотографию, нужно было прийти за ней на следующий день.
   – И вы полагаете, что у Манго могли сохраниться фотографии, сделанные, возможно, в тысяча девятьсот семидесятом году?
   – Не знаю. Вы сами сказали: стоит попытаться.
   Отец Леже скептически ухмыльнулся:
   – Почему бы и нет? А как вы думаете, Луиза не станет говорить об этом со своим женихом, Франсиско?
   – Может, и станет. В конце концов, какая разница? Лишь бы она не стала говорить об этом с убийцей…
   – Или если он каким-то образом прознает об этом. Если этот человек действительно двадцать лет назад совершил все эти преступления, он не может допустить, чтобы это когда-нибудь всплыло на поверхность. И разумеется, он готов на все ради своей цели.
   – Может, он уже умер, – заметил Даг.
   – Я склонен думать, что он скорее всего жив, чувствует, что находится в опасности, и готов действовать perfasetnefas [48 - Любыми средствами (лат.).] например подослать к вам профессионального убийцу… Я полагаю, что вы вступили в чрезвычайно опасную игру, господин Леруа.
   – Это не заставит меня отступить. Кстати, вы обратили внимание? Все убийства произошли в течение довольно короткого промежутка времени, около двух лет.
   Отец Леже нахмурился:
   – Нам неизвестно, располагал ли инспектор Даррас всей необходимой информацией. Надо бы проверить периоды чуть раньше и чуть позже. Кроме того, возможно, тот человек просто не мог совершать убийства до этого времени. Например, был слишком молод.
   – Тут совсем другое, – возразил Даг. – Если исходить из предположения, что преступник – таинственный Джими, любовник Лоран, зачем ему ждать пять лет, чтобы убить ее?
   – Могло произойти какое-нибудь событие, и у того человека помутилось в голове. Abyssusabyssuminvocate [49 - Бездна взывает к бездне (лат.).]. У вас слишком мало исходных данных. На мой взгляд, все совершенно безнадежно… Время нанесло на это дело слишком толстый слой пыли. Вы уподобляетесь археологу, который ищет занесенный песком город, не имея ни малейших указаний на то, где именно его следует искать…
   – У вас пораженческое настроение, отец мой, – возразил Даг, наливая себе стакан воды. – Я-то полагал, что с демонами следует бороться изо всех сил, а типа, способного искромсать внутренности молодой женщины, иначе как демоном и не назовешь, разве не так?
   Отец Леже назидательно поднял указательный палец:
   – Вы смеетесь надо мной, господин детектив. Вы принимаете меня за престарелого маразматика, но поверьте, я говорю от всего сердца: вы стоите на пороге чудовищных неприятностей. «Frequentechien,oukatropepice» [50 - Подозрительные знакомства чреваты неприятностями (лат.).] .
   – Я знаю.
   Даг задумчиво сполоснул под краном стакан. Отец Леже, без сомнения, прав. За примером далеко ходить не надо: мисс А.X. Кто мог послать ее по его следу, если не убийца? С другой стороны, откуда убийца знал, что Даг начал расследование? Неужели он всегда был в курсе того, что происходит на острове? После стольких лет? Еще одно предположение: вдруг Даг его уже встретил?
   Отец Леже зажег контрабандную кубинскую сигару и блаженно стал сосать ее.
   – Не желаете ли? Не хочется богохульствовать, но эти «Монтекристо» воистину божественны…
   – Я хочу быть уверен в одном, – прервал его Даг.
   – Прошу вас.
   – Вы можете мне поклясться, что никогда не слышали на исповеди ничего, что имело бы отношение к этому делу?
   Прежде чем ответить, отец Леже выпустил крупный завиток дыма:
   – Я не имею права клясться, но готов дать вам честное слово.
   Даг вновь перечел краткий отчет доктора Леона Андревона. К счастью, этим делом занимался не Джонс, иначе, вполне вероятно, он и здесь ничего бы не заметил. «Так, повешенная женщина, еще одна, такова жизнь, разрешение на захоронение, оп-ля, пиф-паф, несите следующую». Должно быть, у этого Джонса вместо мозгов формалин. Ладно, какой смысл попусту резонерствовать.
   Даг взглянул на часы.
   – Я попытаюсь поспать час-другой. Вы не собираетесь ложиться?
   – Я сплю мало. У меня бессонница. Обычно я читаю, пока не засну в кресле… За меня не беспокойтесь. Устраивайтесь в спальне.
   – Спасибо. Я в самом деле очень признателен вам за помощь.
   – Ну-ну, не говорите глупости. Это вы помогаете мне избавиться от рутины и скуки. Если собираетесь сразиться с драконом по имени Луиза, советую хорошенько отдохнуть.
   Дагу оставалось лишь согласиться и прикрыть дверь. Ему показалось, что в глазах священника блеснуло лукавство.
   Комната была обставлена весьма скромно: раскладушка, заправленная белым покрывалом, маленький ночной столик, сосновый шкаф, возле окна стол и стул. На столе у стены лежала стопка книг: несколько томиков по теологии, «О природе вещей» Лукреция, латинская грамматика, жизнеописание святой Терезы. И никакого порнографического журнала, спрятанного под стопкой.
   Стащив ботинки и поставив маленький походный будильник на 2.30, Даг, не снимая одежды, вытянулся на раскладушке. Чтобы заснуть, он смотрел на белые стены, не видя их, стараясь изгнать из головы любые образы. Мужчина, преследовавший одиноких женщин лет тридцати, душил их и мучил, не оставляя следов, безмолвный и стремительный, как волк, хищник, который сумел замаскироваться на долгие годы, если только он уже не умер. Но А. X.? Откуда взялась эта женщина, посланная убить самого Дага? Может, она совершила ошибку? Может, перепутала мишень? Мало вероятно. Тогда что? Что, что, что… Вопросы цеплялись один за другой, как вагоны поезда, они проносились, бесконечно бормоча что-то монотонное. Поезд, несущийся по голым равнинам к неизвестной цели.

   Фрэнки Вурт, тяжело дыша, приподнялся на локтях. Белокурая девица, лежавшая под ним на животе, ритмично стонала, убедительно изображая страсть. Не переставая энергично двигать бедрами, он зажег сигарету и глубоко вдохнул дым. В целом неплохой вечерок. Два придурка получили по заслугам. К тому же с ним связался Васко Пакирри. Похоже, предстоят любопытные деловые переговоры. Старый Дон Морас, на которого работает Фрэнки, впадает в слабоумие. Еще немного, и он окончательно потеряет контроль над контрабандой кокаина. У Пакирри имелись определенные амбиции, он уже видел себя в роли его наследника. Фрэнки должен хорошенько подумать, прежде чем выбрать, к какому примкнуть лагерю в этой войне банд, обещавшей быть безжалостной и кровавой. Необходимо следовать за своей звездой.
   В порыве энтузиазма он крепко всадил девице, она вцепилась в подушку, так громко завопив «да, да, да», что Фрэнки захотелось размозжить ей голову о стену.
   – Shut up, you, dirty bitch! [51 - Заткнись, сука! (англ.)] — вскричал он, резко схватив ее за волосы. – Shutup!
   Она немедленно замолчала.
   – Heelgoed, — прошептал Фрэнки, ослабив хватку. – Ладно, – пробормотал он снова, уже для самого себя. Так, пока все шло прекрасно. Он трахал мир, как трахал сейчас эту шлюху, и горе тому, кто попытается встать у него на пути.


   Глава 7

   Даг подскочил на постели. В ночи раздавался дребезжащий звук будильника. Он нажал на кнопку, и звонок затих. В конечном счете ему удалось немного поспать. Он поднялся, открыл дверь и на цыпочках прошел через кабинет. Отец Леже похрапывал в своем кресле с открытой книгой на коленях.
   Дул легкий ветерок, сверкали звезды. Даг запустил руку в волосы и, завидев на пути фонтанчик, ополоснул лицо и прополоскал рот. «А теперь кто кого, дорогая Луиза», – подумал он, улыбаясь.
   Безмолвный дом белел в темноте, в глубине сада. Даг уселся на уже знакомую ему груду старых покрышек и принялся ждать. Вокруг было тихо. Под понтонами плескалась вода, где-то злобно мяукнула кошка, что-то мелькнуло в зарослях папоротника. Даг с трудом боролся с искушением закурить. Ровно в три дверь приоткрылась, и с крыльца скользнул тонкий силуэт.
   – Вы здесь? – прошептала Луиза, стараясь отыскать его взглядом в темноте.
   Вместо ответа Даг вытянул руку и схватил женщину за запястье. Она отпрянула, словно от прикосновения змеи, и отдала ему толстый конверт.
   – Вот ваши письма. Вы спите в доме священника?
   – Коль скоро не имею возможности спать с вами…
   – Оставьте пакет там. Я заберу его днем, – ответила она, не отреагировав на его реплику. – А теперь убирайтесь! Мне пора возвращаться.
   – Как любезно с вашей стороны! А прощальный поцелуй?
   – Обойдетесь! Должна вам сказать, что вы сильно ошибаетесь на мой счет. Я не из тех идиоток, которых вы, наверное, привыкли коллекционировать и складывать штабелями. И не смейте здесь шастать, а то я скажу Франсиско, и он вам задницу надерет.
   – Славная дедовская традиция, я полагаю? Луиза, мне бы хотелось снова вас увидеть.
   Нет, ну какое трепло! Следовало незамедлительно расставить все точки над «i».
   – Вы что, совсем тупой? Вы мне не нравитесь, понятно, совершенно не нравитесь. Вы мне просто отвратительны. Трясите своей ширинкой где-нибудь в другом месте, а меня оставьте в покое, вам ясно?
   – О'кей, я все понял, спасибо за письма и прощайте… Я ухожу с разбитым сердцем, моя душа сотрясается в немых рыданиях… – бормотал Даг, неумолимо приближаясь.
   Луиза сделала шаг назад, ее ноги зацепились за грабли, и она чуть было не упала навзничь. Даг подхватил ее и привлек к себе. Он почувствовал, как к его животу прижались ее груди.
   – Оставайтесь с нами, милое дитя.
   – Немедленно отпустите, или я закричу!
   – О! Я просто обожаю подобные диалоги, теперь мне полагается ответить: «Ты будешь моей, сука, хочешь ты этого или нет!»
   – Ублюдок!
   Даг даже не успел спросить себя, почему это в последнее время все встреченные им женщины имеют тенденцию называть его ублюдком, идиотом, кретином или, на худой конец, болваном, как в одном из окон дома загорелся свет и мужской голос, в котором он узнал голос мускулистого Марселло, прокричал:
   – Луиза? Это ты?
   – Да, я услышала какой-то шум, ankavin,paniproblem! [52 - Сейчас иду, все в порядке!]
   – Лгунья, – прошептал Даг, прижимая ее к себе.
   – Иди ложись, – велела Луиза брату, пытаясь вцепиться Дагу в физиономию.
   – Ты уверена?
   – Да, говорю же тебе. Ты разбудишь маму…
   – Kakila? [53 - Кто там?] Это Франсиско?
   – Да нет же. Ankavin, сколько можно повторять.
   Она билась изо всех сил, пытаясь освободиться. Даг внезапно отпустил ее, и она, не удержавшись, упала в траву.
   – Луиза?
   Голова брата показалась в дверном проеме.
   – Я упала, черт побери! Закрой дверь, слышишь?
   Даг отступил в тень деревьев. Улыбаясь, он смотрел, как она поднимается, мстительно грозит ему кулаком и возвращается в дом. Дверь тотчас же захлопнулась. Приятная была беседа.
   Теперь письма.
   Отец Леже по-прежнему спал. Даг проскользнул в комнату, бросился на кровать и стал рассматривать свою добычу: пухлый конверт, откуда выпали страниц тридцать, покрытые крупным, изломанным почерком. На каждом письме в правом верхнем углу стояла дата. Он быстро выбрал четыре послания, которые относились к интересующему его периоду.

   Моя дорогая, у меня здесь все хорошо, работа нетрудная, коллеги приветливые, начальник лаборатории очень симпатичный человек, так что обо мне не беспокойся. Я надеюсь, что у тебя и у детей тоже все в порядке.
   Несколько дней назад этот подонок Джонс приезжал сюда к Лонге (это здесь главный начальник), и мы с ним столкнулись в коридоре. Он со мной даже не поздоровался. Ты представляешь, почти четыре года я работал под его началом, а это дерьмо со мной даже не здоровается, а ведь это он сам во всем виноват. Ему следовало бы просить у меня прощение на коленях, потому что та женщина была изнасилована и убита, – это чистая правда; и из-за того, что я осмелился сказать правду, теперь я должен жить вдали от тебя и от детей. Этот мир просто отвратителен, особенно для таких, как мы. Будь я белым, Джонс не осмелился бы отправить мое донесение в мусорное ведро. Впрочем, я не собираюсь без конца пережевывать свои неприятности и волновать тебя. Я питаюсь хорошо, и бессонницы у меня нет. Так что ни о чем не беспокойся.
   Но когда я думаю о том, что этот пьянчужка даже не заметил ни кровоподтеков на малых губах, ни вагинальных разрывов и уверяет, будто она якобы могла пораниться, когда падала! На что она, интересно, падала? На отвертку? Прости меня, все никак не могу остановиться.
   Я должен заканчивать письмо, потому что сейчас придет почтальон. Крепко обнимаю тебя, поцелуй от меня детей, скажи им, чтобы слушались, а то папа приедет и отшлепает.
   Любящий тебя Луис.

   В двух следующих письмах говорилось, в общем, о том же самом, нового ничего не было. Чувствовалось, что Луис никак не мог примириться с этим переводом на другое место работы.
   «И он был прав, – вздохнул Даг, поднимаясь с постели. – Если бы его тогда выслушали, возможно, удалось бы предотвратить убийство Дженифер Джонсон». Развернув четвертое письмо, датированное апрелем 1977 года, он быстро пробежал первые строчки и внезапно остановился, словно парализованный.

   … Я только что прочел в газете, что они нашли у нас еще одну повешенную женщину в Бас-Тер. На этот раз вскрытие делал Андревон, и он-то увидел, что речь идет об убийстве! Это доказывает, что я тогда был прав! Я не хочу рисковать потерять свое место, оно слишком нужно нам обоим, но молчать до бесконечности я тоже не намерен. Итак, я связался с нашими инспекторами, которым поручено дело, и все им рассказал, оговорив, чтобы имя мое ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не упоминалось, что я просто хочу облегчить им расследование. А сам я больше этим не занимаюсь, хватит. Пусть теперь полиция ломает голову. Единственное, что я хочу, так это заработать побольше денег для нас…

   Даг не мог удержаться и присвистнул сквозь зубы. «Выходит, Родригес связался с Даррасом и Го. Значит, эта сволочь Го прекрасно знал, что Лоран Дюма была убита. Почему же он не подал виду? Разве что… – Даг нервно шагал взад и вперед по комнате, – разве что толстяку кое-что известно о деле Лоран и это „кое-что" он боится раскрыть».
   Даг раздраженно отбросил письма. Все было ужасно запутано, и не только из-за того, что прошло уже столько времени, но и потому, что за всем этим чувствовалась коварная рука умного и жестокого убийцы, хладнокровного, способного рисковать и умело путать карты. Человек, убивший всех этих женщин, действовал не в приступе гнева и не в опьянении. Даг был убежден, что он совершал это ради удовольствия, подобно тому как ребенок мучит насекомое. И, притаившись во тьме, он с порочной ухмылкой наблюдал за отчаянными усилиями Дага…
   Он решил, что пытаться заснуть не имеет смысла. Самое время сейчас вновь взглянуть на папку с делом Джонсон.
   Даг бесшумно открыл дверь и приблизился к отцу Леже, который даже не пошевелился. Для человека, страдающего бессонницей, он спал слишком крепко! Даг поискал взглядом досье. Куда он мог его засунуть? Возможно, отец Леже решил его просмотреть перед сном… Он приблизился к священнику. Ни на коленях, ни рядом на кресле ничего не было. На письменном столе тоже. Что он с ним сделал? Даг обследовал диван с обивкой в цветочек, крохотную кухню, этажерки, опустился даже на четвереньки, чтобы посмотреть под буфетом: ничего. Ему неудобно было будить спящего. Это досье, конечно же, было где-то здесь. Он вернулся в комнату: может быть, он сам унес его и забыл об этом. Ничего. Черт. Он опять прошел в гостиную, задумчиво поскреб щеку. Священник продолжал спать, несмотря на шум, который Даг производил, осматривая дом… Он склонился над креслом: может, кюре сидит на папке? Ничего.
   Внезапно, непонятно почему, его охватило дурное предчувствие. Проклятое досье исчезло, и священник спал беспробудным сном. Он осторожно приблизился к старику, который сидел, привалившись к подлокотнику, свесив голову на грудь. Может?.. Нет, это невозможно, но все-таки… Не в силах скрыть тревогу, Даг позвал:
   – Эй! Просыпайтесь!
   Отец Леже не пошевелился.
   – Ради бога!
   Никакой реакции. Даг бросился к священнику и поднял его голову. Он сразу заметил фиолетовую рану, по лицу бежала струйка крови. Отец Леже тяжело дышал через рот. Даг вполголоса выругался и бросился на кухню. Он схватил полотенце, смочил его холодной водой и, бегом вернувшись в гостиную, стал вытирать лицо священника, который внезапно издал короткий стон.
   Даг снова смочил полотенце и повторил все заново, затем взял в морозильной камере несколько кусочков льда, обернул их целлофановым мешочком, висящим на ручке дверцы, и приложил к голове священника, который внезапно открыл глаза.
   – Каsaye? [54 - Что такое?]
   – Вас оглушили.
   – Что?
   Он поднес руку к голове.
   – О, у меня череп раскалывается…
   – У вас на голове рана шириной в палец. Вам повезло, что вы вообще остались живы. Как это случилось?
   – Но я понятия не имею! – воскликнул досточтимый отец с гримасой боли на лице. – Я спал. Я даже не понял, что кто-то напал на меня! Это неслыханно! Меня оглушили, а я даже не почувствовал!
   Даг склонился над ним:
   – Может, обратиться в больницу, чтобы вам зашили рану?
   – Нет, нет, не стоит. Посмотрите, уже и крови нет. Я, признаться, просто потрясен: меня за двадцать лет ни разу не ограбили! Здесь никто не запирает двери на ключ! И впрямь приключения преследуют вас по пятам.
   – Вот именно, – ответил Даг. – Кстати, и досье Дженифер Джонсон исчезло.
   – Что? Уж вы простите старика, который несколько отупел от удара, но не могли бы вы повторить?
   – Папка с делом Дженифер Джонсон исчезла. Вас оглушили, дело исчезло. А я отсутствовал не больше часа.
   – Должно быть, видели, как вы уходите, и решили, что я одинок и уязвим.
   – Но какой интерес может представлять это досье? Черт, двадцать лет оно лежало себе спокойно в архиве, – возмутился Даг, с размаху опускаясь на жалобно пискнувший диван.
   Отец Леже осторожно переместил кусочки льда на голове.
   – Ну надо же, какая неприятность! Лично я отношу себя к созерцателям, я не человек дела. Давайте поразмыслим. Должен вам признаться, я просто выбит из колеи: общаться с детективом, гоняться за убийцами, подвергаться нападению и решать неожиданные загадки – это отнюдь не в моем духе.
   – И не в моем тоже. Как правило, мне приходится заниматься обманутыми мужьями и сбежавшими из дому детьми… У вас спиртное в доме есть?
   – Нет, нет, не стоит, будет жечь!
   – Не для вас, а для меня. Мне необходимо что-нибудь выпить, и покрепче.
   – Ах да, в буфете есть ром, истинное наслаждение, вы оцените, впрочем, налейте и мне немножко, чуть-чуть.
   Даг послушно наполнил два стакана, один протянул отцу Леже, который пригубил ром с видом знатока.
   – Ah!Риbon i bon тетт! Просто замечательно! – воскликнул он, причмокивая от удовольствия. – Очень вкусно. Нет ничего лучше для такой ночи приключений. Итак, на чем мы остановились?
   – Я отправился к Луизе за письмами, а кто-то вас оглушил и украл досье, – проговорил Даг, залпом опрокинув стакан рома.
   – Нет, не отсюда. Давайте с самого начала. Если мы хотим распутать клубок, надо ухватиться за самый кончик нитки.
   – Хорошо. Понедельник, двадцать шестое июля: я сижу себе спокойно в своем кабинете, размышляя, что бы такое выпить на аперитив. Тут объявляется потрясающего вида девица, заявляет, что зовут ее Шарлотта Дюма и она хочет отыскать своего неизвестного папашу. Она сообщает мне, что ее мать, Лоран Дюма-Мальвуа, умерла двадцать пять лет назад: самоубийство. Я заявляюсь сначала в сиротский приют, а затем в дом к женщине, которая в те годы была социальным работником.
   – Не так быстро! Лучше возьмите ручку и бумагу. Будем записывать имена всех людей, с которыми вам пришлось встретиться с начала расследования, – предложил отец Леже; история привела его в сильное возбуждение. – Боже праведный, до чего же увлекательно!
   – Тем лучше для вас! Ну вот, я все взял. Могу продолжать. Итак, я прихожу в дом к мадемуазель Мартинес, работавшей в те годы в отделе социального попечительства: она умирает от сердечного приступа буквально на моих руках. Я звоню Шарлотте. Она просит меня не бросать дело, а продолжать еще четыре дня, то есть до пятницы. На следующий день, во вторник, двадцать седьмого, я разговариваю с Джоном Луазо: он в полном маразме. Затем на меня нападают два ублюдка, шестерки некоего Фрэнки Вурта.
   – Вы все записываете? – прервал его отец Леже.
   – Да. Я захожу к вам, потом наношу визит Джонсу. Джонс наводит меня на след Родригеса, который умер буквально на днях. Среда, двадцать восьмое: я отправляюсь на похороны. Навещаю Лонге. Я звоню Лестеру, спрашиваю у него номер Го. Какая-то женщина с инициалами А. X. пытается меня убить и сама случайно погибает. Я беседую с Го. Потом встречаю молодого инспектора, который рассказывает мне о Дженифер Джонсон. Я краду досье Джонсон. Отправляюсь на поминки к Родригесам. Луиза назначает мне свидание. Ночь со среды на четверг: я иду на свидание, вас оглушают, досье украдено.
   – Вы никого не забыли?
   – Нет… Ах да, кузен Луизы, Франсиско. Он утверждает, что видел меня у Луазо. Что вы знаете об этом парне?
   – Я знаю его с детства. Очень серьезный мальчик, замкнутый, много занимается. Настойчивый. Франсиско всегда был влюблен в Луизу, а с тех пор, как она порвала со своим предыдущим приятелем, решил, так сказать, побороться за место. И, между прочим, небезуспешно. Ему сейчас, должно быть, около сорока… Его вполне можно считать потенциальным подозреваемым, – решительно произнес священник, его ноздри трепетали от возбуждения. – Во всяком случае, он явно вам лжет, – добавил он, внимательно рассматривая список.
   – Го тоже мне солгал. Я читал письма Луиса Родригеса: он ведь предупреждал полицейских по поводу Лоран. Следовательно, Го знал, что Лоран Дюма была убита, но он почему-то мне об этом говорить не стал.
   И Лонге мне солгал: в рапорте Луиса Родригеса говорилось об изнасиловании, а Лонге не упомянул об этом ни слова.
   – Так. Но почему они солгали? Они покрывают убийцу?
   – Может, они боятся, – задумчиво произнес Даг.
   – Или Лонге никогда не видел настоящего заключения Родригеса, – предположил отец Леже с плотоядной улыбкой.
   – Вы выглядите просто ужасающе: с пакетиком льда на голове и с кровожадным огнем в глазах! Вам нужно писать детективы!
   – Всегда мечтал об этом. Можно сказать, с детства.
   – Никогда не поздно…
   – Нет, нет, что вы. Вы подарили мне тайну, настоящую тайну, вот в чем дело. Давайте продолжать, мы все разгадаем, у нас получится, я просто уверен!
   – Вы только что советовали мне все бросить, – удивился Даг, допивая стакан.
   – Скажем так, с тех пор я принял крещение огнем и подцепил вирус.
   – А, и вы туда же! Но мы не уверены, есть ли между всем этим связь, – произнес Даг, щедро наливая себе еще стакан. – Великолепный ром… А может, нам все-таки поспать немного?
   – Спите, если хотите, в вашем возрасте это естественно, а я хотел еще немного подумать! – провозгласил отец Леже, поудобнее устраиваясь в своем кресле со списком в руках.
   Даг попытался спрятать улыбку. Спятивший на детективной почве кюре – повезло ему с напарником! Он зевнул. Скоро уже рассветет, нужно попытаться немного поспать. Он растянулся на кровати, положив рядом письма, и сам не заметил, как провалился в глубокий сон.

   Мужчина протянул руку к небольшой морозильной камере, установленной прямо в каюте, и взял оттуда бутылку ледяного пива. Папка с делом Джонсон лежала перед ним. Шлюп покачивался на бирюзовых волнах, в фалах свистел ветер. Приятное ощущение. Он смотрел, как занимается заря, как мерцающая глыба солнца показывается над водой. Он вытянулся на койке, чуть опустил козырек бейсболки и отхлебнул большой глоток пива. Это тоже было приятное ощущение. Он поставил бутылку на палубу и схватил тетрадь в твердой темно-синей обложке с простой надписью золочеными буквами: «Судовой дневник». Мужчина открыл ее, взгляд его лениво пробежал по некоторым отрывкам, выбранным наугад.

   16 декабря 1975. Прекрасная была охота вчера вечером. Девица визжала не переставая почти два часа. Когда она поняла, что я собираюсь с ней сделать под конец, стала истерически умолять меня. Я надавил ей большим пальцем на одну точку на горле – я научился так делать у командос – это ее парализовало. Она была жива, но потеряла способность двигаться. Я убивал ее как можно медленнее, зная, что она в полном сознании и все понимает. Я наблюдал, как ее глаза выкатились из орбит и вращались во все стороны, как она до крови искусала себе язык. Потом я вымыл ее, опять одел и повесил. Очень даже красивая девица. Очень сексуальная. Очень мертвая.
   … Если бы только я мог довольствоваться изнасилованием… Но сексуальные отношения для меня невозможны. Мой член напрягается, этот прилив крови толкает меня к ней, но на этом все и заканчивается. Как только я оказываюсь внутри, у меня возникает ощущение, будто я ковыряю палкой ком земли. Я смотрю, как Забойщик трахает их, как шлюх – а они и есть шлюхи, – но и этого мне мало. Я должен убивать их. Я люблю их убивать. Люблю тот самый момент, когда их убиваю, когда они превращаются в моих руках в безжизненные предметы, тяжелые и вялые куклы, которые мне нравится иногда ставить в нелепые позы. Я очень хотел бы понять, что они при этом чувствуют. Если бы я мог запереть одну из них в надежном месте и медленно сдирать с нее шкуру, обнажая нервы, отделяя их один от другого, чтобы увидеть, как это все функционирует! Но нужно быть осторожным. Мне все время это повторяют.
   Я уверен, что, если бы у меня были средства продолжить учебу, я стал бы великим биологом. Таковы последствия нереализованного призвания: приходится довольствоваться тем, что имею.

   18 апреля 1976. Го меня боится. Он ничего не говорит, но он боится. Я чувствую его страх. Он воняет. Есть страхи, которые пахнут влажной землей, а его страх пахнет помойкой. Ему хотелось бы остановиться. Я объяснил ему, что в данный момент это невозможно. Что стал бы делать Инициатор без своего Забойщика?

   … июнь 1970. В Соединенных Штатах появилась новая смертельная болезнь. Они называют это СПИД. Она передается через кровь и при сексуальных контактах. Заразить, что ли, Го?

   Перечитывая этот отрывок, мужчина усмехнулся. С тех пор многое изменилось. Великолепная эпидемия. Он с удовольствием вспомнил о своем посещении одного госпиталя в Майами, который специализировался на таких больных. Они это называли хоспис. Он любил наблюдать за умирающими. Больными в конечной стадии. Это мгновенно утоляло его жажду разрушения. Как кусочек льда, положенный на воспаленную десну. Но желание быстро возвращалось. С тех пор как Великий Распорядитель принял решение о роспуске их группы, он научился утолять жажду насилия при помощи специально созданных схем. Существовало множество стран, где в его распоряжении имелись рабы, и никто никогда не говорил ни о каких убийствах… Он вздохнул: все-таки с рабами было не так забавно. Разница та же, что между кроликом, выращенным в крольчатнике, и зайцем, которого часами выслеживаешь с ружьем в руке. Он вновь обратился к «Судовому журналу», зажав между ногами бутылку с пивом.

   5 октября 1976. Вчера вечером я в первый раз обрабатывал мамашу, в то время как ее дочка спала в соседней комнате. Я ей сказал, что она должна умереть и что если она будет кричать, то дочь проснется, а если она проснется, я буду вынужден сделать с ней то же самое. Она замолчала и молчала все время, даже когда я начал забавляться с иглой. Материнская любовь – это и в самом деле нечто удивительное. Может быть, стоило все-таки избавиться от девчонки? Боюсь, что я проявил излишнюю чувствительность…

   Мужчина раздраженно захлопнул тетрадь. Да, нужно было в тот вечер избавиться от девчонки. Но кто же мог предположить, что через двадцать лет…
   Он выпрямился, опершись на локоть, опустил губы в пену. Бессмысленно жалеть о прошлом. Нужно продумать план действий. Было совершенно очевидно: Го сделал глупость, Го должен быть наказан. Старая развалина покончит с собой. Этого несчастного Леруа тоже придется убрать, как и всех тех, с кем он так неосмотрительно переговорил: Шарлотту Дюма и Васко Пакирри, Луизу Родригес… И еще нужно будет найти виновника, который бы всех устроил. Работы в перспективе достаточно. Будем надеяться, что сноровка еще не потеряна… Он выцедил последнюю каплю пива и поднялся, чтобы бросить пустую бутылку в мусорное ведро. Беспорядок выводил его из себя.
   Он взял досье и некоторое время с легкой ухмылкой разглядывал фотографии со вскрытия, затем чиркнул спичкой и поджег бумаги. Фотографии стали потрескивать, испуская запах жженого пластика, и съежились в огне; лицо Дженифер превратилось в маску, показавшуюся ему невероятно комичной. Он подождал, пока огонь не поглотит все окончательно, казалось, он совсем не чувствует его жара. Затем он раскрыл ладонь, и пепел упал в светлую воду в обрамлении пены.
   Со стороны открытого моря набегали волны, словно сильные, ритмичные, властные толчки бедер. В воздухе ощущался тот особый запах, который предвещает наступление бури. Он облизал пальцы, почувствовал привкус соли. Он любил слушать грохот волн, в нем слышалась спокойная уверенность в незыблемой жестокости мира. Ему нравилась безудержность разбушевавшихся стихий, ему нравилось по-своему налаживать это хрупкое равновесие между свирепостью бури и взмахом крыльев бабочки. Внушать ужас, заставлять страдать изысканно, утонченно. Да, он был Инициатором, тем, кто открывает ворота другого мира, искривленные ворота отчаяния, тяжелые двери последнего, предсмертного опыта.
   И раз уж его на это толкают, он покажет, на что способен.
   Бортовое радио начало передавать метеосводку, и он прислушался. Если прогноз подтвердится и разразится буря, всякое перемещение по морю станет невозможным. Придется отвести шлюп в надежное место и взять напрокат машину, чтобы ездить по острову. Какое забавное совпадение: так называемый приятель очаровательной Луизы как раз работает в пункте проката.


   Глава 8

   Отец Леже не сомкнул глаз, погруженный в мрачные мысли. В комнату постепенно проникал дневной свет, а священник все сидел неподвижно. Кубики льда в пакете уже давно растаяли, и вода капала прямо ему на лицо, но он этого даже не замечал. Голова раскалывалась от удара, и он наконец поднялся, чтобы принять аспирин. Заодно он поставил кипятить воду. Было уже около девяти: самое время будить неугомонного детектива.

   Яхта тихо покачивалась на зеленых волнах. Опершись на леер, курил вахтенный, погрузившись в свои мечтания, ощущая на пояснице успокаивающее прикосновение пистолета «смит-вессон». Ветер лениво трепал кроны пальм, лагуна дремала под солнцем, а довольно сильная зыбь на море казалась вполне безопасной.
   Сидя в роскошном, отделанном белой кожей салоне, Шарлотта рассеянно смотрела утреннюю передачу по маленькому переносному телевизору и ела свою порцию овсянки, сдобренной крепким дайкири [55 - Дайкири – коктейль из рома с лимонным соком и сахаром.]. Она нервничала. Какого черта она вообще обратилась в это детективное агентство? Ну узнает она, что папаша ее безработный рубщик тростника или банковский служащий в галстуке-удавке, а дальше что? Да и кому нужна такая дочь, как она? Она совсем не похожа на трогательное очаровательное создание, которое мечтаешь прижать к своему сердцу. Может, у таких женщин, как она, вообще не бывает отцов? И спит она с мужчинами, которые тоже не знают своих корней.
   Она бросила взгляд на Васко, который, напевая, готовил себе дозу героина на тонкой золотой дощечке с выгравированными на ней инициалами, которую подарили ему друзья из Боготы. Он сделал глубокий вдох, прислушиваясь к своим ощущениям: достаточно ли хорошо качество? Он употреблял только экстратовар, причем в умеренных количествах. Еще не хватало разжижать себе мозг крэком или еще какой-нибудь дурью, предназначенной для продажи. Он предложил дозу Шарлотте, но она отрицательно покачала головой. Она достаточно насмотрелась на своих приятельниц в трущобах, которые вынуждены были выходить на панель, чтобы добыть себе на один-единственный укол. Никогда в жизни не притронется она к этой дряни. Алкоголя ей вполне достаточно. Пронзительный звонок мобильного телефона раздался внезапно. Шарлотта приглушила звук телевизора, а Васко поднял трубку:
   – Digame. [56 - Алло! (исп.)]
   Когда он услышал, что говорит ему собеседник, лицо его застыло. Не произнеся в ответ ни слова, он медленно положил трубку на место.
   – Что случилось? – забеспокоилась Шарлотта, наслаждаясь дайкири.
   – У одной моей приятельницы проблемы. Большие проблемы.
   – Какие?
   – Пуля в животе сорок пятого калибра.
   Шарлотта медленно выпрямилась на диване. Ничего себе!
   – Я в бешенстве, – произнес он ледяным тоном.
   Она сделала еще один глоток холодного коктейля.
   Васко по-прежнему был в бешенстве. И это как раз в тот день, когда она собиралась поехать с ним в СенБарт прошвырнуться по магазинам и примерить тот костюмчик от Лакруа… Она отпила еще глоток. Он попрежнему молчал, сидел неподвижно, с застывшим красивым лицом, упрямым, как у ребенка. Да он и был ребенком в девяносто килограммов весом. Он медленно повернулся к ней, взял приготовленный для него стакан и швырнул его в стену, затянутую светло-розовым льном. Стакан разбился с глухим звоном, и осколки хрустальным дождем засыпали толстый персидский ковер. Шарлотта вздохнула. Вот мальчишка! Что ж, приходится все брать в свои руки. Она подошла к нему и успокаивающе положила руку на плечо:
   – Эта женщина для тебя много значила?
   Васко обернулся к ней, и впервые с тех пор, как они стали жить вместе, она увидела в его глазах страх.
   – Это была моя молочная сестра.
   Черт. Васко сто раз рассказывал ей об этой пресловутой Аните, Шарлотта даже устроила как-то сцену ревности, но он ей объяснил, что они с Анитой были как брат и сестра. Их воспитывала одна и та же кормилица, в Венесуэле. Была такая полусумасшедшая старуха, которая жила на краю джунглей, подбирала всех бездомных кошек и детей и кормила их одним и тем же: мякотью свинины с рисом. Аниту убили, неудивительно, что у Васко крыша поехала… Она хотела взять его за руку, но он резко высвободился.
   – Как это случилось?
   – В Сент-Мари, в Гран-Бурге. Какой-то ублюдок выпустил ей пулю в живот и сбежал.
   – Известно, кто это был? – рассеянно поинтересовалась Шарлотта, думая о том, не пора ли подновить слой лака на ногтях.
   Васко был таким сентиментальным…
   – Узнают, и очень скоро, я тебе это обещаю. И я лично займусь этим типом.
   Васко повернулся к ней и резко схватил за волосы.
   – Грязная шлюха, тебе ведь наплевать, да?
   – Нет, клянусь тебе, нет. Мне очень грустно за тебя, милый.
   Но, по правде говоря, она не чувствовала ровным счетом ничего. Она вообще редко позволяла себе испытывать какие-либо эмоции. Дорого обходятся эти эмоции и приносят боль. Их следует расходовать экономно.
   – Ponte de rodillas! [57 - На колени! (исп.)] – велел ей Васко.
   – You'rehurting те! [58 - Ты делаешь мне больно! (англ.)] — запротестовала она для порядка.
   – На колени!
   Он с силой бросил ее на пол и, крепко обхватив затылок, заставил прижаться ртом к низу его живота.
   Шарлотта вздохнула, услышав, как скользнула молния на ширинке: лак подождет, лишь бы тот костюм еще не успели продать.

   Чайник принялся свистеть. Отец Леже налил воды в две чашки, добавил растворимого кофе, сахар и, вернувшись в гостиную, поставил все на маленький низкий столик. Затем постучал в дверь спальни.
   Валы разбивались о черный прибрежный песок, перемещая дюны, а Даг лежал на гребне волны, обнаженный, скрестив на груди руки. Потом он повернулся и увидел ее. Ту волну. Иссиня-черная громадина с невероятно огромной, белой, сочащейся слюной пастью, открытой, чтобы поглотить его. Надо было нырять. Он стал извиваться, зарывая лицо в простыни. Все напрасно. Волна проглотила его, стала перекатывать в своем горячем, зловонном брюхе, швырять раз за разом на скалистое дно, методично дробя все его кости до единой, и наконец выплюнула на песок, полумертвого, с набитым рыбами ртом. Он с трудом разлепил глаза. Он был мокрым от пота и вымотанным до предела. В дверь с силой барабанили.
   – Вставайте, мальчик мой! Кофе готов!
   – Иду, – проговорил Даг, с трудом ворочая языком.
   Интересно, который час? Девять часов! Черт, старикашка мог бы дать ему еще немного поспать! Он сел, вытер простыней мокрое лицо. Какой кошмарный сон. Ему снился еще один, но он уже не помнил какой. Сон, в котором мадемуазель Мартинес беседовала о нем с инспектором Го…
   Мартинес… Он вспомнил свой предыдущий сон, тот самый, в котором она называла его дурачком. Тот самый, в котором убийца ждала его в квартире Мартинес и складывала стаканы в раковину. В последнее время ему что-то слишком часто стали сниться сны. Его тетушка полагала, будто в снах заложен важный смысл. Она придавала им пророческое значение. Даг пожал плечами и стал одеваться. Конечно, сны имели смысл, просто нужно уметь его разгадывать. Почему мозг не мог посылать понятные и ясные сигналы вместо этих идиотских ребусов? Он открыл дверь и встретил встревоженный взгляд отца Леже, который стоял напротив с чашкой в руках.
   – Хорошо отдохнули?
   – М-м, я бы предпочел еще немного поспать…
   – Нам некогда спать, отоспимся, когда умрем!
   – Но ведь считается, что нам придется воскреснуть!
   – Не сразу, увы, не сразу! – игриво возразил отец Леже. – Придется еще дождаться Последнего суда, а поскольку человек существует уже около двух миллионов лет и, похоже, вполне процветает, можно предположить, что это событие наступит не завтра… Выпейте кофе.
   – Спасибо, – поблагодарил Даг, поднося чашку к губам.
   Слишком горячо. Он подул на обжигающую жидкость и, позевывая, подошел к окну.
   – Дождь будет.
   – Это немного освежит наши мысли, – жизнерадостно произнес отец Леже.
   – Кажется, будет настоящий ливень. Видите, какое небо? Мы, похоже, застрянем здесь на целый день. Что там метеосводка?
   Священник махнул рукой на старенький радиоприемник:
   – Не знаю, не слушал еще.
   Даг повернул ручку и нашел нужную станцию. Певучий голос диктора перечислял спортивные результаты прошедших накануне игр. Допив кофе, Даг указал чашкой на голову священника:
   – Надо бы продезинфицировать рану. Не самое подходящее время подхватить сепсис.
   – У меня где-то должен быть бактерицид, – пробормотал отец Леже и, отправившись в крошечную ванную комнату, стал рыться там в поисках лекарства.
   Между тем диктор зачитывал последние известия. Даг терпеливо выслушал международные сообщения, затем настало время местных новостей.
   «Личность молодой женщины, убитой в живот пулей из пистолета вчера вечером в. самом центре ГранБурга, до сих пор не установлена. Напоминаем, что речь идет о белой женщине, лет сорока, на ней были майка, узкие короткие брюки синего цвета и черные кожаные сандалии. Светлые волосы подстрижены каре, глаза голубые, рост метр шестьдесят семь, вес шестьдесят килограммов. При жертве имелась также темносиняя кожаная сумка, которая впоследствии исчезла, а также медальон с изображением Богородицы и инициалами А.X. Если это описание напомнило вам кого-либо, кто вам известен, немедленно обратитесь в полицейское управление в Гран-Бурге».
   Итак, все ясно: никаких следов. Но ведь эта девица откуда-то приехала. Наемные убийцы следуют по своим особым каналам. Они не материализуются из воздуха. Девица была профессионалкой. Это явно не первая ее работа. Она говорила по-испански. Имело смысл позвонить Лестеру, у него во Флориде связи, может быть, ему удастся что-нибудь разузнать.
   «А теперь о погоде, – бодро продолжил диктор. – Как было объявлено вчера вечером, на побережье надвигается циклон „Чарли". Советуем принять самые серьезные меры предосторожности: оставайтесь на волне девяносто семь и восемь FM, проверьте, хорошо ли закрыты двери и окна. Рейсы авиакомпании „Эр Санта Мария" отменены вплоть до получения дальнейшей информации, так же как и судоходное сообщение. Следите за двенадцатичасовыми новостями. Для получения дополнительной информации звоните сорок пять – двадцать два – двадцать два».
   Даг вздохнул и налил себе еще кофе. Из-за этого циклона придется потерять много времени. «А зачем мне, собственно, время? – жужжал в голове приглушенный голосок. – Гоняться за неизвестно чьим призраком?» Даг проигнорировал голосок и стал решительно размешивать кофе. Вернулся из ванной отец Леже, торжествующе демонстрируя флакончик с меркурохромом.
   – Вот! Я же говорил, что у меня есть бактерицид.
   Прежде чем Даг успел предложить помощь, священник щедро вылил полный флакон на свои короткие курчавые волосы. Жидкость стала растекаться в разные стороны, оставляя яркие красные потеки на темных щеках.
   – Вы, похоже, переборщили… Держите…
   Даг протянул ему бумажную салфетку, и отец Леже на ощупь стал вытирать голову и лицо, перемазавшись в конце концов еще сильнее. Даг поставил обе чашки в раковину и стал мыть два стакана, из которых они пили накануне. Внезапно он остановился. Стаканы стояли в раковине рядом, и на дне каждого оставалось еще немного жидкости. Стаканы. Грязные стаканы на кухне мадемуазель Мартинес. Грязные стаканы в раковине. Сон, в котором убийца протягивала ему стакан в доме Мартинес. Какой же он был дурак! Он схватил отца Леже за плечо.
   – Эй! Осторожнее, молодой человек, я же ранен!
   – Когда я пришел к Мартинес, свет был погашен, было темно. Я вошел, она лежала на полу в темноте, а в раковине стояли два стакана – два стакана, которые явственно пахли ромом: значит, у нее кто-то был.
   – Ну и что? Разве это повод, чтобы трясти меня как грушу?
   – Она же не принимала своего гостя в темноте.
   – Может быть, к ней кто-то приходил раньше, еще днем.
   – Послушайте, я должен был встретиться с ней, чтобы поговорить о Лоран; но она умирает прямо у меня на руках, между тем как незадолго до этого у нее кто-то был. Какой вы из этого делаете вывод?
   – Никакого.
   – Во сне она сказала мне, что я идиот. Мне приснилось, что убийца была у нее и что именно она поставила стакан в раковину. Мартинес была убита своим неизвестным посетителем.
   Отец Леже почесал лоб:
   – Ну, знаете, если мы будем расследовать преступления при помощи снов… Нет, я не возражаю, это метод не хуже прочих, просто я считаю, что лучше придерживаться логики фактов.
   – Но это как раз логично! Мартинес мертва, Родригес мертв, и оба умерли в самый подходящий момент! Это почерк А. X.
   – Вы полагаете?
   – Я должен выйти на след этой девицы! У вас есть телефон? На моем мобильнике сели батарейки.
   – Конечно, там, на столике.
   Даг набрал номер своей конторы. Зоэ ответила сразу же:
   – Детективное агентство «Мак-Грегор», слушаю…
   – Привет, мне Лестера.
   – А, это никак самый вежливый человек в мире!
   – Поторопись, Зоэ, я звоню не от себя.
   – Блондинка или брюнетка?
   – Лысая! Ну скорее!
   – Сожалею, но Лестера нет на месте. Он в СенКитс по делу Богарта.
   – Черт! У тебя есть номер, чтобы с ним связаться?
   – Записываешь?
   Даг записал и тут же повесил трубку, не услышав, как на том конце надрывается Зоэ: «… мог бы и спасибо… » – затем быстро набрал номер мобильника Лестера. Он совсем забыл про некоего муниципального чиновника по фамилии Богарт, у которого пропала дочь. Лестер смог установить, что та смылась с каким-то мелким дилером, и уже несколько недель выслеживал ее. Сквозь потрескивания неожиданно прорезался его хрипловатый голос:
   – Алло!
   – Лестер, это я, – быстро произнес по-английски Даг. – Слушай, это важно. Ты что-нибудь слышал о женщине, которую убили вчера в Гран-Бурге?
   – В новостях. По радио. А в чем дело? У меня важная встреча, Даг.
   – Прости, это срочно. Мне нужно знать, кто она.
   – Даг, дорогой, я бы рад, но как, по-твоему, мне это узнать? Ты вообще соображаешь?
   – Флорида.
   – Что?
   – Флорида. У нее был заказ, Лестер. Заказ на меня.
   – Что? Ну-ка давай подробности.
   Даг вкратце изложил все, что было ему известно.
   – О'кей, перезвоню через минуту. Продиктовав ему номер телефона, написанный на аппарате, и повесив трубку, Даг в нетерпении принялся кружить по комнате под снисходительным взглядом отца Леже. Поднялся сильный ветер, шквалистые порывы метались по улице. Бакалейщик поспешно свернул прилавок, торговцы с небольшого открытого рынка бросились к грузовичкам, сложив свой товар в необъятные цветастые фартуки. Отец Леже повернулся к нему:
   – Но какого черта – извините, пожалуйста, – понадобилось красть досье?
   – Из-за письма, адресованного комиссару Корне. Не забывайте, что его на месте не оказалось. Мне удалось заполучить его по чистой случайности. И это, заметьте, единственное доказательство, которое поддерживает нашу гипотезу о серийном убийце. Завтра я позвоню Даррасу, возможно, у него сохранилась копия. Если так, то кража не имела никакого смысла, – пробормотал Даг, глядя, как за окном падают первые капли дождя.
   – И все же она кое на что указывает, – возразил ему отец Леже. – Судя по всему, некто заметил, что дело из архива исчезло.
   – Это может быть только Фрэнсис Го. Возможно, он сам пришел за ним в архив или велел кому-нибудь это сделать, но и в том и в другом случае сам он замазан по уши.
   Отец Леже снял ногу с колена и наклонился вперед, положив подбородок на скрещенные пальцы.
   – Разумеется, есть и другие предположения.
   – И какие же?
   – Во-первых, юный инспектор, который навел вас на убийство женщины по фамилии Джонсон. Он мог спуститься в архив и заметить пропажу папки.
   – Он не стал бы являться сюда и лупить вас по затылку, чтобы заполучить эту папку обратно. К тому же он не мог знать, где я нахожусь, если только – что вряд ли – не следил за мной. Отпадает.
   – Допустим, но, согласитесь, эту гипотезу нельзя сбрасывать со счетов. Остается Луиза.
   – Что? Луиза? – переспросил Даг надменным тоном.
   – Вы говорили с Луизой об этом досье. В конце концов, Го может вовсе и не быть замешан в этом деле.
   – Вы шутите? По-вашему, Луиза знает убийцу и спешит сообщить ему обо мне, прежде чем отдать мне письма, подтверждающие его существование? Полный бред, – возмутился Даг, барабаня пальцами по старому поскрипывающему сундуку.
   – Возможно, она рассказала кому-нибудь, сама не понимая…
   Даг театрально хлопнул себя по лбу:
   – Франсиско! Этот милый Франсиско, который – бывают же такие случайности – видел меня у Луазо.
   – Итак, перед нами два разных следа: инспектор Го или Франсиско. Непростой выбор. Нельзя упускать из виду и тот факт, что Франсиско, как и Луиза, может быть агентом инспектора Го.
   – Головокружительные перспективы… Должно быть, в искусстве вам нравится техника оптических иллюзий.
   – Кстати, об искусстве: не могли бы вы объяснить мне значение изображения, которое красуется у вас на правом предплечье? Кто этот серфингист в маске в окружении комет? Вы являетесь членом какого-нибудь межпланетного сообщества?
   Зазвонил телефон, помешав Дату достойным образом ответить на насмешку аббата. Раздался голос Лестера:
   – Это ты, Даг?
   – Да. Что-нибудь удалось узнать?
   – Немного. Держись хорошенько. Если верить моим друзьям из Майами, девицу, соответствующую твоим описаниям, зовут Анита Хуарес. Весьма колоритная личность. Она не работала на конкретного заказчика и свободно перемещалась по всей Южной Америке: Бразилия, Венесуэла… Время от времени наведывалась в наши края, если находилась работка… Не так давно она довольно много трудилась на одного твоего приятеля…
   – Вурта?
   – Нет, кое-кого посерьезнее. Не догадываешься? Любовник Шарлотты…
   – Пакирри?
   – Bravo, querido. El grande [59 - Браво, дорогуша. Великий… (исп.)] Васко собственной персоной. Признавайся, огорошил я тебя, а?
   – Черт!
   – Вот именно. Ну ладно, мне пора, девчонка только что вышла.
   – Какая еще девчонка?
   – Дочь Богарта: я тут тоже не прохлаждаюсь! Ну, развлекайся дальше, придурок.
   – Заткнись!
   – Вы очень любезны, мистер Леруа.
   Прежде чем отсоединиться, Лестер громко чмокнул аппарат.
   Даг повесил трубку. Васко Пакирри! Вот жопа! Он повернулся к отцу Леже, который с любопытством наблюдал за ним.
   – Друзья моего шефа сообщили ему имя одного из недавних заказчиков той женщины, которая собиралась меня прикончить.
   – Ну и?
   – Это приятель Шарлотты Дюма, торговец кокаином.
   – Ну и ну!.. У вас нет ощущения, что вы барахтаетесь в ловушке? – задумчиво поинтересовался священник.
   – Не знаю, я больше вообще ничего не понимаю, – пробормотал Даг, усаживаясь на диван.
   Внезапный шум водопада заставил его открыть глаза. Дождь лился тяжелым потоком, за намокшими занавесками и за стеной воды почти ничего не было видно. Стало темно, и отец Леже наклонился, чтобы зажечь небольшую лампу, стоявшую на низком столике. Порывы ветра стали еще сильнее, где-то рядом раздался звон разбитого стекла.
   – Начинается, – прошептал Даг. – Может быть, стоит закрыть ставни…
   – Пожалуйста, если это вас не затруднит.
   Даг взглянул на отца Леже. Вид у того был измученный, черты лица искажены, – должно быть, у него невыносимо болела голова.
   – Вам, наверное, стоит полежать.
   – Вы правы. Я все бодрюсь, хочу выглядеть молодым, но старое тело меня подводит. Amkayfeontipoz [60 - Пойду немного отдохну.].
   Священник с видимым усилием выбрался из кресла и медленно направился к спальне. Даг попытался закрыть ставни. Дождь набросился на него с такой силой, что, когда ему удалось наконец закрыть окно, он промок до нитки. Он замотал головой, пытаясь стряхнуть с волос капли дождя, и улыбнулся, услышав, как из спальни доносится раскатистый храп. Старику сегодня досталось. Но его улыбка пропала так же быстро, как и появилась: он был заперт в домике священника, затопленном тропическим ливнем, и перед ним громоздилось множество вопросов без ответов – было что пережевывать в течение долгого дня. Было от чего скрежетать зубами. Он включил радио.
   «… Подтверждает, что к полудню „Чарли" достиг восточного побережья Гваделупы. В действие вводится план „Орсек-Циклон". По последним оценкам, „Чарли" пройдет лишь по касательной к Сент-Мари, где службой по обеспечению населения на случай чрезвычайных обстоятельств объявлен красный уровень тревоги. Если вы проживаете в зоне риска, звоните по телефону сорок пять – двадцать два – двадцать два. Повторяю… »
   Даг убрал звук. Надо же, а он ведь и не собирался слушать метеосводку! Сент-Мари находилась за западе, Гваделупа примет на себя ведь удар и защитит ее. Если повезет, больших разрушений не будет. Не то, что в том году, когда его отцу свернуло шею, как курице.
   Он был совершенно пьян и захотел выйти из дома за бутылью рома, оставшейся где-то в саду. Лист рифленого железа снесло ветром, который дул со скоростью 140 километров в час. Голова отца, срезанная летевшим по горизонтали листом, покатилась под банановое дерево, на глазах у потрясенных соседей, в то время как дом поднимался в воздух. Корабль, на котором в то время ходил в море Даг, крейсировал у берегов Гвианы. О случившемся он узнал только спустя два дня, когда смог наконец дозвониться до жандармерии.
   Он вздохнул. Неужели стоит мусолить подобные воспоминания таким тоскливым и хмурым днем? Он заметил разложенный на буфете пасьянс и решил немного расслабиться. Он давно уже понял, что при разгадывании загадок, впрочем, так же как и в делах любви, иногда полезно сделать небольшой перерыв: это порой приводит к единственно правильному решению.

