ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА КОАПП
Сборники Художественной, Технической, Справочной, Английской, Нормативной, Исторической, и др. литературы.



   Роберта ДЖЕЛЛИС
   КОВАРНЫЙ ЗАГОВОР


   1.

   Элинор посмотрела на обнаженное тело Иэна и неожиданно почувствовала, что не может оторвать взор от этого статного молодого человека. Но самым пугающим было то, что от этого взгляда в висках гулко застучала кровь, полузабытой сладкой болью заныла грудь, а сердце испуганно забилось. Элинор бросило в жар, который ознобом пронзил все тело… «Боже, хоть бы Иэн ничего не заметил», – промелькнула мысль…
   Для леди Элинор Дево, тридцатилетней хозяйки замка Роузлинд, владелицы обширных ухоженных поместий, было в обычае купать высокородных гостей своего замка, хотя именно Иэн до сих пор ни разу не воспользовался ее милостью. Молодой барон Иэн де Випон был оруженосцем ее мужа еще до того, как они с Саймоном поженились, а после их возвращения из крестового похода Саймон так успешно содействовал своему протеже, что Иэну вскоре были возвращены баронский титул и земли его матери…
   Иэн стал близким другом их семьи и частым гостем замка Роузлинд. Особенно он привязался к детям, и Адам с Джоанной всегда жарко спорили, чей он друг больше. Иэн возмужал, он больше не был похож на того застенчивого юношу, который не решался говорить с Элинор на балу во время коронации короля Ричарда. Он превратился в прекрасного молодого рыцаря, на сильное тело и нежное лицо которого заглядывались многие женщины. Однако нежелание юноши жениться было настолько стойким, что заставило Элинор как-то поинтересоваться у мужа, не подвержен ли Иэн извращенным наклонностям, как король Ричард.
   Саймон тогда только рассмеялся и уверил ее, что это совсем не так, добавив в присущей ему грубоватой манере, что Иэна можно обвинить разве в том, что он слишком много внимания уделяет забавам молодого жеребца. Тогда Саймон всерьез предостерег Элинор, чтобы она не дразнила юношу.
   Теперь не оставалось никаких сомнений в том, что Саймон был прав, – Иэн действительно был прекрасным молодым жеребцом и сейчас продемонстрировал этот факт с потрясающим эффектом, который так смутил его самого.
   Первым порывом Элинор было желание рассмеяться и отпустить какую-нибудь легкую шутку. Но взгляд Иэна остановил ее. Он безусловно прекрасно понимал, в каком положении оказался, но, видимо, не находил его забавным: лицо его залил румянец, а глаза смущенно бегали, как бы ища предмет, на который могли бы отвлечь внимание от разыгравшейся плоти.
   Честно говоря, Элинор растерялась. То, что произошло сейчас с Иэном, время от времени случалось и с другими мужчинами, которых Элинор по праву хозяйки приходилось купать. Некоторые из них самонадеянно полагали, что Элинор не удовлетворена своим мужем, который был гораздо старше ее, и ждали, что обряд купания станет отличным поводом для соблазнения прелестной хозяйки. Они недооценивали Саймона, а от Элинор получали такой ледяной прием, что подобные попытки во второй раз не случались. С теми, у кого это происходило нечаянно, из-за слишком долгого воздержания или случайного нежного прикосновения, она превращала неловкость в шутку.
   И сейчас такая шутка была бы наилучшим выходом, но Элинор, мельком глянув на Иэна, почувствовала, что смеяться нельзя – лицо молодого человека просто окаменело, а в глазах плескался такой ужас, что слова просто застряли у нее в горле.
   Она поднялась с колен, отступила назад, и неприкрытая красота его тела опять пронзила ее томной болью. Черные кудри, которые шелковыми завитками падали на лоб, большие карие глаза, опушенные густыми ресницами, отражали свет камина и светились, будто звезды на темном небе. Тонкие, точеные черты лица, а губы – чувственные, возбуждающие, манящие… Элинор тряхнула головой, будто смахивая нахлынувшее наваждение, но ее глаза были словно прикованы к юноше и разглядывали его оценивающим взглядом.
   Он был очень высок ростом – Элинор не доставала ему до плеча. Тело выглядело удивительно безволосым – если не считать темного пушка на груди и узкой полоски от пупка до густой поросли в паху. Кожа его была очень смуглой и гладкой, лишь отметины от боевых ранений белели тонкими рубцами, будто царапинами.
   В год болезни мужа Элинор была слишком утомлена переживаниями, чтобы вспоминать о себе как о женщине, а после смерти Саймона боль и волнение лишь усилились: беспокойство за детей и обрушившиеся хлопоты по хозяйству не давали ей передышки. И только теперь, испытав неожиданное волнение при виде обнаженного мужчины, она отчетливо почувствовала, как изголодалось ее тело. Кровь отхлынула от ее лица, и она усилием воли заставила себя отвести взор от этой манящей молодой плоти. Элинор оперлась рукой о край ванны, чтобы успокоиться, и возблагодарила Бога за то, что Иэн смотрел мимо нее невидящим взглядом.
   – Залезай, – тихо сказала она.
   Если бы Иэн был в состоянии что-либо заметить, голос Элинор выдал бы ее. Однако он был настолько поглощен своими собственными переживаниями от случившейся неловкости, что ничего не понял, лишь в глазах мелькнула признательность, что неловкость удалось так легко если не разрешить, то хотя бы скрыть. Он шагнул в ванну и медленно погрузился в воду, которая была еще достаточно горячая. Элинор встала за его спиной.
   Она раздумывала, сумеет ли выдержать прикосновение к мужскому телу, и решила, что было бы гораздо проще и безопаснее устраниться от этого дела и предоставить мытье высокого гостя служанке. Элинор легко могла объяснить это тем, что забыла о каком-то неотложном деле. Собираясь с духом, чтобы голос не выдал ее волнения, она не сводила глаз с Иэна. Ее взгляд на какое-то время остановился на крепкой шее, ласково скользнул по широким плечам…
   Нет, уходить ей вовсе не хотелось…
 //-- * * * --// 
   Одинокий всадник в тяжелых рыцарских доспехах, пришпорив усталую, взмыленную лошадь, медленно поднимался по извилистой дороге к замку Роузлинд. Это явление было столь необычным в год 1206 от Рождества Христова, на седьмой год правления короля Джона – проклятого, как его называли многие, – что страж на башне даже протер глаза от Неожиданности.
   Во времена правления короля Ричарда периодически случались тяжелые годы, потому что Ричард не любил Англию, и наместники, которых он назначил управлять землями и собирать налоги для своих бесчисленных походов, зачастую ложились на страну тяжелым бременем. Однако еще была жива старая королева Элинор Аквитанская, которая не давала разгуляться наместникам Ричарда и могла усмирить опасные крайности в запросах своего старшего сына.
   В 1199 году Ричард был смертельно ранен, и на трон взошел Джон, его младший брат, последний отпрыск яростного Генриха Плантагенета. Хотя Джон и любил Англию больше всех других своих владений, политическая необходимость заставляла его проявлять себя даже более свирепым, нежели Ричард, не говоря уже о том, что его злоба была врожденной.
   Затем, в 1204 году, умерла старая королева, и с ней исчезла последняя сила, препятствовавшая введению безрассудно высоких налогов. Злоба и поборы со стороны короля тогда обрушились с такой страшной силой на столь многих, что по всей стране рыскали мародеры, и дороги стали небезопасны. В эти дни люди, имевшие при себе кошелек, перемещались только хорошо вооруженными группами.
   В пределах имения Роузлинд дела обстояли несколько лучше. Сэру Саймону Леманю и его жене леди Элинор до поры до времени удавалось поддерживать мир на своих землях, но год назад хозяина Роузлинда сразили неожиданные боли в груди и руках, и в июне он умер.
   Мир удавалось сохранить, хотя это было уже совсем не то, что при жизни сэра Саймона. Как бы то ни было, часовой понимал, что рыцарь приехал не из окрестностей Роузлинда. По состоянию его лошади и доспехов было нетрудно понять, что он проделал долгий и утомительный путь. На краю подъемного моста рыцарь остановился и выкрикнул свое имя. Лицо часового просветлело, и он с башни отдал приказ пропустить гостя. Решетка была поднята со всей возможной поспешностью – Иэн был желанным гостем в этом доме…
   Рыцарь пояснил, что его люди следуют позади и что их необходимо пропустить, когда они прибудут. Стражник успокоился, но все же продолжал недоумевать, что могло привести друга его почившего лорда в эти края, причем с такой поспешностью, что он намного опередил свой отряд. Однако не дело простого стражника задавать вопросы благородному рыцарю.
   Всадник быстро пересек небольшой подъемный мост и оказался во внутреннем дворе замка. Там его встретили конюх, который подбежал к нему, чтобы принять лошадь, и седовласый воин, тяжело поднявшийся с бочки, на которой он сидел, присматривая за двумя играющими детьми: девятилетней девочкой и семилетним мальчиком.
   Дети оторвались от игры и раскрыли рты от удивления, уставившись на нежданного гостя. Но когда рыцарь снял шлем, то они разом взвизгнули от радости и бросились к нему.
   – Иэн! – закричал мальчик.
   Рыцарь ловким движением спешился, отдал старому воину щит, наклонился и поднял обоих детей на руки. Он расцеловал их, потом вдруг зарыл свое лицо в шевелюре мальчика и глухо застонал. Дети, вертевшиеся от удовольствия, сразу же притихли.
   – Иэн, ты плачешь потому, что папа умер, да? Или есть какие-то другие плохие новости? – серьезно спросила девочка.
   «Настоящая дочка Саймона», – подумал Иэн, изо всех сил пытаясь не всхлипнуть в голос.
   – Ты только сейчас узнал об этом? – громко спросил мальчик. – Это же было в июне! Жаль, что ты не смог приехать на похороны. Всем очень понравилось.
   Адам обхватил руками шею Иэна и, утешая своего большого друга, тихо поглаживал маленькой ладошкой плечо рыцаря. Голос его, однако, был бодрым и веселым и таким звонким, что Иен не смог удержаться от улыбки. Этот мальчик – истинный сын леди Элинор, добрый к страданиям других и крепкий неукротимой силой духа.
   Иэн крепко прижал мальчика к себе, затем выпрямился и вытер лицо внутренней кожаной стороной своей обитой железом перчатки, будто смахнул так и не выпущенные на волю слезы.
   – Нет, других плохих новостей нет, – ответил он Джоанне. А затем улыбнулся Адаму: – Я услышал об этом в июле, но я находился с королем во Франции, осаждая Монтобан. Я не мог приехать раньше.
   – Расскажи об осаде, расскажи! – возбужденно воскликнул мальчик.
   – Да, Иэн, пожалуйста, расскажи, – попросила девочка.
   Солнце на минуту выглянуло из-за тучи и зажгло блестящие зеленые и золотые огоньки в карих глазах мальчика, а волосы девочки в этом свете вспыхнули огнем. Брат и сестра были внешне совершенно не похожи друг на друга – словно черты их отца и матери были настолько сильными, что не могли смешаться.
   Волосы Адама ниспадали прямыми и черными прядями, они только подчеркивали изысканную белизну его лица, маленький подбородок был таким же упрямым, как у Элинор. Но фигурой он был необычно крепок для своего возраста. Таково наследие Саймона – и хорошее наследие. «Это может оказаться полезным, – печально подумал Иэн, – в брызжущие впереди горькие времена, если король Джон не переменится к лучшему».
   Джоанна, несмотря на то, что была на два года старше Адама, выглядела его ровесницей – она казалась маленькой статуэткой. И хотя ей исполнилось всего девять лет, можно было возблагодарить судьбу, что та подарила этой девочке характер ее матери. Уже сейчас ее нельзя было назвать хрупким созданием.
   Иэн сам был еще малым ребенком, когда волосы Саймона отливали таким же чистым золотом, как у Джоанны, но ее глаза, дымчато-серые, с проглядывавшей голубизной, яснели и светлели совсем, как у Саймона, когда он был зол, весел или счастлив.
   Дети притихли, ожидая услышать интересный рассказ о том, как их друг побеждал врагов английской короны. Их живые, такие разные глазки с любопытством смотрели на Иэна. И теперь было видно, что веселое личико Джоанны зеркально отражает лицо Адама.
   – Вы штурмовали стены? – нетерпеливо спросила она.
   – Вы пробивали ворота тараном? – эхом ей отозвался Адам.
   – Мастер Адам! Леди Джоанна! – запротестовал седой воин. – Разве вы не видите, какой лорд Иэн грязный и уставший? Вы позорите наше гостеприимство. Гостю нужно сначала дать умыться и отдохнуть, а не засыпать его вопросами.
   – Beoth ЬаР, Бьорн, – сказал Иэн на незнакомом языке.
   – Beoth hal, eaorling, – мягко ответил Бьорн. Адам вытаращил глаза. Бьорн занимал очень большое место в его жизни. Он учил мальчика азам боя на мечах и булавах. Адам помнил, что эти уроки начинал его отец, но в последний год он едва был способен лишь спускаться во двор, чтобы наблюдать со стороны и подавать еле слышным голосом советы. Адам знал, что у Бьорна есть свой собственный язык, и даже понимал некоторые слова, но Бьорн никогда не заговаривал с ним на этом языке и никогда не позволил бы мальчику говорить на нем.
   – Иэн, Бьорн ответил тебе, – сказал мальчик. Старик покраснел, а лицо Иэна нахмурилось. Он никак не прокомментировал реплику мальчика, лишь сказал, что ему пора войти в дом и поздороваться с их матерью. Отказавшись от предложения детей сопровождать его и дав слово, что обязательно расскажет им о войне, он направился к дому и поднялся по лестнице в большой зал, расшнуровывая по пути свои доспехи и снимая рукавицы.
   Иэн поднял глаза на лестницу, которая вела в женскую половину дома, но решил не останавливаться. Леди Элинор с таким же успехом могла оказаться в любом другом месте дома, и, кроме того, наверняка уже кто-то бежал впереди, чтобы сообщить хозяйке о приезде гостя. И правда: не успел он пересечь зал, направляясь к огромному камину, как из боковой комнаты – своего рода ниши в стене – легкой походкой выбежала леди Элинор. Она взяла протянутые ей руки в свои и крепко сжала их.
   – Иэн, я так рада видеть тебя!
   – Я не мог приехать, когда узнал… Я умолял короля отпустить меня, но он и слушать не стал.
   – Тебе нет нужды оправдываться.
   И вдруг глаза ее наполнились слезами. Она шагнула вперед и уронила голову на его грудь. Руки Иэна потянулись, чтобы обнять ее, но тут же опустились. Он боялся прилива еще одной волны горя в самом себе. Элинор глубоко вздохнула и, отступив, посмотрела ему в глаза.
   – Как хорошо, что ты здесь, – сказала она чуть дрожащим голосом. – Как долго ты пробудешь?
   – Я не знаю, – медленно ответил он, будто подбирая слова и стараясь не смотреть на нее. – Это зависит от…
   – Ну хотя бы ночь, – не дослушав, воскликнула Элинор.
   – Да, конечно, но…
   – Никаких «но»! Ох, Иэн, ты выглядишь таким уставшим!
   – Наше судно сбилось с пути. Я намеревался высадиться в Роузлинде, но нас отнесло к Дувру. По дороге на нас трижды нападали. Я не мог поверить в это. Даже в худшие времена при Лонгкемпе ничего подобного не случалось. Я мчался всю ночь. Я должен был…
   – У тебя плохие новости? – спросила Элинор, но не дала ему времени ответить. – Не говори мне сейчас. – Быстро спросила с дрожью в голосе: – Ты ел?
   Он кивнул.
   – Тогда позволь мне разоружить тебя и помыть.
   – Но мои оруженосцы остались в отряде, – возразил он. – Я поехал вперед.
   На это Элинор засмеялась более искренне:
   – Я еще не такая уж немощная старуха, чтобы не суметь поднять кольчугу. Идем!
   Она повела его в боковую комнату, из которой только что появилась.
   – Ванна уже готова и может остыть.
   На мгновение Элинор показалось, что Иэн опять собирается возражать, и она, остановившись, вопросительно взглянула на него. Но лицо его ничего особенного не выражало, и он уже последовал за ней, так что она промолчала. Элинор чувствовала, что что-то было не так.
   Элинор, памятуя предостережение мужа, всегда осторожно держала себя с Иэном. Несмотря на то, что Саймон был на тридцать лет старше ее, – а может быть, благодаря этому, – он не был ревнивым супругом. Впрочем, до болезни у него не было никаких оснований ревновать – он полностью удовлетворял Элинор. Так что когда Саймон предупреждал ее не флиртовать с Иэном, это было сказано скорее ради самого Иэна. Элинор понимала справедливость слов мужа. Было бы жестоко кокетничать с Иэном – и опасно в то же время.
   В карих глазах молодого человека светилась такая сила, что, хотя Элинор любила Саймона и была счастлива в браке, она не могла отрицать, что Иэн превратился в красивого мужчину, против которого трудно устоять женщине. Надо отдать должное, Иэн тоже был очень осторожен в отношениях с Элинор, редко прикасался к ней, даже чтобы из вежливости поцеловать руку.
   Все эти годы они были добрыми друзьями. Элинор умела видеть, когда Иэн пытался скрыть бремя своих проблем. Обычно она засыпала его вопросами, так что он волей-неволей раскрывал свой тягостный багаж на ее обозрение. Элинор никогда не боялась трудностей. Саймон не раз угрюмо говаривал, что она всегда радостно летит им навстречу, будто мотылек на пламя свечи. Она не представляла себе проблемы, которую она или Саймон, или они вдвоем не могли бы разрешить. Трудности становились для нее скорее вызовом, который следовало принять, преодолеть или хитрым путем обойти…
   Да, именно так все и обстояло до смерти Саймона. Теперь проблем оказалось слишком много – и все сразу, – и Элинор не могла не расспросить еще об одной.
   Послеполуденное солнце заливало зал светом, но в комнате, где была приготовлена бадья для купания, царил полумрак. Иэн замешкался на пороге, и Элинор потянула его за руку, подводя к широкой деревянной ванне, поставленной у камина. Рядом располагался низкий табурет. Элинор подтолкнула Иэна к нему и приподняла край кольчуги, затем отцепила меч, прежде чем он даже успел протянуть руку к нему, стащила верхнюю куртку и аккуратно сложила ее на сундуке, стоявшем в углу комнаты. Иэн прекратил попытки помочь ей и предоставил себя ловким рукам Элинор, лишь послушно выполняя ее приказания.
   Одним ловким движением Элинор стащила с него через голову кольчугу, повертела ее перед собой, чтобы проверить, не нуждается ли она в услугах замкового оружейника, и затем положила на сундук рядом с мечом. Потом она подошла к Иэну спереди и расшнуровала тунику и рубашку. Одежда его задубела от пота и грязи, и Элинор брезгливо швырнула ее на пол. Присев на корточки, она расстегнула и сняла с него обувь, развязала штаны и велела ему встать.
   Иэн застыл в нерешительности. Элинор подумала, что он очень устал, и хотела уже уверить его, что ему станет гораздо легче после мытья… Через секунду Иэн порывисто встал. По-прежнему сидя на корточках, она стащила с его ног штаны и отбросила их в сторону. Когда она подняла глаза, чтобы предложить ему влезть в ванну, то поняла причину его нерешительности… И в эту минуту Элинор почувствовала, как изнывает ее тело без мужской ласки…
   Но, так или иначе, неловкость, которую они оба ощутили в это мгновение, прошла, когда Элинор заметила на теле рыцаря глубокую свежую рану.
   – Иэн! Матерь Божья, что с тобой приключилось? Большой участок кожи на его лопатках был изорван в клочья. Рана казалась не глубокой, но с рваными краями, которые потрескались и кровоточили.
   Иэн обернулся и, увидев, куда она смотрит, рассмеялся:
   – Ах, это! Взорвалась бочка с горящей смолой, и я стал похож на факел. Мои люди облили меня водой, но, когда начали снимать одежду, вместе с ней сняли и кусок меня самого. – Голос его был спокоен, он веселился, словно рассказывал о забавном приключении. – Досадное невезение. Особенно если учесть, что за день до этого мы захватили замок и за всю битву у меня не было ни единой царапины.
   – Но это происходило еще в августе! – воскликнула Элинор. – Ты просто идиот! Ты что, с этого времени так и не показался лекарю?!
   – Там не было врачей. Меня, насколько умели, лечили цирюльники. К кому я мог обратиться? – раздраженно ответил он. – К королеве Изабелле?
   – По крайней мере она не так брезглива, как первая королева – вечно ноющая Беренгария. Та, без сомнения, отказалась бы марать руки о простого барона, зато эта с удовольствием втерла бы в твои раны яд. Ладно, я займусь этим позднее. Горячие примочки помогут. Сначала я хочу вымыть тебе волосы. Подожди, дурачок, не откидывайся назад. Дай я подложу подушку – ты поцарапаешь спину о край бадьи.
   – От подушки же ничего не останется, если ты опустишь ее в воду, – вяло сопротивлялся Иэн.
   – Ее можно будет высушить. Прислуга здесь совсем обленилась без дел.
   Элинор вышла. Иэн закрыл глаза и вздохнул. Выражение неуверенности на его лице, граничившее со страхом, сменилось мрачной решимостью. Элинор вернулась в сопровождении служанки. Иэн оперся на предложенную ему подушку и прикрыл глаза. Он слышал, как служанка собирала его грязные доспехи и раскладывала чистую одежду. Элинор принялась намыливать его волосы.
   – Расскажи мне что-нибудь приятное, – попросила она.
   – Ну что ж, мы взяли Монтобан, – ответил Иэн с тенью сомнения, но у него в запасе не нашлось ничего другого, что Элинор могла бы посчитать приятным. – Кроме того, спор между Филиппом и Джоном наконец улажен.
   – Что же в этом приятного? – разочарованно спросила Элинор. – Это означает, что король вернется сюда. О, будь прокляты все эти анжуйцы! Ричард слишком мало любил Англию, а Джон… – Она зачесала волосы Иэна назад, чтобы мыло не капало ему на лицо. – Наклонись вперед.
   –… но Джон любит Англию. – Иэн согнул колени, обхватил их руками и положил на них голову.
   – Очень убедительно. Так же, как волк любит маленьких детишек. Он может съедать их по трое в день.
   Элинор очень осторожно начала тереть спину Иэну. Она чувствовала, как он вздрагивает под ее руками, но голос оставался спокойным.
   – Такова его природа. Как и волк, он опасен только тогда, когда бегает на свободе.
   – А кто же посадит его в клетку?
   Наступила долгая пауза. Иэн дернулся, когда Элинор коснулась особенно болезненной раны, а потом произнес едва слышно:
   – У меня есть что рассказать об этом, но не сейчас и не здесь. По правде говоря, Элинор, я ужасно устал и не в состоянии сейчас препираться с тобой.
   – Со мной? Да ну что ты, не беспокойся. Я вижу, что ты ввязался в какое-то необдуманное предприятие, но я не стану спорить с тобой, когда ты находишься в таком состоянии. И вообще я с тобой сейчас распрощаюсь. Домывайся без меня, а я пойду за бальзамом.
   Элинор протянула Иэну мыло и мочалку. Она могла, конечно, приказать служанке принести все снадобья, которые ей были нужны, но она опасалась мыть остальные части тела Иэна. Была слишком велика опасность вновь возбудить его и себя.
   К тому времени, когда она вернулась, он уже вылез из ванны и натянул штаны Саймона. Элинор удивило, как хорошо они ему подошли. Она знала, что Иэн и ее прежний муж были примерно одного роста, но Саймон всегда казался более крупным.
   – Сядь, – приказала Элинор, а потом прибавила: – Нет, иди ляг на кровать лицом вниз – это будет долгая процедура, а мне не хотелось бы потом лечить еще и собственные колени.
   – Ты утешаешь меня, – рассмеялся Иэн, – живодерка.
   – Ты почувствуешь себя гораздо лучше после этого, – заметила Элинор без малейшего сострадания. – Ну так, какие еще новости?
   – Нет, ничего особенного. Ах да, одна вещь: прошел слух, что королева наконец ждет ребенка.
   – Бедняга, – прокомментировала Элинор. – Интересно, что из него получится с такими отцом и матерью. Иэн рассмеялся.
   – Ты ожидаешь рога и хвост? Не будь язвой – ребенок не обязательно должен в точности походить на родителей, хотя – Бог свидетель! – твои дети уж слишком похожи. И сейчас я вспомнил, о чем я хотел спросить тебя. Это ты запретила Бьорну учить Адама английскому?
   – Запретила? Нет.
   – Значит, Саймон?
   Впервые в их разговоре Иэн произнес это имя. Оно сорвалось с его уст совершенно естественно, и он напрягся, опасаясь слез Элинор. Но реакции никакой не последовало.
   – Не представляю, зачем ему это было делать. А почему ты спрашиваешь?
   – Потому что, мне кажется… Ой! Элинор, оставь мне хоть ту кожу, которая у меня есть. Остановись на минутку – дай мне отдышаться. – Он повернулся на бок, чтобы видеть ее. – Мне кажется, Адам хотел бы выучить этот язык, и, думаю, это неплохо – понимать, что говорят простолюдины.
   – Разумеется, нет. Это даже необходимо. Я сама понимаю по-английски, хотя не могу говорить. Спасибо, что ты подсказал, я поговорю с Бьорном. Иногда он чересчур осторожничает.
   – Есть еще кое-что… Бьорн – хороший человек, но… – Голос Иэна оборвался при звуке детского смеха, донесшегося из-за дверей.
   – А, вы здесь. Тогда входите, – позвала детей Элинор. – Вы тоже можете быть полезными. Иэн, ляг на живот. Адам, держи этот горшок так, чтобы мне не приходилось наклоняться к нему каждый раз. Джоанна, а ты смотри сюда. Видишь, как я прочищаю эту рану? Это не дикое мясо, которое нужно срезать, как я тебе показывала прошлый раз. Когда рана скорее на коже, чем в мякоти, широкая и неглубокая, она должна затянуться вся сразу. Необходимо быть очень аккуратной, иначе можно нанести новую, свежую рану. Видишь, вот здесь, где натерто ремнем щита, она совершенно не заживает. Она затвердевает, а потом онова открывается.
   – Ты был ранен при осаде? – возбужденно спросил Адам. – Расскажи, Иэн! Ты обещал!..
   – Мама, смотри сюда. Что это? – спросила Джоанна.
   – Черт побери! Открылся старый рубец! Его нужно будет прочистить поглубже.
   – Иэн, ты обещал! – упорствовал Адам.
   – Да, сейчас, одну минутку, – пробормотал Иэн, напрягаясь, когда Джоанна под руководством Элинор раздвинула края наполненной гноем раны, чтобы ее можно было основательно промыть.
   – Адам, успокойся! – выкрикнула Элинор.
   – Но, мама… О, мама, можно мы будем сидеть за высоким столом во время обеда? Можно? – неутомимо тараторил Адам, подпрыгивая на месте.
   – Можно, мама? – поддержала его Джоанна, оторвавшись от своей работы, так что палец ее соскользнул, и Иэн, дернувшись, застонал.
   – Джоанна, ты беспечная девчонка. Адам, успокойся. Я скорее вас вообще отправлю без обеда в постель.
   – Элинор, – резко сказал Иэн. – Не наказывай их в день моего приезда. Они возбуждены. Адам, если ты успокоишься, я расскажу все за обедом.
   – Прости меня, Иэн, – прошептала Джоанна.
   – Не думай об этом, – успокоил ее Иэн. – Ничего страшного. Просто делай то, что тебе говорит мама. И не пугайся: я не умру от боли.
   – Еще один звук – и никакое заступничество Иэна не поможет. Если мне придется кричать на вас снова, то вы не только останетесь без обеда, но и отведаете хлыста, – строго предупредила Элинор.
   Когда маленькие помощники притихли, Элинор быстро закончила свою работу. Поверх целебной мази она наложила толстый слой топленого сала, чтобы повязка не присохла к ранам. Затем велела Адаму аккуратно закрыть горшочки и унести их, а Джоанне показала, как плотно, но не туго обвязать Иэну спину мягким полотном. После этого отослала и девочку.
   Иен стал медленно подниматься с кровати.
   – Матерь Божья! – раздраженно воскликнула Элинор. – Лежи и постарайся поспать до обеда. Если ты выйдешь отсюда, эти дьяволята от тебя уже не отвяжутся.
   – Я не возражаю, – сказал Иэн миролюбиво и улыбнулся. – Мне приятно, что они так любят меня.
   Элинор было призадумалась, но наконец сказала:
   – Нет, спи! Если ты не сделаешь этого, то я займусь тобой, а ты слишком устал, чтобы чем-то помочь мне.
   – Элинор… – Он протянул к ней руку.
   – Нет, Иэн. Позволь мне уйти, – грустно ответила Элинор.
   Он проследил взглядом, как она вышла из комнаты, а затем, обведя глазами опустевшую комнату, снова улегся. Задача, которую он поставил себе, становилась все сложнее. Он почему-то рассчитывал, что Элинор будет менее подавленна – примерно как Адам. Он не помнил, чтобы она когда-либо достаточно долго несла груз печали. Даже когда потеряла детей… «Ты дурак, – ответил он сам себе, – просто она не демонстрировала свою скорбь перед тобой. Саймон был ее утешением».
   – Слишком рано, – пробормотал он вслух, понимая, что у него нет возможности уклониться от этой части проблемы.
   Хотя Иэн и стремился приехать на похороны Саймона и ему действительно было отказано в этом, но, вопреки тому, что он сказал Элинор, он не приехал сразу, как только освободился. На самом деле он тянул время, пока не был согласован договор между Джоном и Филиппом и стало ясно, что король намерен подписать его и вернуться в Англию.
   Незадолго до смерти Саймон говорил Иэну, что король Джон питает давнюю вражду к Элинор, о которой он не мог сообщить подробнее ради спокойствия самой Элинор. Первые годы правления оказались слишком тяжелыми для Джона, чтобы открыто выражать злобу против такого могущественного вассала, каким был Саймон, но теперь Саймон умер. До сих пор у короля находились иные, более серьезные заботы, но если он вернется в Англию и беззащитное положение Элинор каким-то образом попадет в его поле зрения, он не преминет явить свою неприязнь самым страшным образом. Джон никогда не забывал нанесенных ему обид и был жестоким в своей мести.
   Женщину нельзя было убить напрямую или вызвать на смертельный поединок, но застенки тюрьмы и смерть от яда были излюбленными методами Джона в расправе с беспомощной жертвой. За жизнь Адама в такой ситуации Иэн не поставил бы и гроша, а Джоанну могут продать на торгах, вероятно, после того, как король попользуется ею сам.
   Иэн тихо застонал. Какое мучение служить такому человеку, однако он связан присягой. Даже если бы он захотел растоптать свою честь, нарушив клятву верности, – а Джон вынуждал многих во всех отношениях почтенных людей к такому шагу, – кем его заменить?
   Артур Бретанский мертв. Джон расправился с ним, говорят, своими собственными руками. Элинор Бретанскую, сестру Артура, он держал в своих руках, пожалуй, крепче, чем собственную жену, и в любом случае она не была похожа на свою бабушку, женщину, накинувшую узду на многих мужчин. Мужская линия Плантагенетов закончится, если жена Джона не принесет ему сына. Никого другого не было, кроме Филиппа Французского и его сына Луи.
   Иэн вздохнул. Только не это. Хватит им королей, которые любят Францию больше, чем Англию. Они насмотрелись этого во времена Ричарда. Каким бы ни был Джон человеком, он король Англии, и его интересы превыше всего в этом государстве. Выбирать не из кого, и Иэн не мог восстать против законного короля, но он должен уберечь жену и детей Саймона от мести Джона. Он попробовал повернуться на спину и зашипел от боли.
   Элинор была права. Раны так мало заботили его, что он забыл о них. Элинор… Не возненавидит ли она его, когда он расскажет ей то, что планировал и уже частично осуществил? Это стало бы невыносимым ударом, но и его придется вынести ради Саймона.
   Саймон был для Иэна больше, чем родной отец, которого Иэн почти не помнил. Саймон стал его создателем: именно он привил мальчику порядочность, гордость, доброту, научил его воинскому искусству, помогал советом. Иэн до сих пор чувствовал себя в неоплатном долгу перед этим человеком.
   Если бы только долг и желания не мешали друг другу! Проблемой Иэна было то, что он желал Элинор саму по себе. Он боготворил ее с того самого дня, как впервые увидел двадцать лет назад, склонившуюся в приветствии перед королевой-матерью. Но долго боготворить Элинор было нельзя: она была слишком настоящей, слишком земной, доброй и милой, слишком пылкой и несдержанной, чтобы царствовать на пьедестале. Элинор можно было только любить – исступленно и горячо, или ненавидеть с той же силой. Иэн беспокойно поерзал, когда ему опять пришла в голову мысль, действительно ли он хочет расплатиться по долгам Саймону или просто пытается урвать то, к чему всегда стремился и о чем не мог даже мечтать.
   Нет смысла опять мусолить эту кость. Он много раз спрашивал свою совесть, так ли чисты его помыслы, он столько раз переживал все эти сомнения. Когда прошел шок от известия о смерти Саймона, то первой трезвой мыслью Иэна была та, что теперь он сможет обладать Элинор. Чувствуя головокружение, когда это давно затаенное желание вырывалось наружу, он пытался усилием воли отбросить навязчивую идею, но она возвращалась снова и снова. И каждый раз казалась все более разумной. Дети любили его, и он любил их. Он не пустит по ветру их наследство и никогда не обидит их, как это вполне могло бы случиться, если бы кто-то другой получил вместе с рукой овдовевшей хозяйки такие богатые земли. А что касается самой Элинор – не было ничего на свете, чего бы не могла она получить от него по первому взмаху ресниц.
 //-- * * * --// 
   Уединившись в своей спальне, месте, где она теперь редко бывала из-за таившегося там благоухания утерянного счастья, Элинор продолжала думать об Иэне. Утреннее переживание, когда он, обнаженный, стоял перед нею и она вдруг почувствовала такое волнение, что готова была сама броситься к нему в объятия, беспокоило ее до сих пор.
   Из всех мужчин в мире, к которым она могла испытывать плотское влечение, Иэн был последним. Не потому, что она не замечала, в какого прекрасного мужчину он превратился, – просто Иэн был ее единственным другом; Если бы у нее возникла потребность в плотских утехах, под рукой была дюжина мужчин, к которым она могла бы обратиться за услугой. Но Иэн – совсем другое дело. Саймон отлил характер Иэна из стали своей собственной честности.
   Элинор со слов мужа знала, что Иэн никогда не отказывал себе в удовольствии переспать с той или иной благородной дамой. Если учесть его привлекательную внешность, у него должно было быть множество женщин, особенно при дворе Джона. Король явил себя открытым развратником и предпочитал, чтобы его джентльмены и леди королевы не были чрезмерно добродетельными. Иэна не удивило бы предложение разделить ложе от любой придворной дамы, но, безусловно, он бы ужаснулся, если бы жена Саймона выказала подобные желания через три месяца после смерти горячо любимого мужа.
   «А вот Саймон не был бы шокирован, – подумала Элинор, усмехнувшись сквозь слезы. – Он бы побранил меня вслух за аморальность, но глаза бы смеялись». Кого нужно убеждать, что Иэн еще не слишком стар, чтобы признать, что тело подчиняется своим законам и что сердцу и чувствам не прикажешь быть благопристойными?
   Реакция Иэна на ее прикосновение показалась Элинор совершенно естественной. Мужчины, вовлеченные в военные действия и не склонные к общению с простыми шлюхами, страдали от долгого воздержания. Элинор была абсолютно уверена, что в обычных обстоятельствах Иэн не обращался к услугам проституток. Вокруг него достаточно красивых и вполне доступных леди. Она также не сомневалась, что он испытывал отвращение к грязным тварям, которые обслуживали солдат в военном лагере. Она понимала, что, когда здоровый молодой мужчина месяцами не имеет женщины, малейший намек, легчайшее прикосновение способно разбудить его тело и разжечь страсть.
   Да, Элинор просто посмеялась бы и забыла об этом, если бы сам Иэн не был так очевидно расстроен перед «женой Саймона». И если бы ее собственное тело не сыграло с нею злую шутку, ведь и сейчас оно, не слушаясь доводов разума, горько стонало от одиночества и тоски по теплым рукам, по сильному мужскому телу рядом…
   – Я не только жена Саймона, – убеждала себя она. – Я – Элинор Дево.
   Но от этих слов слезы почему-то лились еще сильнее.
   Несколько часов спустя и за много миль от Роузлинда глубокий мелодичный голос короля Джона неожиданно оборвался на середине фразы и перешел в безобразный вопль:
   – Что ты сказал о Пемброке?
   Мужчина, которому адресовался вопрос, не смутился, несмотря на очевидный гнев, и рассмеялся:
   – Я сказал, милорд, что мы не скучали без него во время штурма Монтобана и в других наших походах. Мы не скучали и без того могущественного ханжи из его компании, Саймона Леманя, которого ваш брат так облагодетельствовал.
   Вильям, граф Солсбери, незаконнорожденный брат короля Джона, прислушался, выпрямил сутулую спину, расправил плечи и покачал головой. Сегодня происходила обычная попойка, как было принято у короля Джона, когда он впадал в меланхолию и отказывался от встреч с кем-либо, исключая только самых близких друзей.
   В таком состоянии Солсбери хуже воспринимал окружающее и почти не слышал. Правда, это спасало его от необходимости отвечать на опасные вопросы и от опасности выходить из себя от того, что на подобных сборищах говорилось. Тем более что в девяти случаях из десяти ничего важного и не говорилось. Беседа состояла в основном из лести королю и болтовни ни о чем. К несчастью, сегодняшний вечер был десятым случаем. Солсбери знал, что в имени Саймона Леманя для короля кроется какая-то опасность, но в этот момент он не мог напрячь свои извилины в достаточной мере, чтобы вспомнить, какая именно.
   – Лемань умер. Дай ему почивать в мире, – произнес Филипп Марк.
   – Умер?
   Резкий тон короля пронзил туман, окутавший голову Солсбери от выпитого бургундского. Он все еще не знал, где кроется опасность, но когда король говорит таким тоном – значит, кто-то скоро пострадает.
   – Было письмо, – хриплым голосом отозвался Солсбери. – Я хорошо это помню, потому что оно пришло в тот день, когда мы с де Випоном обсуждали план штурма.
   При упоминании имени Иэна в голове Солсбери опасность прояснилась неожиданно ярко. Он вспомнил перекошенное от ужаса лицо молодого человека и свои собственные взволнованные вопросы. Теперь он вспомнил и ответы на те вопросы и онемел от страха: в пьяном стремлении развлечь Джона он сказал самое худшее, что можно было придумать.
   – Вы хотите сказать, что вносили какие-то небольшие штрихи в план короля?! – агрессивно произнес Фулк де Кантелю. – Король мне объяснил все еще до того, как вы подумали об этом.
   Солсбери оторвал мутные глаза от покрытого пятнами стола, размышляя о том, как выпутаться из неприятности, в какую вовлек себя пьяной болтовней. Вообще-то Вильям Солсбери был добрым человеком. Он всегда пытался винить себя в ошибках других и видеть во всех людях только хорошее. Однако за годы правления брата он научился ненавидеть Фулка де Кантелю и еще одного человека, который сидел неподалеку от Фулка, – Генри Корнхилла. Не только потому, что эти двое были выскочками из низов, даже не потому, что слыли жестокими и алчными, – именно они, эти двое, провоцировали короля на самые низменные поступки.
   «Это несправедливо, – подумал Солсбери, – ведь в Джоне много хорошего: он умный, может быть добрым, любящим и щедрым. И то, что он не слишком часто проявляет хорошие стороны своей натуры, является лишь волей обстоятельств».
   Солсбери считал Джона жертвой его могущественной и магнетической матери, которую сам Джон обожал, и нежелательным сыном для Генриха, который ограбил своего младшего отпрыска, ибо разделил свои владения еще до рождения Джона. И потому его звали Джоном Безземельным, и потому он был предметом насмешек, козлом отпущения во всех семейных раздорах.
   «Теперь, – размышлял Солсбери, – Джона винят и в разрухе, постигшей Англию. Возможно, действия Джона по отношению к отцу и брату были не такими, какими бы им следовало быть, но налоги и поборы, ввергшие Англию в страшную нищету, не на его совести. Англию разорили крестовый поход Ричарда и выкуп, внесенный за его свободу. Войны, которые Ричард вел против Филиппа после освобождения, тоже стоили огромных денег, и Ричард начинал войны гораздо чаще, чем Филипп. А сейчас именно Филипп напал на Джона. Джон не хотел воевать, и не его вина, что ему приходится теперь расплачиваться за войну, которую ему навязали».
   Приходилось расплачиваться также и за то, что навязывали Джону подобные Фулку де Кантелю и Генри Корнхиллу. В них не было ни жалости, ни страха перед Господом. Они могли украсть крест с алтаря или отнять последний фартинг у голодающей вдовы с одинаковым безразличием. Именно это и возвышало их в глазах Джона, который не был способен ни на то, ни на другое. Он мог приказать конфисковать собственность вдовы или забрать крест, но не посмел бы совершить подобный грех своими руками.
   Пьяное течение мыслей вернуло Солсбери к опасности, которую он сам вызвал, коснувшись смерти Саймона Леманя. Именно Иен де Випон рассказывал Солсбери, что брак Саймона не понравился Джону, который планировал выдать наследницу Роузлинда за другого человека. Безусловно, Иэн захочет жениться на ней сейчас, когда Саймон умер, чтобы защитить ее детей, которые оказались наследниками очень большого состояния. Солсбери знал, что Иэн любил детей Саймона как своих – он не упускал случая поговорить о них и боялся, что кто-нибудь попытается лишить их прав на наследство, а может быть, даже расправиться с ними.
   Письмо, о котором упомянул Солсбери, было от вдовы. Конечно, он глупо поступил, напомнив Джону об этой женщине. Солсбери пьяно усмехнулся. Хоть раз у него появился повод быть признательным ревнивой злобе Фулка, который вечно пытался опорочить Солсбери в глазах брата. Желая лишить Солсбери чести авторства плана успешного штурма, Фулк оказал ему большую услугу, отвлекая внимание короля от вдовы Саймона.
   Однако пока думы Солсбери витали в прошлом, грубая лесть королю подошла к концу, и имя Саймона, к сожалению, опять оказалось в центре внимания.
   – Небольшая потеря, – согласился Джон и улыбнулся.
   Его улыбку можно было бы считать приятной, если при этом не смотреть ему в глаза. Короля можно было назвать даже красивым. Джон унаследовал от отца характерную фигуру: он был невысок и очень широк в плечах и обладал недюжинной силой. Волосы он унаследовал от матери: жесткие, черные как воронье крыло, блестящие, но теперь с проседью. Рот у него был красивой формы, однако тонкая верхняя губа выдавала жестокость, а полная нижняя – похотливость. Широкие ноздри могли бы служить предупреждением о его злобном нраве, но никто не нуждался в таком предупреждении, ибо нрав короля был всем хорошо известен.
   Все анжуйцы были норовистыми, и в Джоне это проглядывалось даже менее, чем в отце иди брате. Первый из них впадал временами в такую ярость, что катался по полу и рвал зубами ковры и подушки. Второй гораздо чаще проламывал мебель или головы. Джон редко использовал силу, гнев горел в нем самом, сжигая адовым огнем его душу. Поэтому и было страшно смотреть в его большие темные глаза, которые в другом человеке стали бы привлекательной чертой.
   Хор подобострастного смеха встретил пренебрежительное замечание короля о вассале, который если и не любил Джона, то, во всяком случае, был предан ему и отзывался на каждый призыв к военной службе, пока болезнь не положила этому конец. Солсбери было грустно видеть такое неостывающее затаенное злопамятство сводного брата, которого он защищал и оберегал с самого детства.
   – Он умер, так что забудем его, – примирительно произнес Солсбери. – Скажи мне, брат…
   – Но его очаровательная и богатая вдовушка еще не умерла, – оборвал его Джон, предупредив попытку Солсбери увести разговор от опасной темы.
   Голос Джона снова стал мурлыкающим, и Солсбери невольно вздрогнул. Он не мог заставить свой опьяненный разум придумать предмет для разговора, который заинтересовал бы короля.
   Джон вдруг рассмеялся.
   – Бедняжка. Наверное, она так же рада избавиться от него, как и я. Он, похоже, все эти долгие годы был для нее бесполезным мешком. Мне пришло в голову, что я мог бы оказать этой леди честь, укоротив траур и обеспечив мужем, который знал бы, как сделать ее счастливой в постели и вне ее. Мне говорили, она довольно пылкая бабенка. Возможно, ее следовало бы немного приручить. Не хотел бы ты этим заняться, Фулк, или ты. Генри? Достаточно ли вы крепкие мужчины, чтобы взяться за такую работу?
   – Тебе было бы лучше, – теряя надежду, произнес Солсбери, – взять с нее хороший налог и ставить ее в покое. Каждый фунт, который ты заработаешь на ней, уменьшит дань, которую тебе придется собрать с королевства в целом. Любой муж, которого ты для нее выберешь, очень скоро перекачает золото леди в свой собственный кошелек, если ты этого не сделаешь сам.
   Джон посмотрел на брата долгим взглядом, и на мгновение линия его губ смягчилась, а злые глаза потеплели.
   – Ты всегда находишь для меня самый лучший путь, Вильям. Это очень мудрая идея. Да, Конечно. – Он отрывисто рассмеялся. – Я предоставлю леди самой выбрать, и за то, что она сама сделает выбор, ей придется щедро заплатить. И вы, – его глаза Хищно обшарили присутствующих, – мои дорогие и любящие друзья, не сможете возложить вину на меня. Леди сама, а не я, выберет того мужчину, который станет хозяином ее владений.
   Солсбери, конечно, имел в виду другой вариант, но в любом случае это лучше, чем навязать ей кого-нибудь из окружения Джона. Некоторые, без сомнения, выложат кругленькую сумму, чтобы их имена попали в письмо к вдове Саймона. Джон, безусловно, выждет день-два, пока аукцион не закончится. Затем будет написано и отослано письмо. Но если Джон впадет в один из периодически случавшихся с ним приступов черной меланхолии, – а это было весьма вероятно, по мнению Солсбери, который уже распознавал не которые признаки такого состояния, – тогда, возможно, пройдут недели, прежде чем делу будет дан ход.
   Колебания между периодами безудержной активности и мрачной депрессии долгие годы были головоломкой для Солсбери – как и для всех приближенных. В течение недель или месяцев Джон бывал занят каждую минуту, переезжая от замка к замку, вникая во все дела государства, самолично заседая в суде, предаваясь всем обязанностям и развлечениям в полную силу.
   Ни для кого не было секретом, что в такие периоды король часто сменял постель королевы на постель одной из своих очередных любовниц, а иногда, не останавливаясь на одной, переходил к другой, а потом и к третьей. Затем его бурная деятельность начинала увядать. Джон проявлял все меньше интереса к государственным делам, проводил все больше времени на охоте или в развлечениях с друзьями, устраивая попойки, затягивавшиеся до глубокой ночи. Но даже активному отдыху приходил конец.
   Затем у него наступал период какого-то необычного, почти летаргического существования. Король возвращался к жене и, исполнив супружеский долг, оставался в спальне жены несколько дней, не разговаривая, а лишь разглядывая ее прекрасное лицо и формы.
   В середине такого периода, своего рода летаргии, ничто не могло пробудить короля. Именно подобное состояние стоило ему Нормандии. Даже когда его уговорами или лестью удавалось выкурить из норы и отправить на войну, он не мог принимать активного участия в ней. Затем без всякой видимой причины Джон становился беспокойным – иногда удалялся от двора на ночь или на несколько дней. Возвращаясь, он опять уже кипел энергией.
   Солсбери, конечно, не надеялся, что за время летаргического периода король забудет свои слова насчет Элинор. В его мурлыкающем упоминании о вдове Леманя слышалась жгучая ненависть. Солсбери не понимал этого, но знал, что брат никогда не забывает о задуманной мести человеку, помеченному его ненавистью. Солсбери никогда не выступит против воли Джона, но, если ему удастся защитить эту женщину, не причиняя вреда брату, он с удовольствием сделает это ради дружбы с Иэном де Випоном.


   2.