   Луиза в недоумении повесила телефонную трубку. Дождь усилился, и ветер хлестал по деревьям, сгибая их во все стороны. Не самое удачное время для прогулки до сахарного завода, «сахарницы», как его здесь называли. С другой стороны, священник словно сошел с ума. Она задумчиво покусывала ноготь большого пальца, взвешивая все за и против. За: священник был стар, одинок и смертельно напуган, и он настаивал на том, чтобы она не-мед-лен-но пришла за письмами. Против: циклон приближался и бывший сахарный завод, место их встречи, находился не в самом безопасном месте острова. Она подумала о том, что хорошо бы предупредить брата или Франсиско, но тут же отбросила эту мысль: вопросам не было бы конца. Марселло был весьма недалек, а Франсиско болезненно ревнив. Если бы он узнал, что она виделась с Леруа наедине…
   Но что могло случиться с этими старыми письмами? С чего это вдруг священник решил, будто это вопрос жизни и смерти и она немедленно должна явиться в «сахарницу» их забрать? Самое лучшее было бы отправиться за ними сейчас, и совесть у нее была бы чиста. Тем более что мама, утомленная печальными событиями последних дней, отдыхала у себя в спальне. Марселло отправился к родственникам и предупредил, что вернется только вечером, после сигнала отбоя. Ну что ж, решение принято. Она схватила пустой конверт, в котором пришел последний счет из электрической компании, и наскоро нацарапала: «Мама, я пошла к священнику, вернусь позже, не беспокойся». Охваченная лихорадочным возбуждением, она сняла халат, натянула джинсы, розовый свитер, красные резиновые сапоги и такого же цвета непромокаемый плащ, потом, не колеблясь больше, переступила порог дома.
   Дождь набросился на нее так яростно, что чуть было не сбил с ног. Ветер завывал на одной долгой, низкой и оглушительной ноте. Она, согнувшись пополам, стала продвигаться вперед, пытаясь по возможности увернуться от порывов ветра. Бывший сахарный завод, лежащий сейчас в развалинах, был выстроен на краю так называемого Старого квартала, где когда-то селились рабы. Из-за болотистой местности там теперь никто не жил. Только местная молодежь время от времени наведывалась по ночам в это заброшенное здание в поисках укрытия для своих любовных утех.
   Особо сильный шквал ветра швырнул ее об стену, и она поняла, что буря еще усилилась. Наверное, «Чарли» изменил траекторию, напрасно она не стала слушать последнюю метеосводку. Она осмотрелась: улица была пустынна, огромные волны разбивались о берег, заливая старые понтонные мосты. Кокосовые пальмы опасно клонились к земле. Барка, поднятая гребнем волны, с грохотом разбилась о дамбу. С чего ей взбрело в голову выходить из дому? Она с ума сошла. Возле самого ее лица пролетела, вращаясь, оторванная ветка дерева и упала на ветровое стекло автомобиля, которое разлетелось вдребезги. Внезапно ее охватил страх. Но было уже слишком поздно возвращаться. Сахарный завод уже недалеко, там она и укроется. Действительно ли священнику грозит опасность? А если этот Леруа совсем не тот, за кого себя выдает? Ослепленная дождем, который струился по лицу, она ускорила шаг; мокрый капюшон плаща приклеился к голове, руки она засунула глубоко в карманы, ноги с трудом преодолевали тридцатисантиметровую толщу воды, которая потоком стремилась по улице.

   Даг раздраженно отбросил пасьянс. Обычно он у него сходился хотя бы раз! Он бросил карты на деревянный поднос и заломил пальцы. За окном струился дождь, а ветер ревел, как гудок гигантского теплохода, заблудившегося в тумане. Он поднялся, сделал несколько шагов по темной комнате, вздохнул. Образ Луизы не шел у него из головы. Наверняка она спрашивает себя, кто он такой. Очаровательная, вспыхивающая, как порох, Луиза. Единственное существо, за исключением отца Леже, которому было известно, что он украл в архиве папку с делом Дженифер. Кому она рассказала об этом? Внезапно Даг почувствовал тревогу. А что если из-за него она подвергается опасности? Ведь отца Леже кто-то ударил по голове… Ему нужно позвонить ей и сказать… что сказать? Чтобы остерегалась всех и вся? Никому не открывала дверь? Смешно, да она просто расхохочется ему в лицо. А если с ней что-нибудь случится? Он решил все-таки позвонить ей, чтобы рассказать о нападении на отца Леже. А дальше пусть сама решает, воспринимать ли это всерьез. Он схватил старую телефонную книгу, валявшуюся на полу рядом с креслом, стал водить пальцем по алфавиту «Желтых страниц»: Родригес, вот…
   Телефонный звонок долго раздавался в полной тишине. То ли никого не было, то ли линия оказалась повреждена. Даг собирался уже повесить трубку, когда отозвался сонный женский голос:
   – Алло.
   – Здравствуйте, мадам, могу я поговорить с Луизой?
   – Минутку, пжалста… Луиза!
   Наступила тишина, во время которой было слышно, как женщина перебирает предметы на столе.
   – Ой, простите меня, я только что нашла записку, которую она оставила. Ее нет, она в домике священника. Позвоните ей вечером, после окончания тревоги.
   – В домике священника?
   – Ну да, у отца Леже.
   Даг чувствовал, что сердце вот-вот выскочит из груди.
   – Она давно ушла?
   – Не знаю, я спала.
   Попрощавшись, Даг в недоумении повесил трубку. Луиза отправилась сюда, несмотря на угрозу урагана. Но зачем? Что-то случилось? Почему она не позвонила? И почему ее до сих пор нет? Он нервно вцепился рукой в волосы.
   Что-то здесь было не так. Непонятно. Сегодня никому не придет в голову выходить из дому без серьезной причины. Она чувствует какую-то опасность? Но в таком случае явиться сюда – далеко не лучшая мысль. Даг представил, как она идет под дождем, а за ней во мраке крадется молчаливая тень. Он застыл на месте: аббат по-прежнему спал, из-за притворенной двери не доносилось ни звука. Еще не успев осознать, что отправляется ей навстречу, он схватил свою старую бежевую куртку и распахнул дверь.
   Борясь с порывами ветра, он закрыл за собой дверь и успел увидеть, как от сквозняка бумаги отца Леже разлетелись по всей комнате. Тем хуже. Куртка оказалась совершенно ничтожным прикрытием от обрушившегося на город проливного дождя и в мгновение ока прилипла к его телу, как мокрый компресс. Даг сложил руки козырьком, силясь хоть что-то разглядеть сквозь потоки, которые закрыли город непроницаемой пеленой. Никого не было видно. Вообще-то Луизе следовало бы появиться справа. Борясь с ветром, он попытался сделать несколько шагов в том направлении. Внезапно пронзительный звук сирены заставил его подскочить.
   – Эй, вы там!
   Даг повернул голову: на углу улицы остановился грузовичок комитета по чрезвычайным обстоятельствам, и водитель, закутанный в герметично облегающую накидку, махал руками, привлекая его внимание.
   –Ipabon [61 - Не надо…] оставаться там! Надо идти в мэрию! – прокричал служащий, высунувшись из окна машины.
   – Я жду человека, он должен прийти со стороны подводного клуба, – проорал ему в ответ Даг.
   – Это невозможно. Дорога перерезана, ее залило море, там никто не может пройти! Идите в укрытие, через полчаса здесь будет настоящий ад!
   Грузовичок, кряхтя, сдвинулся с места и стал медленно удаляться по главной улице, а прикрепленный на крыше громкоговоритель без конца передавал сигналы тревоги попеременно то по-французски, то по-креольски:
   – Внимание всем! Временное убежище оборудовано в здании мэрии. Повторяю: в мэрии. Если ваши дома недостаточно укреплены, немедленно отправляйтесь в мэрию. Если вы лишены возможности перемещаться, звоните по телефону пятнадцать – двадцать два. Повторяю: пятнадцать – двадцать два.
   С возрастающим беспокойством Даг смотрел, как удаляется машина. Дорога, по которой собиралась прийти Луиза, отрезана. Дома Луизы нет. Где же она? На краткий миг перед ним мелькнуло видение: ее увлекает донной волной и несет по разбушевавшемуся морю. Нет, Луиза отнюдь не глупа, она не пошла бы по затопленному шоссе. Но тогда что? Он посмотрел в другую сторону, налево: может быть, она сделала крюк? В таком случае к церкви она могла прийти через Старый квартал. Он стал пробираться между домишками, по которым неистово хлестал дождь, пулеметными очередями барабаня по крышам. Должно быть, жителей уже эвакуировали, нигде не было видно ни души, он не различал никакого шума, только мычал запертый где-то буйвол.
   Было так темно, что Даг с трудом различал предметы на расстоянии метра. Черные тучи спиралями ввинчивались в низкое небо, порой сталкиваясь со взбесившимися автомобилями, носимыми ураганом. Он услышал зловещий скрежет и обернулся: какой-то домишко отрывался от земли и взмывал в воздух, сначала крыша, затем стены, потом столы и стулья, которые какое-то время метались по воздуху, прежде чем, ударившись о дерево, разлететься в щепки. Даг осознавал, насколько серьезно положение. Только сумасшедший мог болтаться по улицам в такое время. Но Луиза? Где Луиза? Он продолжал двигаться вперед, цепляясь, как альпинист, за стены, хватаясь за выступающие камни, чтобы порыв ветра не опрокинул его, внимательно следя за летящими со всех сторон предметами. Когда он наконец вышел на дорогу, ведущую к бывшему сахарному заводу, то был так измотан, словно ему пришлось пробежать целый километр. Может быть, именно здесь Луиза нашла себе укрытие? Это вполне вероятно. Конечно, она нашла себе укрытие в самом крепком доме. Невольно ему вспомнилась детская сказка про трех поросят. Хоть бы Луиза спряталась от волка. Потому что здесь на охоту вышел не какой-нибудь волк из детского мультфильма, а настоящий хищник, утоляющий голод страданиями, которые он причинял своим жертвам.

   Луиза бросила взгляд на большое мрачное строение и с облегчением вздохнула. Сахарный завод, наконец-то! Она пыталась продвигаться как можно быстрее, но это было очень сложно, правое колено болело: она сильно ударилась о дорожный знак, когда пыталась увернуться от неуправляемого автомобиля, который катил по улице ураган. Под проливным дождем она дохромала до красного кирпичного фасада, что пустыми орбитами окон таращился на ураган.
   Шквалистый ветер яростно швырял о стены полусгнившие деревянные ворота, болтающиеся на петлях. Она сделала еще несколько шагов и оказалась наконец внутри помещения. Там было темно и сыро, но дождь почти не лил. В верхних галереях завывал ветер, и этот леденящий душу вой напоминал стон привидений. Луизу охватила дрожь. Она только теперь осознала, как продрогла. Местами сквозь прохудившуюся крышу водопады дождя хлестали на цементный пол. Вглядываясь в темноту, она обошла один из таких импровизированных водопадов. Ей вдруг показалось весьма маловероятным, что отец Леже сейчас здесь. Никогда пожилой человек не рискнет отправиться из дому в такую погоду, если только он не обезумел от страха.
   – Луиза!
   Она вздрогнула от неожиданности и обернулась, пытаясь разглядеть окликнувшего ее, но не увидела ничего, кроме старых поломанных машин, дремавших в пыльных саванах, подобно уснувшим динозаврам.
   – Луиза! Быстрее!
   Голос казался жалобным, это был стон боли.
   – Где вы? – спросила она негромко, и ее голос отразился от старых заплесневелых стен. – Gidemwen! [62 - Покажите мне дорогу!]
   – Наверх, быстрее! Я потерял много крови… Луиза испуганно подняла голову. Наверх? Куда это – наверх? Здесь был только один полуразвалившийся металлический мостик, он шел вдоль стен и вел к внешнему коридору.
   – Налево, у третьего окна, – прошептал голос.
   – Pa moli, tiembe raid! [63 - Держитесь!]
   Она поискала глазами, за что можно зацепиться, и наконец заметила железную лестницу, которая вела к самому мостику. Она подошла и осторожно попробовала ногой перекладину. Лестница, похоже, была довольно крепкой. Быстро, как только могла, она вскарабкалась по ней и оказалась на мостике, метрах в пятнадцати над землей. Мостик на первый взгляд тоже казался прочным, но в металлической решетке Луиза разглядела проеденные ржавчиной дыры. Идти по нему было опасно… Она вцепилась в перила и стала осторожно, шаг за шагом, продвигаться к третьему окну, которое выходило прямо на пелену дождя и плотных облаков. Снаружи было уже совсем темно. Луиза прикрыла глаза. Она дрожала от холода и напряжения.
   – Вы здесь, отец мой?
   Прямо перед собой она услышала хрип, напоминающий журчание водосточного желоба.
   – Не двигайтесь, я иду.
   Справа от зияющего оконного отверстия ее глаза смогли различить какую-то темную массу, прислоненную к стене. Как она сможет вытащить его отсюда? Ей же не хватит сил, чтобы нести его на себе. Одно неловкое движение, и старик, упав с такой высоты, разобьется насмерть…
   – Я иду. Reste la, an ka vin… [64 - Оставайтесь там, я иду.]
   Она преодолела последние несколько метров и, в какой-то момент почувствовав, как под ее весом внезапно качнулся мостик, испытала приступ панического страха. Она крепко вцепилась в перила, молясь о том, чтобы сгнивший металл не подвел. Но пока все шло хорошо. Она все-таки добралась до места. Она опустилась на колени возле темной фигуры раненого и щурилась, пытаясь его разглядеть. Но ничего не было видно.
   – Что случилось? Куда вас ранили?
   – Подойдите ближе, – прошептал человек у стены. Луиза склонилась ниже и почувствовала на щеке его горячее дыхание.
   – Покажите, где ваша рана?
   – У тебя между ног, – ответила неясная фигура, коротко рассмеявшись.
   Луиза не успела понять, не ослышалась ли она, когда сильная рука вцепилась ей в промежность. Это было так неожиданно, что она даже не испугалась, только безмерно удивилась. Она не успела и пикнуть, как почувствовала, что ее отрывают от земли и бросают в пустоту через зияющую амбразуру окна, между тем как слащавый голос шептал ей вслед:
   – Сдохни, ангел мой!
   Луиза инстинктивно стала брыкаться, ее правая нога задела стену, откуда отвалилось несколько пластов штукатурки. Она молотила по воздуху руками в безумной надежде обрести равновесие и зацепиться за пустую раму, но все тщетно: она неумолимо падала спиной в окно. Она видела темную фигуру на мостике, натянутый на лицо черный шерстяной шлем, и, перед тем как исчезнуть из ее поля зрения, незнакомец успел, прикоснувшись губами к кончикам затянутых в перчатки пальцев, послать ей воздушный поцелуй. Она видела, как вращается небо, как облака завинчиваются в головокружительную спираль, чувствовала, как дождь заливает ей рот, открытый в безмолвном крике, и сознавала, что сейчас умрет.
   Она хотела завыть, но внезапно спина наткнулась на какое-то препятствие, она ударилась так сильно, что у нее перехватило дыхание. Она застыла, забыв на мгновение все, что предшествовало ее падению, сосредоточившись лишь на одном-единственном ощущении: она больше не падала. Вспышка молнии зигзагообразно прочертила небо, с какой-то яростью прорезав его снизу доверху, чуть позже раздался оглушительный раскат грома. Луиза боялась пошевелиться. Она ощутила, что ее руки и ноги висят в пустоте. Зато само туловище лежит на чем-то твердом. Она медленно, очень медленно опустила правую руку и ощупала препятствие. Твердая, плотная, каменная поверхность. Она лежала на каком-то обломке цемента, шириной с ее спину. Она попыталась зрительно представить себе сахарный завод, вспомнить, как он выглядит снаружи. Ну да, конечно, старый цементный водосток: он спускается с третьего этажа вниз и доходит до резервуара. Он обвалился уже много лет назад, и от него остался лишь обломок длиной около двух метров, метрах в двенадцати над землей…
   Луиза глубоко вздохнула, пытаясь справиться с охватившей ее паникой. Она была жива, и она больше не падала. Уже хорошо. Но она совершенно не представляла себе, как спуститься. По правде сказать, Луиза даже не понимала, как сможет подняться, не потеряв равновесия, к тому же не была уверена, что при ударе не сломала спину. Кроме того, не хотелось, конечно, выглядеть профессиональной занудой, но не стоило забывать, что над ее головой бушевал циклон, который готов вот-вот перейти к решительным действиям и сдуть ее с ненадежного насеста.
   Нет, нет, не время хныкать! С невероятным грохотом одна за другой сверкнули несколько молний, и небо внезапно сделалось неподвижным. Ветер внезапно стих. Облака сбились в густой слой черной ваты.
   Луиза поняла, что это лишь короткая передышка перед неминуемым разгулом стихии. Она попыталась выпрямиться, но верхнюю часть спины пронзила острейшая боль.
   – Ой, нет, нет! – не могла сдержать она стона.
   – Не шевелитесь!
   Кто-то обратился к ней? Она очень медленно повернула голову, но увидела лишь часть стены и вырванное с корнем дерево.
   – Не двигайтесь, я иду!
   Она сама произносила эти слова минут десять назад. Неужели она сошла с ума? На какое-то короткое мгновение она почувствовала прилив безрассудной надежды: ну да это же просто сон! Ей не мог сниться ни этот хлещущий по лицу дождь, ни это ощущение холода, который пронизывал ее с ног до головы…
   – Луиза! Держитесь!
   Нет, это не сон. Кто-то говорит с ней. Мужчина. За ней пришли.

   Вымокший до нитки и отчаявшийся, Даг уже успел сделать крюк, когда окрестности осветили вспышки молний, обведя старый сахарный завод электрическим ореолом, и тогда он заметил, что в радиусе километра не было видно ни одного живого существа. Ему показалось, что за мангровыми зарослями он услышал шум мотора, но звук пропал в завывании ветра. Он хотел уже уходить, как вдруг какое-то движение где-то далеко, на границе его поля зрения, привлекло его внимание. С фасада старого сахарного завода что-то свешивается? Нет, ему показалось. Это в любом случае не Луиза. Очередная вспышка молнии осветила двор, цистерну, остов старой вагонетки и разрушенный водосток. С водостока свешивалась нога.
   Даг зажмурил глаза, затем открыл. Вокруг опять все было смутным и нечетким. Нога. Он видел свешивающуюся над землей ногу. Это не ветка дерева, потому что веток, обутых в красные резиновые сапоги, не бывает. Это действительно была нога, и болталась она на высоте около двенадцати метров. Даг подумал, что, возможно, кого-то забросило туда порывом ветра, и, спотыкаясь на каждом шагу, он бросился бежать к заводу. Оказавшись под сомнительным прикрытием старых стен, он вновь поднял глаза и на этот раз разглядел ноги и руки. Кто-то лежал на спине там, наверху. Возможно, у него сломан позвоночник? Но как добраться до этого человека? Нога дрогнула, и Даг крикнул:
   – Не шевелитесь!
   Он потрогал рукой стену. Проступающие под штукатуркой острые углы камней представляли собой удобные выступы. Забираться через окно и спускаться затем к раненому представлялось куда более опасным. Он решил подниматься по стене. Ветер внезапно стих. Стало почти совсем темно. Минут пятнадцать передышки у него есть, не больше. Он вновь крикнул:
   – Не двигайтесь, я иду!
   Он карабкался быстро, не обращая внимания на дождь, который заливал спину и заставлял скользить руки. Подъем оказался довольно простым, он преодолел первый уровень, позволил себе взглянуть вверх на водосток и едва не сорвался с уступа: это была Луиза. Она лежала на спине на разрушенном водостоке! Даг стал подниматься быстрее, решительно приказав:
   – Луиза, держитесь!
   Кто прокричал ее имя? У нее определенно галлюцинации.
   Собрав последние силы, Даг взобрался на выступ и остановился, задыхаясь. Луиза лежала неподвижно, ее красивое лицо было искажено болью и тревогой. Она медленно повернула к нему голову и не могла сдержать крик изумления:
   – Леруа!
   Совершенно невероятный тип! Сначала он возникает в ее жизни, извлекая из далекого прошлого темные тайны, а теперь вдруг появляется здесь словно по волшебству.
   – Я потом вам все объясню, – бросил ей этот загадочный человек. – Сейчас главное выбраться отсюда. Вы ранены?
   – Кажется, да.
   – Хорошо, – машинально произнес он.
   – Ничего хорошего, – возразила Луиза, жалко улыбнувшись.
   Даг размышлял, оценивая ситуацию. Она ранена. Значит, придется нести ее на себе. При этом желательно не сверзиться вниз. Задачка – супер.
   Она подняла руку:
   – Вон там, вверху. Окно надо мной…
   Он разглядел зияющее отверстие метрах в трех над ней.
   – Там есть мостик и лестница, чтобы спуститься.
   Значит, нужно было подниматься. Погрузить ее себе на спину и подниматься, молясь при этом, чтобы ветер не задул снова.
   Он положил руки на водосток и подтянулся. Не слишком приятно балансировать на куске цемента в тридцать сантиметров толщиной на высоте двенадцать метров от земли… Сидя верхом на обломке водостока, он склонился над Луизой, которая увидела над собой лицо своего спасителя.
   – Вы можете двигать руками и ногами?
   – Кажется, да…
   – Я приподниму вас и положу себе на спину, хорошо?
   – Гениальная мысль. У вас есть парашют?
   – Не волнуйтесь. Все получится.
   – Ну, если вы уверяете…
   Она почувствовала, как Даг просунул руки у нее под мышками. Сейчас он поднимет ее, они оба потеряют равновесие и рухнут на цементный пол, разбрызгивая мозги в радиусе пятисот метров… Она закрыла глаза.
   – Аппои ау, давайте. Раз, два, три…
   Он медленно приподнял ее. Резкая боль пронзила левое плечо, она стиснула зубы и скоро уже сидела, обратив лицо в бескрайнюю черноту,
   – Так. Теперь нам надо податься назад. Я держу вас, попытайтесь.
   – Придется… – бросила она грозным облакам и вновь закрыла глаза.
   Он обхватил ее руками, и она почувствовала, как напряглись его мышцы. Он сжал руки вокруг ее талии и, по-прежнему сидя, стал увлекать ее за собой медленно, сантиметр за сантиметром. Колени царапались о камень, и он старался ни о чем не думать. Наконец он с облегчением почувствовал, что спина коснулась стены. Он мог позволить себе немного передохнуть.
   Луиза открыла глаза. Итак, они добрались до стенки, это уже было кое-что. Теперь нужно постараться встать на ноги, хотя обычно у нее начиналось головокружение, даже если она просто пыталась куда-то забраться по приставной лестнице.
   – Я сейчас встану и потом подниму вас, – сообщил Даг, прижав рот прямо к ее уху.
   – Да, я так и думала, что вы это скажете.
   – Вы боитесь?
   – Нет, что вы, miplisi, какое удовольствие, прекрасная идея, правда-правда… – усмехнулась она, чувствуя, как колотится сердце.
   – Я всегда знал, что вы мужественная девушка.
   – Избавьте меня от своей болтовни, и давайте уже что-то делать, а то меня сейчас вырвет, – прервала его Луиза, которая только что неосторожно бросила взгляд вниз, в пустоту.
   Даг отпустил ее, и она едва удержалась, чтобы не закричать, обеими руками вцепившись в водосток. Ей было слышно, как он продвигается сзади. А если он упадет? Она останется здесь сидеть, ухватившись за этот водосток, пока не умрет от голода или пока в нее не ударит молния.
   Даг прислонился спиной к стене и начал подниматься, помогая себе руками. Он осторожно поставил одну ногу на цементный край и в течение какого-то мгновения балансировал на краю, затем вновь обрел равновесие, подтянул вторую ногу и встал. Теперь поднять Луизу. Он наклонился вперед и подхватил ее под мышки, моля Господа, чтобы она не нарушила его равновесия.
   – Готова?
   – Банзай!
   Он сделал резкое движение, и Луиза наполовину выпрямилась, навалившись при этом на него, как тряпичная кукла. Ей было так страшно, что она боялась пошевелить даже мизинцем.
   Она прошептала:
   – Послушайте, у меня кружится голова… По правде сказать, я не могу подниматься даже по приставной лестнице. Я знаю, что это глупо, но…
   – Тем не менее.
   Как повернуться, чтобы оказаться лицом к стене и при этом не сверзиться вниз? И как развернуть ее? От головокружения человек становится таким неловким. Внезапно в голову пришло решение.
   – Луиза, слушайте, я сейчас нагнусь, и, пока буду разворачиваться, вы будете сидеть у меня на плечах.
   – Что?
   – Иначе у меня не получится. Я нагнусь, вы встанете мне на плечи, и я развернусь. Если мы будем стоять лицом в пустоту, выбраться нам не удастся.
   – Вы с ума сошли! – задыхаясь от возмущения, пробормотала она.
   – Это вы мне уже говорили. Я наклонюсь, и вы повернетесь. Вы уцепитесь за мою шею.
   – Об этом и речи быть не…
   Не успев закончить фразу, она почувствовала, как голова Дага касается ее бедра, его рука хватает ее запястье и сама она внезапно повисла над пустотой. Она сделала единственное, что оказалась в состоянии еделать в таком положении: заорала благим матом. Казалось, земля надвигается на нее, затем она перестала что-либо видеть, кроме слоя облаков, и наконец все встало на свои места, и она ударилась головой о стену. Она стояла за плечами Дага, прислонившись к стене, мокрая до нитки то ли от пота, то ли от дождя, и не могла оторвать взгляда от земли внизу.
   – Я вас ненавижу.
   – Поначалу всегда так… Потом привыкнете, – бросил, запыхавшись, Даг.
   Из груды облаков вырвался раскат грома, и море вдалеке полыхнуло белым сиянием. Все смолкло. Вокруг не слышалось ни звука. Дождь тоже прекратился. Проходили секунды, ни дуновения ветерка вокруг. Внезапно они оказались залиты солнечным светом. Даг поднял глаза. Над ним был синий круг неба диаметром километров в двадцать. А вокруг него смыкались плотными рядами тучи, образуя черное кольцо вокруг глаза урагана. Покой, наводящий ужас. Он мог продлиться хоть пятнадцать минут, хоть час. Прежде чем стихия, набравшись сил, ринется в противоположном направлении, являя собой стремительное зрелище апокалипсиса. И он, Даг, эквилибрист под куполом цирка, с женщиной на плечах. Этот день он не скоро забудет.
   – Луиза, вы меня слышите?
   – А вы как думаете?
   – Сейчас вы медленно выпрямитесь, опираясь на стену. Заведите свою правую ногу за мою шею, а потом левую, с другой стороны, и вы окажетесь на мне верхом, вам ясно?
   – Это что, шутка?
   – Мы находимся в центре циклона, через двадцать минут здесь будет ад, – произнес он, стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее.
   – Мне вполне хватило и чистилища…
   – Луиза!
   Она испустила глубокий вздох. Она-то уже поверила, что он может ее спасти, ну что ж… Если придется поработать воздушными гимнастами, почему нет? В конце концов, все мы смертны, но, боже мой, как же она трусила! На какое-то мгновение она даже потеряла способность двигаться. Но потом ее правая нога начала медленно ползти вдоль туловища Дага, что заставило его тело выпрямиться, и она смогла пристроить вторую ногу с другой стороны, не переставая при этом винить себя за неуклюжесть. Это простенькое гимнастическое упражнение ужасало ее больше, чем неотвратимость урагана. Но она ничего не могла с собой поделать: страх перед пустотой был сильнее.
   – Готово.
   – Хорошо.
   Ноги Дага дрожали, как у загнанной лошади. Ему казалось, что они налиты цементом.
   – Теперь я постараюсь повернуться, как на бревне в школе на уроке физкультуры.
   – Вас не побеспокоит, если я начну орать? – поинтересовалась Луиза, вцепившись в курчавые волосы Дага, при этом ступни ее были стиснуты его подмышками.
   – До чего же занудная девчонка, – ответил он, считая в уме до десяти.
   Не отреагировав на этот выпад, Луиза закрыла глаза, повторяя про себя: «Paniproblem, он это сделает, как на бревне, paniproblem… это же так просто».
   Десять! Даг резко выпустил воздух из легких и стал поворачиваться. Луиза была легкой – около сорока восьми килограммов – и не слишком ему мешала. Одна нога зависла над пустотой, на второй он медленно повернулся; так, прекрасно. Раскат грома раздался как раз в тот момент, когда он поставил ногу на цементную опору и наконец уперся взглядом в эту проклятую стену, исхлестанную ненастьем.
   Он прижался к стене, жадно вцепился в нее обеими руками. Лицо Луизы оказалось притиснуто к влажному камню, но так чудесно было ощущать твердую стену, что она готова была хватать ее ртом… У него получилось!
   – Луиза!
   О нет, ну что еще? Сальто-мортале?
   – Обнимите меня руками за шею, соскользните вдоль спины и обхватите ногами за талию…
   – И только-то? Вы меня разочаровываете!
   – Давайте!
   Похоже, этот тип не смеется… Луиза просунула руки под его подбородок, и внезапно боль в плече, о которой она совершенно забыла, напомнила о себе: в лопатку словно вонзилось лезвие ножа. Ну что ж, еще на какое-то время придется забыть о болячках… Она медленно опускалась и обхватывала ногами талию Дага. Вот теперь она вцепилась в него, как присоска. Теперь вперед – на преодоление стены.
   Даг посмотрел наверх. Три метра, это нам раз плюнуть. Это просто детская забава. Он поднял ногу, поставил ее на чуть выступавший из стены камень и подтянулся сантиметров на двадцать. Главное – добраться до места. Спешить не имеет смысла… Вновь раздался раскат грома, теперь гораздо ближе, воздух, казалось, застыл. Рука, нога, опора: не спешить, проверить, прочен ли камень; рука, нога: только не смотреть вниз, стараться не чувствовать веса, который тянет назад; рука, нога: укрепиться на взятом рубеже, не допустить, чтобы носок соскользнул, нет, вот так, теперь снова, представим, что подошва приклеилась к стене смолой; рука, нога: если она не перестанет меня душить, я упаду… вздохнуть… если сейчас сведет ногу, будет очень некстати… нет, вперед, еще немного; рука, нога… и внезапно Даг почувствовал ладонью подоконник.
   – Луиза! Цепляйтесь за окно и лезьте.
   Какое-то мгновение она колебалась: а что если тот тип все еще там и столкнет их вниз! Что если он с удовольствием наблюдал всю эту сцену, выжидая момент, когда спасение покажется им близким, чтобы лишить их последней надежды и обречь на верную смерть?
   – Скорее, ради бога! – воскликнул Даг, который чувствовал, что мышцы икр начинает сводить судорогой.
   Она с трудом разжала руки и схватилась за подоконник, кое-как вскарабкавшись внутрь, с исступлением зверька, в любую минуту готового спасаться бегством. Она внутри! В это невозможно поверить! Внутри! На этом добром старом мостике, таком знакомом и милом! Она услышала, как сзади кто-то кряхтит, и обернулась: Даг Леруа! Она о нем почти забыла.
   Она схватила его за руки и изо всех сил потянула к себе. От этого усилия ее опять пронзила боль в лопатке, и она упала навзничь, Дан свалился прямо на нее.
   – Порядок? – задыхаясь, поинтересовался он.
   – Плечо, лопатка… Такое ощущение, что в меня стреляли из ракеты… – ответила Луиза, пытаясь сдержать слезы боли, которые предательски выступили на ее ресницах.
   Даг приподнялся на локтях. Они оказались в темноте лицом к лицу. Он заметил, что стоит на коленях между ее ног.
   – Простите…
   – Ничего страшного… «Скорую» вызовем потом.
   Он поднялся.
   – Я полагаю, что теперь мы должны справиться сами. Вам очень больно?
   – Так, что хочется головой о стенку биться.
   Несмотря ни на что, он не смог удержаться от улыбки.
   – Вы всегда так шутите?
   – По-разному. Когда мне попадаются такие забавные типы… – ответила она, стараясь сдержать стон.
   – Я думаю, имеет смысл остаться и переждать грозу здесь.
   – Мне придется стиснуть зубы и терпеть, да?
   – Очень жаль, но, боюсь, выбора у нас нет.
   Он сел рядом с ней, размышляя о том, проснулся ли уже отец Леже и что он думает о его исчезновении. Луиза дышала шумно и прерывисто. Он видел ее искаженное от боли лицо и, протянув руку, погладил по волосам. Она выдавила жалкую улыбку:
   – Спасибо.
   – Как вы оказались там?
   – О, это просто фантастическая история!
   И она принялась излагать ему события.


   Глава 9

   Инспектор Фрэнсис Го рассеянно хрустел огромными пальцами, разглядывая лежащий перед ним пакет. На самом обыкновенном, сложенном пополам белом листе значилось его имя, напечатанное на машинке. Он вытащил из кармана мятый платок и вытер залитое потом лицо, скатал платок в трубочку, взял расческу и тщательно причесал курчавые короткие волосы, разбрызгивая вокруг себя капельки воды. Наконец он решился отогнуть край листка и уставился на два приклеенных к бумаге лобковых волоска, при этом на лице его не отразилось никаких чувств. В дверь постучали. Он поспешно засунул листок в ящик стола и только потом, демонстрируя недюжинное присутствие духа, произнес:
   – Войдите.
   Это был Камиль, его чрезмерно возбужденный молодой помощник. Он влетел в кабинет, потрясая очками, как шпагой:
   – Порядок, патрон! Мы напали на след!
   – Ты о чем?
   – О той женщине! Я отправил по факсу ее фотографию во все аэропорты от Майами до Лимы. Она покупала свой билет в Каракасе. Служащий за стойкой ее опознал. Она зарегистрировалась под именем Аниты Хуарес. И это еще не все! Она прибыла одна и села в углу, а потом туда явился какой-то тип, белый, спортивного вида, на немца похож, с двумя темнокожими мальчишками. Женщина читала журнал, что-то такое про подводное погружение. Она только взглянула на того мужчину с мальчишками и ничего не сказала. Мужчина зарегистрировал детей, осмотрелся и вдруг подошел к ней, и они поздоровались как старые приятели, а потом она села в самолет с мальчишками, и те называли ее мамой. Служащий за стойкой еще очень удивился, как это так: она своих собственных детей не узнала, когда они вошли…
   – В самом деле, любопытно, – согласился Го, не переставая думать о двух волосках в ящике стола. – Мальчишки?
   – Двое. Зарегистрированы под именами Диего и Марселло Хуарес.
   – Что-нибудь еще?
   – Адрес и имена вымышленные, – торжествующе сообщил Камиль.
   – Но с какой стати добропорядочная женщина поехала искать смерть в Гран-Бург, да еще с двумя детьми, которые к тому же вовсе и не ее?
   – Может, ей было нужно прикрытие? – предположил Камиль, поглаживая свои короткие кудряшки.
   Го взглянул на него с ехидной улыбкой:
   – Ты не дурак, Камиль, сам знаешь. А еще ты знаешь, что как раз сейчас циклон опустошает остров. И весь личный состав мобилизован для поддержания порядка. Так что, алле-оп! в бой на врага!
   Камиль вздохнул. Циклон, как это глупо – циклон; мало того что придется напялить себе на голову пожарную каску, так еще и следи, чтобы пара-тройка каких-нибудь придурков не бросилась громить витрины магазинов! Но спорить бесполезно. Покойной Аните Хуарес придется подождать.
   Го, полуприкрыв веки, смотрел, как он уходит, потом вышел за ним следом. Он не мог помешать себе ощупывать листок с лаконичным посланием. Он не мог позволить себе ни малейшей ошибки.