   Проблема, стоявшая перед Иэном, не уменьшилась, когда Элинор прислала Джоанну разбудить рыцаря и помочь ему одеться. Девочка с важностью в голосе сообщила, что его отряд и оруженосцы уже прибыли, но мать отправила их отдыхать, и она надеется, что он не станет возражать против ее скромной помощи. Естественно, Иэн не нашел ничего плохого в этом. Его тронула и позабавила та серьезность, с которой Джоанна приступила к своим обязанностям.
   Он благоразумно не делал ни малейшей попытки помочь ей – лишь тайком придерживал табурет, на который та вскарабкалась, чтобы натянуть ему через голову рубашку и зашнуровать ее. Он поднимал руки, опускал их и поворачивался, следуя ее указаниям с совершенно серьезным лицом. Она спрыгнула на пол, чтобы взять его робу, снова запрыгнула на табурет – и на этот раз Иэну пришлось ловить ее, чтобы девочка не потеряла равновесие с неуклюжим предметом гардероба в руках, и прикусить язык, чтобы не рассмеяться.
   Это была удивительно трогательная картина. Иэн подхватил Джоанну на руки, когда она наконец застегнула ему ремень, поцеловал ее, крепко прижимая к себе, и сказал, что из нее получится очаровательная женщина, когда она вырастет. Если бы не мелькнувшая мысль, как разумно и мило поступила Элинор, прислав Джоанну, чтобы снять возникшее напряжение, он бы вообще забыл, что его ждет тяжелое объяснение.
   Хорошо еще, что не было необходимости немедленно приступать к решению стоявшей перед ним задачи. Когда он вышел к столу, на него сразу же набросился Адам, и в промежутках между пережевыванием еды Иэн в мельчайших подробностях описывал осаду Монтобана. Джоанна и Элинор оказались не менее внимательными слушателями, чем Адам, так что обед прошел легко и весело.
   Когда с едой было покончено, Адаму захотелось показать Иэну свои успехи во владении оружием. Джоанна желала продемонстрировать ему, как она умеет читать, писать и считать. И оба настаивали, чтобы он оценил их умение в верховой езде. Элинор пыталась было вразумить детей, что Иэн устал от них, но в глубине души была рада, когда он не согласился с ее словами и ушел восхищаться их успехами.
   Они вернулись с конной прогулки, когда уже начинало темнеть, веселые и довольные. Элинор заявила, что пора спать, а дети наперебой принялись уговаривать ее подождать немного, так как Иэн собирался рассказать им историю, которую услышал от бардов в валлийской крепости, где он останавливался у своего брата по клану Ллевелина.
   Иэн не был валлийцем, но во время войны в Уэльсе ему, по просьбе Саймона, довелось захватить в плен Ллевелина, внука самого могущественного вождя в Северном Уэльсе. Именно Иэн сопровождал Ллевелина к принцу Джону в недолгий, почетный и весьма комфортабельный плен, и оба молодых человека довольно быстро стали друзьями. Когда же Ллевелин унаследовал владения своего деда, он не только подарил Иэну несколько поместий, но и провел пышную церемонию, введя Иэна в свой клан и сделав, по старинному валлийскому обычаю, своим «братом по крови».
   Иэн провел в Уэльсе довольно долгое время и проникся уважением к этому народу и его традициям и сейчас с истинным наслаждением пересказывал историю охоты на огромного вепря Турча Трвита. Когда он закончил свой рассказ, уже совсем стемнело.
   – А теперь спать, – решительно объявила Элинор. Опять послышались уговоры, что еще рано, и детские глаза с обожанием устремились на рыцаря. Иэн посмотрел на Элинор почти столь же молящим взглядом. Она усмехнулась, но отрицательно покачала головой. Он вздохнул.
   – Вы должны слушаться маму. Завтра увидимся.
   – Только завтра? – От сдвоенного детского вопля Иэну пришлось зажать руками уши.
   – Я еще не знаю.
   – Всего один день! Ты же только приехал! Этого мало! Ну пожалуйста, Иэн! – От звонкого хора закладывало уши.
   – Если я смогу… – неуверенно произнес Иэн.
   – Хватит! – резко оборвала спор Элинор. – Вы позорите меня. Нельзя упрашивать человека уклоняться от своего долга. Марш отсюда!
   – Позволь мне поцеловать их на ночь.
   – Как хочешь. Но они не заслуживают этого. Он обнял детей, как обычно, обоих сразу, и они побрели прочь, понурив головы. Иэн тоже начал подниматься.
   – Сиди! – прошипела Элинор, едва сдерживая готовые расплыться в улыбке губы.
   Наконец дети исчезли на лестнице.
   – Позволь мне подняться наверх, – сказал Иэн. – Они так расстроены.
   Элинор мягко улыбнулась.
   – Иэн, они играют с тобой, как с котенком. Ты слишком их балуешь. Ты их совсем испортишь.
   – Я? Испорчу? Но ведь они такие хорошие дети, такие умные, красивые…
   – Умные и красивые, может быта, – но разве хорошие? Это же такие озорники! – Она нежно улыбнулась. – Вся их скорбь была притворством, чтобы польстить тебе. Я не сомневаюсь, что они уже колотят друг друга подушками, устроив тарарам.
   Иэн улыбнулся.
   – Надеюсь, что так. Я не мог видеть их печаль. – Он замолчал в нерешительности.
   Прежде чем он смог собраться с духом и произнести следующую фразу, Элинор покачала головой.
   – Ты все еще выглядишь утомленным, – заметила она. – Ты поспал хоть немного?
   –Да.
   – Я, наверное, согрешила, так отругав детей, – вздохнула Элинор. – Я сама хочу, чтобы ты хоть немного побыл у нас. Я беспокоюсь насчет Адама – и Джоанны тоже, но это меньшая проблема.
   – Насчет Адама? Но он же счастливейший ребенок, и умница, и так хорошо владеет оружием.
   Элинор повернула голову к огню, и на лице ее заплясали блики.
   – Нет мужчины приглядывать за ним, – сказала она – За последний год при нем находился только Бьорн.
   Саймон пытался с ним заниматься, но он был слишком болен. А для того чтобы отправить его куда-нибудь на воспитание, Адам слишком мал. Я не могу отослать его к Вильяму и леди Изабель. Король очень зол на Вильяма. Я полагаю, что нужно найти для малыша опекуна, но кого, Иэн? Я могу держать в доме молодого человека. Может быть, ты знаешь какого-нибудь женатого мужчину, лучше с детьми, который согласился бы на это и был лоялен ко мне?
   Элинор попыталась незаметно смахнуть непрошенные слезы. Иэн сжал кулаки, и если бы Элинор в этот момент обернулась, то увидела бы, как неестественно побледнело его лицо. Но она не обернулась. Она не выдержала – присутствие друга, радостный вечер с детьми, совсем как при жизни Саймона, молодое обнаженное тело Иэна, которое напомнило ей об утерянном счастье, все это вместе вдруг обрушилось на нее лавиной безысходности и горя, и она закрыла лицо ладонями. Иэн видел, как содрогаются ее хрупкие плечи, слышал, как безуспешно она пытается подавить рыдания…
   Душа Элинор страдала, и дело было не только в том, что ее дети остались сиротами. Ей стало стыдно – не следовало перекладывать собственные проблемы на плечи верного друга, у которого – она это хорошо поняла – было немало собственных. Вот только если бы Иэн смог предложить какую-то кандидатуру на роль опекуна Адама!..
   – Давай отложим ненадолго проблемы Адама, – неожиданно сухо сказал Иэн.
   Элинор сжала губы и вытерла лицо, совсем мокрое от слез. Она не могла требовать чего-либо от Иэна. Она не могла ничего требовать ни от какого другого человека, за исключением своих вассалов, а лучшие из них, самые преданные и верные, уже умерли. Да, их сыновья беспрекословно подчинялись Саймону, но она не знала, станут ли они столь же охотно выполнять ее приказы. В любом случае Иэн ей ничем не был обязан.
   Элинор гордо, с вызовом тряхнула головой и прямо глянула в глаза Иэну.
   – Разумеется. Если ты сможешь чем-нибудь помочь, я буду признательна. Если нет, я не стану упрекать тебя, ни у кого нет причин помогать мне… Да и необходимости в этом нет, – как можно весело сказала она. – Давай я лучше подолью тебе немного вина, и ты расскажешь мне, что привело тебя в Англию, а потом…
   – У кого нет причин помогать тебе? У меня?! Нет причин помогать тебе? Да ты знаешь, кем для меня был Саймон?!
   – Я знаю, что ты служил его оруженосцем и он нежно любил тебя, но я не могу требовать…
   – Саймон сделал меня человеком. Он никогда не рассказывал тебе об этом? Да, конечно, я думаю, он не стал бы рассказывать. Мой отец был… Я не знаю, как это назвать. Он убил мою мать – забил до смерти. Он мучил и убивал ради забавы. Ты знаешь, у меня нет детских воспоминаний – впрочем, есть два. Я помню, как отец убил кнутом моего старого пони, потому что тот уже не мог работать и потому что я – он так сказал! – оказался слишком мягок к бесполезному животному. И я помню, как мать умерла. А остальное – пустота. То, что он творил на своих землях, я узнал не так давно, прочитав об этом записи в королевской канцелярии. Не то чтобы я был слишком мал, чтобы запомнить, мне было четырнадцать, когда Саймон пришел набирать рекрутов на наших землях…
   – Ох, Иэн… прости, я не знала…
   «Так вот почему, – подумала Элинор, – так вот почему Иэн никогда ни в чем не отказывал детям, не мог выносить, когда они плачут или даже грустят. Он хорошо помнил, что такое страдание – слишком хорошо знал! – и ценил доброту…»
   – Нет ничего, чего я не сделал бы ради Саймона, но я так для него ничего и не сделал. Он никогда бы мне не позволил расплатиться с долгом, – с горечью сказал Иэн.
   – Потому что это вовсе не долг. Он любил тебя, я знаю, но все, что он сделал для тебя, было сделано лишь потому, что сам Саймон считал это правильным. Он делал это не для тебя, а потому, что иначе поступать просто не умел. Следовательно, ты ему ничем не обязан.
   – Земли моего отца были конфискованы, но Саймон уговорил короля вернуть земли матери – а они составляли большую часть моего наследства.
   – Потому что это было справедливо, – продолжала настаивать Элинор. – Потому что, какое бы зло ни творил твой отец, не ты же виновен в его поступках!
   Иэн отмахнулся, будто хотел прекратить нелепые попытки его утешить.
   – Меня не волнует, почему Саймон сделал это для меня. Он сделал. И все, чем я сейчас обладаю, кем я стал, – это его заслуга.
   – Саймон умер. Ты теперь свободен.
   – Не говори глупостей, Элинор! – сердито оборвал ее Иэн. – Это жестоко. Саймон живет в тебе и в детях. Поэтому нет ничего, чего бы я не сделал ради детей и жены Саймона.
   – Это ты несешь бред, – в тон ему раздраженно ответила Элинор. Лицо ее раскраснелось, а в глазах заиграли золотые и зеленые огоньки. – Я не могу принять долг, о котором мой муж ничего не знал! Ты идиот! Мне теперь придется много раз подумать, прежде чем просить у тебя о малейшем одолжении.
   – Я – идиот?! – взорвался он, но, взглянув в пылающее негодованием лицо женщины, вдруг зашелся смехом. – Нет! Я не буду спорить с тобой. А не то я сейчас умру. Я лопну от смеха.
   Он остановился, перевел дух, а затем спросил любезным и равнодушным тоном:
   – А теперь расскажи, что тебя беспокоит в отношении Джоанны?
   – Я не скажу тебе даже своего имени, – прошипела Элинор.
   – Ну будет тебе, Элинор! – начал ластиться Иэн. – Ведь нет никакого одолжения в том, чтобы поговорить о Джоанне. Но чем бы я мог ей помочь? Это женское дело.
   Элинор сверкнула глазами в его сторону, и он, молитвенно сложив на груди руки, произнес: «Пожалуйста» – с таким притворно-тоскливым выражением, что она не смогла удержаться от смеха и протянула ему руку. Он поднялся, чтобы поцеловать ее.
   – Прости меня. Я говорил больше сердцем, чем разумом. Я никогда не чувствовал бремени долга. Иначе мы не стали бы с Саймоном такими хорошими друзьями. Но ты ведь знаешь, как я люблю Адама и Джоанну!
   Элинор быстро посмотрела в лицо Иэну и скорее почувствовала, чем поняла, что под маской спокойствия в нем осталось какое-то напряжение. Что-то серьезно беспокоило Иэна.
   – Проблема в том, что мы слишком богаты, – начала она неторопливо. – Саймон много лет был шерифом Сассекса, но мы никогда не расточительствовали. Деньги сыпались на нас дождем, и мы покупали землю. Мы могли делать это, потому что Ричард доверял Саймону. Потом денег становилось еще больше, и…
   – Элинор, ради Бога… – запротестовал Иэн.
   – Нет, нет. Я знаю, что тебя это не интересует, но именно в этом кроется главная проблема Джоанны. Я не великосветская леди и никогда ею не была.
   Он снова хотел возразить, и Элинор подняла руку, чтобы помешать комплиментам.
   – Я хочу сказать, что сама присматриваю за служанками, сама веду счета и так далее. Я не умею проводить время в праздности, вышивании и пении. Однако положение Джоанны, именно благодаря величине приданого, обязывает ее приобрести манеры. Если она останется при мне, то превратится в такую же, как я.
   – Это было бы самое лучшее, – твердо произнес Иэн.
   – Я тоже так думаю, – согласилась Элинор. – Когда ты сам ведешь счета, никто тебя не обманет. Но я хорошо помню, как, оказавшись при дворе, чуть не умерла от тоски ничегонеделания.
   – Но ты же не отправишь Джоанну ко двору?! – воскликнул Иэн.
   – Нет, конечно же, нет, но я думаю отправить ее к Изабель. Она великолепно владеет искусством ничего не делать и наслаждаться этим.
   – Не нужно, – коротко отрезал Иэн.
   – Не нужно? – отозвалась Элинор так, будто вновь собиралась окрестить его «идиотом».
   Она решила, что он намекает на тень, лежавшую на имени Вильяма, графа Пемброка, и на то, что она недооценивает опасность для своей дочери.
   – Я очень высоко ценю леди Изабель, – поправился Иэн. – Она добра, мила, и сердечна, и умна тоже: Но если бы ей Бог не послал в качестве мужа Вильяма Маршала – о, я хочу сказать, Пемброка, – она бы никем не стала.
   – В Изабель есть не только это!
   – Возможно. Ты знаешь ее лучше, чем я, но это не меняет моего отношения к Изабель. Пойми, Джоанна очень похожа на Саймона! Она серьезная девочка и хочет вершить добрые дела. Но, учитывая молодость Джоанны, леди Изабель сможет легко внушить ей глубокое убеждение, что покорность – главная добродетель женщины.
   – Иэн! – Элинор лукаво улыбнулась. – Это говоришь ты?! Ты, который упрекал меня прямо в лицо за ослиное упрямство?! Я не ослышалась? Я действительно слышала, что ты советуешь не учить Джоанну покорности?
   – Вот мегера! – рассмеялся Иэн, но тут же нахмурился и покачал головой. – Если бы Джоанна была Адамом, а Адам – Джоанной, я согласился бы от всего сердца. Ничто не заставит Адама считать покорность добродетелью, и даже если бы он поверил в подобную глупость, ничего бы не изменилось. Адам добр, но добродетельность в грош не ставит – как и ты! Джоанна же другая.
   Элинор тоже стала серьезной. Она подняла обеспокоенный взгляд на Иэна.
   – Я знаю. Но… – Элинор вдруг остановила себя и отвернулась. Она ведь собиралась только вызвать Иэна на разговор о его неприятностях, а получилось, что взвалила на него свои.
   Иэн взял ее руку и ласково сжал.
   – Но ты хотела бы отправить ее в безопасное место до возвращения короля? Элинор, что же все-таки король Джон имеет против тебя? Саймон говорил мне, что ты чем-то крепко обидела Джона.
   – Обидела? – отозвалась Элинор растерянно. – Да я вообще с ним почти не встречалась… О Боже милостивый! – Вспомнив о чем-то, она хитро прищурила глаза. – Я совершенно забыла!.. Сэр Джайлс – вот кто мне нужен. Сэру Джайлсу и сэру Генри я могу доверять. Людей можно взять из Иленда, и молодой сэр Джон выполнит свой долг – по крайней мере, если он не сделает этого, я буду знать, где искать дальше. С людьми проблем не будет. В наше время людей достаточно легко нанять. Джоанне придется уехать, потому что я не могу оставить ее здесь на попечении прислуги. Адаму тоже… О Боже! Нет, это не поможет. Опасность, которой он может подвергнуться, если будет под опекой Вильяма…
   – Элинор, о чем ты толкуешь?
   Элинор бросила рассеянный взгляд на Иэна. Она так глубоко ушла в свои мысли, что почти забыла, кто перед ней, и, не раздумывая, ответила на вопрос:
   – Я должна ехать и заменить трех кастелянов Саймона. Они…
   – Ты собираешься поехать сама собирать войско? – изумленно спросил Иэн.
   Он не знал, удивляться ему или браниться, смеяться или плакать.
   На лице Элинор отразилось раздражение.
   – Ну, не собирать войско, конечно. Не будь дураком и меня не делай дурой. И все-таки я должна ехать. Сэр Джайлс честен, силен и не глуп, но он не лидер. Сэр Генри может быть предводителем при условии, что кто-то укажет ему направление, куда идти. Сэр Джон слишком молод, и я не совсем уверена в его преданности. Естественно, раз другого вожака нет, я должна поехать, чтобы предотвратить возможные глупости с их стороны.
   Элинор снова взглянула на Иэна и осторожно высвободила руку.
   – Я должна поблагодарить тебя за то, что ты напомнил мне о той старой неприятности. Я, ничего не подозревая, угодила бы в мышеловку короля, а может быть, и нет, поскольку и так достаточно наслышана о его злодеяниях. Но теперь я обязана удвоить бдительность.
   – А обо мне ты забыла? – горько заметил Иэн. – В какой разряд ты отнесла меня? Слишком глупых? Слишком слабых? Или слишком ненадежных, чтобы полагаться на их помощь?
   – Но, Иэн, – воскликнула Элинор, – как я могу просить тебя, если…
   – Ради всего святого, не сыпь мне соль на раны!
   – Нет, я имела в виду не тот наш идиотский спор, – уверила его Элинор. – Я уже выбросила это из головы и, конечно, попросила бы сослужить мне службу, но, как я заметила, у тебя самого есть какое-то важное дело, которое отягощает тебе душу. Прости, что я не попросила выложить то, что залегло камнем на твоем сердце. Я знала, что ты хотел что-то рассказать мне, но…
   – У тебя зоркий глаз, но замечать тут было практически нечего. – Голос Иэна снова стал скрипучим и жестким. – Так ты расскажешь мне, чем не угодила королю, – я имею в виду, ты готова рассказать?
   – Разумеется, я готова, хотя не понимаю, чем это тебе может оказаться полезным. Но если хочешь… Ты знаешь, что мы с Саймоном поженились на Святой Земле, и, когда вернулись в Англию, никто не знал об этом. Саймон поспешил рассказать о нашем браке королеве. Я осталась дома, чтобы привести в порядок дела. Но меня хитростью заманили в Кингслер, и я оказалась в руках короля Джона – это было до того, как он стал королем, разумеется. Он хотел выдать меня замуж за человека по своему выбору и воспользоваться моими землями в своих интересах. Я сказала ему, что уже слишком поздно, что уже принадлежу Саймону. Тогда он сказал… – Элинор вдруг захихикала, как девчонка. – Он сказал, что не стал бы срывать бутон – из уважения к человеку, которого он избрал для меня, – но раз цветок уже распустился, то немного полакомится его нектаром.
   Иэн отвернулся, сообразив, к чему шла эта история, и не желая смущать Элинор.
   – Паскуда, – пробормотал он. – Он изнасиловал тебя?!
   – Разве он ненавидел бы меня, если бы ему это удалось? – весело рассмеялась Элинор, и Иэн поднял голову, когда сообразил, что всхлипывающие звуки, которые он услышал, были вовсе не плачем. – Он называл меня пугливой маленькой птичкой, – веселилась Элинор, – и щекотал меня под подбородком.
   – Но как же тебе удалось уберечь свое целомудрие?
   – Целомудрие? – фыркнула Элинор. – Целомудрие здесь совершенно ни при чем! Ну и олух! Да он унизил меня, называя птичкой и щекоча подбородок, словно я была простой служанкой. Я ударила его в живот пяльцами для вышивания. – Элинор снова засмеялась. – Думаю, что попала по его разыгравшимся чреслам, и, когда он взвыл от боли, я заставила его убраться из комнаты под угрозой горящего факела и ножа.
   Иэн смотрел на нее, раскрыв рот и часто моргая ресницами.
   – Он очень рассердил меня, – вздохнула Элинор, с сожалением качая головой. – С моей стороны было бы более благоразумно просто кричать, но он не дал мне времени подумать!
   – Элинор, – задыхаясь, пробормотал Иэн, – где твоя нравственность?
   Сначала она усмехнулась, что рассказ не слишком удивил Иэна, но тут же вдруг залилась горькими слезами. Иэн наклонился к ней, проклиная себя, что забыл, какая чувствительная она теперь.
   – Именно так выразился Саймон, – рыдая, произнесла Элинор, – точно такими словами. А потом мы смеялись, потому что он знал, что акт сам по себе, без любви, которая связывала нас, был пустяком. Лишь немного приятнее, чем пописать, как он сказал.
   Иэн почувствовал приступ раздражения. Саймон сказал, Саймон сказал! Неужели он обречен слушать всю жизнь, что и как Саймон говорил?
   – Ты только несколько минут назад сказала, что Саймон умер. Теперь я говорю тебе это! – завопил он. – Пора перестать плакать по нему!
   Элинор удивленно подняла глаза.
   – Я плачу не по Саймону. Я даже не могу сказать, что желала, чтобы он прожил дольше. Он ненавидел себя за свою немощь. Я не пыталась удержать его жить. В этом мое утешение. Ни разу я не уговаривала его отдохнуть, или не поскользнуться на лестнице, или не делать того, что ему хотелось. Я отпустила его от себя потому, что так хотел он. Но… я так одинока! Я плачу по себе, а не по Саймону.
   – Ты не долго будешь одинокой. Иэн стоял перед ней, подобно статуе, с такими же пустыми глазами, с таким же застывшим лицом. Элинор затихла в ожидании. Она внимательно разглядывала его лишенное выражения лицо, пытаясь понять, что это он сказал. Может быть, Иэн пытается предупредить о грозящей ей и детям беде, намекая, что она вскоре воссоединится с Саймоном? Мысль, что он мог угрожать ей сам, даже не мелькнула в ее голове. Не то чтобы Элинор вообще не могло прийти в голову, что кто-то осмелится угрожать ей здесь, в Роузлинде, где она окружена преданными людьми. Она просто знала, что, в каком бы настроении ни был Иэн, он никогда не позволит даже волоску упасть с ее головы.
   Тогда что? Мысли ее вернулись к разговору о короле Джоне. «Не одинока – король Джон… Конечно, брак, который станет наказанием за то, что я оскорбила короля».
   Ее первым порывом был прямой вызов. Но она оставила идею открытого сопротивления Джону как последний вариант спасения. Теперь, когда над владениями Саймона нависла угроза и Элинор не была уверена в надежности своих младших вассалов, у нее уже не было достаточной силы.
   Значит, оставалось согласиться.
   Ну а почему бы и нет? Разве она не сказала только что, насколько безразличен для нее половой акт без любви? Это было бы недорогой ценой за возможность собрать силы, а до этого могло бы даже не дойти. Перед самой свадьбой с беднягой может случиться несчастье. Нет, не несчастье и не перед свадьбой. В глубине глаз Элинор заиграл огонек. У нее есть худшая участь для любого жениха, которого король Джон пожелает навязать ей. Она действительно выйдет замуж и будет нежной и любящей женой для немого и слепого кастрата, который останется от него, когда с ним поработают ее люди. От этого будет дополнительная выгода. В ее распоряжение перейдет собственность мужа, и она сможет уберечься от очередного брака.
   На этой стадии размышлений чело Элинор нахмурилось. Принес бы Иэн такую весть? Это казалось маловероятным, но возможным, особенно если избранник был выбран из ближайшего королевского окружения. Первый кандидат, которого Джон назначил для Элинор, был очень приличным человеком. Если это случилось тогда, то…
   Глаза Элинор вспыхнули мрачным огнем. «Если это так, – подумала она, – я скоро буду иметь добровольного раба, готового исполнить все мои приказания». Но такой вариант выглядел слишком идеальным. Жених, предназначенный Джоном, не может быть приличным человеком, особенно если учесть вопрос Иэна о том, что король таит против нее. А если король не говорил о ней, почему Иэн затронул старую историю? Саймон, во всяком случае, в последние годы даже не вспоминал о ней.
   На самом деле последнее, о чем разговаривал Саймон с Иэном, была как раз обида короля. За два месяца до смерти Саймона Иэна вызвали на службу в войско Джона. Он хотел было откупиться, чтобы иметь возможность действовать в интересах Саймона, но умирающий отговорил его. Он сказал, что для Иэна гораздо важнее увидеть воочию реакцию короля Джона на известие о его смерти и находиться там, где тот начнет строить козни против Элинор.
   – Я не беспокоюсь о моих людях и землях. Они под ее управлением будут в полной безопасности. – Слабая улыбка легла на губы Саймона. – Своего она не упустит. «Свое – себе» – черта ее характера. Гнев короля, однако, совсем другое дело. У него есть причина ненавидеть Элинор, а он не из тех, кто забывает или прощает нанесенное ему оскорбление. Если ты любишь меня, Иэн, защити ее от короля.
   Упоминания о браке в разговоре не было. Даже если бы Иэн позволил себе в мыслях этот вариант, он не заговорил бы о подобном, опасаясь, что Саймону невыносимо будет представить Элинор в объятиях другого мужчины. Но Иэн тогда и не думал о браке Элинор, когда она станет вдовой. Саймон медленно умирал почти целый год. В отличие от Элинор, Иэн не считал, что страдающей душе лучше позволить покинуть тело. Он предпочел бы, чтобы Саймон продолжал жить, неважно, в каком состоянии, нежели умер, оставив Иэна наедине со своей скорбью.
   Элинор не подозревала, о чем говорили мужчины в последнюю встречу. Если бы она знала, то лучше подготовилась бы к тому, что только что услышала.
   – Ты поняла то, что я сказал? – Напряженный голос Иэна прервал затянувшуюся паузу.
   – Я слышала, что ты сказал, – медленно ответила Элинор, – но не поняла смысла.
   – Это же совершенно ясно. Решением всех твоих проблем было бы снова выйти замуж.
   – За кого же? – едко-сладким голосом спросила она. Все напряжение, таившееся в Иэне, взорвалось. Он сжал кулаки и стал затаптывать яркий цветок на ковре. Глаза его, до сих пор невидяще упиравшиеся в лицо Элинор, теперь с огромным интересом наблюдали за движениями ноги.
   – За меня.
   Элинор от изумления потеряла дар речи. Она была так захвачена собственным планом мести будущему избраннику и королю Джону, что предложение Иэна, которое, с одной стороны, укладывалось в цепочку ее мыслей, а с другой – было так далеко от них, совершенно сбило ее с толку.
   – Ты хочешь сказать, что король приказал тебе жениться на мне? – нерешительно предположила она, сама не веря в то, что говорит, и не очень веря в то, что только что услышала от Иэна.
   Молодой человек наконец оторвал взгляд от пола. Еще по пути в Роузлинд он пытался представить, что ответит ему женщина, которую он любил, сколько себя помнил, любил издали, с немым обожанием. И вот теперь у него была возможность назвать это сокровище своей женой. Он знал, что Элинор достаточно практичная женщина, чтобы понять, что со временем ей придется второй раз выйти замуж хотя бы для того, чтобы защитить детей и свои земли от чрезмерно настойчивых претендентов. Три месяца, прошедших после смерти Саймона, были, конечно, недолгим сроком, хотя богатые наследницы часто вторично шли под венец уже через несколько недель после смерти предыдущего супруга. Но ведь немногие браки отличались такой взаимной любовью, как брак Элинор и Саймона.
   Однако Иэн боялся, что Элинор откажется от брака с ним, предпочтя кого-либо другого. Он никогда не осмеливался пытаться узнать, что на самом деле Элинор чувствует к нему, и все те месяцы, в течение которых напряженно обдумывал этот разговор, не принесли ему покоя. Иэн помнил каждую их встречу, и так, будто только вчера увидел небесной красоты создание, присевшее в глубоком реверансе в дорожной пыли, приветствуя королеву-мать. Он мог в деталях описать все ее наряды на балах при дворе короля Ричарда…
   Однако все, что он с таким тщанием перелистывал в своей памяти, чтобы найти хотя бы один откровенный ласковый взгляд, хотя бы намек, выдававший, что она может испытывать к нему то же чувство, что и он к ней… нет, ничего не приходило ему на память!.. Поступки Элинор указывали лишь на дружбу… Некоторые говорили о нежности чувств сестры к брату. Последнее страшило Иэна более всего. Хорошо хоть, что слова, так трудно давшиеся ему сейчас, не вызвали отвращения Элинор, а лишь повергли ее в замешательство.
   – Приказал? – переспросил он. – Нет. По правде говоря, я хочу обезопасить тебя и детей до того, как он вспомнит о вашем существовании. Нам еще повезло, что весть о смерти Саймона пришла в горячую пору осады. У короля не было времени обмозговать это. А потом я принял все возможные меры, чтобы отвлечь его.
   Элинор понемногу удалось привести мысли в порядок.
   – Ты это твердо решил для себя? – осторожно спросила она.
   – Да, – коротко ответил Иэн. Элинор снова протянула ему руку.
   – Как ты добр, Иэн! Очень добр! Спасибо!
   К ее удивлению, руку он не взял и густо покраснел.
   – Я не знаю, доброта это или нет. Это просто наилучший выход. Надеюсь, ты считаешь меня подходящим человеком для воспитания Адама. Я сумею приструнить кастелянов Саймона. А на нашей свадьбе твои вассалы принесут мне присягу, и это прояснит, что они думают на предмет верности тебе.
   Элинор с удовольствием разглядывала его красивое лицо. Румянец сделал его глаза еще более яркими.
   – Я уверена, что ты прав, – мягко произнесла она. – Для меня это было бы самым мудрым выходом. – Затем она покачала головой. – Но не думаю, что подобный брак – самое лучшее для тебя, Иэн.
   – Я достаточно пожил, чтобы знать, что для меня лучше!
   Такая твердость в отстаивании неправды заставила Элинор рассмеяться. Даже ее дед, который умер в восьмидесятилетнем возрасте и который знал, что хорошо и справедливо, не понимал, что самое лучшее для него. И Саймону не хватило шестидесяти с лишним лет жизни, чтобы научиться разнице между тем, что хорошо в принципе и что лучше для него. Элинор придерживалась мнения, что Иэн принадлежал к тому же типу людей. Опыт сделал ее мудрее. Она решила не пытаться объяснить Иэну разницу между «правильно» и «лучше». Она уже давно охрипла от таких попыток.
   – Я не вижу здесь ничего смешного, – резко ответил Иэн, и голос его налился гневом. – Если я не могу сравниться с тобой в богатстве, это не значит, что я беден. И я достаточно крепкий мужчина, чтобы заставить уважать себя на турнире и в бою. Я вовсе не презренный…
   – Иэн! Иэн! – Элинор встала. – У тебя есть все, что могла бы желать любая женщина в здравом уме.
   – Любая, но не ты! – с горечью воскликнул Иэн. Элинор опустила глаза.
   – Дорогой мой, я не могу принять такое самопожертвование и обречь тебя на немилость ради собственного благополучия.
   Кровь отхлынула от лица Иэна, и оно вдруг стало пустым и усталым. Ему был ясен смысл отказа Элинор, хоть она столь ловко и доброжелательно уклонилась от прямого ответа.
   – Ты не понимаешь, – сказал он спокойно. – Я не прошу тебя стать моей женой. Я говорю тебе, что ты обязана сделать это. Я не приму отказа. И спорить нет смысла. Я ничего не имею против того, чтобы ты облегчила душу, поругавшись со мной, но я просто говорю, что это ничего не изменит. Что бы ты ни делала, ты должна стать моей женой.
   – Ты сумасшедший! – Лицо Элинор побагровело, а глаза засверкали молниями. Она отступила на шаг, словно готовясь к атаке или отражению нападения. – Ты считаешь меня каким-то хрупким придворным цветком, какой-то беспомощной бедненькой девочкой…
   – Да, ты – беспомощна против меня. – Он не приблизился к ней, и на лице его не было и намека на торжество. – О, я слышал, как ты говорила, что разочарованной жене следует искать любовь в сердце мужа с помощью ножа, и я верю, что ты бы сделала это, – но не со мной, ибо я желаю только добра тебе и детям. Ты можешь даже позвать своих людей и вышвырнуть меня из своего замка – можешь, но не сделаешь этого. Что подумают Адам и Джоан-на, когда увидят, как ворота захлопываются перед моим носом? Как ты объяснишь им свой поступок? Что я желал им зла?! Даже если найдешь в себе силы обмануть их, ты не сможешь вечно оставаться взаперти в Роузлинде. Ты должна иногда навещать и другие свои земли, особенно в это смутное время. Ты и так слишком долго откладывала это. И в тот момент, когда ты выйдешь, я буду возле тебя. Ты ведь не прикажешь своим людям убить меня, Элинор?!
   – Ты думаешь, что я смогу любить тебя после всего, что ты тут наговорил? – вспыхнула она.
   – Если хочешь, можешь ненавидеть меня. – Его голос стал едва слышен. – Я ничего не могу с этим поделать. Я могу только сделать то, что считаю наилучшим для тебя и детей.
   Гнев Элинор сменился отчаянием.
   – Я никогда не буду ненавидеть тебя, – прошептала она. – Я не хочу только причинить тебе зло. Нужно найти какой-то другой выход. Я уже думала…
   – Ты думала час. А я думал три долгих месяца. Это решение не было для меня ни быстрым, ни легким, Элинор. Но оно решит все твои проблемы и также отвечает и моим интересам. Мне пора жениться. Мне нужен наследник для моих владений.
   – Но я же не крольчиха! – резко возразила она. – За все долгие годы жизни с Саймоном у нас было только четверо детей. Из них одного я не доносила, а еще один умер;
   Ее откровенная, простодушная искренность вызвала у Иэна улыбку.
   – Саймон был уже не молод, – намекнул он и покачал головой, заметив, что с ее губ готово сорваться гордое возражение. – Я не имею в виду, что он не мог быть горячим любовником, но известно, что от старого жеребца родится мало жеребят, независимо от того, насколько он горяч. И кроме того, в любом случае у меня будет Адам. Если у нас с тобой не выйдет подарить ему брата, он получит целиком мою любовь и добрую волю.
   Это решение было слишком практичным и разумным, чтобы Элинор могла его оспорить.
   – Ненависть короля не так легко обуздать. Мне кажется, было бы лучше позволить ему навязать мне того человека, какого он захочет. Я бы сумела расправиться с нежеланным мужем.
   – Нисколько не сомневаюсь! – прервал ее Иэн, сердце которого разрывалось между беспокойством за эту маленькую упрямицу и желанием рассмеяться. – Но что бы ни говорили о короле, он не дурак. Думаешь, он не заметит, как у тебя муж за мужем то срывается с утеса, то тонет во время купания, то гибнет на охоте?
   – Я тоже, между прочим, не дура, – парировала Элинор. – Что бы это мне дало, кроме очередного претендента? Уверяю тебя, что человек, которого король навяжет мне, не умрет. Я буду обращаться с тем, что от него останется, с максимальной нежностью и жестоко преследовать всех, кто осмелится обидеть его. – Она помолчала и с легкой улыбкой добавила: – Есть много мужчин, от которых я с превеликим удовольствием избавилась бы подобным образом.
   Иэн стушевался. Она явно не шутила. Она готова искалечить не только претендента, которого мог бы навязать ей король, но и любого другого человека, который имел несчастье заслужить ее неприязнь. Элинор явно нуждается в твердой руке. Бесполезно урезонивать ее словами «это хорошо» или «это плохо». Он знал Элинор. К счастью, она не была глуха к практичным советам в любой ситуации.
   – Это не пройдет, – произнес он более спокойным тоном, чем требовал его темперамент. – Кто знает, какие права и владения успеет отнять у тебя этот человек еще до того, как станет твоим мужем. И все, что он востребует, перейдет к королю.
   Элинор задумалась над этим, но сказанное выглядело несомненной ужасной правдой и обстоятельством, которого она не учла в своих расчетах. Она без особых мучений рассталась бы с деньгами, но мысль расстаться хоть с камнем или пядью своей земли или претерпеть хоть малейшее ущемление прав управлять ею по своему разумению причиняла ей невыносимую боль.
 //-- * * * --// 
   Иен был прав. Самое лучшее – это выйти за него. Никто не знал, сколько сокровищ хранилось в ее замках, кроме самой Элинор, но она была уверена, что сумеет оплатить любую прихоть короля. Вассалы тоже внесут свою лепту. Она имеет право обложить их податью на свою свадьбу.
   Прикинув все «за» и «против», Элинор взглянула в глаза Иэну. «Господи, о чем же я думаю? Это же Иэн, а не расчетная книга!» Это был человек, с которым она бранилась, смеялась, друг, который утешал ее, когда умер ее малыш.
   – Иэн, – воскликнула она с неподдельным страданием в голосе, – я расплачусь с тобой за всю твою помощь и заботу фальшивой монетой!
   Он понял ее. С теми, кто становился ей дорог, Элинор была всегда честной. Она говорила ему, что не сможет любить его.
   Он пожал плечами.
   – Здесь не за что расплачиваться. – Он отвернулся и посмотрел на огонь в камине. – Это устраивает меня в такой же мере, как и тебя.
   Впервые за много лет Элинор снова задумалась, почему Иэн до сих пор не женился. Он явно не был склонен к содомским утехам. Столь же очевидно, что он не безразличен к любви вообще, ибо в таком случае уже давно женился бы по расчету – недостатка в богатых наследницах после стольких войн не было. Немало девушек с большим приданым из могущественных семейств с радостью согласились бы на кровные узы с Иэном де Випоном. Следовательно, либо он все еще ждал женщину, которую мог бы полюбить, либо, что более вероятно, такая женщина уже была, но он не мог соединить с нею судьбу. «Как я люблю и не могу обладать», – с горечью подумала Элинор.
   В ней вдруг проснулось сочувствие к нему, к человеку, который, возможно, тоже, как и она, страдал от безнадежной страсти. Однако, без сомнения, эта женщина была еще жива. Элинор с ужасом и удивлением обнаружила, что эта мысль вызвала в ней жгучий приступ ревности, «Я не буду собакой на сене, – твердо решила она про себя. – Я стану слепой и глухой. Я не вправе требовать от Иэна того, что он не может мне дать. Если он любит кого-то, я буду смотреть на это сквозь пальцы. Я дам ему свободу в благодарность за то, что он делает для меня. Возможно, этого он и хочет – женщину, которая не влюбится в него всем сердцем и, следовательно, не начнет терзаться от неразделенной любви».
   – Раз ты говоришь, что я буду твоей, и я нахожу, что это полезно для меня, как ничто другое, давай подумаем, какой штраф король наложит на нас.
   Иэн резко отвернулся от огня, и на лице его смешались выражение недоверия, облегчения и решимости. Это не похоже на Элинор – согласиться так легко. С другой стороны, она была достаточно рассудительной, а его предложение выглядело единственно разумным. Не сводя с нее глаз, он проговорил:
   – Никакого. Я уже заплатил достаточно за право жениться, «на ком захочу». Это довольно распространенная процедура, когда мужчина не знает, от кого получит наиболее выгодное предложение.
   – Король ничего не заподозрил?
   – Он был так обрадован успехом осады, что в его сердце ни для чего другого не осталось места. Кроме того, у меня появился могущественный друг. На меня в Монтобане свалилась настоящая удача. Я не хотел рассказывать детям, потому что об этом вообще нельзя болтать, а они еще достаточно небрежны. Мне довелось спасти жизнь Вильяму Солсбери.
   На лице Элинор отразилось скорее волнение, нежели радость.
   – Разве это удача? – спросила она. – Я не думаю, что можно чувствовать себя уютно, когда кто-то из анжуйцев обязан тебе чем-либо.
   – Это не относится к Солсбери. Я полагаю, что он больше взял от своей матери. Не стану отрицать, что сначала мне было не по себе, и я старался избегать его. Он сам пришел ко мне. – Губы Иэна вздрогнули в улыбке при этом воспоминании. – Он сказал: «Спасибо». Я ответила «Не за что». Потом он засмеялся и сказал, что, может быть, для меня его жизнь и ничто не значит, но для него имеет некоторую ценность. Я ответил, что сделал только то, что должен был сделать. Потом мы разговорились и со временем стали близкими товарищами. Он хороший человек.
   – Возможно, – с сомнением согласилась Элинор. Она не хотела с ходу обвинять человека, с которым за всю свою жизнь обменялась разве парой безразличных любезностей. С другой стороны, она не склонна была доверять суждениям Иэна о людях так, как доверяла мнению Саймо-на. Саймон был плохим предсказателем будущего, но его видение настоящего было очень острым и никакого энтузиазма в него не вселяло. Иэн был более благодушным, чем Саймон, легче шел на поводу у сочувствия, и, разумеется, не обладал многолетним опытом Саймона. И это делало его менее осторожным в оценке людей.
   – Боюсь, однако, – добавила она неуверенно, – верна старая поговорка: яблоко от яблони недалеко падает.
   – Но это не про него, – настаивал Иэн. – Он совсем не похож на короля Джона, насколько это вообще возможно.
   – Солсбери любит короля или, во всяком случае, притворяется, – упорствовала Элинор.
   – Солсбери никогда не притворяется. Он совершенно открытый человек и, вне всяких сомнений, любит Джона, – резко оборвал ее Иэн.
   Наступившее молчание весьма красноречиво свидетельствовало, что Элинор осталась при своем мнении.
   – Видишь ли, я думаю, это связано с их общим детством. – Иэн нахмурился, пытаясь найти слова; объяснившие бы ей, что он имел в виду. – Солсбери всего лишь на два-три года его старше. Джон из-за своего положения всегда был окружен неприятностями, даже в малолетстве. И Солсбери, как старший брат, всегда защищал его. Это вошло в привычку. Он часто не соглашается с тем, что предпринимает Джон…
   – Но ты же не слышал возражений из его уст? – спросила Элинор, пораженная горячностью, с какой Иэн защищал этого анжуйца.
   – Слышал, – резко ответил Иэн, – и я тоже высказал свое мнение на сей счет, но речь не шла об измене! Не нужно так смотреть на меня, Элинор. Я не ребенок.
   – Это мы еще увидим, – рассердилась Элинор, – но я не имею ни малейшего желания узнать, что моего мужа обвинили р заговоре или какое там еще название придумает король, чтобы погубить тебя. Ты уверен, что ни одно слово из всех произнесенных не достигнет ушей короля?
   Иэна разрывало одновременно несколько желаний, в том числе нормальная мужская реакция – желание намекнуть Элинор знать свой шесток и попридержать язык. В отличие от Саймона Иэн не воспитывался при дворе, где королева обладала почти той же властью, что и король. Кроме того, ему хотелось оградить Солсбери от несправедливых обвинений, но более всего – защититься от подозрений в глупой доверчивости. И превыше всего было убеждение, что Элинор все же приняла его предложение. Властная манера, в которой она произнесла слова «мой муж», не оставляла в этом никаких сомнений. Он придвинулся к ней ближе.
   – Значит, ты берешь меня?
   – Я уже сказала, что дело…
   – Мы к этому скоро вернемся. Сейчас для меня важно другое. – Иэну казалось неестественным, что Элинор так быстро и легко согласилась. Он сказал, что она беспомощна против него, но это было неправдой. Элинор могла использовать множество уловок. Но она даже и не пыталась всерьез отбиваться от этого брака. – На каких условиях ты берешь меня?
   – Условия? – Элинор сжала губы – ей казалось, что он пытается увести разговор в сторону. – Я полагаю, на тех же, на каких взяла Саймона. Твое – тебе, мое – мне, на всю жизнь. Твои земли перейдут по мужской линии – если ты не захочешь оставить что-нибудь дочери, но это не обязательно. На приданое дочерям у меня хватит. Нужно будет составить специальный пункт, если у тебя не получится иметь единокровного сына и ты захочешь передать свои владения Адаму. Это твое право. Ему вполне хватит земель, которые он имеет от Саймона. Ладно, Иэн, это может подождать, пока мы не поручим клеркам составить брачный договор. Ты увидишь, что я не совсем дурочка. Сейчас гораздо важнее выяснить, что на уме у Солсбери и что он может предпринять.
   Разумеется, никакой ловушки тут не было. Она не собиралась создавать невозможные условия, которые заставили бы его взять назад свое предложение. По какой-то только ей ведомой причине, которую он, без сомнения, узнает лишь тогда, когда она сама этого захочет, Элинор решилась выйти за него замуж Иэн расслабился и почувствовал, как потяжелели его веки. Он вдруг вспомнил, что не спал уже трое суток и до того дремал урывками. Он широко зевнул и усмехнулся.
   – Я могу сказать тебе, что он предпримет очень скоро. Если ты соблаговолишь пригласить его, он станцует на твоей свадьбе.
   Это было интересно. Более того – интригующе. Поскольку Иэн знал о недовольстве короля, он едва ли стал бы рассчитывать на приезд кого-либо из ближайшего окружения Джона, за исключением тех, кто обязан присутствовать. Тем более он и не помечтал бы пригласить наперсника короля. Стало ли это результатом простой признательности и дружбы, как полагал Иэн, или у Солсбери созрел какой-то тайный замысел? Вильям был младшим внебрачным ребенком короля, которого Генрих II усыновил, но в недавние времена сильные внебрачные дети не раз захватывали трон.
   Краска залила лицо Элинор. Она подняла глаза и с интересом посмотрела на Иэна. Тот уже смежил веки от усталости.
   – Боже ты мой! – воскликнула она. – Какой же ты все-таки дурачок. Почему не сказал, что тебе нужно поспать?! Почему не отправился спать сразу после обеда?!
   – Потому что мне нужно было знать… – произнес он расслабленным, чуть хриплым голосом, борясь с наваливающимся сном.
   – Теперь тебе больше нечего узнавать. Иди спать!
   Иэн хотел что-то ответить, но против воли снова широко зевнул. Это совсем обессилило его. Он улыбнулся, подошел к Элинор и поцеловал ей руку.
   – Да, мадам, – покорно произнес он. Она наблюдала, как он медленно поднимается по лестнице. Даже сейчас он был грациозен, как большая кошка.
   – Иэн! – окликнула она.
   Он резко остановился, спина его напряглсь, и он резко повернул голову. В глазах его застыл ужас.
   – Не вздумай одеваться утром, пока я не посмотрю твою спину!
   Напряжение спало. Он в последний раз сонно улыбнулся:
   – Да, мадам.


   3.