   Пока Луиза рассказывала, Даг не прерывал ее. Она замолчала, и повисла плотная тишина. Только слышно было, как на цементный пол капает вода.
   – … твою мать!
   – Вполне уместный комментарий, – согласилась Луиза, пытаясь отыскать наименее болезненную позу.
   – Но это же полный бред! Зачем им надо вас убивать?
   – Может, потому что я отдала вам эти письма? Потому что вы мне рассказали эту историю?
   – В таком случае, это меня нужно было заманивать в ловушку, меня, а не вас.
   – Не беспокойтесь, до вас тоже очередь дойдет…
   Даг наклонился, чтобы ей ответить, и в этот самый миг начался кромешный ад. Не было никакого предупреждения или предвестия. Небо словно внезапно опрокинулось и с невообразимым грохотом рухнуло на землю, выпуская на свободу вздыбленный водоворот воды. Даг инстинктивно втянул голову в плечи и притянул к себе Луизу. Теперь не просто лил дождь и дул ветер. Это был всемирный потоп, который захватывал и увлекал за собой все, что попадалось на его пути. Он вспомнил роман «Волшебник из страны Оз»: тот эпизод, когда героиню, девочку Дороти, вместе с домиком уносит ураган. В одно мгновение это сделалось до странности реальным. Сквозь пустой оконный проем он увидел, как вырванное с корнями банановое дерево пролетело по небу прямо перед ним, столкнувшись в своем фантасмагорическом полете с горизонтально летящей деревянной доской, каким-то металлическим предметом, оторванной дверцей автомобиля и небольшой лодкой… Все эти предметы, словно из коллекции Превера, прочертив небо, внезапно взметнулись ввысь, затянутые в жерло гигантского пылесоса. Грозовые раскаты громыхали все сильнее, и казалось, будто завод трясет… Да, его и вправду трясло… Чтобы успокоить себя, Даг дотронулся до стены. Крепкий, прочный камень. Он уже устоял перед одним натиском циклона, не уступит и сейчас.
   – Что это за шум? – спросила Луиза.
   – Не знаю, догадались вы или нет, но вообще-то снаружи небольшая буря, – ответил он, указывая на небо.
   – Нет, другой шум. Он идет от пола.
   От пола? Даг прислушался внимательнее, пытаясь отвлечься от невообразимого зрелища вихря, закручивающего воздух спиралью. Грохот – чудовищный грохот – приближался. Словно группа всадников-исполинов гарцевала в недрах земли. Он с опаской приблизил лицо к окну и рискнул выглянуть наружу.
   Вначале он не заметил ничего особенного. Затем справа вдалеке разглядел нечто неясное: гору, увенчанную белой бахромой. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы догадаться, что же это такое. Море. Вернее, то, что должно было быть морем. Жидкая громада в десяток метров высотой надвигалась со скоростью несущейся галопом лошади. Циклон нес вставшее на дыбы море. Нес прямо на них. Цунами!
   – Надо бежать!
   – Вы с ума сошли! Надо дождаться окончания циклона здесь, – возразила Луиза.
   – Луиза, десятиметровая гора воды надвигается прямо на нас, сейчас все сметет!
   – Снаружи будет еще хуже.
   – Можно бежать. Я думаю, что это просто огромная волна, вызванная вихрем. Она разольется по равнине.
   – Ваша гипотеза весьма увлекательна, Леруа, но, если это и в самом деле цунами, заводу будет легче выдержать удар, чем нам.
   – Нас завалит тоннами кирпича. Надо давать деру.
   – Я голосую против.
   – Сожалею, но голосование окончено.
   – Сволочь!
   Несмотря на сопротивление, Даг подхватил ее на руки, перебросил через плечо и побежал. Хоть бы добраться до первого этажа, пока здание не начало рушиться.
   – Примат неотесанный! Доисторическое чудовище! – ругалась Луиза, извиваясь всем телом.
   Даг сбежал по ступеням трухлявой лестницы и чуть было не растянулся на скользком полу. Он пересек огромное пустое помещение и бросился к выходу. Порыв ветра хлестнул его наотмашь и отбросил назад на целый метр. Ухватившись за стену, чтобы не упасть, он сделал новую попытку продвинуться вперед и бросил взгляд в сторону моря. Стена воды приближалась с чудовищным грохотом, похожая на жадный язык, которым она слизывала по пути луга и развалины Старого квартала. Бежать слишком поздно. Он поставил на ноги Луизу, отчаянно отыскивая взглядом место, где можно было бы укрыться.
   – Вот там, за станком! – воскликнула Луиза.
   Он проследил за ее рукой: там стояла, словно плотно вбитая в угол, чугунная громадина, настолько тяжелая, что под ее весом проседал цементный пол. Если повезет, возможно, этот индустриальный мастодонт не сдвинется с места. Они присели на корточки возле станка.
   – Интересно, для чего он мог служить, – прошептала она.
   – По правде сказать, дорогая, мне на это решительно наплевать, – ответил он, имитируя интонацию Рета Баттлера [65 - Цитата из известного фильма «Унесенные ветром».].
   Он стал снимать с себя пояс, затем потянул пояс Луизы.
   – Вы полагаете, что сейчас самое время? У меня нет презерватива!
   – Мне нужен только ваш пояс.
   С гримасой разочарования она протянула ему то, что он просил. Она смотрела, как он соединяет вместе две кожаные ленты в один длинный пояс и привязывает его концы к их запястьям.
   – Я не хочу потерять вас, – прошептал ей Даг на ухо, крепко обхватывая ее руками и привязываясь к одной из чугунных станин.
   Она не ответила. Грохот был уже таким близким и таким сильным, что казалось, будто рядом приземляется самолет. Они молча смотрели друг на друга, насквозь промокшие от дождя, дрожащие от страха.
   И тут море обрушилось на старый сахарный завод. Завыли стены, задрожала земля; гигантская волна устремилась через выбитые окна третьего этажа, и остатки мостика рухнули со зловещим треском. В старые и новые проломы ворвалась вода. Даг отчетливо увидел, как под напором волны отделился и брызнул кирпичами кусок стены, когда в помещении завода забил чудовищный гейзер. В нескольких метрах от них на гребне волны, пахнущей солью и бурыми водорослями, пронеслась лестница. Чайки, которых шквалом заталкивало в проломы, разбивались о стены. Луиза чувствовала, как вокруг ее ног бурлит вода, пытаясь увлечь в свой горьковато-соленый танец.
   – Надо залезть на станок! – прокричала она Дагу, стараясь перекрыть шум.
   Даг поднял глаза: над ними толчками обрушивались куски стен и кровли. Если они останутся здесь, их в конце концов затопит. Он покачал головой, и, крепко уцепившись за станины чугунного монстра, они стали подтягиваться вверх, цепляясь за переплетения поршней. Луиза попыталась вспомнить, сколько времени может длиться циклон. Четверть часа? Час? Так странно было видеть, как между стенами завода клубится вода, и эти крики обезумевших чаек, и сильный запах водорослей… У нее было поразительное ощущение, будто она потерялась в глубинах моря, среди таинственных обломков кораблекрушения…
   Раздался зловещий треск, еще более оглушительный, чем прежде, и Луиза с открытым от ужаса ртом, боясь пошевелиться, смотрела, как обваливается кровля – внушительная конструкция из дерева и металла. Какое-то время она, как чудовищная птица, планировала в воздухе, прежде чем упасть на землю, развалившись на тысячи осколков. Теперь наверху было видно набухшее тьмой и яростью небо, его пронзали яркие и мощные, как огни фейерверка, вспышки молний. Предвестие Апокалипсиса, подумала Луиза; она не ощущала больше ни холода, ни боли в плече, ни даже страха. Зрелище казалось слишком уж нереальным. Луиза внезапно вспомнила, что оно ей напоминает: образы войны, когда люди бегут в ночи среди разрывов снарядов, в грохоте, дыму и огне… Даг вывел ее из оцепенения:
   – Похоже, вода больше не прибывает…
   Она огляделась. Вода накатывала уже не так стремительно, и, казалось, уровень ее остается прежним. Может быть, в конце концов им удастся вырваться отсюда. Но затем она заметила странную вещь: создавалось впечатление, будто завод клонится вправо. Похоже, одна из стен и часть пола погружаются в пучину… Она потянула Дага за рукав, чтобы обратить его внимание на это странное явление. Их слегка встряхнуло, и станок, на котором они располагались, в свою очередь тоже явно наклонился вправо.
   – Земля… – в ужасе пробормотала она.
   – Что?
   – Земля! Мы погружаемся! Здесь же болото! Вода подтопила фундамент. Надо выбираться отсюда.
   Выбираться… Ну, разумеется. Чего уж проще: броситься в разбушевавшиеся воды, кишащие обломками, каждый из которых весит несколько сотен килограммов… Новый толчок. Луиза почувствовала, что сползает, но Дагу удалось удержать ее за ворот плаща.
   – Надо нырнуть! – заявил он, словно речь шла о каком-нибудь упражнении в бассейне.
   Этот тип с ума сошел!
   – Ни за что! Мы утонем! – возмутилась она.
   – А если не утонем, нас погребет под стометровым слоем грязи.
   – Умеете вы вселить уверенность… – ответила ему Луиза, призывая остатки сил, чтобы не забиться в истерике.
   – Пора! – крикнул Даг, не слушая ее, и, схватив за руку, прыгнул в мутный, грязный поток.
   Они ушли под воду почти на метр, затем вынырнули на поверхность; их бросало во все стороны.
   – Обхватите меня за пояс! – приказал он ей.
   Она послушалась. Вода была теплой, пена бурлила, и они передвигались между блоками стен. Даг отчаянно молотил по воде руками и ногами, пытаясь держать направление в сторону выхода, через который изливался поток. Много раз мимо, едва не задевая их, проплывали цементные блоки и обломки станков; Луиза закрыла глаза. Это было похоже на карусель: водную карусель, крутившуюся в сопровождении оглушительного грохота…
   – Выбрались!
   Она открыла глаза и увидела, как над ее головой вращается небо, а рядом покачивается здание завода, почувствовала, как ее подхватила стремительная волна, и только тогда осознала, что они только что пересекли зияющее отверстие ворот. Море растекалось по равнине, сметая все.
   – Осторожно, здесь водяные мокасиновые змеи! – взвизгнула Луиза, указывая на пестрые полоски, мелькающие, как стрелы, в морской пене.
   – Что?
   – Змеи! Они очень ядовиты…
   Дагу решительно не хотелось стать свидетелем противостояния между рептилиями и людьми на живописном фоне цунами. Просто нужно стараться держать голову на поверхности и не захлебнуться в водовороте соленой пены.
   Внезапно они натолкнулись на что-то твердое, и Даг ушел под воду. Она почувствовала, как он всем своим весом тянет ее вниз, за пояс, обернутый вокруг ее запястья; нет, не сейчас, нельзя, чтобы он утонул. Она изо всех сил схватилась за пояс, но он был таким тяжелым… Последнее усилие, чтобы вытянуть его на поверхность… Она даже не замечала, что плывет, поддерживая его, что вода становится гораздо спокойнее, а небо проясняется; она думала только о том, чтобы продвигаться вперед, держа его голову над водой. Даг кашлял, отплевывая воду. Он открыл глаза.
   – Мы на дереве.
   Он в недоумении посмотрел на нее:
   – Что?
   – Дерево! Очень даже симпатичное дерево. Похоже, это манго.
   Даг сел, уцепившись за толстую ветку, выплюнул еще немного воды.
   – Посмотрите!
   Луиза показала ему на завод в сотне метров от них. Огромный прямоугольник из красного кирпича выделялся на черном небе среди мутных вод. Он медленно плыл, покачиваясь из стороны в сторону, затем, когда дождь прекратился и буря наконец утихла, стал медленно погружаться под воду, как потерпевшее кораблекрушение судно, и исчез в булькающей грязи, втянутый недрами болот.
   Больше ничего не осталось, только вода и серое небо.
   – Думаю, что все кончилось, – сказала Луиза, подняв голову.
   На западе внезапно появился кусок синего неба, и ветер стих. На какое-то время они застыли перед этой картиной разорения, перед зрелищем огромного водного пространства, усеянного обломками, затем взглянули друг на друга, не в силах скрыть ликования. Луиза пожала протянутую ей Дагом руку.
   – Поздравляю, господин Леруа, мы, кажется, выжили.
   – Я же говорил, что мне можно доверять.
   – Лодыжки не очень распухли?
   Даг улыбнулся. Оставалось лишь дожидаться помощи.

   Больница была переполнена, по коридорам сновали перегруженные работой санитарки, молодой изможденный врач зашел в палату, вытирая рукавом лоб, и взглянул на Луизу:
   – Ну, kaoufe? [66 - Как мы себя чувствуем?]
   – Хорошо. Правда, еще не отошла от шока…
   – Не вы одна. Температуры нет?
   Не дожидаясь ответа, он взглянул на температурный лист, затем приподнял Луизе веки, пощупал гипс.
   – Перелом лопатки, это заживает быстро. Вам нужен только покой, и проблем не будет.
   Она открыла рот, чтобы спросить, сколько времени ей придется здесь оставаться, но он уже покинул палату. Слышался лишь его голос, отдающий приказы. Она повернула голову к пяти другим лежащим здесь женщинам; одну из них скрывала ширма. Было похоже, что все они спят. Хорошо бы ей последовать их примеру. Она положила голову на подушку, с наслаждением вдыхая запах чистых и сухих простыней, и погрузилась в сон, не обращая внимание на стоны и лихорадочное возбуждение в коридорах.

   Отец Леже засунул монетку в кофейный автомат, дождался, пока стаканчик наполнится, и протянул его Дагу.
   – Держите, вам это не повредит: вы похожи на жалкую мокрую собачонку.
   Улыбнувшись, Даг взял обжигающий кофе и прислонился спиной к стене. Приемный покой был переполнен людьми: все с тревогой дожидались известий о своих близких. Какой-то мужчина плакал, прижимая к себе двоих маленьких детей. Даг потрогал повязку на лбу. Рана поверхностная, «ничего серьезного», как сказал доктор, делая ему противостолбнячный укол. Даг воспользовался моментом, чтобы обратить внимание врача на рану отца Леже, которому тоже сделали укол и наложили повязку. Затем пришлось встретиться с матерью Луизы: она сходила с ума от тревоги. В конце концов тот же самый врач назначил ей легкое успокаивающее. Они рассказали несчастной женщине, что Луиза, должно быть, заблудилась во время бури и, не дождавшись ее в домике священника, Даг отправился на поиски. Это объяснение вполне ее устроило, и, не пытаясь узнать подробности, она отправилась домой в сопровождении сына; Марселло то и дело бросал на Дата яростные взгляды. Он готов был вцепиться ему в глотку… Даг сделал глоток и тут же обжег язык. Отец Леже не мог скрыть беспокойства:
   – Итак, Луиза утверждает, будто я позвонил ей, чтобы назначить встречу на старом сахарном заводе? Но это абсурд! Вы же были у меня дома, вы бы услышали!
   – Вы могли действовать через сообщника, – издевательски произнес Даг. – И нет никаких доказательств, что вы не выбрались из дому через окно, не отправились туда и не сбросили ее вниз.
   – Не шутите так! Я из дому не выходил. Если вы мне не верите, спросите у секретарши диспансера. Она позвонила мне через полчаса после вашего ухода и может подтвердить, что я был дома! И, насколько мне известно, служители Господа, в отличие от Него Самого, не вездесущи.
   – Я пошутил! Дело в том, что кто-то воспользовался вашим именем и этот кто-то знал, что Луиза передала мне письма; этот кто-то знает все, что я делаю, буквально поминутно!
   Отец Леже покачал головой:
   – Я тоже думал над этим. Очень немногие знали про письма и про досье Джонсон. Вообще-то, единственным таким человеком была сама Луиза.
   – Не хотите же вы сказать, что она сама придумала эту несуществующую встречу на сахарном заводе с угрозой для собственной жизни? Что-то здесь не сходится! – возмутился Даг.
   – Нет, я только хочу сказать, что утечка информации могла исходить от нее самой. Вы ей все рассказали, а она случайно кому-то передала. Брату или своему жениху, Франсиско. Если, конечно, не предположить, что по неведомым нам пока причинам она общается с инспектором Го.
   – От всех этих предположений у меня башка трещит, – заметил Даг, сделав еще одну попытку выпить кофе, который за это время не остыл ни на один градус. – Черт, ну почему все эти штуки такие горячие, и это в стране, где круглый год тридцать градусов? – раздраженно продолжал он.
   – Дело в том, что теплота часто ассоциируется с помощью и поддержкой. У нас здесь не разжигают костров, мы довольствуемся кофе, – предположил отец Леже.
   – Есть ли на свете хоть что-нибудь, по поводу чего у вас нет какой-нибудь теории? – спросил его Даг, протягивая стаканчик.
   – Есть, это Бог, – ответил ему священник, одним залпом выпивая кофе. – Ну что, может, пойдем? Луиза в безопасности, оставаться здесь не имеет смысла, мы только мешаем. Здесь столько раненых.
   – Я знаю, спасибо.
   Даг находился в отвратительном настроении. Конечно, он был счастлив, что остался жив, но злился на себя самого. Ему казалось – и это ощущение стало почти привычным, – что им, словно куклой, манипулирует какой-то псих и втихую посмеивается. Он вышел вслед за отцом Леже.
   Дождь перестал. Яркое солнце освещало картину чудовищного разрушения. Группы по очистке собирали обломки и бросали в кузова грузовиков. Громко окликая друг друга, люди рылись в развалинах, среди кусков гофрированного железа, картонных коробок, разных предметов домашней утвари, которые загромождали улицы.
   – Хорошо же нас потрепало, – сдержанно заметил отец Леже, приветствуя взмахом руки одну из своих прихожанок, склонившуюся над развалинами хижины с яркой жестяной крышей. – Я думаю, мне следует пойти помочь этим несчастным людям.
   – Но вы же ранены, вам не следует перетруждать себя.
   – Видите ли, коль скоро мне так повезло, похоже, Господь собирается призвать меня к Себе отнюдь не сегодня. Мне кажется, Он предусмотрел для меня долгую жизнь, наполненную самопожертвованием…
   Даг улыбнулся вслед уходящему аббату. Может, ему тоже следовало бы помочь другим? По правде сказать, больше всего он хотел сейчас броситься на кровать и немного вздремнуть. Да, сейчас он вернется в дом священника, примет душ, переоденется, поспит часок-другой, а потом… потом он непременно отправится помогать пострадавшим от разгула стихии людям.
   Дом священника остался цел, если не считать оторванных ставней и потеков воды на стенах. Даг разделся и вошел в крошечную душевую кабину. Он повернул кран с горячей водой, предчувствуя наслаждение, которое испытает, когда кожу его будут ласкать мягкие струи, и замер, дрожа от холода: из заржавевшей головки не просочилось ни единой капли. Эта чертова система опять полетела. Разъяренный, он вышел из душа. Ложиться в постель в таком виде решительно невозможно. Он взял грязную футболку, попытался вытереться хоть ею, прежде чем ложиться на белые простыни. Теперь отдыхать!

   Го стоял, опершись руками на письменный стол. Он был совершенно разбит. Провести столько часов на улице, чтобы не давать всем этим идиотам грабить магазины… Циклон продолжил свой путь в открытое море, лишь слегка потрепав остров. Однако ласка оказалась довольно болезненной. Он посмотрел на часы. Скоро одиннадцать вечера. Должно быть, его жена волнуется. Он поднял трубку и набрал домашний номер, размышляя над тем, что рассказал ему Камиль про Аниту Хуарес. Он запросил ее досье в центральном управлении. В трубке раздавались длинные гудки. Ну что эта кретинка Мария-Тереза там возится? Может, спит уже? На десятом сигнале он ощутил легкое жжение в животе. Он собирался уже было повесить трубку и отправиться домой, когда услышал ее запыхавшийся голос:
   – Алло!
   – Черт! Где тебя носило?
   – Я была на улице, с тем молодым человеком, которого ты сам ко мне послал…
   Жжение в животе усилилось.
   – С каким молодым человеком?
   – Он сказал, что его зовут Камиль и что ты велел ему предупредить меня, что вернешься поздно.
   Камиль? Какого черта Камиль…
   – Вот досье, – сообщил Камиль, входя в кабинет. Камиль.
   – Алло? Алло? – надрывалась Мария-Тереза на том конце провода.
   Го окинул Камиля с ног до головы суровым взглядом:
   – Тебя что, стучать не научили? Выйди отсюда. Не говоря ни слова, тот удалился, вид у него при этом был самый несчастный.
   – Мария-Тереза?
   – Да?
   – Он уже ушел, этот молодой человек?
   – Только что.
   – Как он выглядел?
   – Немножко похож на моего кузена Полена.
   – Кузена Полена? Который метис?
   – Да что это с тобой, Фрэнсис?
   – Ничего. Как этот молодой человек себя вел?
   – Он позвонил, я вышла, он передал мне твое сообщение, и тут зазвонил телефон.
   – Ладно, я вернусь поздно, – произнес Го, совершенно измученный.
   – Да, я знаю, Камиль мне только что сказал.
   «Это был не Камиль, идиотка!» – чуть было не проорал он, но сдержался и, пробормотав еле слышно «ну, пока», повесил трубку. Что все это значило? Еще одно предупреждение? Чтобы дать ему понять, что они в любой момент могут приняться за Марию-Терезу? Ублюдок, когда он схватит этого засранца, то будет душить его медленно, очень медленно. Го хорошо умел душить: он прославился на Гаити благодаря тому способу, каким охватывал толстыми пальцами шею своих жертв, а они писались от ужаса, осознавая, что сейчас должны сдохнуть. Часто в это же самое время он насиловал их, мужчин или женщин, и это было самым забавным. Он оторвался от своих воспоминаний и заметил, что у него наступила эрекция. Так бывало всякий раз, когда он в мыслях представлял себе насилие; это было сильнее его. То-то будет радость для этой суки Марии-Терезы!
   Он стал читать документ, который Камиль – настоящий Камиль – положил ему на стол:
   «Анита Хуарес, имя настоящее, дата и место рождения неизвестны. Приблизительно 40 лет. В 1976 году арестована в Каракасе за вооруженное ограбление. Приговорена к 10 годам заключения. Освобождена в 1982 году. Вновь объявляется в Бразилии в 1983 году: подозревается в членстве в Эскадроне смерти. 1985 год: арестована за причастность к убийствам в Боготе (разборки между наркоторговцами): 16 погибших. Освобождена за отсутствием улик. После чего работает на семью Ларго в Аргентине. Предполагаемый вид деятельности: киллер».
   Убийца? В Гран-Бурге? Которая получает пулю в живот среди бела дня? Чего она хотела? И еще этот придурок Леруа появляется у него сразу же после, гордый, как собака, которая отрыла скелет. Какова вероятность, что эти двое встретились в Гран-Бурге по чистой случайности? Может, сестричка Хуарес висела на хвосте у Леруа? А он ее сам взял да отправил adpatres [67 - К праотцам (лат.).] быстро и надежно? Но кто мог натравить Хуарес на Леруа? Может, у него были враги? Или же…
   Так и не придя ни к какому выводу, Го поднялся, натянул брюки на свое необъятное пузо, поглаживая себя между ног. Там все было еще твердым, как палка, этим вечером ему обязательно нужно разрядиться. Он вышел, не в силах сдержать улыбку в уголках губ, пред-ставляя себе, как Мария-Тереза стонет и закатывает глаза. Они женаты вот уже двадцать лет, а ему по-прежнему нравится, как она занимается любовью: словно вот-вот концы отдаст… Выходя, он рассеянно махнул дневальному.

   Мужчина открыл синий дневник, с которым никогда не расставался, и снял колпачок с авторучки. Должно быть, Го получил его послание. Он быстро стал писать:

   – Четверг, 30 июля 1996. Достал из своей «шкатулки с сувенирами» несколько лобковых волосков Лоран. Отослал их Го. Заплатил какому-то типу, чтобы отправился к нему домой. Пусть знает, что я могу добраться до него где угодно и когда угодно. Он должен понять, что в его интересах заткнуться и не делать глупостей. Я с ним возиться не собираюсь.
   Впрочем, ни с кем не собираюсь. Я чувствую лишь одно: нестерпимую жажду разрушения. Особенно когда вспоминаю, как неслыханно повезло малышке Луизе. А этот Леруа, как ни в чем не бывало, явился ее спасать. Просто трудно поверить!

   Он резко захлопнул тетрадь, тщательно завернул колпачок на ручке и убрал их в одно из отделений своего саквояжа. Затем внимательно осмотрел постель: предельное убожество. Единственное преимущество этого мотеля – то, что он мог оставаться на месте инкогнито и легко общаться со своими сообщниками. Кстати, по поводу сообщников… Надо проверить, приведена ли в действие система переадресовки телефонных сообщений. А теперь погасить свет. Попытаться заснуть. Не думать о том, как приятно ласкать кожу, покрытую мурашками от ужаса, и чувствовать под пальцами шероховатую плоть. Как красивы глаза, когда они вот-вот вылезут из орбит: эти обезумевшие взгляды, конвульсивное моргание, струящиеся в тишине слезы. Красота отчаяния. Не думать об этом. Возможность скоро должна представиться. Спать, спать.


   Глава 10

   Даг выбрался из липкого сна, нисколько не чувствуя себя отдохнувшим. Где его часы? 19.30… Зевая, он распахнул шторы и, удивленный, закрыл и вновь быстро открыл глаза. Было очень светло. Перекликались люди, вывозя на тележках разные обломки, сновали туда-сюда мусоровозы; он разглядел также силуэт аббата, который смешной, подпрыгивающей походкой передвигался среди своих прихожан. Черт возьми! Было не семь вечера, а семь утра: он проспал около тринадцати часов! Он пошел проверить, не появилась ли в трубах вода. Увы. В зеркале над раковиной отразилось лицо мужчины с резкими чертами лица, с пятью штришками швов на лбу, не говоря уже про порезы на щеке. Африканский вариант Франкенштейна.
   Отец Леже оставил ему послание на желтом кухонном столике: «Я ушел на восстановительные работы, не ждите меня. До вечера». Натягивая хлопчатобумажные брюки и свою последнюю чистую футболку, Даг в который раз прокручивал в голове пленку с последними событиями. И в который раз эта пленка оказалась лишь беспорядочным нагромождением бессвязных эпизодов. Он вышел из дома в таком же отвратительном настроении, в каком накануне вошел сюда.
   Присоединиться к отцу Леже, помочь этим людям разбирать завалы – вот что следовало ему сделать. Но, по правде сказать, единственное, что его интересовало, – это продолжение расследования. И отнюдь не из-за событий двадцатилетней давности. Действовать нужно немедленно: не прошло и суток с тех пор, как Луизу пытались убить! Он решил быть эгоистом.
   Навести справки о других убийствах. Понять, что можно извлечь из этих сведений. Самое простое – совершить набег на контору в Синт-Маартен и поискать в «Гоу-ту-Хелл», этом чудовище, соединенном с Интернетом, которым Лестер так гордился. Но это при условии, что воздушная связь восстановлена. Десять против одного, что связи пока нет.
   Так оно и оказалось. Упавшие деревья, блокировавшие взлетные полосы аэропорта, еще не убрали. Все ждали каких-то специалистов по гражданскому строительству, которые должны были прибыть «с минуты на минуту». Он рассеянно улыбнулся пожарному, который сообщил ему эти ценные сведения. Он только что вспомнил еще одно место, откуда можно войти в «паутину». Дело за малым: найти того, кто бы его туда доставил.
   Дороги тоже пострадали, но, как Даг и предполагал, местным водителям на это было решительно наплевать. Привыкшие возить заводской мусор, они ехали по бурелому, когда дорога исчезала, катились прямо по полям, подскакивали на выбоинах, проваливались в глубокие, наполненные водой ямы, с бычьим упорством пересекали реки и двигались вперед.
   Шофер, веселый старик в бейсбольной кепке козырьком назад, ровно в девять доставил его к полицейскому участку Гран-Бурга. За пятьдесят карибских франков сверх оплаты за поездку Даг купил у него кепку и надел себе на голову, козырьком вперед: не стоит привлекать внимание к шрамам на лице. Настало время все поставить на карту. Он уверенно вошел в вестибюль и направился к бородатому дежурному, который с измученным видом пил кофе.
   – Проводите меня к инспектору Го, пожалуйста.
   – Его нет. Сегодня утром он не работает. Приходите после двух.
   – Какая досада. Инспектор Жермон, полицейское управление Фор-де-Франс. Я прибыл вчера утром. Мы должны были вместе заняться одним срочным делом, а тут эта буря…
   Заканчивая фразу, он неопределенно взмахнул рукой. Полицейский кивнул, с трудом подавляя зевок. На службу он заступил в полночь и сейчас дожидался сменщика. Не самое удачное время, чтобы возиться с этим занудным французским сержантом.
   – Ему можно позвонить? – суровым тоном поинтересовался Даг.
   – Что вы! Это невозможно! – вскричал человек, внезапно проснувшись.
   Можно себе представить, как наорет на него Го, если этот тип его побеспокоит.
   – Есть ли на месте какой-нибудь другой дежурный инспектор?
   – Я тут один, у нас не очень большой штат.
   – Ладно, я подожду. Где его кабинет?
   – Туда.
   Он сделал Дагу знак следовать за ним и, приведя его в кабинет Го, открыл дверь.
   – Спасибо, вы можете быть свободны.
   Кивнув, дежурный вышел, закрыв за собой дверь. Даг, очень довольный собой, удобно устроился за столом инспектора Го. Неплохо. Он повернулся в кресле, чтобы оказаться напротив монитора, и нажал кнопку включения.
   Вход в Интернет. Web. Произведя определенные действия, Даг смог добраться до файла РКР: «Расследования в Карибском регионе». База данных по уголовным делам, расследуемым в рамках международного сотрудничества. Прошел час. В своих изысканиях он не продвинулся ни на шаг, разве что отыскал еще три подозрительных самоубийства, случившихся в течение того же периода: опять женщины за тридцать, одинокие. Было отмечено, что две из них занимались подводным плаванием. В своем блокноте Даг сделал пометку: «подводное плавание».
   Выйдя из раздражающе медлительного Интернета, он вернулся на сервер полицейского управления. Файл «Личный состав»: служебная характеристика на каждого служащего. Инспектор Го приступил к своим обязанностям в 1974 году. Как раз перед тем, как началась эта серия убийств. Даг продолжил свои изыскания, с воодушевлением колотя по клавишам, пока его пальцы вдруг не застыли в воздухе: по служебной необходимости, в том числе для сбора данных для файла РКР, инспектор Го в 1975 и 1976 годах перемещался по всему Карибскому региону.
   Даг посмотрел на часы: 10.20. Надо поторопиться. Он обратился к базе данных, содержавшей сведения о крупных бандитах, нажимал на клавиши, пока не появилось досье Васко Пакирри. Уроженцу Венесуэлы было тридцать восемь. Значит, в то время, когда совершались убийства, ему было семнадцать. Он только что вышел из исправительной колонии, куда был помещен в четырнадцатилетнем возрасте за стрельбу в баре, хозяин которого назвал его гомиком. Итог: трое убитых. Едва оказавшись на свободе, он совершил налет на банк, чтобы улучшить свое материальное положение, затем пустился в бега и обосновался в Тринидаде, где быстро приобрел известность в определенных кругах. Он наложил руку на торговлю кокаином и здесь, на Карибах, чувствовал себя вполне комфортно. Восемь раз его пытались привлечь в качестве обвиняемого за убийства, наркоторговлю, контрабанду, рэкет… Восемь раз отпускали за недостатком улик. Свидетели имели тенденцию исчезать, в буквальном смысле слова испаряться, как, например, тот тип, что проглотил брусок динамита. Васко – убийца, насильник, орудующий вязальной спицей? Судя по его досье, он скорее орудовал мачете, ручным пулеметом и взрывчатыми веществами.
   Возвращаемся в Интернет. Заглянем – скорее, дружок, скорее – в группу новостей. Интересно, сайт «Love supreme» ( < http:// www. lovesup. com/ html> ) по-прежнему существует? Существует. Сайт, где находили усладу для души озабоченные некрофилы. С фотографиями трупов, видео происшествий со смертельным исходом, биржа обмена окровавленной одеждой и униформой, экскурсии по различным крупным моргам, подборка отчетов о вскрытиях, статьи по судебной медицине, научные доклады, информация о конференциях, последние новости от прибывших из потустороннего мира. 10.50. Даг обратился к отчетам о вскрытиях. Сайт Соединенных Штатов был буквально забит благодаря обилию звезд, таких как Мэрилин, Кеннеди, инопланетяне в Россвелле или техасский душегуб Джозеф Джерниген, после смерти отданный в лапы ученых и разрезанный на 1870 кусочков, каждый из которых можно было разглядеть под любым углом в трех измерениях… В Карибском регионе было поспокойнее. Хотя не сказать, чтобы веселее. Он сосредоточился на интересующем его периоде. Ничего особенного.
   Он собирался уже выходить из сайта, когда вдруг его взгляд привлекло знакомое имя: «… в присутствии профессора Джонса… » Какого черта Джонс болтался на Антигуа в марте 1975-го? И почему он подписал заключение о вскрытии? Внимательнее вглядевшись в экран, Даг с удивлением обнаружил чуть ниже еще одно знакомое имя: Лонге. Лонге и Джонс? В некрофайле!
   Возвращение в главное меню. «Международные соглашения». Так-так-так… «Малые Антильские острова… Международное соглашение по сотрудничеству и научному обмену, 12 декабря 1974 г.». На основании упомянутого соглашения главным врачам различных медицинских служб того времени предписывалось совершать ознакомительные поездки в аналогичные учреждения.
   Даг, разгоряченный, стал открывать различные досье, которые вел Даррас. Тандем Джонс – Лонге каждый раз присутствовал на месте предполагаемого преступления в пределах пяти-шести дней до и после. Джонс – Лонге, дьявольская парочка? Любовники-извращенцы, которым покровительствовал Фрэнсис Го?
   11.30. Это уже пахнет жареным. Он сидел здесь уже битых три часа, было самое время сматывать удочки.
   Едва он успел отключить монитор, как на пороге показался полицейский в форме.
   – Инспектор, не желаете ли что-нибудь перекусить? Я как раз собираюсь выскочить в магазин на углу.
   – Спасибо, если можно, хот-дог с кетчупом.
   – Звонил инспектор Го. Я сказал ему, что вы его ждете, он будет через десять минут.
   – Прекрасно. Не подскажете, где туалет?
   Самое время убираться отсюда, пока не явился Го, разъяренный, как искусанный слепнями бык.
   – В конце коридора.
   В коридоре никого не было. Даг толкнул дверь архива: заперто. А вот и сортир. Над писсуаром, насвистывая, стоял какой-то тип. Он повернул голову и приветливо улыбнулся Дату, который изобразил, что делает то же самое, а сам украдкой обшаривал взглядом помещение. Над раковинами имелось окно. Спасибо, Большой Маниту [68 - Маниту – в мифах североамериканских индейцев духи-покровители, дающие людям магические силы.], за ваше любезное покровительство! Тип мыл руки сто лет и наконец вышел. Даг так быстро поднял молнию на брюках, что едва не прищемил яйца, вскочил на ближайшую к окну раковину, схватился за ручку и повернул. Ничего. Краска слиплась. Он резко потянул на себя, створка с сухим треском распахнулась, и он чуть было не потерял равновесие. В коридоре раздался топот целого стада разъяренных бизонов, прогремел голос: «Где этот чертов коп из Фор-де-Франс? Явился тут нас трахать на следующий день после циклона, другого времени не нашел». Уже перенося ногу через край окна, Даг услышал голос, который робко пролепетал в ответ: «В туалете, шеф». Он опустил глаза вниз: тремя метрами ниже вырисовывался очень симпатичный мусорный бак, переполненный отбросами. Он упал прямо в него, приземлившись на пластиковую крышку, и пустился бежать по улице. Из туалета доносился рев: «Это еще что за идиотизм?» Даг улепетывал, как заяц, под удивленным взглядом какого-то мальчишки, который розовым фломастером выводил на стене: «Копы – дерьмо!»
   Через пару минут Даг ворвался на центральный почтамт, где царило необычайное оживление, поскольку многие телефонные линии оказались повреждены. Даг пристроился в конец очереди. Потоптавшись около четверти часа на месте, он, решив наконец, что ему больше ничего не угрожает, рискнул выйти и поискать такси. Было самое время предложить помощь отцу Леже.

   Го ничего не понимал. В Фор-де-Франс не числилось никакого инспектора Жермона. Что означал этот дурацкий маскарад? Описание обманщика в общих чертах напоминало Леруа, но почему этот ублюдок повадился сюда? Он в гневе оглядел кабинет, быстро открывая и закрывая ящики. Он был абсолютно уверен, что не оставил ничего компрометирующего. Так что же могло интересовать Леруа, если, конечно, в Арсена Люпена [69 - Арсен Люпен – герой произведений французского писателя Мориса Леблана, авантюрист, гроза полиции и высшего света.] решил поиграть именно он. Дело начинало плохо попахивать… А если это не Леруа, то все еще хуже. Если это был Подручный… Он запретил себе произносить это имя даже мысленно. Он запретил себе это уже двадцать лет назад, упорно надеясь, что сущность, лишенная имени, окажется извергнута за пределы его жизни. Чтобы противостоять грядущим неприятностям, понадобится недюжинная сила: из пластмассового флакончика он высыпал целую горсть пилюль и залпом проглотил.

   Отец Леже тяжело опустился в кресло, лицо было серым от усталости, черты заострились. Даг сел напротив и вытянул длинные ноги. Он с наслаждением стянул свои рейнджерские башмаки и сладострастно шевелил пальцами, выглядывающими через дырявые носки.
   – Тяжелый денек, – вздохнул священник.
   – Horrescoreferens! [70 - «Я дрожу, рассказывая это» (стихи Вергилия, которые часто цитируются в шутку).] – согласился Даг, массируя виски.
   По возвращении в Гран-Бург он присоединился к людям, работающим на расчистке завалов. Ураган посеял панику и разрушение, приходилось без остановки работать землекопами.
   Ближе к вечеру, совершенно разбитый, он решил зайти в больницу, чтобы убедиться, что с Луизой все в порядке, но предпочел отступить, заметив в дверном проеме массивную фигуру Марселло. Он не испытывал никакого желания выслушивать упреки родственников. Он от души зевнул и поскреб щеки с заметно отросшей щетиной.
   – Убедились, как утомительно делать добро? – насмешливо произнес отец Леже, протягивая руку, чтобы взять бутылку рома.
   – Но зато это позволяет держать форму, – ответил Даг, взяв стаканы, оставшиеся со вчерашнего вечера. An поиpranonlagout [71 - Выпьем немножко.], — бросил он вполголоса, повторяя излюбленное выражение отца.
   Они молча выпили. Удовлетворенно вздохнув, отец Леже поставил свой стакан.
   – А как ваша поездка в Гран-Бург? Хоть не без пользы?
   – Сам не знаю. Го и в самом деле присутствовал на всех местах преступления приблизительно в те дни, когда они были совершены. И не он один: там также находились доктора Джонс и Лонге. По научному обмену, – объяснил Даг.
   – Кстати, по поводу Джонса… Бедняга вчера умер.
   – Как? – удивился Даг.
   – Упал со скалы. Предполагают, что он был пьян и захотел полюбоваться на разгулявшуюся стихию. Его тело нашли утром на берегу, руки и ноги переломаны, сам совершенно голый, судя по всему, волна унесла одежду.
   Даг налил себе еще немного рома. Возможно, эта смерть была чистой случайностью, но Джонс говорил с ним, и вот теперь Джонс мертв. Луиза говорила с ним, и ее пытались убить. Может быть, Джонс сказал слишком много? И мог рассказать еще кое-что? Он повернулся к отцу Леже, который спрашивал его:
   – Как вы узнали все это, ну, про Го и вообще?
   – Так, кое-что разведал, тут немножко, там немножко. А Лонге? По-прежнему жив?
   – Думаю, да. С чего бы ему умирать?
   – Не знаю. У меня вообще впечатление, что здесь как-то слишком часто умирают.
   – Не больше, чем везде. Джонс был закоренелым пьяницей.
   – Во всяком случае, попытаюсь завтра связаться с Лонге.
   – Не хотелось бы вас отговаривать или как-то вмешиваться в ваше расследование, но должен вам сказать, что профессор Лонге…
   Он замолчал, словно пытаясь подобрать слова.
   – Что – Лонге? Продолжайте. Меня уже ничем не проймешь.
   – Ну, в общем, он не любит женщин.
   – Вот именно. Полагаю, что тип, который кромсал женщин, тоже их не любил.
   – Нет, я имею в виду… женщины его не привлекают.
   Даг, прищурившись, взглянул на священника.
   – Он гомосексуалист?
   – Да. Это всем известно.
   – Кроме меня. Турист Дагобер. Лонге следовало бы носить табличку с надписью, это избавило бы меня от необходимости им заниматься. В самом деле, с какой стати ему насиловать этих несчастных. Ладно, – добавил, поднимаясь, Даг, – думаю, что надо поспать. Вы можете занять свою спальню, возвращаю вам вашу кровать.
   – Спать в этой грязной постели? И не собираюсь, я предпочитаю свое кресло. Впрочем, моя спина к нему привыкла и даже приняла его форму. Идите укладывайтесь, мне и здесь вполне удобно.
   – Какой же вы старый зануда! – бросил ему Даг, потягиваясь.
   Улыбнувшись, отец Леже указал пальцем на потолок:
   – Это у меня от моего хозяина. Спокойной ночи.
   Даг внезапно вспомнил, что не позвонил Шарлотте.
   Должен ли он был рассказать ей, что ее мать, возможно, была убита? Он посмотрел на часы: 23.30. Стоило попытаться. Он попросил разрешения позвонить. Шарлота сняла трубку уже на втором звонке.
   – Это я, Леруа.
   – Здравствуйте, ваше величество. Новости есть?
   – Не очень хорошие. Все следы оборваны. Что касается вашей матери… Послушайте, не хочу вас тревожить, но я думаю, она не покончила с собой. Ее убили.
   На том конце провода наступила продолжительная тишина. Затем Шарлотта тихо спросила:
   – Это сделал мой отец?
   – Не знаю. По правде сказать, я вообще ничего не знаю. Вы хотите, чтобы я продолжил поиски? Сегодня у нас пятница, четыре дня уже истекли…
   Он услышал на заднем плане мужской голос и узнал акцент Пакирри. Значит, она жила с одним из работодателей Аниты Хуарес.
   – Как вы пришли к такому выводу, ну, про мою мать? – спросила Шарлотта.
   Даг стал ей рассказывать про свое расследование, обходя лишние подробности и опуская имена замешанных в деле людей. В конце концов, что он в действительности знал про Шарлотту Дюма? Он как раз рассказывал о своем визите в полицейское управление в Гран-Бурге, когда услышал голос Васко:
   – Когда точно он там был, этот conio? [72 - Ублюдок.]
   – Позавчера, во второй половине дня, – уточнил Даг, как если бы Васко обращался непосредственно к нему.
   – Он слышал об убийстве женщины? Спроси у него.
   Если Васко сам послал Аниту, зачем задавать этот вопрос? Даг ответил, прежде чем Шарлотта успела повторить.
   – Да. Женщина была убита на улице. Копы ничего не выяснили.
   – Я хочу найти сволочь, которая это сделала, – внезапно проорал Васко прямо в аппарат. – Если вы мне что-нибудь про него узнаете, я удвою гонорар, который вам предложила Шарлотта.
   Даг почувствовал, что бледнеет.
   – Это была подруга Васко, – объяснила Шарлотта.
   Даг усмехнулся про себя. Подружка этого придурка Васко… Если бы этот жирный боров только мог догадаться, какое отношение он имеет к ее убийству… Он пробормотал:
   – Я постараюсь что-нибудь выяснить. А что касается вашего отца?
   – Продолжайте. Не люблю выходить из кинотеатра до окончания фильма.
   – Это не фильм. И может иметь отвратительный финал.
   – Если я дочь убийцы, то хочу это знать, суперсыщик.
   – Ладно, перезвоню, как только что-нибудь выясню.
   Не дожидаясь ответа, он повесил трубку.
   Отец Леже нахмурился.
   – Ну, что?
   – Она хочет, чтобы я продолжал. А Васко Пакирри готов заплатить за сведения о типе, который прикончил Аниту Хуарес.
   – Ой.
   – Верно сказано. Это была его приятельница.
   – Ой-ой-ой. Надеюсь, что вы все-таки хорошо выспитесь этой ночью.
   – Я так вымотался, что мог бы спать на «Титанике» во время погружения, – пробормотал Даг, отправляясь в спальню.
   Он заснул как убитый, но внезапно проснулся ровно в три часа ночи от стреляющей боли в голове. Уснуть снова было невозможно. В мозгу прокручивалась пленка. Фильм мог бы называться «Тайны Карибов». Ряд скетчей, предваряемых анонсами-предупреждениями: «Профессор Лонге и его друг тонтон-макут насилуют и убивают молодых беззащитных женщин»: запрещается детям до 18 лет. «Человек-без-лица выбрасывает Луизу Родригес из окна сахарного завода»: для детей старше 16 лет. «Васко Пакирри посылает Аниту Хуарес убить Дагобера Леруа»: для семейного просмотра.
   Это был один из тех фильмов, в которых сценарий не выдерживает никакой критики: зачем Пакирри убивать Леруа? Потому что он разыскивает отца его возлюбленной? Или он знает кое-что по этому поводу, нечто такое, что должно остаться в тени? Что касается действия фильма, то и тут не лучше: к невезению Васко, именно Дагобер прикончил Аниту, а не наоборот. В таком случае, зачем Пакирри просит Дагобера отыскать убийцу? Он что, совсем идиот? (Правдоподобная гипотеза.) Или за всем этим кроется недоступный пониманию план? (Детерминистическая гипотеза.)
   Даг зарылся головой в подушку, пахнущую тиной. Надо постараться заснуть, день будет долгим. Усилия были напрасны, фильм продолжал прокручиваться: набор причудливых, не связанных между собой сцен, в которых действующие лица обменивались репликами и костюмами. Даг постарался натянуть перед экраном плотный красный занавес со словом «антракт». Крошечные ручки Луизы попытались раздвинуть тяжелые складки ткани, их сменили огромные ручищи Го, но Даг держался молодцом: пять минут спустя он уже крепко спал.


   Глава 11

   Ослепительное солнце затопило своими лучами крошечную комнатку, куда перенесли Луизу. Она натянула одеяло на грудь и улыбнулась Франсиско, который стоял у кровати, держа одну руку за спиной. Он протянул ей огромный букет ослепительно желтых аламандасов.
   – Какие красивые! Спасибо.
   – Как ты себя чувствуешь?
   – Хорошо. Уже почти ничего не болит. Ты такой нарядный.
   На нем был шелковый костюм, рубашка и брюки оливкового цвета, лицо с правильными чертами обрамляли многочисленные косички. Он нахмурился.
   – Не понимаю, как ты могла там оказаться…
   Ну вот, опять придется как-то правдоподобно врать, хитрить. Она кивнула, указывая на цветы:
   – Поставь, пожалуйста, в воду.
   Франсиско положил букет в небольшую раковину и наполнил ее водой.
   – Нужно попросить у санитарки вазу, – улыбаясь, сказала Луиза.
   – Esоu tande sa mwen di ou? [73 - Ты слышала мой вопрос?] Что ты там делала с этим типом?
   Если он что-нибудь вобьет себе в голову… Она вздохнула и ответила тоже по-креольски:
   – Я все уже объяснила маме.
   – Мне плевать. Теперь объясни мне.
   Она мысленно прокрутила в голове свой рассказ, прикидывая, не окажутся ли в нем нестыковки. Вроде нет. Иначе Франсиско сойдет с ума от ревности. А у ревнивцев имеется некое шестое чувство, которым они распознают вымысел. Франсиско ревнует к королю Дагоберу. Можно подумать, она собирается бросить его ради этого Леруа, которого знает без году неделя! Она заметила, что он по-прежнему ждет ее ответа, еле сдерживая гнев.
   – Ну, здесь все просто. Мне нужно было в церковь…
   – Зачем?
   Господи, ну, в самом деле, зачем?
   – Я хотела попросить отца Леже, чтобы он отслужил панихиду по папе.
   – Это никак не могло подождать?
   – Нет, мне приснился сон, в котором папа велел мне это сделать.
   Франсиско что-то проворчал сквозь зубы, но вслух ничего не сказал. Она знала, что он прилежно изучает тшала – справочник по толкованию снов.
   – А потом?
   – Я сбилась с пути
   – Сбилась с пути? В этой дыре, в которой прожила всю жизнь? Площадью в два квадратных километра?
   – Не знаю, я очень испугалась, мне нужно было спрятаться.
   – На разрушенном сахарном заводе? Какие все-таки бабы идиотки.
   – Я просто потеряла голову. И спасибо за «идиотку».
   – Я не хотел так говорить, – извинился Франсиско. – А этот твой приятель, он что, тоже заблудился?
   – Леруа? Нет, он меня искал. Отец Леже сказал ему, что беспокоится, и он отправился меня искать.
   – И он бросился навстречу буре ради твоих красивых глаз?
   – Он нездешний и не понимал, как это опасно.
   – Он тебя целовал?
   – Что?
   – Он тебя целовал? Он попытался тебя потискать?
   – Этот старик? Ты с ума сошел! По правде сказать, я даже думаю, может, он, ну, ты понимаешь, что я имею в виду…
   – Что? С кюре? – удивился Франсиско, оскорбленный этим предположением.
   Возможно, она зашла слишком далеко.
   – Нет, не с кюре, не будь дураком.
   – Луиза, если этот тип хоть пальцем до тебя дотронется, я его придушу.
   Она закрыла глаза. Франсиско по-настоящему начал ее раздражать. Он все больше и больше походил на оперного Отелло.
   – Я устала… Пойди поищи, пожалуйста, вазу.
   Он молча вышел. Слава богу! Почему Даг не пришел ее навестить? С другой стороны, если бы он наткнулся на Франсиско… Она вспомнила, что через несколько месяцев выйдет замуж за Франсиско, и от этой мысли ей нестерпимо захотелось спать.

   Инспектор Фрэнсис Го чувствовал себя немного спокойнее. Прежде всего, он провел незабываемую ночь с Марией-Терезой, у которой остались на память следы на шее; потом он подумал, что в конце концов не так уж плохо все провернул. Наилучшей тактикой было бы притвориться мертвым. Разумеется, в переносном смысле, то есть не подавать признаков жизни. Какого черта Леруа раздул эту историю? Должно быть, кто-то проболтался. Своим большим ярко-голубым платком он вытер лоб, затем руки. Правда мало кому известна. Очевидно, Инициатор принял это слишком уж всерьез. «Они» послали Хуарес, чтобы прикончить Леруа. «Они» совсем потеряли голову. Но нельзя допускать, чтобы «они» стали агрессивными. Ему больше не нужны нежданные визиты лже-Камиля. Нет, необходимо успокоиться. Доказать свою лояльность. Но как? Он долго размышлял, ковыряя в зубах зубочисткой. Затем поднял телефонную трубку.