   Полтора года, прошедшие с того времени, как заболел Саймон, показались Элинор тысячелетием. Каждый день проходил на налитых свинцом ногах, каждая ночь наполнилась страхом, постоянным прислушиванием к затрудненному дыханию мужа. И когда его дыхание затихало, вместе с ним, казалось, останавливалось и время.
   Тогда были лишь периоды света и тьмы, по которым Элинор различала день и ночь, были звуки, в которых она узнавала собственный голос; порой даже слышался звук, который, как она знала, был смехом. Ничто из этого не имело особенного значения. Потом время вновь начинало двигаться, но это было еще хуже. Каждый день казался бесконечным, и тем не менее дела, которые требовали своего разрешения, так и оставались недоделанными.
   Приезд Иэна разрушил угрюмую очередность «я должна» и «я могу». Его физическое присутствие каким-то образом наполнило ее проблемы срочностью и реальностью разрешения, и Элинор вдруг нашла в себе силы подступиться к ним. И дело было не в том, что она рассчитывала на какую-то серьезную помощь самого Иэна.
   После трех месяцев горя, сомнений и тревог, оказавшись в уютном доме Элинор, Иэн совершенно размяк. Он спал сутками, просыпаясь только для того, чтобы проглотить порцию еды, дать перевязать себе раны и снова вернуться в постель, когда прикажут. Он так отупел от усталости, что не видел даже ужаса в глазах детей. Точно таким же стал перед смертью их отец, а значит, Иэн никогда не будет больше с ними играть.
   Элинор тоже забеспокоилась, но ее утешало, что он ел за троих. Она успокаивала Адама и Джоанну заверениями, что он просто очень устал и через два-три дня опять будет здоров и весел, как всегда.
   Тем временем жизнь, казалось, возвращалась. У Элинор появилась причина ходить гулять с детьми – если она не сделает этого, они разбудят Иэна. Появилась причина заниматься кухней, проверять, чтобы прачки как следует стирали постельное белье и одежду Иэна. Элинор перебрала его багаж, откладывая в сторону вещи, которые испортились в дороге и не подлежали ремонту. Часть из них можно было заменить из гардероба Саймона: рубашки, штаны и грубые домотканые туники, которые надевались под кольчугу. Однако верхняя одежда…
   Свет померк на мгновение в глазах Элинор, когда она развешивала серые плащи Саймона. Саймон всегда носил серое. Никто не будет больше носить эту одежду. Это не было сантиментами. Просто серый цвет совершенно не идет Иэну. Его внешность требует ярких цветов драгоценных камней – рубин, изумруд, сапфир прекрасно оттенят его красоту.
   Перерыв и обыскав давно не используемые сундуки, Элинор выбрала куски красного бархата, а также мягкое плотное зеленое шерстяное полотнр. Служанок будили с первыми лучами солнца и на целый день усаживали за работу. Она сама, склонившись над пяльцами, вполуха слышала, как опять болтали, пели и смеялись работницы. Элинор давно уже забыла эти звуки – она уже не помнила, когда слышала что-либо в женской половине дома, кроме угрюмого шепота.
   На четвертый день Иэн сам проснулся на рассвете. Дежуривший мальчик бегом бросился сообщить об этом хозяйке, и вскоре в комнату вошла сонная Элинор в небрежно накинутом халате, чтобы обмыть и перевязать спину Иэна.
   – Куда ты отправляешься? – спросила она, обрабатывая его раны.
   Этот вопрос доставил ему удовольствие и придал уверенности. Это было не вежливое любопытство по отношению к покидающему дом гостю, а требовательный вопрос, утверждавший право спрашивающего знать все.
   – Туда, где я нужен в первую очередь. Когда я приехал, то почувствовал, что Бьорн хотел о чем-то поговорить со мной, но у меня не было времени – следовало уладить более важные дела.
   – Ты готов поговорить с ним?
   Иэн повернул голову и покосился на нее.
   – А почему бы и нет?
   Элинор сжала губы и жестом приказала служанкам и оруженосцам удалиться из комнаты.
   – У меня создалось впечатление, что ты приехал сюда ненадолго, направляясь куда-то дальше.
   Раздражение было той небрежной демонстрацией власти, с которой Элинор удалила его слуг. На душе Иэна вовсе потеплело.
   – Ах, это… – Он положил голову на сложенные руки. – Я не знал, до какой степени ты разозлишься, когда я предложу тебе стать моей женой. Это было объяснение для детей на случай, если ты велишь мне убираться.
   Наступившая пауза показалась Иэну неестественной. Он снова приподнял голову и с недоумением увидел на лице Элинор обиду и настоящий гнев. Он развернулся, сел и взял ее за руки:
   – Элинор, что я такого сказал?
   – Спроси лучше, чего ты такого не сказал.
   Иэна охватила причудливая смесь надежды и разочарования. Единственное, что он не сказал, было то, что он давно любит ее. По мере того как в нем росла уверенность, что Элинор все-таки выйдет за него замуж, в нем возникала потребность быть любимым ею. Но он полагал, что это последнее, что она хотела бы услышать.
   Если бы она смогла полюбить его, это стало бы райским блаженством. Но если Элинор любила Саймона, может ли она перемениться в одночасье? Так скоро стереть из памяти годы пылкой любви? Сколько же лет на это потребуется?! Имеет ли это значение? Если бы она хоть раз посмотрела на него такими же глазами, какими смотрела на Саймона, этого было бы достаточно.
   Противоречивые чувства, разом проснувшиеся в душе Иэна, заставили его замешкаться с ответом.
   – Ты думаешь, я забыла, как ты говорил, что собираешься посадить в клетку волка?!
   – Какого еще волка?! – выпалил Иэн, совершенно растерявшись, поняв только, что его первая догадка оказалась верной. Элинор не ждала от него слов любви.
   – Волка, который любит Англию.
   Иэн понял, что речь может идти только о Джоне, но что же такое он мог сказать? Все его воспоминания о первом дне в Роузлинде потускнели от усталости и казались ему совершенно незначительными в сравнении с главным делом, ради которого он мчался сюда.
   – Я должен помнить, конечно, но не помню. Я еле держался на ногах.
   – Ты сказал, что можешь многое поведать мне насчет поимки в клетку волка, но что ты слишком устал, чтобы препираться со мной. Тебе придется попрепираться со мной сейчас или взять назад свое предложение о женитьбе. Я не собираюсь быть бессловесной и покорной рабыней. Там, где затрагиваются интересы моих земель и моих людей, я должна все знать прежде, чем делать шаг вперед. Я не собираюсь втягиваться против воли в заговор. Если только я не увижу причину для этого – или скорее какую-то надежду на успех, поскольку причина почти очевидна…
   – Элинор, – резко остановил ее Иэн. – Ни в сердце, ни в мыслях моих нет никакой измены. Джон – король Англии, и я, готов сделать все, чтобы он оставался таковым.
   В искренности его заверений сомневаться не приходилось. Элинор разозлилась на себя. Она знала, что Иэн присягал на верность Джону. Такой честный идиот, как он, не способен нарушить клятву. Она сделала неудачный ход, пытаясь выяснить то, что хотела знать.
   – Я знаю, что ты не хочешь низложения короля, – миролюбиво произнесла она, – но не существуют ли другие формы измены?
   – По моему мнению, нет.
   Все было сказано предельно ясно. С точки зрения Иэна, дискуссия была окончена. Он выпустил руки Элинор, но она сама схватила его ладони. Иэну казалось, что он хорошо знал Элинор – они были друзьями долгие годы. Ему приходилось спорить с ней и раньше, но ее аргументы были направлены всегда на его благо. Но ему еще предстоит узнать, кто такая Элинор, когда чувствует угрозу для себя. Ему еще предстоит узнать, что, когда она согласилась стать его женой, он автоматически попал в положение «ее – ей». Это означало не только то, что его и ее блага отныне становились неразрывно связанными в ее душе, но и то, что никакая часть его мыслей и души не могла оставаться в покое, пока Элинор не извлечет ее на свет и не изучит со всем тщанием.
   – Иэн, – проговорила она мягко, но настойчиво, – а как по мнению короля?
   Его губы с горечью скривились.
   – По его мнению, не существует иного слова или действия, кроме «слушаюсь», – только это не измена. Разве он не содрал с Пемброка все шкуры, какие возможно было, лишь за то, что тот подал ему добрый совет? Даже это, с точки зрения короля, – измена. Если что-то сделано не по его приказу – это измена. А то, что он приказал сам вчера, может оказаться изменой завтра.
   Элинор сложила руки Иэна вместе и держала их в своих руках.
   – И все-таки ты будешь следовать за ним и подчиняться?
   – Ничего другого не остается! – выкрикнул Иэн. – Неужели ты не понимаешь? С тех пор, как три года назад отдали Филиппу Нормандию, Англия – это все, что осталось у английских лордов. Нам нужен король, который понимает ситуацию.
   – Ты уверен, что Джон ее правильно понимает? По-моему, все его интересы сосредоточились на том, чтобы обезопасить свои провинции во Франции и отвоевать Нормандию, – саркастически заметила Элинор.
   На щеках Иэна заиграли желваки.
   – Это правда и все-таки не совсем. Джон не может спокойно смотреть, как у него отнимают отечество, – ну ты сама, Элинор, подумай. Как бы ты отнеслась, если бы кто-то отнимал твои земли? И я тоже?
   Его замечание было честным и разумным. Элинор кивнула.
   – Но при всем этом Джон понимает, что Англия – самое главное, – продолжал Иэн. – Именно Англия является его домом и местом, которое он любит больше всего. Сюда он приезжает отдохнуть и развлечься…
   – И собрать налоги для оплаты своих развлечений и войн во Франции, – парировала Элинор.
   – И что из того? А кому бы ты предпочла платить? Сыну Филиппа Луи? – холодно спросил Иэн.
   Элинор в негодовании вскочила на ноги, и Иэн рассмеялся.
   – Ну так как? – настаивал он. – Или кому-то еще? Сыновьям дочерей Стивена Блуа?
   – Есть еще Солсбери, – мягко подсказала Элинор. К ее удивлению, Иэн не вскочил с протестом и не посоветовал придержать язык. Он лишь покачал плечами и вздохнул.
   – Кто был бы против? Но это безнадежно. Солсбери сам не согласится. Ему заморочили голову. Старый король Генрих хорошо поработал над ним. Мысль, что он не может быть королем, крепко вбита в его мозги. Не качай головой, я знаю его, а ты – нет. И есть еще одна важная вещь: одного пусти – все полезут. Разве не востребуют свои отнюдь не меньшие права остальные внебрачные дети первого Генриха? Представь, что в одночасье явится целая дюжина таких «королей». Джона можно считать кровоточащей раной, но свергни его – и начнется чума.
   Он был прав, и Элинор понимала это.
   – Так как же ты собираешься загнать волка в клетку? – едко спросила она, возвращаясь к своему первоначальному вопросу.
   – Ты знаешь, что дела пошли хуже после того, как в прошлом году умер Губерт Уолтер. Следовательно, первым шагом неплохо было бы поставить на место архиепископа Кентерберийского человека столь сильного, как Уолтер, человека, который мог бы при необходимости остановить Джона.
   Элинор уже была готова услышать какие-то неопределенные общие слова и какую-нибудь безнадежную иллюзорную чепуху. Простая практичная идея вызвала в ней живой отклик.
   – Я думала, что король уже выбрал на роль архиепископа этого лизоблюда Грея. Как можно предложить другого? Кого? – радостно спросила она.
   Иэн осторожно высвободил руки и снова лег.
   – Заканчивай со мной, Элинор, – предложил он, – пока я рассказываю. Мне еще нужно заняться более насущными для нас делами.
   – Разумеется. Повернись-ка немного в эту сторону. – Она протерла еще одну рану на его спине, а затем вздохнула. – Это прекрасная мысль. Но я не вижу…
   – Ты была занята другим делом, – напомнил ей Иэн.
   Иэн стал рассказывать ей о своих планах, и Элинор восхищенно слушала его. Да, этот человек будет ей хорошей парой!
   Элинор замотала повязку и с отсутствующим видом протянула Иэну рубашку. Улыбнувшись, он принялся натягивать ее на себя. Элинор, слегка нахмурившись, смотрела на него, но явно ничего не видела. Ее мысли витали в хитросплетениях политических проблем, которые они обсуждали. И снова Иэн испытал удовлетворение, смешанное с душевной болью. Он – совершенно очевидно – не был уже в доме почетным гостем, которого обхаживают со всех сторон. Мужья сами могут заниматься своими делами, когда их жены заняты другим. Отсутствие формальной вежливости вдохновляло его, но, с другой стороны, Иэн не был еще прижившимся мужем. Он был скорее молодым любовником. И ему хотелось, чтобы его госпожа смотрела на него не только с уважением, но и с желанием.
   Элинор с машинальной ловкостью продолжала одевать его. Опустившись на колени, она принялась натягивать на него штаны. Рука Иэна потянулась к ее распущенным волосам, таким же черным, как и его волосы, но густым и прямым, словно лошадиный хвост, и таким длинным, что они касались пола, когда она стояла на коленях.
   Прежде он видел ее волосы лишь дважды: когда впервые познакомился с ней и она еще носила старомодный головной убор из вуали под венком, он сумел разглядеть под вуалью волосы, заплетенные в косы. А другой раз, когда у нее случился выкидыш. Саймон привел его в их спальню, чтобы Иэн поговорил с ней и утешил. Тогда ее волосы были так же распущены, как и сейчас.
   Иэн вовремя отдернул руку. Усилие, которое он сделал над собой, имело успех. Голос его звучал ровным тоном.
   – А что делать дальше, посмотрим. – Он помолчал немного и с какой-то нерешительностью продолжал: – Свадьба – хороший повод встретиться с людьми, не вызывая подозрений.
   – Превосходная мысль, – охотно поддержала его Элинор.
   В ее голосе не слышалось и намека на разочарование. Она понимала, что брак для Иэна – лишь удобная возможность устроить свои политические и личные дела. И было совершенно естественно, что он рассуждает о свадьбе с практической точки зрения. Она не могла понять только, почему сама относится к этому иначе. Ведь в ее любви к Сай-мону перемен не произошло. И все же, когда она думала о будущей семейной жизни с Иэном, ее дыхание чуть учащалось, губы чуть улыбались, а по телу разливалось тепло. Придется быть очень осторожной, чтобы он не почувствовал этого: было бы нечестно выказывать какой-то интерес и влечение, на которое он не мог бы ответить.
   – Встань. – Элинор застегнула ему штаны, снова опустившись на колени, и подтолкнула его правую ногу. Он приподнял ее так, чтобы она могла просунуть под штанину подвязку. – Приподними штанину.
   Иэн ухватился за ткань на ноге и подтянул ее вверх, обнажив голень, пока Элинор ловкими движениями обернула его ногу подвязкой и завязала ее под коленом. Та же процедура повторилась и с левой ногой. Затем Элинор подняла голову и совершенно естественным движением протянула руки, чтобы Иэн помог ей подняться. Она могла только молиться, что царивший в комнате полумрак скроет горячую краску, выступившую на ее щеках. Потом она опустила глаза и спросила:
   – Когда же состоится наша свадьба? Он вдруг крепче сжал ее руки.
   – Скоро.
   Иэн ответил с таким пылом, что Элинор удивленно уставилась на него. Он был, однако, сам изумлен не меньше ее. К тому времени, когда ее глаза нашли его лицо, он уже смотрел в сторону, крепко сжав рот.
   – Это должно быть сделано очень скоро, – продолжал он, отпустив ее руки. – Я знаю, что король намерен провести Рождество в Англии, так что вполне реально предположить, что он вернется за неделю или две до праздника. Следовательно…
   – В начале декабря или, для пущей уверенности, в конце ноября. – Элинор приложила руку к щеке. – И на скольких гостей я должна рассчитывать?
   – С моей стороны будет около двадцати знатных лордов. У пятерых, по крайней мере, будет большая свита.
   – Ты пригласишь Ллевелина?
   – Да. Я, конечно, не уверен, что он приедет, но надеюсь. Надежда есть потому, что у него будет, кроме всего прочего, возможность повидаться со своим сыном Оуэном, который находится при мне, и, если Джон к тому времени еще не вернется в страну, это будет достаточно безопасно.
   – Достаточно безопасно? Разве Ллевелин не женат на дочери Джона? И это, по-моему, случилось не так давно. Этот Оуэн…
   Иэн засмеялся:
   – Мои оруженосцы, как на подбор, внебрачные дети, но все они хорошие ребята. Оуэн – старший родной сын Ллевелина. А Джеффри – сын Вильяма Солсбери. – Он кивнул, заметив довольное выражение ее лица, но тут же вернулся к тому, что его беспокоило: – Если Ллевелин не приедет, мне самому придется съездить в Уэльс. Боюсь, что его ждут неприятности, я должен поговорить с ним об этом. Ты ведь сама понимаешь, что, если король перестанет метаться между французскими землями и нашими островами, его сила здесь значительно возрастет. К тому же бароны, которые не захотели отправиться с ним во Францию, охотно встанут под его штандарт, чтобы подчинить Уэльс, Шотландию или Ирландию.
   Элинор слушала его вполуха. Голова ее в основном была занята сложением и умножением, а глаза расширялись все больше.
   – Ох, Иэн, вместе с теми, кого я должна пригласить, получится не менее сорока лордов с супругами и примерно… примерно тысяча слуг.
   – Да. – Иэн прикинул в уме ее расчеты. – Похоже, что так. Правда, некоторых мы, безусловно, посчитали дважды. Так что будет немного меньше.
   – Это будет стоить годового дохода Роузлинда.
   – Наверняка, – согласился Иэн. – Это не может иметь значения. Ты провела слишком много времени, не выезжая из дома.
   – Но…
   Он чуть отвернулся.
   – Тебе не нужно оправдываться передо мной. Я знаю, с чем это было связано. И тем не менее пришла пора закончить твое вынужденное заточение. Ты должна проехаться по своим владениям и, естественно, побыть недолго в каждом замке и привести там все в порядок.
   Более привыкшая к укорам, что она слишком пристально присматривает за делами своих вассалов и кастелянов, Элинор на некоторое время притихла.
   – Ладно, мы и так слишком много времени потратили на это, – продолжал Иэн, и глаза его блеснули огнем в занимающемся утреннем свете. – Когда дети отправятся спать после ужина, мы сможем составить список тех, кого нужно пригласить. – Это замечание навело его на следующую мысль. Он улыбнулся: – Кстати, я проголодался.
   – Если ты будешь продолжать только есть и спать, то растолстеешь, как боров.
   – Нет. Я уже много лет пытаюсь нарастить себе немного дополнительного мяса. Это бы мне очень пригодилось на турнирах. – Но мысли его были уже слишком далеко от шуток. – Элинор, ты не знаешь, чем обеспокоен Бьорн? Я имею в виду, это связано с его обязанностями или у него какие-то личные проблемы?
   – Я уверена, что это связано с беззаконием, которое творится на дорогах. С личным делом он бы обратился ко мне. Разбойники ускользают от него все с большей легкостью, и он не знает, почему и как их призвать к покорности. Он не умеет наблюдать, как они действуют, и предвидеть, что они предпримут в следующий раз. Он всю жизнь лишь подчинялся приказам – моего деда, сэра Андре, а потом – Саймона. Они приказывали – он исполнял. И теперь он не знает, что делать, а я не могу ему объяснить.
   – Именно этого я и боялся. Я видел сгоревшую деревню. Я проедусь с ним сегодня же и посмотрю, что можно сделать… Дьявол! – вдруг воскликнул он. – Тебе придется снять с меня эту повязку, я не натяну на нее кольчугу!
   – Не сниму и тебе не позволю! Раны только-только начали подживать. Я не буду уничтожать плоды моих трудов. Ты можешь надеть доспехи Саймона.
   Наступило напряженное молчание. Это было совсем другое, нежели просто предложить одежду Саймона. Одолжить одежду любому знатному посетителю замка было обычным делом, но не драгоценную кольчугу.
   Затем Элинор мягко продолжила:
   – И не вздумай надевать щит, чтобы снова натереть спину. Пусть его возьмет один из оруженосцев. Иэн покачал головой и вдруг улыбнулся.
   – Разреши мне взять с собой Адама. Он достаточно крепок, чтобы тащить щит, мне кажется. Я скажу Бьорну взять десяток людей дополнительно, которые будут охранять его. Впрочем, сомневаюсь, что мы встретим какое-либо сопротивление.
   Элинор с улыбкой ответила:
   – Это очень мило с твоей стороны. Он будет на седьмом небе от счастья. Но ты уверен, Иэн, что он не доставит тебе лишних хлопот?
   Он лишь громко рассмеялся.
   – Ну, разумеется, с ним будут хлопоты. Если бы дело обстояло иначе; следовало бы немедленно пригласить врача, чтобы он обследовал его. – Потом серьезным тоном добавил: – Не волнуйся. Я не дам его в обиду, но, в общем-то, ему пора выезжать и учиться, как должны исполняться боевые приказы.
   В его рассуждениях был слышен легкий оттенок просьбы. Иэн знал, что Элинор очень разумная женщина, не такая, чтобы стремиться держать сына до старости под своим крылышком. Однако ее положение было не совсем нормальным. Когда перед ее глазами день и ночь находился умирающий по кусочкам муж, она могла начать испытывать ужас перед мыслью о любой опасности, неважно насколько отдаленной, грозившей ее единственному сыну.
   – Тебе не нужно объяснять мне. Давно уже пора. Бьорн не взял бы его. Я говорила с ним об этом, но это его так расстраивало, что я не могла настаивать, ибо и так возложила на него слишком много ответственности.
   – Мне нужно было приехать раньше, – виновато произнес Иэн, – но…
   Он оборвал себя. Он не должен говорить ей, почему задержался.
   – Я понимаю, – успокоила его Элинор. Иэн не стал оспаривать ее заблуждение. Она полагала, что это король задержал его по злобе или капризу. Хотя на этот раз Джон был ни при чем, Иэн особо не стеснялся возлагать вину на него. Король был виновен достаточно часто, и одним грешком больше или меньше, уже не имело значения.
   – О Боже! – воскликнула Элинор, когда полоса солнечного света достигла порога спальни Иэна. – Как мы заболтались! Мы уже пропустили первую мессу. Мне нужно бежать одеваться. Я пришлю к тебе оруженосцев.
   – Подожди, Элинор. Ты говорила Адаму и Джоанне? Как… ты хочешь, чтобы я обращался к ним? И они ко мне? Она не вернулась и даже не повернула головы.
   – Я ничего им не говорила.
   – Ты хочешь, чтобы я им сказал? Что, ты думаешь, мне следует сказать им?! Они расстроятся? Рассердятся?
   Элинор медленно развернулась, прижимаясь спиной к дверной раме, чтобы Иэн не видел, как она вцепилась в нее руками.
   – На каждый твой вопрос я могу ответить только одно: я не знаю.
   – Ради всех святых, Элинор, ты должна верить, что я не имею желания отнять у детей Саймона их отца.
   – Тут ты ничем не можешь помочь, – прошептала она. – Очень скоро Адам вообще забудет его – он останется просто именем в твоих или моих устах. Ему шел только шестой год, когда Саймон заболел. Он сам захочет забыть отца, который не мог подняться по лестнице или взять в руки меч.
   – Тебе не стоит беспокоиться об этом. Я увековечу его память.
   Бесполезно было объяснять Иэну, что память об отце будет иметь имя Саймона, но облик Иэна. Элинор знала, что это было бы лучше всего. Так Адам не будет страдать от вины, что изменил отцу. Для него Саймон и Иэн станут одним отцом. С Джоанной, правда, дело обстояло сложнее. Элинор согласно кивнула на предложение Иэна и выразила свою последнюю мысль вслух:
   – Не огорчайся, если Джоанна поначалу немного рассердится.
   – Как это ты предлагаешь мне не огорчаться? – взволнованно произнес Иэн. – Как я смогу не огорчаться, если Джоанна, которая всегда любила меня, после этого возненавидит?!
   – Она не возненавидит тебя, – уверила его Элинор. – Только прояви терпение. Дай ей немного времени.
   К счастью, все прошло гораздо проще, чем ожидали Иэн и Элинор. Когда Иэн вышел к столу, уставленному хлебом и вином, которыми обычно прерывался ночной пост, он был в полном обмундировании, за исключением шлема и рукавиц. Тут же поднялся двойной крик протеста:
   – Ты обещал остаться на день! Ты проспал почти все время. Это нечестно!
   – Тихо! – прогремел Иэн.
   В комнате воцарилась тишина. Дети вытаращили глаза. Слуги в страхе застыли. Даже Элинор затаила дыхание. Иэн никогда не кричал на детей.
   – Я никуда не уезжаю, – сказал он, улыбнувшись, – но как я могу что-то объяснить, если вы хором кричите и я не слышу собственного голоса?
   Адам соскочил с лавки, пролез под столом и страстно обнял ноги Иэна. Элинор тихо посмеивалась. Слуги, оцепеневшие было от ужаса, как если бы хорошо знакомый гость вдруг стал бы им угрожать, занялись своими делами. Оруженосцы, стоявшие за его спиной, чувствовали себя неуютно. Они знали, как принято вести себя оруженосцам гостя замка, но в этой неформальной семейной обстановке растерялись. Старший из них, Оуэн, сын Ллевелина, просто ждал. Он хорошо знал своего господина и был уверен, что ему без злобы или необоснованных наказаний прикажут, что надо делать. Младший, Джеффри, сын Вильяма Солсбери, прежде чем оказаться в свите Иэна, был придворным пажом. Месяца хорошего обращения было недостаточно, чтобы стереть из его памяти ужасы трех лет службы у королевы Изабеллы. Он застыл, стараясь изо всех сил скрыть страх.
   – Как долго ты пробудешь здесь? Сколько? – умоляюще спрашивал Адам.
   Возможность объясниться с детьми представлялась слишком удачной, чтобы не воспользоваться ею, и Иэн был слишком хорошим тактиком, чтобы не увидеть этого. Он опустил руку на голову мальчика, но глаза его уперлись в Элинор.
   – Я вообще не собираюсь уезжать никогда, если только мне не придется откликнуться на зов короля или заняться каким-то важным делом, где тебе будет опасно быть со мной. – Он готов был остановиться на этом, но глаза Элинор поддержали его, и он продолжал: – Я попросил твою маму стать моей женой, и она согласилась. Отныне и навсегда я буду твоим опекуном.
   – Мама?! – выдохнула Джоанна.
   – Лорд Иэн оказал мне честь, предложив стать его женой, и я приняла его предложение, – сухо подтвердила Элинор. – Отныне ты должна слушаться его, как слушалась бы своего отца и мать.
   – Ты научишь меня сражаться на турнирах? – радостно спросил Адам.
   – Когда ты немного подрастешь.
   – Я уже и так подрос. Я большой и сильный. Ты сам говорил…
   Элинор наблюдала за лицом Иэна, где происходила самая интересная борьба, пока Адам терзал его. Давняя привычка и большая любовь уговаривали его уступить мальчику. Но новое ощущение ответственности остановило его. В прошлом он обычно выступал в роли защитника детей перед их родителями. Но тогда он знал, что все равно ни Элинор, ни Саймон не уступят ни на йоту в том, что было действительно важно или могло оказаться вредным. Теперь же, особенно в том, что касалось обучения Адама, он сам становился высшим судьей. Он с сожалением покачал головой.
   – Ты недостаточно вырос. Ты должен еще многому научиться, прежде чем речь зайдет о турнирах.
   – Ну, Иэн…
   – Ты что-то новое хочешь сказать? Если нет, то попридержи язык, или я буду воспринимать это как лишнее доказательство, что ты еще слишком мал, чтобы быть разумным и послушным. А если ты не разумный и не послушный, то я не смогу позволить тебе отправиться вместе со мной и Бьор-ном на розыски разбойников, которые нападают на крепостных. А ведь я собирался доверить тебе нести мой щит!
   Глаза мальчика округлились, рот приоткрылся. Усилием воли Адам проглотил остававшиеся у него возражения. Отправиться с Иэном было слишком чудесным подарком, чтобы выпрашивать еще что-нибудь. Кроме того, ничто не помешает ему вернуться к вопросу о турнирах после охоты за разбойниками. Адам был убежден, что если достаточно часто просить о чем-то, то обязательно это получишь. Между просьбой и получением вполне можно заработать шлепок, и не один, но если эта вещь не стоит одного-двух шлепков, то и нечего выпрашивать ее. Он последовал за Иэном вокруг стола и принялся втискиваться между матерью и своим кумиром.
   – Сядь слева от матери, Адам, – приказал Иэн.
   – Но, Иэн, я хочу сидеть рядом с тобой. Я хочу узнать…
   – Джентльмены не сидят рядом, когда присутствуют дамы, – упрекнул его Иэн, – и не разговаривают о вещах, которые не интересны остальным гостям.
   На лице Адама настолько явственно отразился ужас, что Элинор пришлось прикусить губу, а рот Иэна против воли начал растягиваться. Мальчик нахмурился.
   – Теперь, когда ты мой опекун, ты не такой интересный, как раньше, когда просто был моим другом, – пожаловался он.
   – Это правда, потому что теперь мой долг следить, чтобы ты превратился в мужчину, достойного своего происхождения и положения. А исполнение долга гораздо важнее всего остального, даже удовольствия сидеть рядом с тобой или радости доставить тебе удовольствие.
   Задумавшись над этой довольно сложной фразой, Адам сел на место, которое ему указали. Иэн тем временем перешагнул через лавку и сел между Элинор и Джоанной. Ожидавшие оруженосцы подошли с двух сторон к столу, чтобы наполнить вином кружки. Наблюдавший за их действиями Иэн увидел, что рука Джеффри так сильно дрожит, что вино немного пролилось.
   Элинор вежливо заметила, что она велела подать сыр и холодный паштет, поскольку «мужчины» отправляются в поход. Иэн сухо поблагодарил ее. Затем она повернулась к Адаму, а Иэн – к Джоанне. Он услышал, как Элинор прошептала сыну, что было бы вежливо с его стороны предложить ей немного паштета и сыра, который нарезали оруженосцы. И снова Иэна начали раздирать радость и боль: удовольствие оказаться внутри этой семьи, осознавать себя неотъемлемой частью ее, чего ему прежде было не дано, и столь же сильный страх, что он присвоил себе то, что не должно принадлежать ему.
   – Могу я подать вам сыр, леди Джоанна? К нему повернулись серые, подозрительно влажные глаза.
   – Почему ты пытаешься занять место папы, Иэн? Несмотря на предупреждение Элинор о возможной негативной реакции девочки, этот вопрос ударил его, подобно кулаку.
   – Я не пытаюсь сделать это, – возразил он, – и не посмел бы, и твоя мама никогда бы не позволила мне. Кроме того, подобные замечания недопустимы в общественных местах, таких, как стол в зале, в присутствии прислуги. Господи, Джеффри, что ты делаешь с этим сыром? Неужели я должен учить тебя резать сыр после такого срока службы? – Он перевел взгляд с изуродованного сыра на белое, перекошенное от страха лицо. – Ну ладно, ладно, мой мальчик, – сказал он уже мягче, – ты, может быть, заболел?
   – Нет, господин.
   Он был хрупкого телосложения и довольно красив, с прямыми, блестящими каштановыми волосами и светло-карими глазами со странно меняющимся оттенком. Сейчас глаза его стали почти черными от страха, а юное лицо, бывшее только что белым, как снег, стало алым, то ли от стыда, то ли от лихорадки.
   Иэн заметил, что у молодого человека дрожали не только руки, но и все тело. Джоанна, оправившись от шока, с жалостью посмотрела на юного оруженосца. Элинор тоже, оторвавшись от жалких попыток Адама вести вежливую беседу, бросила взгляд на Джеффри и коснулась руки Иэна. Глаза их встретились. Иэн вздохнул с облегчением.
   – Очень хорошо. Оуэн, Джеффри, нам хватит. Вы можете идти и тоже перекусить.
   Облегчение, испытанное Иэном, имело серьезную причину. Без всяких слов Элинор предложила ему позаботиться о юноше – естественный долг жены по отношению к оруженосцу мужа, но и вид помощи, с которой Иэну, естественно, еще не приходилось сталкиваться. Лечить и ухаживать за больными было женским делом, и они более преуспевали в этом, чем ученые врачи, которые важно рассуждали об основных соках в организме, пока их пациенты умирали.
   Оба оруженосца представляли для Иэна большую ответственность. Оуэн был старшим и самым любимым из родных детей лорда Ллевелина. Когда Ллевелин женился на дочери короля Джона и мог надеяться на рождение законных детей, Оуэн был исключен из очередности престолонаследников в Уэльсе – по крайней мере на время. Ллевелин не имел намерения прятать своего сына в тени или предоставить расти ему сорняком и доверил его Иэну, чтобы тот выковал в его характере норманнский блеск воина и мужчины.
   Оуэн никогда не давал Иэну поводов для беспокойства, что лорд Ллевелин будет разочарован. Он был сообразителен, весел, крепок и гибок, как хорошо выделанная кожа, и был решительно настроен использовать любые преимущества и возможности, которые предоставлялись ему. Иэн уже имел два выгодных предложения о браке для Оуэна.
   Джеффри ФицВильям был юношей совершенно иного рода. Однажды Солсбери одобрительно отозвался об отношениях Иэна с Оуэном. Естественно, Иэн не смог удержаться от разглагольствований о своих собственных успехах под крылом Саймона и о своем убеждении, что из оруженосца может выйти что-то путное, только если он любит своего господина, доверяет и беспрекословно подчиняется ему. Это была совершенно невинная беседа, так что Иэн немало удивился, когда услышал, как Солсбери смущенно прокашлялся, и увидел, повернув глаза на этот звук, что лицо его собеседника изрядно покраснело:
   – Вы не думаете, что незаконнорожденность позорит ребенка? – осторожно, чуть смущенно спросил Солсбери. Иэн посмотрел на него в крайнем изумлении.
   – Как это может позорить ребенка? Его мать – да; отца – положим, тоже да, хотя, Бог свидетель, я сам едва ли сторонник воздержания, но не думаю, что кто-то считает меня отцом. Но в чем ребенок виноват?! Плод связи не виновен ни в чем, кроме первородного греха человека, независимо от того, рожден он в браке или вне его. Кто может обвинить ребенка в слабостях его родителей?
   – Изабелла может! – с горечью выпалил Солсбери. Прежде чем Иэн успел тихо заметить, что королева Изабелла способна на любое идиотство и не может служить образцом мнения других людей, Солсбери пустился в грустную историю. У него был сын, рожденный вне брака. Его мать, леди, умерла при родах. Ребенок рос в семье своего деда, но, когда мальчику миновало десять лет, старик умер. Поскольку сын уже достаточно подрос для отдачи на воспитание, Солсбери доверил его королеве.
   – Он хороший мальчик, спокойный и послушный. Он никогда не обращался ко мне с жалобами. Я с самого начала видел, что он несчастлив, но думаю, что иначе и быть не может в чужом месте. Я надеялся, что он постепенно привыкнет. А потом, вы сами знаете, что произошло. Когда Джон рассорился с баронами, а затем потерял Нормандию, у меня не было времени вспоминать о Джеффри. Когда все понемногу улеглось и я узнал, что с ним стало…
   Иэн догадывался, к чему он клонит, но не мог придумать, что сказать.
   Солсбери в гневе стиснул губы.
   – Остальные пажи и даже старшие оруженосцы сделали его предметом постоянных издевательств, а Изабелла поощряет их. Она постоянно ищет повод наказать его за что угодно – за карие глаза, за прямые волосы. Я полагаю, это связано с тем, что она ревнует своего мужа ко мне, но мучить ребенка… Она сказала ему в лицо и мне, что он ничто, ублюдок и что его мать была шлюхой – что, клянусь вам, неправда.
   – Вы должны немедленно забрать его оттуда, – настоятельно произнес Иэн. Черные, пустые годы его собственного детства волной поднялись из-за стены, которую построил Саймон, чтобы отгородить Иэна от них. – Даже если король будет недоволен и Изабелла возненавидит вас еще больше, вы обязаны…
   – Я знаю. Вы возьмете его? Я наблюдал за Оуэном некоторое время. У него доброе сердце. К тому же он сам в таком же положении. Вам я доверяю.
   – Но у меня нет дома. Я не могу воспитывать его в соответствии с его положением.
   – Какое его положение? Байстрюк байстрюка – бедный мальчик. У меня, конечно, есть кое-что для него, и дед оставил ему немало. Он не станет нищенствовать. Никакого толку не будет, если я начну передавать его из одного дома в другой. Он должен оставаться поблизости, и с ним нужно обращаться осторожно. Иэн, он умрет, может быть, даже покончит с собой, если срочно не предпринять что-то! Не бойтесь, я не стану винить вас, если вы не сумеете спасти его. Я должен винить себя самого. Только себя.
   Таким вот образом Джеффри оказался подопечным Иэна. Иэн скоро обнаружил, что в нем было больше твердости духа, чем ожидал от него отец. Поближе познакомившись с Джеффри, Иэн не мог представить себе, как такой парень мог позволить издеваться над собой с подобной жестокостью. При добром отношении со стороны Иэна и Оуэна он очень быстро расцвел, прибавил в теле, стал говорливым и даже позволял порой довольно серьезные шалости, за что однажды отведал порки. Расправу учинил самолично Иэн, а Джеффри выдержал ее, ни разу не вздрогнув, с безразличным видом, пока Иэн не схватил его грубо за грудки и не заорал:
   – Дурачок! Ты же мог остаться калекой или умереть! Затем были слезы раскаяния и обещания исправиться.
   Мальчик был очень крепок духом. Его можно было увлечь любовью, но не подчинить наказанием.
   Поэтому Иэн очень обеспокоился, увидев, что Джеффри внезапно вернулся в то состояние, в котором был, когда его только забрали от Изабеллы. Иэн терялся в догадках. Он не мог поверить, что кто-то в замке Роузлинд мог оскорбить его оруженосца, и, даже если бы это случилось, Оуэн, без сомнения, навел бы порядок сам или доложил ему. Иэн мог только предположить, что Джеффри заболел – и что в таком случае его нужно предоставить заботам Элинор. Он прикажет Джеффри оставаться сегодня в замке, а Элинор может уложить его в постель и заняться лечением, если это необходимо. Иэн решил оставить пока этот вопрос и повернулся к Джоанне.
   – Прости, если я говорил с тобой слишком резко, дорогая моя, – произнес он ласково. – Просто меня задело, что ты могла предположить, что я способен совершить поступок, который не одобрил бы твой отец.
   Иэна пронзил ужасный укор совести. Он сам не верил, что Саймону могло бы понравиться, что Элинор будет лежать рядом с ним на брачном ложе. «Однако другого пути нет, – убеждал он себя, – просто нет другого пути, чтобы обеспечить ее безопасность».
   – Я должен обеспечить твою безопасность, – сказал он вслух Джоанне. – Я обязан твоему отцу очень многим, и лучшим способом отплатить за все добро, что он сделал для меня, было взять тебя, и твою маму, и Адама под свою защиту. Позже мама объяснит тебе, почему это необходимо. Кое-что ты уже знаешь, ведь ты слышала, что мы с Бьорном собираемся поймать разбойников. Но, Джоанна, ты уже достаточно большая, чтобы понимать, что нельзя говорить о подобных вещах в присутствии оруженосцев.
   – Прости меня. Я была так… – она остановилась, подыскивая подходящее слово, – удивлена. – Она, казалось, почти примирилась. Она всегда обожала Иэна, но он показался ей таким чужим, когда разговаривал с Адамом. И кое-что еще беспокоило ее. Ей нужно было время подумать. – Джеффри заболел? – спросила она.
   – Надеюсь, что нет, – ответил Иэн, радуясь, что Джоанна перевела разговор на другое, – но даже если так, твоя мама хорошо присмотрит за ним, я уверен. Я надеюсь, Джеффри и Оуэн тебе понравились?
   – Да, но Оуэн сказал, что я «просто девчонка». Это и неприятно, и неправда. Когда-нибудь я стану леди Роуз-линд. А это не «просто девчонка».
   – Нет, конечно, – ответил Иэн, стараясь не улыбаться. – Я поговорю с Оуэном. Он больше не будет таким невежливым.
   – Не нужно, – надменно произнесла Джоанна. – Я уже с ним поговорила – и с Джеффри тоже.
   – Джеффри? – вяло переспросил Иэн. Джеффри, как младший старшим, восхищался Оуэном, почитая его словно героя. Иэн знал, что для Джеффри он сам был почти непогрешимым Богом, а Оуэн располагался на уровне доброго и полезного святого.
   – Джеффри сказал, что никто не бывает «просто» что-то. Все люди – личности, и каждого нужно оценивать по-своему.
   – Джеффри очень мудр для своего возраста, – одобрительно заметил Иэн.
   Затем его внимание привлекла Элинор, которая только что позволила Адаму выйти из-за стола. Она посмотрела мимо Иэна на нетронутые хлеб, сыр и разбавленное вино дочери.
   – Ты ничего не хочешь съесть, Джоанна? – спросила Элинор.
   – Это моя вина, – торопливо произнес Иэн. – Я отвлек ее разговорами.
   – Тогда ешь сейчас, – подогнала дочку Элинор. – Урок хорошего тона закончен. Если ты не поторопишься, то опоздаешь на урок вычислений, что, конечно, огорчит не тебя, а меня.
   Джоанне как раз ее уроки скорее нравились, чего нельзя было сказать об Адаме. Он все время протестовал и стонал, что чтение и письмо нужны только писарям, а он не собирается быть писарем. Почему же он должен учиться? Почему он должен тратить попусту время, которое лучше использовал бы для занятий с мечом или катания на лошади. А Джоанна находила чтение, письмо и арифметику гораздо более интересным занятием, чем вязание, ткачество или вышивание. Ее мысли уже унеслись к предстоящему уроку с отцом Френсисом, и Джоанна жадно вонзила зубы в хлеб с сыром.
   – Я скажу Джеффри, что не возьму его с собой, – сказал Иэн, повернувшись к Элинор. Затем, понизив голос, объяснил ей кое-что насчет происхождения и проблем мальчика.
   – Ох, уж эта Изабелла! – прошипела Элинор. – Только она может обидеть ребенка из ревности к его отцу. И король тоже добрый дядя…
   – Он безразличен, похоже, или действительно ничего не знает. Джон любит брата и не позволил бы, думаю, обижать его сына – если только… Нет! Должно быть, двор так велик, что он просто не знает, чем занимается Изабелла. Надеюсь, мальчик не сильно заболел.
   – Я вообще сомневаюсь, что он болен. Он эти четыре дня и даже сегодня утром чувствовал себя прекрасно.
   – Так что же случилось, от чего он сначала побледнел, потом зарделся и задрожал?.. – Голос Иэна увял.
   Его озарила ужасная догадка. Джеффри резал сыр, который стоял перед Джоанной, а Джоанна – он бросил на нее взгляд – обещает стать красавицей, сводящей мужчин с ума. Но не теперь же! Ведь ей только девять лет! Да, а мальчику еще не исполнилось четырнадцати. Только четырнадцать? У Иэна было еще одно воспоминание детства, о котором он не упомянул Элинор, – единственное приятное. Ему было немногим более двенадцати лет, когда он узнал свою первую женщину.
   К счастью, в это мгновение Джоанна дожевала последний кусок хлеба и попросила разрешения уйти. Элинор кивнула, и девочка убежала. Иэн проводил ее глазами.
   – Не оставляй Джеффри и Джоанну наедине, – резко сказал он Элинор.
   Она удивленно взглянула на него, потом приподняла брови.
   – Я не думала об этом, но ты прав. Это возможно. Он уже преуспел в этих делах?
   – Я не знаю, но при дворе Джона у него наверняка было достаточно возможностей научиться. Присматривай. Лучше подстраховаться, чтобы потом не жалеть.


   4.