   Даг чувствовал, что солнце вот-вот прожжет дыру у него на коже. А ведь было только половина десятого. Он перешел улицу, чтобы воспользоваться тощей тенью, которую отбрасывала стена напротив. Потом пересек площадь перед больницей. В холле оказалось полно людей, и, чтобы добраться до лестницы, ведущей на этаж, где находилась Луиза, он вынужден был прокладывать себе путь в плотной толпе. Стараясь обойти внушительную матрону, нагруженную двумя огромными хозяйственными сумками, он не заметил Франсиско, склонившегося к окошку регистратора.
   И без того темные глаза Франсиско сузились до двух черных щелочек. Пропустив вперед Дага, он пошел за ним следом. Судя по всему, деньги, которые он заплатил этому дураку Манго за то, чтобы он навел порчу, пропали зря. Он чувствовал, что Луиза от него ускользает. И заклинание, насланное на Леруа, не сработало. Можно подумать, что грешники нечувствительны к магии или что на этого Дагобера распространяется защита кюре.
   – Надо же, король собственной персоной! – насмешливо произнесла Луиза, увидев, как в палату входит Леруа. Похоже, она еще хорошо отделалась: Франсиско только что от нее вышел.
   – Ну что, ka оиfе [74 - Как поживаете?] наша героиня? – с наигранной бодростью осведомился Даг.
   – Sakamache [75 - Хорошо.]. А вы?
   – В лучшем виде.
   Он не принес ни конфет, ни цветов. И вид у него был усталый. Даг подошел к кровати и склонился над Луизой. Она решительно остановила его:
   – Будьте добры соблюдать безопасное расстояние.
   – И если я его нарушу?
   – Мгновенно появится вооруженная дубиной санитарка, – ответила Луиза, делая вид, что сейчас нажмет кнопку вызова.
   При слове «дубина» Даг похотливо усмехнулся и собирался было уже сказать какую-нибудь непристойность, когда сильный удар в спину заставил его пролететь через всю комнату до раковины, о которую он больно ударился.
   Обернувшись, он получил мощный удар кулаком прямо в лицо. Оглушенный, он медленно сполз по стене. Это еще что? Клон Аниты Хуарес? Вмешательство ЦРУ?
   Воплощение йети на прогулке?
   Две коричневые руки схватили его за шею, прямо перед затуманенными глазами прыгали коротенькие косички, блестящие от пальмового масла.
   – Держись от нее подальше, а не то я тебя прикончу!
   Даг попытался ответить, но Франсиско стал трясти его как грушу, при каждом слове ударяя головой об пол.
   – Мы с Луизой поженимся, понял? А ты живо убирайся отсюда, понял? Здесь тебе ничего не светит.
   Луиза кричала: «Lage-i!» [76 - Отпусти его!] – и Даг подумал, что надо действовать, пока его череп не треснул, как перезрелый арбуз. Резким толчком он выбросил вперед обе ноги, попав противнику прямо в низ живота. Тот издал что-то похожее на шипение, выпустил Дага, попятился, пытаясь удержаться на ногах, запутался ногами в телефонном проводе и с грохотом упал на пол.
   – Это еще что за шум?
   От дверей на них строго смотрела энергичная санитарка, держа в руках поднос с едой.
   – В палатах драться нельзя. Или уважайте покой больных, или уходите отсюда! У меня проблемы в двадцать восьмой, – прокричала она, высунув голову в коридор.
   Даг поднялся и уже отряхивался, а Франсиско попрежнему с шипением корчился на полу.
   – Это все он. Он напал на меня, а я его даже не знаю. Наверное, наркоман: посмотрите, какие у него глаза.
   – Наркоманская сволочь? – раздался оглушительный голос.
   Плотно сбитый санитар с квадратными плечами вошел в палату и, приподняв Франсиско сантиметров на двадцать от земли, скрутил ему руки заученным приемом, лишив возможности двигаться.
   – Выбросить его на помойку?
   – Просто вышвырни отсюда, – распорядилась санитарка с великодушным видом просвещенной королевы.
   – Вонючий ублюдок! – надрывался Франсиско. – Да я тебе яйца оторву!
   – Тебе что, рот вымыть с мылом, чтобы ты не ругался? – проворчал санитар, еще крепче сжав свой захват, исторгнув у пленника крик боли.
   Он вышел, волоча за собой Франсиско, кипевшего от ярости и изрыгающего проклятия. Санитарка поставила поднос с едой на ночной столик.
   – Каких только психов не увидишь в наше время, не приведи господь! Вот ваш завтрак. До свидания.
   – До свидания, – любезно ответил Даг и, обернувшись, наткнулся на суровый взгляд Луизы.
   – Он бы меня убил! – объяснил он, прежде чем она успела произнести хоть слово.
   – Франсиско мой жених, способны вы вбить это себе в башку? Я не хочу, чтобы вы его избивали.
   – Но он же первый…
   – Черт возьми, Леруа, я не девочка из начальной школы, которой нравится разнимать мальчишеские драки. Я не желаю больше вас видеть.
   – Вы собираетесь выйти за него замуж и плодить малюток?
   – Вот именно. «Плодить малюток», как вы выразились, учить малюток и вязать чепчики для малюток своих подружек.
   – Радужная перспектива.
   – Более радужная, чем оказаться выброшенной из окна каким-нибудь психом!
   – И вам не интересно узнать, почему вас пытались убить?
   – У меня такое ощущение, что чем меньше я буду пытаться об этом узнать, тем меньше вероятность, что это повторится, – отчеканила Луиза, думая о том, как ей страшно. И этот страх теперь никогда не пройдет.
   – Луиза… – начал Даг, положив ладонь на ее обнаженную руку.
   – Нет! Стоп! Хватит! Оставьте меня одну, пожалуйста, Дагобер. Идите к своему святому Элодию [77 - Святой Элодий – сподвижник короля Дагобера.] и оставьте меня. Bonswa [78 - До свидания.].
   Он улыбнулся и вышел.
   «Насыщенное утро», – подумала Луиза, опускаясь на подушку. Стоило ей вспомнить, как вел себя Франсиско, и у нее тут же начиналась мигрень. Она равнодушно взглянула на поднос с едой. Никакого аппетита. Есть невозможно. Совершенно невозможно. А интересно, что это там, кажется, шеллу? В конце концов надо есть, чтобы быть готовой противостоять несчастьям. Он взяла вилку и попробовала. Неплохо. Совсем неплохо, сделала она вывод, вытирая тарелку до блеска корочкой хлеба.

   – А теперь что собираетесь предпринять? – поинтересовался отец Леже, поднося к губам стакан с пивом.
   Даг смотрел на искрящиеся под солнцем волны и на лодку в открытом море, которая лениво покачивалась на спокойных водах. Даже странно было представить себе, что под этой чистой глубиной таилась такая трясина. Он поднял кружку.
   – Пиво теплое.
   – Как странно, что вас занимает температура того, что вы пьете, – заметил отец Леже с некоторым раздражением в голосе.
   Даг сделал еще глоток пива – теплого – и поставил кружку.
   – Я не так продвинулся на пути духовности, как вы…
   – Что, собственно, происходит? Луиза дала вам отставку?
   Старикан, без сомнения, обладал чутьем. Даг посмотрел, как лодка борется с волной, и ответил:
   – Она выходит замуж за своего кузена Франсиско.
   – Знаю, я сам буду их венчать. Вы что, умудрились влюбиться за три дня?
   – Не знаю.
   – А ваше расследование? Убийца по-прежнему где-то бродит. Я бы даже сказал, не где-то, а совсем рядом.
   – А как, по-вашему, мне его найти? Может, поместить объявление в газету? Вот если бы им оказался этот придурок Франсиско…
   – Тс-с… Никогда не видел, чтобы бравый детектив до такой степени отчаивался. Дагобер Леруа, вы позор всей детективной литературы.
   Даг изобразил что-то вроде улыбки. Следовало признать, кюре прав. Ну что за бред: влюбиться в училку младших классов, которая никогда носа не высовывала с этого острова! Ему просто нужно выполнить свою работу. Во всяком случае, жениться на Луизе он не собирался. Если уж совсем откровенно, ему до смерти хотелось переспать с ней. Ну и дальше что? Вот так распрощаться, кивнув напоследок: «Созвонимся»? Черт. Ей нужно было налаживать жизнь с Франсиско, и у него нет никакого права вмешиваться. Он поднял глаза и встретил внимательный взгляд отца Леже.
   – Ну что? Исследование совести оказалось небесполезным?
   – Вы что, колдун?
   – Мой сан уже давно помог мне развить наблюдательность.
   – Вы никогда не были влюблены? – поинтересовался Даг, чиркая спичкой.
   – Нет. То есть да, один раз. В молодую прихожанку, муж бил ее и обманывал с другими женщинами. Она приходила исповедоваться, плакала, а я ее утешал и был искренне тронут. Она любила эту скотину, я сходил с ума от ревности, мне хотелось, чтобы она его бросила. Разумеется, я никогда с ней об этом не говорил. Потом они переехали в Пуэнт-а-Питр, и я больше ее не видел. Вот, это самая романтическая история, которую я пережил в своей жизни, – заключил священник, допивая пиво.
   Даг зажег сигарету, а спичка так и осталась догорать, пока он не почувствовал, что она обжигает ему пальцы. Свежий ветер обвевал его лицо. Горланили мальчишки, гоняясь за консервной банкой, которая служила им футбольным мячом. По радио передавали бигину [79 - Бигина – популярный антильский танец.], и хозяин дома слушал музыку, покачивая головой. Трудно поверить, что всего каких-нибудь сорок восемь часов назад здесь прошел разрушительный ураган. Надо собраться с мыслями. «Обманчивая прелесть островов» была всего лишь обманчивой прелестью.
   Он наклонился вперед, облокотившись на стол.
   – Вопрос первый: как убийца попал на остров?
   – На корабле или на самолете.
   – Я сам, если вы помните, не успел на последний самолет. И чтобы оказаться здесь, мне пришлось нанять катер.
   – Очевидно, он сделал то же самое.
   – Но зачем ему было следовать сюда за мной?
   – Чтобы узнать, что вы собираетесь предпринять, и узнать, что знаете вы.
   – Нет, что-то здесь не так. Если он последовал сюда за мной, он легко мог бы убить меня. Если только…
   – Что «если»?
   – Он был уже здесь. На месте.
   – Что вы этим хотите сказать? – выпрямляясь, спросил отец Леже.
   – Когда я пришел к вам, он уже был здесь. Он слышал наш разговор. Он узнал то, что знаю я. И решил вмешаться.
   – Но тогда зачем ему нападать на Луизу?
   – Чтобы сделать больно мне.
   Ответ вырвался неожиданно:
   – Не вижу в этом логики. В Гран-Бурге пытались убить вас. А здесь хотели расправиться с Луизой. Почему с ней?
   – Перестаньте задавать мне сложные вопросы. Возможно, это игра.
   – Игра?
   В голосе отца Леже явственно слышалось сомнение.
   – Игра. Он ставит на моем пути ловушки, а я должен его переиграть.
   – Это может означать, что он хочет направить вас по своему следу, – пробормотал отец Леже.
   – А это, в свою очередь, может означать, что он хочет, чтобы я его нашел.
   Даг вдохнул облако сигаретного дыма.
   – Но в то же самое время он хочет меня уничтожить.
   – Почему?
   – Возможно, это и в самом деле отец Шарлотты. А я для него представляю двойную опасность: как человек, который может привести к нему его дочь, и как тот, кто может разоблачить его. И вполне возможно, его раздирают два желания: защитить себя и узнать свою дочь.
   – Если принять ваше предположение, ничто не помешает ему связаться с дочерью, когда он этого захочет. Судя по всему, этот человек знает о любых ваших поступках. Вы думаете, что он не подозревает, кто она?
   – Ничего я не думаю. Я просто хожу по кругу.
   – В таком случае, может, имеет смысл ходить по спирали, – с мечтательным видом произнес отец Леже.
   – То есть?
   – Да-да, когда ходишь по кругу, то сам себе вырываешь колею, в которой и застреваешь; когда же ходишь по спирали, то с каждым витком немного поднимаешься, образуется вихрь, он поднимает тебя над случайным и второстепенным… Решение не внизу, оно наверху, в сферах души.
   Даг раздавил сигарету о цементную скамейку.
   – Если надумаете писать свой детектив, следует предусмотреть толковый словарь к нему.
   Отец Леже поднялся:
   – Спасибо за советы. Мне пора, этим утром предстоят еще два погребения. Девяностолетний старик и младенец: вот уж воистину «пути Господни…» Вы к обеду вернетесь?
   – Думаю, что да. Если не получится, оставлю вам записку.
   Он смотрел, как удаляется силуэт священника: черная точка на фоне ярко-синего неба. Продолжая размышлять, он тоже встал и пошел. Он поднял глаза и заметил, что ноги сами привели его к бывшему теткиному магазину. С двух соседних домов ураганом снесло крышу, но лавочка оказалась нетронутой. На него нахлынули воспоминания о сидящей за кассой пожилой даме; они были четкими, словно к глазам поднесли фотографию. Может быть, переступив порог магазина, он почувствует знакомый запах высушенных раковин? Или ощутит на щеках прикосновение ее шероховатых ладоней, непривычное для ребенка, не знающего материнской ласки? Он уже ухватился за ручку двери, потянул ее и только потом заметил табличку по-креольски: «Закрыто, все на расчистке завалов». Нет так нет. Он пошел дальше: раз уж он оказался в городе, имело смысл заглянуть к старику Манго, в его лавочку с фотографиями.
   Единственным препятствием на пути его намерений оказалось то, что лавочки, собственно, уже не было. Только четыре стены, выкрашенные желтым и красным, и много грязи. И еще какой-то старик, со множеством косичек, сидел в тени, привалившись к одной из стен.
   – Манго?
   – Moinkddomi [80 - Я сплю.], — отозвался тот, не поднимая головы.
   Даг сунул руку в бумажник и вынул оттуда десятидолларовую купюру.
   – Пора просыпаться.
   Тип поднял голову, и Даг тотчас же его узнал. Казалось, за двадцать пять лет он нисколько не постарел и, похоже, не менял своих лохмотьев: та же зеленая рубашка, тот же черный кожаный жилет, те же обтрепанные, заляпанные джинсы, теперь облепленные до колен грязью. Манго вытянул руку и схватил купюру своими длинными, желтыми от никотина пальцами.
   – Нужна помощь, дружище?
   Голос был ясным, но затуманенные глаза выдавали любителя травки.
   – Вы храните все фотографии, которые когда-либо делали? – спросил Даг, с отвращением глядя на слой грязи.
   – Ты чего, сбрендил, парень? – неожиданно охотно отозвался Манго. – Глаза твои где? Вот уже два дня, как «Бутик-Манго» больше нет. Господин Океан все сожрал. Однажды он проглотит Вавилон, да-да, говорю тебе, парень, однажды Господин Океан сожрет всю планету.
   – Так вы храните фотографии или нет? – настаивал Даг, опустившись на корточки, чтобы оказаться вровень с Манго, который только моргал в ответ, спрашивая себя, чего хочет от него этот дядя Том.
   Он не слишком любил, когда на него так пялятся. Он надул щеки и плюнул, угодив желтой слюной рядом с ногами Дага.
   – А ты как думаешь? Однажды я все их выставлю. Сотни метров физиономий, подписанных Манго. Все местные жители, все туристы, которые хоть раз ступали на этот остров, любое человеческое существо, которое хоть раз появлялось здесь, – все они увековечены Манго. Песчинка Вавилона на квадратных километрах пленки.
   – Я ищу фотографии, сделанные вами в тысяча девятьсот семидесятом году.
   Манго моргнул.
   – Тысяча девятьсот семидесятый? Черт! Нет, Боб, ты слышал? – бросил он, воздев глаза к нему, откуда, без сомнения, за ним наблюдал Боб Марли. – Послушай, парень, – продолжал он, – тысяча девятьсот семидесятый – это должно быть где-то там, слева, под метровым слоем грязи, видишь… Желаю удачи.
   – Спасибо.
   Даг принялся стягивать джинсы.
   – Вот те на, да он псих. Великий Боб, спаси меня! Тут какой-то ненормальный передо мной штаны снимает.
   – Я же не могу барахтаться в грязи одетым, – пояснил Даг, оставшись в ярко-желтых трусах.
   Он решительно сделал шаг в направлении того, что когда-то было лавочкой, и почувствовал, как теплая грязь обволакивает его лодыжки. Манго, потрясенный, не отрывал от него взгляда.
   – Вы сказали, слева?
   – Слева, ну да. У стены, где постер Джими Клиффа [81 - Джими Клифф – ямайский актер и исполнитель музыкальных произведений в стиле регги.]. Как раз под ним мои папки.
   Действительно, из тины выглядывал торс Джими Клиффа, и Даг направился прямо туда. Под ногами что-то хрустело. Здесь, должно быть, был погребен весь магазин: сувенирные ракушки, кепки, очки от солнца… Даг сильно ударился ногой обо что-то твердое. Он пощупал: дерево. А, ну да, прилавок. Обогнув его, он добрался до Джими Клиффа и наклонился, решительно погрузив руку в слой метровой грязи. Ничего. Даг погрузил руку еще глубже и кое-что достал: классификатор фотографий из красного пластика. Дата прочитывалась очень четко: 1984. Он положил его на прилавок и снова приступил к поискам.
   Выудив пятнадцать папок, Даг выпрямился. Спина нестерпимо ныла. Все это время Манго просидел, не шевелясь, погруженный в свои одинокие мечтания. Даг подумал было о том, что неплохо бы перекопать всю лавочку лопатой. Нет, слишком долго. Он склонился опять. 1978, 1991.
   – Каsaye? [82 - Что он делает?]
   Мальчишка лет двенадцати, одетый в синие потрепанные шорты, с недоумением разглядывал Дага. Манго харкнул на землю, выпустив струю слюны с волокнами травинок.
   – Фотографии ищет.
   – Это тяжело, – прокомментировал мальчишка, ковыряя в носу.
   – Если ты мне поможешь, я дам тебе десятку, – бросил Даг, не выпрямляясь. – Американских долларов.
   – Аппои ау! [83 - Давай!] – откликнулся мальчик, широко улыбаясь беззубым ртом.
   Он пробрался к Дату и с энтузиазмом присоединился к его поискам.
   – Все с ума посходили, – пробормотал Манго, вновь закрывая глаза. – В Вавилоне одни ненормальные. Пусть Господин Океан поскорее наведет порядок!
   Солнце было уже в зените, и Даг чувствовал, как по спине струится пот. Пора заканчивать. Он подыхал от жажды.
   – Может, этот?
   Мальчишка протягивал ему альбом с обтрепанными уголками. Даг бросил на него рассеянный взгляд, мечтая о бокале ледяного пива, которым себя вознаградит, и выхватил альбом из рук мальчика. «1970 – 1971». Слава богу, он нашел его!
   – Ну что, этот, месье?
   – Да-да, этот, – рассеянно ответил Даг, жадно пролистывая альбом.
   – Тогда, может, добавите?
   – Подожди меня, я куплю тебе сандвич.
   Перед его глазами проплывало лето 1970-го. какой-то смеющийся тип с гарпуном, на который насажена гигантская дорада. Белая девушка с большой голой грудью лежит под пальмой, рядом с ней вверх ногами ее парень.
   – На фиг мне сандвич, я их каждый день ем.
   Туристы ужинают при свечах. Мальчик выходит из воды, отряхивая ласты. Местная жительница в шляпе и белых перчатках, с молитвенником под мышкой.
   – Тогда мороженое.
   Радостно смеялись влюбленные, сотни сплетенных в объятиях парочек прогуливались перед прилавками открытых рынков.
   – Я не ребенок, bаmwenanCRS [84 - Купи мне пунш.] — канючил мальчишка, пока Даг быстро перелистывал защищенные пластиком страницы.
   Есть! Его палец остановился. Вот, светловолосая женщина в розовом платье пытается отвернуться, чтобы не попасть в объектив. Это была она, Лоран! Он постарался восстановить в памяти черно-белый газетный оттиск. Да, это была она, и в ней по-прежнему нечто неуловимо знакомое. Да нет же, что за бред, это не Лоран, это… И все-таки… Он почувствовал, как ледяной холод поднимается к сердцу. Он медленно отодвигал палец, открывая лицо человека рядом с женщиной. Молодой негр, гордый, как петух, с гитарой на ремне.
   Вне всякого сомнения, отец Шарлотты.
   – Ну, тогда пива? – настаивал мальчишеский голос. Отец Шарлотты. Он нашел его. «Неплохая работа, – похвалил он себя, отодвигая пластик, чтобы вынуть фотографию. – Чертовски неплохая работа, парень, ты можешь гордиться собой». Его пальцы скользили по самодовольной улыбке молодого самца, победоносно выпятившего грудь. Да, он нашел его, отца Шарлотты. И самое забавное, что он хорошо его знал. Даже слишком хорошо.
   Потому что это был он, Дагобер Леруа, во всей своей красе.

   Даг медленно выбирался из месива, которое когдато было магазином, скользя по грязи, не ощущая ее и не слыша болтовни мальчишки; его взгляд был прикован к цветному оттиску. Неужели у него и в самом деле когда-то было это выражение лица самодовольного идиота?
   – Ты нашел, что искал, man? – спросил Манго, поднимая веки.
   – Да, спасибо.
   Манго вздохнул. «Невероятно: какой-то болван в канареечного цвета трусах является сюда, чтобы найти фотографию двадцатипятилетней давности в тоннах грязи, и, бах, находит ее. Может, стоит организовать что-то вроде экскурсии, „охота за фотографией", десять франков с человека, игра без проигрыша. Да, со всеми этими психами, которых столько развелось на планете, почему бы и нет?» – думал он, насмешливо следя за Дагом из-под век.
   Даг сел на полуразрушенную стену, по-прежнему не отрывая взгляда от фотографии. Мальчишка подошел к нему, ткнул грязным пальцем в изображение молодого Дага:
   – Это твой сын, да?
   – Нет, это я.
   – Ты?
   Окинув его взглядом с ног до головы, он возобновил расспросы:
   – А это кто? Твоя doudou? [85 - Любовница.]
   – В общем, да.
   – Ничего для белой. А пива ты мне купишь?
   – Да отвяжись ты! – раздраженно рявкнул Даг.
   Мальчишка улыбнулся, засунув палец в нос. Даг поднялся и пошел туда, где оставил брюки. Он положил фотографию в карман для револьвера, кое-как вытерся банановыми листьями и оделся.
   Манго задумчиво чесал голову под косичками. «Интересно, зачем ему была нужна эта фотография? Наверное, она представляет какую-то ценность, а ведь сделал ее я, Манго. Если этот тип думает заграбастать мои деньги… »
   – Заплатить за фотографию надо.
   Даг бросил на него злобный взгляд:
   – Я уже заплатил.
   – Да? Это моя фотография. И я не собираюсь тебе ее отдавать.
   – На ней моя морда, а моя собственная морда прежде всего принадлежит мне, разве нет? – не слишком любезно отозвался на это Даг.
   На какое-то мгновение Манго задумался.
   – Все мы принадлежим Господу.
   – Я начинаю в это верить. На, для моральной поддержки, – хмыкнул Даг, протягивая ему еще одну десятидолларовую купюру.
   Манго спрятал деньги под рубашкой еще до того, как Даг успел договорить фразу.
   – Еще у меня есть любовный напиток, чтобы возвращать тех, кто тебя бросил, – смягчившись, бросил он. – Гарантия сто процентов, и можно разогреть в микроволновке.
   Даг, улыбаясь, похлопал себя по голове:
   – Не надо. Я на это попадался, когда был маленький.
   Манго пожал плечами и закрыл глаза.
   – Давай, парень. Да поможет тебе Боб!
   Даг пошел, за ним поплелся мальчишка. «Да поможет ему Боб», потому как положение вовсе не было безвыходным! Он даже невольно усмехнулся, представив себе выражение лица Шарлотты, когда она узнает правду… Насмешка постепенно превратилась в безумный смех, на глазах даже выступили слезы. Он представил себе, как, охваченная ужасом, она орет, срываясь на визг: «Как, супердерьмо, вы хотите, чтобы я поверила, будто я дочь короля Дагобера?» Он вынужден был остановиться, согнувшись пополам от хохота, под встревоженным взглядом мальчишки, который наверняка думал, не перепил ли он пунша.
   Шарлотта! Даг попытался привести в порядок дыхание. В конце концов, это он оказался отцом маленькой черной жемчужины, чье личико красовалось на рекламных плакатах всех туристических агентств Европы. Господи боже, как такое стало возможным? Как же он мог так вляпаться! Черт! Он изо всей силы поддал ногой по стволу манцинеллы, и ему показалось, что он сломал большой палец. Но боль пошла ему на пользу. Он обернулся и увидел мальчика, который отступил на несколько шагов, открыв в изумлении щербатый рот.
   – Прекрати за мной таскаться, мне нужно побыть одному.
   – Надо пожевать зербадьяб.
   – Что?
   – Когда перепьешь, надо пожевать зербадьяб. Это прочищает мозги лучше, чем какой-нибудь аспирин.
   А кстати, это чей мальчишка? Может, тоже его? Может, он их тут расплодил по всему острову? Эдакая кучка маленьких нахальных негритят, ожидающих, когда вернется папа Джими.
   Джими! Что за бред! Какого черта она поверила! Можно подумать, он выглядел так, будто его зовут Джими!
   Он протянул ему двадцатидолларовую бумажку, вдвое больше, чем обещал.
   – Слушай, бери и оставь меня в покое, о'кей?
   Мальчишка цепко ухватил деньги своими грязными пальчиками и сделал вид, будто уходит. Даг пошел дальше, больше не обращая на него внимания.
   Как он мог не узнать ее? Ну, допустим, фотография в газете была черно-белой и нечеткой, но все-таки… Неужели он такой ублюдок? Да, если говорить откровенно, это было просто приятное приключение, разнообразие в его моряцкой жизни, стремительный вихрь удовольствий на морском берегу. Шорох волн и ветерок, который приятно холодил его вспотевшую спину, в то время как он энергично работал бедрами: это он помнил гораздо лучше, чем ее лицо. Он гневно сжал кулаки. Франсуаза! Ну почему она сказала ему, что ее зовут Франсуаза! Если бы он только знал… Если бы он знал, что женщина, которую он сжимал в объятиях на горячем песке, женщина, которая носила его ребенка, что эта женщина была убита…
   Он внезапно остановился, дыхание перехватило, и к горлу подступила тошнота. Франсуаза. Это горячее тело в его руках. Это белое, живое тело вращается под потолком веранды, а Шарлотта, его дочь – какое странное слово, он прокрутил его во рту: «дочь», – скорчившись, сидит у ног трупа… Осознав, что он занимался любовью с Лоран Дюма, этим объектом, фигурирующим в заключении о вскрытии, он почувствовал дурноту.
   Углубившись в свои мысли, он вновь двинулся вперед, не обращая внимания на настойчивый топот за спиной.
   Погода по-прежнему была очень хорошей. Он попрежнему искал убийцу. Единственным отличием стало то, что теперь он искал убийцу матери своей дочери.


   Глава 12

   Фрэнсис Го вытер лоб. Жара выводила его из себя, при его полноте она была особенно некстати. Ему бы получить назначение куда-нибудь к эскимосам, в Гренландию. Он на мгновение представил себя негативом эскимоса: как он мерит шагами лед припая в поисках вора, стащившего пару рыбин. Он где-то слышал, что эскимосы охотно одалживают своих жен. Жирные толстухи, воняющие прогорклым маслом. Их можно колотить сколько угодно, они и не пикнут. А еще они обхватывают своими беззубыми деснами ваш член. Должно быть, это забавно: минет голыми деснами…
   – Мы их нашли!
   Грубо потревоженный в своих приятных мечтаниях, Го медленно обернулся к Камилю.
   – Черт побери! Ты когда-нибудь научишься стучать, перед тем как войти? Я тебя на улицу вышвырну!
   – Простите, но это те мальчишки! Мы их нашли!
   Мальчишки! А, ну да, дети, которые служили прикрытием Аните Хуарес. Камиль землю носом роет. Надо признать, это куда интереснее, чем расследовать какую-нибудь кражу с витрины. Он с любопытством всмотрелся в возбужденную физиономию ретивого подчиненного, который стоял перед ним, запыхавшись и сверкая линзами очков.
   – И что дальше?
   – Они мертвы!
   – Что? – искренне удивился Го.
   – Утонули, оба! – объявил Камиль торжествующим тоном, будто демонстрируя трофей. – Их только что выловили в заливе Гран-Гуфр. На них наткнулись два туриста, которые занимались подводным плаванием. Они застряли в трещине скалы, а ноги запутались в водорослях. К сожалению, случай классический: один из них застревает, другой пытается прийти к нему на помощь и оба тонут. Там внизу такие течения и водовороты.
   Го медленно помассировал виски, затем вытер руки о белую хлопчатобумажную рубашку, оставив на ткани две серые дорожки.
   – Ты думаешь, эти несчастные дети утонули, Камиль? – насмешливо спросил он.
   – Нет, это все она. Она от них избавилась, – ответил Камиль, дрожа, словно собачонка, которая видит, что хозяин наконец направляется к двери. – Эта сволочь их убила, как топят щенков. Но почему? Почему ей было так важно для выполнения контракта приехать сюда, в Гран-Бург? Не могу понять.
   «И не поймешь, – хохотнул Го. – Итак, Анита Хуарес, не колеблясь, избавилась от детей… Хуарес или… » Он щелкнул пальцами:
   – Их опознали?
   – Нет. Это, вне всякого сомнения, бездомные дети. Их, наверное, подобрали на улице, пообещали интересное путешествие, деньги, и вот в итоге они оказались в Гран-Гуфр.
   «Они были из тех маленьких бродяжек, которых снимали в порнофильмах для психов, в так называемом „жестком порно" с детьми, – с горечью подумал Камиль. – А этому толстому борову Го на это явно наплевать. Нет, все-таки шеф – тупая скотина. Не хватает только пучка соломы в углах губ, чтобы сходство сделалось полным. Когда я, Камиль Дюбуа, стану окружным инспектором, я наведу тут порядок!»
   Го жестом поблагодарил его и сделал вид, что вновь погрузился в изучение клавиатуры компьютера. Камиль направился к двери, задавая себе вопрос, какого черта он вообще ломает себе голову над этим делом, тем более что оно, похоже, никого, кроме него, не интересует.
   – Эй, Камиль, постой-ка! Известно точно, когда это произошло?
   – Вскрытия еще не делали, тела только что доставили в морг, но описание полностью соответствует.
   – Ты неплохо поработал.
   «А это да, вот за это спасибо, – подумал Камиль inpetto [86 - В душе, про себя (ит.).], — очень мило с твоей стороны, жирная свинья. Думаешь, я тут в благодарность на лапках тебе прислуживать буду? Тяф-тяф!»
   Камиль вышел, закрыв за собой дверь чуть более резко, чем он это делал обычно. Го ухмыльнулся. Из мальчишки мог бы выйти прекрасный коп. Из тех, кто стремится все понять. Выяснить. Найти. Из тех, кто сильно рискует оказаться в результате на кладбище. Но сейчас у него были дела более срочные, чем Анита Хуарес. Он быстро набрал номер и с некоторой опаской стал прислушиваться к гудкам, раздававшимся в пустоте. Только бы Заслон оказался на месте… Внезапно трубку сняли, и старческий голос произнес:
   – Да?
   – Охота открыта, – прошептал Го.
   На том конце провода возникла тишина, затем голос взмолился:
   – Я слишком стар. Все это в прошлом…
   – У нас нет выбора.
   – Но ведь говорили, что… – возразил было голос.
   – Насрать мне, что там говорили. Леруа все знает, ты это понимаешь? Он знает.
   – Да я уже давно этим не занимаюсь, – сопротивлялся голос.
   – Сука, ты что думаешь, это игра? – взвился Го.
   – Это была игра. Вспомни, Фрэнсис, это была игра.
   – И эта игра плохо кончилась. Так что мы уже не играем. А ты берегись.
   – Я стар, я устал.
   – Всем на это наплевать, приятель. Решительно наплевать.
   Го медленно повесил трубку, не обращая внимания на старика, который что-то еще бормотал на том конце. Напрасно они в свое время брали его с собой на охоту. Он уже и тогда был слабаком. Только создавал им проблемы. Его единственным преимуществом был внешний вид: он выглядел таким безобидным и внушающим доверие. Прекрасный заслон. Го хмыкнул, разглядывая пустой экран компьютера. Он сделал свой ход, теперь оставалось ждать.

   Старик с яростью повесил трубку. Этот вонючий толстяк Фрэнсис Го! А какая надменность! Странно, что и через двадцать пять лет он узнал его голос: голос тяжелый, как перегар, голос, который умел шептать такие сладкие слова в минуты самой необузданной жестокости… Больной, да он просто больной. Садист. И если Го думает, что может запугать его… У него есть еще способы защиты. У него имеются доказательства, все доказательства, вот здесь, в этих пожелтевших папках. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.
   Он сделал несколько шагов по террасе и стоял теперь прямо над морем, глядя, как бирюзовые волны лениво накатываются на высокие белесые насыпи. Он узнал ощущение, которое сжимало его грудь: страх. Он всегда боялся. Он был очарован, увлечен, околдован, но он боялся. Боялся того, на что они оказались способны, боялся того удовольствия, которое они испытывали, причиняя страдания. Сборище негодяев. Сборище душевнобольных. А он им помогал. Он, как Иуда, предал человечество за тридцать сребреников. И вот результат: он всю жизнь прожил один. Сидя на деньгах. Он был уверен, что Господь забыл о нем, и вот сегодня Господь пришел, чтобы найти его, извлечь из грязи, поднять из руин на свет божий и назначить наказание.
   Старик повернулся спиной к берегу и тяжелым шагом побрел в дом. Он чувствовал себя еще более одиноким, чем всегда.

   Перед домом священника Даг остановился. Он все не мог оправиться от удара, ему казалось, что фотография прожигает тело сквозь джинсы. Он не мог противиться искушению достать ее и посмотреть снова. Что же он потом сделал с этой гитарой? Ах да, на Гренадинах он обменял ее на галлон рома. По-настоящему он никогда и не умел играть на этой дурацкой гитаре.
   То, как фонтанировал Хендрикс в «Запретных играх» на своей скошенной гитаре, было куда выше его способностей. Лучшее, что он знал, – это «Чужак» Мустаки [87 - Мустаки – французский шансонье (родом из Египта).]. Можно себе представить, серьезным же было время, если никто не покатывался со смеху, когда здоровый чернокожий малый голосил: «… с моей физиономией чужака, Вечного жида, греческого пастора… » Должно быть, он играл это и Лоран – Франсуазе, сидя на берегу, с якобы романтическим выражением лица, а на самом деле пялясь на ее лифчик.
   Нет, это невозможно: невозможно, чтобы за те два-три раза, что они валялись с Лоран на песке, мог оформиться этот эмбрион-Шарлотта и родилась настоящая маленькая девочка, его дочь, черт возьми!
   И не какая-нибудь там дочь, а самая что ни на есть стервозина.
   Ребенок из плоти и крови. Его крови. И этот ребенок обязан ему в какой-то степени своими глазами, волосами, кожей, даже телосложением. Как страшно думать об этом! Как будто у него самого оторвали частичку плоти, чтобы создать другое человеческое существо.
   Он почувствовал на своем плече чью-то руку. Он резко обернулся.
   – Quomodovales [88 - Как дела? (лат.)], дорогой друг? Охота прошла удачно?
   Даг молча смотрел на отца Леже. Тот мягко улыбался.
   – Мальчишка мне сказал, что вы, похоже, не в своей тарелке. Вы что, выпили?
   По-прежнему не произнося ни слова, Даг вынул из кармана и протянул ему фотографию. Отец Леже поднес ее ближе к глазам и стал внимательно рассматривать.
   – Поглядим… Это Лоран Дюма, не так ли?
   Даг кивнул.
   – А мужчина рядом с нею, стало быть, отец Шарлотты?
   Новый кивок.
   – Странно, – произнес священник, – он мне когото напоминает.
   Даг кашлянул. Отец Леже поднял голову, затем снова всмотрелся в фотографию.
   – Этот радостный, какой-то детский взгляд и глуповатая улыбка…
   – Такая? – любезно поинтересовался у него Даг, изображая обворожительную улыбку.
   Отец Леже начал было произносить что-то вроде «да, похоже» и вдруг замолчал, стоя с открытым ртом.
   – Господи Боже…
   – Вынужден признать, что Он в некотором роде и впрямь замешан в этом деле, – цинично бросил Даг, – ирония судьбы и все такое прочее…
   – Бедняга… Но вы уверены?
   – Уверен, что это я? Я хотел бы быть уверен в обратном, но это невозможно. Consommatumest! [89 - Все кончено (последние слова Христа на кресте).] И все такое прочее.
   – Но как вы могли забыть, что вы… что у вас… ну… была плотская связь с Лоран Дюма?
   – Да потому что я думал, что ее зовут Франсуаза, и вдобавок я не узнал ее по фотографии в газете. Она прибавила пять лет и добрых десять кило, совсем расплылась, да и прическа другая. Моя Франсуаза была прелестной молодой женщиной, а не пьющей матерью семейства. И что мне теперь делать?
   – Сообщить Шарлотте, что вы выполнили задание, – подсказал отец Леже, протягивая ему снимок.
   – По-вашему, это легко, да? Глуповатая улыбка…
   – Но я же не виноват, что вы оказались ее родителем…
   – Да вы хоть представляете себе, что еще в понедельник в десять утра я ее вообще не знал, а сегодня, в субботу, в двенадцать тридцать, это, здрасьте, моя дочь? Я стал отцом меньше чем за неделю. Рекорд… Я могу позвонить от вас?
   Священник задумчиво смотрел, как решительным шагом Даг направляется к дому. Этот несчастный молодой человек, без сомнения, получил серьезный удар. Что же касается Шарлотты…

   Она подняла трубку после четвертого звонка, не переставая любоваться собой в зеркало: ей решительно идет этот костюм. После того памятного припадка ярости Васко проявил неслыханную щедрость.
   – Кто это?
   – Шарлотта?
   А, ну да, этот придурок-детектив. Она взяла со столика сережку, которая так шла к ее глазам, и стала примерять. Ее «слушаю вас» прозвучало совершенно равнодушно.
   – Я нашел его.
   Какую-то долю секунды Шарлотта не могла осознать, о ком он говорит, потом машинально положила сережку обратно на туалетный столик. Горло сжалось.
   – Кого вы нашли?
   – Вашего отца.
   – Он жив? – Вопрос вырвался сам собой, непонятно почему.
   – Он жив и обитает в Сен-Мартен, точнее, в Филипсбурге.
   Сен-Мартен, боже, совсем рядом! Она глубоко вздохнула.
   – И как его зовут.
   – Вообще-то, вы его знаете, – осторожно произнес он.
   – Знаю?
   Только бы он не оказался одним из тех типов, что пялились на нее, когда она работала в этом проклятом клубе… Она нервно закусила губу, внезапно страшно смущенная при одной только мысли о том, что ее отец мог видеть, как она раздевается под музыку…
   – Ну, в общем, его зовут Леруа.
   – Леруа? Как вас? Послушайте, я ничего не понимаю. Что вы такое несете, вы что, выпили?
   – Нет. Я трезв, и я ваш отец.
   – Суперсыщик, вам известно, что делает Васко Пакирри с теми, кто смеет потешаться надо мной?
   – Я вовсе не потешаюсь над вами, – решительно произнес Даг. – И еще: с отцом так не разговаривают.
   Отцом? Шарлотта подошла поближе к зеркалу, внимательно разглядывая собственное лицо. Этот идеально очерченный рот, большие зеленые глаза, светло-коричневый оттенок кожи, широкие ноздри… Неужели у этого ублюдка Леруа похожий нос? О нет! Наверное, это кошмарный сон.
   – Леруа, не могли бы вы мне спокойно объяснить то, что только что сказали? Я сегодня очень устала.
   – Я нашел вашего отца, – старательно выговорил Леруа на том конце провода, – и это я. Я твой отец, Шарлотта. Прими мои соболезнования.
   – О черт! Черт, черт, черт!
   – Я понимаю: сам реагировал так же.
   – Наверное, вы ошиблись, этого не может быть.
   – Шарлотта! Я скакал на твоей матери на берегу, я нашел фотографию, где мы сняты вдвоем, я знаю, что говорю!
   – Сволочь, так это из-за вас она умерла?
   – Нет, из-за того типа, который ее убил.
   – А может, это ты и есть, суперкозел?
   Она прикусила язык, но было уже поздно.
   – Послушай-ка, дорогая, – отчеканил Даг в трубку, – ты начинаешь меня доставать. И усвой как следует: если я суперкозел, то ты пошла в меня. Adios! [90 - Пока! (исп.)]
   И решительно бросил трубку.
   Леруа. Ее отец. Отец. Это абстрактное слово, которое до сих пор означало только отсутствие, внезапно приобрело угрожающий смысл. Живой отец. Известный. Настоящий. И не какой-нибудь там старый алкоголик, которого можно просто-напросто вычеркнуть из памяти. Еще молодой человек, с самой первой встречи показавшийся ей неприятным, самодовольным хлыщом. Ее отец. Чья кровь текла в ее венах. Нужно сейчас же выпить стаканчик. Стакан крепкого рома.
   – Кто это был? – спросил Васко, выходя из душа, запахнувшись в светло-синий халат, длинные волосы закручены на макушке.
   – Мой отец, – ответила Шарлотта, еще не оправившись от шока.
   – MiCorazon [91 - Дорогая (исп.).], ты, похоже, переутомилась.
   – Он нашел его. Нашел моего отца, – объяснила она ему бесцветным голосом.
   – И что? Ну давай, говори.
   Он сел рядом с ней, влюбленный и уже готовый подписать чек для этого несчастного босяка.
   – Что-что! Это он.
   – Кто он?
   – Детектив, кто же еще? Черт, ты что, не понимаешь?
   – Детектив – твой отец? – повторил изумленный Васко.
   – Ну да! – крикнула Шарлотта, резко поднимаясь. – Я дочь этого ублюдка, Дагобера Леруа!
   – А чего тогда он заставил тебя платить, если искал самого себя?
   – При чем здесь это? – прошипела Шарлотта. – Главное, что это ничтожество и есть мой отец.
   – Не такое уж он ничтожество, раз нашел. Ты платишь, он находит: сделка есть сделка, – подытожил Васко, поднимаясь.
   Эта история начала уже ему надоедать…
   – Иногда я думаю, может, тебе сделали в детстве лоботомию?
   – Лобо… что? Осторожно, Шарлотта, не думай, что если ты нашла отца, то теперь можешь делать из меня идиота.
   Шарлотта пожала плечами и яростно ударила щеткой по телефонному аппарату.
   – Он швырнул трубку. Представляешь, сказал мне, что я его дочь, и швырнул трубку.
   – Не бери в голову, перезвонит. Папаши с дочками всегда собачатся, – философски заключил Васко. – Давай поторопись, а то опоздаем.
   Он принялся одеваться, с удовольствием ощущая, как под маслянистой кожей перекатываются мускулы.
   Шарлотта медленно массировала виски. Ах да, сегодня же суббота. По субботам у нас важный обед с этой важной особой по поводу важной сделки. Интересно, как Васко ее представит: «Вот дочь короля Дагобера»? Господи, ну что она такого сделала? За что ей такое невезение? Она тщательно накрасилась, с удовольствием отметив, что рука нисколько не дрожит. Ни в коем случае нельзя, чтобы эта история вывела ее из равновесия. Поначалу она едва не разрыдалась, но быстро с этим справилась.
   Ну вот, как всегда безукоризненна: умело растрепанные волосы, хорошо продуманная естественность, осиная талия и твердые груди; в глазах Васко читалось восхищение: она была само совершенство. Да, вот только это украшение в виде папаши. Самое ужасное, что он с первого взгляда ей не понравился. Эта манера ласкать взглядом, лживые глаза… такой насмешливый, наглый. И тем не менее она, наверное, могла бы называть его папой. Могла бы свернуться калачиком в его руках. Нет, не думать сейчас об этом. Сосредоточиться на обеде. Улыбаться и вертеть задом ради благополучия банковского счета.

   Фрэнки Вурт сыто откинулся на спинку стула, довольно облизывая толстые губы. Один официант наклонился, чтобы наполнить стакан ледяным шардонне, в то время как другой предлагал еще одну порцию жареного лангуста. Фрэнки почти соблазнился, но вспомнил, что и так уже набрал в тюрьме десяток лишних килограммов. Со вздохом сожаления он отказался. Яхта была почти неподвижна, море спокойно, как вода в бассейне, а женщина этого педика Пакирри очень и очень сексуальна. Он послал ей похотливый взгляд, и она кокетливо захлопала ресницами, прежде чем с преувеличенным вниманием углубилась в изучение содержимого своей тарелки. Ну да, пускай поиграет в застенчивую девочку, это еще больше его возбуждает. чтобы сконцентрироваться на том, что рассказывает Васко, ему пришлось сделать усилие и на время забыть о простых удовольствиях, таких как солнце, жратва и вино.
   – … дело проще некуда. Только ты и я. Пятьдесят на пятьдесят. Рынок базуки должен быть перераспределен.
   Базука, колумбийский крэк. Перераспределен. Это означало, что Дона Мораса придется устранить. А вот это уже не так просто. Вряд ли старик добровольно отойдет в сторонку, чтобы освободить им поле деятельности.
   – И тогда в секторе мы останемся одни… будем как короли, – продолжал Васко с горящими глазами.
   Фрэнки положил ладони на узорчатую скатерть. А если он уберет Пакирри? Что это ему даст? Надо было выбирать, в каком лагере оставаться. Старый Морас или молодой, горячий Васко. Он, как телохранитель Мораса, ни в коем случае не должен был принимать приглашение на этот обед. Строго говоря, он его уже предал. Но Морас болен, в его старых артериях скопилось отбросов больше, чем в Бронксе в дни забастовки мусорщиков. Он поймал устремленный на него взгляд девушки. Обещающий взгляд. Он еще вольготней развалился на стуле и положил руку на ширинку: этот жест могла увидеть только она. Девица стыдливо отвела глаза. Он почувствовал твердую уверенность, что она так же хотела его, как и он ее.
   Шарлотта подавила гримасу отвращения: неужели этот кретин считает себя неотразимым? С его-то физиономией шел бы он куда подальше. До встречи с Васко она всегда представляла себе наемных убийц красивыми арийцами с ледяными глазами. Как же, как же: сборище недоделанных уродов, у-которых-воняет-изо-рта, которые-чешут-яйца-и-рыгают, в плохо сидящих костюмах из синтетики, с рожами стареющих бодрячков, страдающих несварением желудка, хвастливые юнцы с напомаженными волосами вроде Луиса Мариано. А теперь вот этот, с которым Васко хочет уделать старого Мораса: в усах застряли крошки лангуста, длинный острый нос блестит на солнце. Сексуальнее не бывает…
   Незаметным жестом она дала понять метрдотелю, чтобы начинал убирать со стола. Что-что, а это она умела: руководить прислугой, организовывать приемы… Она с наслаждением погружалась в пособия по правилам хорошего тона, которые подсказывали, как не попасть впросак и с достоинством выпутаться из щекотливой ситуации вроде: «Если к вам на обед приглашены одновременно епископ и генерал, кто из них должен сидеть справа от хозяина дома?» Ей бы следовало руководить плантацией. Валяться до полудня в постели, потом облачаться в кринолин и предаваться безделью на роскошной веранде с колоннадой, «Особнячок Шарлотты». Ее сволочной папашка пусть бы в это время вкалывал на поле сахарного тростника с другими рабами, а засранцы вроде Фрэнки Вурта охаживали бы его плетью за малейшую провинность. Тогда она взяла бы старый револьвер уставного образца, что валялся на столике в библиотеке, и разнесла бы дурацкую башку Фрэнки Вурта, как перезрелый арбуз…
   – … чашечку кофе?
   Сладостные мечтания были так грубо прерваны, что она едва не подпрыгнула от неожиданности. Бесконечно долго мешая свой кофе, Вурт посасывал губу. Васко наблюдал за ним с холодным любопытством мальчишки, разглядывающего муху, которой собирается оторвать крылышки. Она ощутила озноб. Васко опасен. Придет день, он и ее раздавит, как муху. Она представила себе, как бьется в его сильных руках, как эти руки стискивают ее… и внезапно почувствовала, как ее непреодолимо влечет эта грубая чувственность.
   Наконец Васко поднял голову. Он принял решение: Морас – это прошлое, Пакирри – настоящее. А он, Фрэнки, – будущее.
   – Ну что? – спросил Васко, отбрасывая назад волосы. Неужели эта образина наконец-то решилась? Похоже на то. Вурт провел толстым языком по красным губам.
   – Я сделаю все, что нужно.
   – Когда?
   – Я увижусь со стариком сегодня вечером.
   Васко выразил молчаливое одобрение. Образина образиной, но быстрый, как гремучая змея. Не произнеся ни слова, они чокнулись, каждый спрашивал себя, как и когда он избавится от другого; Шарлота бессмысленно, как кукла, улыбалась в пустоту.