   Только поздним утром Элинор освободилась, чтобы встретиться с Джеффри, которому было приказано лежать на походной койке и отдыхать, пока она не найдет времени для него. Он умолял Иэна взять его с собой, уверяя еще и еще раз, что здоров. Однако от огорчения и отчаянной борьбы со слезами он так разгорячился, что Иэн, увидев раскрасневшееся лицо и прикоснувшись к его лбу, остался непреклонен. Мальчику не могло повредить полежать денек в постели, хотя он и здоров, а если в нем зарождалась какая-то болезнь, отдых мог бы предотвратить ее.
   Элинор обнаружила Джеффри лежавшим лицом к стене. Поначалу она решила, что он спит, поскольку тот не мог не слышать ее прихода. И тут ее озарила одна идея. Джоанна могла быть расстроена не только ее браком с Иэном. Она придвинула к кровати низкий стул, села на него и положила руку на затылок мальчика. Он не спал. Она почувствовала, как напряглись его мышцы, но температуры у него не было.
   – Повернись, Джеффри.
   Мальчик неохотно, скованно повернулся на другой бок. Лицо его было белым, словно маска, глаза, почти черные, уставились в никуда и были едва видны под полуопущенными веками. Элинор ослабила шнуровку его рубашки и пощупала пульс на горле. Пульс был ровным и твердым, ни слабым, ни лихорадочным.
   – Я не верю, что ты болен, Джеффри, – спокойно сказала Элинор.
   – Я так и говорил, мадам.
   – Тогда сядь. Так будет легче разговаривать. – Она подождала, пока он сядет, скрестив ноги и прислонившись спиной к стене. – Ты ведь любишь лорда Иэна, не так ли, Джеффри?
   – Да, мадам. Элинор улыбнулась.
   – И не слишком доволен, что у него будет жена? На лице мальчика не отразилось никаких эмоций, но глаза быстро заморгали.
   – Я должен быть рад всему, что делает мой господин. Разумеется, я доволен.
   Сдержав порыв смеха, который, безусловно, ранил бы чувствительную душу юноши, Элинор погладила крепко сжатые руки Джеффри.
   – Это очень благородно с твоей стороны, поскольку ты мог бы опасаться, что отныне лорд Иэн станет тратить много времени на другие дела и не сможет уделять должного внимания твоему обучению и продвижению. Но это не так. Во-первых, лорд Иэн никогда не забудет о своей ответственности перед тобой. Во-вторых, я бы ему не позволила этого. Для меня очень важно, чтобы ты стал сильным и умелым в исполнении своих обязанностей. Часто жизнь лорда Иэна будет зависеть от тебя, так что я должна настаивать, чтобы он научил тебя всему, что умеет сам, как можно скорее.
   Что-то шевельнулось под застывшей маской юного лица. Элинор ждала, держа ладонь на руках Джеффри. Юноша уставился на нее, любуясь белой кожей, полным благородным ртом, точеным профилем, большими зеленовато-карими глазами, затененными черными-черными ресницами. Джеффри был молод, но не настолько, чтобы не понимать, что красоту создает гармония души, а не отдельных черт. Это была красота, отличная от красоты королевы, и все-таки красота – ненавистная и пугающая. В доме его деда жили не такие красивые женщины, но они любили Джеффри, а прекрасная королева только ненавидела.
   – Вы так прекрасны! – выпалил он.
   – Что ж, благодарю тебя, Джеффри, – серьезно ответила Элинор. Она была поражена. Его восклицание не выглядело комплиментом – в голосе мальчика явственно звучал страх. – Я могу уверить тебя, что лорд Иэн не был околдован мною и не потерял разум. Мы знакомы с ним очень давно, он знал меня еще до того, как ты появился на свет, и совершенно привык к моей внешности.
   Джеффри впервые поднял глаза и дерзко встретил ее прямой взгляд. Они немного просветлели и стали золотисто-карими.
   – Вы знаете, что я незаконнорожденный, мадам? Элинор засмеялась вслух.
   – Да, я знаю. И что из того? Мой прадед и прапрадед тоже были такими. Дед, правда, не был, но только потому, что священник достаточно быстро провел церемонию, необходимую моей прабабушке. Я считаю, что это не имеет значения.
   – Вы находите это забавным? – Глаза Джеффри снова потемнели, и в уголках их начали собираться слезы.
   – Я нахожу это несущественным, – почти торжественно, как клятву, произнесла Элинор, упрекая себя за легкомыслие. Юноша такой ранимый. – Человек создает себя сам. Он может быть грязным животным, даже если по родителям очень родовит, а может быть, как мой Саймон, низкого происхождения, но более благородным, чем короли, которым он служил.
   Элинор прикусила губу. Как быстро всплыло в ней имя Саймона. С Джеффри ей следует говорить только об Иэне или об его отце.
   – Может быть, – продолжала она, – твоим отцу и матери следовало быть осмотрительнее, но бывает очень трудно успевать думать обо всем. Джеффри, дорогой мой, ты никогда не услышишь от меня ни слова оскорбления в твой адрес или в адрес твоих родителей, потому что ты, мой мальчик, ни в чем не виноват. Неужели ты думал, что меня будет беспокоить твое происхождение?
   – Но ведь вы так красивы!
   Эта повторенная фраза вкупе с тем, что Элинор услышала от Иэна, прояснила для нее хотя бы часть проблемы Джеффри. Королева Изабелла была одной из красивейших живущих на земле женщин. Элинор опустилась на колени и обняла Джеффри.
   . – Дитя ты мое, – прошептала она, – не всякая красивая женщина жестока – по крайней мере к детям. – Она отрывисто рассмеялась. – А тебе нужно еще несколько лет, прежде чем ты начнешь страдать от женской жестокости.
   Она отпустила его, снова села на стул и взяла его за руку.
   – Не следует слишком винить красивых леди. Ты должен помнить, что они – бедные, слабые существа, и красота – это единственная власть, которой они обладают. Следовательно, им ничего другого не остается, как пользоваться ею – хотя порой и неразумно.
   – У… у королевы много власти, – вырвалось у Джеффри.
   – Не так много, как кажется… И у королевы Изабеллы хватает личных невзгод, которые… делают ее такой вспыльчивой и… ревнивой, хотя, по правде, часто необоснованно. Но хватит о ней, Джеффри. Теперь ты принадлежишь лорду Иэну и немножко, насколько ты сам пожелаешь, мне. Лорд Иэн не позволит никому, даже королеве, обижать тебя. И если ты согласишься, я тоже буду любить тебя. Тебе не нужно отвечать на это. Просто имей в виду. А теперь, раз ты не болен, может быть, сделаешь кое-что для меня?
   – Охотно, мадам.
   – Хорошо. – Элинор решила, что нужно как следует занять его чем-нибудь, пока душа его не успокоится. – Мне нужны мой старший егерь и старший сокольничий. Они где-то в районе замка, но где точно – не знаю. Не беспокойся, если сразу не найдешь их. Ты просто должен передать им, чтобы они обязательно пришли на обед в зале сегодня. Ах, да, и старшего конюха тоже поищи, но я не уверена, что он в замке. Если его поблизости нет, не выезжай верхом на поиски.
   – Я не упаду с лошади, мадам, – гордо произнес Джеффри и тут же затаил дыхание, сообразив, что проявил дерзость.
   Элинор усмехнулась.
   – Ну конечно, нет, но лорд Иэн может рассердиться, если после того, как он, беспокоясь о твоем здоровье, приказал тебе остаться, я позволю тебе разъезжать по окрестностям.
   Она размышляла, стоит ли ей ненароком упомянуть имя Джоанны. То, что она обнаружила один источник беспокойства Джеффри, не означало, что нет других. Наверное, не стоит. Пусть лучше дети встретятся в зале перед обедом под ее присмотром, и тогда она увидит, есть ли причины для опасений.
   Элинор легко поднялась на ноги, и Джеффри тут же вскочил и направился к выходу. Элинор пришлось остановить его, чтобы он захватил свой плащ, заметив при этом, что ему не мешало бы быть поспокойнее. Он застыл встре-воженно, выслушивая ее замечания. И тем не менее начало было положено. Приказ надеть плащ завоевал застенчивую улыбку. Теперь ее ждало очередное испытание, более трудное. Она механически поправила постель и осмотрела комнату. Разобраться с Джоанной будет куда сложнее.
   Она нашла дочь, без особого энтузиазма читавшую жития святых с отцом Френсисом. «Иэн, возможно, прав насчет желания Джоанны быть хорошей, – подумала Элинор, – но если и так, то это желание явно не примет форму горячей религиозности, да и слава Богу». Она позвала дочь и повела на женскую половину, несмотря на тяжкие вздохи Джоанны. Еще меньше энтузиазма, чем к жизни святых, Джоанна испытывала к шитью, ткачеству и вязанию. «В ней от меня больше, чем от Саймона: от него только эти рыжие волосы и голубые глаза», – напомнила себе Элинор.
   Но она не собиралась усаживать дочь за вызывавшую в ней отвращение работу, которая предоставила бы ее мыслям блуждать вольготно целый день. В предстоящую неделю-две Джоанна будет заниматься только теми вопросами подготовки к свадьбе, которые ей интересны и увлекут ее. И тогда, как надеялась Элинор, все это дело с предстоящим браком будет восприниматься Джоанной как форма развлечения, пока она привыкнет к этой мысли. Но прежде чем Элинор успела приступить к осуществлению своего плана, решив для начала поручить дочери разворошить ящики с дорогой парчой и бархатом, дабы выбрать подходящий материал для свадебных нарядов, Джоанна заговорила:
   – Мама, почему так важно быть целомудренной?
   – О Боже, сегодня у меня день трудных вопросов! – воскликнула Элинор и жестом велела дочери сесть. – Что навело тебя на эту мысль?
   – Святая Агата, – лаконично ответила Джоанна.
   – Ого! – Элинор сокрушенно покачала головой. Почему ей всегда так не везло на капелланов, которые были столь же добродетельны, сколь неземны, неумны и непрактичны? Невозможно было объяснить отцу Френсису, что еще не время давать девятилетней девочке читать истории о мученическом сохранении девственности. Прежде всего, было не похоже, что мозг отца Френсиса ухватил тот факт, что Элинор собирается выходить замуж во второй раз всего лишь через пять месяцев после смерти мужа. И даже если бы ухватил, то все равно не увидел бы никакой связи. Целомудрие было, безусловно, святостью, но, как сказал апостол Павел, «лучше вступить в брак, нежели разжигаться». Брак для тех, кто недостаточно крепок для полного воздержания, не является нарушением целомудрия.
   – Что ж. – Элинор тянула время. – Святая Агата посвятила свое тело Богу. Она хотела сохранить его незапятнанным для него.
   – Но разве не было бы лучше посвятить его какому-нибудь доброму делу, скажем, обратить человека, который желал ее, в свою веру, чем просто умирать?
   Элинор боролась с собой и, как обычно, проиграла. Она усмехнулась.
   – Дорогая моя, боюсь, что я думаю так же, как и ты, но это потому, что я простая и земная женщина. А для святых чистота важнее жизни. Этот вопрос не должен возникать для тебя. Будущей леди Роузлинд не пристало накрываться вуалью. Ты должна выйти замуж и вырастить наследников.
   – А ты целомудренная, мама?
   – Да, Джоанна. Я не знала мужчин, пока не вышла замуж за твоего отца, и никогда не прикасалась к другим мужчинам за все годы, пока мы были мужем и женой, – прикасалась в смысле любви, я имею в виду.
   Элинор ничего не сказала о том, как в свое время ей хотелось согрешить с Саймоном – хоть бы и вне брака. Она не лгала своим детям, но опустить тот факт, который, по ее мнению, был вне понимания девятилетнего ребенка, не было ложью.
   – Почему? Потому что грешно быть нецеломудренной?
   – Нет. Боюсь, что нет, – ответила Элинор, по-прежнему честно, но голос ее уже не был таким же ровным и спокойным, как раньше. – Боюсь, что, будучи девочкой, я не слишком задумывалась о грехе. Просто до того, как я познакомилась с твоим отцом, я не встречала мужчины, которого оценила бы достаточно высоко, чтобы отдать ему не только свое тело, но и сердце, что самое главное. А после замужества я была целомудренной потому, что любила твоего отца, и его бы очень расстроило, если бы я отдала кому-то другому то, что он считал своим.
   – Значит, ты больше не любишь папу? – прошептала Джоанна.
   Хоть Элинор и знала, каким будет следующий вопрос, она невольно вздрогнула. Готовность к боли не уменьшает силу удара. Она глубоко вздохнула, потом еще раз.
   – Ну конечно, я люблю твоего отца, Джоанна. И всегда буду любить его, вечно. – Она остановилась, борясь со слезами, но и это сражение она проиграла тоже. Они медленно покатились из уголков ее глаз по щекам.
   – Ты думаешь, что папу больше не будет беспокоить, если ты отдашь Иэну то, что раньше принадлежало ему?
   Элинор вытерла лицо. Джоанна, казалось, не обратила внимания на ее слезы, но это было неудивительно. Она так часто видела заплаканное лицо матери за последние полтора года, что это для нее стало привычным делом.
   – Именно так, – ответила Элинор. – Папа по-прежнему любит нас всех, но ему больше не нужно мое тело, Джоанна, а он не такой человек, чтобы упорно хранить то, что ему не нужно, только за тем, чтобы кто-то другой не воспользовался. Папу мое замужество не будет волновать. Его волнует только, чтобы не забыли о нем, а я никогда не забуду и никогда не перестану любить его.
   Ответ вроде бы удовлетворил Джоанну, и она уже наклонилась вперед, чтобы слезть со стула. Но тут внезапно нахмурилась. Очевидно, в ее голову пришла еще одна мысль.
   – Но тогда как же быть с Иэном? Если ты любишь папу и выходишь замуж за Иэна – разве ты не потеряешь целомудрие, став его женой, но не боясь его расстроить.
   – А кто сказал, что я не люблю Иэна, Джоанна? – с ударением произнесла Элинор. – Знаешь ли, очень возможно любить нескольких людей одновременно. Я люблю тебя. Разве это означает, что в моем сердце нет места для Адама, ведь он тоже мой ребенок. Почему я не могу также любить и Иэна, продолжая любить твоего папу? А если я люблю Иэна, то ничего такого не сделаю, что расстроило бы его. Уверяю тебя, я буду такой же целомудренной женой для Иэна, какой была для твоего отца.
   На этот раз Джоанна уже спрыгнула на пол, прежде чем вспомнила еще один вопрос:
   – Джеффри заболел, мама?
   Элинор не вздохнула с облегчением, но произнесла про себя благодарственную молитву. Какой долгий путь ей с Иэном придется пройти, пока в душе этого ребенка не воцарится покой.
   – Нет, – начала она, и тут ей пришло в голову, что упоминание имени Джеффри может сослужить хорошую службу. Она притянула Джоанну к себе поближе, чтобы иметь возможность говорить тихонько, не боясь, что их могут услышать служанки. – Ты спросила меня, почему необходимо быть целомудренной. Джеффри – хороший пример. Его мама не была целомудренной и не была женой его папы – я не знаю почему, так что не спрашивай меня об этом. Конечно, это совсем не вина Джеффри, но многие жестокие и глупые люди издеваются над ним за это и называют его ублюдком, словно он виноват в своем рождении. Джеффри не заболел. Он просто испугался, что, раз он перестает быть гостем и остается жить в нашем доме, ты, Адам и я можем быть недобры к нему. Если ты не будешь целомудренной, у тебя может появиться ребенок, и этот ребенок будет страдать из-за того, что ты сделала. Это, конечно, несправедливо.
   – Почему же его мама и папа не защищают его? – спросила Джоанна, пренебрегая вопросом целомудрия ради более интересной темы.
   – Его мама умерла. А папа очень любит его, но не в состоянии защитить Джеффри от всего мира. Он не может постоянно держать Джеффри при себе. Ты же знаешь, что и Адам через несколько лет уйдет в другой дом на воспитание. Мы с Иэном постараемся найти людей, которые будут любить его и будут добры к нему, но ошибки возможны. Кто-то оказался очень недобр с Джеффри до того, как он попал под опеку Иэна. Ты не можешь представить себе, как ему было тяжело! Поэтому так же, как ты не должна трогать раны на спине Иэна, ты не должна называть Джеффри байстрюком или ублюдком даже в гневе. – Элинор улыбнулась. – Называй вошью, или слабоумным червяком, или придурком, если очень захочется, но не теми словами.
   – Приличные дамы не употребляют таких слов, – торжественно заявила Джоанна.
   – Что ж, я никогда и не говорила, что ты приличная дама – я только пытаюсь сделать тебя такой, – едко ответила мать. – И если учесть ссору с Адамом, прямо в этой комнате, которую я нечаянно подслушала, я не слишком преуспела в своих попытках, – поддразнила она дочку и улыбнулась, когда Джоанна начала горячо возражать, почему это братьям, особенно младшим, дозволено использовать слова, которые не годятся для приличной дамы.
   – Не будем об этом сейчас, – оборвала ее Элинор. – Мы и так потратили много времени на болтовню.
   Но даже выслушивать лекции было лучше, чем вязать.
   – Но, мама… – завела опять Джоанна.
   – На свадьбе мы должны выглядеть красивыми и богато одетыми, – искушающе остановила ее Элинор, – и новая одежда должна быть самой лучшей, чтобы мы не опозорились перед гостями. Что бы лучше тебе подошло, как ты думаешь? Давай пересмотрим сундуки.
 //-- * * * --// 
   Когда слуга доложил Элинор, что отряд, отправившийся на поимку разбойников, вернулся, она отложила иголку и подошла к окну, выходившему во внутренний двор замка. Она сняла с окна шкуру, которая хоть немного защищала от холода, и увидела, как Иэн нежно будит Адама, который потягивался и зевал у него на руках. Элинор покачала головой, увидев на плече Иэна его щит, но понимала, что ей нечего возразить. Объяснение было очевидным. Они отсутствовали слишком долго, Адам устал, а Иэн не мог уязвить гордость мальчика, передав щит кому-то другому.
   К ней вернулся страх. В замке Иэна ждал гонец от графа Солсбери, а сцена во дворе лишь усиливала беспокойство. Веселые голоса и смех солдат показывали, что они рады молодому хозяину. Когда они выезжали с Бьорном, то возвращались угрюмые, разочарованные повторяющимися неудачами рейдов. Даже Бьорн выглядел приободрившимся. Его походка пружинила, словно он сбросил с себя огромный груз. Оуэн, гораздо более подходящий компаньон для ее сына, нежели огрубевшие солдаты, проводил сонного Адама в дом. Элинор почувствовала глубокую признательность Иэну и уже не хотела потерять его.
   Иэн вошел в зал вслед за Оуэном и пошатывающимся Адамом. Шел он легко, несмотря на тяжесть снаряжения. Щита на нем уже не было, отметила Элинор и, обратившись к Джоанне, велела ей отвести брата в женскую половину и проследить, чтобы его хорошенько вымыли. Джеффри, игравший с Джоанной в шахматы, вскочил на ноги. Элинор приказала ему привести посланца графа Солсбери к своему господину.
   – Он сказал, откуда приехал? – спросил Иэн.
   – Из Франции.
   – Черт! Значит, Солсбери еще не вернулся, и это как-то связано с королем. – Для дальнейших догадок времени не оставалось, так как в этот момент вернулся Джеффри с гонцом. Иэн взял письмо, которое тот протянул ему. – Это моя нареченная жена, Элинор, – сказал он посланцу. – То, что тебе велено передать, можешь говорить при ней.
   – Никакого устного послания нет, милорд.
   Иэн опустил глаза на письмо и тихонько простонал.
   – Собственноручное, – сказал он Элинор, жестом отпустив гонца.
   – Значит, новости плохие?
   – Да, похоже, – ответил Иэн с угрюмой улыбкой, – но хуже всего то, что я могу и не узнать, о чем в нем говорится. Я уже говорил тебе, что Солсбери не похож на других анжуйцев. Что бы о них ни говорили, в школярстве они все чувствуют себя, как рыба в воде. Все без исключения, даже дочери, пишут прекрасным почерком. – Он взломал печать, развернул письмо и, покачав головой, протянул свиток Элинор. – Солсбери же, спаси и сохрани его Господь, единственный из сыновей Генриха, который, кажется, абсолютно не способен к чистописанию.
   Несмотря на беспокойство, Элинор не смогла не рассмеяться, просмотрев страницу. Судя по всему, Иэн скорее даже преуменьшал, чем преувеличивал. Слова перемежались чернильными кляксами и брызгами, располагаясь на бумаге под всевозможными углами. Порой было невозможно определить, принадлежит слово верхней или нижней строчке. В некоторых местах слова вообще не образовывали строчек, задираясь вверх или загибаясь по кругу у полей листа. Эли-нор не могла понять, то ли Солсбери не умел чинить перья, то ли он просто вырвал перо из хвоста незадачливой птицы и использовал его в натуральном виде. Толстые линии сливались – буквы «а», «о», «е» и «с» отличить друг от друга было просто невозможно, так же как «н», «м», «и», «п». Иэн нахмурился:
   – По правде говоря, я не нахожу это забавным. Чтобы расшифровать все это, понадобится несколько часов, а нам после обеда следует отправляться снова, если мы хотим поймать грабителей. Однако я должен знать, что он сообщает.
   – Если ты доверишься мне, – предложила Элинор, – я составлю тебе аккуратную копию.
   – Ну конечно! – обрадовался Иэн и щелкнул пальцами. – Какой же я осел! Я же знаю, что ты умеешь читать и писать – я сам видел тебя за составлением счетов, – но это такое неподходящее для женщины занятие, что у меня совершенно выскочило из головы. Но ты уверена, что сумеешь справиться с этим? Книга или письмо, написанные писарем, – это совсем другое дело…
   Элинор усмехнулась:
   – Я справлюсь гораздо быстрее, чем ты, полагаю. Мое сердце теплеет по отношению к Вильяму Солсбери. Это письмо так похоже на каракули моего деда, что я должна любить Солсбери уже за одно это. Иди разоружайся, Иэн, а я потороплю с обедом и потом примусь за твое письмо.
 //-- * * * --// 
   За неделю до того, как письмо Солсбери было доставлено в замок Роузлинд, Солсбери сам читал письмо от своей жены. Закончив, он некоторое время смотрел в пространство. Постепенно довольная и нежная улыбка смягчила обеспокоенное выражение его лица. Он вздрогнул и встал. Он сделал все, что мог, и снова потерпел неудачу, а Джон окончательно впал в апатию. Раз он не мог сделать больше ничего полезного, то следовало бы возвращаться домой. Продолжая улыбаться, он, захватив письмо с собой, отправился просить аудиенции у брата.
   – Леди Эла больна серьезнее, чем обычно, – сообщил он королю.
   Джон поднял на него скучные глаза. Было известно, что королева вынашивает ребенка, и Джон с законным оправданием, что не смеет касаться своей жены из страха навредить своему долгожданному наследнику, веселился с дюжиной леди одновременно. К чему бы то ни было другому у него не осталось ни интереса, ни сил. Тем более он хорошо знал леди Элу и не сомневался, что трехмесячное отсутствие супруга заметно ухудшило ее слабое здоровье. Он лениво улыбнулся, жестом разрешив Солсбери ехать.
   – Я не знаю, брат, почему ты не задушишь ее, – сказал на прощание Джон. – Уверяю тебя, не найдется ни одного человека, который не назовет это оправданным убийством. Во всяком случае, именно я буду твоим судьей.
   – Я привык, – ответил Солсбери, ухмыляясь. – С мужчиной случаются вещи куда худшие, чем жена, жаждущая его общества. Она чувствует себя лучше, когда я с ней.
   – Тогда поезжай. Даже я уже получил письма.
   – Мне очень жаль, Джон. Я скажу ей больше так не делать. Мигрень Элы не должна тебе докучать.
   – Не ругай ее, – безразлично произнес Джон. – Уверяю тебя, ее письма совсем не беспокоили меня.
   «Конечно, – подумал Солсбери, поклонившись в дверях, – сейчас-то тебя ничто не беспокоит». В другое время он мог бы попытаться расшевелить брата, но в данный момент был доволен сонливостью Джона. Когда король очнется от своей меланхолии, он начнет проявлять лихорадочную деятельность, и Солсбери беспокоился, к каким последствиям эта лихорадка сможет привести.
   Для начала король вернется в Англию – окрыленный успехами во Франции, он уже решился на новый виток налогов. Далее он, без сомнения, начнет давить на папу, чтобы тот утвердил епископа Норвичского архиепископом Кентерберийским. Меньшим по масштабу, но важным для вовлеченных в него людей делом со вдовой, на которой хочет жениться Иэн де Випон, король, безусловно, займется в числе первых.
   Солсбери вздохнул. Он понимал, что этой женщине уже когда-то было сделано предложение, и она отвергла авансы Джона. Солсбери от всего сердца сожалел о привычке своего брата вмешиваться в дела вдов и дочерей крупных землевладельцев. Одно дело – затащить дочку какого-то мелкого рыцаря в свою постель. Тут отец обычно бывал только польщен, потому что либо он получал за девушку небольшое имение, либо ее выдавали замуж за другого мелкого рыцаря, который тоже только рад был получить милость короля за небольшую цену лишения девственности его жены. Однако совсем другое дело снова пытаться играть с женой такого человека, как Саймон Лемань.
   Что ж, думал Солсбери, он сделал все, что мог, – то есть ничего. Ему было жаль эту женщину, но де Випон мог удовлетвориться какой-то другой богатой наследницей. Тут он остановился как вкопанный. Чепуха! Иэна не интересовали земли вдовы. Он говорил в основном о детях, а если Джон отдаст эту женщину кому-то из предполагаемых им людей…
   По коже Солсбери пробежал холодок. Мальчик не проживет и недели, а судьба девочки может оказаться и того хуже. Он вдруг ясно представил себе лицо Иэна, когда тот говорил о детях, и столь же ясно вспомнил милость Иэна по отношению к Джеффри. Иэн был лояльным вассалом короля, но всякой лояльности есть предел. У Леманя были и другие друзья – Пемброк и Лестер, – и лорд Ллевелин Уэль-ский тесно связан с де Випоном.
   Солсбери чуть было не вернулся попытаться урезонить Джона. Вкупе с новыми налогами подобный шаг – насильственный брак богатой и влиятельной леди с одним из своих фаворитов низкого происхождения – мог стать маленькой искрой, которая разожжет большой пожар восстания. Но Солсбери понимал, что сейчас уговаривать Джона бессмысленно. Джон будет только улыбаться и говорить, что это все неважно, или даже пообещает сделать то, чего требует Солсбери, однако ни видимое безразличие, ни подобное обещание не остановят его от мести, когда он вновь обретет свою необузданную энергию.


   5.

   Письмо Солсбери оказалось не таким уж сложным для расшифровки, когда Элинор присмотрелась внимательнее, собираясь переписывать, но содержание его было настолько пугающим, что в глазах Элинор потемнело. Чувство вины захлестнуло ее. Когда Иэн сказал, что женится на ней, хочет она того или нет, он знал о замыслах короля. Она надеялась, однако, что они успеют пожениться прежде, чем король Джон вспомнит о своей мести, и, следовательно, месть не выплеснется на Иэна. Но теперь оказывалось, что уже слишком поздно. Достаточно ли она сопротивлялась? Приводила ли она нужные аргументы, чтобы отговорить его? Воистину, желание так затуманило ей голову, что в ее возражениях не было ни убежденности, ни искренности. «Я могла бы избавить его от данного слова», – думала она, но тут же зло упрекнула себя в бесчестье. Успокаивая совесть, она оскорбила бы Иэна.
   Нужно многое обсудить, а времени оставалось совсем мало. Элинор вспомнила, как Иэн сказал ей, что собирается предпринять еще один рейд. Это означало, что его, вероятно, не будет всю ночь, и у них не появится возможности поговорить, когда дети уйдут спать. Она задумалась, а затем подозвала служанку и приказала ей усадить оруженосцев Иэна и Адама с Джоанной за стол Бьорна.
   Уроки учтивости, конечно, хороши, но когда не мешают более важным делам. Когда все было готово и детям не терпящим возражений тоном было еще раз приказано сесть, где велено, Элинор послала слугу пригласить за стол Иэна. Он вышел из спальни с растрепанным и сонным видом и таким молодым и красивым, что у Элинор заняло дух. Хоть Иэн явно еще не отошел от сна, но сразу заметил, что высокий стол накрыт на двоих. Он указал жестом на другой стол, стоявший неподалеку, и сказал Оуэну и Джеффри.
   – Садитесь и ешьте. Сегодня мы с леди Элинор обслужим себя сами. У нас нет времени на соблюдение этикета. Но вы и с леди Джоанной следите за своими манерами. Я буду приглядывать за вами. И оба следите, чтобы мастер Адам вел себя как джентльмен. – Затем он протянул руку, и Элинор в соответствии с приличиями положила пальцы на его запястье. – Не все в порядке, я подозреваю? – сказал он тихо.
   –Да.
   – Что ж. – Он вдруг рассмеялся и пожал плечами. – Ты хочешь сначала выслушать мои плохие вести, или мы поговорим о Солсбери прежде, чем переходить к разбойникам?
   Он отодвинул скамью так, чтобы Элинор могла обойти ее, не приподнимая своих юбок, затем задвинул ее на место и, перешагнув, сел сам. Движение его было столь наработанное, механическое и Иэн выглядел таким спокойным, что Элинор почувствовала укол ревности: ему, видимо, часто приходилось иметь дело с придворными дамами.
   – Значит, преступники скрываются не на моих землях?
   – Да, и не в Роуленде тоже.
   – Это означает, что они должны располагаться в Бир-ском лесу или на церковных землях южнее Уолтхэма. Ты хорошо знаком с епископом Винчестерским. Разве он не позволит тебе преследовать их на своей земле?
   Иэн опять изумился. Его убеждение, что женщины – это всего лишь красивые и беспомощные идиотки, полезные только для дела рождения сыновей, колебалось способностями Элинор схватывать самую суть. Саймон всегда говорил, что Элинор могла бы сама управлять имением, за исключением разве что ведения военных действий. Однако Иэну никогда не приходилось говорить с ней об этом. Когда Саймон был здоров, их разговоры обычно касались политики, а не охоты за бандитами или контроля за вассалами. А за последние полтора года он видел Элинор в ужасном расстройстве, поглощенную болезнью Саймона. Ему встречались и другие самостоятельные женщины – Николя де ля Эй, например, – но их способности несколько блекли в сочетании с их личностью. Они были мужеподобны как по поведению, так и внутренне. Иэну казалось, что только Элинор была истинно женственной – даже когда несла тяжелый груз.
   Иэну не приходило в голову, что Элинор была просто откровенна с ним, в то время как те женщины, с которыми он играл в любовь и которые также не были лишены мозгов и самостоятельности, имели причины скрывать от него свои истинные достоинства. Сам не осознавая того, Иэн поощрял их пустые улыбки и жеманство, ценя их именно за глупость. Фактически он был известен как человек, не склонный поддерживать с женщинами серьезные разговоры. Это было связано не с тем, что Иэну особенно нравилась пустая болтовня, но он просто не доверял женщинам, с которыми имел дело. Для него было очевидно, что женщина, изменяющая мужу своим телом, дорого не возьмет, чтобы предать любовника языком.
   В прошлом отношения Иэна с женщинами были сугубо официальными либо чисто плотскими – и чем быстрее в постель, тем лучше. Единственной причиной, почему он не связывался с проститутками, служило то, что очень немногие среди них не были совершенно грязными, опустившимися как душой, так и телом.
   Теперь же он был только рад, что ему не придется пускаться в долгие объяснения, на которые у него не хватало времени.
   – Я, конечно, напишу Винчестеру, – согласился он, – но я не знаю точно, где он. И в любом случае я не очень-то боюсь его возможного гнева. Он разумный человек, и я легко могу возместить ему любой ущерб или обиду.
   – Земли короля – совсем другое дело, конечно, – произнесла Элинор. – Может быть, прежде чем взвешивать опасность еще больше рассердить короля, ты взглянешь на то, что пишет Солсбери? – Она придвинула к нему свиток пергамента, лежавший перед ней на столе.
   «Иэну, лорду де Випону, мои приветствия, – прочитал Иэн. – Я пишу в спешке перед посадкой на корабль в Англию. Я недавно виделся с моим братом, королем Джоном, и в то же время некто подло предложил ему обратить внимание на лорда Пемброка, то есть Вильяма Маршала, сказав, что ни ему, ни его покойному другу Саймону Леманю лучше было бы не участвовать в войне. Смерть сэра Саймвна пришла на ум моему господину брату в дурную минуту, и мой господин заговорил о том, как утешить оказавшуюся в одиночестве и без защиты вдову. Он еще не решил, кто мог бы быть наиболее подходящим кандидатом, но среди прочих были упомянуты Фулк де Кантелю и Генри Корнхилл. Поскольку я знаю, что вы сами положили глаз на эту леди и ее земли, и поскольку я обязан вам, то пишу, чтобы дать совет. Если вы все еще интересуетесь ею, вам следует действовать быстро в завоевании ее расположения и даже жениться на ней до того, как мой господин назначит ей партнера и тем самым сделает ваши претензии невозможными. Если вы преуспеете в этом деле, имейте в виду, что я хотел бы разделить радость с вами присутствием на вашей свадьбе в качестве гостя. Вы найдете меня в моей главной резиденции в Солсбери. Мой господин брат почтит Винчестер своим приездом на Рождество, так что окажется достаточно близко от вас, чтобы вы сумели примириться с ним, если к тому времени ваши ухаживания за леди Элинор увенчаются успехом. Я предполагаю, что мой господин вернется в Лондон примерно за две недели до своего приезда в Винчестер, но вполне вероятно, что он поплывет сразу в ближайший к Винчестеру порт. Я надеюсь, письмо найдет вас в том виде, в каком покидает меня. Писано в четвертый день октября Вильямом, графом Солсбери».
   Иэн оторвал взгляд от письма и устремил его перед собой. Какой же он дурак, что позволил Элинор переписывать письмо. Ему следовало самому догадаться, о чем напишет Солсбери. Элинор поначалу смутилась, а затем почувствовала какое-то даже презрение к отчаянию, написанному на лице Иэна. Кажется, она все-таки неправильно оценила Иэна. Он не готов противостоять воле короля.
   – Нет нужды рассматривать твое предложение ко мне как обязательство, – холодно произнесла она. – Мы не давали клятв…
   – Ради всего святого, Элинор, не говори этого! Я клянусь, – страстно прервал он сам себя, – я клянусь своей душой – душой Саймона, – я никогда не говорил ни слова о твоих землях. Это мысль Солсбери, а не моя! Я не нищий. У меня больше чем достаточно…
   Элинор рассмеялась. Какое все-таки счастье, что она – от которой больше, чем от любой другой женщины, можно было ожидать, что она вышла замуж благодаря своему богатству, – оказалась женой подряд двоих мужчин, каких никак не заподозришь в алчности. Она положила ладонь на его руку.
   – Иэн, я думала не об этом. Я думала, что, раз король Джон зашел так далеко, было бы лучше вновь вспомнить о моем плане. Дадим ему выбрать…
   – Нет!
   Им приходилось разговаривать тихо. Даже взволнованный протест Иэна был выражен почти шепотом. Однако этот тихий вопль несогласия привлек все взоры, и в зале воцарилось молчание. Элинор погладила его по руке. Этот доверчивый, интимный жест успокоил взволнованную прислугу. Что бы там ни взбесило господина, это никак не было связано с госпожой.
   – Ты не знаешь людей, которых назвал Солсбери, – продолжал Иэн шепотом. – Я бы не удостоил их даже званием животных. Для самого грязного животного было бы оскорблением сравнить его с Кантелю и Корнхиллом.
   – Да, конечно. Я догадываюсь. Все это письмо служит предупреждением, хотя он пишет так умно, что, если бы оно даже было перехвачено, никто не обвинит его в более чем дружеском намеке тому, перед кем он осознает свой долг. Его замечание о Винчестере дает понять, что Джон, будучи неподалеку от Роузлинда, мог бы послать за мной или притащить силой, если я откажусь приехать. Или даже – обрати внимание, как он пишет о более близком к Винчестеру порту, нежели Лондон, – что он может высадиться здесь и явиться лично.
   – Ты быстро схватываешь.
   – Достаточно быстро, когда являюсь мишенью для охоты. Так что же мы будем делать, если король пришлет мне свой указ?
   – Проигнорируем его. Ты же помолвлена.
   Элинор открыла было рот, но ничего не сказала. У нее была лучшая идея, нежели открыто не повиноваться приказу короля, но изложить ее Иэну было бы безумием. Беа сомнения, он сочтет это позором для себя или сомнением в своей храбрости. На мгновение, несмотря на ее возраст и опыт, Элинор захлестнуло раздражение. Она никогда не поймет, почему мужчины предпочитают крушить каменную стену своей головой вместо того, чтобы перелезть ее или, пройдя немного вдоль нее, найти дверь. В то же самое время она испытывала гордость за то, что ее мужчина не трусит, а грудью встает за дело, которое считает правым.
   – Очень хорошо, – для видимости согласилась наконец Элинор. – Возможно, он нас и не побеспокоит. Вернемся к бандитам…
   – Да. Боюсь, что мы имеем дело не просто с кучкой бродяг. Нападения хорошо организованы и, за исключением одного-двух случаев, направлены не на самую слабую или доступную цель, но на самую богатую. Хижины крепостных обычно оставляют в невредимости. Их цель – главные здания ферм – твоя собственность. Уводят целые табуны и уносят большие запасы зерна. Это свидетельствует о большой группе, управляемой кем-то, кто хорошо знаком с военным делом.
   При этих словах глаза Элинор сузились.
   – Тогда они наверняка расположились в Бирском лесу. Церковные земли слишком хорошо ухожены, чтобы там могла разместиться большая банда. Как ты собираешься действовать, Иэн? Отправиться туда за ними без разрешения было бы серьезным оскорблением королю – однако просить в такое время его позволения…
   – А как бы он узнал об этом? – Голос Иэна был спокоен. – Я не тронул бы ни одного из его любимых оленей. И тебе не кажется странным, что лесники, которые довольно быстро сообщили бы королю о моем появлении, столь долгое время не замечают там кого-то еще.
   – Джон знает! – с изумленным гневом воскликнула Элинор.
   – Нет, нет, – успокоил ее Иэн. – Больше похоже, что лесники подкуплены. Джон, возможно, не подарок, – продолжал он равнодушно, – но если получаешь у человека деньги, то должен служить ему честно. Если я сочту необходимым отправиться в Бирский лес, то число лесников там сильно поубавится. Элинор, я подожду несколько дней, от силы неделю, и попытаюсь застать их на твоей земле. Это поможет мне найти оправдание на случай, если король прослышит, что я вторгся на его территорию. Я смогу сказать, что в пылу погони не заметил, где нахожусь. Но чтобы иметь хоть какую-то надежду на успех, мне придется взять солдат из замка Роузлинд. Следовательно, ты тоже попадешь в немилость, если король узнает об этом.
   – Как ты можешь быть таким глупым? – усмехнулась Элинор. – Разве немилость ко мне может быть еще большей.
   – Нет, но благодаря этому он сможет открыто действовать против тебя. К тому же все это означает, что некоторое время некому будет защищать Роузлинд, кроме женщин, стариков и детей.
   Элинор подумала немного, потом пожала плечами.
   – Ты ведь не уйдешь так далеко, чтобы не суметь прийти нам на помощь, а даже женщины и дети могут держать оборону за этими стенами, пока ты не вернешься. Тем более что, насколько я знаю, у меня пока нет врагов.
   Иэн принял ее слова, но настоял на том, чтобы установить сигнальные маяки, а также назначить гонцов, чтобы первое же известие об угрозе замку как можно быстрее и надежнее достигло его ушей. Иэн не так боялся врагов, как того, что кто-то попытается украсть его приз до того, как он успеет узаконить обладание им. Он не сказал этого Элинор, а поднялся из-за стола, чтобы поговорить с людьми, избра-ными Бьорном, и лишь поторопил ее усадить отца Френсиса за составление брачного договора.
   – Я подпишу его, как только вернусь, или, если задержусь дольше, чем рассчитываю, ты можешь прислать с гонцом, и я подпишу.
   – Но что я ему скажу? И мне нужен список поместий. К чему такая спешка?
   Он долго смотрел на нее, прежде чем ответить, в его глазах вспыхнула искорка огня. Элинор почувствовала, как заколотилось ее сердце под этим пристальным взглядом. Горячее желание, отражавшееся на его лице, вдруг вызвало отклик в ее душе. Иэн пробормотал что-то неслышным шепотом, но Элинор не стала просить повторить.
   – Не прикидывайся. Как только контракт будет подписан, королю придется сражаться с церковью, чтобы вырвать тебя из моих рук. А у него сейчас и так хватает проблем с церковниками, чтобы добавлять новые. Я пришлю тебе список моих земель. Это будет мне развлечением, пока я буду поджидать грабителей. А что касается… – Он вдруг отвернулся, и оживление исчезло с его лица. – Просто перепиши на мое имя твой договор с Саймоном и добавь, что, если у меня не будет наследников по плоти от тебя, то мои земли перейдут к Адаму. Если же… если что-то случится с Адамом – не дай Бог! – то к Джоанне или к наследникам Адама или Джоанны на случай, если я и их дети переживем их.
   Элинор хотела бы что-нибудь сказать в утешение. Но что говорить мужчине, который заставил себя жениться на вдове своего друга, чтобы защитить ее?
   Иэн поцеловал ей руку и вышел из-за стола, сказав, что придет попрощаться перед самым отъездом. «Может быть, если бы он закрыл глаза, – с горечью думала Элинор, – он увидел бы другое лицо». Все тела довольно похожи во время любовного акта. Но глаза Иэна не были закрыты. Именно ее лицом он любовался только что – пока не вспомнил, что она была женой Саймона. Элинор покрутила в ладонях кубок с вином, затем отпила немного, хоть и знала, что вино не прогонит холод, который она чувствовала. Неужели ей придется отречься даже от простых плотских удовольствий?
   Как ей объяснить Иэну, что половое влечение Саймон бы понял, что он не стал бы винить их и хуже думать о них от радости близости. То, что Иэн желал ее физически, было совершенно ясно. Столь же ясно было то, что он считал свое желание порочным.
   «Что это значит для меня? – Элинор задумалась. – Испытает ли он отвращение ко мне, возненавидит ли меня, если я продемонстрирую свою потребность в нем и радость от удовлетворения? – Слезы жгли ей глаза, но она не позволяла им упасть. – Я всегда буду „женой Саймона“, – думала она. – Сердце его занято другой женщиной, которую он хотел бы сделать „женой Иэна“. Следовательно, я должна оставаться „женой Саймона“ для того, кто всего лишь исполняет свой долг».
   Тяжесть, лежавшая на ее душе, отнюдь не рассеялась от сухости, с какой Иэн попрощался с ней. По необходимости ее прощание тоже было формальным. Иэн сказал, что будет держать ее в курсе событий, и отвернулся, проклиная себя за неосторожную демонстрацию своей страсти. Теплота и дружелюбие покинули ее. «Но это не меня, не меня, как такового, находит она отталкивающим, —уговаривал себя Иэн, не чувствуя, что убедил сам себя. – Такое отторжение в ней я должен был бы только приветствовать – ведь Саймон умер не так давно».
   – Глупая все-таки женщина, – бормотал он вполголоса. – Неужели она думает, что тень Саймона закрывает пеленой ее красоту? Как я могу сидеть рядом с ней, и смотреть на нее, и разговаривать с ней – и все-таки не желать ее? Я же не каменный!
   – Господин? – обратился к нему Оуэн. – Вы что-то сказали?
   – Это я сам себе, – скривившись, ответил Иэн. – Старею.
   Оуэн из вежливости рассмеялся тому, что посчитал шуткой. Они вышли во внутренний двор, но остановились, увидев лошадь в полном снаряжении, которую конюх тащил с видимым трудом.
   – Что это? – резко спросил Иэн по-английски.
   – Хозяйка просит вас воспользоваться боевыми конями старого лорда, – пыхтя, произнес конюх. – Больше никто не может управиться с ними. Если и вы не захотите ездить на них, то хозяйка говорит, что их нужно убить.
   – Очень хорошо, – выпалил он.
   Странно было, что это так задело его. Лошади были роскошные и очень ценные, обладавшие несравненной силой и выносливостью. Правдой было и то, что порода серых жеребцов, казалось, была одержима дьяволом. Они кусали и лягали всех подряд, если не направлялись сильной рукой. Это делало их неоценимыми боевыми конями. В самом деле, они зачастую дрались лучше, чем их седоки, и, если их не сдерживать, бросались на все, что движется. Солдаты не могли управиться с ними, стараясь даже не показываться поблизости.
   У Саймона проблем с ними не было. Возможно, его массивность укрощала их. Иэи тоже мог управлять ими. Он получил в подарок одного такого, еще когда был оруженосцем Саймона и выучился – после достаточно болезненных тренировок, – как нужно обращаться с ними. Ему приходилось выезжать на них и во время болезни Саймона. Теперь он предупредил Оуэна и Джеффри, чтобы те отошли подальше, взял у конюха поводья и вскочил в седло.
   Лошадь встала на дыбы, затем опустилась вниз и взбрыкнула крупом. Иэн изо всех сил натянул поводья, подавляя сопротивление лошади, пока ее отогнувшаяся назад голова не уперлась ему в грудь. Она снова встала на дыбы, но уже с меньшим энтузиазмом. Иэн держал поводья крепко, но без суеты. Лошадь опустилась, потанцевала немного, еще раз брыкнула задними ногами и наконец успокоилась.
   – Ну, ну. – Иэн погладил ее шею. – Ну, ну, спокойно, теперь мы друзья.
   Элинор наблюдала сцену из окна. Иэн во всех отношениях отличался от Саймона, кроме прямодушия. Они не могли перемешаться в ее сердце.
   – Ого! – Голос Адама, стоявшего рядом с ней, вывел ее из раздумий. – Ого! Иэн умеет управляться с папиными конями, – восхищенно произнес мальчик, наблюдая, как Иэн отправился в путь через маленький подъемный мост, который вел во внешний двор, а потом – за пределы стен замка. – Никто другой не может, даже Бьорн. Но я когда-нибудь тоже смогу, – сказал он, поднимая глаза. – Смогу!
   – Да, ты сможешь, и Иэн обязательно научит тебя – Бог милостив, – вздохнула Элинор. Затем страх вновь закрался к ней в душу. Уже более суровым тоном она добавила: – Но еще более обязательно Иэн выбьет из тебя дурь, если ты попытаешься покататься на лошадях отца прежде, чем будешь к этому готов. Это очень ценные животные. И если ты неумелым вождением покалечишь одну из них, он будет так рассержен и расстроен, что не знаю, как перенесет это.
   Элинор с облегчением заметила, как горевшие в глазах Адама огоньки потухли. Этот чертенок наверняка подумывал попытаться оседлать одно их этих чудовищ. Вполне возможно, что ей удалось погасить глупое желание в зародыше, но обязательно нужно будет поговорить об этом с конюхом. Однако задумчивое выражение лица сына придавало матери уверенности. Было бы ужасно, конечно, размышлял мальчик, если бы одна из лошадей папы покалечилась. Всего поместья не хватило бы продать, чтобы купить такую лошадь. Адаму не приходило в голову, что его хрупкое тело гораздо легче могло разбиться, нежели нога лошади, или что его мама никогда не выражала озабоченности насчет этих лошадей, когда велела Бьорну найти кого-нибудь, кто бы мог ездить на них.
   – А когда я буду готов?
   – Я пока не знаю. Твой отец как-то сказал мне, что это скорее дело веса, нежели мастерства. Когда всадник слишком легкий, лошади пугаются. Они не понимают, что это село на них. Они не верят, что это мужчина, и слишком горды, чтобы возить женщин. Папа весил около пятнадцати стоунов, и лошади всегда были спокойны под ним. Иэн весит около тринадцати стоунов, я полагаю. Если твое учение в верховой езде будет продолжаться столь же успешно, как сейчас, то, думаю, Иэн посадит тебя на серого коня, когда ты наберешь… ну, скажем, восемь или десять стоунов. Так было бы надежнее.
   Адам уже весил немногим больше четырех стоунов и знал, как быстро набирает рост и вес. Значит, ему будет казаться, что недостающие четыре-пять стоунов он доберет достаточно скоро. Элинор понимала, безусловно, что Адам не будет и дальше расти в том же темпе и, что еще важнее, задолго до того, как наберет эти самые четыре стоуна, он уже будет жить в другом доме, подальше от искушения.
   Этот разговор улучшил настроение Элинор. Выше холодящих душу страхов от своей неспособности приноровиться к стандартам Иэна были радости повседневной жизни с ним.
   Вместо того чтобы сесть за вышивание, за которым к ней могли бы вернуться ее страхи и жалость к себе, она отослала Адама заняться уроками, которые он пропустил. На его протест, что для мужчины учиться писать и читать – лишь пустая трата времени, она ответила, что Иэн пишет и читает превосходно.
   – Ты знаешь, он не стал бы отвечать на письмо, написанное писарем, – предложила Элинор, – но если напишешь ему своей рукой и спросишь, когда ты будешь готов для верховой езды, уверена, что он ответит тебе. Я отправлю с твоим письмом гонца.
   Отправить его личное письмо с гонцом!
   – Какой печатью мне воспользоваться? – спросил мальчик с искрой энтузиазма.
   – Твоего отца, конечно, – важно ответила Элинор. – Теперь она твоя. Ты найдешь ее рядом с моей в маленькой коричневой шкатулке на письменном столе в комнате, где я веду бухгалтерию. Когда ты закончишь письмо, я дам тебе ключик от этой шкатулки, а отец Френсис покажет, как пользоваться этой печатью.
   – А ты прочитаешь мое письмо?
   – Только если ты покажешь мне его и захочешь, чтобы я прочла. Это невежливо, даже бесчестно, читать чужие письма без разрешения.
   Адам повернулся и направился к двери, но тут же вернулся.
   – Ты… ты не обидишься, если я не покажу тебе его? – спросил он нерешительно.
   – Конечно, нет, радость моя, – сказала Элинор, склонившись над ним и поцеловав. Какой он все-таки хороший, добрый мальчик, несмотря на все его озорство. – Я знаю, что мужчинам есть что сказать друг другу, о чем женщинам знать не нужно.
   «Иэн опять помог мне», – подумала Элинор, наблюдая, как Адам прошел через зал в том направлении, где вероятнее всего было найти отца Френсиса. Его имя стало талисманом. Все сразу становилось легко с его помощью, даже уговорить Адама заняться уроками. «Да, и если я ничего не предприму, его имя в глазах короля будет таким же черным, как и мое». Элинор подозвала слугу и приказала немедленно привести к ней старшего егеря.
   Тот постарел уже на двадцать лет с тех пор, как Элинор в последний раз ставила перед ним задачу, выходящую за рамки его обычных обязанностей, но не сильно изменился. Просто волосы из светло-русых превратились в белые. От природы белая кожа давно уже обветрилась, задубела и казалась почти непробиваемой корой. Возможно, на лице его появилось больше шрамов и морщин, но это было трудно утверждать наверняка. Главное, что в его чистых ясно-голубых глазах светился все тот же ум.
   – Господин завтра собирается охотиться, госпожа? – радостно спросил он, поигрывая луком. – Давненько мои люди сидят без дела.
   – Пока что ок охотится за двуногими, егерь, но для ваших людей у меня есть работа, хотя и не связанная с охотой. Слушайте внимательно. Где-то в будущем месяце сюда прибудет гонец. Этот гонец не должен добраться до Роузлинда. Но и убивать его нельзя. Кроме того, он не должен догадаться, что именно мои люди задержат его. Когда его поймаете, его нужно будет бросить где-нибудь в лесу, словно вы просто разбойники.
   – Как мы узнаем этого человека, госпожа?
   – Этого я сказать не могу. Это означает, что вам придется задерживать всех гонцов, прибывающих в Роузлинд.
   – Один уже прибыл сегодня утром.
   – Да, он как раз и привез известие, что скоро нам нужно ждать следующего гонца – того самого, которого вы должны остановить. Любой человек, спешащий в Роузлинд, должен быть задержан и раздет. Одежду и все найденные вещи будете доставлять мне, а я скажу вам, что с ним делать дальше. Следите внимательно. Это для меня и вашего нового господина очень важно. Если он доберется сюда, то возможна война или смена хозяев в Роузлинде.
   – Будьте спокойны, госпожа. Даже червяк не проползет без нашего ведома.
   – Ваши люди будут вознаграждены за усердие, все до одного, и специальная премия достанется тому, кто поймает гонца. Помните, его нужно задержать, но не причинять вреда.
   – Я понял, госпожа.
   Итак, посуху никто не пройдет. Теперь нужно заблокировать путь по морю. Это будет гораздо сложнее. Если гонец прибудет на торговом судне, она могла лишь договориться, чтобы его убили, как только он сойдет на берег. Если он пересечет пролив в специально нанятой небольшой рыбацкой лодке, его могли бы взять ее рыбаки.
   Элинор выглянула в амбразуру окна. Ночь должна быть достаточно светлой, решила она. Тогда она послала слугу в конюшню передать, чтобы ей седлали лошадь, и поднять всех солдат, остававшихся в замке, пока она будет переодеваться для верховой езды. Одевшись, Элинор сошла вниз. Ее уже поджидал Седрик из Саутфорда. Старик озабоченно хмурил лоб.
   – Госпожа, для вас нет надлежащей охраны. Лорд Иэн забрал всех, кроме десятка таких же развалин, как и я.
   На лице его читался страх. Неужели госпожа была не в курсе действий лорда Иэна? Бьорн был с господином, и никто не сомневался, что разрешение госпожи было получено. Если это не так, полетят головы.
   – Да, я знаю, – спокойно ответила Элинор, отводя тревогу своего оруженосца. – Если вы можете предоставить мне пятерых воинов, годных к верховой езде, этого будет достаточно. Я собираюсь проехаться всего лишь в город и в рыбацкие деревушки на берегу. Это будет довольно безопасная поездка.
   Да, это должно быть безопасно. Седрик в любом случае не стал бы спорить с Элинор, но он чувствовал то же самое. Тем не менее он выбрал наиболее умелых воинов из тех, что оставались в замке, и проследил, чтобы они были хорошо вооружены.
   На коротком пути в город никаких неожиданностей не случилось. Элинор спешилась у дома начальника гавани. Тот уже стоял у подножия наружной лестницы и кланялся ей в пояс. Элинор оценила обстановку в комнате, прекрасный ковер перед камином, резные стулья с подушками. После сумрачного, пасмурного дня солнце решило отыграться к вечеру. Его золотые лучи, заглядывая сквозь выходящее к югу слуховое окно, сверкали бликами на полированных деревянных сундуках и оживляли красные и коричневые цветы на завешивающих стены гобеленах.
   «Пора, – подумала Элинор, – еще раз проверить его расчетные книги». Начальник гавани занимал это место по ее милости и ежегодно выплачивал налог за свое право. Источником его богатства были сборы и рента с торговых судов, приплывающих в гавань Роузлинда. Это было обычной практикой, но, если сборы и налоги станут слишком велики, суда могут найти себе другие порты. Элинор казалось, что после смерти Саймона начальник гавани чувствовал себя слишком вольготно. То ли торговля неожиданно резко возросла, то ли он обкрадывал купцов и ее. Элинор объяснила ему цель своего визита.
   – Вы понимаете, – сказала она в заключение, пронзив его ледяным взглядом, – что, если гонец доберется до замка Роузлинд, вы умрете. Это в вашем праве проверять документы людей, которые сходят на берег. До моего разрешения ни один человек с письмом короля не должен войти в замок. Если вы найдете повод арестовать такого человека, так и сделайте. Если вам придется убить его – что ж, я здесь правлю суд. Пусть это вас не беспокоит. Я, конечно, предпочла бы, чтобы он остался жив, но это менее важно, чем пропустить его. И если хоть слово из того, что я вам сказала, вылетит от вас, вам отрежут язык. Это сделает вас менее болтливым в будущем.
   – Леди Элинор, я сделаю все, что смогу, но если он проберется тайно…
   – У него нет причин поступать таким образом. Впрочем, это уже не ваше дело. Я приму меры и на этот счет. Вам не нужно заботиться об этом.
   – Да, миледи.
   Следующей остановкой был постоялый двор у самой воды. Здесь Элинор не стала слезать с лошади. Солдаты подвели к ней хозяина. Он низко поклонился. Он и госпожа хорошо понимали друг друга. Она никак не вмешивалась в его дела. Когда те, кого он укрывал, слишком нагло нарушали закон, госпожа выносила свое решение. И злоумышленники либо предавались суду госпожи, либо исчезали. Элинор отдала свои распоряжения. Хозяин гостиницы снова поклонился.
   – Мои люди будут следить. Все бумаги будут отосланы в замок. А этот человек вам тоже нужен?
   – Если убивать его не будет необходимости, просто придержите его. Я сообщу вам, нужно ли его прикончить или что-то другое.
   – Как вам угодно. Ходят сплетни, что у нас будет новый господин. Это правда? Элинор усмехнулась:
   – Птички быстро разлетаются с новостями из замка. Да, это правда. Но правосудие я по-прежнему держу в своих руках. Вы не должны беспокоиться насчет нового господина, а лишь подчиняться ему, если он отдаст приказ.
   – Как вам будет угодно.
   Кланяясь, он отошел к гостинице. В дверях он задержался на мгновение, чтобы проследить за Элинор. Она не стала возвращаться по крутой дороге к замку. Вместо этого ее отряд повернул на запад и направился по тропинкам. Хорошо, подумал хозяин гостиницы, если этот гонец попадется именно ему в руки. Хозяйка Роузлинда была очень щедра к тем, кто преданно служил ей, а что это дело было крайне важным, сомневаться не приходилось: она направляется предупредить также и рыбаков.
   Если бы он не задержался, наблюдая за Элинор, то заметил бы, что двое его гостей также заинтересовались ее маршрутом. Однако он загляделся на удаляющуюся группу всадников, а потом уже ничто не привлекло его внимание к тому факту, что гости допили свой эль и вышли, как только он освободил проход. Его больше волновало передать пожелание госпожи «своим людям» – попрошайкам и мелким воришкам, которые зарабатывали себе на жизнь в толпе купцов, прибывающих в удобную гавань Роузлинда.
   Оказавшись за чертой города, двое незнакомцев сошли с тропы, петлявшей в направлении ближайшей рыбацкой деревушки, и повернули на север. Не более чем в миле от берега располагался небольшой лес, скорее перелесок, выдававшийся от Бирского леса. Здесь эти двое нашли остальных своих товарищей и возбужденно сообщили им новости. Хозяйка замка разъезжает под охраной всего пятерых воинов. Если захватить ее, то за выкуп каждый из них мог бы приобрести себе новую ферму и еще выплатить налоги на годы вперед.
   Некоторые наименее отчаянные члены банды попытались возражать. Нападать на знатную даму казалось слишком опасным предприятием. Они прибыли сюда в надежде разграбить небольшой торговый караван, а это совсем другое дело.
   Те двое, что принесли известие о беспечности Элинор, уточнили, что никаких новых кораблей в гавани нет и что в ближайшие дни никаких передвижений купцов ждать не приходится. Чем дольше они остаются в такой близости к замку, тем больше риск. В любой день в лес мог нагрянуть отряд из замка. Кроме того, захват леди принесет им кучу серебра и золота. И не будет дополнительного риска в сбыте украденных у торговцев товаров. Получив выкуп, они скроются куда подальше, где никто не будет знать их и спрашивать о чем-то. Золотые и серебряные монеты всюду одинаковые – по ним их не выследят. Тем более что они не причинят леди никакого вреда. Спор занял некоторое время, но людей это не беспокоило. Их позиция была выбрана столь удачно, что позволяла наблюдать за всеми подступами к замку Роузлинд. Чтобы вернуться в замок, Элинор со своим отрядом поедет либо по единственной дороге, либо через открытую местность южнее леска.
   К тому времени, как разведчики засекли ее возвращение, более отчаянные души одержали победу. Превосходство в численности над охраной Элинор превышало два к одному. Они располагались между нею и городом, где, возможно, богатые торговцы пришли бы ей на помощь. Короткий осенний вечер уже переходил в ночь. Все было им на руку. Бандиты вскочили на краденых лошадей и вложили стрелы в туго натянутые луки.


   6.

   Чудесная походка огромного серого боевого коня, двигавшегося так, словно на его спине сидела пушинка – пушинка, которую ему нельзя было стряхнуть неосторожным движением, – успокаивала Иэна. На несколько секунд он вернулся мысленно в те счастливые дни, когда конь, подаренный Элинор, нес его гордо через холмы Уэльса, время, когда зародилась его дружба с лордом Ллевелином.
   Женщины тогда существовали для него, чтобы провести несколько часов в постели, а затем расстаться без сожалений. Любовь была звездой, такой далекой, что мечтать о ней было чистой радостью. Достичь ее он и не позволял себе надеяться.
   Иэн умышленно не думал о последних годах, когда более зрелым мужчиной завладели менее чистые устремления. Он думал о том сером жеребце, теперь повзрослевшем, бегавшем на воле среди кобылиц на его северных землях.
   Он ласково огладил шелковистую серую шею коня. Какой же он глупец, что обиделся на Элинор, предложившую ему этого скакуна. Она просто исполняла свое обещание. Все, что она могла дать ему, отдавалось теперь свободно и без сожаления.
   Отмахнувшись от мысли о том единственном, что она не могла подарить ему по своей воле, Иэн отвлекся, залюбовавшись расстилавшимся перед ним пейзажем. Наконец-то выглянуло солнце, и буки, и дубы, окружавшие пастбища или служившие ветроломами на гребнях холмов, окрасились в золотые и алые тона. Нежно-золотая стерня сжатого хлеба густо покрывала поля. Роузлинд был очень богатым имением не только благодаря плодородию почвы, но и рачительности хозяев.
   Сожженные крестьянские постройки были преступлением против разумного хозяйствования и спокойствия. Иэн побагровел от гнева, когда глазам его предстали остовы уничтоженных зданий, но, приглядевшись внимательнее, он призадумался. Это были не совсем уж бессмысленные и беспричинные разрушения. В этом чувствовалась злоба, но злоба, направляемая умом.
   Иэна посетила странная мысль. Нападения на земли Элинор вполне могли быть результатом какой-то ошибки. Как правило, только владения фаворитов короля столь процветали, как имение Роузлинд. Те, кого Джон не любил, несли тяжкое бремя непомерных налогов, их душили штрафами, пока даже добрым от природы землевладельцам не приходилось перекладывать часть своих затруднений на плечи крепостных и арендаторов. То, что Роузлинд избежал грабительских королевских поборов, было вызвано многими причинами, но только не любовью Джона. Мать Джона, Элинор Аквитанская, которая прожила до тысяча двести четвертого года, очень любила Саймона, а король слишком почитал свою всемогущую родительницу, чтобы открыто действовать против ее фаворита. После смерти матери Джон был слишком занят зарождавшимся бунтом в Англии и военными экспедициями в Нормандии, чтобы находить время мстить Элинор и ее мужу.
   Если вожак разбойников питал злобу к тому, кого он считал фаворитом короля, можно было бы образумить этого человека. Чем больше Иэн узнавал о деятельности банды, тем большее уважение он начинал испытывать к ее главарю. Судя по всему, тот крепко держал своих людей в узде. Грабежей, конечно, следовало ожидать, поскольку это и было целью нападавших, но бессмысленные разрушения были сведены к минимуму, и, как обнаружил Иэн, женщины, которых они уводили, были исключительно вдовами или шлюхами. Очень интересно. Изнасилований тоже было немного, и прежде всего страдали жены и дочери управляющих. Здесь чувствовалась озлобленность – но конкретно направленная. У Иэна оставалась надежда, что душа предводителя разбойников еще не совсем зачерствела.
   Иэн направил свою группу, состоявшую из воинов замка Роузлинд и десятка его собственных северян, занять местность вокруг сожженной усадьбы. Другие группы были развернуты на различных позициях вдоль границ поместья, но Иэн решил лично обосноваться именно здесь, поскольку подозревал, что человек, возглавлявший разбойников, не позволит ферме, оказавшей ему сопротивление, торжествовать и вернется сюда забрать все-таки стадо, которое ему не удалось захватить в прошлый раз.
   Иэн собрал в близлежащей крестьянской хижине остаток. своего отряда: десяток жилистых валлийцев с длинными волосами, связанными сзади кожаными ремешками, и необычно длинными колчанами, ладно висевшими у них за спинами. На поясах у них были прикреплены короткие мечи, но когда Иэн объяснил, чего он от них хочет, используя в качестве переводчика с французского Оуэна, они не притронулись к своим мечам, как обычно делали солдаты, демонстрируя свою готовность к действию. Одни остались стоять без движения, другие нежно погладили рукой свои шестифутовые луки, изготовленные из ясеня или тиса.
   – Без необходимости не убивать, – резко приказал Иэн.
   Он знал, на что способны эти выпускаемые из огромных луков стрелы длиной в ярд. Они имели силу арбалета, но скорость прицеливания и стрельбы была во много раз выше. Не так много людей в Англии умели пользоваться луком, но каждый, кому приходилось сражаться с валлийцами, уважал это оружие и боялся его. Когда у него будет время, Иэн намеревался научить пользоваться луками воинов Элинор, но навыки владения этим оружием давались медленно. Только немногие из его собственных солдат овладели этим искусством.
   – Я желаю знать, где они базируются, но не хочу, чтобы они или кто-то еще узнали, что мои люди разгуливают в королевском лесу, – продолжал Иэн. – Если вам придется кого-то убить, тело спрячьте – но место пометьте, чтобы беднягу можно было предать земле по-христиански, когда мы найдем такую возможность. Оставить человека непохороненным – большой грех.
   Последние слова были произнесены больше с надеждой, чем с убеждением. Валлийские горцы утверждали, что верят в Христа, но все еще предавались причудливым церемониям в свете полной луны, и страх перед грехами, которые христианское учение наиболее осуждало, не слишком воздействовал на этих решительных бойцов. Иэн знал, что они любили его и могли пометить место захоронения тела врагов хотя бы в угоду ему. Но он очень сомневался, что хмурых валлийских лучников взволнует судьба покинувших эти тела душ. И все-таки он тоже не мог не любить их. Они были дикими и свободными, как птицы, и выполняли его приказы с той же смесью хищной жадности и привязанности, какую испытывает прирученный сокол к своему хозяину.
   Он подошел к двери хижины, наблюдая за ними, совершенно зачарованный, как это бывало всегда, ловкостью, с какой они словно растворились в воздухе, отойдя лишь на несколько десятков шагов от того места, где он стоял. Лле-велин тоже так умел и много раз пытался обучить Иэна. Единственным результатом этих попыток было отчаяние и убежденность, что подобного рода искусству следует учиться с раннего детства, со стороны Иэна, и тщетные усилия скрыть смех – со стороны Ллевелина. Иэн пожал плечами. Каждому – свое. Иэн знал теперь, что ему не суждено стать таким же умелым лесным жителем, как валлийцы, зато Ллевелин ни за что не победил бы его на турнире.
   Когда трюк с исчезновением был успешно завершен, Иэн вышел из хижины убедиться, что остальные надлежащим образом спрятались и что расставленные часовые действительно были способны что-то увидеть. Попутно он разъяснял Оуэну и Джеффри, что он делал и зачем. Внимание младшего из юношей было вызвано скорее долгом, нежели интересом. Он не мог по-настоящему вообразить себя хозяином имения, которое ему придется защищать. Когда Джеффри задумывался о своем будущем, он скорее видел себя рыцарем с полосатым вымпелом из романов, бьющимся на турнире или ведущим армию в бой. Охота за бродягами, которые сожгли несколько крестьянских построек, казалась тринадцатилетнему подростку не слишком романтичным занятием.
   Лекция Иэна была скучной, слова вылетали из него сами собой. Голова была занята думами о том, что все-таки делать с Джеффри. Он забыл поговорить о мальчике с Элинор и, покидая Роузлинд, был так расстроен, что едва ли помнил, что Джеффри следует за ним. Теперь под его опекой вместе с пятнадцатилетним оруженосцем находился еще почти не подготовленный тринадцатилетний. Конечно, Оуэн не был уже большой обузой и скоро станет очень искусным воином. Он был быстрый и осторожный и знал свои обязанности. Хотя Оуэну еще не хватало крепости взрослого мужчины, он был довольно рослый и мог постоять за себя, отлично владея оружием. Все, что было необходимо, – это чтобы один из твердокаменных северян Иэна приглядывал за юношей на случай, если он потеряет голову в пылу битвы.
   С Джеффри все было по-другому. Он хорошо начал, но потом был совершенно запущен. Он не мог как следует пользоваться мечом и щитом не только потому, что был от природы хрупок, но и потому, что никто не удосужился научить его. Иэн позанимался с ним лишь несколько недель после окончания военных действий во Франции и был доволен рвением и прогрессом мальчика, но этого было недостаточно, чтобы из Джеффри получился настоящий боец. Придется оставить его сзади на попечении нескольких человек или охранять во время боя. В обычной военной обстановке и вопроса бы не было – Джеффри просто оставили бы в безопасном месте. Однако в данном случае, когда противником их были не хорошо подготовленные воины, а разоренные крепостные или вилланы с краденым оружием, опасность будет не так велика, и, кроме того, это может стать для Джеффри хорошим уроком и приучить его к крови.
   Расставив дозорных и убедившись, что присутствие отряда в деревне в глаза не бросается, Иэн вернулся в хижину и отправил Оуэна проверить лошадей, предупредив остерегаться серого. Правда, расседланный конь не был таким злобным. Но Иэн не хотел подвергать Оуэна ненужному риску – роулендские жеребцы не славились добрым нравом. Они были приучены бросаться на все, что движется, когда на спине не было седока. Это было средством не позволить вражеским воинам схватить упавшего рыцаря. К сожалению, животное не различало, упал его всадник во время боя или вообще еще на него не садился, хотя запах крови всегда распалял коня.
   Когда Оуэн ушел, Иэн жестом предложил Джеффри сесть на корточки, а сам опустился на единственный стул, имевшийся в хижине.
   – Джеффри, мне нужно, чтобы ты задумался, как настоящий мужчина, поскольку я должен поставить перед тобой выбор. Ты должен обдумать, что ты считаешь самым лучшим и безопасным – не для тебя, а для меня. Хоть это не твоя вина, ты не слишком хорошо владеешь оружием.
   Мальчик болезненно покраснел.
   – Я занимаюсь с Оуэном…
   – Это не твоя вина, еще раз говорю. Из тебя выйдет толк, но ты еще слишком молод. Теперь думай. Можешь ты умерить свою гордость и держаться позади меня, и я вместе с Джейми Скоттом буду охранять тебя, или ты забудешься и бросишься вперед сломя голову, тем самым подвергая опасности всех нас? Если ты боишься, что твой темперамент возобладает над разумом, я могу оставить двух бойцов, чтобы охраняли тебя вне поля боя.
   Щеки Джеффри горели, глаза сверкали ярче обычного, но он не торопился отвечать, размышляя над словами Иэна. Он привык взвешивать свои слова, поскольку в прошлом из-за несдержанного языка часто попадался в западню, что, как правило, приводило к порке. Однако в данном случае Иэн так тонко представил ситуацию, что любой ответ не ранил бы его самолюбие. Если он предпочитает идти в бой, то никто не поставит под сомнение его мужество, и Иэн прикажет остаться в стороне таким образом, чтобы его ни в чем нельзя было бы впоследствии упрекнуть. Если же он не захочет сражаться, Иэн представит дело так, словно это связано даже с еще большей храбростью.
   – Пожалуйста, господин, – тихо произнес Джеффри, – я буду в точности выполнять ваши приказы. Я не сделаю ни одного лишнего движения, не скажу ни одного лишнего слова без вашей команды. Пожалуйста, позвольте мне пойти с вами. Я не забуду, что моя неосторожность может повредить вам.
   – Очень хорошо, Джеффри, мне это полностью подходит, – бесстрастно ответил Иэн.
   По правде говоря, ему понравился выбор, сделанный Джеффри. Как ни мудро он выразил условия, чтобы помочь Джеффри сохранить лицо, в душе Иэн посчитал бы трусостью, если бы мальчик решил остаться сзади. «Храброе сердце, – мимоходом подумал Иэн. – Хорошая кровь сказывается, и, Бог даст, я избавлю парня от того, что натворила эта королевская сука. Я спасу его, и он будет прекрасным человеком». Иэн потянулся и зевнул.
   – Скажи Оуэну, чтобы он, когда покормит и напоит лошадей, шел сюда и поспал немного. Ты тоже поспи. Нам придется караулить всю ночь.
   Поскольку делать было больше нечего, Иэн вытащил из-за пояса меч и положил его рядом с одним из соломенных тюфяков, разложенных на полу, завернулся в свой меховой плащ и погрузился в сон. Последней мыслью было – не забыть сказать Элинор почистить его от вшей, как только он вернется в Роузлинд. Он предпочел бы спать на голом полу вместо кишевшего паразитами матраса, но по своему печальному опыту знал, эти бестии достанут его, где бы он ни лежал, так что уж лучше было воспользоваться хоть минимальным комфортом в компенсацию за предстоявшие укусы.
   Вернувшись, мальчики закрыли дверь, и в хижине невозможно было уже разобрать, ночь на дворе или день. Спустя некоторое время через дымовое отверстие в хижину спустился круг солнечного света, но он не побеспокоил спящих и вскоре начал угасать. Еще через некоторое время Иэн пошевелился в полудреме и, наполовину проснувшись, вскоре услышал какие-то встревожившие его звуки. Это пастухи вели коров с поля в отремонтированные загоны для дойки. Иэн снова погрузился в пучину, не замечая, как стемнело небо в дымовом отверстии и как позднее заглянула в него одинокая звезда.
   Прежде чем звезда успела переместиться, Иэн проснулся, мгновенно и полностью. Меч оказался у него в руке еще до того, как он приподнялся и осознал, что же разбудило его. Затем он услышал:
   – Eaorling! Eaorling!
   Что-то было не так. Северяне кричали бы «thegn», валлийцы – «pendenic», люди Элинор – «господин». Иэн энергично пнул ногой Оуэна и Джеффри, поднимая их, распахнул дверь и выскочил наружу. К нему приближались три тени. Бежавший первым все еще задыхаясь вопил «eaorling», остальные двое бормотали, перебивая друг друга, на ломаном французском что-то, из чего Иэн смог разобрать только слова «стража… предупредить» от одного и «егерь» от другого.
   – Тихо! – приказал Иэн. Мужчины приблизились, и первый упал на колени. Иэн даже в полумраке мог видеть, как дрожит его тело.
   Господин! Господин!
   – The leuedy! The leuedy! – простонал тот. Иэна обдало холодом. В Роузлинде была только одна «леди». Что-то случилось с Элинор. Неужели Джон, известный своей непредсказуемостью, прибыл в Роузлинд?
   – Возьми себя в руки, – отрывисто произнес Иэн по-английски. – Говори медленно. Расскажи мне, что случилось с госпожой.
   Элинор побывала в двух рыбачьих деревушках и осталась довольна результатами своих усилий. Старосты уверили ее, что если сами не сумеют достать любого гонца, направляющегося в Роузлинд на нанятой лодке, то обязательно засекут место, где он пристанет к берегу. И тогда в зависимости от обстановки либо попытаются взять его своими силами, либо обратятся к помощи держателя постоялого двора в городе Роузлинд или к помощи охотников. В любом случае, утверждали они, никакой гонец не доберется до замка морем.
   Элинор надеялась попасть в замок еще до наступления полной темноты. Поглощенная своими мыслями и потерявшая бдительность, ибо находилась в самом сердце своих земель, Элинор не заметила отряда, выскочившего из небольшого леска. Она продолжала двигаться им навстречу, пока те не перекрыли дорогу. Только тогда один из ее людей выкрикнул предостережение, и Элинор резко натянула поводья. Но еще не успев завершить это движение, она сообразила, в какой переплет попала. Двигавшиеся навстречу люди не могли быть ее людьми.
   – Назад! – крикнула она.
   Воины расступились, чтобы пропустить ее, и снова сомкнулись за ней, развернув лошадей. Хлестнув плетьями, они бросились галопом. Если они смогут добраться до деревни, то оставалась еще возможность сдержать атакующих, пока не подоспеет помощь. Однако надежда эта прожила лишь несколько минут. Преследователи кричали им, что они не причинят вреда, уговаривали остановиться, но сами не тратили времени на ожидание ответа. Еще не рассеялся звук команды, как один из людей Элинор вскрикнул от боли. Он несколько секунд продержался в седле, а потом упал.
   Деревня была слишком далеко. Хоть их лошади и получше, чем у преследователей, от стрел им не уйти. Точность выстрела, сразившего одного из воинов, могла быть случайной, но подобная же случайность могла убить и ее. Слишком много людей гнались за ними, чтобы иметь шанс спастись. Из двенадцати-четырнадцати стрел хотя бы одна или две обязательно попадут в кого-нибудь в такой плотной группе. Элинор могла бы, конечно, приказать своим людям рассеяться в разных направлениях, но это тоже было бесполезно. Это могло спасти ее солдат, но означало бы ее пленение. Надеяться, что преследователи могли ошибиться и погнаться не за тем, не приходилось. Еще было достаточно светло, чтобы они отличили ее наряд от одежды солдат.
   Элинор не опасалась, что над ней хотят надругаться, но горько упрекала себя в том, что забыла, что после смерти Саймона снова стала желанной добычей для претендентов на брак. Иэн мог совершенно искренне кричать, что ему не нужны ее земли, но таких Иэнов немного в этой стране в эти времена. Многие мужчины охотно обесчестили бы себя и ее, лишь бы взять под свой контроль ее владения – и Саймона тоже, поскольку Адам был еще ребенком. Очередная стрела пролетела между двух ее людей и, едва не коснувшись ее лошади, улетела далеко вперед.
   – Стой! – крикнула Элинор.
   – Госпожа… – запротестовал Седрик.
   – Они не причинят мне вреда, – уверила его Элинор. – Для их целей я нужна невредимой.
   Она развернула лошадь и не спеша выступила навстречу преследователям. Кто бы ни похищал ее, этого человека ждет очень горькое раскаяние, решила она. Но не стоит, однако, предупреждать его об этом. Элинор опустила горящий взгляд и впилась зубами в нижнюю губу, стараясь обуздать свой гнев. Она успела справиться с собой к тому времени, как ее маленький отряд был окружен.
   – Вы совершили ошибку, – спокойно произнесла она. – Ступайте своей дорогой и позвольте мне идти своей, и я не сообщу об этом инциденте моему нареченному мужу, лорду Иэну де Випону.
   Элинор сказала это не без умысла, информируя похитителей, что она бесполезна в качестве похищенной невесты. Если она уже помолвлена, церковь охотно аннулирует насильственный брак. К тому же вес этой идее могло придать имя Иэна. Любой дворянин должен знать, что Иэн де Випон близок к королю и давно служит ему. Поэтому следовало ожидать, что Джон одобряет брак между Иэном и Элинор и заставит аннулировать любой другой брачный союз. Правда, Элинор на мгновение похолодела от мелькнувшей в ее мозгу мысли, что сам похититель мог оказаться одним из прихвостней Джона.
   – Норманнская сука! – выкрикнул по-английски один из нападавших.
   – Тихо! – прошипела Элинор, когда ее люди напряглись от гнева.
   Этот возглас поставил ее в тупик, и ее ответная реакция, когда она сдержала своих людей, была инстинктивной, просто от безысходности положения. До Элинор понемногу начало доходить, что ни один слуга английского дворянина в те времена не мог бы использовать слова «норманнский» в уничижительном смысле. Все это никак не было связано с попыткой похищения невесты.
   Это были разбойники – или по крайней мере часть шайки. Чего же они хотели? Неужели они настолько безумны, чтобы желать отомстить ей за зло, причиненное другими? Элинор опустила глаза на гриву своей лошади, чтобы скрыть страх. Она надеялась, что бандиты слишком заняты разоружением охраны, чтобы заметить ее участившееся дыхание и легкую дрожь в руках. Затем напряжение исчезло в ней. Выкуп! Ну конечно, они хотели получить за нее выкуп.
   – Седрик, – сказала она, – спроси, можем ли мы вернуться назад и помочь моему раненому воину, если он еще жив.
   За гортанным вопросом Седрика последовал горячий спор, за которым Элинор следила с живым интересом, хоть и не поднимая глаз от седла, чтобы бандиты не догадались, что она понимает их. Банда разделилась на две стороны – более смелых, которые хотели вернуться к раненому солдату, и более умеренных, которые с самого начала противились ее похищению и сейчас хотели только одного – побыстрее отступить в безопасный лес. Более осторожные теперь возобладали. Весь отряд пришел в движение и направился в укрытие, чтобы их не мог заметить какой-нибудь случайный путник.
   Вскоре они остановились. Место стоянки сохраняло очевидные свидетельства недавнего проживания людей. Первым делом Элинор пообещала себе, что открутит егерю голову за то, что он просмотрел воровское гнездо в такой близости от города и замка. Через несколько минут, однако, она поняла, что это был не лагерь, а скорее просто место, где шайка останавливалась на отдых и, вероятно, поджидала новости об очередной жертве.
   Стало почти совсем темно. Элинор решила уже было, что они здесь останутся на ночь, но вскоре поняла, что это не входило в намерения разбойников. Людей Элинор бандиты заставили спешиться, сняли с них доспехи и привязали за руки и за ноги к самым жалким из своих лошадей.
   Затем разгорелся очередной спор. Осторожные хотели оставить Элинор в покое и не прикасаться к ней, даже не связывать ей запястья, предупреждая, что подобное оскорбление сделает месть неотвратимой. Они снова чуть не победили, но человек, назвавший Элинор «норманнской сукой», вдруг взорвался пламенной тирадой.
   Элинор не все уловила из его речей, но услышала достаточно, чтобы понять, что тот напоминал своим товарищам о причиненных им страданиях и призывал не предоставлять одному из их ненавистных угнетателей ни малейшей поблажки и не позволять ей уютно покачиваться на своей лошади. Это вызвало ропот протеста, однако достаточно тихий. Элинор стащили с седла. Ее люди тщетно пытались вырваться из пут, оскорбленные таким отношением.
   – Норманнская сука! – снова выкрикнул державший ее человек.
   Элинор, затаив дыхание, следила за его лицом. Его ненависть явно побеждала здравый смысл. Хотя ее мало беспокоила чистота крови, Элинор не улыбалось быть изнасилованной четырнадцатью бандитами. Но с их стороны это было бы безумием. За такие вещи за ними бы началась охота во всех уголках Англии, но, по всей видимости, с ними не было понявшего бы это предводителя. А любая мысль, подсказанная им со стороны, лишь распалила бы их. Бандит сжал Элинор сильнее.
   – Если вы причините мне вред, вас убьет ваш собственный командир, – спокойно заметила она.
   Прежде чем тот успел ответить, кто-то наиболее нервный из отряда засуетился.
   – Что-то движется, – взволнованно прошептал он. – Кто-то есть в лесу.
   Они запустили стрелы сначала в одну сторону, потом – в другую. Наступила тишина, если не считать тяжелого дыхания людей, беспокойно осматривавшихся по сторонам.
   – Поехали. Ради Бога, поехали. Возможно, из города прочесывают лес. Может быть, кто-то из ее охраны удрал и привел подмогу.
   – Если кто-то и удрал, – прорычал все тот же, самый злобный, – то не за помощью. Никто не захочет помогать нашим господам.
   – Что ни говори, а у меня был добрый господин, пока король не разорил его, – возразил другой. – Я помог бы ему, если б мог. Я предлагаю оставить эту леди здесь и сматываться.
   – Это будет еще хуже. Неужели ты думаешь, что она промедлит хоть секунду, чтобы послать по нашим следам всю свою свору из замка? Вот о чем тебе следовало бы подумать, – фыркнул третий, тщедушного сложения. – Давайте уйдем подальше в лес, убьем их всех и закопаем поглубже. Никто не узнает.
   – Дурак! Какая от этого выгода? – спросил бандит, первым предложивший похищение.
   – Наши жизни – выгода. Они даже не повесят нас за это – они нас четвертуют.
   – Они четвертуют нас так или иначе, – рассмеялся «норманнская сука». – Давайте перед тем, как похоронить ее, хотя бы попользуемся ею. Хоть такую выгоду получим. Потешиться с норманнской сукой будет немалым удовольствием. Я полагаю, их дырочки поизящнее, чем у наших женщин.
   – Свинья ты, я совсем не эту выгоду имел в виду.
   – Идиоты! Стоите тут и рассуждаете, то делать или это. Поехали, говорю. Когда уберемся отсюда подальше, тогда и потолкуем, что делать.
   Иэн не позволял себе ни единой мысли об Элинор, иначе он сошел бы с ума. Вместо этого он сосредоточился на каждом конкретном шаге, который следовало предпринять. Пастухам было приказано снова увести скот на пастбище и рассеяться так, чтобы стадо стало лишней приманкой для грабителей. Всех людей разбудили и призвали к оружию. Егерь выбился из сил. Он не мог больше бегать. Вулфу из Ли пришлось посадить его к себе на лошадь, чтобы он мог руководить подготовкой.
   Все, казалось, выполнялось в замедленном темпе, занимая миллионы лет, но Иэн не кричал на своих людей и не угрожал им. Осознать необходимость спешки значило пробить ту пелену, которая застила его мозг. Любая трещина в этой пелене как-то связала бы его с тем, что лежало за черной стеной, огораживавшей детство. И из этой щели выползло бы нечто такое, что уничтожило бы его, изменило до такой степени, что он в ответ уничтожил бы вокруг себя все и всех.
   Рука Иэна чуть дернула поводья. Серый жеребец встал на дыбы и заржал, перебирая передними ногами. У Иэна пересохло в горле, и он ухватился крепче. Ужасы, скрывавшиеся за черной стеной, подступали ближе.
   Вообще же от того момента, как Иэн понял, что сказал-ему егерь, до того, как отряд пустился в погоню, прошло от силы десять-пятнадцать минут. Гораздо больше времени заняла скачка по полям и пастбищам, которые отделяли их от леса, и в то же время гораздо меньше, чем требовалось преодолеть такое расстояние по бездорожью при безопасной езде. Иэн вел отряд галопом, и воины не отставали, ругаясь и молясь про себя, чтобы лошади не стряхнули их в темноту.
   Взошла луна. Для людей, которые напрягали глаза в блеклом свете звезд, это было почти солнце. Впереди, однако, вставала полная тьма. Иэн непонимающе смотрел на нее, поглощенный лишь терзавшими его мыслями.
   – Медленнее, хозяин, – умолял егерь. – Лес близко. Те, кого мы ищем, должно быть, ушли далеко, пока я шел пешком. Они могли услышать нас, или мы прозевали их разведчиков.
   «Близко…» Именно это слово привлекло внимание Иэна и заставило его слушать и понимать. Он натянул поводья. Конь сопротивлялся, чувствуя его учащенное дыхание и лихорадочный пыл. Жеребец снова поднялся на дыбы и брыкнул. Это было благословение. Пока Иэн боролся с лошадью, пробиравшееся в его мозг безумие немного отступило. Оседлав лошадей, отряд шагом приблизился к лесу. Внезапно почти у самого уха Иэна просвистел козодой. На некотором расстоянии к югу из тени выделилась фигура и, пригибаясь, бегом направилась к приближавшемуся отряду. Козодой свистнул еще раз.
   – Стойте, – приказал егерь. Иэн стиснул зубы и попробовал молиться.
   – Они здесь не проезжали, – произнес грубый голос, когда бегущая тень наконец добралась до них. – Либо они где-то дальше в лесу, либо остановились. Поезжайте немного южнее. Где-то в лесу Горн.
   Остановились. Если они остановились… Иэн ухватился за эту мысль, пережевывая и переваривая ее. Он повернул голову, чтобы отдать дальнейшие распоряжения Джейми Скотту, что ему нужно будет сделать, когда они настигнут банду. Люди Элинор давили на него сзади.
   – Спокойно! – скомандовал Иэн. Их сердитый ропот еще более подогревал его гнев, который он пока сдерживал.
   Они снова двинулись вперед, теперь уже не спеша, поскольку кроны деревьев закрывали лунный свет и существовала постоянная опасность быть сброшенным на землю низко нависавшими ветвями. Охотник с хриплым голосом тоже пристроился к кому-то на лошадь, время от времени издавая свист козодоя. От жутких звуков Иэну было не по себе. Каждый раз что-то вздрагивало внутри. Наконец птичий свист разбудил кого-то другого – за свистом почти мгновенно последовал крик ласки.
   Иэн подпрыгнул, но егерь удовлетворенно хмыкнул и снова приказал остановиться. Из-за деревьев выскользнул Горн, кивнув, когда козодой свистнул еще раз. Он ничего не сказал, но, убедившись, что его хорошо видно, махнул им рукой следовать за ним и побежал к югу. Иэн переместил щит на руку и отцепил от седла «утреннюю звезду». Оуэн недоуменно уставился на него. Он никогда не видел, чтобы господин прежде пользовался этим оружием, и не раз выслушивал от него, когда сам пробовал попользоваться им, что это смертоносное оружие можно брать в руки лишь при крайней необходимости. Оуэн надел щит себе на руку. Затем он услышал голос Иэна, тихий и монотонный.
   – Вы что-то сказали, господин?
   Ответа не последовало. «Утренняя звезда» зловеще покачивалась на колючей цепи, а продолжающийся поток слов был слишком неразборчив. Оуэн нервно облизал губы и плотно надел шлем поверх кольчужного капюшона. Ожидалось что-то очень плохое. Ждать оставалось недолго, что было и к лучшему, поскольку рассудок Иэна все ближе и ближе подходил к грани умопомешательства.
   Горн остановился и указал рукой вперед. Оттуда доносился слабый звук голосов – их тон указывал на то, что люди кричали, хотя расстояние делало слова неразборчивыми. Оба егеря соскочили с крупов лошадей и двинулись на запад. Иэн подал знак, и часть отряда с Джейми во главе последовала за ними.
   – Жди, – прошептал Иэн сам себе. – Жди… Жди… Не испорти все. Жди!
   Наконец просвистел козодой.
   – Вперед! – Иэн приказал негромко, но воины услышали.
   Они бросились в бой с ревом, возраставшим, пока не раздался одиночный крик тревоги. Затем все стихло.
   – Вперед! – прорычал Иэн, пришпоривая коня. Казалось, последние несколько ярдов жеребец преодолел одним прыжком. Иэн ворвался на небольшую поляну, в центре которой стояли три человека, окруженные гораздо большей группой сидевших. Все словно приросли к земле от неожиданности.
   Следующим прыжком жеребец оказался среди бандитов. Один отлетел под ударом лошадиного плеча, другой завопил, попав под кованные железом копыта. Страшный удар «утренней звезды» выплеснул мозги из головы третьего. Этот вообще не вскрикнул, но другой взвыл, когда следующий удар снес ему половину лица, и продолжал кричать, уже упав. Сцена действия полностью переменилась. Поляна наполнилась бешеным движением всадников, размахивающих оружием, и бегущих, укорачивающихся и ползущих, кричащих от боли и ужаса.
   – Бейте их! – кричал Иэн. – Бейте их! Бейте их! Он снова взмахнул «звездой», но промахнулся, когда жеребец рванулся мимо окровавленного, белого как снег существа, в мольбе протягивавшего вверх безумные руки. Выругавшись, Иэн освободил крепление щита и сбросил его с руки, затем соскочил с коня и снова, и снова, и снова бил своим чудовищным оружием. Мельком он увидел груду тел на одном краю поляны, а чуть сбоку – меньшую кучу, в которой даже при неверном свете луны виднелось платье знатной женщины.


   7.

   – Иэн! Иэн! Остановись! Остановись, Иэн!
   Никакой мужской голос не мог достигнуть такой высоты тембра. Никто не мог бы звать его по имени. Как долго до него доходило, что он слышит ее? Иэн разжал руку, державшую «утреннюю звезду», позволив петле рукоятки смертоносного орудия соскользнуть с запястья. Он поднял взгляд с того месива, что лежало под его ногами. Он должен был бы испытать огромное облегчение, когда увидел Элинор, целую и невредимую. И он действительно почувствовал радость, но она была как-то странно приглушенной, словно чувства его были придавлены тяжелым грузом.
   Элинор была вся вымазана кровью, но это не поразило его. Хоть он действительно в тот момент был не способен испытать потрясение, он просто знал, что эта кровь не ее, что это брызги от искромсанных его оружием тел, которыми была усыпана вся поляна. Элинор медленно подняла руки и закрыла лицо.
   Иэн смотрел на нее, узнавая, но ничего не чувствуя. Его удивляло лишь отсутствие человеческих голосов. Только лошади топали копытами и нервно ржали, и еще был слышен тихий рыдающий звук. Иэн внимательнее посмотрел на Элинор, но нет, этот звук исходил не от нее.
   – Иэн, – ласково позвала она.
   Все это выглядело очень странно. Иэн чувствовал холод и усталость и как будто все были чужими ему. Очень странно. Он слегка повернул голову в одну сторону, потом – в другую. Его солдаты расступились настолько широко, насколько позволяла поляна. На поляне оставались лишь останки того, что прежде было людьми – наверное, людьми, сейчас уже трудно было сказать. Иэн снова посмотрел на Элинор.
   – Я потерял самообладание, – сказал он неуверенно, а потом, не сразу, вспомнил, почему. – Я думал… С тобой все в порядке? Они…
   – Я совершенно невредима. Цела и невредима. Никто не прикасался ко мне, если не считать того, что они связали мне руки и пересадили с одной лошади на другую.
   Элинор произносила слова медленно и аккуратно, голос ее был избыточно ласковым, но глаза Иэна уже смотрели вполне осмысленно, лишь слегка затененные беспокойством. Элинор опустила руки со своего лица на его плечи. Он вздохнул, вспоминая царивший тут ужас, но как нечто далекое, уже почти забытое.
   – Ты так лежала – я думал, ты умерла.
   – Нет. Эти идиоты даже не отобрали у меня нож для еды и связали запястья спереди. Я свернулась так, чтобы они не видели, как я перерезаю веревку, пока они спорили.
   – Понимаю. Что ж, слава Богу, мы прибыли вовремя. – Он снова осмотрелся кругом. Резня, конечно, казалась неоправданно жестокой, но что же здесь было не так. – Элинор, ты помнишь, сколько их было?
   – Четырнадцать, – сразу же ответила она, не сводя с него глаз.
   Он не мог понять выражения ее лица. Это тоже было очень странно, но он слишком устал, чтобы спрашивать.
   – Ладно, – ответил он. – Ты не теряешь голову.
   – А почему я должна была ее терять? Я даже не очень испугалась. – Если бы Элинор даже тряслась до самых пяток, она не призналась бы в этом. Снова расстраивать Иэна – последнее, чего ей хотелось. Она опустила одну руку с его плеча, а другой коснулась его щеки. – Тебе не следовало позволять себе так расстраиваться, – ласково произнесла она. – Если бы они были умные, то никогда не посмели бы прикоснуться ко мне. А поскольку они были столь глупы, что попытались похитить меня, тебе следовало бы знать, что я уж как-нибудь сумею не подпустить их к себе, пока ты найдешь меня.
   Иэн снова вздохнул. Он удивлялся, почему Элинор сказала, что он был расстроен. Как же он устал! Рука болела, словно он сражался целый день. Однако не могло же столько времени занять покорение четырнадцати слабо вооруженных и плохо подготовленных мужиков. Он отвернулся от Элинор и пересчитал трупы. Одиннадцать. Троих не хватало. Именно это ему казалось странным. Глаза его обежали выстроившихся кругом воинов.
   – Вы позволили троим бежать, – сурово произнес он.
   – Nae, thegnP – ответил Джейми. Он подал знак, и вперед вывели троих дрожащих несчастных.
   – Убейте их, – ровным тоном приказал Иэн.
   – Иэн, – взмолилась Элинор, положив ладонь на его руку. – Они не причинили мне вреда.
   Нет, господин!
   Он посмотрел на нее.
   – Они решились угрожать насилием знатной даме. Если бы даже они осмелились только подумать об этом, они заслуживали бы смерти. – Он резко кивнул своим солдатам и повторил властно: – Убейте их. – Элинор же он сказал: – Я просто спешу, иначе бы публично четвертовал их в городе, чтоб неповадно было другим.
   Безумие совершенно прошло, поняла Элинор, наблюдая за ним. В его приказе убить не было ни ненависти, ни каких-либо других эмоций. Это был рассудочный, взвешенный поступок. Чем больше Элинор думала об этом, тем яснее понимала, что была бы способна отдать точно такой же приказ, если бы ее и так не тошнило от уже виденного. Кроме того, она уже почти не верила, что все это могло случиться. Она не могла поверить, что группа простолюдинов осмелилась похитить высокородную даму. Такие вещи никогда не случались на ее землях прежде, и ей никогда не приходилось задумываться над тем, каким должно быть наказание за подобное преступление. Теперь же, когда пришлось задуматься, она кивнула вслед Иэну.
   – Вы правы, милорд.
   С этими словами все люди, стоявшие на поляне, словно очнулись от сна. Раздался шум голосов, и наказание было быстро приведено в исполнение. Вперед вышел Оуэн, держа в руках брошенный Иэном щит. Он протянул его своему хозяину, который изумленно уставился на него, а затем автоматическим движением надел щит на плечо. Элинор неодобрительно цокнула языком, но ничего не сказала. Оуэн наклонился и поднял с земли «утреннюю звезду», которая была до самой рукоятки заляпана кровью и кусками человеческой плоти.
   – Где Джеффри? – резко спросил Иэн. Оуэн кивнул в дальний конец поляны.
   – Его тошнит, – лаконично произнес он, и сам конвульсивно сглотнул.
   Иэн пожал плечами.
   – Скажи ему, пусть заканчивает и идет сюда. – Взгляд его упал на «утреннюю звезду, висевшую на руке Оуэна. Лицо слегка нахмурилось. – Посмотри, нельзя ли это немного почистить. А то моя лошадь взбесится.
   По непонятной Иэну причине Оуэн снова с трудом сглотнул.
   – Да, господин, – сказал он с чувством.
   – Где конь? – тут же спросил Иэн с некоторым беспокойством, вдруг осознав, что все почему-то спешились.
   – Четыре человека сражаются с ним в лесу, – произнесла Элинор. – Большая часть из этого, – она указала рукой на кучу трупов, – твоя работа, но нескольких убил конь. Каждого, кто вставал и, пытаясь ускользнуть, по ошибке бежал в его сторону, он лягал и растаптывал, превращая в мокрое место. На нем безопасно ездить, Иэн?
   – Разумеется, – ответил он, несколько удивленный. – Это дело тренировки. Он не трогает меня. Он теперь знает мой запах и успокоится, как только я окажусь в седле.
   – Тогда, может быть, лучше оседлай его, – предложила Элинор, – пока у меня не стало четырьмя воинами меньше.
   – Пусть Джеффри прикажет им привести коня, – согласился Иэн, чуть улыбаясь.
   Элинор покачала головой и взяла Иэна за руку. Увидев мольбу в ее глазах, он жестом велел Оуэну подождать и наклонился к Элинор, чтобы она могла говорить тихо.
   – Тебе стоит поговорить с мальчиком, Иэн. Его не просто тошнит, ему действительно плохо. Он видел то, для чего еще слишком молод, а твой конь доконал его.
   – Это его первый бой, Элинор. То, что его тошнит, – нормальное явление. Каждому мальчику нужно пережить первую кровь. Он должен привыкнуть.
   – Боже сохрани! – воскликнула Элинор.
   – Боже сохрани? – удивленно отозвался Иэн. – Джеффри должен был узнать, что в битвах убивают людей. Тринадцать лет – не слишком юный возраст, чтобы видеть смерть.
   – Он слишком молод, чтобы видеть своего хозяина, охваченного безумием.
   – Безумием? Меня? – Глаза Иэна уперлись в покрытую кровью и плотью «утреннюю звезду», а потом опустились на собственное тело.
 //-- * * * --// 
   Он был полностью залит кровью, руки вымазаны ею выше локтей, плащ от засохшей крови затвердел, как не выдубленная кожа.
   – Боже милостивый, – тихо произнес он, – неудивительно, что ты сказала, что мне не следует позволять себе слишком расстраиваться. – Он повернулся к своему оруженосцу. – Оуэн, я действовал как-нибудь необычно?
   – Господин, я никогда не видел ничего подобного. Из одиннадцати бандитов вы уложили восьмерых. А лошадь помогала вам, растаптывая всех, кто поднимался.
   – Не тогда, – нетерпеливо произнес Иэн, – до боя. Может быть, я не отдавал всех приказов, которые были необходимы?
   – О нет, милорд.
   Иэн удовлетворенно кивнул.
   – Мне тоже кажется, что я вел себя, как обычно. Остальное не важно. Приведи Джеффри ко мне. Прикажи также, чтобы тела были привязаны к худшим лошадям. Когда доберемся до ближайшей фермы, сложим их в телегу.
   – Иэн, – тихо сказала Элинор, когда оруженосец ушел. – Это все не так уж важно. Но ты отбросил свой щит. Теперь-то ничего, но в настоящем бою…
   – Я никогда не теряю рассудок в обычном бою, – сухо ответил он. – С чего бы? Я не испытываю к своему противнику в бою ни ненависти, ни страха. – Он протянул руку, но, увидев кровь на ней, не посмел прикоснуться к Элинор. Внезапно чувства вернулись к нему, и ему пришлось напрячь тело, чтобы не задрожать, как лист, чтобы удержаться от желания прижать к себе Элинор и зарыдать над ней. – Разве ты не понимаешь? Это все потому…
   – Господин?
   Дрожащий шепот предотвратил слова, готовые сорваться с губ Иэна. Приступ ярости сменился облегчением. Элинор опять была собой – теплой, заботливой с ним, дружелюбной. Он чуть снова не оттолкнул ее от себя, заговорив о любви. Какой же он идиот, неужели он никогда не поумнеет? Он повернулся к Джеффри. Мальчик не съежился от страха, но глаза его тревожно расширились. Иэн улыбнулся ему.
   – Ты знаешь, Джеффри, я был очень доволен, когда ты решил остаться с отрядом, потому что считал, что пора тебя приучать к крови. Правда, я не ожидал, что будет… гм… столько крови.
   Тревога во взгляде Джеффри заметно рассеялась, когда он проникся спокойным голосом и взвешенными словами Иэна. Стоявшее перед его глазами видение безумца, молотящего уже мертвые тела в красное месиво, потускнело. Джеффри увидел, как его хозяин поморщился с отвращением, глядя на свою окровавленную ладонь. Крови было так много, что она просочилась через кожаную рукавицу.
   – Ты не должен огорчаться, что почувствовал себя плохо, – продолжал Иэн. – Я не хочу говорить тебе, сколько раз у меня самого выворачивало кишки после боя, и Оуэн точно так же чувствует себя. Это обычное дело. Никто не упрекнет тебя за это, не станет хуже к тебе относиться.
   Элинор незаметно отошла. Мальчик не нуждался в ней, и ему легче будет разговаривать с Иэном наедине. Иэн был, конечно, прекрасным господином для своих оруженосцев. Жаль, что Адам не мог остаться с ним. Это было совершенно невозможно, подумала Элинор. Даже если бы она не собиралась стать женой Иэна, он не мог стать господином ее сына. Он слишком любил Адама, слишком привык считать его «малышом», чтобы быть его наставником в пору возмужания. Иэн либо слишком оберегал бы своего «милого ребенка», либо, пытаясь избежать этой западни, бросился бы в другую крайность, подвергая Адама слишком большой опасности.
   –Он мог по справедливости судить, что нужно делать Джеффри или Оуэну, потому что они не были его «детьми». Ему никогда не приходилось брать их на руки, или получать их влажные детские поцелуи, или направлять их первые шаткие шаги. Иэн знал Джеффри и Оуэна только как юных мужчин, приближающихся к зрелому возрасту. Элинор чуть отвернулась, делая вид, что внимание ее отвлечено чем-то другим, но слух был направлен на тех, кого она только что оставила.
   – Я испугался, господин, – едва слышно произнес Джеффри.
   «Хороший мальчик», – подумала Элинор. Слова выходили из него с трудом, словно он вытягивал их клещами, но он все же признавался в том, что считал, вероятно, самым страшным грехом и позором.
   – Но ты же не убежал, – с ударением произнес Иэн. – Когда ты будешь более уверенно владеть оружием, это чувство уменьшится. И даже если это не так, когда ты исполняешь свой долг, не имеет значения, что у тебя внутри. Например, мой долг инструктировать моих людей и расставлять их по местам, чтобы они выполняли задачу с наименьшими потерями. Обычно благодаря долгой практике это для меня легко. Сегодня я был так зол на эту мразь, которая осмелилась… – Его голос сорвался. – Я хочу сказать, Джеффри, что мне не очень-то хотелось объяснять тебе, куда ехать, или приказывать Джейми приглядывать за тобой, или приказывать солдатам окружать поляну, прежде чем атаковать. Единственное, чего я хотел – это схватиться с теми, кто бросил мне вызов. Однако если бы я не исполнил свой долг, если бы я поступил так, как мне хотелось в душе, многие мерзавцы ускользнули бы.
   Мальчик сдержанно кивнул, все еще не способный переварить то, что ему пришлось видеть. Иэн снова улыбнулся.
   – Обычно, конечно, такая проблема не возникает. Если я призван на войну королем или даже если я защищаю свои собственные земли, у меня нет причин злиться на тех, кто сражается против меня. Или по крайней мере, – губы Иэна скривились, – злиться до такой степени. – Он указал рукой на бойню, устроенную на поляне.
   В глазах Джеффри появился интерес, и щеки его порозовели. Иэн решил, что шок, поразивший мальчика, большей частью преодолен и что время и следующая битва, которая, без сомнения, уже не будет столь кровавой, завершат процесс приучения его к насильственной смерти.
   Громкий треск в кустах, к которому Иэн прислушивался вполуха, пока утешал Джеффри, материализовался в серого жеребца, которого провели через лес кругом и вывели на поляну сзади, так как никто не решался провести его мимо мертвых тел. Иэн взглянул на лошадь и едва сам не задрожал.
   Кровь засохла на ногах боевого коня до коленных сухожилий, кровью были забрызганы его живот, грудь и даже морда. Двое воинов тянули его за поводья, поближе к удилам, а двое других – за упряжь. Несмотря на всю массу, державшую его, конь сопротивлялся, пытаясь встать на дыбы и укусить. Рубцы на лопатках и шее свидетельствовали о том, что его кто-то бил палкой или плашмя мечом.
   Иэн открыл было рот, чтобы спросить, кто позволил себе такую жестокость, но промолчал. Без сомнения, другого способа укротить лошадь не было. Жестокость совершил прежде всего он сам, оставив бедное бессловесное создание на произвол судьбы. Приученная реагировать на запах крови с яростью вместо обычного в такой ситуации страха, лошадь взбесилась, когда ею перестали управлять.
   Иэн взял в руку поводья и вскочил в седло. Как только его ноги попали в стремена, воины отпустили голову лошади и отбежали на безопасное расстояние. Но в этом, как и предсказывал Иэн, необходимости не было. Теперь, когда вместе с солидным весом на спине и ровным натяжением удил лошадь почувствовала силу хозяина, она совершенно успокоилась. У Иэна вырвалось раздраженное восклицание. В своих заботах о лошади он совсем забыл про Элинор. Повернувшись, чтобы извиниться за то, что не помог ей взобраться на коня, он увидел, что она уже сидит в седле.
   Как мило с ее стороны, сказал себе Иэн, что она избавила его от неловкого положения, но где-то в глубине души возникло неприятное подозрение, что Элинор сама не хотела привлекать его внимания к себе. И в некоторой степени это было действительно так. Теперь, когда жар битвы остался позади, Элинор знала, что он непременно начнет размышлять, каким образом она оказалась в столь уязвимой для похищения ситуации, защищенная лишь немногочисленным и плохо вооруженным отрядом.
   Элинор требовалось некоторое время, чтобы решить, что говорить ему, поскольку она вовсе не собиралась раскрывать Иэну свои истинные цели. Иэн, как и Саймон, окажись он на его месте, не одобрил бы, конечно, идею задержать, а возможно, и убить посланца короля. Поэтому ей нужно не только придумать причину своего отъезда из замка в столь поздний час и почти без охраны, но и объяснить, чем вокруг занимается такое количество егерей, если охота не планируется.
   Последнее оправдать оказалось нетрудно, как только изворотливый ум Элинор сконцентрировался. Охотники просто выслеживали дичь для предстоящей во время свадебных торжеств охоты. Животных заманивают поближе, оставляя для них корм. Чем она сама занималась, покинув стены замка, объяснить было сложнее. Мозг Элинор продолжал перерабатывать все возможные варианты оправданий, пока воины собирали тела убитых и по дороге к замку.
   У Элинор оказалось больше времени подумать, чем она ожидала, потому что Иэну самому нужно было привеси свои мысли в порядок. Безусловно, теперь уже было слишком поздно надеяться схватить грабителей этой ночью.
   Когда у Иэна наконец появилось время обратить внимание на Элинор, она отвлекла его от пугавшей ее темы, упомянув о раненном похитителями воине. Иэн послал двоих на поиски. Затем Элинор ловко ввернула, какая, дескать, удача, что вокруг много ее охотников. Это, в свою очередь, привело беседу к свадебным торжествам и самой свадьбе.
   Элинор нравилось, с какой охотой Иэн включился в обсуждение этой темы. Ей только хотелось бы, чтобы его интерес был более личным и менее практическим – он говорил главным образом о гостях, которых следовало пригласить, – но напомнила себе, что было бы неблагодарностью смотреть дареному коню в зубы.
   Иэн задал вопрос, которого она боялась, только когда был уже готов влезть в ванну, чтобы отмыться от крови. Сначала он сказал что-то насчет паразитов, которыми заразился, а когда Элинор повернулась, чтобы велеть служанке принести бальзам от вшей, он тихо произнес:
   – Останься, Элинор.
   Элинор отдала распоряжение служанке и вернулась, радуясь, что красноватый свет факелов скрывал румянец, выступивший на ее щеках. Последнее, что Иэн сказал перед упоминанием о вшах, было то, что нужно до последних деталей прояснить условия брачного договора. Она надеялась, что его мысли вернулись к договору – и, может быть, он скажет что-нибудь другое, не совсем деловое. Неужели гнев и ярость, превратившие его в настоящего безумца, когда ее жизнь оказалась под угрозой, могли быть связаны только с его долгом по отношению к «жене Саймона»? Возможно ли, чтобы чувство долга порождало такую ярость? Наверняка в нем был и страх – хотя бы немножко! – за Элинор.
   – Мне только пришло в голову, – резко произнес Иэн, – что мой единственный, возможно, шанс захватить грабителей врасплох был погублен этой небольшой экскурсией в лес, которую ты предприняла. Что ты делала вне дома вечером? В сопровождении всего пятерых воинов?
   Разочарование, которое испытала Элинор, было как пощечина. Элинор уже почти забыла, что Иэн должен задать этот вопрос. Влекомая собственным желанием, она подсознательно готовилась услышать слова любви. Обнаженный Иэн, тускло освещенная спальня, поздний час, благополучное завершение кровавого испытания – все это наводило на нежные слова, даже объятия, тем более после разговора о свадьбе. И Элинор, не успев подумать, выплеснула всю свою обиду.
   – Мои интересы могут показаться тебе пустяком, – ледяным тоном произнесла она. – Прости, если я расстроила твои планы. Прости меня также за мою беспечность, но раньше преступники никогда не появлялись в такой близости от замка или от берега. Я полагала, что буду в безопасности. Тебе не нужно больше об этом думать. В другой раз я не попадусь.
   – Что ты говоришь? Я только что убил четырнадцать человек. И ты не позволишь мне узнать, почему? – распалился Иэн.
   – Ты сам сказал, что убил их потому, что они угрожали мне. – Брови Элинор презрительно приподнялись. – Я не поняла, что это была лишь вежливая отговорка и что тебе нужна более достойная причина. Прости меня, если так. Я не могу предложить тебе ничего лучшего. Хотя я просила помиловать ту троицу.
   – Элинор, – взмолился Иэн, – что ты делала вне стен замка с охраной из пяти человек, когда уже надвигалась ночь?!!
   – Я занималась своими делами, воспользовавшись половиной из тех воинов, что ты оставил мне, и собиралась вернуться засветло, – ответила она, смягчив тон вслед за ним.
   – Когда я задаю вопрос, – вспыхнул Иэн, шагнув к ней, – я ожидаю, что на него ответят.
   Элинор выхватила нож. Она держала его близко к телу, опасно приподняв острие, как опытный охотник, а не размахивая им в вытянутой руке, как свойственно истеричным женщинам.
   – А когда я не могу решиться отвечать на вопрос, который задает мне мой муж, он может быть уверен, что ответ не затрагивает его чести или интересов. Это было мое личное дело, и я хочу, чтобы оно оставалось таковым.
   Иэн изумленно разглядывал нож в руке Элинор.
   – Убери это, – сказал он почти шепотом. – Убери его сейчас же и больше никогда не направляй на меня или тебе придется убить меня, чтобы удержать от того, чтобы я проучил тебя.
   – Я не одна из твоих беспомощных любовниц, Иэн! – парировала Элинор. – Я не позволю вымещать на себе плохое настроение!
   – Я не прикоснусь к тебе, клянусь честью, если ты положишь нож. Если же нет…
   – Не угрожай мне – взвизгнула Элинор. – Я не игрушка, чтобы обращаться со мной в зависимости от настроения. Я Элинор, леди Роузлинд!
   Иэн сделал еще один шаг к ней, поднимая сжатую в кулак правую руку, в то время как левая, открытая, была готова выхватить нож. Когда глаза его перебегали с лица Элинор на оружие, которое она держала, в поле его зрения оказались собственные окровавленные руки. Он вдруг со стоном вздохнул, опустил руки и поспешно отступил.
   – Убирайся! – выдохнул он. – Уйди от меня, пока я не обидел тебя против воли и против чести.
   Слова его звучали угрожающе, но выражение лица и тон говорили обратное. Элинор сразу ощутила интонацию страха и мольбы, хотя и не поняла причину. Она живо припомнила того безумца – и была уверена, что Иэн думает о том же. Как ни была разгневана Элинор, рассудок был при ней, и она решила больше не испытывать нервы Иэна этой ночью. Утром, когда он остынет от жара прошедшей битвы, они спокойно обсудят все. Элинор вложила нож в ножны и вышла из комнаты.
   Иэн долго стоял, прикованный к месту, не сводя глаз с того места, где стояла Элинор.
   – Мегера, – бормотал он. – Что я такого сказал, что она кинулась на меня? Что я сказал? – Затем он грубо выругался и опустил глаза, на себя, словно нуждаясь в подтверждении чувства, которое охватило его. Страсть, которую Элинор в своей ослепительной ярости пробудила в нем, была столь сильна, что Иэн огляделся в поисках служанки, в которую он мог бы излить свою похоть.
   Комната была пуста. Спрятались не только девушки, но и оруженосец Иэна. Он мог позвать Джеффри, но даже в своем нынешнем состоянии Иэн понимал, что нехорошо посылать целомудренного мальчика за женщиной для хозяина. Вступать в связь со служанкой в доме нареченной жены выглядело бы дурным тоном и послужило бы плохим примером. Отвратительно матерясь, Иэн влез в ванну и начал мыться.
   Служанки незаметно от воюющих сторон выскочили из комнаты при первых же признаках враждебности, задолго до того, как Элинор вытащила нож. Наученные долгим опытом, они утащили за собой и испуганного оруженосца. Они были привычны к семейным ссорам. Элинор и Саймон крепко любили друг друга, но брак их протекал далеко не безоблачно. До того как Саймон заболел, стычки случались часто, и большей частью основанные на очень похожей почве. Хозяйка покидала замок в одиночку – хозяин требовал объяснений – хозяйка отказывалась – начинался обмен любезностями, а иногда, хотя редко, даже ударами. Затем неминуемо восстанавливался мир, чаще всего в постели. В любом случае прислуге было ясно, что ни ссоры, ни примирения не требуют их участия.
   Оказавшись в своей спальне, Элинор сорвала с себя одежду и не глядя швырнула ее в сторону стула, нимало не заботясь, что промахнулась. Она была все еще в таком гневе, что не замечала отсутствия служанок. Бросившись на кровать, она не переставала бормотать:
   – Он собирается жениться по расчету, не так ли? Возможно, женившись на мне, он не сочтет свой брак таким уж выгодным!
   Она собиралась полежать без сна и обдумать требования, с которыми Иэну придется согласиться, прежде чем она сделает еще хоть шаг к их браку. Он должен понять, что она намерена сохранять независимость. Одно дело – сдаться мужчине по любви. Мужская гордость – вещь деликатная, и любящая женщина не должна уязвлять ее. Деловые же отношения – нечто совершенно иное. Деловым партнерам нечего беспокоиться о гордости друг друга, достаточно быть вежливыми и честными.
   Сегодня был самый долгий день за многие месяцы, с избытком наполненный физической активностью и сильными эмоциями, и, хотя последняя мысль пробудила в мозгу Элинор огонек сомнения, глаза ее закрылись. Погружаясь в сон, она подумала, что не была ни слишком вежливой, ни слишком честной. Возможно, виноват не один Иэн.
   Это был ее первый глубокий сон после смерти Саймона, свободный от гложущей боли, которую вызывало отсутствие в постели его большого, сильного, теплого тела. Чуть позже она пошевелилась и протянула руку, но глаза, снившиеся ей, не были голубыми и нежными – они были жаркими, словно уголья, и черными, как и шелковистые кудри, обрамлявшие лицо их обладателя.
   Теплая вода успокаивала. Пока Иэн мылся, бешеный ураган в его мозгу затих. Вспышка гнева Элинор не могла быть вызвана тем, что он сказал, скорее – как он говорил. В его тоне звучал упрек, он обвинил Элинор во всем, что произошло. Какая-то вина лежит и на ней, конечно, но, по сути дела, очень небольшая. Он сам уверял ее, что бандиты не появлялись вблизи замка, а засели за пределами ее земель. Чего же ей опасаться в такой близости от своего убежища? Местные жители очень любили ее, и, разумеется, встреча с ними не требовала охраны. Иэн уже жалел, что, не разбираясь, приказал убить тех последних троих. Следовало их хотя бы для начала допросить. Может быть, они были частью какой-то большой банды? Не собирались ли они как раз и присоединиться к остальным? Было ли похищение Элинор их изначальной целью?
   Когда в его мысли вернулось ее имя, внутренняя дрожь охватила Иэна. «Боже, Боже, что же мне делать?!» Он был так уверен, что, убедившись в ее расположенности стать его женой, освободится от сомнений и желаний, мучивших его. А они вместо того лишь усилились. Все, что было связано с Элинор, выталкивало его за пределы рассудка. За всю минувшую жизнь ничто прежде не приводило его в такое кровожадное безумие, хотя он участвовал во многих страшных битвах. Как он мог так потерять голову и не сообразить, что просто необходимо было допросить тех людей? Возможно, они как раз и привели бы его в искомый разбойничий лагерь.
   Но даже теперь, когда мозг упрекал его за упущенную возможность, кровь опять начала закипать. Даже если бы эти люди ожили, он знал, что убил бы их снова. Они обращались с Элинор, словно она была простолюдинкой. Кто-то даже предлагал «попользоваться» ею. Егерь, поджидавший в кустах, чтобы узнать, в какую сторону они направятся, слышал это и доложил ему. Иэн посмотрел на свои руки. Он раздавил кусок мыла, которое держал, в мягкую массу. Плохо, конечно, что он вспылил, на он просто не мог больше сдерживать себя в присутствии Элинор. Создавалось впечатление, что он вообще не мог уже разговаривать с ней без того, чтобы не упрекать ее или не ссориться. Еще одна такая сцена, и она отвергнет его.
   Иэн вылез из ванны и позвал Джеффри.
   – Вытри мне спину, – сказал он прибежавшему мальчику. – Только аккуратно – там еще раны не зажили. А потом найдешь мне какую-нибудь одежду. Доспехи я надену свои. Они здесь, на сундуке. Хватит! Хватит! Возьми этот горшочек с мазью и намажь спину. Осторожно! Теперь вот эту повязку вокруг. Остальное я сделаю сам. Подай мне одежду и иди одевайся сам. Потом буди людей и прикажи седлать коней – мне второго серого жеребца. Поторопись!
   Спотыкаясь от усталости, Джеффри нашел в одном из сундуков рубашку и одеваемую поверх доспехов робу, в другом – штаны. Слезы подступили к его глазам, когда он никак не смог отыскать подвязки, но наконец его шарящие руки запутались в них. Уже полуодетый, Иэн вырвал из рук мальчика подвязки и толкнул его к двери. Джеффри подхватил свой плащ, благодаря Господа, что ожидал чего-то подобного и не разделся полностью на ночь. Он сможет вернуться за своими доспехами, пока будут седлать лошадей. Если Богородица будет милостива, его хозяин к тому времени покинет комнату.
   Оуэн мог бы попытаться урезонить Иэна. Джейми Скотт мог бы назвать безумием то, что он собирается без причины поднимать и посреди ночи вести куда-то уставших людей. Валлийцы могли бы потребовать надбавки за утроенные проблемы, порождаемые его поспешными и необдуманными решениями. Но никто из находившихся в распоряжении Иэна в данный момент не решился ни на что, кроме безоговорочного подчинения. Кровавое месиво, которое хозяин учинил несколько часов назад, было слишком свежо в их памяти. Даже сторожа опускной решетки и подъемного моста уже слышали о том побоище. Старики и покрытые шрамами ветераны, они подняли решетку и опустили мост без всяких возражений.
 //-- * * * --// 
   Утром Элинор провалялась в постели несколько дольше обычного. Мысли ее переключались от сна, где ей привиделся Иэн, на ссору с ним и обратно. Им нужно помириться, но как? Она лежала не шевелясь, подавляя в себе желание просто побежать к нему в комнату и попросить у него прощения, как она поступила бы с Саймоном. Вне ее поля зрения в ожидании, когда хозяйка проснется, стояла служанка Гертруда, в отчаянии ломая руки. Ей следует сообщить Элинор, что Иэн уехал. Не сказать – навлечь немедленное и болезненное возмездие, но это будет ужасный день для них всех. Если хозяйке не удастся выместить свою горечь на ком следовало, она не преминет отыграться на каждом, кто окажется под рукой.
   Хотя все началось ужасно, день оказался не таким плохим, как боялась Гертруда. Первоначальная реакция хозяйки была достаточно грозной, но когда Элинор допросила всех, кто наблюдал отъезд нового господина, и осмотрела его комнату, гнев ее поутих. Она ненадолго уселась за вышивание – как сидела неделями после смерти старого лорда, – не работая, а лишь глядя в пространство. На сей раз, однако, это долго не продолжалось. Немного посидев, она взяла иголку и принялась работать с большой ловкостью. Наконец она все-таки поднялась и пошла искать отца Френсиса. С этого момента в доме воцарился мир. Леди Элинор заперлась в комнате наедине со священником.
   После того как Иэн свернулся на грязном тюфяке в крестьянской хижине, Оуэн потянул Джеффри за рукав, и мальчики вышли за дверь. Сначала Джеффри пытался сопротивляться, боясь, что господин захочет чего-нибудь, а его не окажется на месте. Он был так изможден и напуган, что далеко не сразу сообразил, что Иэн уснул почти сразу, как лег. Это казалось таким же невероятным, как и все остальное в этот совершенно невероятный день.
   – Что произошло? – шепотом спросил Оуэн. – Он все еще безумствует? Я готов был биться об заклад, что все миновало. Мне казалось, что он едва не падал с лошади от усталости, когда мы расстались.
   – Я не знаю, – ответил Джеффри дрожащим голосом, едва не плача. – Он был совершенно спокоен всю дорогу до замка, по крайней мере, разговаривал с леди Элинор очень любезно. Когда мы въехали в город, он оставил там… тела убитых, распорядившись, чтобы их выставили у ворот и глашатаи разъяснили всем, что они совершили и какое понесли наказание. Потом мы приехали в замок, и госпожа позвала его принять ванну. Они говорили о приглашениях на свадьбу и брачном контракте. Потом он рассказал ей про эту хижину, и какая здесь грязь и паразиты, и попросил почистить его от них, и она послала служанку за чем-то, и… и… – дальше я не знаю! Они вдруг начали кричать друг на друга. Я не знаю, почему, а служанки выбежали из комнаты и меня увели за собой. Я…
   – Господи и все святые! Это женщина! – воскликнул Оуэн.
   – Это потому, что она красивая, – зарыдал Джеффри.
   – Частично поэтому, – согласился Оуэн. – Но ему приходилось иметь дело с еще лучшими, но они никогда не трогали его. Разница в том, что он любит ее – и любит давно, я думаю. Да, да, должно быть, так. Он очень изменился, стал вспыльчивым – чего раньше за ним не наблюдалось – с тех пор, как получил известие о смерти сэра Саймона. Я думал, что он горюет по своему другу и господину, но это, оказывается, все было связано с этой женщиной. Я думаю, он хотел ее и боялся, что будет бесчестием взять жену своего старого господина.
   Джеффри снова всхлипнул, и Оуэн, поморщившись, покачал головой.
   – Прибереги свои слезы. В ближайшие дни у тебя будет много причин поплакать. Служить влюбленному – все равно что дьяволу, – заметил Оуэн с высоты своего на два года жизни превосходящего опыта.