   В тени старого обтрепанного тента, который нависал над криво стоявшим столиком, Даг без особого энтузиазма рассматривал у себя на тарелке дораду по-коринфски.
   – Съешьте хоть кусочек, – терпеливо уговаривал его отец Леже. – Не зря же эта рыба умерла.
   – Не пытайтесь переквалифицироваться в санитара, уговаривающего больного анорексией, – ответил Даг, отодвигая тарелку. – По правде сказать, я совсем не голоден, а на судьбу этой рыбы мне совершенно наплевать. Как и на судьбы всех рыб на свете. И на судьбы мира тоже.
   – Похоже, в воздухе витает легкий аромат хандры, – улыбаясь, заметил священник.
   – Во всяком случае, я рад видеть, что вас это веселит.
   – Если меня что и «веселит», как вы изволили выразиться, дорогой месье Леруа, так это тот факт, что вы наказаны там, где грешили. Как бы то ни было, наша Шарлотта появилась на свет благодаря вашему семени. Abimopectore, вы бы сами не озлобились, если бы вам довелось провести детство в приюте после того, как вы нашли в петле свою мать?
   – «Из глубины груди», как вы изволили выразиться, я не понимаю, зачем ей тереться собственной грудью о маслянистый торс Пакирри.
   – Затем, что ей деньги нужны. А вы сами-то охотитесь на преступников ради своего душевного покоя или для пополнения банковского счета?
   – На что это вы намекаете? Она что, похожа на меня?
   Настойчивый телефонный звонок помешал отцу Леже ответить. Он потрусил к дому.
   – Это вас, Дагобер, – позвал он из прихожей.
   Его? Даг поднялся, поспешно схватил трубку, полагая, что это может быть Шарлотта, а он понятия не имеет, что ей сказать. Но звонил Лестер.
   – Даг? Что происходит? Ты давно не подаешь признаков жизни. Ты уже чего-то добился или просто отдыхаешь за мой счет?
   – Я нашел отца Шарлотты Дюма.
   – Прекрасно! Я не сомневался, что ты найдешь этого кобеля. И что дальше?
   – Я тебе все объясню, – пробормотал Даг.
   – Ладно. Так ты возвращаешься сегодня вечером?
   – Нет, у меня тут другое дело.
   – Уже? Даг Леруа, тип, который решает больше загадок, чем его тень. Что за дело?
   – Мать Шарлотты, Лоран Дюма… Она не покончила с собой, ее убили.
   – Постой-постой, кто тебе за это платит? Шарлотта?
   – Нет.
   – Подожди-ка, эклер ты мой шоколадный, ты хочешь сказать, что сейчас ишачишь ради собственного удовольствия?
   – Она была убита, Лестер, и не она одна. Тогда же были убиты еще несколько женщин, и твой приятель Фрэнсис Го об этом знал, ты улавливаешь?
   – Я улавливаю, что у меня сейчас на столе десяток дел, а ты развлекаешься, разыскивая типа, который убивал женщин двадцать лет назад!
   – Не просто убивал, Лестер, а насиловал вязальной спицей.
   – Черт!
   – Кстати, по поводу Го, этот тип тебя обманул. Я уверен, что он из бывших тонтон-макутов.
   – Это действительно важно?
   – Не знаю. Я останусь здесь еще ненадолго. Ты не беспокойся, это за мой счет.
   – Ты не можешь так поступить со мной, Даг. Ты должен быть в Антигуа послезавтра, предстоит слежка по высшему разряду.
   – Пошли Зоэ, пусть задницу порастрясет.
   – Да пошел ты…
   Улыбаясь, Даг повесил трубку. Ему доставляло огромное удовольствие позлить кого-нибудь. Он присоединился к отцу Леже в тесном дворике, царстве сорняков и ящериц, который владелец именовал садом.
   – Я предупредил своего компаньона, что хочу продолжить расследование. Он был не слишком доволен. Там накопилось много работы.
   – Может, вам все-таки стоит вернуться? В конце концов, actaestfibula. [92 - Пьеса сыграна (лат.) (фраза, знаменующая конец представления в античном театре).]
   – Но laborimprobusomniavincit [93 - Упорный труд должен быть доведен до конца (лат.).]. Я хочу найти ублюдка, который убил мать моей дочери, и надрать ему задницу.
   – Очень выразительно сказано. Но ведь Шарлотта для вас ничего не значит. Вы едва ее знаете, – коварно возразил отец Леже, придвигая к себе нетронутую тарелку Дага.
   – Это вопрос принципа, – ответил Даг, отнимая свою тарелку. – Простите, но я только что осознал, что умираю от голода.


   Глава 13

   15.30. Даг раздраженно повесил трубку: Го попрежнему не было на месте. Отец Леже отправился в обход больничных палат, нагруженный конфетами и иллюстрированными журналами, которые он раздавал старикам. Луизу нельзя было увидеть до половины пятого. Возможно, отца Шарлотты он и нашел, но что касается остального, там полный тупик. У него не было никакого желания думать об отце Шарлотты. Он даже радовался, что приходится заниматься другими вещами. Он чувствовал, что решительно не способен стать отцом глупой двадцатипятилетней болтуньи, бессердечной и алчной. Прежде всего, он никогда в жизни не испытывал желания стать отцом: это свидетельствовало о его «незрелости», как мягко выражалась Элен. Да пошла она к дьяволу, занудная моралистка! Понятия «отец» и «Дагобер» категорически несовместимы. Ему слишком часто приходилось наблюдать запоздалые обретения, наполненные истерической радостью, которая пару месяцев спустя оборачивались нервной депрессией. Он не даст себя поиметь, вот уж нет. И все же, черт возьми, все… Он машинально повернул ручку радио, и навязчивый ритм gwoka заполнил темную комнату.
   Если бы мать не умерла, Шарлотта была бы другой? А если бы она знала, что Даг ее отец? Если бы он забрал ее после возвращения из армии? Стоп, стоп, хватит идиотских вопросов, что сделано, то сделано, «нельзя дважды войти в одну и ту же реку». Тот человек, каким был он сейчас, не имел ничего общего с тем, каким он был в двадцать лет. И он не несет никакой ответственности за его поступки. Он их попросту забыл. Внезапно его пронзила ужасная мысль: «забыл». Он забыл лицо Франсуазы – Лоран. Интересно, а другие вещи сохранились в его памяти? В конце концов, в эпоху убийств он исходил эти острова вдоль и поперек. Возможно ли, что в этом деле он всего лишь следовал за собственной тенью? Сколько людей совершили зло, даже не ведая об этом? Сколько психопатов убеждены, что находятся в здравом уме? Но нет, это полный вздор: не мог же он, в самом деле, заказать профессиональной киллерше собственное убийство!
   Лучше позвонить инспектору Даррасу, чем терять время на бессмысленные измышления. Чтобы получить его номер, он обратился в международную справочную службу, и служащая рассмеялась ему прямо в ухо, перед тем как повесить трубку: он что, считает, будто в Перигоре живет один-единственный Даррас?
   Он раздраженно повернулся, чтобы уменьшить звук радио, и вдруг его рука буквально застыла в воздухе… «… Этим утром были выловлены тела двух утонувших детей. Дезире Жанин напрямую из Гран-Бурга. А вот и инспектор Камиль Дюбуа, которому поручено расследование. Инспектор! Инспектор, как так получилось, что до сих пор никто не заявил об их исчезновении? Неужели какой-нибудь турист мог уехать, забыв своих детей?» Сухой голос: «Без комментариев. Идет следствие». – «Есть ли уже результаты вскрытия?» – «Еще нет. Простите, в настоящий момент мне больше нечего добавить, но поверьте, мы сделаем все возможное, чтобы пролить свет на эту трагедию». – «Ну что ж, уважаемые слушатели, как вы видите, расследование продвигается. С вами была Дезире Жанин из Гран-Бурга… » Даг убрал звук. Дети, возможно, те самые, которых Анита Хуарес таскала с собой для прикрытия? Скорее всего именно так. И еще этот чертов Го не подает признаков жизни. Ладно, что толку вилять, именно с Го и надо начинать.
   Через грязное стекло микроавтобуса, который мчался, сигналя во всю мощь, Даг смотрел на прохожих, не замечая их. Если Анита Хуарес направилась по его следу еще до того, как он ознакомился с делом Джонсон и выводами инспектора Дарраса, это означало одно: кое-кому очень не понравилось, что он стал интересоваться прошлым Шарлотты. А почему Васко взбесился, узнав, что Шарлотта наняла детектива для расследования той давней истории? Если дорогая его сердцу Анита Хуарес оказалась замешана в этих убийствах в компании с милейшим инспектором Го, это объясняло бы неожиданные смерти Мартинес и Родригеса и – на худой конец – смерть самого Дага.
   Перед тем как явиться в отделение полиции, Даг завернул на центральный почтамт, чтобы поработать с электронной адресной книгой. Он углубился в юго-западные департаменты Франции и после какого-то получаса поиска – весьма, впрочем, дорогостоящего: 6,5 франка минута – оказался перед списком из десятка фамилий «Даррас Р.». Следовало попытать счастья прямо сейчас. На континенте сейчас лето, десять вечера: велика вероятность, что бывший инспектор дома и еще не лег спать. Он вошел в одну из кабинок и принялся названивать. Он почти уже отчаялся, когда, набрав номер восьмого по счету Дарраса, услышал любезный женский голос:
   – Мой муж? Да, он был инспектором полиции в Гран-Бурге. Мы там прожили тридцать лет, а потом переехали, поближе к внукам…
   Даг медленно выдохнул сквозь стиснутые зубы. Нашел наконец-то!
   – Я могу с ним поговорить?
   – Минуточку, он в саду, как раз сейчас поливает… Рене!
   «В саду… » Он представил маленький кирпичный домик, густой газон с розами и пластмассовыми садовыми гномиками, величественный дуб… Смесь из виденных когда-то фильмов. Сам он никогда не был во Франции. Впрочем, как и вообще в Европе. Фотографии закутанных в пальто людей, огонь в камине и играющие в снежки дети не вызывали в его душе никакого отклика.
   – Алло? – раздался в трубке недовольный старческий голос.
   – Инспектор Даррас? Я звоню вам от Фрэнсиса Го, вашего бывшего подчиненного.
   – Го? Да, помню. Чем могу служить?
   Голос Дарраса звучал холодно. И настороженно.
   – Меня интересуют расследования, которые вы вели в семидесятые – восьмидесятые годьь Убийства молодых женщин, замаскированные под самоубийства.
   – Это было очень давно.
   – Я уверен, что ваши выводы оказались верны и что в самом деле в те годы по Антильским островам перемещался убийца.
   – Откуда вы звоните?
   – Из Гран-Бурга.
   – Вы мне звоните из Гран-Бурга, чтобы поговорить о делах двадцатилетней давности? Вы что, пишете диссертацию по криминологии?
   – Нет, я частный детектив и разыскиваю убийцу Лоран Дюма, одной из тех молодых женщин; ее нашли повешенной в Сент-Мари в тысяча девятьсот семьдесят пятом году. Ассистент судмедэксперта связался с вами, чтобы сообщить о своих сомнениях по поводу самоубийства. Я читал ваше конфиденциальное письмо, адресованное начальству. Почему этому делу не дали ход?
   – Послушайте, господин…
   – Леруа.
   – Леруа, все это было очень давно, я старый человек на пенсии и занимаюсь своими розами, я больше не помню никаких подробностей…
   – Но тогда эти дела вас заинтересовали и обеспокоили!
   – Возможно, но все это уже в прошлом. Сейчас меня интересует только одно: чтобы меня оставили в покое. Я не намерен говорить об этом. И прошу вас больше мне не звонить.
   Он повесил трубку, оставив Дага в полнейшем недоумении. Почему он не захотел говорить? Действительно ли в его голосе слышался страх? Ему и в самом деле что-то известно? Возможно, он покинул Гран-Бург не только ради того, чтобы быть поближе к внукам, имелась и другая причина? Хватит нести вздор, приказал себе Даг, выходя из крошечной кабинки, старик просто-напросто на пенсии, ему все осточертело…
   Но…
   Взволнованный, он вошел в полицейское управление и спросил Го. Дежурный окликнул молодого инспектора в белой рубашке, который стоял к нему спиной:
   – Эй, Камиль, Го на месте?
   – Он вышел. Я могу вам помочь? – ответил молодой коп, обернувшись.
   Даг тотчас же узнал инспектора, который рассказал ему про Дженифер Джонсон.
   – Опять вы! – воскликнул тот с озабоченным видом. Камиль… Где Даг слышал это имя? Ну да, по радио.
   Инспектор Камиль Дюбуа, которому поручено вести следствие по поводу двух утонувших детей… Как бы то ни было, он пришел сюда не зря.
   – Извините за беспокойство, я могу с вами поговорить?
   Дюбуа посмотрел на часы и обреченно вздохнул:
   – Ладно, идемте.
   Они отправились в его кабинет – крошечное помещение без окон, со стенами, цветом напоминающими мочу, с неприятным неоновым светом; там стояли потемневший от времени письменный стол и два деревянных стула. На столе царил неизменный компьютер. Даг рассматривал своего собеседника, который уселся за стол, нацепив на нос очки. У Дюбуа было круглое лицо с квадратными челюстями и искренний взгляд. Его безукоризненно белая рубашка и очень коротко остриженные волосы над оттопыренными ушами придавали ему вид офицера американского флота. Даг решил ему довериться и принялся рассказывать – впрочем, в сокращенном виде – о своих недавних приключениях. Дюбуа внимательно слушал, старательно делая записи. Писал он левой рукой, низко наклонясь над листом бумаги и внимательно вглядываясь в текст. Даг дошел до звонка инспектору Даррасу и замолчал. Жужжал вентилятор. Дюруа медленно перечел записи и поднял голову.
   – Итак: молодая женщина, чья мать покончила с собой, обращается к вам с просьбой найти отца. Вы приходите к выводу, что ее мать не покончила с собой, а была убита. Совершенно случайно я обращаю ваше внимание на аналогичные случаи; следствие по ним вел инспектор Го, в ту пору работавший под руководством старшего инспектора Дарраса, ныне пребывающего на пенсии. В городе Вье-Фор вы знакомитесь с Луизой Родригес, отец которой был помощником доктора Джонса, судебного медика, производившего вскрытие тела Лоран Дюма и сделавшего заключение о самоубийстве, с каковым был не согласен вышеупомянутый Родригес. Луиза Родригес отдает вам письма отца, где тот приводит доказательства, что речь идет именно об убийстве. Спустя какое-то время Луиза Родригес подвергается нападению, но, к счастью, отделывается лишь сломанной лопаткой. Напавшего на нее человека она не разглядела. Затем вы обнаруживаете, что именно вы являетесь отцом вашей клиентки, и решаете продолжить свое расследование. Все верно?
   – Верно. Именно поэтому мне нужно увидеть Го.
   – Он в морге.
   – В морге?
   – Не в качестве клиента, – вздохнул Камиль, словно сожалея о том, что это не так. – В последнее время на нас столько всего свалилось, – продолжил он, рассматривая свои коротко остриженные ногти.
   – Я слышал по радио, что в центре города убита женщина, а теперь еще в Гран-Гуфр выловили тела двух детей, – продолжал Даг самым непринужденным тоном.
   – Не делайте такой невинный вид: вы похожи на охотничьего пса, взявшего след. Что вам об этом известно?
   – Вы установили личность женщины?
   – А вы?
   – Это ведь вы коп, а не я, я всего-навсего охочусь за неверными женами и сбежавшими из дому детьми…
   Дюбуа аккуратно свернул два листка, на которых записывал рассказ Дага, и засунул в карман рубашки.
   – Вы и в самом деле хотите найти убийцу, совершившего все эти преступления двадцать лет назад?
   – Да.
   – Вам известно, что существует срок давности?
   – Не для меня. И не для жертв. Я хочу знать, кто это делал. И почему.
   – М-да. А на мне двое мертвых мальчишек. И еще застреленная в центре города женщина. Ее звали Анита Хуарес. Она была наемной убийцей.
   Дюбуа направил авторучку на Дага, несомненно, он видел такой жест в десятке детективов.
   – Первое: наемная убийца только что подстрелена в Гран-Бурге, а здесь далеко не Чикаго… Второе: некий частный детектив отправляется на поиски таинственного убийцы. Третье: молодая женщина едва не убита в городе Вье-Фор. Четвертое: в Гран-Гуфр нашли тела двух утонувших детей. Причем не просто утонувших, а утопленных умышленно. И все это меньше чем за неделю. Случайное совпадение?
   Даг сделал вид, будто напряженно размышляет над услышанным. Бессмысленно признаваться этому славному Камилю, что это именно он убил – совершенно непреднамеренно – Аниту Хуарес. Он решился на контратаку и задал другой вопрос:
   – Почему, по вашему мнению, инспектор Даррас отказывается мне помочь?
   – Ну-ну, полегче! Вы что, никак предполагаете наличие международного заговора?
   – Анита Хуарес, эта киллерша. Ей-то чего здесь было нужно?
   – Насколько я могу судить, она в принципе могла бы оказаться вашим таинственным убийцей. Она начала свою… деятельность двадцать лет назад, вполне возможно, она и стала причиной смерти тех ваших женщин. У нее имелся сообщник, который их насиловал. Этакая парочка сумасшедших, вроде Генри Лукаса и Отиса Толя или Гитлера и Гейдриха. В нашем мире все возможно, приятель. Вот как все могло происходить: ей становится известно, что вы разыскиваете любовника Лоран Дюма; она боится, что все выплывет наружу, и возвращается в Гран-Бург, чтобы избавиться от своего сообщника, но ему удается добраться до нее первым. Вот так.
   Даг вздохнул. Версия Дюбуа вполне его устраивала.
   – Возможно, именно этот сообщник пытался убить и Луизу Родригес…
   – Почему бы и нет? В такой истории, как ваша, возможно все. Лично я вижу, что наш мирный уголок внезапно оказался охвачен эпидемией безумия. И во всем этом борделе единственный общий знаменатель – это вы.
   – Я? – очень убедительно удивился Даг.
   – Вы. Вы, безусловно, напали на след предполагаемого убийцы. Вы – отец своей клиентки. Вы дружите с Луизой Родригес. Вы явились сюда в тот же день, что и Анита Хуарес. В конце концов, возможно, вы и есть тот самый таинственный убийца, – бесстрастно заключил Дюбуа.
   – Я подумаю над этим. Нет, в самом деле, вы хотите мне помочь?
   – Если вы ведете честную игру, то да. Если нет, то сразу предупреждаю: буду ставить вам палки в колеса. Вы знаете, как это бывает в детективах, когда тупые копы достают частного сыщика.
   – А потом кусают себе локти, когда частный сыщик торжествует.
   – Ну-ну, – улыбаясь, заметил Камиль. – А что если я прикажу вас арестовать за убийство Аниты Хуарес?
   Даг пожал плечами:
   – Полный бред! С чего это вдруг?
   Дюбуа внезапно наклонился вперед, уставившись прямо на Дата.
   – Анита Хуарес убила двух мальчишек, господин Леруа, и не двадцать лет назад, а вчера. Именно это меня интересует, а также то, что вы об этом думаете… Ну что, услуга за услугу?
   Даг нервно сцепил пальцы, размышляя, как выпутаться из этой ситуации с минимальными потерями.
   – Хуарес была знакома с Васко Пакирри.
   – С этим наркодилером?
   – Да. Пакирри – любовник моей клиентки.
   – То есть вашей дочери? – уточнил Дюбуа, массируя кончик носа.
   Пакирри любовник его дочери. Сформулированное таким образом, высказывание звучало крайне непристойно. Этот толстый боров в постели Шарлотты!
   Даг продолжал:
   – И я подумал, может, это Пакирри решил натравить ее на меня.
   – Простите, не хотелось бы вас разочаровывать, но полагаю, вы недостаточно серьезная дичь.
   – Я сказал то, что знаю.
   – Ерунда. Вы убили ее, да или нет?
   – Нет. Какого черта мне убивать женщину, с которой я и знаком-то не был? – возмутился Даг с убедительностью опытного лгуна.
   Камиль Дюбуа задумался на мгновение, уставив глаза в пустоту. В дверь постучали, и какой-то полицейский в форме просунул в проем свою коричневую физиономию.
   – Минутку, – бросил Дюбуа. – Ну что?
   – Дайте мне сорок восемь часов.
   – Сорок восемь часов? Вы что, принимаете себя за Майка Хаммера?
   – Сорок восемь часов, чтобы попытаться все распутать. А вы, со своей стороны, наведете справки о моих убитых женщинах.
   Дюбуа вздохнул, схватил со стола карандаш, посмотрел на него, словно решая, не разломить ли его пополам, потом осторожно положил на место и медленно произнес:
   – Ладно. Сорок восемь часов. Я хочу знать, кто и почему.
   Даг поднялся и протянул ему руку. Дюбуа долго ее тряс.
   – Только не вздумайте меня обманывать, Леруа. Хотя я и произвожу впечатление простака, но я очень упорный.
   – Можете на меня рассчитывать, – бросил Даг уже на пороге.
   Он махнул рукой Дюбуа, который в ответ пожал плечами, и вышел на вольный воздух. И теплый. Как он сам, подумал он, насвистывая: Даг Леруа, человек вольный и теплый. Отец шлюшки, тоже вольной и горячей. У него сорок восемь часов, чтобы схватить убийцу, которым может оказаться он сам. И попытаться не попасться на мушку Васко Пакирри, Фрэнки Вурту или лично самому Джокеру.
   17 часов. Никакого желания возвращаться во ВьеФор, чтобы запереться в доме священника и болтать с отцом Леже. Хочется немного проветриться. Просто так, ни на что убить два-три часа. Он подошел к афише, прибитой к деревянному щиту. В кинотеатре на углу шел «Стиратель» со Шварценеггером: «Он стирает ваше прошлое». Прекрасно. Именно то, что ему нужно.

   Самолет Карибских авиалиний пошел на посадку в аэропорту Канефильд. Вурт расстегнул шелковый пиджак, чтобы незаметно для окружающих убедиться, что его верный пистолет по-прежнему находится у него за поясом. По примеру французских GIGN [94 - GIGN – Groupe d'intervention de la Gendarmerie Nationale – боевой отряд национальной жандармерии.] и антитеррористического немецкого отделения «бритоголовых», он очень ценил этот малогабаритный автоматический пистолет, который можно было носить на предохранителе, не опасаясь непроизвольного выстрела.
   – Месье, пристегните ремень! – взвизгнула стюардесса.
   Ни слова не говоря, он так мрачно на нее посмотрел, что она осеклась и ретировалась в сторону другого пассажира, в то время как он продолжал медленно расстегивать пиджак.

   Сидя за своим директорским столом, Дон Филип Морас уже в третий раз поднес руку к галстуку, чтобы убедиться, что узел завязан безукоризненно. Он не терпел небрежности ни в чем. Никаких внешних проявлений слабости, которые мгновенно стали бы ассоциироваться с признаками старческого маразма. В свои восемьдесят два года он по-прежнему держался прямо, как жердь, всегда был тщательно подстрижен и выбрит и, с тех пор как у него появились проблемы с сердцем, не употреблял ничего крепче йогуртов и апельсинового сока. Он взглянул на платиновый «Ролекс»: что этот слизняк Вурт себе позволяет? Он опаздывал уже на восемь минут. В молодости ему доводилось убивать за куда меньшие провинности, подумал он, рассеянно глядя на блестевшие под луной волны. Смотреть на море через герметично закрытые, бронированные стекла – какой бред!
   – Не нервничай, Филип, – прошептала жена попортугальски, – это вредно для сердца.
   Он вежливо ей улыбнулся. Пусть старая, уродливая и к тому же невыносимая святоша, Гризельда была его женой и матерью его сыновей. И в этом качестве имела право рассчитывать на самое большое уважение. Даже если ни одного из их мальчиков уже не было в живых. Он незаметно перекрестился, как и всегда, когда думал о них: Джон, названный так в честь Джона Кеннеди, благодаря которому Филип Морас получил благословенное американское гражданство. И это все для того, чтобы Джонни подох во Вьетнаме. Джеймс, названный в честь Джеймса Кани [95 - Джеймс Кани – американский киноактер.], Джеймс, который загнулся от рака печени в сорок шесть лет… И наконец, Хуан, младший, свет его очей, перл его души, умер от передозировки рождественским вечером 1991 года. Сын компрадора оказался таким идиотом, что сам пробовал товар… Он почувствовал, как от гнева и печали стало сильнее биться сердце, и попытался успокоиться. Теперь они остались вдвоем, он и Гризельда. Старые и одинокие. Затерянные посреди океана на плоту своей старости, в окружении акул вроде Вурта и Пакирри. Если бы он захотел, то мог бы заказать бассейн из платины и плавать в жидком золоте, но сыновей у него больше нет. Нет никого, кто мог бы защитить его старые больные кости. И ничего, кроме старого, хитроумного мозга. И его денег. Пусть не надеются, он не позволит безропотно себя ободрать. Даже таким шакалам, как Вурт или Пакирри. Они у него задохнутся в собственном дерьме.
   – Месье, Вурт пришел, – объявил Ив, метрдотельфранцуз, истинный бретонец родом из Сен-Барта.
   – Пригласите, – проскрипел Дон Морас, сжавшись в своем кресле в стиле ампир.
   Гризельда поднялась и вышла, топоча, как маленькая серая мышка. Каждый вечер она ходила молиться в пристроенную к дому часовню.
   Вурт проскользнул в комнату своей расхлябанной походкой, приглаживая каштановые волосы. Растянутые на коленях брюки, майонезное пятно на галстуке. Даже шелковый пиджак казался на нем половой тряпкой. Дон Морас демонстративно взглянул на часы, но Вурт смотрел на него своими тусклыми глазами, явно не чувствуя никакой неловкости.
   – Что у нас с Тринидадом? – резко спросил Дон Морас по-английски.
   – Дело застопорилось.
   – Я полагал, что доставка должна была состояться двадцать шестого. Сегодня у нас двадцать восьмое. А нашим компаньонам в Майами мы должны отгрузить товар не позднее тридцатого. Eunaocompreendo [96 - Я не понимаю.].
   Вурт неопределенно развел руками:
   – Эти болваны осторожничают. Они торгуются. Требуют дополнительно двадцать пять процентов.
   – Ни сантима! Кто ведет переговоры?
   – Эстевес.
   Чарли Эстевес. Вот уже двадцать лет он занимался бухгалтерией семейства Перейра. Серьезный человек. Странно, и в самом деле странно. Дон Морас нервно барабанил пальцами по подлокотнику кресла.
   – Где слабое звено?
   – Пакирри. Он хочет получить контроль над всем районом. Он сделал им встречное предложение, – бросил Вурт с равнодушным видом пресытившейся гиены.
   Дон Морас почувствовал, как из глубин его истерзанного тела поднимается волна адреналина, болезненно пролагая себе путь сквозь забитые холестерином артерии. Если бы в молодости он не налегал так на жратву, не злоупотреблял курением и алкоголем, возможно, сейчас ему не пришлось бы прибегать к услугам ублюдков вроде Вурта, чтобы уладить свои дела. Он сам был бы в состоянии вооружиться автоматом Калашникова и разнести башку Пакирри, этому куску дерьма.
   – Я думаю, самое время избавиться от господина Пакирри, – четко выговорил он.
   Вурт молча согласился, опутив веки.
   – И как можно скорее, – добавил Дон Морас своим въедливым голосом. – Мы должны провернуть сделку с Тринидадом в самые сжатые сроки. Ternalgumprob-lema? [97 - Еще проблемы есть?]
   – Нет, больше ничего.
   Вурт стоял, вяло почесывая между ног. Дон Морас еле сдерживал раздражение. Как только эта навозная куча Вурт уладит вопрос с Пакирри, он займется им лично.
   – Ты свободен, – бросил Дон Морас сквозь сжатые зубы.
   Вурт повернулся было к обитой кожей двери, но вдруг остановился на полпути.
   – Да, совсем забыл, есть еще одна проблема, – сообщил он, медленно поворачиваясь.
   – Что еще за проблема? – переспросил Дон Морас внезапно осевшим голосом.
   – Вот, – ответил Вурт, медленно нажимая на спусковой крючок своего пистолета. – Goedereis! [98 - Счастливого пути! (гол.)]
   Пуля весом 8,10 грамма вылетела из пистолета со скоростью 350 метров в секунду, попала ровно между глаз Дона Мораса, как раз на уровне панамы, и вышла через затылок, взорвавшись пурпурным гейзером. Вурту было забавно наблюдать, как пальцы старика продолжают барабанить по подлокотнику кресла. Он не стал терять время и подходить к трупу, открыл дверь в часовню, скрытую за драпировкой, и остановился на пороге. Под выбеленным известью сводом было прохладно и сумрачно. Гризельда, стоявшая на коленях перед алтарем рядом с огромным букетом антуриумов, подняла на него глаза, увидела направленное на нее оружие, открыла от удивления рот и получила пулю прямо в сердце. Ее тело, подброшенное ударом, столкнуло гипсовую статую святой Риты, которая беззвучно опрокинулась на цветы.
   Оба убийства, абсолютно бесшумные благодаря привинченному к дулу глушителю, заняли не более двух минут. Ополоснув в кропильнице запачканные порохом руки, Вурт спокойно вышел из часовни и направился к кабинету, где должен был находиться Ив и остальной персонал. Работа еще не была завершена.
   Все произошло очень быстро, без ненужных слез и стенаний. Никто просто не успел опомниться. Выполнив свою задачу, он остановился перед висевшим в столовой венецианским зеркалом, чтобы убедиться, что его одежда не запачкана подозрительными пятнами. Ему усмехнулся труп молодой служанки, застигнутой пулей в тот самый момент, когда она чистила столовое серебро: посмертный оскал обнажил зубы. Хорошенькая девчонка. Из чистого хулиганства он запечатлел легкий поцелуй на еще теплых губах и вышел на свежий ночной воздух. Лестница, выдолбленная прямо в склоне крутой скалы, привела его к частному причалу. Охранник направил пучок света электрического фонаря на гостя и, узнав Вурта, поднес руку к фуражке.
   – Goedenavond, mynheer Voort, hoe maaktиhet? [99 - Добрый вечер, господин Вурт, как поживаете? (гол.)] — вежливо поинтересовался он, привычный к не совсем обычному распорядку дня обитателей дома.
   – Heelgoed,Andy,dank и [100 - Прекрасно, Энди, спасибо (гол.).], – ответил Фрэнки, выпуская ему пулю в сердце.
   Энди тяжело рухнул на землю. Перешагнув через его массивное тело, Вурт прыгнул в одну из двух лодок с подвесным мотором, нажал на газ и взял курс от берега. Он уложился в нужное время. Лучше не бывает. Пройдя две мили, он причалил к стоявшей на якоре небольшой яхте, над которой развевался нидерландский флаг, и проворно вскарабкался на борт. Ожидавший его моряк вопросительно приподнял брови, и он ответил ему кивком головы. Человек запустил мотор.
   – Мне нужно позвонить, – бросил Вурт, закрывая за собой дверь каюты. – Не беспокой меня.
   Он улыбнулся, вспомнив прежнего Фрэнки Вурта, это ничтожество с его убогими делишками. С тех пор как он убил всех этих типов на Фронт-стрит, он понял, в чем его предназначение, его карма. О нет, он уже не тот жалкий Фрэнки. Теперь он был сильным – сильным и опасным, как змея, совершающая молниеносный бросок. Да уж, мир еще не скоро его забудет. И для начала надо заняться черным ублюдком, засадившим его в тюрьму. Подумать только, как раз в тот день, когда он сделался равным Пакирри, с ним связался человек, который больше всего на свете хотел проучить этого Леруа, любителя копаться в грязном белье.
   Он достал из кармана мятый клочок бумаги и с удовлетворением прочел несколько нацарапанных на нем строчек. То-то она удивится.

   Телефонный звонок прозвучал два раза, затем смолк, потом раздалось еще три звонка, и все. С довольной улыбкой Васко опустил гантели. Это был условленный знак: Вурт ликвидировал старого Мораса. Прекрасно. Он с удовлетворением оглядел свою мощную грудную клетку, поиграл мускулами. Тело борца, душа конквистадора, храбрость укротителя и миллионы долларов в перспективе. Возможно, жизнь и не прекрасна, зато как она пьянит и возбуждает!

   В мотеле, в своей крохоткой комнатке, возле освещенного лунным светом окна, в полумраке неподвижно сидел человек. В желтой пластмассовой пепельнице догорала сигарета. Он осторожно зажал ее между большим и указательным пальцами. Может, хоть на этот раз все получится? Может, он теперь поймет наконец, что чувствуют другие? Горящий конец сигареты он прижал к голой коже, под самым пупком. Кожа зашипела, и он уловил запах горелого мяса. Но нет, ничего не вышло, у него никогда не выходило. В отчаянии он сунул сигарету в рот и выпустил большое облако дыма, не отрывая взгляда от неподвижного, спокойного моря. Который час? Он взглянул на свой хронометр со светящимися стрелками: должно быть, Вурт уже в пути. От этой мысли стало спокойнее. Если он не в состоянии сделать больно себе, возможно, он сумеет причинить боль другим, с безрадостной улыбкой подумал он. Откуда-то издалека доносились бешеные ритмы тяжелого рока.

   Задребезжал радиотелефон, Фрэнсис Го затормозил и прибавил громкость. Но голос Камиля все равно звучал очень слабо:
   – Мы только что… получили факс… Дон Морас… убит на свой вилле в Доминике… вместе с женой и всеми слугами…
   Го стиснул огромными ручищами обтянутый кожей руль. Неплохо начинается воскресенье. Возможно, Аниту Хуарес послали на Антильские острова именно с этим заданием? А в Гран-Бурге она появилась, просто чтобы запутать следы? Но в таком случае ей следовало бы лететь на Доминику, вместо того чтобы болтаться здесь по улицам. Кто же в итоге выполнил контракт по Дону Морасу? Наверняка кто-то не робкого десятка. И к тому же имеющий возможность подойти к жертве достаточно близко. Вне всякого сомнения, один из его ближайших пособников. Молодой и зубастый волк, которому Пакирри, должно быть, посулил золотые горы. Да, похоже, на горизонте вырисовывалось довольно любопытное гангстерское побоище.
   Войдя в полицейский участок, он столкнулся с Дюбуа, который пребывал в невероятном возбуждении, вопервых, из-за Мораса, так глупо позволившего себя прикончить, и, во-вторых, из-за типа по фамилии Леруа, приходившего сюда днем и поведавшего потрясающую историю. Несмотря на то что Го не выказал особого энтузиазма, Камиль проследовал за ним до самого кабинета, рассказывая все с малейшими подробностями. Го слушал его молча, откинувшись на спинку кресла, перемалывая челюстями жевательную резинку. Наконец, выдохшись, Камиль замолчал.
   – Любопытно, – вынужден был признать Го, вытаскивая жвачку изо рта и принимаясь катать ее между большим и указательным пальцами. – Несколько притянуто за уши, но любопытно. Скажи мне, Камиль, что тебя больше всего поразило в этой истории?
   Дюбуа на мгновение задумался. Это что, какая-то ловушка? Он сделал глупость? Он с размаху бросился в воду:
   – По-моему, он говорил искренне, в самом деле искренне. Может, имеет смысл взглянуть на те старые дела. А вдруг убийство Хуарес и мальчишек имеет к этому какое-то отношение?
   – С одной стороны, Аниту Хуарес убил профессионал, как и обоих мальчишек. Судебный врач подтвердил, что, прежде чем бросить в воду, их убили. С другой стороны, нет никаких доказательств, что Лоран Дюма и в самом деле оказалась жертвой преступления. Если что и должно было тебя поразить, так это то, что все это галиматья, – сделал вывод Го, расплываясь в широченной улыбке, – а у нас с тобой полно работы, дорогой мой Камиль. И хватит морочить мне голову всякой ерундой. Тебе нужно найти, откуда эти мальчишки. Потом проследить путь Хуарес после приземления: я хочу знать, сколько раз она ходила писать и куда… На этом все, спасибо…
   Камиль вышел с пылающими щеками, не говоря ни слова. Этого следовало ожидать. Но с какой стати он поверил этому дурацкому детективу? А эта история с девицей, на которую якобы напали на разрушенном сахарном заводе, какие-то украденные письма… Прямо Рультабий [101 - Рультабий – сыщик-любитель, герой романа французского писателя Гастона Леру.] какой-то! Он внезапно остановился. Кстати, что этот Леруа говорил про письма? Будто бы отец Луизы Родригес изложил там свои сомнения по поводу самоубийства Лоран Дюма, ну да, и якобы поделился этими сомнениями с копами, ведущими расследования, то есть с Фрэнсисом Го и с Даррасом. И если Камиль не ошибается, Го никогда ни с кем об этом не говорил.
   Он почувствовал настоятельное желание спуститься в архив.
   Как только Дюбуа вышел, Го тяжело поднялся с кресла. Ну конечно, этот засранец сейчас отправится в подвал. Но там он ничего не найдет, все давным-давно прибрано. Последняя компрометирующая бумажка превратилась в пепел не далее как сегодня.


   Глава 14

   Войдя в холл больницы, Даг, погруженный в свои мысли, рассеянно кивнул девушке-регистраторше, прильнувшей к радио. Он как раз направлялся к главной лестнице, когда голос диктора остановил его: «Специальный выпуск. Только что поступило сообщение о том, что на своей роскошной вилле в Доминике убит Филип Морас. Хотя полиции ни разу не удалось собрать достаточное количество улик против него, Филип Морас, или Дон Морас, был широко известен как один из лидеров наркотрафика в зоне Малых Антильских островов».
   Так-так, выходит, старый Морас загнулся. Его дорогому «зятьку» Васко это обстоятельство как нельзя кстати. Причем этот самый Васко наверняка приложил руку к неожиданной смерти старого хищника. И подумать только: его Шарлотта во всем этом замазана!
   Не переставая бурчать себе под нос, он дошел до палаты Луизы, постучал, открыл дверь и застыл на пороге: палата была пуста.
   Даг повернулся к санитарке, которая как раз двигалась ему навстречу, толкая перед собой капельницу на колесиках.
   – А куда перевели девушку из сто двенадцатой палаты?
   – Луизу Родригес? Она выписалась под расписку и ушла вчера поздно вечером со своим другом, – с недовольным видом объяснила санитарка, с особым отвращением напирая на слово «друг».
   – С другом? – повторил Даг, мгновенно представив, как Луиза развлекается в объятиях Франсиско.
   – Да, с господином с каштановыми волосами.
   Даг посмотрел на нее круглыми от удивления глазами.
   – Это что, был белый?
   – Ну да, белый и не слишком любезный, – пожав плечами, подтвердила санитарка. – Эдакий уродец, который считает себя неотразимым.
   – У него были усы? – продолжал расспрашивать Даг, внезапно почувствовав, как сердце начинает биться сильными толчками.
   – Да, такие противные коричневые усики. С его-то толстыми щеками и длинным носом, можно подумать…
   Она остановилась и закашлялась.
   Вурт! Вурт знал Луизу! Должно быть, вид у Дага был ошеломленный, потому что санитарка взглянула на него с беспокойством.
   – Что с вами?
   – Нет, нет, ничего, спасибо. А когда она ушла?
   – Почти в полночь. Его еще не хотели впускать, но он прорвался до самой двери в палату, а через пять минут она нам сказала, что хочет выписаться.
   Не в силах оправиться от изумления, он вышел на улицу. Неужели этот чертов Вурт как-то связан с Луизой? Разве что это был вовсе и не Вурт, а какой-нибудь другой белый, тоже с усами, щекастый и длинноносый… Но нет, инстинкт ему подсказывал, что это был все-таки Вурт. И он пришел за ней накануне вечером. Сейчас они могли находиться уже за тысячу километров отсюда…
   Луиза. Лживая Луиза. Подлая Луиза. Но если Луиза была связана с этими убийствами и если Луиза знала Вурта… Означало ли это, что Вурт и есть убийца?
   Есть еще и другое объяснение: Луиза ничего не знала о делах Вурта. Но что ее с ним связывало? Вурт не из тех, кто согласился бы похоронить себя заживо в СентМари.
   Шагая по улице, Даг медленно массировал виски. А что если Вурт все это время манипулировал Луизой с целью добраться до него, Дага? И возможно, в эту самую минуту Луиза развлекается с Вуртом, хохочущим при мысли о том, как здорово они облапошили придурка Дагобера? Но в таком случае кто столкнул Луизу со стены сахарного завода? Не по своей же воле она сломала себе лопатку? Стоп, стоп, надо успокоиться и хорошенько все обдумать, уговаривал он себя.
   Он поднял глаза и заметил, что находится прямо перед церковью. Надо предупредить отца Леже. Он протиснулся сквозь толпу прихожан, выходивших после воскресной утренней мессы, вошел в сумрачный неф и чуть не споткнулся о старуху, сидящую у самого входа, которая испепелила его взглядом. Даг виновато улыбнулся и спросил ее, на месте ли отец Леже.
   С презрением оглядев его, она указала на старую деревянную исповедальню, к которой была приколочена табличка. Даг подошел поближе:
   «Отец Оноре Леже – с 9 до 10 и с 15 до 16».
   Из исповедальни донесся какой-то шум, и вскоре оттуда, тяжело вздыхая, вышла молодая женщина, ярко накрашенная и затянутая в хлопчатобумажное платье. Она бросила на Дага сладострастный взор и, покачивая бедрами, направилась к выходу. Забавная прихожанка, подумал Даг, становясь на ее место и не обращая внимания на возмущение старой дамы, которая дожидалась своей очереди.
   – Слушаю вас, сын мой, – произнес отец Леже по ту сторону решетки.
   – Луизы больше нет в больнице.
   – Луиза… Ее нет в больнице.
   – А, это вы, Дагобер. Вы понимаете, что сейчас я работаю?
   – Она ушла с Вуртом, этим бандитом, я вам о нем говорил.
   – Этот негодяй?
   – Ну да. Вы что-нибудь понимаете? Это же бред какой-то!
   – Возможно, он ее похитил, – задумчиво произнес отец Леже.
   Даг вцепился в решетку.
   – Что вы сказали?
   – Я говорю, что, возможно, она ушла с ним не по своей воле…
   – Черт возьми!
   Отец Леже укоризненно кашлянул.
   – Следите за своими выражениями и, прошу вас, перестаньте трясти решетку, она и так еле держится. Мне еще нужно полчаса, встретимся у меня дома.
   Даг встал, бормоча: «Черт возьми!» – и пошел по проходу, в то время как вконец перепуганная пожилая дама устремилась в исповедальню, истово осеняя себя крестами.
   Оказавшись в доме священника, он внезапно решил позвонить Шарлотте. Его вдруг осенила гениальная идея.

   – Это тебя, твой папаша, – игривым тоном бросил Васко, передавая ей телефон.
   Испепелив его взглядом, Шарлотта вырвала у него телефон из рук.
   – Я фейсях фафтракаю, – произнесла она с набитым ртом.
   – Приятного аппетита, – ответил Даг. – Скажите-ка, вам знаком человек по имени Вурт? Фрэнки Вурт.
   Это была его дочь, но он никак не мог решиться обратиться к ней на «ты».
   Она повернулась к Васко, который в этот момент читал финансовую страничку «Тайме», и беззвучно проговорила: «Вурт, он хочет знать про Вурта».
   Васко взглянул на нее пустым взглядом и удивленно поднял брови.
   – Куда вы пропали? – обеспокоился Даг.
   – Минутку.
   Она проделала то же мимическое упражнение, и на этот раз явно озадаченный Васко переспросил:
   – Торт?
   Шарлотта закрыла глаза и преувеличенно бурно задышала: нет, чтобы любить Васко, нужно было ангельское терпение.
   Она прошептала:
   – Вурт… Фрэнки… Мы знаем его или нет?
   Васко кивнул и нажал на кнопку телефона, увеличивающую громкость.
   – Ну вот, а то у меня был рот набит. Что вы сказали?
   – Знаете ли вы человека по фамилии Вурт?
   – Да, немного.
   – Послушайте, Шарлотта, это для меня очень важно. Вурт работает на Васко?
   Васко отрицательно покачал головой.
   – Нет, с чего вы взяли?
   – Васко рядом с вами?
   – Нет, я одна.
   – Лгать отцу нехорошо. Передайте ему трубку.
   – И не подумаю.
   – Тогда скажите ему от моего имени: я знаю, кто убил Аниту Хуарес. Взамен мне требуется одна услуга.
   Возле самого уха Дага раздался голос Васко:
   – Quienl Кто это сделал?
   – Buenosdias, господин Пакирри, и приятного аппетита.
   – Кто это сделал? Черт!
   – Нет, не черт, меня зовут Дагобер.
   Васко не засмеялся, и Даг быстро проговорил по-английски:
   – Это тип, который удрал сегодня с моей невестой. Я очень хотел бы вернуть свою невесту.
   – Плевать мне на твою piba! [102 - Баба (исп.).]
   – А мне нет. Я хочу получить ее в целости и сохранности.
   Короткое молчание. Вздох.
   – Ладно, hombre [103 - Парень (исп.).]. Слушаю.
   – Вурт. Фрэнки Вурт. Это он замочил Хуарес.

   На том конце трубки повисла долгая тишина. Васко повторил «Вурт» с каким-то странным, плотоядным удовольствием.
   – Да, Вурт, – сказал Даг.
   – Если это дурацкая шутка…
   – Никакая это не шутка. У меня стопроцентно достоверная информация.
   – Но почему эта ojete [104 - Задница (исп.).]. Вурт ее убил?
   – Спросите у него самого, когда увидите. Вчера вечером он был в Сент-Мари, точнее, во Вье-Фор. Он пришел в городскую больницу и покинул ее вместе с моей подругой. Потом я потерял его следы.
   – Он мне заплатит, – прошептал Васко и добавил: – Где с вами можно встретиться?
   Но Даг уже повесил трубку.

   Удивленно подняв брови, Шарлотта смотрела, как подпрыгивает поднос с завтраком: Васко был в своем репертуаре. Ну вот, так и есть, покрывало оказалось залито кофе, он торопливо оделся, бормоча себе под нос совершенно непонятные ругательства на своем тарабарском языке, с угрожающим видом пристегнул кобуру и вышел, хлопнув дверью. Тогда она тоже поднялась, убедилась, что ее шелковый пеньюар не пострадал, и, позевывая, направилась в ванную комнату.
   Как забавно, что эта мокрица Вурт пристрелил драгоценную Аниту Хуарес. Когда он окажется в лапах Васко, интересно посмотреть, как он станет приставать к ней… Хотя, по правде сказать, если он окажется в лапах Васко, мало вероятно, что у него в штанах что-нибудь останется. Она открыла кран с холодной водой и, улыбаясь, встала под освежающие струи. Затем она подумала о своем отце, и улыбка мгновенно погасла, между тем как вода продолжала струиться по ее лицу ледяными слезами.

   – Что вы наделали? – спросил у него отец Леже, выбитый из колеи последними событиями.
   – Я сказал Пакирри, что Аниту Хуарес прикончил Вурт.
   – Но это же ложь!
   – Сделайте вид, что я вам ничего не говорил. Послушайте, я хочу найти Луизу, а у Пакирри гораздо больше возможностей сделать это. Он прочешет со своими ищейками все Антильские острова вдоль и поперек. Я должен знать, что Луиза и Вурт замышляют, а если она была похищена, я должен вырвать ее из рук этого урода. Согласны?
   – Я не ставлю под сомнение цель, я не одобряю средства, – заметил отец Леже, наливая себе рома.
   – Но как, по-вашему, мне достичь цели, если я буду ограничен в средствах? – возмутился Даг, сжимая в руках бутылку. – Возможно, Вурт и есть тот самый убийца, которого мы ищем.
   – А если Васко Пакирри прикончит его руками своих подручных, это вас как-то приблизит к цели? Это вам поможет что-то узнать?
   – Я постараюсь с ним поговорить. И если выяснится, что он невиновен, я что-нибудь навру Пакирри, чтобы спасти шкуру. Такое развитие событий вас устраивает?
   – Искушение демиурга, – проворчал отец Леже.
   – Что?
   – Искушение абсолютным господством, властью. Вы принимаете себя за писателя, который манипулирует персонажами по собственному усмотрению, но это реальные люди, Дагобер, а вы не всемогущи.
   Телефонный звонок избавил Дага от необходимости отвечать.
   Отец Леже с обреченным видом поднял трубку, но, когда он начал говорить, стало видно, что он старается держать себя в руках:
   – Нет, к сожалению, мы ее не видели. Похоже, она покинула больницу в сопровождении какого-то белого… Да, знаю… Я понимаю… Вы совершенно правы, нужно предупредить полицию, так будет лучше. Судя по всему, это обычное бегство. Тайный любовник и все такое… Молодые женщины, сами понимаете… Да, до свидания.
   – Это мать Луизы?
   – Именно. Несчастная вне себя от беспокойства. Ее сын позвонил в Гран-Бург, чтобы сообщить об исчезновении.
   Телефон зазвонил снова, и на этот раз трубку поднял Даг.
   – Говорит Дюбуа, вы мне звонили?
   – Вам что-нибудь говорит имя Фрэнки Вурт?
   – Да, а в чем дело? – осторожно произнес Дюбуа.
   – Это он разделался с Хуарес, – бросил Даг, суеверно скрещивая пальцы.
   – Дерьмо!
   – Совершенно с вами согласен. Вчера вечером он пришел в больницу Вье-Фор и вышел оттуда вместе с некой Луизой Родригес.
   – Именно так, ее брат только что нам звонил, он сходит с ума от тревоги. Вурт с Луизой Родригес… Я не вижу связи…
   – Я тоже, но зато я вижу, что это опасный маньяк, а Луиза сейчас у него в руках.
   – Что бы там ни было, уже выписан ордер на его арест. Одному из слуг старого Мораса удалось избежать общей участи, он спрятался в холодильнике. Он утверждает, что последним посетителем в тот день был именно Вурт. Леруа, этот тип хладнокровно застрелил весь персонал, девять человек, из них три женщины и один ребенок. Так что относительно судьбы Луизы Родригес я бы не стал делать оптимистических прогнозов. Разве что она ему для чего-то нужна. Но возможно, на этот счет у вас больше информации, чем у меня, – предположил Дюбуа.
   – Я в полной неизвестности, инспектор, поверьте. Как только у меня будут новости, я вам позвоню.
   – Очень на это рассчитываю.
   Дюбуа, не попрощавшись, повесил трубку. Глядя на телефонный аппарат, Даг вздохнул, затем медленно положил трубку тоже. Если Вурт примется за Луизу… Он почувствовал, что при одной этой мысли у него сводит желудок.

   Го с любопытством смотрел, как Камиль кладет трубку.
   – Он утверждает, что Аниту Хуарес прикончил именно Вурт. И что он сбежал с Луизой Родригес.
   Го выругался сквозь зубы. Ситуация осложнялась. Несколько мгновений он задумчиво барабанил по деревянному столу, затем решился:
   – Подай эту девушку в розыск.
   Го озабоченно глядел, как Камиль выходит из кабинета. Что еще задумал Инициатор? Он явно недооценил Леруа. А теперь положение было дерьмовое.
   Камиль закрыл за собой дверь. Он все думал о том, что вчера обнаружил в архиве: дело Лоран Дюма исчезло. Дело Дженифер Джонсон тоже. А в голове все вертелись слова Леруа: в 1976 году Родригес рассказал о своих подозрениях инспектору Го. Камиль почувствовал настоятельную потребность хорошенько порыться в прошлом своего любезного начальника. Возможно, ему мог бы в этом помочь главный компьютер…
   Он отправился в отдел документации, где на специальной подставке царил огромный компьютер IBM, этакий футуристический идол. Но ему не удалось узнать ничего нового: бегство с Гаити, получение гражданства, получение статуса, соответствующего тому, что был у него на Гаити. Политический беженец, все оформлено безукоризненно. Он просмотрел его послужной список: на хорошем счету, начальство уважает, быстрое продвижение по службе. Дюбуа посмотрел дела, по которым Го вел следствие, но не нашел ничего относительно таинственных смертей молодых женщин. Разочарованный в своих ожиданиях, он покинул отдел.
   Го улыбался, сидя в своем кабинете. За поисками Дюбуа он следил по собственному монитору. Дюбуа задался вполне уместными вопросами, вот только ответы ничего не могли прояснить. И слава богу, со вздохом подумал Го, потому что убийство офицера полиции именно в этот момент было бы совершенно некстати.


   Глава 15

   Луиза лежала в крохотной круглой комнате, освещенной подвешенной на гвозде ветроустойчивой лампой. Стены, сложенные из крупных камней, были абсолютно голыми, если не считать ржавой лестницы, что оставляла совсем немного места для продавленного матраса, к которому ее привязали ремнями. Окна не было. Не было и двери, внезапно осознала она, не в силах сдержать трепет, двери не было! Она посмотрела наверх, но темная масса круглого деревянного потолка казалась монолитной. Неужели ее похоронили заживо? И она обречена умереть от голода в этом каменном мешке? Она попыталась выпрямиться, но ремни оказались слишком короткими, она повалилась на матрас и закричала от боли, когда сломанная лопатка ударилась о твердое дерево.
   Она внезапно вспомнила, что ей доводилось читать о нехватке воздуха. Сколько времени можно продержаться в лишенном вентиляции пространстве два метра на два? Дышать надо медленно. Экономить кислород. Легко сказать, если пульс сто двадцать ударов в минуту. Она вновь увидела лицо человека, склонившегося над ней, его слащавую улыбку, толстый язык, раздвигающий ее губы, и кровь опять ударила ей в голову.
   К счастью, пришел другой человек. Тот, на котором был белый медицинский халат. Он оставался в тени и не сказал ни слова за то время, пока похититель заканчивал привязывать ее, лаская мимоходом грудь, свинья! А потом он сделал ей этот укол, и…
   Когда он пришел в больницу, ей ни в коем случае нельзя было следовать за ним.
   – Здравствуйте, Луиза, я напарник Дага, вам нужно немедленно идти со мной. Даг ранен, кто-то проник к отцу Леже и выстрелил в него. Здесь вам угрожает опасность.
   Полностью сбитая с толку, она смотрела, как он собирает ее вещи, бросает их в чемоданчик, отсоединяет капельницу. Даг говорил ей о своем напарнике, но ни разу не упомянул о том, что он так уродлив, один этот острый нос чего стоит… Мужчина торопил ее, без конца повторяя, что Даг серьезно ранен, что надо спешить, он, возможно, умрет; и она, идиотка несчастная, наспех оделась, дала в регистратуре расписку, села в машину и только потом вспомнила, как однажды ее уже выманили ложным призывом о помощи и она чуть было не поплатилась за это жизнью, но было уже поздно: дверцы машины оказались блокированы, стекла подняты, а этот тип достал пистолет явно новейшего образца, как в американских сериалах, и направил оружие прямо на нее. Она громко выругалась, потом отругала его, он поднял пистолет и, улыбаясь, дважды ударил ее по голове.
   Она очнулась в этом склепе, и первое, что увидела перед собой, была эта омерзительная физиономия. Как она могла поступить так глупо? Луиза опять яростно потянула ремни. Бесполезно, почувствовала только жгучую боль. Кроме того, ей нестерпимо хотелось в туалет, потребность была такой сильной, что она поняла: терпеть уже не может. Подумав о том, что ей придется мочиться под себя, она не сдержала слезы. Но мысль, что мужчины вскоре вернутся и тот, кто выдал себя за Мак-Грегора, станет ее трогать, была еще невыносимей.
   Она лежала, кусая губы. Оставаться спокойной, не поддаваться панике, считать, просто считать, ни о чем не думая. Раз, два, три, четыре. Дагобер найдет ее, пять, шесть, полиция найдет ее, на дворе двадцатый век, нельзя просто так похищать людей, семь, восемь, девять, но почему похитили именно ее? Почему? Она вновь подумала об убитых женщинах, о которых ей рассказывал Дагобер. Нет. Считать. Просто считать.

   – О Луизе говорили по телевизору, – произнес, задыхаясь, отец Леже, – мне бакалейщица сказала. Они разослали ее фотографии и фотографии Вурта, вот увидите, их скоро найдут.
   Даг скептически кивнул. Вурту, безусловно, кто-то помогал. Он похитил Луизу не просто так. Или он и был тем самым убийцей, которого разыскивал Даг, или подчинялся его приказам. Но какова их цель? Если Луизу просто хотели убрать, почему нельзя было сделать это прямо в больнице, без всякого шума? Достаточно укола, вызывающего остановку сердца. Зачем же похищать? Чтобы Даг покрылся холодным потом при мысли о том, что с ней сейчас делают? Чтобы заставить его прекратить поиски? Нет, это глупо: «тот» должен был догадаться, что теперь он станет преследовать убийцу еще настойчивей. Тогда что? Ему не удавалось постичь ход мыслей «того». Он явно не относился к людям трезвомыслящим и разумным. И в то же время совершенно очевидно, что это расчетливый убийца. И что дальше?
   Он подпрыгнул от неожиданности, услышав телефонный звонок. Он снял трубку после второго сигнала.
   – Леруа?
   Голос был слащавый. Вязкий.
   – Да. Кто говорит?
   – Дед Мороз, – ответил голос по-нидерландски. – Слушай внимательно, MisterNiceGuy [105 - Мистер бойскаут (англ.).], у меня для тебя послание.
   Внезапно прямо возле уха Дага раздался крик, пронзительный крик женщины, крик ужаса, боли и бессилия, который так же внезапно прервался, уступив место приглушенным рыданиям.
   – Ради бога, Вурт, если ты что-нибудь ей сделаешь… – проговорил Даг на своем плохом нидерландском.
   – Что тогда, assfucked? [106 - Ублюдок (англ.).] Я только учу ее сосать ванильное мороженое, а то она слишком привыкла к шоколадному.
   И сам рассмеялся своей шутке.
   – Знаешь что, dickhead? [107 - Кретин (англ.).] Я уже дрочу, так хочется ей, как ты говоришь, «что-нибудь сделать». Уж и не знаю, сколько я еще вытерплю. Когда я ее вижу, Iwanttoramitin… [108 - Хочется ее протаранить… (англ.)]
   Даг так сильно стиснул трубку, что едва не раздавил ее в руке, этот мерзавец хочет вывести его из себя, он блефует. Это просто блеф…
   – Так, значит, вот что от тебя требуется, вонючий Леруа, – торжествующе продолжал Вурт. – Ты прекратишь совать нос, куда не следует, и интересоваться убийствами, а инспектору Го скажешь, что это ты прикончил Хуарес. Тогда, и только тогда я, может быть, отпущу Луизу. Но ты давай поторопись, а не то от нее ничего не останется. Малышка такая ненасытная…
   Он повесил трубку. Даг почувствовал, что весь он покрыт потом. Отец Леже смотрел на него, нахмурив брови.
   – Это был Вурт. Он хочет, чтобы я все бросил и взял на себя убийство Хуарес.
   – Оказавшись в тюрьме, вы не сможете продолжить расследование.
   – Она кричала. Я слышал, как она кричала.
   – Луиза – мужественная женщина. Они пытаются вас деморализовать.
   – Черт, он что-то с ней делал! – прокричал Даг, ударяя кулаком в стену.
   Отец Леже покачал головой:
   – Я не понимаю, какой смысл похищать Луизу. Почему бы им просто вас не убить? Зачем им нужно, чтобы вы оказались в тюрьме? Интересно… У них есть насчет вас какие-то планы… Когда-нибудь вы поймете их игру…
   – Отец мой, Луиза сейчас у них в руках…
   – Знаю, а вы держите в руках себя: нетерпение – сестра легкомыслия. Любая игра длится определенный срок, и его нельзя изменить, не так ли?
   – Как долго это будет продолжаться? Я тоже должен сыграть свою партию?
   Луиза кричала. Если только…
   – Возможно, он не собирается вас убивать. Он хочет поиграть в тюрьму. По правилам.
   – О каких чертовых правилах вы говорите?
   – О правилах этой игры. Других объяснений нет. Человек, которого вы ищете, играет с вами, следуя дьявольскому плану. И я вижу здесь план, к которому приложил руку сам дьявол.
   – Вы действительно верите в дьявола? – спросил его Даг, чувствуя, как голову, словно обручем, начинает стягивать мигрень.
   – Да. Я верю в существование зла. Верю, что наша душа – это ткань, где, как нити, переплетаются добро и зло, но у некоторых преобладает один из этих элементов, поэтому костюм оказывается плохо скроен, – серьезно ответил отец Леже; глаза его были полны грусти.
   – А что вы еще можете предложить, кроме теологических разглагольствований?
   – Я пытаюсь вам помочь, вот и все.
   – Как? Мне что, сунуть вам в руки автомат Калашникова и отправить прочесывать остров на вертолете? Секретная миссия отца Оноре Рэмбо?
   – Ну-ну, – возразил отец Леже. – Я мог бы поговорить с Вуртом, попытаться убедить его.
   – Bullshit [109 - Бред собачий (англ.).], не в обиду вам будь сказано. Дайте мне телефон, – бросил Даг, лихорадочно пытаясь отыскать в потрепанной телефонной книге номер аэропорта, не замечая, как недовольно смотрит на него аббат.
   Как он об этом раньше не подумал? Если бы Лестер его увидел, он усомнился бы в его профессиональной пригодности. Похоже, из-за Луизы он и в самом деле тронулся рассудком.
   Представившись инспектором Го, он без особого труда получил интересующую его информацию.
   Накануне ни один самолет после 18. 30 в воздух не поднялся.
   – Я в порт! – крикнул он, повесив трубку. – Ждите меня здесь и, главное, ничего не предпринимайте!

   Луиза открыла глаза. У нее болело бедро в том месте, которое тот человек прижег сигаретой, когда звонил Дагу. Поскольку она все время делала попытки порвать ремни, кулаки ее были в крови, а матрас пропитан мочой. Она кусала губы, чтобы не заплакать. Этот ужасный человек с усами сказал, что еще вернется, голос его звучал угрожающе, и он ласкал ее грудь своими жесткими пальцами. Они не давали ей ни пить, ни есть; ее терзала жажда, а незажившая лопатка причиняла жестокие мучения. Луизу била нервная дрожь. Она непременно умрет. И агония ее будет мучительной.

   Около часа Даг болтался по порту, расспрашивая рыбаков, предъявляя свои документы. Нет, накануне вечером никто не брал напрокат лодку. Что же касается яхтсменов-любителей, можно бы, конечно, обратиться в администрацию, но здесь столько диких стоянок, учета никакого… Скорее для очистки совести Даг отправился все-таки в администрацию клуба, где дежурный сообщил ему, что накануне с якоря снялись всего лишь два судна: один шведский парусник с семьей на борту и моторная крейсерская яхта под голландским флагом. Фамилия шкипера Джон Де Вогт, проживает на Сен-Мартене. Она вышла в море в 23. 45. Без экипажа. Вурт тоже был голландцем по происхождению…
   – Расскажите мне поподробнее об этой яхте…
   Она причалила к берегу около 23.20, запаслась по максимуму продуктами в маленькой прибрежной лавочке, открытой круглосуточно, и сразу же после этого снялась с якоря, объяснил дежурный. В этих спокойных водах, которые редко треплет буря, в таком ночном плавании не было ничего необычного.
   Даг поблагодарил его и вновь оказался на молу под палящим солнцем. Луиза ушла из больницы с Вуртом около полуночи. Значит, на этой моторной яхте они отплыть не могли. То есть Вурт, Вурт, вне всякого сомнения, прибыл на этой лодке. Время совпадало. Он отправился за Луизой в больницу, и… что дальше? А главное – куда?
   Вернувшись в дом священника, Даг позвонил Дюбуа, чтобы предупредить: девяносто девять шансов из ста, что Вурт и Луиза все еще на острове. Если взять под контроль аэродром и порты, их можно будет задержать. Дюбуа ответил на это, что свою работу он в состоянии выполнить и без его советов, и в свою очередь поделился информацией, что накануне не была взята напрокат ни одна машина.
   В отчаянии Даг повесил трубку. Выходит, у этого ублюдка на острове есть сообщник. Кто-то дал ему машину.
   Он позвонил в больницу и попросил к телефону санитарку, которая дежурила накануне вечером. Она вспомнила его и разговаривала с ним довольно любезно, тем более что рыдающая мать Луизы устроила бурный скандал. Кто-нибудь видел, как уехали Луиза и ее спутник? На машине? Она не знает, но сейчас спросит дежурную внизу.
   Через пять минут в трубке раздался другой женский голос, постарше.
   – Это я тогда дежурила в регистратуре. Я пыталась убедить женщину остаться до утра, но она была в таком состоянии, вся взвинчена, а доктору Хендрику было не дозвониться, телефон не отвечал. Она говорила, что ей нужно уехать немедленно…
   – Вы видели, как они уезжали?
   – … Я прямо не знала, что и делать, такого у нас никогда раньше не было, понимаете? Вот так, срочно, под расписку…
   – Они уехали на машине?
   – Мужчина тащил ее за собой, тянул за руку. У меня с самого начала было плохое предчувствие, а потом они сели в этот «рэндровер», черный, как карета барона Субботы, и он сорвался с места, как вихрь…
   – Вы не заметили номер машины?
   – Что?
   – Номерной знак. И какого он был цвета?
   – Белый, как все номерные знаки здесь. Но я не успела заметить номер и…
   – Благодарю вас, вы мне очень помогли.
   Хотя женщина продолжала еще что-то говорить, Даг повесил трубку и повернулся к отцу Леже.
   – Черный «рэндровер». Зарегистрирован на СентМари. У него здесь есть сообщник. Значит, наверняка имеется и укрытие. У вас есть карта? – спросил он, не в силах скрыть нервную дрожь.
   – Где-то должна быть…
   Отец Леже порылся в сундуке и из беспорядочного нагромождения бумаг торжествующе извлек пожелтевшую, порванную на сгибах карту.
   Даг долго изучал ее, водя пальцем по извилистым дорогам. Большинство якорных стоянок находилось на западе, укрытых от ветра, но имелось несколько небольших бухточек на восточном склоне, до которых можно добраться по дорогам департаментского значения, где не часто встретишь машину. Впрочем, сам остров был не слишком людным, за исключением двух основных агломераций. После трех часов энергичных поисков он фактически не продвинулся ни на шаг: Вурт мог спрятать Луизу где угодно, в любом отдельно стоящем домике.

   – Hello,slutty,how'stricks? [110 - Привет, сучка, все в порядке? (англ.)]
   Луиза в ужасе подскочила на матрасе. Деревянный потолок сместился, затопив камеру обжигающим светом, и человек с лицом, напоминающим лисью мордочку, спустился по лестнице с изъеденными ржавчиной ступеньками. За ним шел другой, представительный, в белом халате, с маской на лице и в шапочке хирурга, с натянутыми на руки резиновыми перчатками.
   Они тщательно закрыли за собой люк, и человек в белом халате зажег лампу. При нем был черный чемоданчик, как у врачей, черный и блестящий. Он открыл его с сухим металлическим щелчком и вынул оттуда какой-то предмет, который Луизе разглядеть не удалось. Тот, другой, с лисьей мордочкой, хохотнул. Он приблизился к Луизе и, плотоядно облизываясь, стал шарить влажными ладонями по ее груди.
   – Thatwillbesogood,youknowthat,sogoodforyou [111 - Тебе понравится, вот увидишь, тебе будет приятно (англ.).], грязная шлюха, – пробормотал он, переходя с английского на французский.
   Он наклонился, мазнув ширинкой по ее пересохшему от жажды рту, и она почувствовала, как к горлу подкатывает комок тошноты.
   Человек в белом положил руку в резиновой перчатке на плечо усатому и резким движением оттолкнул его к стене. На какое-то мгновение она ощутила безумную надежду, что он пришел ей на помощь и они сейчас станут драться. Но этот плюгавый, омерзительный усач продолжал хихикать, в то время как человек в белом поворачивался к Луизе медленно, как фокусник, который готовится исполнить свой лучший фокус. Он коротко и резко согнулся в шутовском поклоне и показал ей предмет, который держал в руках. Это был хирургический инструмент – небольшая пила, тонкая и блестящая. Луиза почувствовала, как внутри у нее все сжалось.
   – Нет! Нет!
   Человек в белом покачал головой, словно перед ним находился упрямый ребенок, уселся на матрас рядом с ней и схватил ее правую руку, отчего она инстинктивно сжала ее в кулак. Она отчаянно металась в своих путах, а он держал ее запястье на коленях и спокойно прилаживал пилу у основания мизинца. Усатый приблизился, встал сзади и зажал ее голову у себя между бедер, почти придушив ее своими яйцами. Но Луизе было сейчас не до этого. Потому что человек в белом начал пилить, и она не могла думать ни о чем, только кричала, и ее отчаянный крик бился о влажные камни старого заброшенного колодца.

   В дверь постучали. Отец Леже пошел открывать, сопровождаемый безучастным взглядом Дага. На пороге никого. Только вздрогнули ветки манцинеллы. Он собирался уже закрыть дверь, как вдруг взгляд его упал на небольшой продолговатый пакет, лежащий прямо на земле. Тяжело вздохнув, он наклонился. Пакет оказался легким и влажным. Белая этикетка с заглавными буквами «ЛЕРУА» была приклеена на подарочную коробочку из красной блестящей бумаги. Отец Леже вернулся в комнату, неся пакет на вытянутой руке. Не говоря ни слова, он протянул его Дагу.
   – Что это?
   – Не знаю. Но думаю, что это плохо.
   – Плохо?
   – Очень плохо. Готовьтесь к тому, что это может стать для вас потрясением.
   – Но о чем вы говорите, ради бога? – прокричал Даг, разрывая бумагу.
   Небольшой предмет, который находился в пакете, вывалился на стол с глухим стуком. Даг прищурился и склонился, чтобы лучше разглядеть.
   Впервые в жизни он почувствовал, как у него на голове дыбом встали волосы. По всему телу побежали мурашки. Кажется, он закричал? Но сам он этого не слышал. Все его ощущения были сосредоточены на том, что находилось перед его глазами.
   На деревянном столе лежал палец, аккуратно отсеченный у самого основания. На смуглой коже выделялся розовый лак ногтя.
   Судорожно сжался желудок, по пищеводу взметнулась горячая волна желчи. Даг выпрямился, пытаясь подавить неукротимый позыв. Отец Леже стоял, окаменев, прижав ладонь ко рту, словно заглушая приступ рвоты. Даг осознал, что скрежещет зубами; он заставил себя дышать медленно и глубоко. Урок, усвоенный перед лицом огромных волн-убийц в Пуэрто-Эскондидо, в Мексике: жизненные соки должны свободно циркулировать. Страх – это кислота, которая разъедает энергетические датчики.
   – Как вы? – спросил его аббат.
   – Сейчас пройдет, – пробормотал он, опускаясь на старый диван и пытаясь вновь овладеть собой.
   Но тут же рывком вскочил. Что-то острое впилось ему в задницу. Он поднес руку к левой ягодице и вытащил из заднего кармана связку ключей. Маленький ключик на брелоке в виде дельфина. Ключ Аниты Хуарес. Вурт на этом не остановится. Зачем ей был нужен этот ключ? Вурт будет резать ее на куски живую, как можно медленнее.
   Его сердце опять бешено заколотилось, он сжал кулаки. Сердце должно его слушаться, мозг должен его слушаться, у него нет права на страх, на бессмысленные стенания. Главное сейчас – это размышлять, потому что если ему не удастся понять, где держат Луизу-Ключ. Неужели Анита Хуарес была из тех, кто имеет привычку таскать с собой ключ от дома, когда уходит на задание? Вряд ли. Тем более что документов при ней не оказалось. Нет, если ей что и было нужно, как всякому профессиональному убийце на задании, так это возможность забрать причитающиеся ей деньги. Камера хранения? Анонимная ячейка в банке? Слишком заметно. В ее сумке он нашел лишь три предмета – три предмета, которые, несомненно, как-то между собой связаны. Ключ с дельфином, закрытый купальник и журнал по подводному плаванию. Даг на мгновение прикрыл глаза, и внезапно его пронзила догадка.
   – Клуб подводного плавания!
   – Что?
   – Ключ Аниты Хуарес. Это, разумеется, ключ от шкафчика в клубе подводного плавания.
   Отец Леже внимательно взглянул на него.
   – Но о чем вы говорите?
   – Об этом ключе! Вот этом, с дельфином. И о журнале по подводному плаванию, который я нашел у нее в сумке вместе с купальником.
   – Это что, какой-то ребус?
   – Ad usum Delphini: для дофина! С самого начала мне подсовывают лишь разрозненную информацию, как эти книжки с вымаранными строчками, предназначенные для дофина, юного сына Людовика Четырнадцатого. Но настоящий текст постепенно проступает. Вы помните дело Джонсон? Дженифер тоже посещала клуб подводного плавания. Вы не видите здесь никакой связи?
   – Ну… вы полагаете, убийца находит своих жертв в клубе подводного плавания?
   – Очень даже может быть. Во всяком случае, это нечто такое, что имеет для него значение, и он вполне мог оставить деньги для Хуарес в ячейке одного из таких клубов. В ячейке, ключ от которой находится у нас. И где, вполне возможно, есть и еще что-нибудь любопытное.
   – И мы взмахом волшебной палочки вычислим нужный нам клуб среди двух или трех тысяч таких клубов, расположенных на Карибах?
   Не слушая священника, Даг принялся лихорадочно рыться в своем рюкзаке и наконец извлек оттуда помятый журнал. Все лучше, чем сидеть здесь и думать о том, что они сделали с Луизой и что, возможно, делают с ней как раз сейчас.
   – Вот. «Апноэ 2000». На английском. Вся информация о подводной охоте, так-так, профессиональное снаряжение, так-так, список всех клубов, где практикуют подводное погружение с остановкой дыхания… С остановкой дыхания… Это требует смелости, выдержки, самообладания и желания победить среду, в которой ты – чужеродный элемент.
   – Дагобер, мы теряем время, а Луиза нуждается в помощи, – вздохнул отец Леже, не отрывая глаз от зловещего кусочка плоти.
   – Нет. Мы как раз начинаем тянуть за нитку, разматывая клубок. Двоих мальчишек, которые служили прикрытием Хуарес, утопили. Все сходится. Вы когда-нибудь занимались подводным плаванием с задержкой дыхания, отец мой?
   – Немного, еще в молодости. Не как профессионал, просто…
   – Взгляните на этот список и отметьте известные вам клубы. Выделите те, которые кажутся вам достаточно крупными, чтобы гарантировать клиентам анонимность.
   Отец Леже возвел глаза к небесам, чтобы призвать их в свидетели, и взял журнал.

   Васко смахнул невидимую пыль со своей футболки Версаче цвета морской волны, поменял золотые часы «Патек Филип» на спортивную модель «Брейтлинг».
   – Что ты делаешь? – спросила его Шарлотта.
   Она чувствовала легкое опьянение – за обедом она, похоже, перебрала. Васко в это время, нахмурив брови, с кем-то разговаривал по телефону, задавая собеседнику отрывистые вопросы. Она и сейчас продолжала пить, одна, облокотившись на перила на носу корабля, глядя, как небо заволакивают облака. Собирался дождь. Она любила дождь. Короткий, энергичный вечерний дождь. Она чувствовала себя старой и уставшей. Двадцать пять лет. Из них двадцать – борьба за выживание, за место под знойным карибским солнцем. Дождь был так нужен ее обожженной душе.
   – Я узнал все, что хотел. Скажи Диасу, чтобы приготовил глиссер, – ответил Васко, натягивая жилет без рукавов, но со множеством карманов, который, как ей было известно, предназначался для особых случаев: с кровопусканием.
   – Ты куда?
   – Мне нужно кое-что сделать, querida. Я вернусь завтра, не беспокойся.
   – Ты нашел Вурта? Где он?
   – По моей информации, Вурту заплатили, чтобы он устранил твоего папашу и его девку.
   – Что? Вот ублюдок!
   – Не говори так о своем отце.
   – Да я не о нем, а об этом мешке дерьма, о Вурте! Как вспомню, как он лез ко мне во время ужина, козел старый!
   – Он лез к тебе? Черт, он у меня подавится своими яйцами!
   – А мой отец знает, что за ним охотится Вурт?
   – Нет. И я не знаю, как с ним связаться. Вот почему мне нужно идти. Прямо сейчас.
   Шарлотта почувствовала озноб: весьма непривычное ощущение в этих жарких широтах.
   – У меня плохое предчувствие.
   – Не говори глупости.
   Внезапно она испытала необыкновенный прилив нежности, какую чувствуют к старшему брату, неугомонному и обожаемому.
   – Васко, я…
   Она замолчала, не в силах произнести слова, которых никогда не слышала.
   – Я знаю. Я тоже. До завтра.
   Шершавой ладонью он коснулся ее щеки и закрыл за собой дверь каюты.
   Она бросилась к графинчику с дайкири, но больше всего ей хотелось сейчас уткнуться лицом в плюшевого мишку, которого у нее никогда не было.

   Фрэнсис Го, ругаясь, открыл дверь. Дождь лил как из ведра, он промок до нитки, но у порога вынужден был искать ключ, перерывая снизу доверху свой дипломат. Эта старая дура Мария-Тереза, наверное, все еще торчит у парикмахера. Он чувствовал себя совершенно разбитым. От двери он направился прямиком к бару, рассчитывая согреться стаканчиком рома. Го уже протянул руку к бутылке, когда его остановил запах горелого. Он почувствовал, как сжимается желудок и подкашиваются ноги. Он вынул из кобуры револьвер и медленно, чувствуя, что сердце вот-вот разорвется в груди, двинулся в сторону кухни, отчаянно надеясь, что это просто бытовой несчастный случай. Может, забытая на плите кастрюля. Но подгоревший металл пахнет иначе, и Го знал, он был совершенно уверен: это не несчастный случай. Это была смерть, и он шел ей навстречу. Дверь была приоткрыта. Он распахнул ее ударом ноги и мгновенно охватил взглядом все подробности.
   Электрическая четырехконфорочная плита, которую он подарил жене на Рождество, была включена. Мария-Тереза, с широкой коричневой полоской грубого оберточного скотча, стянувшего рот, лежала на спине на кухонном столе. Стол был пододвинут к плите, и ее связанные проволокой руки лежали на раскаленных докрасна конфорках. Они и издавали этот запах горелой плоти. Ее грузное тело судорожно вздрагивало. Под столом растекалась широкая лужа мочи.
   Го бросился к ней, чувствуя во рту нестерпимую горечь. Большие карие глаза жены безумно вращались в орбитах, кожа была мертвенно-серого цвета.
   – Любимая… – пробормотал он, пытаясь развязать ее руки.
   Но не успел. Его остановил сильный удар в спину, резкий толчок вперед, который бросил его на истерзанное тело жены. Одновременно он почувствовал, что его будто рассекли пополам… Не веря собственным ощущениям, он опустил глаза и увидел острие гарпуна, торчащее из груди. Гарпун… Это слово в течение нескольких мгновений прокладывало себе путь к его затуманенному сознанию, которое до сих пор не могло осмыслить то, что случилось с его женой. Гарпун пронзил ему грудь. Он хотел обернуться, но чья-то рука ударила его между лопаток, вбивая зазубренный наконечник еще глубже, и струя крови брызнула на цветастое платье Марии-Терезы.
   Го тяжело рухнул на жену, распоров ее тело острым, как бритва, острием. Сзади он услышал смех. Затем почувствовал, что с него стягивают брюки, трусы, раздевают его, но не мог пошевелиться, настолько сильной была боль. Мысль о расколотых ребрах и пронзенных легких парализовала его. Чья-то затянутая в перчатку рука, проскользнув под необъятным животом, крепко ухватила его член.
   – Ну что, Фрэнсис, тебе больше не хочется ее трахнуть? Вспомни, как тебе было хорошо. Вспомни, как было хорошо трахать их всех, когда они были на последнем издыхании. Давай, трахни ее!
   Го попытался что-то сказать, но поток крови хлынул у него изо рта, заливая лицо жены, чьи руки уже превратились в обугленные головешки. Она обратила на него глаза, глаза обезумевшей от боли лошади, и он всхлипнул от бессилия и страдания, попытался произнести «любимая», в это самое время рука в перчатке одним точным движением отсекла его член и бросила на раскаленную добела конфорку. Боль взорвалась у него между ног, как удар хлыста, но он не способен был даже закричать. Та же рука схватила его за волосы и приподняла ему голову.
   – Смотри, Фрэнсис, как поджаривается твой х… Держу пари, ты сдохнешь раньше, чем он обуглится.
   Кровь лилась, растекалась по плиточному полу, омывала ноги человека, неподвижно стоящего и вдыхающего запах горелой плоти. Перед глазами Фрэнсиса Го все плыло, его изуродованный пах пульсировал ритмичными толчками возле живота жены, которая лежала неподвижно, закатив глаза. А Инициатор смеялся своим радостным, детским смехом, словно Фрэнсис отмочил особенно удачную шутку. Го ни на мгновение не вспомнил о своих бывших жертвах, не испытал ни малейшего сожаления о том, что когда-то сделал. Если он о чем-то и думал, так это о том, с каким бы наслаждением он раздавил Инициатора, чтобы его мозг брызнул на стены из расколотого черепа. Всхлипнув в последний раз, он умер, уставив остекленевший взгляд на свое мужское достоинство, обугливающееся на конфорке.
   Инициатор склонился над грузным телом, положил ладонь на оперение стрелы, торчавшей между лопатками, и всем весом навалился на нее. Кончик гарпуна, воткнутый в грудь Марии-Терезы, пронзил мягкую плоть, вызвав последний конвульсивный спазм. Она была мертва. Он отошел, прислонил к холодильнику ружье для подводной охоты, засунул руку в перчатке в карман своей спортивной куртки и вытащил оттуда часы, очень похожие на те, какие носил Даг. Штучная вещь, такую легко опознать. Он бросил часы под ноги и раздавил их каблуком, а затем обильно смочил кровью, растекшейся по плиточному полу. Затем ногой отбросил их под стол, на котором лежали два трупа. Следователям будет над чем поломать голову.
   Затем, вытирая за собой следы половой тряпкой, он, пятясь, добрался до порога кухни. Здесь он снял перчатки, резиновые сапоги и фартук мясника, тщательно сполоснул все в ванной, вымыл лицо, забрызганное кровью Го, случайно слизнув при этом несколько капель, но тут же с отвращением выплюнул: этот ублюдок мог быть инфицирован.
   Все было в полном порядке. Он аккуратно сложил вещи в свою спортивную сумку, опустошил канистру бензина, небрежно чиркнул спичкой, бросил ее на пол у занавески и не спеша направился к выходу. Люди на улице торопливо шагали под проливным дождем; он набросил капюшон. Летний сезон на Антильских островах имел свои хорошие стороны: ежевечерний двухчасовой дождь.

   – Ну что? – нетерпеливо спросил Даг.
   – По правде сказать, я не вижу…
   Даг выхватил журнал из рук священника и принялся лихорадочно перелистывать страницы. Несомненно, ответ был где-то здесь. Он собирался уже бросить свое занятие, когда внимание его привлекло одно объявление. Клуб «Дельфин». Он громко прочел:
   – «Плавательный комплекс… погружение… кислородные баллоны, задержка дыхания… серфинг… прокат яхт, морское рыболовство… » Все, как в большинстве клубов подобного рода, куда свободно может прийти любой. И прямо здесь, в Сент-Мари. Слишком удачно, чтобы это оказалось правдой!
   – Боюсь, вы потревожили хищника в его логове.
   – Я иду туда. Оставайтесь здесь на случай, если появятся новости.
   Даг пулей вылетел из дома и побежал к гаражу, где сдавали напрокат машины, в то время как отец Леже, качая головой, рассеянно перелистывал журнал.

   Старая колымага канареечного цвета тряслась на скользких выбоинах, но Дагу было наплевать на удобства. Он сосредоточился на пустынной дороге и чуть было не пропустил ржавый щит, указывающий на клуб «Дельфин». Он так резко повернул, что заскрежетали шины, скатился по обсаженной олеандрами и превратившейся в настоящую трясину узкой дороге; она привела его на белый песчаный берег. Он затормозил, взметнув фонтаны грязи, и стал осматривать окрестности.
   Белое длинное строение, две пристройки из листового железа, доски для серфинга, сложенные на какой-то металлической решетке, два качающихся под дождем парусника. Световая желто-сине-белая реклама, в настоящий момент погашенная, представляла собой изображение пловца в ластах над улыбающимся дельфином. Даг распахнул дверцу машины, вышел под проливной дождь и направился к главному зданию. Когда он добрался до входа, вода стекала с него ручьями. Мощный поток музыки в стиле техно вырывался из просторной, освещенной неоновым светом комнаты, где какой-то подросток разбирал инвентарь для подводного плавания.
   – Клуб открыт? – прокричал Даг, пытаясь перекрыть музыку.
   Мальчишка подпрыгнул от неожиданности, выронив из рук редукционный клапан.
   – Moinpakaten аiеп [112 - Я не слышал…]. Вы хотите плавать? Сегодня?
   – Мне нравится любоваться каплями снизу.
   Мальчик внимательно посмотрел на него, затем произнес:
   – Конечно… И вообще, мне-то все равно. Сейчас запишу вас. Это будет двести двадцать пять франков за полдня.
   Он направился к высокой деревянной стойке и вытащил журнал.
   Дагу пришлось выполнить кое-какие формальности, прежде чем мальчик провел его в раздевалку: большую квадратную комнату, выложенную синей плиткой, с рядами шкафчиков вдоль стен. Он протянул ему ключ с колечком в виде дельфина. Номер 55.
   – Вот. Душевые рядом.
   – Спасибо.
   Мальчик вышел, напевая вполголоса. Даг вынул из кармана ключ, найденный в сумке Хуарес. Точь-в-точь такой же. На одном номер 55, на другом – 23. Он почувствовал дрожь. След взят верно. Он подошел к шкафчику под номером 23 и вставил ключ в замок. Металлическая створка со скрипом открылась, и Даг затаил дыхание. Ящик был пуст. Он засунул руку поглубже, пошарил там, отчего вся стойка закачалась, присел на корточки, чтобы осмотреть дно. Ничего. Кто-то успел все здесь подчистить. Он собирался уже закрыть дверцу, но передумал и пошарил за планкой: с обратной стороны что-то было прилеплено скотчем. Отодрав клейкую ленту, он извлек фотографию. Репродукция дагеротипа с изображением молодого черного раба, болтающегося на виселице. Должно быть, документ в свое время был напечатан в какой-то газете, и подпись под снимком гласила: «Заслуженное наказание для беглых рабов».
   Под репродукцией курсивом набрана фраза:

   Король Дагобер был смельчак и хитрец,
   Да только в петле он нашел свой конец.

   Даг закатил глаза, казалось чувствуя в желудке противную тяжесть. Кто-то самым откровенным образом издевался над ним. Его поездку сюда предвидели. Его заставляли бежать, как осла за морковкой. Он с яростью захлопнул дверцу шкафчика и вышел из комнаты, намереваясь расспросить мальчишку-дежурного. Пара купюр, и он сможет узнать, кому принадлежал шкафчик номер 23. Кипя гневом, он быстрыми шагами пересек коридор. Хлопнула входная дверь. Неужели клиент?
   Судя по всему, нет: комната по-прежнему была пуста, на полную мощь орала музыка, а мальчик стоял, склонившись над грудой аквалангов.
   – Мне нужно кое-что узнать, – произнес Даг, вытаскивая из кармана деньги.
   Мальчик не пошевелился, и Даг подошел поближе. От этой сумасшедшей музыки можно оглохнуть.
   – Эй, я хочу узнать, кто снимал шкафчик номер двадцать три.
   Черт возьми, да этот мальчишка просто идиот! Даг ударил его по плечу, чтобы тот повернулся. И почувствовал, как у него подкашиваются ноги. Мачете расколол лицо мальчика надвое, и вытекшие мозги запачкали его щеки. Даг рывком обернулся, выпустив из рук еще теплый труп, сердце бешено колотилось. Он бросился к двери, забыв про пистолет. Они не заставят его убегать, как трусливого зайца. Он прислушался, прижав ухо к двери. Только шум прибоя и стук дождя о железную крышу. Машины он не услышал, но спуститься сюда можно и с выключенным мотором. Зато, чтобы уехать, мотор нужно завести. Значит, «он» все еще здесь. Он приоткрыл дверь. Никого. Затаив дыхание, он шагнул за порог.
   Берег под проливным дождем казался пустынным и угрюмым. Под порывами ветра гнулись кокосовые пальмы. А колеса его автомобиля оказались проколоты.

   Даг упал на землю и подполз к своей машине, каждую секунду ожидая пули в голову. Этот ублюдок проколол все четыре шины! Большие порезы, шириной с ладонь. Не вставая, он огляделся вокруг: на песке никаких следов колес. «Он» приехал не на машине. Тогда как? Даг резко выпрямился и бросился бежать к берегу: на песке выделялись четкие и глубокие отпечатки ласт, следы тянулись к морю и исчезали в серой воде. Ну конечно, они поимели его во всех позах. Оставалось только возвращаться пешком… Разве что… Он сделал крутой поворот и побежал обратно к клубу, увязая ногами в размокшем песке. Стараясь не смотреть на безжизненное тело мальчика, он быстро скинул тяжелую от мокрого песка одежду, оставив только черные трусы, натянул водолазный костюм стального цвета, подобрал маску и снаряжение, прихватив заодно рыбачий нож с широким лезвием и ружье-гарпун.
   Дождь барабанил по теплой воде, и, когда Даг удалялся от берега, продвигаясь в открытое море, он видел расходившиеся концентрические круги. Похоже, негодяй опередил его не намного.
   Он заметил большой темный силуэт и решил, что это, должно быть, корпус яхты. Он обогнул его и крепко ухватился за якорную цепь. Парусник. Почему бы и нет? Внезапно корпус сильно вздрогнул, и цепь в его руках натянулась. Это поднимали якорь. «Он» был здесь! Прямо над ним! Даг крепче ухватился за цепь и зарядил ружье.

   До чего жалок этот убогий Дагобер! Он что, действительно думал, будто никто не видел, как он тяжело бежал к воде, словно шпион в старых комедиях? Инициатор нажал на кнопку, которая приводила в действие механизм подъема якоря, одновременно разворачивая паруса. Судном, с носа до кормы оснащенным электроникой, без всякого труда можно управлять из кубрика. Вообще-то все маневры он предпочитал осуществлять сам, но именно в данный момент ему необходима была полная сосредоточенность. В клуб он пришел буквально за несколько минут до Дагобера, ему как раз хватило времени, чтобы забрать приготовленный для Хуарес конверт с деньгами и оставить небольшое, но весьма трогательное послание, как велел ему Распорядитель.
   Затянутый в водолазный комбинезон, Инициатор вышел на палубу и бесшумно стал пробираться к левому борту. Он поднырнул под корпус, верткий, как угорь, выставив прямо перед собой подводное ружье. Его жертва висела спиной к нему, держась за медленно поднимающуюся якорную цепь и задрав голову вверх. Дагобер, надо отдать ему должное, мог бы и впрямь стать очень хорошим детективом. Но сейчас он станет очень хорошим утопленником. На него, разумеется, повесят убийство четы Го и мальчишки, а заодно и Луизы, когда он закончит с ней играть. Как все-таки забавно, что он наконец-то сможет осуществить свою давнюю мечту: содрать с женщины кожу, не опасаясь, что его станут разыскивать, ведь это преступление припишут Леруа. Приступим…
   Инициатор прицелился и выстрелил.
   Стрела гарпуна легко пробила правое плечо Дага и застряла в одном из звеньев цепи, отчего та резко дернулась, затем подъем якоря возобновился. Еле сдержав крик боли, Даг опустил глаза и смог различить лишь смутный силуэт человека, стремительно бьющего вокруг себя ластами. Он переложил ружье в левую руку и выстрелил наугад, промазав в цель, которая исчезла в облаке песка. Внезапное резкое натяжение цепи заставило его дернуться, он ударился лицом, и зубы лязгнули о металл. Цепь продолжала подниматься, и он неожиданно для себя оказался на поверхности, продолжая цепляться левой рукой за цепь, к которой был безжалостно пригвожден зазубренным концом стрелы, плотно застрявшей в одной из ее ячеек. Нож находился у его правой лодыжки. Он постарался дотянуться до него, но это движение вызвало приступ невыносимой боли, и он, задыхаясь, прекратил попытку.
   Инициатор вскарабкался на борт по лестнице наружного трапа и нажал на кнопку спуска якоря. Даг почувствовал, что цепь снова начала разматываться, и над его головой вновь сомкнулись волны. Что за игру затеял этот ублюдок? Прижавшись маской к цепи, избегая лишних движений, он почти ничего не видел. Сколько кислорода оставалось в баллоне? Он сможет продержаться еще полчаса? Толчок, и новая волна чудовищной боли. Ему казалось, что у него отрывают руку. Якорь остановился на полпути. Раздался гул мотора, и в неприятной близости от него начал крутиться винт. Дага волокло за яхтой, как огромную резиновую куклу. Эта скотина утопит его, затем отцепит и бросит тело в воду. Несчастный случай: неловкий пловец случайно поранил себя из своего же ружья.