   8.

   Страдание тоже познается в сравнении. Служанки Элинор, которые долго проклинали угрюмость их хозяйки, ложившуюся тяжелым бременем на их души, теперь имели причину вспоминать те времена с умилением. После завершения долгого разговора с отцом Френсисом хозяйка бросилась в кипучую деятельность. Все, что ни делалось, однако, творилось совершенно бестолково. Шлепки и площадная брань перебрасывали прислугу с одной работы на другую целых три бесконечных дня.
   Люди, служившие Иэну, в эти дни пережили подобный же опыт. Поначалу они думали, что плохое настроение господина вызвано их неспособностью поймать преступников. Произошли две небольшие стычки, но грабители поспешно убрались, как только поняли, что фермы, на которые они напали, защищают воины, а не крепостные с мотыгами. Люди Иэна преследовали их лишь до границы владений Элинор, согласно полученным распоряжениям, и были весьма довольны результатами своих усилии, поскольку злоумышленникам не удалось унести ни одной курицы, ни мешка муки, никакого другого добра.
   Неудовольствие Иэна очень смутило их, но лишь немногие наконец сумели заглянуть дальше своего носа, чтобы объяснить остальным, что господин желает уничтожить саму банду. Пока это не произойдет, они будут сидеть здесь, на границе, хоть целую вечность. Даже если грабители ушли куда-то на время, они вернутся, как только обнаружат, что земли Роузлинда снова остались без охраны. Учитывая это, казалось резонным, что лорд Иэн будет проявлять нетерпение, пока не вернутся валлийцы с новостями о расположении лагеря разбойников.
   Валлийцы предстали перед Иэном на второй вечер после его возвращения и были встречены раздраженным вопросом, где они так долго пропадали. Привыкший к нетерпеливым и несдержанным хозяевам, их толмач спокойно ответил, что лес большой и они полагали, что хозяину интересно будет узнать, где находятся пути к отступлению и запасные убежища, а также кто из лесников осведомлен о присутствии в лесу банды.
   То, что этот достойный отпор не развеял дурное расположение духа хозяина, не удивило валлийцев – но то, что он даже не выказал удовольствия от их детального отчета, который давал ему возможность захватить бандитов врасплох, когда он сам пожелает, заставило их недоуменно покачать головами.
   Наутро третьего дня люди старались по возможности не попадаться на пути у Иэна. Поскольку Оуэн и Джеффри помалкивали, как приличествовало их статусу, который запрещал пустую болтовню с простолюдинами, черное настроение Иэна для остальных оставалось необъяснимым и потому наводило на них страх. Оуэн не боялся и не удивлялся, но слишком чувствительная гордость юноши заставляла его вспыхивать с негодованием, когда ему доставались незаслуженные тумаки, или злобная брань. Он тоже старался избегать общения с хозяином. Один только Джеффри, который первоначально был самым боязливым, находил удовольствие задерживаться в компании Иэна.
   Это было не потому, что Иэн обращался с ним любезнее, чем с остальными. Будучи менее увертливым, чем Оуэн, он не раз получал прямые удары, не говоря уже о многочисленных эпитетах вроде «неповоротливый болван», «осел» и «червяк ползучий», которые ему приходилось выслушивать гораздо чаще, чем другим. Джеффри, однако, подобные эпитеты не расстраивали. Поначалу это было связано с чувством какого-то родства с болью Иэна.
   Прекрасная леди Элинор действительно не была жестокой к самому Джеффри – взамен она была жестокой к его господину. С течением времени тем не менее настроение Иэна стало совершенно безразлично Джеффри, поскольку никак не задевало его. Он и прежде никогда не обижался на синяк или два и теперь понимал, что оскорбления, сыпавшиеся из уст Иэна, имели причиной скорее его хандру, нежели какие-то недостатки в самом Джеффри. К тому же эти оскорбления никогда даже не приближались к тем предметам, к которым Джеффри был особо чувствителен.
   Пугливое и смущенное поклонение человеку, который вытащил его из ада, который всегда был добр и справедлив к нему, переросло в душе Джеффри в глубокую и верную любовь. Прежде было невозможно проверить эту привязанность, когда он еще не видел господина по-настоящему вне себя. Вспышки гнева, случавшиеся с Иэном, которые описывал Оуэн, казались Джеффри слишком поверхностными, чтобы дать представление об истинном характере господина. Кроме того, во Франции поблизости был его отец, и Джеффри опасался, что отношение Иэна к нему смягчается желанием произвести хорошее впечатление на Солсбери. Теперь, увидев Иэна во всей красе, Джеффри понял, что может доверять ему. Поэтому, когда из замка Роузлинд прибыл гонец, именно Джеффри привел его к Иэну.
   Он обнаружил своего господина сидевшим на табурете с закрытыми глазами, прислонившись спиной к стене хижины. Джеффри на мгновение замешкался. Он знал, что Иэн плохо спал, и не решался разбудить его.
   – Да, что там? – взревел Иэн, не открывая глаз.
   – Гонец из Роузлинда, господин. Глаза Иэна широко раскрылись. Джеффри с сочувствием наблюдал, как побледнело его лицо.
   – Ну и? – отрывисто бросил Иэн.
   Гонец открыл седельную сумку, которую держал на плече, и вытащил оттуда большой пакет свернутых в трубки документов. Краска вернулась на лицо Иэна, когда он развернул сначала один свиток, потом еще один. Брачные договоры! Беглый просмотр показал, что это было пять копий одного и того же. Пять! Элинор все предусмотрела. Один – для нее, один – для него, один – в местную церковь, один – в архив епископа и один – королю. Он посмотрел на густо исписанные листы, и слабая улыбка – первая за три дня – скривила его губы. Некоторое время нужно было, чтобы собраться, и ничуть не меньше времени – сделать пять копий. Значит, она, вероятно, приступила почти сразу после его поспешного отъезда из Роузлинда.
   – Что сказала твоя хозяйка? – спросил Иэн.
   – Доставить срочно, господин, что я и сделал, а потом следовать вашим приказам.
   – Это все?
   – Да, господин.
   – Ничего другого не было? Никакого письма?
   – Все, что мне было передано, вы получили, милорд. Иэн понимал, что это был, конечно, глупый вопрос. Разумеется гонец отдал бы ему все сразу. Значит, Элинор еще сердится. Иэн посмотрел на документы, не решаясь начать читать. Если она хочет избавиться от него, то могла вписать такие условия, какие он не сможет принять. А его отказ подписать будет воспринят как формальный отказ от женитьбы.
   – Передохни немного, – сказал он гонцу. – Тебе придется скоро опять ехать.
   «Ведьма», – подумал Иэн, сообразив, что она приперла его рогатиной. Вспышка гнева, решимость побить ее в ее же игре и все же сохранить эту мегеру для себя заставили его обратиться к чтению. Он быстро пробежал глазами документ, рассчитывая, что попытка заставить его уклониться от своего предложения выявится мгновенно. Однако ничего подобного не было. Чувство, что он, возможно, был несправедлив, подогреваемое страхом, что Элинор согласна выйти за него, но намерена как-то связать ему руки, побудило его перечитать все сначала, на этот раз очень внимательно, каждое слово.
   Перечитав контракт во второй раз, Иэн опять переставил табурет к стене и беззвучно присвистнул. «Ну и ведьма», – снова подумал он, но теперь уже с любовным восхищением. Она слишком горда, чтобы просить прощения, и именно поэтому не написала ему письмо и не передала весточку. Этот договор был лучшим извинением, какое он мог получить. «И я более чем доволен», – решил он про себя. В конце концов, если бы Элинор сказала ему, что сожалеет о своей выходке, ему пришлось бы ответить, что это он должен извиняться за то, что спровоцировал ее. А подобный обмен любезностями мог привести к большим уступкам с его стороны, чем с ее.
   Иэн стыдился, что недооценил Элинор. Когда все страхи улеглись, он должен был признать, что она не из тех, кто пользуется увертками. Она восстала бы на него с ножом в руке, если бы потребовалось, и сражалась бы лицом к лицу за то, к чему стремилась. Однако он был слишком доволен результатом, чтобы усовещивать себя. Он взглянул на Джеффри, который не получал приказа уйти и потому стоял, терпеливо дожидаясь распоряжений. Иэн улыбнулся ему.
   – Никогда не пытайся спорить с женщиной, – назидательно сказал он. – Она все равно одолеет тебя. И что хуже всего, – добавил он со смехом, – ты будешь только рад этому.
   – Господин? – с сомнением спросил Джеффри. Иэн снова рассмеялся.
   – Тебе нужно еще несколько лет, прежде чем тебя начнет это беспокоить. А теперь иди и принеси мне перо и чернила – у управляющего должны быть – и поищи, нет ли человека, который знает дорогу в Винчестер и тамошнюю местность… Ах, да, еще лист пергамента, а потом пришлешь ко мне гонца.
 //-- * * * --// 
   Разумом Элинор понимала, что Иэн должен подписать договор. Это был честный документ, следовавший его собственным предложениям. У него нет причин не подписывать. Но на сердце у нее скребли кошки. Каждый раз, когда она начинала готовиться к свадьбе, будь это размышления над тем, какое платье сшить, или переговоры о необходимых для приема гостей поставках продуктов, ее охватывали приступы сомнений. Она знала и доверяла Иэну как другу, однако не имела ни малейшего представления, каков он в более глубоких личных отношениях.
   Саймон любил ее, более чем любил – молился на нее, – и Элинор знала, что всегда могла вести себя с ним по своему разумению. В ее отношениях с Иэном такой уверенности не было. Наверное, она успела уже продемонстрировать ему все свои самые худшие черты характера и в очень неудачное время. И вполне вероятно, что он захочет иметь какие-то гарантии, что она станет послушной женой, а не сварливой мегерой, какой себя явила.
   Вполне возможно также, что он захочет наказать ее, оставив все в подвешенном состоянии. Когда она зайдет достаточно далеко в подготовке к свадьбе и приглашении гостей, он сможет добавить к контракту какие-то ущемляющие ее права пункты, рассчитывая, что она не посмеет отказаться, дабы спасти себя от позора отмененной свадьбы.
   Элинор отправила гонца к Иэну сразу после заутрени. Весь день она наблюдала за солнцем, то прятавшимся в облаках, то снова расцветавшим. Она знала, как много времени занимает дорога до фермы, где обосновался Иэн. Она знала, сколько времени займет у него подписание пяти документов. Она знала, как долго гонец будет возвращаться обратно. Все это время давно миновало. Элинор заперлась в спальне, чтобы обдумать, что делать дальше, и чтобы ненароком не убить кого-нибудь, кто мог попасться ей на глаза.
   Когда гонец вернулся, она обозвала себя, конечно же, дурой, сообразив наконец, что ее тщательные расчеты не оставили Иэну времени ни прочитать документы, ни написать ответное письмо, которое ей доставил гонец. «Я даже, – подумала она, распечатывая письмо, – не учла возможность, что Иэна вообще могло не оказаться на ферме». Ведь целью Иэна было охотиться за преступниками, а не ждать, пока она ему вышлет брачный договор. Ее реакция на собственную несдержанность была такой сильной, что она даже не страдала от сомнений в намерениях Иэна, когда поняла, что гонец привез только одно письмо. В нем было сказано:
   «Элинор, леди Роузлинд, с наилучшими пожеланиями. Я очень доволен тем, что ты прислала мне. Добавив свое имя и свою печать к твоим, я отправил все Питеру де Рошу, епископу Винчестерскому, чтобы он мог подписаться как свидетель. Затем мой гонец отправится в Солсбери с тем, чтобы передать Вильяму приглашение на свадьбу, а заодно получить и его подпись в качестве свидетеля. Я, разумеется, написал ему, что он может не подписывать, если сомневается в реакции короля. Таким образом, ты сможешь получить свою копию лишь через несколько дней, но я хотел принять все возможные меры предосторожности до прибытия гонца от короля, если таковой будет. Что касается другого дела, я теперь знаю, где расположен лагерь бандитов. Однако я собираюсь выждать некоторое время, прежде чем атаковать их там, в надежде, что голод заставит их потерять бдительность и выйти ко мне. Так что не жди меня скоро, если, конечно, я не понадоблюсь тебе. А если что, присылай за мной, и я приеду. Писано в октябрьские иды Иэном, лордом де Випоном». Перечитав письмо дважды, Элинор резко выдохнула. Неужели лорд де Випон полагает, что имеет дело с капризной девчонкой? На первый взгляд она не могла не отдать должное Иэну, что он не обидчив и не мелочен. Он подписал договор и принял все меры, чтобы обеспечить его юридическую силу. С другой стороны, он вроде бы надеялся поставить ее на колени, давая понять, чтобы она не рассчитывала на компанию его блестящей персоны. Неужели он действительно думает, что она будет просить прощения и умолять его вернуться? Неужели он думает, что она не сумеет подготовиться к свадьбе без него? Дорогому Иэну еще предстоит узнать свою супругу.
   Свадьба была намечена на первое декабря, и Элинор знала имена людей, которых хотел пригласить Иэн. От него ей больше ничего не потребуется, пока не настанет необходимость ему лично дать клятву и лечь с ней в постель. Элинор уставилась на камин в дальнем конце зала. Губы ее приподнялись в едва заметной улыбке, придав лицу необыкновенное очарование. Она вспомнила жадную плотскую страсть, отразившуюся на лице Иэна несколько дней назад, когда он смотрел на нее.
   – Да, лорд де Випон, – тихо прошептала она. – Может быть, вы и думаете, что любите другую женщину, но я-то легко распознаю желание в глазах мужчины. – Брови ее выгнулись вверх, и улыбка стала более лукавой. – Желание – прекрасная узда, чтобы связать мужчину и отвести его на новое пастбище.
   Глаза Элинор Засверкали, в то время как душа ее пела от ликования. Она ощутила в ногах легкость, какой не чувствовала уже больше года. С этой-то проблемой она не боялась столкнуться. Какая она дура, что не подумала о таком решении с самого начала. Для Иэна будет гораздо полезнее любить свою жену, чем сжигать душу безнадежной страстью.
   Элинор знала, что была хорошей женой для Саймона – они были счастливы вместе. Раз она должна поработить Иэна, она станет хорошей женой и ему, и он тоже будет счастлив. Как жаль, подумала Элинор, легко поднимаясь по ступенькам, что Иэн никогда не говорил с ней о той женщине, которую любит. Задача ее намного бы упростилась, если бы она знала свою соперницу.
   Перебирая в мыслях прожитые годы, Элинор вдруг поняла, что Иэн вообще никогда не говорил с ней о женщинах, разве что в общих словах упоминая придворных дам. Были намеки на любовные победы Иэна, но они исходили только от Саймона, который смеялся или многозначительно приподнимал бровь, когда упоминалось конкретное имя. Но никогда одно и то же имя не повторялось дважды. Элинор готова была биться о заклад, что ни одна из тех женщин не была более чем средством потушить жар молодой крови. В пользу Иэна говорило и то, что он не был самовлюбленным соблазнителем. При многозначительных намеках Саймона он казался скорее смущенным, чем гордым.
   Ну что ж, на нет и суда нет, решила Элинор и занялась более практичными вопросами. Она потратила много времени с Джоанной, выбирая платья и отделку для нарядов девочки, но потом подумала, а она-то сама? Она созвала прислугу и принялась основательно перетряхивать сундуки. Для Саймона она всегда выдерживала платья в стиле, характерном для молодой девушки, потому что ему так нравилось. Для Иэна ей нужен новый образ. Ничего светло-зеленого и желтого. Зеленый и золотой цвета, конечно, шли ей, но в более насыщенных тонах, более ярких. И есть же и другие цвета.
   Элинор пощупала пальцами отрез роскошного оранжевого бархата и золототканой вуали, тонкой, как дыхание, и сверкающей золотыми нитями. Вуаль пролежала здесь много лет с тех самых пор, как она вернулась из Святой Земли. Она поднесла вуаль к лицу и пошла посмотреть – по-настоящему посмотреть – на себя в полированный лист серебра. Даже невзирая на то, что это несовершенное зеркало давало темное и блеклое отражение, зрелище было эффектным. Теперь туника. Было открыто и перерыто еще несколько сундуков. Где-то когда-то был – да! – кусок тяжелой-тяжелой ярко-золотой парчи. Она развернула ткань и облегченно вздохнула. Кусок был достаточно велик. Элинор приложила оранжевую ткань к золотой и услышала изумленное восклицание одной из служанок.
   – Это под тунику, мадам? – едва слышно спросила та.
   – Да, – медленно произнесла Элинор, – разумеется. Мне нет нужды кичиться богатством. Я могу позволить себе скромность.
   Один наряд есть. Но нужно еще как минимум три. Взгляд ее упал на другой отрез бархата, темно-красный, почти коричневый, с ярко-алыми, пушистыми, как подшерсток у котенка, ворсинками. Чтобы украсить его, потребуется вышивка. Элинор уже мысленно видела узор, не слишком тонкий в деталях, так, чтобы с ним справились служанки. А головной убор? Придется делать золотым – другой цвет здесь не подойдет.
   Остальные наряды были выбраны быстро. Был установлен стол для кройки, и Элинор принялась за работу с выбранными тканями. До наступления темноты одно платье и одна туника были готовы к шитью. Элинор была немножко разочарована, что не успела сделать больше, но находилась в слишком приподнятом настроении, чтобы позволить такой мелочи расстроить ее. Служанки могли шить при свечах, а остальное она раскроит завтра.
   На том порешив, она снова спустилась в зал и отыскала отца Френсиса. Общими усилиями они выбрали разные формулировки, отдельно для приглашения друзей, для крупных вельмож и для вассалов с кастелянами, которых скорее вызывали, нежели приглашали. Первоначально Элинор планировала написать приглашения сама при участии отца Френсиса, но теперь она поняла, что это займет слишком много времени.
   Она поручила священнику взять и отнести список гостей и образцы в небольшое аббатство, расположенное в десяти милях на восток, и уговорить аббата, чтобы тот поручил переписать все это мирским братьям, которые служили там писцами. Естественно, в благодарность за помощь Элинор пожертвует приличную сумму церкви аббатства.
   Вечер Элинор провела за письмом к Вильяму и Изабель. Они были ее сердечными друзьями и заслуживали большего, чем сухое приглашение на свадьбу. Не то чтобы здесь требовались какие-то особые разъяснения. Даже если Вильям не знал о проблемах Элинор с королем – а скорее всего он знал, поскольку Саймон обычно во всем доверялся ему, – и он, и Изабель, безусловно, понимали тяжелую правду жизни.
   Очень довольная прошедшим днем, Элинор позволила служанкам раздеть ее и расчесать сверкающие волосы, пока ее мысли были заняты планами на следующий день. Она только немного устала, физически устала от волнений и трудов, хоть и без тяжести на душе, устала ровно настолько, чтобы с удовольствием вытянуть ноги в своей роскошной постели.
   – Иэн, лорд де Випон, – прошептала она и тихонько хихикнула. Постель вызывала неизбежные ассоциации. – Ты скоро будешь подписывать свои письма по-другому, или я не та женщина, какой себе кажусь!
   Подпись, которая так терзала Элинор, стоила Иэну не меньших мук. Если бы Элинор потрудилась присмотреться, она увидела бы, что та часть письма была замарана, подтерта и переписана. Иэн сначала написал «твой господин и муж», потом решил выцарапать, когда сообразил, что это может указывать на стремление к власти над ней.
   Разумеется, Иэн собирался подчинить себе Элинор, но в свете ее страстного утверждения своей независимости не хотел открыто демонстрировать подобные замыслы, во всяком случае, до свадьбы. Следующая его идея была: «Твой любящий муж». Он размышлял над этим некоторое время, пытаясь убедить себя, что Элинор примет это без возражений, просто как формальное завершение письма.
   В конце концов, он решил, что так подписаться будет слишком рискованно. Простейшим вариантом было бы подписаться «Иэн», поскольку маловероятно, что кто-то другой с таким именем мог писать ей на эту тему. Однако к тому времени он так взвинтил себя в поисках темной подоплеки в своих подписях, что решил, что даже одно имя могло намекать на высокомерие. Так на странице появилась подпись «Иэн, лорд де Випон».
   Фразы, в которых Элинор нашла признаки чванства, стоили Иэну еще больших трудов, чем подпись. Как только договор был подписан, его охватил порыв побыстрее расправиться с грабителями и вернуться в Роузлинд, чтобы доложить о победе своей госпоже. Но когда он вспомнил их последнюю бурную ссору и свою растущую неспособность приличным образом скрывать страсть, ему пришлось признать, что такое сближение было бы достаточно неразумно. Пока они порознь, они не будут ссориться. Лучше вернуться, как только начнут съезжаться гости. Не только потому, что Элинор была слишком хорошо воспитана, чтобы устраивать сцены на людях, но и потому, что у них будет меньше возможностей для уединения и конфликтов.


   9.

   Закрепив ткань в пяльцах, Элинор едва успела взять в руки иголку, как в зал вошел Бьорн. К удивлению Элинор, он был не один. Опираясь на его руку и прихрамывая, с ним вошел молодой человек в грубой, изодранной одежде. Элинор с возрастающим беспокойством следила, как они медленно приближались к ней. Поначалу, заметив изможденный вид незнакомца, она испугалась, что это был один из людей Иэна, приехавший с плохими новостями. Но эта мысль практически сразу была отброшена. Бьорн не стал бы приноравливаться к медленным движениям незнакомца, если бы с Иэном что-то случилось. Он бы поспешно устремился вперед с подробной информацией, даже если его компаньон был очевидцем.
   Когда мужчины подошли, Элинор поняла, что человек, сопровождавший Бьорна, несмотря на рваную одежду, не был простолюдином. Поэтому она не слишком удивилась, когда Бьорн представил его как сэра Ги из Хедингхэма.
   – Он отправлен на ваш суд, госпожа, лордом Иэном. Он и есть тот самый предводитель разбойников.
   – Лорд Иэн пострадал? – спокойно спросила Элинор.
   – Нет, госпожа.
   – Прекрасно. – Глаза Элинор повернулись к сэру Ги. – Зато вы, кажется, пострадали, сэр Ги. Присядьте и расскажите мне, почему мой господин прислал вас ко мне.
   – Я не знаю, мадам, – горестно ответил молодой человек. – Я умолял его светлость позволить мне остаться и разделить участь моих людей. Я руководил ими. Я выбирал цели нападения. Я собирал их, когда им следовало передохнуть немного или скрыться на время. В любом случае, я более виновен, чем они.
   Элинор выдвинула пяльцы вперед и принялась усердно работать иглой. Она была очень довольна, что послала за вышиванием. Иначе ей сейчас было бы очень трудно скрывать свою радость. С первых же слов сэра Ги ей стало ясно, почему Иэн прислал молодого человека на ее суд, а не сразу повесил его. Любой дворянин, который так храбро сражался без подходящего оружия, который требовал для себя участи своих приспешников-простолюдинов и который открыто заявлял о своей ответственности за злодея, несмотря на угрозу смерти, заслуживал снисхождения. Элинор подавила в себе желание улыбнуться несчастному пленнику и оторвала глаза от работы. Взору ее предстало довольно привлекательное, хотя и не слишком красивое, лицо. Волосы его были цвета речного песка, глаза ярко-синие, нос вздернутый, рот широкий, но тонкий и благородный. Молодой человек не казался излишне умным, но лицу его шла улыбка.
   – Не будьте так уверены, что ваша участь окажется легче, чем у ваших людей. Я леди Роузлинд, и именно мою собственность вы разоряли и моих слуг убивали. К тому же я из тех людей, кто не забывает ни одного миля, который мне задолжали.
   – Вы ничего не возьмете с моих несчастных людей. Голод заставил их преступить закон. А с такого рыцаря, как я, вы не возьмете ни лошади, ни доспехов, ни выкупа. Доспехов у меня давно уже нет, моя лошадь – всего лишь жалкая кляча, украденная на какой-то ферме, и я не найду ни одного родственника в целом мире, который признается, что знает мое имя, не говоря уже о том, чтобы заплатить хоть ломаный грош за мою жизнь.
   Элинор снова пришлось подавить улыбку.
   – А вы не хотите рассказать мне, сэр Ги, как вы докатились до такого состояния?
   – По милости нашего любимого короля.
   Тон его был такой горький, такой озлобленный, что Элинор испуганно отпрянула, а Бьорн подошел на шаг, положив руку на рукоять меча. Элинор взглядом велела начальнику стражи отойти и опять опустила глаза к вышиванию.
   – Вот как? – подбодрила она рыцаря, снова берясь за иглу.
   – Мой отец служил у лорда Артура.
   – Боже мой! – воскликнула Элинор, опустив иголку. – Пресвятая Богородица, смилуйся!
   Король Ричард был полноправным претендентом на английский престол, но после его смерти ситуация оказалась довольно запутанной. Между Ричардом и Джоном был еще один брат, Джеффри. Джеффри давно уже умер, но до своей смерти произвел на свет двоих законных детей – Артура и Элинор. По строгим законам престолонаследия, на трон Англии должен был взойти Артур. Но когда король Ричард умирал, Артуру было только двенадцать лет, и Ричард назвал своим наследником Джона.
   Хотя Джона не любили за его уже тогда хорошо известный вероломный характер, бароны тем не менее поддержали именно его. Как сказал Вильям Пемброкский, лучше иметь дело с дьяволом, чем с непрерывной и жестокой гражданской войной. Никто не допускал и мысли, что Джон признает Артура королем. Он соберет недовольных по всей Англии и на континенте и начнет войну за трон. Джон не обладал, правда, большими военными способностями, но его сводный брат Солсбери был действительно выдающимся военачальником.
   Одним из первых актов Джона как короля была атака на замок, где находился Артур, и пленение мальчика. Подобное неспровоцированное нападение нисколько не возмутило баронов. Напротив, они были уверены, что это был весьма разумный шаг, обеспечивавший мир в королевстве. Никто не сомневался, что, не захвати Джон его, Артур сбежал бы к королю Франции Филиппу, что окончилось бы опять-таки гражданской войной.
   Если бы Генрих в свое время оказался в таких обстоятельствах и пленил Артура, он сохранил бы ребенка при себе, нежа его в любви и повиновении, так, чтобы тот и не помыслил о мятеже, с одной стороны, и внимательно присматривая за ним, чтобы он не смог восстать, с другой. Ричард вообще не стал бы беспокоиться. Он наверняка пригласил бы Артура пойти с ним – как делал нечто подобное несколько раз за свою жизнь – и, если бы что-то не разбудило его буйный нрав, покрыл своего племянника славой. Если бы Артур, однако, упорствовал в недовольстве, Ричард с удовольствием сражался бы с ним в открытом сражении так часто, как пожелал бы сам Артур, который рано или поздно погиб бы в бою или подчинился.
   Путь Генриха был одновременно милосердным и политически целесообразным, хотя мог создать проблемы в будущем. Путь Ричарда был храбрым и честным, хотя неосмотрительным в том смысле, что мог повлечь за собой большое кровопролитие, страдания и разорение страны, и все равно не гарантировал будущее. Джон видел вещи совсем не так, как его отец и брат. Он обеспечил будущее, хотя и спорной ценой.
   После пленения Артур предстал перед Джоном в Фалезе в присутствии баронов. Там Джон публично пообещал племяннику свою протекцию и хорошее обращение, если он откажется от каких бы то ни было претензий на трон и даст клятву быть послушным подданным. Джону было тридцать два, Артуру – двенадцать. Нетрудно было придумать такие формулировки, чтобы тщеславный и горячий юноша Отказался. Джон заточил Артура в Руанской крепости.
   До сих пор все было ясно и открыто. Дальше все было окутано завесой тайны, за исключением того факта, что Артур исчез из Руана. Было много разговоров, в том числе явно фантастических и мстительных – вроде того, что Джон затащил Артура в лодку, там заколол ножом, бросил в реку и спокойно вернулся в замок.
   Даже Элинор смеялась над этим. Что бы ни представлял собой Джон, он не был таким идиотом. Нельзя скрыть убийство, отправившись в лодке вдвоем и вернувшись в одиночку – а скрыть отплытие невозможно, поскольку лодочные пристани в больших замках никогда не оставались без охраны.
   Говорили также, что Джон тайно пробрался в камеру, где содержали Артура, чтобы поговорить с ним, и там в порыве ярости выхватил нож и заколол мальчика. Это было более правдоподобно, чем история с лодкой, но тоже не совсем резонно. Во-первых, Артура, племянника короля, не могли держать в камере; во-вторых, он не мог быть без прислуги; и в-третьих, король не пошел бы сам к пленнику – он приказал бы доставить его к себе, если бы захотел поговорить. Если Джон и отправился в камеру к Артуру, то это могло быть только предумышленным убийством, а не вызванным припадком ярости.
   Были, наконец, еще варианты, к которым Элинор склонялась в большей мере. Говорили, что Артур пытался бежать и был убит охраной. Вильям Солсбери верил в эту версию и сказал об этом Иэну. Элинор тоже склонна была поверить в такой поворот событий, поскольку Джон не был таким дураком, чтобы не понимать, что прямое убийство его единственного соперника и единственного наследника – тем более что этот наследник и соперник был еще ребенком – не укрепит любовь к нему подданных. Попытка к бегству и случайная смерть от рук тюремщиков – фактически смерть от несчастного случая – была наилучшим решением.
   Однако что-то было не так, и Элинор не могла понять, что именно. Почему нет официального объявления? Почему тело Артура не выставлено на обозрение и не оплакано несчастным дядей? Ведь невозможно скрыть тот факт, что Артур исчез. Притворяться, что ничего не произошло, и отказывать в объяснениях означало лишь подогревать самые нелепые слухи – вроде истории с лодкой. Может быть, немногие поверили бы в несчастный случай, но рана от стрелы или изувеченное падением тело послужили бы лучшим свидетельством в пользу «несчастного случая».
   Вовлеченность в это дело сэра Ги, который сказал, что его отец служил у Артура, могла иметь несколько форм. Возможно, его отец препятствовал попытке Джона убить Артура; возможно, он был честно вовлечен в попытку помочь Артуру бежать; возможно, наконец, ему приказали позволить Артуру «бежать», но что-то сорвалось. Прежде чем Элинор успела задать вопрос, сэр Ги заговорил снова.
   – Мой отец исчез в ту же ночь, что и лорд Артур… – Он замялся, и Элинор подумала было, что Артур, возможно, сумел бежать и потому не показывался, но сэр Ги, сглотнув конвульсивно, продолжал: – После того, как лорд Артур был убит.
   – Каким образом? Как вы можете это знать?
   – Я не знаю, каким образом было совершено убийство, но один наш слуга, единственный оставшийся в живых из тех, кто сопровождал моего отца, сказал мне, что видел отца, прыгнувшего с телом мальчика с крепостной стены в реку. А видел он его потому, что бежал к нему, чтобы сообщить, что мой младший брат упал со стены замка во двор и умирает.
   Значит, все-таки несчастный случай. Элинор на мгновение закрыла глаза. Неужели отец подменил Артура своим сыном в попытке спасти принца? А потом обнаружил, что опоздал, что принц уже был мертв, и понял, что ни одному человеку, который знал об этом, не суждено остаться в живых? Он увидел, что его сын упал, и понял, что потерпел двойное поражение, что его жертва оказалась напрасной. И в Приступе ненависти он решил спрятать тело Артура, чтобы Джон остался виновным, чтобы стал уязвимым перед любым претендентом, который встанет и заявит, что вот он, принц Артур, спасшийся от смерти, пришел свергнуть короля-дьявола. Это было возможно – это было очень вероятно. К тому же часто честный сын свидетельствует о честности отца.
   – А где вы были? – взволнованно спросила Элинор. – Как вам удалось спастись? И как спасся ваш слуга?
   – Я находился дома. Моя мать была больна. У меня, по крайней мере, есть за что благодарить судьбу. Она умерла до того, как распространилось известие о смерти Артура и исчезновении моего отца. А у слуги была знакомая проститутка, которая укрыла его и переодела в женское платье. Он разыскал меня и уговорил скрыться, чтобы спасти свою жизнь. Нас, Хедингхэмов, выкорчевали с корнями, стеблями и ветвями, так что некому кричать, что мой отец невиновен.
   Тут сэр Ги вдруг грустно усмехнулся, и глаза его загорелись.
   – Дурак же я, дурак! Я знаю, как можно возместить ущерб, который я нанес вам. Пожалуйста, леди Элинор, уговорите вашего господина пощадить моих людей. Они не виноваты. Вы можете продать меня королю за любую, какую только захотите назвать, цену.
   – Король знает вас? – спросила Элинор.
   – Он знает, что я существую.
   – Он знает вас в лицо? – настойчиво переспросила Элинор.
   – Не думаю. Не могу представить, откуда, если он видел меня только раз или два, и то в толпе. Но я могу доказать, кто я. Я клянусь, что, если вы помилуете моих людей, я не стану отрекаться от своего имени и…
   Элинор рассмеялась. Сэр Ги был поражен этим звуком, а также внезапно вспыхнувшим ярко-зеленым светом в ее глазах. Увидев выражение его лица, Элинор засмеялась еще громче.
   – Нет, нет, я не чудовище, – сказала она, успокоившись. – Я смеюсь не над теми ужасами, о которых вы мне поведали, и не над вашими несчастьями и неудачами. Просто мне доставляет большое удовольствие узнать, что я могу стать причиной бессонницы нашего любимого короля.
   Наступило молчание. Сэр Ги застывшим взглядом смотрел в пол. Затем голова его поднялась резким рывком.
   – Вы сказали бессонницы, мадам?
   – Если бы я могла набить его постель колючками или крапивой, – зловеще произнесла Элинор, – я бы сделала это; но поскольку мне это недоступно, по крайней мере, вы станете терзающей его навязчивой идеей.
   Синие глаза, наполнившиеся одновременно надеждой и недоверием, уставились на нее.
   – Я не понимаю, мадам, – прошептал сэр Ги.
   – У нас с королем существует личная неприязнь, – ответила Элинор. – Это вас не касается, но могу вам честно сказать, что она не идет ни в какое сравнение по тяжести и значению с вашим делом. И все же, несмотря на то, что мне было нанесено всего лишь оскорбление, а вам – зияющая рана, я жажду отмщения ничуть не меньше вас. Я не буду пытаться убеждать вас в необходимости примириться с несправедливостью. Скажу лишь, что иногда человеку приходится проглотить обиду ради благополучия государства в целом. Когда лорд Иэн вернется, он объяснит вам более подробно, почему неправильно и невозможно наносить вред королю независимо от того, какой он негодяй.
   – Мадам, мадам! – воскликнул сэр Ги, обхватив голову руками. – Я совсем вас не понимаю.
   – И не удивительно. Вы ранены и утомлены, а я копаюсь в политических материях. Бьорн, покажи сэру Ги комнату в восточной стене. Я пришлю служанок помочь ему. И пусть они скажут мне, нет ли серьезных ран, какие мне нужно осмотреть самой.
   Она с отвращением посмотрела на рваную одежду молодого человека.
   – И отдай его одежду псарям. Я пришлю что-нибудь поприличнее. – Она снова остановилась и потрясла головой, вглядываясь в лицо сэра Ги. Подбородок его зарос щетиной, но было видно, что в более благоприятной обстановке он всегда бывал чисто выбрит. – Да, и прикажи, чтобы его не брили. Безопаснее для нас всех будет, сэр Ги, если вы притворитесь обожателем короля, в подражание ему отращивающим маленькую бородку и усики – совсем как у него.
   Сэр Ги ответил ей еще более недоуменным взглядом.
   – Мадам, умоляю вас сказать мне, что будет с моими людьми, – произнес он. – Вы говорите так, словно я гость в вашем замке, а это невозможно. Знай я, что вы на ножах с королем, я бы никогда… Прошу прощения. Я не хотел оправдываться, но не вынуждайте меня покончить с собой…
   – Что касается ваших людей, я только могу уверить вас, что лорд Иэн милосерден и справедлив. Полагаю, он подробно допросит их и распорядится ими согласно их характеру и способностям. Окончательный суд на этих землях остается за мной. Если дело дойдет до их повешения или иного наказания, я дам вам знать о принятом решении. А что до вас самого, я бы назвала вас пленником, а не гостем, но вы должны дать слово, что не попытаетесь бежать. Хотя я не представляю, зачем вам бежать. Уверяю вас, что у меня нет намерения продать вас королю. Идти вам некуда. Следовательно, я не вижу причин запирать вас или тратить силы и время моих людей на надзор за вами.
   – Но как в таком случае вы получите компенсацию за-ущерб? У меня ничего нет!
   – У вас крепкое тело и, я думаю, чистая душа. Я уже получила некоторую компенсацию, – сардонически усмехнулась Элинор, – просто осознавая, что, укрывая вас, доставляю неприятности королю. Остальное, если лорд Иэн согласится и если вы сумеете убедить нас в вашем искреннем желании быть лояльным к нам, я вычту из вашего жалованья. Рыцарю платят по шиллингу в день. Если добавить стоимость коня и доспехов, которые я должна дать вам, раз у вас ничего нет, то вам понадобится несколько лет, чтобы покрыть долг, но…
   Элинор прервалась и снова рассмеялась. По выражению лица сэра Ги можно было подумать, что ему предлагают немедленный пропуск в рай без предварительной смерти, а не долгие годы тяжелой службы. Она отослала молодого человека, пока он не набросился на нее с объятиями от избытка благодарности или не залился слезами. Если он действительно таков, каким кажется, она провела прекрасную сделку в обмен на нескольких коров и несколько мешков зерна.
 //-- * * * --// 
   Примерно в тот же момент, когда Элинор открывала сэру Ги ворота в то, что он считал раем, король Джон собирался войти в ад на земле. Прошлой ночью он не вызвал к себе в постель свою очередную любовницу из числа фрейлин королевы. Он отправил Фулка де Кантелю и Генри Корнхилла в город, приказав им доставить трех шлюх. Джентльмены взялись за поставленную задачу с большим энтузиазмом. Если они не так быстро, как сводный брат короля, умели распознавать начало периода сонливости короля, они зато гораздо раньше Солсбери узнавали признаки выхода короля из этого состояния.
   Женщины, которых они нашли, не отличались ни чистотой, ни красотой, но это уже не имело значения. Значение имело только то, чтобы никого в целом свете не интересовало, живы они или умерли. Они могли пережить ночь – некоторые выживали, но только в том случае, если не были способны ответить на вопросы, которые им могли задать.
   Точнее, выжила только одна, выброшенная из замка в окровавленных лохмотьях, которые прежде могли считаться женским платьем. Однако опасаться, что она расскажет кому-нибудь свою историю, не приходилось – язык у нее был отрезан, да и вряд ли она когда-нибудь выйдет из состояния умопомешательства, вызванного пережитыми ужасами и болью.
   В ту ночь Фулк намекнул королю – крикнув ему в ухо, чтобы перекрыть вопли страха и боли, – что с помощью такой забавы можно было бы приручить и леди Элинор. Он много раз за последние недели пытался пробудить интерес Джона, чтобы он отдал ему в жены эту богатую наследницу. Хотя король всякий раз улыбался и соглашался, что считает это превосходной идеей, он не делал ничего, чтобы воплотить эту мысль. Теперь, однако, глаза его разгорелись.
   – Но пока что Генри ведет в счете, – проворчал он, улыбаясь. – Покажи, на что ты годен, а мы посмотрим.
   Фулк с удвоенными стараниями принялся развлекать своего господина, но от уха Генри Корнхилла не ускользнули оба замечания, и он не остался в стороне. К тому же он напомнил Джону предложение Солсбери предоставить леди выбирать самой. Тонкая шутка заставить Элинор заплатить большую дань за право выбора между Фулком и Генри, очень веселила Джона. Ему так нравилась эта идея, и он так сердечно рассмеялся ей, что нож, которым он угрожал проститутке, выскользнул из его рук и принес ей преждевременное облегчение.
   Этот небольшой инцидент раздосадовал Джона. Он не позволит больше этой ночью ни одному, ни второму заговаривать с ним об Элинор.
   На следующий день, когда он очнулся от приятного и освежающего сна, идея «приручить Элинор» вновь привлекла его внимание. Он послал за своими товарищами по своеобразным развлечениям и улыбнулся им обоим, не выделяя никого.
   – Вы знаете, как я люблю вас, – медоточиво начал король. Его развеселила боязливая настороженность, возникшая в обеих парах тяжелых глаз, но на этот раз он не позволил себе отклониться в сторону ради удовольствия, с каким обычно наблюдал пресмыкание своих людей. – Поэтому я готов навлечь на себя недовольство моих баронов, отдав богатый приз одному из вас.
   Оба низко поклонились. Хоть страх в их глазах почти исчез, настороженность осталась. Их господин не из тех, кто отдает что-то просто так. Он ожидал ответной выгоды – в политическом преимуществе, убийстве или деньгах. Никто из них не мог представить себе, что они могли предложить, равноценное стоимости такого подарка.
   – Я хочу быть уверенным, совершенно уверенным, что леди Элинор получит то, что заслуживает, – продолжал Джон, широко улыбаясь.
   – Вы можете быть уверены, милорд, – с чувством ответил Фулк.
   – Да, действительно, – уверил его также Генри. – И если она будет отдана мне, то проживет достаточно долго, чтобы увидеть, как умрет ее сын и как откупорят ее дочь.
   Фулк тоже начал было изобретать собственную угрозу, но, увидев, что король ободряюще кивнул, промолчал.
   – Я уверен, что вы оба сделаете все возможное, чтобы наполнить жизнь леди Элинор радостями, – промурлыкал Джон. – И что никого из вас не остановит на пути к своей цели неодобрение моих трусливых чванливых лордов. Тем не менее я не хочу, чтобы у вас создалось впечатление, будто я расстаюсь с богатыми поместьями этой леди ради мелочной мстительности. Замок Роузлинд, имеющий большое значение как порт и якорная стоянка, а также окружающие его земли должны перейти в мои руки.
   – Насколько я слышал, – быстро ответил Генри, – у нее много других земель. И я охотно соглашусь на это, если она мне достанется.
   – Разумеется, милорд, – тоже согласился Фулк.
   – В придачу я надеюсь, что вассал, которому принадлежит замок Айфорд и окружающие земли, сэр Джайлс, будет выселен – и чем скорее, тем лучше – из своего поместья. Будет лучше, если он проживет достаточно долго, чтобы увидеть, как его жена и дочери будут отданы в распоряжение ваших солдат после того, разумеется, как вы попробуете их первыми, если они заслуживают того.
   – Милорд, служить вам – всегда такое удовольствие, что это делает службу очень легкой, – на этот раз Фулк первым успел выразить свое согласие.
   – Сыновей тоже следовало бы выселить, – задумчиво заметил Генри.
   – Ну да, конечно, – с одобрением сказал Джон. – Вам, вероятно, придется выселить и всех остальных вассалов и кастелянов, – лукаво заметил он, забавляясь вспыхнувшим в глазах его людей страхом, и затем добавил: – Вильям Пемброк, вероятно, не будет слишком доволен, когда услышит, что сын его дражайшего друга умер, а его жена и дочь… Но вы-то наверняка сами знаете, как иметь дело с ним.
   Джон понял, что на этот раз он зашел слишком далеко. В глазах его подручных появился настоящий страх, и пот залил их лица. Иметь дело с Пемброком не хотелось никому. В планы Джона не входило, чтобы они отказались, поэтому он продолжал уже мягче:
   – Возможно, Пемброк будет слишком занят своими собственными делами, чтобы беспокоить вас. Я ничего не имею против вассалов леди Элинор, за исключением сэра Джайлса, если, конечно, они подтвердят свою лояльность. Я предупреждаю вас о них только потому, что сомневаюсь, что они с готовностью примут ваше господство. Они, возможно, сочтут для себя более достойным поддержать сторону леди или приютят ее у себя в случае необходимости – ведь все они, даже самые мелкие, имеют более высокое происхождение, чем вы.
   Это спасло положение. Гнев и ненависть преодолели страх. Джон сделал паузу, с удовольствием наблюдая за их прикушенными губами, сжатыми челюстями и побагровевшими лицами, выдававшими бурю чувств, которую подняли его последние слова в их честолюбивых душонках. Он умышленно задел за живое этих подонков, служивших его самым низменным целям, но раз они не осмеливались сами отомстить за него, за них отомстит ненависть. Она сделает его «дорогих» Фулка и Генри более способными к той работе, которую он выбрал для них. К тому же постоянное напоминание о ненависти и презрении, с какими к ним относилась придворная знать, укрепляла их верность королю, усиливая одновременно ненависть к родовитым дворянам. Больше ни к кому они не могли обратиться за помощью и поддержкой. Если что-то случится с королем Джоном, дворяне, которых пока сдерживала его власть, просто разорвут их на куски.
   – Итак, – продолжал он, – я люблю вас обоих в равной степени и считаю, что вы оба достойны этой награды. Следовательно, я не нахожу возможным выбрать между вами.
   – Я добавлю все, что вы пожелаете, к землям леди, – предложил Фулк.
   – И я, конечно, – поторопился согласиться Генри, но его проницательные глаза уже начинали мрачнеть.
   Если король прав и вассалы Элинор окажут сопротивление, потребуется много денег и много людей, чтобы покорить их. Если большую часть поместья пообещать королю, что останется от желанной добычи, кроме долгов? К облегчению Генри, Джон отрицательно покачал головой.
   – Мне нужен только Роузлинд и Айфорд. Остальное может остаться у леди и перейти к ее наследнику, когда она уйдет, счастливо, я надеюсь, в лучший мир. Я не хочу, чтобы между вами возникал конфликт, позволяя вам состязаться за этот приз, не хочу также, чтобы один из вас чувствовал, что я предпочитаю другого. Поэтому мы последуем совету моего брата Солсбери – о котором ты вовремя напомнил мне, Генри, – и позволим леди выбрать самой.
   – Как она может выбрать?
   – Это уж ей решать. Насколько я знаю, она ни одного из вас и в глаза не видела, и даже если она найдет кого-то, кто знает вас и расскажет ей о вас, это уже не будет иметь значения. Моя любовь к вам, как я уже сказал, одинакова, поскольку вы совершенно равны во всех отношениях. – При этих словах короля они снова покраснели и вздрогнули, но он мягко продолжал: – Проигравший получит утешительный приз. С ним я поделюсь налогом, который леди заплатит за право выбрать себе мужа.
   Оба снова поклонились, их глаза разгорелись от жадности и удовольствия. Джон улыбнулся им, очень довольный собой, поскольку знал, что идеально справился с этой ситуацией. Он достигнет своей цели в отношении Элинор; он получит в свои личные владения два больших замка, имеющих стратегическое значение; эти замки ему не будут стоить ничего, и средства, которыми он этого достиг, не будут вызывать никаких возражений.
   Тот, кто заполучит эту пантеру, станет обладателем значительного богатства, которое можно растратить только большими усилиями. Проигравший тоже не останется в накладе: отхватит богатое вознаграждение за просто так. И неизвестно, какая из этих двух возможностей лучше, Джон очень точно прочитал мысли своих прихвостней, за исключением одной: кто бы из них ни выиграл, кто бы ни проиграл, каждый будет чувствовать себя обманутым. Он будет уверен, что другой получил больше, чем он сам. Такова была природа Фулка и Генри – этих неблагодарных животных. Тем не менее в тот момент червячок сомнения еще не начал свою черную работу. Единственное, чего боялись Фулк и Генри, это чтобы король не вернулся в свое летаргическое состояние, не успев представить леди Элинор список кандидатов. Это должно было случиться, но на этот раз не случилось. Люди короля с удовольствием увидели, как Джон вызвал писаря, продиктовал письмо Элинор и, не теряя времени, отправил гонца доставить письмо в замок Роузлинд или любое другое место, где могла оказаться леди Элинор.


   10.

   В следующие две недели Элинор только укрепилась в мысли, что сэр Ги оказался хорошим вложением капитала. И убедиться в этом помогло ей то, что Иэн не вернулся, как она ожидала. Отсутствие Иэна занимало ее до такой степени, что она почти не могла уделять должного внимания детям. С Джоанной, правда, проблем не было – Элинор так загрузила дочку подготовкой к свадьбе, что у нее не хватало времени ни на что, кроме как получать новые инструкции. Это было удачным решением для всех. Джоанна была довольна своей новой ролью и набиралась неоценимого опыта, а служанки были в какой-то мере защищены от плохого настроения Элинор.
   Адаму пришлось бы принять главный удар раздражения матери, если бы не сэр Ги. Молодой рыцарь занялся обучением мальчика владению оружием и верховой езде. Конечно, и за мальчиком, и за воспитателем велось непрерывное скрытое наблюдение. Элинор была почти уверена в порядочности сэра Ги, но решила не рисковать безопасностью сына.
   Должным образом охраняемый Адам оторвался наконец от ее юбки и обучался навыкам, которые были ему необходимы, в более подходящей компании, чем простые воины. Элинор понимала, что сэру Ги далеко до Саймона или Иэна, но у Адама впереди еще много лет, за которые можно отточить свое мастерство. Основы, преподанные ему сэром Ги, тоже имели большое значение.
   Двадцатого ноября дозорные сообщили о приближении с запада большого отряда всадников. Элинор испытала такой припадок злости, что ее в пору было связывать. Начинали прибывать гости, а будущий муж все еще кормил вшей в крестьянской хижине на границе ее земель – с целью, которую, как Элинор ошибочно казалось, она хорошо понимала.
   Дымясь от злости, раздраженная тем, что он все-таки победил ее и ей первой приходится обратиться к нему, Элинор написала Иэну письмо. В своей ярости она не слишком вежливо требовала возвращения жениха в Роузлинд. Она не позволяла себе реветь, потому что была слишком горда, чтобы демонстрировать прибывшим гостям заплаканное лицо, что могло быть неправильно истолковано. Она кусала губы и вгоняла ногти в ладони, чтобы создать хотя бы видимость радушного приема. К счастью, первая гостья была желанна сама по себе и никакой напускной вежливости не потребовалось.
   – Изабель! – взвизгнула Элинор, когда ее гостья вошла в зал. Она бросилась ей навстречу и, оказавшись в объятиях подруги, залилась слезами.
   – Милая, милая, – ворковала Изабель, крепко прижимая к себе Элинор. – Увы, я боялась, что твое письмо не полностью раскрывает твое сердце. Лорд Иэн – хороший человек, и твой брак с ним очень приличный и необходимый. Не плачь, любимая. Это тот монстр, король, вынудил тебя выходить замуж, не оплакав прежнего мужа. Не вини лорда Иэна.
   Элинор перевела дух и покачала головой.
   – Я не виню Иэна за это, и… я особенно не грущу. – Она подняла лицо и посмотрела через плечо Изабель. – А где Вильям? Он разбирается со слугами и лошадьми? Я выпорю этих конюхов, если они не подготовились как следует.
   – Вильяма здесь нет, – ответила Изабель сдержанно.
   – Он в безопасности? Ему не нужна наша помощь? – Элинор напряглась, готовая уже призвать к оружию воинов и послать гонца к Иэну.
   – Он в полной безопасности, – ответила Изабель, улыбаясь, несмотря на все свое беспокойство, неугомонной натуре своей подруги. – Он ждет в миле отсюда, за городом Роузлиндом. Он хочет, чтобы ты подумала еще раз насчет того, стоит ли его приглашать сюда. Ты знаешь, что ненависть короля к нему все растет, и, невзирая на покорность и хорошее поведение Вильяма, это чудовище не хочет отпускать наших сыновей…
   – Боже праведный! Изабель, он дурно обращается с ними?
   – О нет, нет. Ты же знаешь, Вильям не позволил бы этого. Несмотря на всю мою ненависть к нему, король очень добр к Вильяму и Ричарду – они действительно хорошо обучены и… я думаю, что они, в общем-то, и сами предпочитают оставаться при дворе. Мне не нравится это. Королевский двор – это не то место, где можно получить благочестивое воспитание.
   На ум Элинор пришло, что сейчас наименее подходящее время для благочестивого воспитания, но она не сказала этого Изабель, которая была глубоко и искренне религиозна.
   – Изабель, никто не хочет отворачивать твоих мальчиков от Бога или пятнать их честь. Вы с Вильямом достаточно долго держали их при себе, чтобы сформировать их характер. Я уверена, что они испытывают лишь отвращение к непотребствам, что видят при дворе, и знаю, что ты их часто навещаешь. Но я не понимаю, что ты сказала насчет Вильяма. Что ты имеешь в виду? Почему я должна подумать еще раз?
   – Любовь моя, – умиротворяюще сказала Изабель, – Вильям знает, что у тебя какая-то ссора с королем. Он, вероятно, чувствует, что для тебя небезопасно принимать людей, находящихся в опале. Не злись, Элинор, подумай. Это может быть нехорошо и для лорда Иэна.
   – О, – задохнулась Элинор. – О! Я не знаю, чью шею мне хочется свернуть первой: твою – за то, что сообщаешь мне такие идиотские новости, или Вильяма – за то, что у него явно не все дома.
   – Подожди, не сворачивай мою, – сказала Изабель с достойным похвалы спокойствием. – Это я заставила его приехать сюда, он хотел остаться в Пемброке. Я сказала ему, что если он так сделает, ты, вполне возможно, прискачешь к нему самолично, чтобы притащить его силой.
   – И я бы так и сделала! Эдвиг, – обратилась Элинор к проходящему слуге, – сообщи в новую конюшню, чтобы немедленно седлали Крикета. – Она снова повернулась к Изабель. – Так вот! Я поддержу твои слова и заставлю Вильяма устыдиться, сделав именно так, как ты сказала: я поеду сама и привезу его. А ты пока заходи и погрейся у огня. Уже холодает, хотя погода пока держится удивительно ясная. Я размещу вас с Вильямом в южной башне. Тебе придется, правда, проходить через сад, но там теплее, чем в стенных комнатах. – Она заметила, что Изабель смотрит на нее с беспокойством. – Не волнуйся за меня, Изабель. Я все еще печалюсь по Саймону, но Иэном я очень довольна. Он так нежно любит детей, и я буду за ним, как за каменной стеной.
   Вернулся слуга, избавив Элинор от необходимости решать, насколько подробно ей следует посвящать Изабель в свои проблемы. Она вообще не была уверена, что знает, о чем ей рассказывать. Она не сумела бы описать словами перемену, которую Иэн произвел в ней. Когда она думала о Саймоне, сердце ее рвалось, как и всегда, но чувство к Иэну стало не менее сильным. Будет лучше, решила она, выехав из замка в сопровождении свиты, не поднимать этот вопрос. Пока Изабель не почувствует, что Элинор несчастна, она не станет допытываться. Так что нет необходимости в точности определять свои чувства.
   Она поприветствовала Вильяма с напускным гневом, а затем, уже более искренне, поблагодарила за заботу.
   – Мы с Иэном знаем, что делаем, – объяснила она. – Саймон в свое время рассказал ему о моих взаимоотношениях с королем.
   – Тем больше оснований… – начал было Вильям, хмурясь.
   – Чепуха! Если бы я не знала тебя, Вильям, я сказала бы, что ты просто боишься показываться в нашей компании. Откровенно говоря, ты должен был приехать, как бы ни боялся за нас. Лорд Ллевелин приезжает, и, насколько я знаю, Иэн хочет обсудить кое-что с вами обоими. К тому же все будет чисто – Вильям Солсбери приедет тоже. Он попросил, чтобы его пригласили.
   – Значит, это правда – то, что я слышал, – что он и лорд Иэн стали очень близкими друзьями?
   – Это действительно правда, но не в том смысле, который ты подразумеваешь, – несколько резко ответила Элинор. – Иэн не из породы Саймона, но он его ученик. В нем нет ни своекорыстия, ни вероломства. Может быть, ты думал, что я пригласила тебя в свой дом, чтобы поймать в западню по заказу короля Джона?
   – Нет, – ответил Вильям, – но я думал, что ты, может быть, не слишком отчетливо представляешь себе, о чем идет речь. Ты понимаешь цель Солсбери?
   – Нет, поскольку я вообще не знаю его, а Иэн, боюсь, такой человек, который видит в других только самое лучшее, но я не верю, что цель Солсбери – шпионить в интересах Джона. Иэн настаивает, что Солсбери – хороший человек. Если так, то речь вполне может идти просто о личной привязанности к Иэну. Для такого предположения есть некоторые основания. Солсбери отдал Иэну на воспитание своего сына.
   Пока они разговаривали, отряд сел по коням, и они отправились в замок. На последнее замечание Элинор Вильям лишь пожал плечами. Он задумчиво смотрел прямо перед собой и заметил, что, в общем-то, никогда не знал за Солсбери ничего дурного и что все возможно, с Божьей помощью. Элинор не поддалась на этот провокационный и саркастический намек. Она спросила его насчет политической ситуации в Южном Уэльсе.
   – Но ведь твои интересы – на севере, не так ли? – многозначительно произнес Вильям. Элинор рассмеялась.
   – Для тебя, Вильям, брак был связан с огромной выгодой. Было время, когда ты мог идти по этому ложному следу без малейшего представления, что я хочу переменить тему. Только это не совсем ложный след. Земли Иэна действительно находятся по соседству с лордом Гвенвинвином, но Гвенвинвин посматривает в твоем направлении.
   – Это предупреждение, Элинор?
   Плохое обращение со стороны короля озлобило Вильяма, подумала Элинор, но тут же поправила себя. Нет, его беспокоило не обращение. У него отобрали все должности и власть, чтобы вознаградить какого-то незаслуженного фаворита или в связи с переменой в могуществе или состоянии его сюзерена. Именно ущемление прав делало Вильяма озлобленным. Никогда прежде в его жизни ни один человек не усомнился бы в достоинствах Вильяма.
   – Предупреждение? Опять-таки ты вкладываешь в слова не тот подтекст. Кто бы ни был Джон, лорд Гвенвинвин не дурак. Как я уже сказала тебе, Иэн хочет собрать вас всех вместе и потолковать. Меня просто интересует, что собирается предпринять лорд Гвенвинвин.
   – Мне кажется, что лорд Иэн – не худший источник информации, чем я.
   – Пожалуй, если бы нам удалось хоть раз поговорить о таких вещах. Всегда находится какая-то более насущная тема для разговора.
   – Могу себе представить, – холодно ответил Вильям. Элинор открыла было рот, чтобы рассказать ему о разбойниках, но тут же захлопнула его. Глаза ее загорелись, и она набрала побольше воздуха, чтобы дать горячую отповедь скабрезному намеку Вильяма. Изабель так сочувственно отнеслась к ней, что ей не приходило и в голову, что Вильям может думать иначе. И вдруг ей стало совершенно ясно, почему Вильям с таким подозрением относится к Иэну, которого достаточно хорошо знал – какова истинная причина, почему он не хотел приезжать на их свадьбу. Столь же ясно стало Элинор, почему Иэн так долго не возвращался в замок, хотя миссия его давно закончилась. Эта догадка так воодушевила Элинор, что она удержала злые слова, готовые сорваться с ее губ.
   Вместо этого она тихо произнесла:
   – Я не забыла Саймона.
   Вильям скривился, словно Элинор причинила ему физическую боль.
   – Разумеется, нет, – хрипло ответил он.
   – Ты знаешь, кого Джон прочит мне в качестве будущего мужа? – спросила она. Для нее было очень важно, чтобы Вильям встретился с Иэном без чувства негодования и понял, почему их брак так необходим. – Он выдвигает Фулка де Кантелю или Генри Корнхилла.
   Голова Вильяма резко метнулась в сторону Элинор.
   – Ты шутишь! – взревел он.
   – Я?! Шучу?!
   Он, конечно, понимал, что она не шутила. Именно такого сорта месть и мог придумать Джон по отношению к женщине, которая пренебрегла им. Его слова были вызваны лишь инстинктивным отвращением к самой идее, что Элинор могла оказаться женой одного из этих грубых и жестоких животных. Вильям не славился вежливым обращением с женщинами. Он мог ударить свою жену за провинность, но никогда не стал бы бить ради развлечения или от удовольствия слышать ее крик.
   – Ты думаешь, что я очень быстро забыла старое и ухватилась за новое, – продолжала Элинор, – но я просто вынуждена выйти замуж, пока король не распорядился за меня. Отказать ему напрямую означало бы измену. Разве ты сомневаешься, что за подобные дела он отнял бы мои земли и даже заточил меня в тюрьму? И как долго, ты думаешь, в таком случае проживет Адам?
   – Недолго, – проворчал Вильям. – Артур, во всяком случае, прожил недолго. А что касается тебя самой… да, я понимаю.
   – И не смей думать также, что Иэн зарится на владения Саймона или, раз уж зашел разговор, испытывает Похоть к его жене. Я признаю, что Иэн женится по любви, но по любви к Саймону, а не к Элинор.
   – Я никогда и не думал… – начал было Вильям, с залитым краской лицом. Затем румянец начал спадать. – Все это так, Элинор. Я вообще ни о чем не думал. Когда мы получили твое письмо, меня охватил такой приступ боли – словно я снова услышал о… смерти Саймона. А Иэн… он так отличается от Саймона, он такой молодой и с лицом, как у черного ангела.
   Элинор не смогла удержаться от смеха. Она не обижалась на предположение Вильяма, что ею руководили плотские мотивы. Таково было, конечно, общее мнение о женщинах, но Элинор видела и более глубокую причину. Саймон был на тридцать лет старше ее, но Вильям тоже значительно старше своей жены – лет примерно на пятнадцать. Поэтому ясно, что быть несправедливым к Иэну его заставляла самая настоящая ревность. Он, без сомнения, представлял себе, как после его смерти Изабель бросится в объятия к молодому красавцу.
   Элинор никогда не намекнула бы Вильяму о своем открытии. Это бы его смертельно обидело, поскольку он никогда не признается, даже самому себе, в истинной причине недовольства ее новым браком. Вильям ей нравился, и, кроме того, она была признательна ему за то, что ей удалось скрыть боль, которую причиняло ей долгое отсутствие Иэна.
   – Да, – согласилась она, – Иэн красив, как звездная ночь, но лицо его не ново для меня, ты же знаешь. И я не новинка для него.
   К ее удивлению, Вильям снова покраснел.
   – Возможно, – сказал он несколько сдавленным голосом, – мне следовало бы развернуться и ехать домой. Я виновен в совершенно отвратительных подозрениях. Ты догадывалась об этом? Может, именно поэтому ты отправилась за мной, а не лорд Иэн?
   Элинор знала, что эти слова рано или поздно прозвучат, и теперь, когда поняла причину, почему Иэн не возвращался в Роузлинд, она могла ответить на них совершенно искренне. Тем не менее ей потребовалось несколько мгновений, чтобы усмирить вновь вспыхнувший гнев. Ей была отвратительна идея, за которую Вильям сейчас извинялся. Иэн оставался в Роузлинде несколько месяцев, пока Саймон болел. Вильям, конечно, как и многие другие, ничего плохого не думал об этом, но, получив приглашение на свадьбу Элинор и Иэна, все они, вероятно, склонились к непристойному выводу, что они запланировали этот союз еще до смерти Саймона или, что еще хуже, все это время были любовниками.
   – Иэна нет в Роузлинде, – сказала Элинор, с трудом сохраняя невозмутимость в голосе. – Со времени своего приезда он провел в замке лишь несколько ночей. Он охотится за разбойниками.
   – Я прошу у тебя прощения, – пробормотал Вильям, откликаясь скорее на ее тон, нежели на слова. – Я не удивлюсь, если ты злишься на меня. Если ты не можешь простить меня, я вернусь домой. Я не могу представить даже, что нашло на меня, Элинор.
   Это была правда – он не понимал. Священники так часто проповедовали о похотливой натуре женщин, которые совращают мужчин с пути истинной добродетели, как Ева когда-то соблазнила Адама, что в душе мужчин всегда сохранялась подозрительность, даже у тех, которые свято верили в любовь и добродетельность своих жен. Эта хула отложила свой отпечаток и на женщин тоже. Как бы ни были они уверены в собственной честности, они всегда со скорбью соглашались с общим мнением.
   Элинор понимала, что Вильям мог быть даже прав, ревнуя Изабель. Она так не думала, но тем не менее понимала, чего он боится, и потому удовлетворилась его извинениями. Она сказала что-то утешительное и перевела разговор на интриги вокруг архиепископа Кентерберийского, и разговор занял их до самого прибытия в замок.
   К ужасу Элинор, Иэн не приехал ни в тот вечер, ни на следующий день. Теперь, когда Вильям и Изабель уже были здесь, то оправдание, что он, дескать, желал избежать кривотолков относительно добрачных взаимоотношений, больше не имело смысла. Элинор снова впала в бешенство. Она могла только думать, что он злился на нее за то, что она слишком в грубой форме приказала ему немедленно возвращаться. Она не могла заставить себя написать ему еще раз и тайно сгорала от гнева, не делая никаких попыток объяснить гостям его отсутствие, кроме все той же истории о банде преступников. Она давала понять своим гостям, что Иэн пытается обеспечить надежный контроль над своими пленниками, но почему это должно занимать три недели, она не объясняла.
   Двадцать третьего прибыл Роберт Лестерский, а также сэр Джон д'Альберин, который управлял от имени Элинор поместьем Мерси после старого сэра Джона, и еще несколько кастелянов, управляющих замками Саймона. Двадцать четвертого приехал лорд Ллевелин с женой Джоан, незаконнорожденной дочерью короля Джона. Она очень походила на своего отца и имела почти такой же голос, но, несмотря на свое происхождение, казалась очень милой и приятной.
   К двадцать пятому замок уже был битком набит. До сих пор у гостей находилось достаточно развлечений во встречах с теми из вновь прибывших, с кем они были знакомы, и в знакомстве с теми, кого они еще не знали. Элинор понимала, что такое времяпрепровождение продлится еще день или два, не больше. Нужно организовать охоту. Элинор нашла время поговорить со старшим егерем, чтобы он отозвал своих людей, поджидающих королевского гонца, и направить их на выслеживание и заманивание дичи. Наблюдение по возможности должно продолжаться, подчеркнула Элинор, но подготовка к охотничьим забавам сейчас важнее.
   Вильям Солсбери приехал двадцать шестого в сопровождении Обри де Вера, графа Оксфордского, которого даже не приглашали. Элинор встретила его с обильным радушием и нижайшей благодарностью за его снисхождение, в то время как мозг ее терзали сомнения. Чего он хочет? Ради чего он приехал? А еще пятьдесят дополнительных ртов и, что еще более серьезно, еще один дворянин такого ранга, что его не поселишь в зале.
   Выселить кого-то из уже выделенной ему комнаты в зал было бы равнозначно началу бесконечной кровной мести. Сладко улыбаясь, Элинор оставила своих гостей и распорядилась освободить комнату, предназначавшуюся Иэну. «Черт с ним, – подумала она, – он может расположиться на тюфяке в отделении для прислуги возле моей комнаты». А служанки будут спать на полу в передней между ними, тем самым обеспечивая приличия – если они еще кого-то беспокоили.
   Естественно, Солсбери захотел увидеть Иэна. Элинор еще раз пересказала свою историю, чувствуя, что ей достаточно открыть рот, как привычные слова сами польются снова и снова, так что она никогда уже не сможет говорить ничего другого. Солсбери никак на это не отреагировал, но Элинор не понравилось выражение его глаз.
   Впервые за последнее время ее гнев превратился в животный страх. Она была так занята состязанием в силе воли, которое, как ей казалось, разыгрывалось между нею и Иэном, что ей не приходило даже в голову, что с ним действительно могло что-то случиться. Настала пора отбросить гордыню. Элинор, снова извинившись, покинула гостей и вышла во двор, где отправила попавшегося под руку грума за старшим егерем.
   – Это не похоже на него, – раздался за ее спиной голос Солсбери, пока она ждала егеря. Элинор подпрыгнула от удивления, поскольку не подозревала, что он следовал за ней, и Солсбери попросил прощения за то, что испугал ее. Затем он вернулся к своей теме: – Мадам, я не хочу тревожить вас или накаркать беду в это счастливое для вас время, но было бы лучше отправить кого-нибудь за ним.
   – Именно это я и собираюсь сделать, – ответила Элинор. Румянец залил ее щеки под его пристальным взглядом. – Не подумайте, что я была безразличной, – запротестовала Элинор. – Просто мы… немного поспорили, и я думала, что Иэн обижается. Вы правы, это не похоже на него. Он не способен долго злиться. Если бы у меня было время подумать, я бы давно сообразила. – В ее глазах блеснули слезы. – Будь прокляты моя гордость и мой нрав! – прошептала она.
   – Ну что вы, только не начинайте хоронить его заранее, а не то опять разгневаетесь на него, если он вернется живым и здоровым. Вполне возможно, что его задержало что-то, о чем ни вы, ни я не подумали. Он не может быть тяжело ранен или убит – он был не один. Его люди и оруженосцы сообщили бы вам.
   Элинор ничего не ответила на это внешне здравое рассуждение, которое явно не убеждало его самого, если судить по выражению беспокойства, отразившемуся на его лице при упоминании об оруженосцах. Вернувшийся грум, задыхаясь от страха, сообщил, что егеря нигде нет. Элинор злобно зашипела.
   – Мадам, успокойтесь, – вмешался Солсбери. – Ваш егерь, наверное, занят каким-то делом. Не отдавайте приказ, о котором вы будете потом сожалеть.
   Элинор на мгновение онемела от удивления.
   – Он служит мне более двадцати лет, – сказала она сдержанно, когда голос вернулся к ней. – Вам не следует бояться за его судьбу. – Затем она повернулась к нервно топтавшемуся на месте груму: – Позови мне Бьорна.
   Солсбери почти так же удивился тону Элинор, как и она удивилась его словам. Однако оскорбленное самолюбие почти мгновенно переросло в снисходительность. Она беспокоится об Иэне и очень расстроена.
   – Не хотите ли, чтобы я поговорил с вашим человеком? – спросил он любезно.
   И этот вопрос едва не превратил Элинор в камень, но уже в следующее мгновение она не могла удержать смех.
   – Он не подчинится вам, – сказала она. – Ни один мой слуга не подчинится подобному приказу, если только он не исходит от меня. В хорошем бы положении я оказалась, если бы мои слуги слушались всякого благородного человека, который отдаст им приказ. Я не могу позволить вам испытать оскорбление, милорд, но в более благоприятное время, если вы оденете одного из ваших людей в дорогой наряд, вы сможете понаблюдать, что мои слуги готовы сделать по моему приказу, даже если вы прикажете им прекратить. Обещаю вам, что велю им остановиться до совершения убийства, но они способны и на это, если я прикажу.
   – Госпожа?
   Многозначительность слов Элинор не задела Солсбери, поскольку он в это время наблюдал за приближавшимся трусцой Бьорном. Пока Бьорн не заговорил, он решил было, что речь идет о каких-то не терпящих отлагательства новостях. Затем он понял, что это была нормальная реакция на строгий приказ, отданный этой женщиной.
   – Если разбойники, которых захватил лорд Иэн, взбунтовались, сколько людей потребуется, чтобы утихомирить их? – спросила Элинор Бьорна.
   Начальник стражи выглядел испуганным.
   – Их? Госпожа, теперь, когда они остались без предводителя, даже кролика с громким писком хватило бы, чтобы унять их.
   Элинор нахмурилась. Если Бьорн так уверен, значит, опасность, если она вообще была, исходила не от разбойников.
   – Тогда возьми нескольких воинов и отправляйся к лорду Иэну. Если все в порядке, передай ему, что его ждут граф Солсбери и лорд Гвенвинвин. Если же случилось что-то плохое, разузнай, если сможешь, какие силы нам потребуются, чтобы навести порядок. И в любом случае спешно передай мне все новости, какие узнаешь.
   – Это будет поздно, госпожа.
   – В любой час дня и ночи, Бьорн.
   – Как вам угодно, госпожа.
   Солсбери слушал этот разговор с растущим удовольствием. Для него было очевидно, что первое впечатление от Элинор, сложившееся в нем со слов Иэна, было, мягко говоря, не совсем справедливым. Правда, лицо его нахмурилось на одно мгновение, когда в голову ему пришло, что все это, возможно, было лишь искусным представлением. Многие люди пытались извлечь для себя преимущества из его нежных взаимоотношений со своим братом.
   Однако червячок сомнения сразу же исчез: Иэн никогда ничего не просил у него. Кроме того, когда Солсбери задумался над этим, он понял, что Иэн не слишком-то много и говорил ему об Элинор. Разговор всегда велся о Саймоне, о его силе духа и здравомыслии. Именно из этого Солсбери заключил, что Элинор еще более беспомощна и зависима, чем большинство женщин. Фактически Солсбери открыто предостерегал Иэна от брака со слабой и глупой женщиной. И его несколько задело, с какой убежденностью Иэн уверял его, что у него нет намерения жениться на такой.
   «Нет, – подумал Солсбери, глядя на живое приятное выражение лица Элинор, с каким она наблюдала за уходящим Бьорном, – она не слабая и не глупая».
   – Пойдемте, леди Элинор, – сказал он, ласково касаясь ее руки. – Прохладно, а вы без плаща. Я уже начинаю упрекать себя за то, что так разволновал вас.
   – Ну что вы, милорд, – ответила Элинор с несколько рассеянной улыбкой. – Никогда не вредно узнать правду.
 //-- * * * --// 
   Опустилась ночь, но веселье в большом зале было в полном разгаре. Элинор осталась очень довольна своими гостями. Их шутки были острыми, разговоры и смех достаточно громкими, так что время от времени танцующим приходилось взывать к тишине, чтобы они могли услышать музыкантов. Хоть ее ноги сами притопывали в такт музыке, Элинор отвергала все приглашения танцевать. С Иэном она бы, конечно, станцевала, но, поскольку его не было, она не считала пристойным составлять компанию другому мужчине только ради удовольствия через такой короткий срок после смерти Саймона.
   К сожалению, это привело ее в компанию пожилых дам или тех, кто не танцевал по каким-то иным причинам, среди которых выделялась графиня Солсбери. Даже то небольшое раздражение, которое оставалось в душе Элинор из-за попыток Солсбери утвердить здесь свою власть, совершенно исчезло. Бедный человек! Неудивительно, что он считает всех женщин идиотками.
   – И, конечно, я не могла поехать во Францию, – продолжала высоким, но тянучим голосом хныкать Эла Солсбери. – Мое здоровье не позволило. Вильям такой невнимательный. Он знает, что у меня нет сил присматривать за детьми и поместьями, однако вечно уезжает куда-то…
   – Я уверена, что он делает это не нарочно, – пробормотала Элинор, совсем неуверенная в этом.
   Если бы она была на месте Солсбери, подумала Элинор, то сбежала бы на край света и осталась там или задушила бы эту женщину. Тот факт, что жена Солсбери не только не имела синяков, но и явно не боялась своего мужа, убеждал Элинор, что Иэн был прав в отношении брата короля. Он хороший человек. Более того, он святой, решила Элинор, когда графиня заговорила снова.
   – Вы можете подумать, что он обязан делать то, что приказывает король, – пропищала она, – но это не совсем так. Я постоянно твержу ему, что он любит своего брата больше, чем жену и детей. Он всегда готов бежать по первому зову короля, словно мальчик на побегушках. В таких случаях можно было бы использовать людей и пониже рангом. А Джон знает, как я слаба. Если бы Вильям объяснил ему, что я больна, – но он не верит, как я страдаю.
   «И я тоже не верю», – подумала Элинор, столь раздраженная тембром ее голоса и назойливой жестикуляцией, что не замечала очень проницательного выражения в светло-голубых глазах леди Элы. Она смотрела только на ее пухлое тело и очень миловидное розовое личико. «Да ты здорова, как бык, ты, ленивая сука», – подумала Элинор.
   – Мужчины часто не разбираются в таких вещах, – заметила она, скрывая свое презрение. – Я обычно предпочитаю вообще не разговаривать о моем здоровье.
   – Легко сказать тому, кто не болеет, – протянула графиня.
   Элинор отметила в ее голосе оттенок гордости и, несмотря на свою неприязнь к этой женщине, ощутила какое-то сочувствие. Плохое здоровье – это было единственное, чем леди Эла могла похвастаться. Элинор подняла глаза и поймала взглядом Изабель, танцующую легко, словно девочка, с Робертом Лестером. Если бы Изабель не была женой Вильяма, который терпеливо учил ее держать себя в руках, насколько это было в ее силах, Изабель стала бы такой же занудой в области религии, как эта женщина в отношении своего здоровья.
   Мелькнувшая в конце зала копна рыжих волос заставила Элинор улыбнуться. Джоанна была на седьмом небе от счастья, беснуясь с другими детьми. Две идеи пересеклись в мозгу Элинор: лучше страдать от скуки, чем от необходимости выделяться плохим здоровьем или чрезмерной религиозностью. Джоанну не нужно учить праздным удовольствиям. Ее следует обучить тому, что было необходимой и значительной частью жизни и что поставит дочь на соответствующую ее достоинствам высоту. Элинор следует подыскать среди гостей подходящую женщину средних лет. Под руководством такой женщины и отца Френсиса Джоанна вполне могла бы управиться с Роузлиндом, пока Элинор. и Иэн поедут в свадебное путешествие.
   – Леди Элинор, – захныкала леди Солсбери, – я спросила вас, вы никогда не болеете?
   – Прошу прощения, мадам, я наблюдала за дочерью. Нет, я никогда не болею.
   – И вас даже не беспокоят месячные?
   – Совсем нет. Откровенно говоря, меня не беспокоили даже роды. Правда, в прошлом месяце мне было трудно ездить верхом, но… – Ее речь оборвалась. К ней направлялся, прижимаясь как можно ближе к стене из страха прикоснуться к благородным гостям и тем самым оскорбить их, старший егерь. – Прошу простить меня, леди Эла, – поспешно сказала Элинор, едва сдерживая нервную дрожь в голосе. – Я вижу моего слугу там, где ему не следует быть, и должна поговорить с ним.
   Несмотря на жалобные протесты, что наказание слуг является делом старших слуг, а не леди, Элинор встала и поспешила к егерю, жестом приказывая ему вернуться к лестнице.
   – Леди, мы поймали его, – радостно сообщил егерь, как только Элинор приблизилась.
   – Кого?
   – Гонца.
   Элинор почти забыла о посланце короля в беспокойных размышлениях об Иэне, но не позволила своему разочарованию в одном деле затмить важность другого.
   – Идем, – коротко сказала она и повела его наверх. Если захвачен действительно гонец короля, ни одно ухо не должно услышать об этом.
   Егерь с любопытством огляделся, когда они вошли в женские покои. Он никогда не был над большим залом и никогда не рассчитывал там побывать, но, кроме инструментов для вязания и ткачества, собранных теперь возле стен, чтобы освободить место для кроватей для некоторых гостей, смотреть было не на что. Все женщины были внизу.
   От роскоши комнаты Элинор глаза его вытаращились. Он остановился в дверях, не решаясь ступить на великолепный ковер, и, когда Элинор нетерпеливо приказала ему идти вперед, его так; поразили мягкость и тепло под ногами, что он почти потерял голос.
   –Ну?
   Резкий вопрос привел его в себя. Он вытащил из-за пазухи бумажный свиток и кошелек и протянул их Элинор.
   – Его одежду и оружие я оставил в своей хижине под охраной одного из воинов. Я побоялся нести это сюда, где так много людей.
   – Правильно.
   На послании стояла королевская печать. Элинор затаила дыхание. В этой части ее плана все прошло великолепно. Она вытащила из кошелька монеты и вложила их в ладонь егеря.
   – Это тот человек, которого я ждала. Больше никаких гонцов не останавливайте. Он надежно охраняется? Узнает ли он кого-нибудь из вас потом?
   – Он связан, как цыпленок для жаркого. И глаза у него завязаны. Может быть, он узнал бы голос Джона Марша, но я так не думаю. Джон прыгнул на него с дерева, тот был оглушен, и мы сразу же завязали ему глаза.
   – Он говорит что-нибудь?
   – Только снова и снова повторяет, что он гонец короля, и угрожает всеми возможными карами, если мы не отпустим его подобру-поздорову.
   – Превосходно. Теперь слушай. Один из вас должен сказать ему, как можно сильнее изменив свой голос, что вы действительно получили подтверждение, что он гонец короля. И поэтому вместо того, чтобы отпустить его, вы попытаетесь получить за него выкуп от хозяйки Роузлинда. Если она заплатит, скажите ему, он будет освобожден. Если нет – он умрет. Он будет уговаривать вас передать мне то послание, которое вы отобрали. Тогда тот, кто станет разговаривать с ним, должен будет рассмеяться и сказать, что леди не заплатит никакого выкупа, если и так получит письмо от короля. Понимаешь? Но пусть этот человек сорвет печать и отдаст письмо леснику, чтобы он принес его мне.
   – Да, госпожа.
   – Слушай дальше. Через пять дней я выхожу замуж. На шестой день – то есть столько, сколько пальцев на руке и еще один – вы скажете гонцу, что выкуп получили. Ну, если он спросит, скажите, что вам заплатили две марки. Вы отнесете его, связанного, куда-нибудь на край леса. Там вернете ему этот свиток, развяжете руки, но не ноги и оставите какую-нибудь жалкую, полумертвую клячу – попросите для этой цели у Бьорна одну из лошадей бандитов. Только ни в коем случае не показывайтесь перед ним в вашей охотничьей одежде. Если потребуется, пусть человек, который будет освобождать его, наденет на лицо маску и…
   Элинор рассмеялась.
   – И пусть будет одет в одежду этого гонца. После этого вещи должны быть уничтожены, и то же касается сбруи его лошади, если она маркирована значком короля или какими-то другими необычными символами. Пусть один из твоих людей спрячет его лошадь. Я потом пошлю кого-нибудь, кто не известен как мой человек, избавиться от нее. Ты должен сделать все очень аккуратно, егерь. Очень, понимаешь? Эти монеты – твои. Когда лошадь будет продана, я отдам тебе ее стоимость, чтобы ты раздал своим людям. И добавлю еще два шиллинга за одежду, которую вы должны уничтожить. Если оружие никак не помечено, его можно отнести на оружейный склад. Если оно узнаваемо, то его следует отнести к кузнецу для основательной перековки.
   Элинор остановилась и еще раз обдумала сложившуюся ситуацию. В глубине мозга она обнаружила, что ее больше беспокоит, где Бьорн и нашел ли он Иэна…
   – Я не упустила чего-нибудь? – спросила она егеря, слишком хорошо понимая раздвоенность своего внимания, чтобы доверять себе.
   – Нет, госпожа, наша задача ясна.
   – Ты знаешь в лицо молодого рыцаря, который приехал с Бьорном и который учил мастера Адама?
   – Да, госпожа.
   – Найди его и скажи ему тихонько, чтобы никто не слышал, чтобы он пришел сюда, ко мне.
   Это была прекрасная возможность убить нескольких зайцев, подумала Элинор, глядя на огонь. Какой хорошей и послушной подданной она продемонстрирует себя, заплатив выкуп в две марки за гонца короля. А теперь, вдобавок к этому, у нее появился шанс проверить сэра Ги, поставив его перед огромным искушением. При этой ее мысли молодой человек уже показался в двери.
   – Войдите, – сказала Элинор. – Вы сдержали свое слово, сэр Ги, и выполняли хорошо и охотно всю работу, какую я возлагала на вас. Теперь, однако, становится все опаснее держать вас здесь среди моих гостей, и у меня есть для вас другое дело. У меня есть лошадь, которую нужно продать подальше отсюда и тайно – точнее, сама продажа не обязательно должна храниться в секрете, но то, что я имею какое-то отношение к ней, не должно разглашаться. Вы можете взять какие-нибудь доспехи похуже, меч, копье, щит и рыжего жеребца. Я дам вам также немного денег. Меня не интересует, куда вы пойдете и какую историю придумаете, лишь бы это было приличное расстояние и вы вернулись сюда на десятый день. Где найти ту лошадь, вам расскажет егерь. Все понятно?
   – Да, миледи.
   Интересно было, что он даже не спросил, почему она хотела избавиться от этой лошади – глупее он или умнее, чем она думала? Если она ошиблась в нем, то обеднеет всего лишь на две лошади – такую цену можно заплатить за слишком большую веру в простодушное лицо. Если она была права, однако, если он не спросил только потому, что его верность была достаточно велика, чтобы выполнять по ее приказу все, правое и неправое, то она приобрела действительно ценного слугу. Если сэр Ги не сбежит, имея оружие, доспехи, деньги и двух достаточно ценных лошадей, он будет поистине человеком чести.
   Вздохнув, Элинор поднялась. Пора было идти и продолжать обмен любезностями с леди Элой. Как это ни ужасно, это было все-таки лучше, чем сидеть и гадать, не канул ли и Бьорн в ту таинственную тишину, которая поглотила Иэна.