   В конторе автомобильного проката Франсиско взглянул на записи в журнале и подскочил от неожиданности: оказывается, Леруа арендовал машину. Он повернулся к одному из служащих, Мо:
   – Ты сдавал старую «двухсотку»?
   – Ну да, парень еще очень спешил.
   – А разрешение у него было? Ты не запомнил номер?
   Чтобы водить машину на острове, нужно было купить местные права (7,5 американских доллара).
   Мо пожал мощными плечами.
   – Да ладно тебе. У него была наличка, и он спешил, ясно? Ну чего ты злишься, будто он бомбу подложил во дворец?
   – Кретин, – отворачиваясь, пробормотал Франсиско. На любую критику Мо реагировал приблизительно так, как тяжелый китайский танк на взбунтовавшегося студента.
   Зачем Леруа понадобилась машина? Он что, собирался прочесать весь остров? Может, он что-нибудь знал про Луизу? Франсиско вытер залитое потом лицо. Любое упоминание имени Леруа вызывало у него желудочные колики.

   Даг попытался шевельнуть правой рукой: никаких ощущений. Он был абсолютно обездвижен, а в светлой воде виднелась тянувшаяся за ним широкая кровавая полоса. Чтобы держаться покрепче, он обхватил цепь ногами: не хватало еще соскользнуть. Мотор заглушили, и теперь парусник довольно быстро шел, удаляясь от берега и подскакивая на волнах. Даг старался дышать спокойно и медленно. Нужно было экономить силы и кислород.
   Как только яхта окажется в открытом море, на него набросятся акулы, неминуемо привлеченные запахом крови, которая окутывала его розоватым шлейфом. То-то будет пиршество для акул и барракуд. Он пропал. С самого начала он вел дело как последний идиот, вот и примет вполне им заслуженную идиотскую смерть. Как глупо, тем более что его цель была близка.
   Черенок стрелы рассчитан на груз в несколько сотен килограммов. Нечего и думать переломить ее. Единственным возможным решением было попытаться продвинуть ее еще глубже, чтобы она вышла вся целиком, тогда за ней потянется нейлоновый шнур. Затем нужно будет взять нож и перерезать шнур. Детская забава.
   Парусник скользил довольно быстро, вода стала заметно холоднее, глубина увеличилась. Даг различал уже коралловые рифы. Через несколько минут он окажется в открытом море. Он дрожал всем телом, ему было очень холодно: последствие шока и потери крови. Так он в два раза быстрее израсходует оставшийся у него кислород. Быстрая смерть. Все лучше, чем акульи челюсти. Но нет, нет, ни о какой смерти и речи быть не может.
   Он крепко уперся ногами в звенья якорной цепи, положил левую руку на черенок стрелы и глубоко вздохнул. Когда Лестер был в Мауи, ему пришлось встретиться с «Джоус», легендарной волной; выжить после нее можно было лишь чудом. Когда Даг спросил его, что он почувствовал, когда оседлал это чудовище, тот ответил: «Ничего. Когда встречаешься с „Джоус", ты не думаешь. Ты действуешь». Главное, не думать. Вытягивать. Он боли он чуть было не потерял сознание, на какое-то мгновение в глазах у него потемнело. Потом он увидел свою правую руку, всю в крови, и нейлоновую нить, выходящую из плеча. Он с трудом поднял правую ногу так, что колено коснулось груди, и, нащупав левой рукой рукоятку ножа, схватил его.
   Даг позволил себе несколько секунд отдыха. Сердце колотилось слишком сильно, и перед отяжелевшими веками порхали черные бабочки. Сейчас терять сознание было никак нельзя. Он судорожно вцепился пальцами в резиновый черенок, приложил заостренное лезвие к нейлоновой нити и резко надавил. Ничего. Еще попытка. Нужно как следует натянуть. Пальцы дрожали, и он с трудом опять приладил лезвие. Внезапно нить поддалась, вызвав новое кровотечение. Дага отбросило назад.
   Цепь плыла почти горизонтально, медленно удаляясь от него. Он потрогал зияющую рану. Он чувствовал слабость, и еще ему страшно хотелось спать. Его охватило неодолимое желание опуститься на песок, прямо здесь, на дне, свернуться калачиком у скалы и заснуть. Песок казался таким мягким. Медленно и так успокаивающе колыхались водоросли. Мимо проскользнул косяк желтых рыбешек, задев его бок. Рыбы. Акулы. Опасность. Он освободился от тяжелого баллона, резко оттолкнулся ногами и стал выбираться на поверхность.
   Воздух был теплым, удушливым. Возможно, ему так показалось в сравнении с подводной прохладой. Даг жадно вздохнул. Оказывается, он был не слишком далеко от берега. Он увидел, как яхта, расправив паруса, исчезала за оконечностью бухты. Восьмиметровый шлюп под нидерландским флагом. Несомненно, взятый напрокат. Даг вытянулся на спине, засунул нож обратно в чехол у лодыжки и стал колотить ногами, помогая себе левой рукой и крепко прижав правую к боку; и он старался понять, много ли потерял крови.

   Инициатор покинул кабину, удивленно приподняв брови. Вот уже некоторое время яхта скользила быстрее, словно избавившись от балласта… Он перегнулся через леер кормы и увидел свободно болтающуюся цепь, подскакивающую в пенных волнах. След крови понемногу растворялся в воде. Он с яростью хлопнул ладонью по деревянному краю. Леруа удалось освободиться! Ну конечно, нельзя было терять время и играть с ним. Он торопливо вернулся в кабину и взял трубку радиотелефона.
   – Да? – отозвался резкий голос.
   – Я взял у вас напрокат четырехмачтовик.
   Голос человека на том конце провода стал гораздо мягче:
   – Ах да, да. Что-то не в порядке?
   – С яхтой все в порядке, чего не скажешь про нашего общего приятеля Леруа. Он упорно путает нам карты. Как я вам уже говорил, я очень щедро вознаграждаю тех, кто оказывается мне полезен. И потом, есть еще кое-что, понимаете… это касается вас лично…
   – Что я должен сделать?
   – Оказать мне небольшую услугу. Вот что…

   Дагу казалось, что он плывет уже много часов; каждое движение давалось с трудом, и глаза закрывались сами собой все чаще и чаще. Небо заволокло поперечными черными и белыми полосами. Неужели гроза? Но шума никакого не было. И вообще, никаких звуков, кроме шума моря и ветра. Казалось, ноги его налиты свинцом. Зачем продолжать бороться? Отдохнуть одно мгновение, всего лишь одно мгновение. Заснуть.
   Он с облегчением почувствовал, как сознание куда-то уходит, но вдруг голова сильно ударилась обо что-то твердое и острое, и этот приступ боли заставил его очнуться. Он только что наткнулся на стоящий торчком риф. Он протянул руку, жадно схватился за развороченный камень и, опустив ноги вниз, понял, что может коснуться дна. Берег был в десяти метрах.
   Пошатываясь, он вышел из воды. Дождь перестал, но на горизонте еще теснились большие черные тучи. Его машина стояла там, где он ее оставил, а из клуба подводного плавания по-прежнему доносилась ритмичная танцевальная музыка. Чайка пролетела над ним совсем низко и с громким криком бросилась в сторону моря. Даг обессиленно повалился на берег, больно ударившись плечом о землю. Песок окрасился красным. Он пополз в сторону клуба.
   Вокруг тела убитого мальчика жужжали мухи, они облепили его залитое кровью лицо. Целые полчища мух. Их монотонный речитатив наслаивался на истеричную пульсацию контрабаса из компактного электрофона.
   Даг дрожал так сильно, что с трудом смог взять телефонную трубку и набрать номер.
   – Вы позвонили в службу спасения. Я вас слушаю… – ответил ему голос с сильным креольским акцентом.
   Даг хотел что-то сказать, но из губ вырвалось лишь невнятное бормотание: аппарат выпал у него из рук, и он потерял сознание, в то время как на том конце провода продолжал надрываться голос дежурного.

   Дюбуа раздраженно стукнул по столу ребром ладони. Го и его жена убиты! Их дом сожжен! Среди обломков найдены часы Дага… И теперь еще этот вызов из клуба «Дельфин». Эта сволочь Леруа издевался над ним с самого начала! А он, Дюбуа, должен предпринять все возможное, чтобы схватить его. Убийца разгуливает на свободе в Сент-Мари. На его совести убийства полицейского, женщин, детей! Из ящика письменного стола он достал бутылку рома и отхлебнул прямо из горла. Сомнений нет, всех этих женщин: Лоран Дюма и других – убил Леруа. И, подобно многим убийцам, он не мог устоять перед искушением скрестить шпаги с полицией. Го оказался прав: он был слишком наивен. Вспомнив Го и его жену, представив себе, что Леруа заставил их вынести, он перекрестился. Как только человек мог совершить подобное? Прежде чем выйти из кабинета, он суетливо проверил, заряжен ли его пистолет.

   Даг повернул голову и увидел пару черных начищенных ботинок в луже крови. Почему он лежит на земле? Внезапно память вернулась к нему, он захотел подняться, но, оказывается, его крепко держали, и чейто голос произнес:
   – Спокойно, мы вас перевязываем. Не дергайтесь так!
   В тело вонзилась иголка, затем в поле его зрения попали носилки, он почувствовал, что его поднимают с пола и уносят. Черные ботинки последовали за ним, и Даг поднял глаза. Камиль Дюбуа разглядывал его без особой симпатии.
   – Я чуть не схватил его! – с трудом выговорил Даг.
   – Хватит молоть чушь, Леруа. Вы убили Фрэнсиса Го. Вы убили этого мальчика. Вы опасный маньяк.
   – Что? Го убит? – пробормотал Даг, пытаясь выпрямиться.
   – Вы убили его, как и его жену, потому что он знал, что именно вы виновны в убийстве Аниты Хуарес. Потому что он знал, что вы также виновны в убийстве Лоран Дюма. Еще я уверен, что именно вы похитили Луизу Родригес. Вы безумны.
   Даг метался на носилках, в то время как санитар безуспешно пытался приладить капельницу.
   – Но это все не так! А служащий клуба? С какой стати мне было его убивать?
   – Чтобы скрыть свое бегство. Но он успел вас проткнуть гарпуном, который как раз чистил в тот момент.
   – Послушайте, Дюбуа, неужели вы сами верите в это нагромождение лжи?
   – У нас есть свидетель, Леруа. Кое-кто видел, как вы убивали мальчишку. Почему, по-вашему, мы здесь?
   Свидетель? Это невозможно. Заранее подготовленная комбинация. Он стал жертвой дьявольских козней.
   – Ваш свидетель лжет. Я требую очной ставки.
   – Мы обсудим это позже.
   Дюбуа махнул водителю, и дверцы санитарной машины закрылись, но Даг успел заметить на заднем плане чью-то фигуру со множеством косичек на голове. Франсиско! Значит, это Франсиско предупредил копов, это он якобы стал свидетелем убийства мальчика. Франсиско участвовал в заговоре! Санитарная машина начала подниматься на первой скорости. Он решительно выдернул капельницу.
   – Э нет, так нельзя! – наклонясь к нему, закричал санитар.
   Получив от Дага удар ногами в лицо, он рухнул на металлическую перегородку, пытаясь дотянуться до звонка. Даг склонился над ним и схватил упаковку болеутоляющего, которая торчала у санитара из кармана. В этот момент водитель повернул голову и нажал на тормоза, но Даг уже успел открыть обе дверцы и кубарем покатился по песчаному берегу. Полицейская машина только-только тронулась с места, и ее еще не было видно из-за холмов.
   – Стой, – закричал водитель санитарной машины, спрыгивая на землю, – остановись!
   Даг сделал вид, будто бросается на него, и шофер поспешил спрятаться за машину. Ему не платили за то, чтобы он голыми руками дрался с серийными убийцами. Полицейская машина, тяжело кряхтя, перевалилась через холм. Даг бросился в заросли, не обращая внимания на острую боль в руке, и скатился по склону, ведущему к морю. Скрип тормозов, разъяренные возгласы. Голос Дюбуа: «Он очень опасен. Не рискуйте понапрасну». Потрескивание радио. Он, несомненно, требовал подкрепления. Даг крался вдоль скалы, цепляясь за ветки здоровой рукой. Хруст, шаги, восклицания. Дюбуа и его люди начали облаву. Он пробирался в расселине скалы, карабкался по мокрому песку. Ветер усилился, волны разбивались о мыс. Он свернулся калачиком в защищенной от ветра небольшой пещере, где было влажно от водяной пыли и отвратительно пахло протухшими крабами. Скоро станет совсем темно. Им придется прервать поиски. Тем более что надвигалась гроза. Даг постарался сделаться невидимым, бесшумным и неподвижным, как эта белая скала, что нависла у него над головой.



   Глава 16

   Гроза длилась добрых два часа, и последние раскаты грома еще раздавались над морем. Невидимый в своем темном резиновом комбинезоне, Даг медленно крался вдоль зарослей, прислушиваясь к малейшему шуму в ночи. Действие вколотых анальгетиков начало уже проходить, ноги подгибались от слабости, и он остановился в тени огромного бананового дерева, чтобы проглотить пару пилюль. Его обвиняют в убийстве! Да еще каком: в убийстве офицера полиции! Должно быть, копы просто мечтают подстрелить его, как зайца.
   Метрах в ста впереди он увидел церковь. В доме священника горел свет. Должно быть, Дюбуа уже допросил отца Леже и, возможно, даже оставил караульного на случай, если Леруа вернется. Он прищурил глаза, силясь разглядеть затаившуюся в темноте фигуру. Но все казалось спокойным: обычный воскресный вечер. Слава богу, полицейские силы Сен-Мартен большой численностью не отличались. Какое-то движение в лесной поросли заставило его подскочить, но, услышав характерное похрюкивание, он успокоился. Из сумрака возник кабан, волоча за собой веревку, которой был привязан к колышку. На его черной волосатой морде читалось явное удивление от неожиданной встречи. Даг почесал его за ушами, затем нагнулся как можно ниже, стал продвигаться на корточках, как когда-то в армии, держа в руке нож с выставленным вперед лезвием.
   Вдалеке проехала машина с включенными фарами. Напрасно они пытаются прочесать остров: ночь была темной, к тому же здесь имелось слишком много мест, где беглец мог бы спрятаться; не организовав серьезную облаву, поймать его невозможно. Какой-то треск справа. Приглушенный шум. Все говорило о том, что здесь кто-то есть. Он застыл. Похоже, человек только что переменил положение. Эхо доносило его учащенное дыхание. Даг обшаривал взглядом темноту, ни на чем не останавливая взгляд надолго. Силуэт полицейского в униформе отделился от ствола дерева. Даг отпрянул, босые ноги бесшумно ступали по траве. Кабан дружески захрюкал. Даг приблизился к нему, взял за шею и резким движением перерезал веревку, которой тот был привязан к колышку. Удивленный кабан встряхнулся. Даг приник к его боку, прижав губы к уху животного:
   – Иди, иди вперед…
   Кабан послушно двинулся к дому, радостно обнюхивая все, что попадалось на его пути. Полицейский под деревом внезапно выпрямился, поднеся руку к поясу, затем, заметив издалека кабана, пожал плечами и вновь прислонился к стволу.
   Под прикрытием животного Даг продвигался метров двадцать, потом скрылся в высокой траве. Кабан остановился, удивленно устремив на человека свои маленькие глазки. Затем весело ткнул его мордой. Кабан-шутник. Опустившись на траву, Даг пополз вперед, обогнул дом священника, чтобы оказаться под окном кухни. Кабан весело потрусил за ним.
   – Эй ты, потише! – приказал ему Даг, выпрямляясь и осторожно царапая оконное стекло.
   Животное пыхтело, заглушая шум, который он производил.
   Широко распахнутая дверь кухни позволяла видеть угол гостиной, где, обхватив голову руками, сидел отец Леже. Встревоженный, Даг снова поднес руку к окну. Казалось, отец Леже был глубоко погружен в свои мрачные мысли; комок оберточной бумаги валялся у его ног.

   В одной из вилл, что прилепились на берегу, нависая над морем, старик устало массировал виски. Фрэнсис Го мертв, эту новость только что сообщили по радио. «Полицейский инспектор из Сент-Мари и его жена жестоко убиты. Подозреваемому номер один, бывшему моряку, известному своей кровожадностью, удалось бежать». Леруа никуда не денется. А потом очередь дойдет и до него самого. Не следовало ему во все это вмешиваться, он не должен был брать эти грязные деньги, не должен. Инициатор свидетелей не оставит, в этом можно не сомневаться. Он уже в пути, как живое воплощение Старухи с косой и в ухмыляющейся маске. Он в пути с тех самых пор, как появился Дагобер Леруа, невольный разносчик смертельной болезни. Крысы неумышленно разносят чуму, а Леруа принес на своих плечах дьявола.
   Старик опрокинул в себя стакан полупрозрачного рома. Рука дрожала, и часть жидкости он вылил на свои элегантные брюки в клеточку. Затем он стал пить медленно, не чувствуя вкуса, устремив глаза за горизонт. Он знал, что скоро умрет. Он всегда знал, что это плохо кончится. Как он мог позволить втянуть себя в этот дьявольский квартет? Как мог он решить, будто деньги важнее всего остального? Важнее всех этих женщин, брошенных на растерзание монстрам? Заслон. Он был их Заслоном. Злоупотребляя своей должностью, он прикрывал их поступки. Он не желал знать больше того, что было необходимо. Но он знал. Какое-то время он подумывал о том, чтобы донести на них, отдать в руки полиции. Но никакая тюрьма, никакое убежище не могли бы его спасти от ненасытной жестокости Инициатора.
   Он налил себе второй стакан, который с жадностью выпил до дна, затем третий, и привычное жжение в желудке показалось ему спасательным кругом. Стоит только подумать о том, что Инициатор может явиться сюда и мучить его медленно, очень медленно, терзать его изможденное тело, проникая длинной стальной иглой в его плоть, протыкая кишечник, разрывая внутренности… Стакан выпал у него из рук и разбился. Он беззвучно разрыдался, уронив руки на колени, уставясь в пол. Вдруг он поднял осколок разбитого стакана. Он не вынесет мучений, он будет кричать, молить, унижаться, запачкает испражнениями брюки. Нет. Такого удовольствия он ему не доставит. Он взял осколок, поцеловал его сухими губами, затем резким и уверенным движением провел по горлу. Осколок легко вошел в плоть, перерезав артерию. Хлынул фонтан крови, заливая руки старика, скорчившегося в кресле. Он запрокинул голову назад, зажимая рану рукой, и увидел полоску света, пересекающую звездное небо. «Надо же, самолет… » – машинально подумал он. Секунду спустя он был уже мертв.

   Даг собирался уже постучать сильнее, как вдруг в дверь дома священника позвонили. Он застыл, сжав рукой хребет кабана, жующего какие-то стебельки. Священник поднялся, и Даг увидел, как осунулось его лицо за то время, что они не виделись. Вытянув шею, Дагу удалось разглядеть, что в дом кто-то вошел. Коп? Отец Леже отступил на шаг, и Даг мгновенно пригнулся, опасаясь, как бы его не заметили. Какое-то время он выжидал, затем снова украдкой бросил взгляд в окно.
   Посетителем был не кто иной, как Франсиско, с мачете в руках. Отцу Леже угрожала опасность! Внезапно в ночи раздался шум мотора, оглушительный стрекот мопеда. Не раздумывая, Леруа ринулся прямо в окно.
   Франсиско вздрогнул, резко повернулся в сторону кухни. Это еще что… Леруа! Леруа в осколках стекла, из одежды на нем имелись только трусы и жилет для подводного плавания, плечо было стянуто отвратительно грязной повязкой, а в руке зажат нож для подводной охоты. Схватив священника, Франсиско приставил к его горлу мачете.
   – Одно движение, и я перережу ему глотку.
   – Отпусти его, ублюдок. Немедленно отпусти его.
   – Прости, Леруа, но это неправильный ответ.
   – Как ты можешь…
   – Это все из-за тебя, – с ненавистью бросил тот, – но ты ее никогда не получишь! Никогда!
   – Ты предпочитаешь видеть ее мертвой, лишь бы не со мной, так, да? Какое же ты убожество.
   – Она будет моей, он обещал мне.
   – Он? Кто это – он?
   – Заткнись! – неожиданно завопил Франсиско. – Заткнись, или я прикончу старика.
   На горле отца Леже выступила полоска крови, он судорожно сглотнул, но не произнес ни звука. Свободной рукой Франсиско вытер капельки пота, блестевшие у него на лбу.
   – Сейчас ты отправишься со мной, и никаких фокусов, понял, Леруа? Просто послушно отправишься со мной.
   – Да не психуй ты так, жалко на тебя смотреть.
   – Заткнись! Слышишь, заткнись!
   Три коротких удара в дверь заставили всех застыть на месте.
   – Полиция! – раздался приглушенный голос. – Открывайте!
   Взбешенный Франсиско отступил в сторону кухни, увлекая за собой отца Леже. Даг прочел в его глазах, что он не колеблясь убьет аббата и предоставит полиции возможность обнаружить труп священника рядом с кровожадным Леруа. Он увидел, как ладонь Франсиско сжалась на рукоятке мачете, и приготовился уже броситься на него, какие бы это ни повлекло последствия, но Франсиско вдруг поднял руки над головой, уронив оружие. За его спиной стоял человек, который, как и Даг несколько минут назад, видимо, проник через разбитое окно. В правой руке он держал пистолет, дуло которого было приставлено к правому уху Франсиско, а левой он тянул его за косички, пододвигая к свету. Даг тотчас же узнал вновь прибывшего, который дружески ему улыбнулся.
   – Сеньор Леруа, полагаю? Encantado! [113 - Приятно познакомиться! (исп.)] Вам очень идет такая одежда, – заявил Васко Пакирри, встряхивая шевелюрой, которая доходила ему до пояса. – Откройте моим друзьям, они остались на улице, – добавил он по-английски.
   – А тот, в засаде? – поинтересовался Даг тоже по-английски.
   – Он еще поспит какое-то время.
   На пороге стояли двое мужчин лет тридцати, ярко выраженного латиноамериканского типа, в джинсах и белоснежных футболках. С короткими волосами, одного роста и с фигурами борцов; у обоих на плечах узкие кожаные чехлы. Но это явно были не музыканты, играющие на поперечных флейтах. Они неторопливо вошли и встали по обе стороны дивана, ожидая приказаний и, казалось, не замечая, что на Даге надеты лишь трусы и спасательный жилет, а их шеф приставил ствол к уху какого-то парня.
   – Дагобер, скажите, этот господин именно тот, о ком я подумал? – по-французски спросил аббат, придвигаясь к Васко.
   – Что он сказал?
   – Он спрашивает меня, действительно ли вы Васко Пакирри.
   – Он самый, падре, к вашим услугам.
   Отец Леже демонстративно вздохнул.
   – Как вы здесь оказались? – спросил Даг у Васко.
   – Я пустил своих ищеек по следу Вурта. Мои информаторы донесли: у Вурта на вас зуб. Я понял: если держаться поближе к вам, он наверняка появится рано или поздно. Он сам или кто-нибудь из его приспешников, – весьма довольный собой, объяснил Васко, резко дергая Франсиско за шевелюру. – Этот недоделанный tonto [114 - Кретин (исп.).] работает на него?
   – Наверняка.
   Васко плотоядно улыбнулся, затем внезапно застыл, увидев на столе открытую коробочку с ее зловещим содержимым.
   – Это еще что такое?
   – Мизинец Луизы. Вурт прислал мне его в подарок.
   – Так-так. Какое дурное воспитание! Диас, Луис, не соблаговолите ли заняться этим мешком дерьма? – вежливо попросил Васко, легонько постукивая пистолетом по голове Франсиско.
   Диас и Луис подошли, скептически улыбаясь и поигрывая мускулами.
   – Bocaarriba! [115 - На спину! (исп.)] — приказал Васко, указывая на кухонный стол.
   Диас и Луис приподняли Франсиско, как мешок картошки, и уложили на желтую столешницу, похоже не замечая его протестов и беспорядочных телодвижений.
   – Отпустите меня, подонки!
   – Что вы собираетесь с ним делать? – суровым тоном осведомился отец Леже.
   – Педики! Ублюдки! Пустите меня, я ничего не знаю!
   – Вам бы лучше выйти отсюда, падре, – предложил Васко.
   – Об этом не может быть и речи!
   Васко схватил отца Леже за руку и, невзирая на протесты священника, без особых усилий затолкал его в спальню и запер дверь на ключ. Священник принялся яростно колотить в дверь. Даг стоял, окаменев от ужаса. Эти типы были явно профессионалами в своем деле. Здесь должно произойти что-то ужасное. Не обращая на него внимания, Васко склонился над Франсиско, задевая своими длинными волосами залитое потом лицо насмерть перепуганного человека.
   – Я ничего не знаю, пустите меня!
   – Ты забыл добавить «подонки». «Отпустите меня, подонки». Повтори.
   – Не-е-ет! Я ничего не знаю, говорю же вам, я тут ни при чем.
   – Где Вурт?
   – Не знаю! – огрызнулся Франсиско.
   Васко вздохнул, обшаривая взглядом комнату. Заметив старую кладовку, он стал бормотать себе под нос по-испански:
   – Это, случайно, не коробка с инструментами, а? Ну конечно! А вот интересно, что здесь есть, в этой коробочке? Молоток… плоскогубцы… гвозди… садовые перчатки… секатор… А, секатор!
   Напевая «око за око, палец за палец», он вернулся к столу, прихватив по пути подушку с дивана, и бросил ее Диасу или Луису. Даг почувствовал, что покрывается холодным потом.
   – Где Вурт? – снова спросил Васко, с небрежным видом щелкая секатором.
   – Я ничего не знаю! – заголосил Франсиско, яростно отбиваясь. – Клянусь вам!
   Даг закрыл глаза. Он был уверен, что Васко это сделает. Васко был садистом, как большинство ему подобных. Он сделает это с большим удовольствием. Он сжался, приготовившись услышать крик. Он не мог этого выносить. Но у Вурта в руках была Луиза. И может, в этот самый момент Вурт медленно ее убивает. Даг сделал свой выбор: тем хуже для Франсиско. Спокойный голос Васко между тем продолжал по-испански:
   – Если верить моему пособию по садоводству, в июле положено подрезать деревья. То есть срезают плохие сучья. Начнем, пожалуй, с этого…
   Раздался крик, еще ужаснее, чем Даг мог себе представить, но он тут же был заглушён подушкой. Свесив голову на грудь, не в силах открыть глаза, Даг почувствовал тяжелый запах мочи, который наполнял комнату.
   – Это раз… – пропел Васко. – Где Вурт?
   – Не на-до… не на-до.
   Франсиско рыдал. Даг представил себе этот палец на полу, с нервными окончаниями и лоскутками кожи. Именно это они заставили пережить Луизу. Почувствовав сильное головокружение, он откинулся на спинку дивана. «Господи, прости меня. Сделай так, чтобы все это поскорее закончилось!»
   – Когда я отрежу тебе все десять пальцев, – объяснял между тем Васко, – я оттяпаю тебе яйца, micarino [116 - Дорогуша (исп.).].
   Снова раздался душераздирающий крик, тоже, как и первый, заглушённый подушкой. Жертва брыкалась так, что трясся стол, и его ножки подпрыгивали на выложенном плиткой полу. Равнодушный голос Диаса или Луиса:
   – Этот придурок себе язык откусил.
   Руки и ноги Дага стали ватными; чтобы не закричать самому, ему приходилось делать нечеловеческие усилия. Он на мгновение представил себе безукоризненную и непогрешимую Элен. Что бы подумала она, увидев, как он присутствует при сцене пытки и не делает попытки вмешаться? Да, он был трусом, да, он был готов позволить убить Франсиско, чтобы спасти Луизу. Он приоткрыл глаза. Истерзанное тело Франсиско содрогалось на столе, подушка была запачкана кровью и слизью, кровь капала с его искалеченной руки, стекая на плиточный пол, где растекалась блестящими лужицами у ног Васко. Даг с удивлением отметил, что тот обут в огромные самодельные туфли, темно-синие с белым.
   – Вурт? – спокойно и мягко повторил Васко.
   – Ко… лодец… колодец…
   – Колодец? Какой колодец?
   Франсиско задыхался, рот у него был забит слюной и кровью, из уголка губ свешивался прокушенный язык, безумные глаза вращались в орбитах. Неужели это не сон? Неужели он и вправду присутствует при пытке и ничего не делает, чтобы помешать? Даг опустил глаза и увидел кровоточащую культю, а под столом, на полу, два пальца, средний и указательный, с желтыми ногтями. Он затрясся так сильно, как если бы у него в руках был отбойный молоток.
   Васко осторожно зажал безымянный палец между лезвиями секатора.
   – Какой колодец?
   – Дорога… на Гран-Гуфр… раньше были дома… заброшенный колодец… пожалуйста… прошу вас…
   Франсиско заскулил, и к запаху мочи примешался запах экскрементов.
   – Я знаю, где это, – поспешил вмешаться Даг. Голос едва ему повиновался. – Это бывший квартал Де Луинес. Там рядом заброшенная кофейная плантация. Let'sgo! [117 - Идем! (англ.)]
   – Возьмем мой джип, – любезно предложил Васко.
   Он выпрямился, отбросил с лица волосы и небрежным жестом полоснул секатором по горлу Франсиско. Потрясенный Даг увидел, как тело Франсиско содрогнулось в последней конвульсии и фонтан ярко-красной крови хлынул из перерезанной яремной вены.
   – Но… зачем? – возмутился Даг.
   – Calmdown! [118 - Спокойно! (англ.)] Рука соскочила. Vamonos [119 - Идем (исп.).].
   Диас и Луис отпустили Франсиско, чье тело лежало теперь неподвижно. Васко открыл дверь спальни, бесцеремонно вытащил оттуда отца Леже и выпихнул за дверь. Луис и Диас загораживали собой труп на кухне.
   – Как вы объясните это убийство? – спросил Даг, забираясь на заднее сиденье джипа и с трудом преодолевая тошноту.
   – Его повесят на Вурта. Не ломайте себе голову, дорогой тесть, у меня все под контролем.
   Тесть! Ничего себе! Этот псих еще называет его тестем! Должно быть, Шарлотта сошла с ума, если живет с таким. Его единственная дочь сошла с ума.
   – Какое убийство? – вскрикнул отец Леже. – Вы убили несчастного Франсиско, да? Вы его убили?
   – При всем уважении к вам, падре, я прошу вас заткнуть пасть, – ответил ему Васко, не поворачивая головы.
   Отец Леже ничего не ответил, просто сжал губы и скрестил руки. Даг тоже молча вжался в сиденье, не способный уже ни соображать, ни действовать. Его раненая рука давала о себе знать резкой, дергающей болью, и от толчков машины лучше ему не становилось.
   Должно быть, он на какое-то время потерял сознание, потому что внезапно почувствовал, как его хлопают по плечу, и услышал голос:
   – Дагобер! Проснитесь! Приехали!
   – Как вы нашли?
   – Тут все знают квартал Де Луинес, – ответил отец Леже, помогая ему выбраться из машины.
   Васко остановил машину в выбоине разбитой дороге, в тени виноградных кустов. Даг покачал головой:
   – Наверное, они слышали, как мы подъехали.
   – Я заглушил мотор наверху. И потом, ветер в нашу сторону.
   Метрах в ста Даг различил развалины того, что когда-то было богатой фермой. Ни огонька. Ни звука.
   – Колодец к северо-востоку от фермы… в пятидесяти шагах от главного входа, – объяснил Даг. Он помнил, сколько раз играл с мальчишками на развалинах этого дома. – Он должен быть прикрыт деревянной доской, закрепленной за края колодца.
   – О'кей. Вот, держите.
   Васко протянул ему короткоствольный автомат, такой же как у него на плече и у его громил тоже.
   – Вперед! – приказал он с горящими глазами. – Диас, Луис, в обход.
   Пригнувшись как можно ниже, они бесшумно побежали к развалинам, аббат трусил сзади. Дагу казалось, что он принимает участие в каких-то военных маневрах, поверить в реальность происходящего было невозможно. Васко поднял руку, и все застыли в нескольких метрах от колодца, чей романтический силуэт четко вырисовывался на фоне ночи. Диас и Луис молча показали на какое-то строение, похожее на склад, и через несколько секунд Даг смог различить знакомую черную машину, спрятанную за деревьями. Они пришли туда, куда надо!
   По-прежнему не издавая ни звука, они подобрались к краю колодца, выложенного белым камнем и накрытого тяжелой круглой деревянной крышкой. Васко просунул пальцы под металлическую решетку, которая его поддерживала, и постучал по замку. Даг увидел, что он был подпилен у основания. Васко улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами. Двое телохранителей навели автоматы на колодец с выражением безразличия, никогда не сходившим с их физиономий. Васко напряг внушительные мышцы и приподнял крышку на десяток сантиметров. Диас и Луис просунули стволы автоматов в образовавшуюся щель, держа пальцы на спусковом крючке. Васко наконец удалось достаточно сдвинуть и раскачать крышку, та с грохотом упала на каменный край, а Луис и Диас включили ослепительно яркий электрический фонарь, направив пучок света на дно колодца. «Прямо операция вооруженной диверсионной группы командос», – подумал Даг.
   – Всем стоять на месте, – по-английски приказал Васко, – а не то брошу гранату!
   Ответа не последовало. Даг медленно наклонился над краем. Фонарь освещал грязный, окровавленный матрас, на котором, закрыв глаза, лежала Луиза. Ухватившись за ржавые прутья лестницы, он ринулся вниз с риском сломать шею.
   Она дышала. Серая кожа и посиневшие губы; раненая рука, замотанная в кусок изорванного платья, прижата в боку. Но она дышала! Со слезами на глазах Даг прижал ее к себе.
   – И что там? – спросил Васко, и звук его голоса эхом отразился от влажных камней.
   – Никого, только Луиза. Я ее поднимаю, – ответил Даг, обхватывая Луизу, которая по-прежнему не приходила в сознание.
   Какой же она была легкой! Она страшно похудела за это время. Он перебросил ее через плечо, с трудом поднялся по заросшей мхом стенке и вылез на свежий воздух.
   Чтобы нос к носу столкнуться с Фрэнки Вуртом.



   Глава 17

   Привет, болван! – по-французски обратился к нему Фрэнки Вурт, явно довольный собой.
   Даг зажмурился. К сожалению, это не было дурным сном. Он чувствовал, как противно пахло у Вурта изо рта. Он опустил глаза: Васко, Диас и Луис неподвижно лежали в траве. Сначала Даг подумал, что их просто оглушили, пока он поднимался на поверхность, но затем он заметил их широко раскрытые глаза и темные пятна на одежде. Он повернулся к Вурту, который небрежно поигрывал своим пистолетм «хеслер» с глушителем последней модели. Но Вурт не мог убить одновременно троих. К тому же аббат тоже исчез. Значит, он был не один.
   – Где отец Леже?
   – О нем можешь не беспокоиться, – ответил ему Вурт по-английски. – Лучше погляди, что ты наделал! Настоящая бойня! Ты станешь величайшим серийным убийцей в истории Карибских островов, дружище! Ты прикончил даже дружка своей дочери! Своего зятя, Леруа, собственного зятя! Ты редкий ублюдок!
   Длинные волосы Васко развевались на ветру, под луной в зловещей смертельной усмешке сверкали белоснежные зубы, рука сжимала бесполезное оружие.
   Теперь Дагу хорошо было видно распоротое зияющее горло.
   Он повернулся к Вурту:
   – А с какой стати мне нужно было это делать? Что-то у тебя не стыкуется.
   – Ну как же, как же, кретин, слушай хорошенько: двадцать лет назад ты укокошил кучу невинных женщин. Затем решил отойти от дел. Но этот подонок Го на свою голову обнаружил правду: ты его прикончил, ну и его толстуху для ровного счета. Еще ты прикончил мальчишку в клубе «Дельфин», который прекрасно знал о твоей связи с Анитой Хуарес, твоей сообщницей. Той самой, которую ты заманил на Антильские острова, чтобы избавиться от нее. Ты сечешь? Луизу ты похищаешь, чтобы помучить ее в свое удовольствие. Затем отправляешься к придурку аббату и там сталкиваешься с Франсиско, который случайно проходил мимо. Кюре ты тоже похищаешь. Затем возвращаешься сюда, расправляешься с Васко и его шестерками, которые сели тебе на пятки, добиваешь Луизу и священника, а потом кончаешь с собой. Все довольны. Особенно я: ведь я получаю свои сто тысяч долларов.
   – Ты получаешь свой деревянный тулуп! – бросил в ответ Даг, по-прежнему прижимая к себе Луизу. – Ты что, и вправду думаешь, что тот, кто замыслил эту комбинацию, оставит тебя в живых? Бедняга Фрэнки, какой же ты наивный!
   – Заткнись, черномазый! Кстати, я забыл уточнить, каким образом ты покончишь с собой. Обольешь себя бензином и чиркнешь спичкой. И сучка твоя полыхнет вместе с тобой. Здорово придумано, а? – рассмеялся Вурт, поднимая стоящую возле его ног канистру.
   Он встряхнул ее, и Даг услышал, как плещется бензин. Вурт снова раздвинул в ухмылке свои мокрые губы.
   – Похоже, у вас, черных, в задницу фитиль вставлен… Вот сейчас и проверим!
   Он поднял канистру и свободной рукой стал аккуратно отвинчивать крышку, ни на миллиметр не отводя от Дага ствол своего оружия. Когда крышка была снята, он опять поставил канистру возле ног и вынул из кармана зажигалку. Даг постарался собраться. Этот идиот сейчас спалит их заживо. Со зловещей ухмылкой Вурт поигрывал колесиком зажигалки. Взметнулось яркое пламя. У Дага имелась секунда, не больше. Дебильная улыбка Вурта, его желтоватые зубы…
   Даг напряг мышцы и изо всех сил отбросил Луизу прямо на Вурта. Ее тело, похожее на набитую опилками куклу, с силой ударило того прямо в грудь. Он покачнулся, зажигалка погасла, и, хотя он опять мгновенно навел на Дага ствол, того уже на прежнем месте не оказалось. Сделав кувырок вперед, он ухватился за лодыжки Вурта, который обрушился на землю, рефлекторно нажав на курок. Шума от выстрела слышно не было. Одна пуля просвистела возле самого уха Дага, другая угодила прямо в живот Васко, заставив того вздрогнуть, словно он икнул.
   Боковым зрением Даг увидел Луизу, неподвижно лежащую на земле, свернувшись клубком и обхватив голову руками. Вурта на четвереньках. Валяющуюся рядом зажигалку. Опрокинутую канистру. И снова Вурта, забрызганного бензином. Даг вскочил на ноги. Зажав правую руку голландца, он нанес ему сильный удар коленом в грудь, затем несколько раз в солнечное сплетение. Вурт, красный как рак, хватал ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание. По-прежнему стоя на четвереньках, он бормотал, захлебываясь слюной:
   – I'mgagging! [120 - Не могу дышать! (англ.)]
   Не в силах справиться с яростью, Даг отбросил ногой обрез, подхватил бандита под мышки, доволок его до края колодца и столкнул вниз. Глухой стук разбившегося тела. Не обращая внимания на раненую руку, которая от этих усилий вновь начала кровоточить, Даг поднял канистру. Теперь зажигалка. Крутануть колесико. Увидеть, как взметнулось пламя. Бросить зажигалку в канистру и швырнуть все это вниз. Он поспешно отпрыгнул назад, прежде чем в ночи раздалось громовое бах, и колодец плюнул вверх фонтаном пламени. Потрясенная Луиза сидела на траве и с ужасом смотрела на происходящее. Он быстро поднял ее: нужно было оттащить ее как можно дальше от колодца с его смертоносными искрами и по пути подобрать валяющееся в беспорядке оружие. Ее ноги подкашивались, они с трудом пробирались среди тошнотворного запаха бензина и горелой плоти. Луиза повисла, уцепившись за его шею; он чувствовал, как ее теплые слезы текли у него по щеке, смешиваясь с потом.
   – Даг, Даг. Мне было так страшно!
   – Все кончено, он мертв. Теперь все кончено, – повторял Даг, гладя ее по волосам и спрашивая себя, где остальные и откуда еще может грозить опасность.
   Он вооружен и сумеет продержаться какое-то время. Одна из искр попала на траву, и та вспыхнула, как пакля. Языки пламени осветили тьму. Вот-вот мог начаться пожар. Тогда, наверное, кто-нибудь увидит и вызовет полицию. Он стал отходить к развалинам фермы, волоча за собой вконец обессилевшую Луизу. Ее платье пахло бензином, он стянул его и отбросил подальше. Ошметки водорослей внизу напомнили ему о том, что, если огонь станет угрожать их жизням, они в любую минуту смогут добраться до моря. Если память ему не изменяет, сейчас они находятся метрах в ста от Фоль-Анс. Здесь были замечательные волны, он знал это место: занимался здесь серфингом, когда-то давно, когда мир был еще нормальным.
   Он увидел, как языки огня, словно стая голодных гиен, набросились на тела Луиса, Диаса и Васко; они облизывали их, встряхивали, как тряпичных кукол, их руки и ноги подергивались, словно в конвульсиях, постепенно чернея, дымясь, потрескивая, подобно брошенным на сковородку каштанам. Васко… Когда Шарлотта узнает… Подумать только, ведь он вляпался в это дерьмо, чтобы найти отца Шарлотты! Вот уж насмешка судьбы! Он обернулся к Луизе:
   – Тебе больно?
   – Немножко. Меньше, чем до сих пор. Ты сказал, что он умер. Но кто?
   – Фрэнки Вурт умер, этот коротышка с усами.
   – Ах, этот. Он был не самым страшным. Их было двое. И второй меня… он…
   Не в силах закончить фразу, она махнула рукой, слова застряли у нее в горле.
   – Успокойся, не надо сейчас. А этот, второй, ты его видела?
   – Я не могла рассмотреть его лицо, на нем была маска хирурга и перчатки, но это был белый.
   – Белый?
   Первым, о ком он подумал, был Джонс: Джонс, ненавидящий целый свет. Но нет, старому доктору просто не хватило бы ума, чтобы все это задумать и осуществить. Тогда кто?
   Не отводя глаз от расползающегося пламени, Даг пытался собрать воедино имеющиеся в распоряжении данные. Человек, которого он искал, похоже, был одного с ним возраста. Он был белым. Умел управлять яхтой. Оказывался в курсе любых его перемещений по островам. Он решил посягнуть на жизнь Дага, едва только тот начал свое расследование, и счел необходимым убрать инспектора Го. Даг ухватился за эту мысль: Го знал личность убийцы женщин. И если он ни разу не вмешался, чтобы его обезвредить, это могло означать лишь одно: это был его друг. Возможно, Го находился у него в долгу. В долгу перед белым, который, вероятно, помог ему в свое время покинуть Гаити и поступить в полицию Сен-Мартен…
   Дага охватил озноб, несмотря на жар приближающегося огня. Запах горелого мяса сделался еще сильнее, но он этого даже не заметил, потрясенный тем очевидным ответом, который только один и вертелся у него в голове. Он пришел в себя, когда Луиза стала трясти его за рукав:
   – Даг, ветер переменился, и огонь скоро доберется сюда. Надо уходить.
   Даг постарался оценить опасность. Где-то здесь в засаде сидели люди, готовые стрелять в них, как в зайцев, стоило им только пошевелиться и выдать себя. С другой стороны, если их изрешетят пулями, версию о самоубийстве придется отбросить. Так, может, имело смысл попытать удачу. На нем по-прежнему был спасательный жилет, они могли бы уйти морем. Принимая во внимание, какие волны обрушивались на Фоль-Анс, их преследователи не решатся сунуться в воду; ни одно судно не смогло бы справиться с этой бурей. Он осторожно поцеловал Луизу в губы.
   – Ты права, отсюда пора смываться. Держи.
   Он протянул ей взятый у Васко «узи».
   Она испугалась:
   – Но я не умею стрелять.
   – Ты прижимаешь его к бедру, направляешь прямо перед собой и без передышки нажимаешь на спуск. Уверяю тебя, это гораздо проще, чем управляться с целым классом малолетних бандитов.
   Луиза слабо улыбнулась:
   – Я все думаю, ты и вправду из тех, кто приносит счастье? Всякий раз, когда ты оказываешься рядом со мной, меня пытаются убить.
   – Как известно, супружеские пары убивает монотонность. Ну что, идем?
   Он попытался выпрямиться; огонь был совсем близко, над их головами летали горячие угольки, жар становился невыносимым. Передвигаясь в густом дыму, они, зажав в руках оружие, побежали в сторону фермы. За ними по пятам следовал огонь, он уже подбирался к стенам. Когда они забежали за дом, им оставалось лишь пересечь заброшенное поле сахарного тростника, дальше начинался берег. Он схватил Луизу за запястье, стараясь не коснуться искалеченной ладони.
   – На счет «три» начинаем зигзагами бежать к мору.
   – У тебя всегда столько идей! Тебе надо работать в скаутском лагере.
   – Раз, два…
   Они бросились бежать, спотыкаясь о высокую траву, сердце разрывалось в груди, но все вокруг было спокойно. Так они добрались до широкой прибрежной полосы, на которую время от времени накатывали и с грохотом разбивались огромные валуны, фосфоресцирующие пенные гребни высотой с трехэтажный дом.
   Луиза тяжело дышала, и, если бы не поддержка Дага, она бы уже рухнула на землю. Силы ее были истощены голодом и жаждой, не говоря уже о большой потере крови. Она чувствовала такую усталость… Только бы растянуться на песке и заснуть. Заснуть надолго… Почти волоча ее на себе, Даг упрямо продвигался вперед. Справа от них виднелось нагромождение каких-то строений. Пляж Гран-Морн. В этот поздний час он, разумеется, не работал. Но в этих ангарах когда-то хранились доски для серфинга.
   Даг прислонил Луизу к стене, еще хранящей тепло солнечного дня. Молодая женщина прикрыла глаза, она тяжело и прерывисто дышала. Он пропихнул ей в рот одну из оставшихся у него пилюль; она проглотила ее с трудом.
   На двери ангара висел довольно простой навесной замок: кражи на острове случались редко. Даг изо всех сил ударил в дверь прикладом, она сразу же поддалась. Воспоминания не обманули его: здесь и в самом деле, как и раньше, были свалены доски для серфинга, только теперь их стало больше и другой конструкции. Он выбрал себе доску изумрудно-зеленого цвета и вышел.
   – Что это? Щит в стиле «новая волна»? – пробормотала Луиза, выйдя из оцепенения.
   – С этим мы сумеем преодолеть волны. Там, по ту сторону, мы окажемся в безопасности. Нужно будет только дождаться утра.
   Она недоуменно подняла тонкие брови:
   – Встав на четвереньки на этой доске? Ты и я, оба раненые и потерявшие много крови?
   – Официально считается, что акул здесь нет. Во всяком случае, о нападениях никто никогда не заявлял.
   – Спасибо, месье Туристический справочник. Только почему бы не дождаться утра здесь? Похоже, все спокойно. Тот, другой, кажется, сбежал, – предположила Луиза, которая уже окончательно пришла в себя.
   – Не думаю. Скорее всего он где-то притаился и следит за нами.
   – Но зачем?
   – Отец Леже наверняка с ним. Есть предмет для торга.
   – Какой?
   – Моя смерть. Ну и твоя заодно. Если мы останемся здесь, он придет. И мы будем вынуждены принять его условия.
   Словно в подтверждение его слов, на краю тростникового поля мигнул огонек. Луиза кивнула на автомат, затем на отблеск, который приближался к берегу.
   – Это идеальная мишень. Зачем ждать, когда он к нам подойдет? Этот тип отрезал мне палец! Если ты не выстрелишь, я сама его прикончу.
   Она была права. Это светящееся пятно и в самом деле казалось прекрасной мишенью. Но убить его вот так, даже не увидев лица… Скорчив презрительную гримасу, Луиза подняла автомат и направила его в сторону приближающегося огня. В то же самое мгновение раздался слабый голос, старающийся перекричать грохот бурунов:
   – Дагобер! Это я, отец Леже, не стреляйте!
   Даг приложил палец к пересохшим губам молодой женщины.
   – Он идет за мной и держит меня на мушке, простите! – продолжал священник, приближаясь к ним.
   По песку заскользил пучок света переносного галоидного прожектора. Они прижались к стене, и луч прошел над их головами. Даг сделал Луизе знак следовать за ним, и они поползли, волоча за собой доску. Прожектор продолжал освещать берег, описывая на песке большие дуги. Десять секунд перед очередной порцией света.
   Передвигаясь скачками, они добрались наконец до кромки берега, теплой и покрытой пеной. Луиза чуть было не закричала, когда соленая морская вода попала на еще не затянувшуюся рану, вызвав резкую боль. Даг стянул с себя спасательный жилет и надел на молодую женщину, крепко затянув лямки. Сам он больше не ощущал ни усталости, ни боли. Он словно уже перешел в какое-то другое состояние, когда организм целиком сосредоточен на достижении цели, а ближайшее будущее оказывается расчленено на ряд последовательных действий, которые надлежит выполнять одно за другим, в строгом порядке. Преодолеть прибрежную мель. Выбрать подходящую волну. Проскользнуть невидимыми вдоль берега под волной и выбраться на поверхность за пределами светового луча прожектора. Поймать на мушку убийцу. Заставить его обернуться и показать свое отвратительное лицо. Получить доказательства. А потом убить его, пристрелить, как бешеную собаку.
   Он велел Луизе лечь на доску и сам улегся сверху, держа обрез на ремне за спиной и предварительно спрятав обойму в водонепроницаемый карман жилета.
   – Мы сейчас поплывем в открытое море. Когда нас настигнет волна, я направлю доску под воду. Мы пройдем под волной. Это называется нырнуть уточкой. Когда я похлопаю тебя по плечу, задержи дыхание.
   – Уточкой… Miplisi! [121 - Какая прелесть!] Уверена, мне это понравится. Даже больше, чем циклон.
   Даг принялся энергично грести по воде, несмотря на то что каждое движение отзывалось резкой болью, словно ему отрывали руку. Луиза, как могла, помогала ему. Она всматривалась в темноту, но ничего видно не было, только волнистая поверхность воды. И этот чудовищный шум, прямо перед ними. Внезапно небо исчезло. Его скрыла черная громада, увенчанная белой пеной, высотой со скалу, по крайней мере так ему показалось. Даг похлопал ее по плечу, и она почувствовала, что доска погружается носом вперед, ноги Дага отрываются от доски и поднимаются, а верхней частью туловища он нажимает на доску, чтобы ускорить погружение. Они оказались на глубине, в кромешной тьме. На мгновение ей почудилось, что над ними перекатывается огромная масса воды, и она уже спрашивала себя, сможет ли еще хоть секунду задерживать дыхание, но тут Даг резко нажал на заднюю часть доски, и та начала подниматься на поверхность. Они вынырнули по другую сторону волны, пытаясь отдышаться. Даг уже подсчитал интервалы между бурунами: у них в запасе всего несколько секунд. Он припал губами к ее уху и прокричал:
   – Помнишь, тогда, на сахарном заводе? Когда я сказал, чтобы ты мне доверяла?
   – Конечно помню. Это было началом цепочки катастроф, – ответила Луиза, которой казалось, что она не может очнуться от длинного кошмарного сна, до странности безразличная к тому, что с ней может произойти…
   – Мы тогда привязались. И сейчас сделаем то же самое.
   – Это что, мания у тебя такая?
   – Луиза… перестань… тебе совершенно не обязательно изображать из себя крутого парня.
   – Если я перестану, то начну реветь. Давай, пусть это поскорее закончится.
   Даг попытался погладить ее по щеке, но она отвернулась. Он развязал ремни жилета, которые находились спереди, и проскользнул внутрь, прижавшись спиной к пылающему животу Луизы, затем снова стянул их как можно крепче. Он убедился, что ремешок на лодыжке, соединяющий его с доской, закреплен надежно. Наступил самый ответственный момент. Они находились на поверхности, Луиза лежала сзади, крепко обхватив его здоровой рукой за пояс. Резкий выброс адреналина в кровь, максимальное напряжение мышц. Белые пенные губы бездонной пасти, которая вот-вот их проглотит. Вместе с воздухом он попытался выдохнуть и тревогу: волна, как и он сам, состояла из воды и соли. Он и она принадлежали одной вселенной. Рожденные из одного источника жизни, они были всего-навсего двумя различными формами одного импульса.
   Он почувствовал, что волна набухает под ним, приподнимает его, словно соломинку, подбрасывает к небу. Вздохнуть как можно глубже, устремиться вперед. Пристроиться под гигантским гребнем, притормозить ногой, остановиться прямо перед стеной волны, наклониться вперед, чтобы набрать скорость, придерживать рукой край доски и молиться, чтобы тебя не погребли под собой эти тысячи тонн бушующих вод.
   Когда они стали резко, с наклоном вперед, погружаться, Луизе показалось, что сердце сейчас вырвется из груди, потом она решила, что они находятся в туннеле, в непроницаемом водяном туннеле, который неминуемо засосет их. Грохот волн, разбивающихся о песок, клокотание пены… Она втянула голову в плечи, впилась ногтями в тело Дага и закусила губу, чтобы не кричать. Кричать, кричать, все эти нескончаемые секунды, которые они скользили в самом чреве разгневанного чудовища. Внезапно они потеряли скорость, и она почувствовала, что напряженные мышцы Дага расслабились. Она открыла глаза. Доска лениво скользила по спокойной глади воды, метрах в тридцати от луча прожектора, по-прежнему описывающего дуги на берегу. Она прислушалась и различила далекое завывание пожарной сирены. Пожарные. Огонь. Люди. Город. Нормальная жизнь. Мама. Мама, которая, наверное, сейчас умирает от беспокойства.
   Даг спокойно лежал на доске, и она вынуждена была следовать его примеру. Он медленно греб руками, пока они не оказались возле одного из бакенов, которые ограждали место, предназначенное для купалыциков. Он достал из водонепроницаемого кармана сухую обойму, освободил свою лодыжку и привязал доску к бакену.
   – Жди меня здесь. Не двигайся ни под каким предлогом. Копы придут за тобой.
   – Когда ты будешь мертв, да?
   – Лично я умирать не собираюсь. Кстати, ты не забыла, что мы с тобой еще не занимались любовью? И ты думаешь, будто я позволю кому-нибудь себя убить, прежде чем смогу насладиться твоими прелестями?
   Своей здоровой рукой она притянула его к себе и страстно поцеловала; их влажные и соленые губы соединились.
   Оторвавшись от нее, Даг прыгнул в неглубокую воду. Он добрался до берега и быстро перезарядил оружие. Они оба были здесь, стояли к нему спиной. Двое мужчин. Один высокий, другой поменьше. Маленьким был отец Леже, в руках он держал прожектор. А вот высокий… Даг навел дуло на его широкую спину и негромко произнес:
   – Привет, Лестер.
   Человек замер, его покрытая рыжеватыми волосками рука сжимала рукоятку беретты, которую он держал дулом вниз. Перед ним стоял дрожащий отец Леже.
   Человек повернул голову, и Даг увидел, что он улыбается.
   – Привет, Даг. С благополучным прибытием.
   – Весьма тронут твоим вниманием. Надеюсь, что Го, Пакирри и другие тоже это оценят.
   – Бесполезные пешки. Не представляющие ценности особи. Не стоит лить слезы над их судьбой.
   – А Луиза? А другие женщины? А Лоран Дюма? Тоже пешки? На какой шахматной доске? Объясни же мне!
   – Ты все равно не поймешь. Ты ведь у нас известный приверженец манихейства [122 - Манихейство – религиозное учение, в основе которого теория о борьбе добра и зла, света и тьмы как изначальных и равноправных принципов бытия.]: добро, зло… Мораль – всего лишь железные оковы, Даг, тяжелое ярмо для идиотов. Мир эволюционирует. А ты просто динозавр. И должен исчезнуть, как в свое время исчезли динозавры.
   – Понятно: сверхчеловек и все такое… Это ты безнадежно устарел, Лестер! Последние сверхчеловеки писались от страха перед трибуналом, скуля, что всего-навсего выполняли приказы.
   – Я не об этом. Я про уровни сознания. Исследовать модификации сознания под воздействием боли, вот что меня интересовало. Сознание и восприятие. Что есть восторг, если не преодоление всякой боли, потеря своего «я»? Где же граница, эта завораживающая граница? Совершить путешествие offthelip.. [123 - За край (англ.).] Это как парить на серфинге на гребне волны, тебе ведь это должно быть понятно, разве нет?..
   – Дагобер, – прервал его отец Леже, даже не пытаясь убежать, – не могли бы мы…
   – Заткнись! – обрезал Лестер, запуская пальцы в свою густую рыжую шевелюру. – Не вмешивайся.
   Даг смотрел на широкую спину человека, когда-то бывшего его другом. На его руки, которые с таким наслаждением несли смерть. Он покачал головой:
   – Лестер, маркиз де Сад в свое время задавался теми же вопросами, но он не экспериментировал над живыми людьми. Что с тобой произошло, дерьмо?!
   – Все такой же чувствительный. Как, по-твоему, мы сошлись с Го? Ты знаешь, что он вытворял на Гаити? Это был один из палачей Папаши Дока. В буквальном смысле этого слова. Я тогда работал на ЦРУ, пока они не вышвырнули меня за… как это? Сейчас вспомню… а, ну да, «патологические извращения», представляешь, идиоты! Я подкупал тюремщиков, чтобы мне разрешали присутствовать при казнях. Я любил это: любил смотреть, как люди подыхают. Это очень возбуждает, чувствуешь себя по-настоящему живым. А потом мне захотелось самому попробовать. Научиться предавать смерти как можно медленнее. По своему желанию превращать живое существо в предмет, в кусок податливой плоти, это… Я не могу тебе это описать…
   Даг смотрел на него, отказываясь верить собственным ушам.
   – Ты действительно не испытываешь никакого сочувствия к своим жертвам? Вообще никаких чувств?
   – Если под чувствами ты подразумеваешь «любовь», тогда нет, любви я не испытывал никогда. Я хотел бы, Даг, если бы ты знал, как мне этого хотелось… Каждый раз я говорю себе: сейчас я смогу испытать жалость, я буду взволнован и растроган. Но вместо этого опять испытываю радость. Нет, я вовсе не бесчувственный, – с горячностью продолжал Лестер. – Например, тебя я очень люблю. То есть я хочу сказать, что не испытываю к тебе негативных чувств. Но убивать… Мне это нужно. Это совершенно уникальный, трансцендентальный опыт. Абсолютная власть. Никакая радость с этим сравниться не может.
   – Тогда почему ты затих на все эти годы?
   – Мы чудом избежали катастрофы из-за жалобы Родригеса и проницательности Дарраса. И тогда мы решили, что будет лучше прекратить деятельность нашей ассоциации.
   – Вашей ассоциации?
   – Дагобер! Надо предупредить полицию! Разве вы не видите, что он просто тянет время?
   Не обращая внимания на реплику отца Леже, Лестер размеренным голосом продолжал:
   – Лонге, Го и я. Заслон, Забойщик и Инициатор: такая вот славная компания.
   – Лонге? Врач?
   – Он самый. Он мертв. Сегодня вечером покончил с собой, я слышал по радио. Не стал дожидаться моего визита. Еще один труп на совести нашего Дагобера. Так на чем я остановился? Ах да, мы прекратили деятельность ассоциации, как посоветовал нам Распорядитель.
   – Распорядитель?
   – Только не говори, что ты ничего не понял! Даг, ну в конце-то концов, теперь у тебя все нити в руках!
   Даг открыл было рот, чтобы ответить, как вдруг отец Леже закричал:
   – Осторожно!
   Голова Дага непроизвольно повернулась, но одновременно периферическим зрением он заметил какое-то движение Лестера, и, прежде чем он успел принять решение, его палец сам нажал на курок. Лестер, который повернулся и теперь стоял прямо напротив, широко улыбаясь, с направленной на него береттой, дернулся, когда в его тело одна за другой вошло несколько пуль. Он уронил свое оружие, согнул колени, словно борец сумо, пытающийся сохранить равновесие, затем опрокинулся навзничь, раскинув руки, и Даг готов был поклясться, что он улыбался, когда голова его с силой ударилась о песок; он улыбался, видя, как из вен струится кровь; он еще улыбался, когда взгляд его заволакивало пеленой и последняя звезда его последнего вечера уменьшалась на небе, пока не исчезла совсем.
   – Он мертв, – произнес отец Леже, когда Лестер перестал дергаться.
   – Он хотел меня убить, он…
   – Не оправдывайтесь. Он хотел умереть, вы просто ему помогли. Это я виноват, мне показалось, что сзади вас кто-то появился.
   Даг поискал взглядом Луизу: доска тихо качалась на воде. Он положил свой автомат и бросился бежать.
   Луиза лежала на спине, руки свободно болтались, рот был приоткрыт; она потеряла сознание. Даг подогнал доску к берегу, осторожно приподнял Луизу. Отсвет пожара сделался гораздо слабее, через поле до них доносились приглушенный шум мотора грузовика, гул пожарного насоса, крики и восклицания. Стаккато автоматных очередей перекрывало шум волн и все другие шумы. Дагу пришлось отвернуться: отец Леже стоял прямо напротив – и свет прожектора совершенно ослепил его.
   – Да погасите же вы эту штуку!
   Слева от себя Даг услышал приглушенные крики, затем топот множества ног. Бежали прямо к ним, кто-то был в форме, кто-то в штатском.
   – На помощь! – закричал отец Леже. – Мы здесь!
   Не успел он закончить фразу, как ночь разорвала пулеметная очередь. Даг поспешно прижался к земле. Эти сволочи обошлись без предупредительного окрика. Обмякшее тело Луизы покатилось по мокрому песку, а Даг стал удаляться от этого места как можно скорее. Мишенью выступал именно он. Он ударился обо что-то твердое. Нога. В темно-серой брючине. Отец Леже. Он поднял глаза, лицо священника в темноте было неразличимо.
   – Господи! Да скажите же им, что я здесь совершенно ни при чем, а то меня пристрелят, как бешеную собаку!
   – Сомневаюсь, чтобы Господь внял вашей молитве, Дагобер, – произнес священник голосом серьезным и строгим, какого Даг никогда у него не слышал.
   – Что вы хотите ска…
   Холодный ствол приставленной ко лбу беретты не дал ему договорить. Наступившее молчание длилось, как казалось Дагу, уже тысячу лет, а он все падал и падал в бездонную пропасть. Потом, тяжело опустившись за землю, он закрыл глаза.
   – Вы!
   – Распорядитель, к вашим услугам. Ваш прямой пропуск в рай, где вы на досуге сможете вволю насладиться божественной милостью в компании других славных душ, подобных вашей.
   – Но…
   – Вам нужны объяснения? Извольте, могу вам дать одно. Все эти женщины, которых убивал Лестер, были шлюхами. Они наказаны через то место, которым грешили. Сей факт должен удовлетворить моралиста вроде вас.
   – Это глупо. Скажите мне правду.
   – Вы все равно не поймете.
   Даг почувствовал, как пот заливает глаза. Полицейские приближались. Когда они окажутся совсем близко, священник выстрелит. Законная самооборона. Конец истории. Прицепиться к словам. Заставить его говорить.
   – Вы мне лгали с самого начала.
   – А что я, по-вашему, должен был вам говорить? Что вы попали в логово психопатов? Что я развратник, а к тому же садист и убийца? Будем говорить серьезно. Я пытался вам помочь по мере сил, это вы не будете отрицать, и я искренне ценил ваши усилия. Вы достойный противник. Но теперь настала пора со всем этим покончить.
   – Так это вы украли досье Джонсон?
   – Разумеется. Эти записи нельзя было вам оставлять. А вот с молотком я немного перестарался, это да.
   – И это вы отправились на сахарный завод, чтобы убить Луизу.
   – Нет, этим пришлось заняться Лестеру, и, кстати, дело он завалил.
   – А Франсиско?
   – Жалкий дурачок. Всего лишь статист в нашем сценарии. Подручный для мелких поручений. Лестер велел ему меня похитить, чтобы вы вмешались, а я предупредил Пакирри, чтобы тот пришел ко мне. А дальше все шло как положено. Франсиско заговорил, вы отправились сюда, устранили Вурта… Идеальный план.
   – Не совсем… – прервал его напряженный голос.
   – Луиза, дорогая! – жеманно воскликнул отец Л еже.
   Стоя на коленях на мокром песке, она не отрывала взгляда от священника, к бедру ее был прижат «узи» Васко, на лице застыло выражение нескрываемого отвращения.
   – Послушайте, не станете же вы стрелять в старика, который, прежде чем умереть, сам нажмет на курок, и король Дагобер неминуемо отправится к праотцам! Подумайте хорошенько!
   Ответа не последовало. Тяжелое, прерывистое дыхание. Возгласы. Палец Луизы замер на гашетке. Она чувствовала, как в руках дрожит «узи». Ей нужно время на размышление. Но его не было. Здесь и сейчас. Священник убьет их обоих, убьет с тем же выражением возвышенной печали на лице, которое появлялось у него всякий раз, когда он принимался служить мессу. Свистящее дыхание копов, бегущих по берегу. Голос Дюбуа:
   – Все в порядке, отец мой?
   – Как на перекладине виселицы, – устало пробормотала Луиза.
   Отец Леже пожал плечами. Короткая вспышка. Даг метнулся в сторону в тот самый момент, когда Луиза заговорила. Краем глаза он видел, как черепной свод священника треснул и отделился от остальной части лица, брызнув осколками кости, кровью и серым мозговым веществом. Острая боль в ноге: выпущенная из беретты пуля не попала ему в голову, но застряла в бедре.
   Отец Леже безуспешно попытался нажать на курок еще раз, затем упал на колени, устремив на Дага огромные карие глаза. Там, где должен был находиться лоб, пульсировали обнажившиеся фрагменты мозга. Кровь хлынула у него из ноздрей, затем из ушей и изо рта. Он поднял руку, пытаясь осенить себя крестом. Потом рухнул лицом вперед, и, пока мозг аббата растекался по песку, словно вязкий осьминог, чьи-то руки подняли Дага, стали его трясти и наносить удары. Даг кричал: «Постойте!»; Луиза надрывалась: «Хватит, прекратите, он ничего не сделал!» – а море шумело, равнодушно взирая на эту ничтожную суету.



   Глава 18

   Даг смотрел, как на потолке вертятся лопасти вентилятора. Шаги в больничном коридоре. Луиза только что ушла от него и направилась к себе в палату. Может быть, это была санитарка, которая должна сменить ему повязки? Или Шарлотта соизволила сесть в самолет и навестить его? Если верить Дюбуа, который по телефону сообщил ей, что Васко мертв, а Даг ранен, это известие не потрясло ее; она довольствовалась сухим «Спасибо, что вы мне позвонили». Надо бы справиться в Центре генетических исследований, может, дети женского пола новой генерации рождаются с ледяным торосом вместо сердца. Шаги остановились возле его двери. Он приподнялся на подушках.
   Это была не санитарка и не Шарлотта, а Камиль Дюбуа, явно куда-то спешащий, с конвертом в руках.
   – Это вам.
   Конверт оказался не заклеен, и Даг высыпал его содержимое на белое одеяло. Листочки ярко-голубой туалетной бумаги, исписанные мелким, убористым почерком. Он в недоумении стал перебирать их пальцами.
   – Это нашли при вскрытии отца Леже, – объяснил ему Камиль, переминаясь с ноги на ногу. – Они были свернуты в пластмассовый чехольчик и засунуты в его… ну… в прямую кишку.
   – Куда?
   – Пластмассовый футляр. В прямой кишке. В анусе, если вам так больше нравится. Это явно предназначалось вам. Мне пора. Мы тут в нашей конторе все с ног сбились, – объяснил он, едва заметно улыбаясь.
   Он вышел. Даг с некоторым отвращением рассматривал груду тонких листков. Туалетная бумага. Прямая кишка. Труп. Хотя эти листочки и были защищены пластмассой, он не мог перебороть иррационального чувства: ему казалось, что они все еще хранят тепло человека, который прятал их внутри себя. Да нет же, ничего подобного.
   Ни заголовка, ни разбивки на главы. Только нацарапанные наспех строки, которые расползались то вправо, то влево, словно чьи-то невидимые руки дергали пишущего в разные стороны.

   Дорогой Дагобер, прожив дерьмовую жизнь, я считаю совершенно естественным изложить ее основные этапы на туалетной бумаге. Прошу вас, не считайте это личным оскорблением.
   Я счастлив, что узнал вас. Ваш приезд добавил щепотку перца в мое, ставшее слишком монотонным, существование, и я получил больше удовольствие, ведя следствие о себе самом в вашем обществе. VobisTibigratias [124 - Да пребудет на вас благословение (лат.).].
   Зная, до какой степени вы любите ломать себе голову над всякими тайнами, я догадываюсь, сколько вопросов возникло у вас, и постараюсь удовлетворить вашу любознательность.
   Лао-цзы сказал, что полное заключает в себе пустоту и наоборот. Любовь заключает в себе ненависть, а ненависть заключает в себе любовь. А что заключает в себе мое сердце? Ничего. Ледяная пустота любви. От любви мне холодно. Любовь сжигает меня. Любовь – это непристойное чувство, которое мне недоступно. Я хочу превратить любовь в ненависть, хочу испытать гнев того, кто чувствует себя оскверненным.
   Я осквернен. Лестер уверен, что я такой же извращенец, как и Го. Он думает, что мне нравится причинять страдание. Но это не так. В отличие от них, у меня вовсе нет склонности убивать, и если я оказался замешан во все эти убийства, прошлые и настоящие, так это потому, что в какой-то момент из случайных деяний они превратились в необходимость.
   Я всегда хотел победить зависимость от собственного тела, избавиться от его пошлости и неуместности. Умерщвление плоти. Сегодня, во времена, когда прославляется материя, это слово не имеет особого смысла. Но когда я был еще ребенком, оно означало жертвенность, целомудрие, смирение, послушание… Я жадно проглатывал труды святой Терезы и, подобно ей, жаждал обрести духовный восторг через попрание плоти.
   Когда мне было 18 лет и я уже учился в семинарии, то решился отсечь ту часть моего тела, которая неумолимо привязывала меня к миру чувств. Я оскопил себя остро заточенным и стерилизованным бритвенным лезвием. Я отчетливо вижу, как ваши глаза округляются от ужаса, а рука инстинктивно тянется к низу живота.

   Даг быстро отдернул руку: как этот ублюдок мог догадаться?

   Я привык к боли. Если вы читаете сейчас эти строки, это означает, что я уже вверил свою душу Богу. Когда я буду лежать голым на столе в прозекторской, вы увидите, сколько на моем теле шрамов. Вы не сможете сдержать гримасу отвращения, вы, во всех отношениях такой «нормальный».
   В детстве, когда я плохо себя вел, то наказывал себя сам. Встав перед зеркалом, я делал на теле надрезы. Я отрывал широкие полоски кожи и клал в предназначенную для этого миску. Моя мать очень любила, когда я так себя наказывал. Она надеялась, что моя новая кожа будет белой, как у святых на картинках. Она хвалила меня за такое проявление силы воли. Иногда она мне помогала: подносила соду или кипящую воду. Мы с ней искренне хотели, чтобы однажды меня причислили к лику блаженных. Это была очень религиозная женщина. Думаю, сегодня ей бы поставили диагноз «маниакальный психоз» и назвали садисткой. Но сегодня уже слишком поздно лишать ее родительских прав.
   Она умерла, когда мне было шестнадцать. Несколько дней я спал рядом с ее трупом. Я не хотел, чтобы ее уносили. Но ее унесли, а меня отправили к монахам, чтобы я там учился, пока не придет время поступить в семинарию.
   Моя мать, женщина из порядочной семьи, такая религиозная и строгая, на самом деле была чудовищной шлюхой. Нимфоманка с повадками аббатисы: традиционный персонаж порнографического романа. Имя моего отца неизвестно: один из многочисленной когорты ее случайных любовников. Я узнал об этом гораздо позднее, от одного из семинаристов, который был счастлив сообщить мне об этом. Тогда я понял, почему она любила сама меня мыть. Не для того, чтобы сделать чистым.
   Я вызываю у вас отвращение? Вы полагаете, что я это все выдумываю? Или, может, пытаюсь оправдаться? Нет, Дагобер, я откровенен с вами и говорю правду. Моя мать была всего лишь грязной шлюхой, которую я безумно любил. Я попытался заменить ее Богом, но Бог никогда не приходил меня мыть. Бог не прижимал меня к себе. Бог посылал мне испытание за испытанием, чтобы доказать, что я всего лишь гнусное дерьмо.
   Когда я отрезал себе член бритвенным лезвием, то понял, что стал свободен. Некоторое время спустя меня посвятили в сан, и в течение двадцати лет я добросовестно исполнял свои обязанности. Понемногу, принимая исповеди своей паствы, я осознал, что рассказы (довольно частые) о жестокости и сексуальном насилии отнюдь не оставляют меня безразличным. Выслушивая эти чудовищные признания, я ощущал, что живу полной жизнью. Именно тогда я испытал то самое чувство к своей молодой прихожанке, о которой я вам уже как-то рассказывал.

   А, ну да, женщина, которую бил муж… Она даже не знала, чего ей удалось избежать!

   Однажды Лонге упомянул при мне некий клуб, куда он приходил в поисках… скажем так, специфических партнеров. С уклоном в садомазохизм, как было модно в 70 – 80-е годы. Его слова упали на благодатную почву. Воспользовавшись временем, когда, насколько мне было известно, он находился в Европе, я, сославшись на необходимость навестить семью, инкогнито отправился в клуб. Я ходил туда несколько вечеров подряд как простой зритель, выпивал один-два стакана рома и пытался убедить себя, что мне там делать нечего. В клубе были и женщины, и мужчины, и постепенно я осознал, что женщины меня совершенно не интересуют. По правде сказать, единственным желанием, которое я по отношению к ним испытывал, было желание обладать острым, как лезвие, половым членом, чтобы он проникал в их нутро, неся смерть.
   Этот образ и другие, подобные ему, фантазии, где я непременно представал в роли жертвы, не давали мне покоя долгими одинокими вечерами. И однажды, как сейчас помню, воздух тогда благоухал жасмином, однажды появился Лестер. Он вернулся с Гаити. Он был красив. Огромен и красив. Кельтский варвар из смутных времен. Силен. Лишен всякой морали. Он олицетворял все то, чем хотел бы стать я сам. Я сжался у себя в углу, но он направился прямо ко мне и сказал: «Иди». И все. Ни слова больше. Просто «иди», как Лазарю. Я встал, я пошел за ним и воскрес.

   Какой бред! «Иди», нет, ну в самом деле! Вся эта болтовня, в то время как женщины были убиты взаправду! Успокоиться. Выпить немного тепловатой воды. Продолжить чтение. Он хотел знать, и вот теперь ему предстояло узнать.

   Он привел меня на край ночи, в этот поmen'sland [125 - Безлюдный край (англ.).], где все человеческое упразднено и остается лишь крик или мольба. Я отыскал палача, способного перенести меня на небо, но, подобно тому как вампир не может до смерти обескровить своего любовника, Лестер, боясь, как бы я не умер, не решался со мной дать волю всем своим фантазиям.
   Я догадываюсь, что ваше чувствительное сердце кровоточит при мысли о том, что ваш близкий друг Лестер оказывается тем, кого принято называть чудовищем. Но, видите ли, дело в том, что вследствие органического поражения спинного мозга Лестер страдает серингомиелитом, очень редким заболеванием, при котором утрачиваются физические ощущения и человек не способен чувствовать ни холода, ни жары, ни боли. Не стоит относиться к этому скептически, попытайтесь лучше понять. Мы ошибочно полагаем, что, коль скоро некоторые явления встречаются крайне редко, мы не можем наблюдать их в своем окружении. А ведь очевидно, что у трехголового чудовища или у младенца с острой иммунной недостаточностью имеются отец, родственники, соседи.

   Моментальный снимок Лестера, расплывчатый и нечеткий. Он входит в маленькую кухоньку, примыкающую к их бюро. Опрокидывает полный чайник, кипяток выливается ему прямо на голые ноги, а он продолжает разговаривать, как ни в чем не бывало. Даг: «Лестер! Ноги!» – «Черт, ну да, как больно!» Лестер, раненный в драке, с распоротым животом, спокойно разговаривает в ожидании приезда «скорой», положив руку на открытую рану. Даг: вот это мужик! Какая стойкость! Крутой, мачо, Человек с большой буквы! Великий Лестер. Лестер-вор. Лестер-лжец. Друг. Предатель. Лестер, двуликий Янус Карибов, навсегда выставивший на посмешище Дага-простака.

   Я был не способен испытывать любовь, Лестер был не способен испытывать боль. Мы прекрасно дополняли один другого. Я бы с радостью довольствовался одной лишь его дружбой, но у него имелись некие специфические потребности, которые он еще не реализовал в полной мере. Мало того, не знаю почему, но он упорно продолжал интересоваться женщинами. И тогда я решил предложить ему себя в качестве объекта для изучения природы боли. Благодаря Лестеру и его друзьям из службы общей информации Фрэнсис Го смог поменять гражданство и получить место в Сент-Мари. Когда мы узнали, что он должен совершить служебную поездку на Карибские острова, мы решили воспользоваться случаем.
   В это время я усердно занимался подводным плаванием. Да-да, тут я вам солгал… На самом деле у меня вполне удовлетворительный уровень. Это мир, в котором я чувствую себя в полной безопасности, жидкая масса словно защищает меня от других. Может быть, наподобие плаценты, да какая, в сущности, разница? Мне нравилось существовать в этом податливом пространстве, где мой резиновый костюм придавал мне гибкость акулы. Но вернемся к женским особям, необходимым для жертвоприношения. Я находил их среди тех, кого встречал в клубе подводного плавания, и отбирал их, руководствуясь определенными критериями: внешность (красивые), расстроенная психика и склонность к разврату. Женщины одинокие, несчастные, в возрасте от 30 до 40, кажущиеся безгрешными, но в действительности грязные самки… (Да, я знаю, что мне это напоминает. И я знаю также, что я не ошибался: они все были из той же породы, что и моя мать.)
   Вы, несомненно, обратили внимание на мою эклектичность в выборе цвета кожи. Мне было интересно сравнить поведение представителей различных рас перед лицом «испытаний», изобретенных для них Лестером, да и ему самому показалось любопытным наблюдать разницу в их реакциях. А никакой разницы, по правде сказать, и нет. Каким бы ни был цвет кожи этих женщин, все они кричали, умоляли и умирали одинаково. Я указывал на них Го, которому вменялось в обязанность разузнать их адрес, гражданское состояние и способ проникнуть в жилища – в общем, все организационные хлопоты. Затем мы звали Лестера. Го насиловал женщин, а Лестер посвящал их в возвышенные сферы предсмертных ощущений. Когда развлечение заканчивалось, оставалось только придать смерти видимость суицида.
   Здесь я вынужден сделать отступление, поскольку только что обнаружил в своем рассказе неточность. Лоран не занималась подводным плаванием. Ее я отыскал, когда обходил нуждающиеся семьи. Она пила, она была несчастна, и у нее было нежное тело, которое непреодолимо притягивало удары. (Разве не удивительно, что Луазо, этот склонный к мистицизму пьяница, сумел так хорошо прочесть в моей душе? Ибо я убежден, что именно обо мне говорил он в письме Мартинес; ведь Лестер никогда не видел Лоран до ночи ее смерти. Луазо догадался, что я стал орудием ее кончины. Но как? Может, он и в самом деле принадлежал к столь любимым Господом нищим духом?)
   Благодаря одному из тех случаев, которые так часто смеются над дьявольскими планами – я употребляю здесь слово «дьявольский» в его прямом значении, – Лонге и Джонс участвовали в программе научного обмена. Поскольку мне доводилось исповедовать Лонге, мне стало известно, что это человек крайне испорченный, склонный к взяточничеству. Мы предложили ему денег, с тем чтобы он прикрывал сомнительные случаи. Так сформировалось наше сообщество. Прекрасное сообщество.

   «Сообщество. Прекрасное сообщество». Сент-Мари против Джека-потрошителя, матч премьер-лиги. Партия играется отрубленными головами, в качестве приза победителю достается кубок густой крови. Дагу казалось, что от листков исходит запах помойного ведра. Он наклонился к большому букету желтых ромашек, который принесла Луиза, глубоко вдохнул их запах, словно желая очистить ноздри, и с отвращением откинулся на подушки. Это воняли цветы. В вазе забыли поменять воду, и она зацвела, испуская миазмы гнилого болота. Знаменитый нюх Дага Леруа… В отчаянии он вновь принялся за чтение.

   В течение почти двух лет мы, как вы совершенно справедливо заметили, осуществили десяток подобного рода вторжений, стремительных и незаметных постороннему глазу. Но как-то Лестер пропустил оставшееся на платье Дженифер пятнышко крови, и доктор Андревон раскрыл тайну. Прекрасный врач Андревон, весьма компетентный. Тут Даррас начал копаться, кое-что сопоставлять, и я счел за лучшее положить конец нашей деятельности.
   Подобно тому как ученый не в силах отказаться от своих опытов, Лестер не способен контролировать свои влечения и, следовательно, не мог положить им конец. А значит, он отыскал другие пути их удовлетворения благодаря разветвленной сети педофилии, существование которой, – о триумф демагогического лицемерия! – похоже, сегодня начинают признавать. Го тоже, судя по всему, особо не дергался. Возможно, парочка изнасилований то там, то здесь, виновный так никогда и не был найден… Лонге с головой ушел в свою профессиональную деятельность, пытаясь забыть, кому и чему он оказывал содействие. А я вновь погрузился в свою работу. Я чувствовал себя опустошенным, иссохшим, пресыщенным. В течение долгих лет я довольствовался тем, что смотрел фильмы с мутным, расплывчатым изображением, копии которых, продаваемые подпольно, приносили нам весьма ощутимый доход. Я и в самом деле забыл упомянуть, что Го снимал извращения Лестера, отчасти для нашего внутреннего использования, отчасти для коммерческих целей. Мы довольно быстро поняли, что для подобного рода продукции открывается большой рынок.
   Это вас шокирует? Я не понимаю, почему удовлетворение агрессивных наклонностей – всего лишь самоцель. Разве нельзя увидеть в этом еще и некий меркантильный интерес? Beadpossidentes [126 - Счастливы обладающие (лат.).] как сказал князь Бисмарк. Благодаря барышам, которые принесла нам эта торговля, Го сделал накопления, Лестер мог себе позволить совершать преступления за границей, а я направил свою долю на благотворительность. Да-да, сотни маленьких сирот были накормлены, одеты и пристроены на деньги, которые нам принесла смерть нескольких несчастных.

   Как гнусно и цинично! Захотелось посадить на кол эту старую обезьяну и любоваться, как она корчится и подыхает, согласно своим собственным теориям. Даг поймал себя на том, что кулаки его сильно сжались, и постарался расслабиться. Как только мог он испытывать симпатию к этому человеку? Причем симпатию мгновенную, инстинктивную, будто встретил старого доброго друга. Как мог он не почувствовать развращенность и порочность существа, столь долгое время находившегося с ним рядом? А как он мог не понять двойственность Лестера? Как случилось, что эти два человека, к которым он испытывал искренние дружеские чувства, оказались психопатами? Может, в нем самом живет отголосок их безумия?

   Известно ли вам, дорогой Дагобер, что каждому из нас суждено прожить некий цикл, который непременно завершается тем или иным образом, как только опустеет резервуар песочных часов? В этот самый момент нашей с вами истории ее главные действующие лица еще живы. Однако ставки уже сделаны. Буквально через несколько часов нам предстоит узнать, прав ли был Гораций, утверждая, что «pedepoenaclaudo..»: наказание следует за преступлением, хромая, и, если оно и запаздывает, все равно наступает. Но я все отвлекаюсь и отвлекаюсь, а время идет.
   Так прошло двадцать лет. Двадцать лет – это так долго, когда подыхаешь со скуки. Но однажды Лестер позвонил мне: вам только что поручили расследование, которое непосредственно наводило вас на след Лоран Дюма. Лестеру было известно, что вы блестящий сыщик, и он предпочел, чтобы я за вами присматривал. Вы и в самом деле стали продвигаться очень быстро. Хуарес едва успела опередить вас у мамаши Мартинес и заняться этим славным Родригесом, а вы уже тут как тут со своим неуемным энтузиазмом и безудержной энергией. Кстати, должен поздравить вас: интуиция у вас просто феноменальная. Случается, что простодушие и наивность оказываются действеннее высокоорганизованного мышления.

   Нет, он определенно считает его слабоумным!

   Что касается вас, то предполагалось, что Анита вмешается лишь в случае крайней необходимости. Ваше решение нанести визит Го подвигнуло ее к действию. Я не стану останавливаться на этом забавном эпизоде. Мир праху этого нелепого создания!
   Далее… а далее я должен признать, что мы вынуждены были заняться самыми неотложными делами. С годами Лестер сделался ленив. Он стал слишком самоуверен. В глубине души он был счастлив, что может вот так потешаться над вами. Вот почему он позволил вам зайти так далеко. Ему нравится играть с огнем. Я и сам не сумел избежать кое-каких неосмотрительных шагов. Помню наш разговор о том, что, возможно, Лоран и ее таинственный любовник могли сфотографироваться. Я смутно надеялся, что, отыскав отца Шарлотты, вы наконец утолите свою жажду расследований. Если бы я только мог предположить, что этим человеком окажетесь вы сами! Лестер счел это невероятно забавным. А вот у меня возникло тревожное ощущение, что петля затягивается.
   После множества ошибок и тайных обсуждений того, какие шаги надлежит предпринять, Лестер связался с этой мокрицей Вуртом, чтобы с его помощью нанести вам последний удар. Говоря откровенно, у меня есть ощущение, что сработали мы грубо.
   Добавить мне особенно нечего. Уже поздно. Приходили полицейские, расспрашивали меня о вас, и я им сказал, что вы всегда казались мне странным…
   Сегодня воскресенье. День Господа.
   Этим вечером Лестер отрезал Луизе палец. Он полагает, что это лучший способ, чтобы заставить вас сдаться полиции. Я же, со своей стороны, думаю, что с годами он стал вас ненавидеть: ненавидеть ваше жизнелюбие и вашу простодушную веселость; нет, я совсем не хочу вас оскорбить, я тоже вам завидую.
   Сейчас вечер, я сижу в этой жалкой каморке, где живу уже давно, и смотрю на палец. Сочащийся кровью, отрезанный у основания кусочек плоти несет явные следы медицинской пилы. Недавно прошла гроза. Вы в бегах. Интересно, вернетесь вы или нет? Удастся ли нам заманить вас на заброшенную ферму, убить вместе с Луизой и взвалить на вас ответственность за все эти преступления?
   Какая неразбериха! Я и сам не понимаю, действительно ли хочу вас убить.
   Но я, как всегда, сделаю то, что нужно, потому что это должно быть сделано.
   Странно думать, что мне неизвестно, как завершится эта ночь. Ведь если вы читаете мое письмо, это означает, что я уже мертв. Примите мои поздравления, дорогой король Дагобер, вам удалось-таки надеть свои штаны на правильную сторону.
   А еще мне странно не знать судьбу Лестера. Он тоже мертв? Или ему удалось бежать? Неужели ему суждено закончить свои дни в одной из этих камер, предназначенных для особо опасных психов, откуда им никогда не выйти на свободу? Бедняга Лестер. Мой прекрасный и гнусный Лестер. Если бы только ад был похож на него…
   Вот вы и кончаете читать эти строки. Вы оглядываетесь вокруг. А я уже больше ничего не вижу. В эту минуту я наверняка валяюсь в ледяном подвале городского морга. Я ни о чем не жалею. Peccavi,peccavi: да, я грешен.
   Дагобер, вы добрый человек, молитесь за меня.

   Подписи не было. Даг сложил листки. Положил их на ночной столик. И включил телевизор.

   На следующий день Даг сообщил Дюбуа, что хотел бы отправиться в морг Гран-Бурга, где были сложены тела главных участников «ночного побоища», как выражалась местная пресса.
   – Это вас развлечет, – ответил ему Камиль, энергично протирая стекла очков.
   Такси доставило его к белому, без архитектурных излишеств зданию, в котором, согласно табличке на фасаде, располагался Институт судебной медицины.
   Ковыляя на костылях за молодым человеком в зеленом балахоне, Даг не без опаски продвигался по бесконечно длинным коридорам, освещенным неоновым светом, и наконец добрался до герметично закрытой бронированной двери.
   – Их пока сложили на «ледник», – объяснил молодой человек, – у нас никогда не было столько… клиентов одновременно… Здесь еще та белая женщина, двое мальчишек, парень из клуба, ну и все прочие.
   Он толкнул дверь, и Даг вошел вслед за ним в большую комнату без окон, от пола до потолка выложенную белой плиткой. Ни единого звука, кроме жужжания холодильной установки. В комнате не оказалось ничего, кроме длинной мойки и ряда операционных столов, на которых были сложены окоченелые тела. Даг почувствовал озноб. Он подошел ближе, на плиточном полу гулко раздавался стук костылей.
   Было холодно, очень холодно, но изо рта лежащих на столах людей не вырывалось ни облачка пара.
   Они все собрались здесь: Фрэнсис Го, Луис, Диас, Васко, Фрэнки Вурт, Франсиско, Лестер и отец Леже.
   – Для жены Го нашлось место в одном из ящиков, – объяснил молодой человек. – Так правильнее.
   Даг закрыл глаза. Правильнее. Не оставлять голый труп женщины рядом с голыми трупами восьмерых мужчин. Он подошел еще ближе, шлеп-шлеп, как будто краб подкрадывается, чтобы поглодать падаль.
   Половина тел была неузнаваема: это постарался огонь. И, несмотря на сильнейший запах дезинфекции, в ледяном воздухе нестерпимо воняло горелой плотью.
   Даг переходил от стола к столу, рассматривая их одного за другим. Наполовину обгоревший Го: громадина, словно высеченная из каменного угля. Шлеп-шлеп, Луис и Диас, которых не узнала бы и родная мать: вылезшие из орбит белесые глаза, словно у вареной рыбы. Шлеп-шлеп, Васко. Черная шевелюра, которой он так гордился, исчезла, обнажив красный череп с содранной до кости кожей. Человек, называвший его «тестем», теперь превратился в черную, блестящую маску; изо рта, лишенного губ, выпирали крупные желтые зубы. Парень в зеленом балахоне фамильярно похлопал по обугленной руке трупа:
   – Этого завтра отправляем на Барбуду. Дубовый гроб, обитый шелком, и все такое. Вдова заказала самый дорогой образец. Надо как следует запаять, чтобы она не попыталась открыть.
   Вдова. Шарлотта. Его дочь вдова. Красивый гроб для Васко. Может, она его по-своему любила?
   Шлеп-шлеп. Франсиско. Зияющая рана на горле, зашитая грубыми стежками. Посеревшая кожа. Шлеп-шлеп. Лестер, в котором не осталось ничего величественного. Смерть словно всосала часть его плоти, и он казался гораздо худее, чем при жизни. Знаменитые усы обвисли, как пакля. Рыжие волосы стали походить на клоунский парик. Белая кожа приобрела восковой оттенок. С этими следами, оставленными пулями на груди и горле, он был похож на труп, специально загримированный для фильма ужасов. «Лестер, Лестер, зачем ты меня покинул?.. » Дагу стало грустно. Шлеп-шлеп, до стола с отцом Леже.
   На какое-то мгновение ему показалось, что священник сейчас встанет и поздоровается с ним своим певучим и насмешливым голосом. Но он лежал неподвижно: коричневая деревянная кукла с поджатыми, как у старой девы, губами. Caputmortuum [127 - Мертвый череп (лат.).], как говорили алхимики, сличая твердые останки своих опытов с черепом, откуда улетучился дух. Решительным жестом Даг сдернул покрывало. Молодой человек присоединился к нему.
   – Жуть, да? Сразу видно, ненормальные!
   Кожа аббата представляла собой располосованные лоскуты зарубцевавшейся ткани. Другие следы, глубокие, воспаленно набухшие, покрывали его жилистые бедра.
   – Спина такая же. Настоящая мясорубка. А у того, что рядом, – продолжал он, указывая на Лестера, – на животе сотни следов от ожогов сигаретой. Просто психи.
   Аббат калечил себя, чтобы сделаться святым. Лестер безуспешно пытался пробудить свои безжизненные нервные окончания багровыми поцелуями сигареты. Даг медленно натянул покрывало обратно. Мертв. Все мертвы. Paterequamipaefecistilegem [128 - Следуй закону, который сам для себя создал (лат.).], как сказал бы аббат. Все нездоровые страсти, которые ими управляли, упокоились здесь вместе с ними тщетным прахом желаний. Все было кончено.
   Он повернулся спиной к продезинфицированному царству мертвых и возвратился в потный мир живых.


   Эпилог

   Через иллюминатор Даг улыбнулся Шарлотте, которая посылала им воздушные поцелуи, пока крошечный самолетик гудел на взлетной полосе.
   – Как ей идет этот шелковый костюмчик, – шепнула Луиза, перегнувшись через его плечо.
   – Этой девчонке все идет, – согласился Даг, – хотя она и в подметки тебе не годится.
   – Уверена, что Дюбуа так не думает…
   Камиль только что появился на взлетной полосе и небрежно приблизился к Шарлотте. После смерти Васко он неоднократно навещал безутешную молодую женщину, по нуждам расследования разумеется. Очень страдая поначалу, Шарлотта довольно скоро пришла в себя, тем более что Васко, как и подобает предусмотрительному джентльмену, все свои бумаги оставил в идеальном порядке, и теперь она оказалась во главе небольшой империи по торговле недвижимостью, не говоря уж о доставшейся ей яхте.
   Даг никогда не забудет торжествующего блеска в ее глазах, когда она сообщила ему эту новость во время приема, устроенного на борту этой яхты, чтобы отметить его отъезд с Луизой на Мауи. Сбывалась давняя мечта Дага: серфинг на самых сказочных волнах планеты. Он предложил Шарлотте отправиться