   11.

   Элинор несколько часов ворочалась в постели без сна. Бьорн ей сказал, да и она сама знала, что скакать ночью – это не то, что при дневном свете. Тем не менее хоть какое-то известие должно было бы прийти, хотя бы о том, что никаких следов Иэна и его людей не обнаружено. Элинор твердила себе, что она дура. Новости не придут раньше, если она не будет спать. Она решительно закрыла глаза. Спустя мгновение какой-то звук заставил ее вскочить. Ничего, обругала себя Элинор, ничего же не было! Кровать скрипнула, вот и все. Она в отчаянии зажала уши ладонями и легла снова.
   В таком положении она, конечно, долго лежать не могла. Это было слишком неудобно. Элинор ослабила давление ладоней и тут же резко убрала руки.
   –…оставь меня здесь. Не буди леди Элинор, я сказал.
   Голос был такой тихий, что, если бы она спала, а не усиленно прислушивалась к каждому звуку, он не потревожил бы ее. Элинор встала с постели и натянула халат.
   – Но, господин, – услышала она мольбу Бьорна, – госпоже не так-то легко не подчиниться. Она приказала мне разбудить ее с новостями в любое время. Она…
   Элинор зажгла свечку от ночника, стоявшего у кровати, и вышла в переднюю. На одном из стульев сидел Иэн, неловко вытянув вперед левую ногу, а Бьорн стоял, склонившись над ним. Когда она вошла, оба подняли глаза с одинаково смущенным выражением, подобно двум мальчишкам, застигнутым над горшком с медом. Разрываясь между чувством облегчения и гневом, Элинор не могла произнести ни слова. Она лишь тихо прошла вперед и зажгла свечи возле каждого из стульев.
   – Миледи…
   – Элинор…
   Голоса соединились, опять же похожие в своем жалобном тоне. Элинор прикусила губу.
   – Ты можешь идти, Бьорн.
   Она не могла наказать слугу. Он оказался между двумя жерновами. Он не осмеливался ослушаться ни одного из хозяев. Счастье еще, что это был очень редкий случай, когда приказания госпожи и нового господина так диаметрально расходились, как сегодня. Элинор не поворачивалась к Иэну, пока шаги Бьорна не затихли в отдалении. Когда она наконец посмотрела на него, глаза его были закрыты, и даже золотистый свет свечей не придавал тепла его серому лицу.
   – Иэн! Что с тобой?
   – Такая глупость, – вздохнул он. – Я, как беспечное дитя, наступил на камень и вывихнул колено. Ты не поверишь, что такая мелочь может причинить столько боли.
   – Когда это случилось?
   – Почти неделю назад. В тот день, когда прибыл твой гонец с сообщением, что Вильям Пемброкский приехал.
   – Почему же ты не отправил гонца назад? Я приехала бы к тебе. Или послала бы подводу, чтобы тебя привезли домой. Правда, Иэн…
   – Элинор, успокойся! Мне больно, и я не хочу сейчас спорить с тобой о том, что мог бы и должен был сделать. Во-первых, как мог я послать за тобой, если в любой момент могли прибыть еще гости. Достаточно того, что я отсутствовал. Если бы мы оба отсутствовали, это было бы чересчур невежливо. Во-вторых, по правде говоря, я поначалу не допускал и мысли, чтобы меня куда-то везли. Наверное, мне следовало послать кого-нибудь к тебе, чтобы сообщить о происшедшем со мной, но я чувствовал себя таким идиотом!
   Элинор импульсивно наклонилась и поцеловала его. Прежде чем он успел прийти в себя от изумления и удержать ее, она отстранилась. Затем она повернулась к двери в комнату, где спали служанки, и велела им принести бинты и холодную воду. Она приказала также, чтобы разбудили двух мужчин и они наносили скорее побольше холодной воды.
   – Ты сможешь дойти до кровати? – спросила Элинор, пока служанки одевались. – Или мне приказать позвать нескольких слуг, чтобы перенести тебя?
   – До какой кровати? – спросил Иэн в изумлении. Неужели Элинор поцеловала его? Это произошло так быстро, что он уже начинал сомневаться, не показалось ли это ему, когда Элинор просто наклонилась над ним.
   – До моей кровати, – ответила Элинор. – В твоей спит Обри де Вер.
   – Оксфорд?! – вскинулся Иэн. – Что он здесь делает? Ты пригласила его?
   – Он приехал с Солсбери, но я не стала спрашивать, почему. Я только поблагодарила его за оказанную нам честь. Ведь я не могла спросить нежданного и нежеланного гостя, почему он приехал, не так ли?
   – Нет, конечно. Но он сам ничего не сказал? Вероятно…
   – Он, может быть, и собирался это сделать, но я была так озабочена поиском места, где разместить его и его слуг, чтобы ждать разъяснений, которые он, я уверена, дал бы без всяких вопросов.
   – Так вот почему ты так поспешно послала за мной. Да, я понимаю. Спасибо тебе.
   Элинор отправила Бьорна на розыски Иэна совсем не поэтому, но решила не поправлять его, лишь спросив еще раз, как он доберется до постели.
   – Не стоит гонять людей по всему дому и будить всех, – ответил он несколько раздраженно. – Дай мне передохнуть немного, и я сам доберусь туда, но почему бы мне не поспать здесь на тюфяке? По правде говоря, я устал настолько, что готов лечь на каменном полу без всякого тюфяка.
   – Потому, что я не хочу провести всю ночь на коленях, ухаживая за тобой, и потому, что ты болван, если не понимаешь, что это добьет тебя – опускаться на пол, а потом вскакивать, если потребуется. И почему ты не вернулся сразу, как только расправился с бандой? Ничего этого не случилось бы…
   – Сварливая баба!
   Элинор повернулась к нему, слегка побагровев, но он улыбался. Она протянула руку и коснулась его лица.
   – Ты не хочешь иметь сварливую жену? Я беспокоилась о тебе, Иэн, но мне не нравится постоянно посылать за тобой гонцов. Быть может, чем реже ты видишь меня, тем легче у тебя на сердце? Откуда я знаю?
   – У меня на сердце? О моем сердце и речи нет. Оно давно уже…
   Он резко остановился, так как в комнату ворвалась Гертруда с полным воды кувшином в одной руке и полосками ткани в другой. Разумеется, не было никакой причины, почему Иэн не мог рассказать своей будущей жене о любви к ней в присутствии служанки, но он никогда ранее не оказывался в такой ситуации. Все женщины, с которыми он крутил любовь в прошлом, как правило, принадлежали кому-то еще. Предоставить их или себя во власть прислуге было бы и глупо, и опасно. Долгий опыт сдерживал его язык, если он опережал мысли.
   Элинор не могла решить, хочет она услышать продолжение прерванной фразы или нет. Сердце его давно уже – что? Умерло? Отдано? Скажет ли он ей, кому именно? Когда он замолчал, она убрала руку от его лица. С этим движением она решила, что не хочет ничего слышать. В сердце или не в сердце, но в глазах Иэна, даже сейчас, просвечиваясь сквозь боль, было нечто, что давало Элинор больше оснований для веселья, нежели для отчаянния.
   Бедный Иэн. Неужели он веровал в amour courtois? Heужели он посвятил себя какой-то знатной леди и изъяснил свою преданность в тошнотворных стишках? Если так, то его чресла сейчас наверняка вели жестокий спор с его возвышенными чувствами. Но если позволить ему сказать, что он любит другую или не может любить Элинор, между ними возникнет ложь. То, что не досказано, легче забыть.
   – Это не имеет значения, – торопливо сказала она. – Самое главное, что я вижу тебя живым и здоровым. И я продолжаю настаивать, что с твоей стороны было глупо ехать верхом с таким коленом.
   Она взяла ножницы и разрезала его штаны. Колено выглядело ужасно, распухшее и почерневшее. Иэн уныло посмотрел на него.
   – Но утром оно было уже почти нормальное. Я собирался ехать завтра. Должно быть, потому, что пришлось долго скакать.
   – Долго? Разве ты приехал не с северо-западной фермы?
   – Нет. Разве я не рассказывал тебе, что как-то появилась парочка хитрых молодцев, которые, будучи слишком трусливыми, чтобы взять то, что хотели, силой, потребовали дань под предлогом, что сумеют удержать грабителей от нападения. Я приказал тогда управляющему Лонг-Акра схватить их, если они покажутся снова, и он дал мне знать, что они наконец пойманы. Я отправился в Лонг-Акр как раз перед прибытием твоего посыльного, и он последовал за мной – именно поэтому все так затянулось. Тех двоих нужно повесить. Я привез их с собой и отправил в городскую тюрьму. Я был уверен, что у тебя здесь не найдется места еще и для пленников. Кстати, что ты сделала с сэром Ги?
   – Взяла его на службу. А разве ты не этого ожидал от меня? Что я еще могла сделать с таким простодушным малым? Пока что я отправила его в укрытие. Ты ведь слышал его историю? Боюсь, как бы кто-нибудь из гостей не узнал его в лицо.
   Пока они разговаривали, Элинор поставила тазик перед его ногой, положила ему на колено толстую подушечку и полила сверху холодной водой. Иэн вздохнул с облегчением и закрыл глаза. Он оказался прав, доверив ей разобраться с делом сэра Ги. Их брак будет прекрасен, если только…
   Что ж, она не дала ему закончить, когда он хотел сказать, как давно любит ее, но и не отстранилась от него. Что-то он должен был спросить – что же? Ах, да, королевский гонец. Он с трудом поднял тяжелые веки, но перед ним стояла Гертруда, держа кувшин так, чтобы прохлада медленно текла по его пульсирующему колену. Чуть позже Иэн проснулся с криком боли, когда подняли стул, на котором он сидел, но нога уже была крепко привязана к доске, и боль сразу прошла. Он помнил, как пробормотал что-то про блох, и Элинор что-то ласково ответила. Постель была мягкой и теплой, как в раю. Иэн спал.
   Утро принесло замешательство и минутную панику. Судя по пышным занавескам вокруг, он лежал в постели какой-то благородной дамы – но какой? Когда Иэн окончательно встряхнулся от сна, память расчистилась, и паника перешла в раскатистый смех. Элинор раздвинула занавеску.
   – Приятный звук с утра пораньше.
   – А ты приятное зрелище с утра пораньше.
   – Как ты галантен! Но ты рассмеялся еще до того, как увидел меня. Почему?
   Иэн помолчал в нерешительности, потом усмехнулся.
   – Потому что я поначалу не мог вспомнить, в чьей постели оказался… А вспомнить это утром – первейший долг всякого благородного мужчины.
   Элинор радостно хихикнула. Это был первый знак для нее, что Иэн не ханжа и не гордец.
   – Негодяй! Что ж, тебя больше не будет мучить этот вопрос, если, конечно, ты хочешь остаться при той штучке, которая делает постель не только местом для сна.
   – Элинор!
   – А ты думал, что я не могу быть ревнивой женой? – с вызовом спросила она. – У меня не слишком-то обходительная натура.
   Несколько удивленный этим неожиданным признанием, Иэн нашел в себе силы только прошептать:
   – Никогда бы не догадался, если бы ты не сказала мне.
   – Я так и думала, – торжественно заявила Элинор, откидывая одеяло, чтобы взглянуть на колено Иэна. – Мой нрав обычно такой мягкий и уступчивый, что я сочла необходимым предупредить тебя. – Покосившись, Элинор не встретила негодующего взгляда, как ожидала. Она недооценила своего оппонента.
   Иэн охотно согласился с очень ласковым выражением на лице:
   – Разумеется. Разве я не испытал на себе всю твою бесконечную доброту? Я знаю тебя такой ласковой и любезной, что одно-единственное сердитое слово в твоих устах – слишком тяжелое наказание для меня. Мне, конечно, печально слышать о твоей ревности, но, поскольку ты так послушна, так добродушна во всех других отношениях, я должен примириться с этим маленьким недостатком.
   Элинор, побитой на своем собственном поле, оставалось только рассмеяться. Она с облегчением увидела, что опухоль на колене значительно спала, хотя сине-черно-зеленая расцветка стала вроде бы еще ярче. Очень осторожно она пощупала коленную чашечку. Иэн напрягся, но не отдернулся и промолчал. Насколько можно было судить, кость была цела. Это была очень приятная новость. Иэн признался, что ощупывал колено сам два дня назад, но ничего не разобрал.
   Затем их оживленная беседа возобновилась. Элинор предложила Иэну оставаться в постели – он в ответ заявил, что ему нужно раздеться и вымыться, даже если это будет стоить ему жизни. Хотя Элинор знала, что стояла на краю пропасти, его потребность была понятной. Кожа его уже трескалась от грязи, в волосах кишели вши, а зловоние от него возносилось до небес – даже для привыкшего ко всему носа Элинор. Предложение Иэна победило.
   Путешествие от кровати до ванны и обратно, по-видимому, не принесло вреда, даже невзирая на то, что ему пришлось слегка подогнуть ногу в ванне, так что, когда Иэн, воодушевленный успехом, заявил, что спустится к гостям, это не показалось таким уж неразумным.
   – Ты же понимаешь, что я должен, – настаивал он, предвидя возражения Элинор. – Я же не могу попросить, чтобы то тот, то другой поднялись сюда поговорить. Каждый из них будет думать, а что другой сказал, и к тому же это породит нездоровые сплетни, которые дойдут до короля, – кто-нибудь обязательно донесет их. А если такие важные персоны вместе покинут компанию неведомых нам доносчиков, будет еще хуже.
   Был достигнут компромисс. Элинор наложила ему шину, чтобы нога не сгибалась в колене, и, кроме того, он согласился пользоваться тростью. С этими мерами предосторожности и при помощи двух слуг покрепче он спустился вниз как раз вовремя, чтобы разделить с гостями завтрак. Естественно, появление Иэна было встречено громкими и грубыми шутками насчет его желания отказаться от холостого состояния в пользу семейного блаженства. Последовало несколько предложений занять его место, а Элинор уговаривали отказаться от такого нерадивого жениха в пользу более пылкого.
   К вящей радости всей компании, на защиту будущего отчима бросился Адам. Он вскочил из-за детского стола и гордо провозгласил, что лорд Иэн хочет жениться на его матери. Лорд Иэн сам так сказал, а он не лгун. Более того, задиристо настаивал Адам, лорд Иэн был занят по делам его мамы и именно поэтому задержался.
   Голос Иэна, серьезно поблагодарившего своего пылкого защитника, перекрыл приглушенные звуки, которыми добродушные гости пытались придушить свой смех. Вполне удовлетворенный своей победой, Адам вернулся на место, и на этом подобные шутки прекратились. Какими бы колкостями ни осыпали друг друга собравшиеся, немногие из них были направлены на жениха и невесту. Поскольку даже если и существовала какая-то напряженность, которую легче всего было бы снять шуткой, никто не хотел еще раз дразнить детей Элинор.
   К сожалению, следующий поток юмора оказался не таким безобидным. Все началось достаточно невинно, когда Роберт Лестерский, покручивая между ладонями кубок с вином, поблагодарил Иэна за оказанный им прием. Иэн недоуменно приподнял бровь, не зная, было ли это искренним комплиментом в адрес Элинор или прелюдией к какой-то дерзости.
   – Меня особенно впечатлило богатство стола, – невинно произнес Роберт в ответ на настороженный полувопросительный взгляд Иэна, – потому что если бы вы задержались со своей свадьбой на несколько недель, боюсь, не нашли бы возможности так щедро угостить нас едой и напитками.
   Иэн переглянулся с Элинор. Неужели Роберт знает о замысле короля Джона против нее? А если так, откуда он знает?
   – Вы, должно быть, считаете меня бедной вдовушкой, так плохо подготовившейся к зиме, что я не смогла бы накормить моих гостей, – ответила Элинор со смехом.
   – Леди Элинор, я имел в виду вовсе не это. И вы понимаете меня, – ответил Лестер более серьезно, чем хотелось бы Элинор. – Я гостил здесь довольно часто и хорошо знаю ваше беспримерное умение встречать гостей. Однако вы не могли бы накормить гостей тем, что было бы у вас отобрано ради обогащения чужого кармана.
   – Никто не может отобрать… – начала было Элинор, ощетинившись, но Иэн остановил ее, накрыв руки ладонью.
   – Вы пытаетесь оскорбить меня, Роберт? – спросил он, усмехаясь. – Я никогда не знал, что вы можете быть так злы или что вы способны добавлять позора уже пострадавшему человеку только потому, что я стал жертвой детского трюка и повредил колено…
   – Нет, – протянул Лестер, – я вовсе не думаю, что поврежденное или даже сломанное колено могло бы помешать вам защитить вашу собственность. Но не против одной-единственной силы. Я слышал – из надежного источника, – что король собирается потребовать тринадцатую часть наших владений, когда вернется в Англию.
   Замер не только высокий стол, но и все столы, за которыми сидели вассалы и кастеляны. Слова еще шептались за самыми нижними столами, все дальше и дальше по залу, но тишина настигла и их. Это касалось каждого, вплоть до крепостных, которые хоть и не присутствовали здесь, но в конечном счете платили за все. Глаза на понурых лицах не смотрели в сторону Лестера, сидевшего через три человека от Иэна слева от своей жены, которая, согласно протоколу, следовала за лордом Гвенвинвин и Джоан. Все смотрели на графа Солсбери, который находился по правую руку Элинор.
   Он пожал плечами.
   – Я не могу отрицать, что были какие-то разговоры об этом. Но что было решено, я не знаю. Жена прислала срочное письмо, требуя моего возвращения домой.
   – Я была очень больна, – подтвердила хнычущим голосом сидевшая рядом с мужем леди Солсбери. – У меня так колотилось сердце, так болели глаза и кружилась голова, что я не могла оторваться от подушки.
   Элинор не сомневалась, что Солсбери получил такое письмо. Вероятно, он получал такие письма не реже, чем два или три раза в неделю. Возможно, подумала Элинор со вспышкой радости, она переоценила добродушие Солсбери. Было бы непростительно не воспользоваться таким хорошим предлогом, чтобы покинуть короля: когда Солсбери хотел быть рядом со своим сводным братом, он спокойно выбрасывал письма леди Элы в огонь, когда же он хотел уехать, ему достаточно было представить ее патетическое обращение.
   Однако все это менее относилось к существу дела, нежели то, почему именно Солсбери оставил Джона. Возможно, он приехал из Франции раньше из любви к Иэну, чтобы почтить своим присутствием его свадьбу и тем самым смягчить гнев Джона. Безусловно, его беспокойные вопросы насчет хромоты Иэна были искренними. Но, может, Солсбери приехал, чтобы смягчить шок от нового налога?
   – Конечно, это не имеет значения для меня, – заметил лорд Гвенвинвин. – Тринадцатая часть от ничего – так и будет ничего. Северный Уэльс – бедная страна, и любой человек, который хочет получить тринадцатую или любую другую часть от ее диких стад, пусть приезжает и охотится за ними по горам. И все же я посылаю моих людей на охоту до войны, а не после. Деньги нужны для сражения, а не для мира. Насколько я знаю, король к тому же имел большой успех в этой нынешней кампании. Неужели не было никакой добычи?
   – Гвенвинвин, – прошептала Джоан, – не будь таким вредным. Сейчас не время и не место создавать проблемы.
   – Большой добычи и не могло быть, – раздался справа от леди Солсбери глубокий голос Вильяма Пемброка. – Поскольку земли принадлежали ему с самого начала, король. не мог получить никакой выгоды, ограбив их.
   Солсбери опустил глаза.
   – Это великодушно, Пемброк, – заметил он.
   – Именно так, – сдержанно ответил Вильям.
   – И все-таки он должен был получить богатый выкуп, – произнес Лестер. – Я слышал, что Монтобан был битком набит знатью Филиппа.
   – Вы слышали правильно, но выкуп идет не королю, за исключением скромной доли, – миролюбиво уточнил Иэн. – Я тоже получил свою часть, как и все, кто принимал участие в штурме.
   – Что ж, все это правильно, – согласился Лестер. Он уже высказал свое мнение и не желал далее смущать хозяев.
   – Очень мило с вашей стороны, – торопливо произнесла Элинор, пока никто не успел поднять очередную щекотливую тему. – Теперь, когда я это знаю, я заставлю всех вас отработать свой обед. Мой егерь сообщил мне, что примерно в миле или в двух отсюда в моем лесу обнаружен прекрасный кабан. Кто отправится со мной, чтобы доставить его к столу?
   Хор одобрения заглушил изумленное восклицание Иэна:
   – Ты же не намерена охотиться на дикого кабана?
   – Ну конечно, нет, – негромко уверила его Элинор. В другой раз она могла бы еще поддразнить его, настаивая, что обязательно отправится на охоту с мужчинами хотя бы для того, чтобы посмотреть, в какую ярость он придет прежде, чем сообразит, что она шутит, – но это было возможно наедине. – Мне придется сопровождать гостей во время охоты, но обещаю, что не сойду с лошади.
   – И не стой слишком близко. Если раненый кабан разъярится, он способен разделаться с лошадью так же быстро, как с человеком. Черт! Какого же я дурака свалял, не удержавшись на ногах, словно грудной ребенок!
   – Не волнуйся так, любимый, – прошептала Элинор. – Возле меня будут мои охотники. Со мной ничего не случится.
   У Иэна не было времени ни ответить на ласковые слова Элинор, ни еще раз предупредить ее быть осторожной. Предложение поохотиться скомкало окончание завтрака. Мужчины одним глотком осушили то, что оставалось в их кубках, если не напились до сих пор, и дожевали остатки хлеба с сыром, если еще не наелись. А большинство просто оставили все на тарелках и вышли из-за стола, чтобы тут же надеть плащи или сменить парадные наряды на более простые.
   Солсбери задержался на мгновение и, склонившись над Иэном, прошептал:
   – Я разговаривал с Джеффри. Иэн, я не могу высказать, в каком глубоком долгу я перед вами. Только попросите, и я отдам вам все, что имею, включая мою жизнь. Он совершенно переменился.
   – Вы несправедливы к своему сыну, – ответил Иэн. – Он остался таким, каким и был. Он храбрый и стойкий мальчик. Я ничего не сделал для него, кроме того, что сделал его счастливее. И немножко подучил владеть мечом и ездить верхом. Мы квиты, Вильям. Я дал вам более счастливого сына, а вы дали мне оруженосца, которому я могу доверять в самой трудной ситуации. Вы ничего мне не должны.
   Солсбери покачал головой.
   – Я не буду спорить с вами. Я сказал то, что я чувствую, и то, что хотел сказать. Но есть кое-что еще, о чем я хотел бы поговорить с вами. Мне хотелось бы остаться, но если я это сделаю, слишком много любопытных глаз будут следить за нами. Просто скажите мне, кто такая леди Джо-анна?
   – Джоанна? Моя дочь, то есть я хочу сказать – дочь Элинор. А что?..
   К удивлению Иэна, Солсбери разразился хохотом и так сердечно хлопнул его по спине, что тот ухватился за колено. Когда Иэн разжал зубы, не зная, что больше ему причинило боль – незажившая рана на спине или колено, – Солсбери уже ушел. Элинор тоже вышла вместе с другими наиболее склонными к приключениям дамами переодеться. Иэн выругался про себя и, подозвав слугу, приказал отодвинуть лавку, чтобы он мог встать на ноги. Сильная рука подхватила его под мышки и почти безболезненно перетащила через лавку.
   – Спасибо, – пробормотал Иэн, поворачивая голову, чтобы разглядеть, кого он благодарит, и едва сдержал возглас изумления. – Лорд Оксфорд, еще раз благодарю. Кроме того, я должен поблагодарить вас за то, что вы оказали нам с Элинор честь, приехав на нашу свадьбу.
   – В этом нет нужды, – заметил Обри де Вер со смущенной улыбкой. – Это скорее я должен благодарить вас и вашу добрую хозяйку за столь любезный прием незваного гостя. Дело в том, что я запоздал с совершенно необходимым визитом к Солсбери, и, когда наконец добрался до него, он уже седлал коней, чтобы ехать сюда. Естественно, он вернулся. Но когда он услышал о моем деле, то предложил отправиться сюда вместе с ним. Я отказывался, не будучи приглашенным, но Солсбери сказал, что он полагает, что обладает достаточным кредитом доверия у вас, чтобы выкупить мое прощение.
   Иэн рассмеялся.
   – Ни вы, ни он не нуждаетесь ни в каком прощении. Если бы я знал, что вы не откажетесь, я бы пригласил и вас. По правде говоря, мы ограничили число приглашенных, чтобы не подвергать наших гостей опасности. Саймон, как вы знаете, не был любимчиком короля. Джон хотел, чтобы Элинор вышла замуж за одного из его прихвостней, и был не слишком доволен, когда ее взял Саймон. Я не знаю, почему бы королю возражать против нашего брака, но если он почувствует, что мы каким-то образом обманули его ожидания…
   – Зачем создавать трудности вашим гостям? Да, я понимаю.
   Пока они разговаривали, Оксфорд помог Иэну занять стул возле камина. Служанка, собиравшая со стола в корзину объедки, которые будут розданы затем беднякам у ворот замка, подала скамеечку для ног. Однако она так явно боялась прикоснуться к ноге Иэна, что Оксфорд сам наклонился и аккуратно приподнял его ногу.
   – Не стоит, милорд, – запротестовал Иэн.
   – Вдс долго будет связывать ваша нога? – спросил Оксфорд, игнорируя вежливое возражение Иэна. По его тону было ясно, что вопрос был задан не из вежливости, а по делу.
   – Надеюсь, что нет, – искренне ответил Иэн. – Опухоль и боль уже практически исчезли. Элинор говорит, что кость не сломана. Вероятно, это означает неделю или две.
   – Я счастлив слышать это. Хотя даже месяц или два не слишком повлияли бы на ситуацию.
   – У вас есть какое-то дело для меня, милорд? – осторожно спросил Иэн.
   – Назовем это скорее некоторым предприятием, в котором вы можете пожелать принять участие.
   Если Вильям Солсбери знал об этом, это не могло быть изменой. Обри де Вер, насколько Иэн знал о нем, считался честным человеком. Однако потребность обсуждать какое-то предприятие так поспешно и так приватно, чтобы ради этого прибыть без приглашения на свадьбу, разбудило сильные подозрения в Иэне.
   – Если вы предлагаете, я, конечно, мог бы, – вежливо сказал он. – Но разве вы не хотите поохотиться? Мы побудем здесь еще около двух недель, и я не хотел бы препятствовать вашим развлечениям, если у нас и так будет достаточно времени поговорить.
   – Я способен быть достаточно невежливым, чтобы приехать на вашу свадьбу без приглашения, но я не такой невежа, чтобы предлагать военное предприятие в чужом доме, не поставив в известность и не получив разрешения хозяина. Я пропущу эту охоту, чтобы изложить вам свое дело. В любом случае я не так молод, чтобы ставить охоту на первое место. Если вы не будете возражать, я предложу то, что планирую, тем из ваших гостей, кто, по нашему мнению, мог бы заинтересоваться этим и принести пользу. Если вы не согласитесь, мы поставим точку на этом деле – я буду всего лишь вашим гостем.
   Элинор быстрым взглядом осмотрела внешний двор, затем глянула на небо. Все казалось превосходным. Собаки лаяли от удовольствия, натягивая поводки, охотники выглядели не менее радостными и счастливыми. Погода была идеальной. Последние несколько дней дождя не было вообще, и было достаточно прохладно, так что земля оставалась сухой и твердой. Вильям Пемброк следил за раздачей копий для охоты и призывал гостей Элинор к хотя бы какой-то видимости порядка.
   К счастью, он достаточно охотно взял на себя руководство. Именно эта часть охоты более всего волновала Элинор. Она хорошо представляла себе, что нужно делать, но не думала, что знатным охотникам доставит удовольствие подчиняться указаниям женщины.
   Когда вся компания пересекла подъемный мост и несколько ускорила шаг, выехав на открытое пространство, Элинор покинуло напряжение хозяйки дома, сменившись азартом. Это было гораздое более приятное, радостное чувство ожидания опасности и восторга. Собаки были пока еще связаны, но безумно рвали поводья и с такой силой тащили державших их охотников, что некоторые лошади перешли с рыси в легкий галоп, чтобы сохранить темп. Было бы легче спустить собак, но людям был обещан кабан, а воздух был так чист и наполнен таким количеством разнообразных запахов, что собаки легко могли броситься за какой-нибудь лисой, зайцем или оленем.
   Дичи было полно, поскольку из-за болезни Саймона и занятости Элинор никто не охотился в лесах Элинор уже почти два года. Время от времени Элинор приказывала егерям доставить ради возбуждения аппетита у Саймона олени-ху, молодого олененка или дикого поросенка, но в целом зверье разрасталось без особых тревог.
   Охотники въехали в узкую полосу леса, и почти сразу одна из собак опустила голову и принялась лаять. У Элинор участилось дыхание – она так давно не бывала на охоте. Спустили одну ищейку, потом еще нескольких. Егеря, решив, что ищейки взяли правильный след, дали сигнал спускать всех остальных собак. Тут же начался бедлам. Даже гончие начали лаять, настолько силен был запах дичи. Лошади рванулись по стопам гончих, Элинор тоже погнала свою черную кобылу вместе с остальными.
   – Осторожней, Элинор! – крикнул Вильям, поравнявшись с ней.
   Но Элинор была не в настроении осторожничать и хлестала свою Бархатку только от возбуждения, поскольку кобыла и так летела во весь дух без всякого понукания. Когда первая эйфория прошла, собаки несколько успокоились – ищейки продолжали лаем привлекать за собой охотников, но гончие мчались молча.
   Это была опасная гонка. Лошади в тесноте толкали друг друга на деревья, и низкие ветви раздирали одежду и царапали в кровь кожу. Элинор рассмеялась от захватывающего дух ощущения опасности, когда у нее сорвало головной убор. Окажись ветка потолще, она вполне могла сломать себе шею или вывалиться из седла. К счастью, головной убор остался неповрежденным. Она нетерпеливо подняла его, надела на голову, но тут же снова сняла. Ленты, связывавшие ее косы, каким-то образом запутались в ткани платка, и она безжалостно распустила и их тоже. Ее длинные черные волосы знаменем развевались за ней на скаку, делая ее похожей на какую-то дикую менаду.
   Внезапно тишина разорвалась взрывом звуков – мастиффы, гончие и борзые захлебнулись от лая: они заметили вепря. Знатные охотники криками подбодрили собак и пришпорили лошадей. Элинор увидела, как один из мужчин налетел на тяжелый сук и упал с седла. Завороженная пылом охоты, она даже не повернула голову, чтобы рассмотреть, кто это был. По какой-то причине кабан решил не стоять на месте, а бросился бежать. Элинор услышала хруст позади себя. Какая-то лошадь упала. Ни о чем и ни о ком не беспокоясь, крича и натравливая собак, вся кавалькада бросилась вдогонку за жертвой.
   Затем тявканье ищеек сменилось яростным лаем, который сообщал новую информацию. Вепрь остановился. Когда всадники подскакали ближе, они смогли различить возбужденный лай гончих. Мужчины одобрительно закричали и соскочили с лошадей, механически проверяя на бегу крепления распорок на копьях, специально предназначенных для охоты на кабанов. Если поперечины, прикрепленные примерно в восемнадцати дюймах от наконечника копья, слетят, то вепрь бросится, игнорируя оружие, прямо на человека.
   Боль не сдерживала натиск зверя – она, казалось, лишь стимулировала его яростные попытки расправиться с нападавшими. Затем руки охотников как по команде освободили ножи в ремнях. Имея на конце копья яростно сопротивляющуюся тушу в двадцать стоунов весом, охотник рисковал получить от собственного ножа тяжелую рану или даже смерть.
   Не без труда Элинор сдержала аллюр своей кобылы, но не остановилась совсем. С горящими глазами она позволила Бархатке неторопливо двигаться вперед. Другие женщины отстали, но она слышала шорох их лошадей в кустах. Этот звук не заинтересовал ее – она душой рвалась вперед, наблюдая за перемещениями ищеек, которые то бросались вперед, то отступали, лая все громче. Большие собаки вели себя более решительно, совершая угрожающие прыжки. Одна, самая смелая, даже на секунду вцепилась зубами в лопатку дикого зверя. Вепрь дернул головой, сверкнув трехдюймовыми клыками, и собака с визгом покатилась по земле.
   Умышленно или случайно, но зверь был выбран великолепный. Ни один человек не стал бы недооценивать ум огромных диких кабанов. На месте, где упал старый дуб, имелась крошечная полянка, и этот монстр нашел себе там убежище за толстенным стволом и вздыбившимися вверх корнями. Слюна, стекавшая из его пасти, окрасилась кровью, и он издал кашляющий звук, который больше походил на рык, нежели на визг боли. В маленьких красных поросячьих глазках не было страха, одна лишь злоба. Разинув пасть, он потряс головой, разбрызгивая пену через поляну и на лающих собак.
   Собаки тоже не испытывали страха.
   – Держите его, ребятки, держите! – в возбуждении закричала Элинор. Она не думала, что собаки нуждались в предостережении – просто ей самой хотелось покричать.
   Мужчины окружили полянку кольцом. Каждый опустился на одно колено, уперев копья в землю и приподняв наконечники примерно на двадцать дюймов. Основная сила удара животного в таком положении уйдет в землю. В этот раз охотники сгруппировались довольно плотно, так как свободного места было мало, но даже если бы они расположились шире, это ничего бы не изменило. Редкий кабан пытается прорваться через охотников, чтобы спастись бегством. Инстинкт этого животного – атака. Охотникам зачастую не приходилось и побуждать зверя. Лай и прыжки собак и крики людей и так достаточно заряжали зверя ненавистью и отвагой.
   Судя по всем признакам, этот кабан был уже готов к нападению. Он тряс головой, фыркая и роя землю острыми копытами. Короткий бросок зверя настиг большого мастиффа, недостаточно прыткого из-за своих размеров. Собака перелетела через спину кабана с распоротым животом и повисла, трепыхаясь, на торчавшем из земли корне. Кровь хлынула потоком из умирающего мастиффа, заливая спину кабана и приводя остальных собак в бешенство. Одна из гончих вскочила на ствол упавшего дерева, оттуда прыгнула на спину кабану и, укусив, отскочила в сторону. Вепрь взвизгнул от ярости и бросился, мотая головой, вперед, расшвыривая визжащих и окровавленных собак во все стороны.
   Места было маловато, поэтому кабан не мог развить настоящую скорость. Тем не менее Элинор застыла в страхе и восхищении. С красными глазами, огненной пастью и огромными белыми клыками животное, казалось, неслось прямо на нее. Она знала, что ей нужно поскорее развернуть лошадь и удирать, но она не могла. Все, что она могла – это обругать себя за то, что у нее нет с собой оружия..
   – Копье! – крикнула она. – Дайте мне копье! Кто-то сунул копье ей в руки, но даже когда ее пальцы сжались на древке, финальная сцена этой драмы разыгралась на достаточно безопасном расстоянии от нее. Кабану стоявшие на коленях мужчины в ярких куртках показались гораздо более привлекательной целью, чем тощие черные ноги кобылы. Голос Элинор также не прельстил зверя. Кричали все: некоторые мужчины выкрикивали оскорбления, некоторые – одобрения в соответствии со своим характером.
   – Иди, миленький, иди сюда! – кричал Лестер, отчаянно размахивая правой рукой.
   – Сюда, свинячий сын! – орал Пемброк. Лорд Ллевелин, находившийся возле Лестера, словами не пользовался. Он издал звук, очень похожий на крики самого кабана, и именно к нему, опустив голову и подняв хвост, бросился взбесившийся зверь. По пути он чуть свернул в сторону и оказался между Лестером и Ллевелином, так что его не могло достать копье ни одного, ни другого. Душераздирающий женский крик перекрыл все звуки на поляне. «Джоан!»– подумала Элинор, задохнувшись от ужаса, и устремила кобылу вперед. Вместе с ней вперед бросились егеря. Кабан не искал свободы; в какую-то долю секунды он снова повернул и бросился на лорда Ллевелина, не защищенного с правой стороны.
   Не было никаких шансов надеяться, что ее лошадь и егеря смогут предотвратить то, чего боялась Элинор. Они бросились вперед лишь в надежде отогнать зверя от его жертвы до того, как тот успеет окончательно расправиться с ней. Однако с валлийцем ничего не случилось: ему на своих холмах приходилось охотиться за кабанами в одиночку при помощи лишь нескольких собак. Когда зверь повернулся к нему, Ллевелин вскочил на ноги. И когда тот дернул головой, чтобы ударить его клыками, он просто прыгнул ему на спину, изо всех сил вонзив под лопатку копье, которое прошло в самую глубь груди. Нож уже был в его свободной руке, но ему не пришлось наносить смертельный удар в горло зверю. Кровь хлынула из носа и рта вепря, и он упал на колени.
   Крик, от которого затряслись ветви деревьев, вырвался из глоток охотников. Пемброк поднял охотничий рог, чтобы протрубить победу. Люди и собаки бросились к кабану и лорду Ллевелину. Одновременно раздался тяжелый треск ветвей с другой стороны погибшего дерева. Собаки обезумели, разрываясь между жаждой цапнуть окровавленную тушу и желанием броситься на другую сторону поляны за следующей жертвой. – Берегись! – закричали егеря.
   Гости растерянно обернулись. Из укрытия в ветвях поваленного дерева показалась огромная свинья с тремя молоденькими поросятами. Элинор услышала, как вскрикнул один из мужчин, когда маленький чертенок пропорол ему ногу. Вильям Солсбери бросился к нему на помощь, пронзив копьем туловище поросенка, чтобы не позволить ему наброситься на упавшего человека еще раз.
   Хотя кабанчик весил не более семи стоунов, сила его была огромна. Удар, нанесенный копьем, не принес мгновенную смерть, и поросенок, безумно повернувшись на месте, вырвал копье из руки Солсбери, и древко сбило с ног спешившего на подмогу сэра Джона д'Алберина. Только двое кастелянов Саймона, следовавшие за сэром Джоном, наконец пригвоздили умиравшего поросенка к земле.
   Пемброк в это время пробил свинью копьем насквозь, но угол удара был рассчитан неверно. Копье не задело жизненно важные органы, а древко сломалось в его руках, когда он пытался удержать гигантское животное. Вперед с ножом в руке бросился егерь, но был сбит с ног. Элинор отвела кобылу вбок и тоже нанесла удар, когда свинья отшвырнула плечом Пемброка. Копье вошло в жирную шею, посредине между лопатками и головой, как в масло. Элинор изрыгнула проклятие, полагая, что она тоже промахнулась, но в тот же момент между ног животного фонтаном забила кровь. Элинор случайно задела яремную вену, а сила самой свиньи заставила эту вену лопнуть.
   Лестер, который стоял дальше других от того места, где появилась свиноматка с поросятами, имел достаточно времени, чтобы осмотреться. Он сумел улучить момент и поразить второго поросенка одним ударом. Это, однако, вынудило его отбиваться от нападения третьего одним лишь охотничьим ножом. Чуть согнувшись, Лестер нанес удар снизу вверх. Он не попал в горло, как надеялся, но в достаточной степени сумел сдержать натиск поросенка, чтобы подоспевший сэр Джайлс Айфордский смог прикончить его.
   Страшный хаос из визжавших свиней, лаявших собак, кричавших людей и физического насилия стал затихать. Все остановились, тяжело дыша и оглядывая маленькую полянку, заваленную тушами. Повсюду лежали мертвые собаки и мертвые кабаны. Раненые люди стонали и пытались встать. Пемброк провел окровавленной рукой по лицу и, поднявшись на ноги, ошарашенно посмотрел на Элинор. И постепенно его вымазанное кровью лицо расцвело блаженной улыбкой.
   – Я думаю, – сказал он, усмехнувшись, – теперь мы действительно можем протрубить победу? Мне следовало бы знать, что охота на кабана, которую устраиваешь ты, не может быть скучной, как и все остальное. Я могу трубить? Или нас в твоем лесу поджидают еще какие-нибудь сюрпризы?


   12.

   Xотя Элинор упорно и настойчиво отрицала свою причастность к происшествию с дикой свиньей, она в душе была рада, что это произошло. По крайней мере, не нужно было подыскивать безобидные темы для беседы во время обеда. Никто не интересовался ничем иным, кроме охоты. Описывался и анализировался каждый удар копытом, копьем и ножом. Когда торжественная процессия с лордом Ллевелином впереди внесла в зал голову кабана, замечательный подвиг валлийца был воспет бардом, а Оуэн торопливо переводил слова тем гостям, которые не понимали по-валлийски. Затем Элинор была представлена голова свиньи.
   До этого момента Иэн был очень молчалив, частью оттого, что с большим интересом прислушивался к подробностям охоты, в которой ему не довелось участвовать, частью оттого, что не решался заговорить с Элинор, не доверяя своей сдержанности. Она вернулась с охоты растрепанная, с распущенными волосами, в которых запутались веточки и листья, и вместе с другими дамами сразу же ушла привести себя в порядок.
   Этот порядок оказался настолько великолепным, что Иэна сдерживало от бурных эмоций лишь присутствие толпы гостей. Избавившись от своего Изорванного и пропыленного платка и вымазанного в крови платья для верховой езды, Элинор сбросила с себя образ озорной девчонки и даже образ той очаровательной и живой молодой женщины, которую Иэн всегда знал. Наряженная в мягкую темно-зеленую тунику и богато вышитый золотом жакет, с несколько отяжелевшими от усталости глазами и подкрашенными в стиле холодной и опытной женщины губами, она неожиданно предстала перед Иэном в образе страстной зрелой соблазнительницы. Он не знал, куда девать глаза, чтобы не выказать, как отчаянно он хочет обладать этой женщиной.
   Представление головы свиноматки добавило к бурлящему вожделению еще и чувство потери той Элинор, которую он знал, которая, казалось, теперь должна была исчезнуть, и ужас при воспоминании о ее безрассудстве, небрежении своей безопасностью ради этой головы. Совершенно забывшись, Иэн стал кирпично-красным и взревел:
   – Элинор! Ты же поклялась мне, что не будешь охотиться!
   – Я должна была просто сидеть и наблюдать, как зверь топчет и рвет на части моих друзей и гостей, не пошевелив пальцем, чтобы помочь им? – вспыхнула Элинор, отозвавшись в ничуть не более сдержанном тоне, чем тот, в каком говорил Иэн.
   Мужчины за высоким столом засвистели, захлопали в ладоши и затопали ногами, натравливая хозяина и хозяйку друг на друга подобно тому, как подбодряют дерущихся собак. Это, естественно, заставило спорящих обратить все в шутку, но воинственный огонек в двух парах глаз до конца не угас. Правила этикета требовали, чтобы подобные схватки велись в уединении, и они еще померяются силой в подходящее время и в подходящем месте.
   Однако этой ночью, когда Иэн и Элинор поднялись наверх, их бой не имел продолжения. Иэн довольно грубо выгнал слуг, которые помогли ему подняться по лестнице и довели его до передней в апартаментах Элинор, и закрыл дверь в главную комнату.
   – Ты мог бы позволить им уложить тебя в постель, – возразила Элинор. – Я вполне могу разговаривать с тобой и когда ты лежишь. Ты выглядишь усталым, и у тебя, наверное, разболелась нога?
   – Сегодня я не буду спать в твоей постели, Элинор, – глухо произнес Иэн.
   Если он ляжет здесь еще на одну ночь, на эти простыни, пропитанные сладковатым чудным ароматом – розы и чего-то еще, – который Элинор втирала в свое тело, он вообще не уснет.
   – Для меня будет достаточно выдвижной коечки вон там. – Он мотнул головой в сторону комнаты, где обычно спали служанки Элинор. – Не спорь со мной, – добавил он резко. – Мне не понадобится этой ночью никакой уход. Однако, прежде чем пойти спать, я должен рассказать тебе кое-что. Оксфорд, как ты могла бы заметить, если бы не была так увлечена охотой на свиней, не участвовал в вашей потехе.
   – Во-первых, я не клялась, что не буду охотиться. Я сказала только…
   – Сейчас это неважно, – не совсем искренне сказал Иэн. – Оксфорд, как мы оба знаем, приехал сюда с определенной целью, и он изложил мне эту цель, пока вас не было. Что делается на твоих ирландских землях, Элинор?
   – Что не делается скорее? – с неудовольствием заметила Элинор, сразу же оставляя личный спор в пользу дела. – Мой старший вассал там – некий сэр Брайан де Марнэ, и до последних трех лет никаких проблем у нас там не возникало. Те земли никогда не приносили большого дохода. Люди невежественные, и страна большей частью дикая. Саймон ездил туда – дай-ка вспомнить, да, это было перед самым рождением Джоанны, – чтобы посмотреть, почему так много земли приносит так мало дохода. Он там был хорошо встречен и убедился, что сэр Брайан выглядит достаточно преданным и действительно не может выжать из этой земли больше, если не хочет принести больше вреда, чем пользы. Затем наш дорогой король назначил в качестве наместника этого мерзавца Мейлера ФицГенри, и все пошло наперекосяк. Он довел малопоместных баронов до такого решительного бунта, что де Марнэ ничего не мог поделать с ними. Теперь я оттуда практически ничего не получаю. Сэр Брайан писал Саймону, умоляя о помощи, но это было уже после того, как Саймон заболел, и я даже не показывала ему это письмо.
   – Все правильно. Ты и не могла действовать иначе, Элинор…
   – Может быть. А может быть, и нет. Мое сердце заправляло моей головой в этом деле, поскольку Саймон, возможно, дал бы сэру Брайану ценный совет насчет того, какая тактика была бы лучше, и помог бы справиться с бунтовщиками. Однако я не решилась поставить его в такое положение, чтобы он знал, что его зовут на помощь, но не мог приехать. Его и так угнетало бессилие. Поэтому я просто объяснила сэру Брайану, что произошло, и попросила его сделать все, что будет в его силах. И я думаю, что он так и поступает. Саймон говорил, что он честный человек, а Саймона было не так-то легко провести. Тем не менее дела идут все хуже и хуже. Я не хотела бы потерять эти земли. И все-таки… я испытываю какой-то страх к Ирландии, Иэн. Наверное, он передался мне от родителей, утонувших по дороге домой оттуда.
   При этих словах она вздрогнула. Несмотря на новое платье и сияющий блеск зрелой женщины, прежняя Элинор все еще была в ней. Иэн взял ее за руку и улыбнулся.
   – Это так не похоже на тебя, Элинор. Вспомни, как ты сама была близка к тому, чтобы утонуть по пути со Святой Земли. Но ты ведь не боишься воды? И я знаю, что ты часто выходила в море ради развлечения.
   – Это правда, и правда также то, что я не боюсь моря и не боюсь утонуть. Я боюсь самой Ирландии – и не за себя, как мне кажется. Иэн, а почему ты заговорил об Ирландии?
   – Потому что именно ее касается предложение Оксфорда. У него там большое поместье, и, как и ты, он ничего не получает оттуда, кроме жалоб, с тех пор как там воцарился ФицГенри.
   – А почему у него должно быть по-другому? Вильям тоже сходил с ума от того, что там происходит, – Изабель мне рассказывала. Он умолял короля Джона отпустить его, чтобы навести порядок хотя бы в Лейнстере, но король запретил ему.
   – Оксфорд тоже об этом говорит. Выражаясь простыми словами, Оксфорд предлагает не ждать команды короля, а своими силами отправиться туда и навести там порядок – по крайней мере в собственных владениях. Мне кажется…
   – Нет, Иэн! О, Боже! Не уезжай в Ирландию. Не сейчас! Я боюсь…
   – Ну разумеется, не сейчас, – проговорил Иэн, целуя ее руку, которую держал до сих пор. – Ты же знаешь, что я должен сначала жениться, а потом еще разобраться с кастелянами Саймона. В любом случае, я тут не главная фигура. Твои владения там невелики. Оксфорд желает прежде всего, чтобы Вильям Пемброк поехал. Именно поэтому он так рвался сюда. Он хотел поговорить с Пемброком, не вызывая подозрений короля.
   Настоящая война между страхом за Иэна и любовью к нему и собственническим инстинктом разгорелась в душе Элинор. Взывая к временному перемирию, она спросила подозрительным тоном:
   – Если он не настаивает, чтобы ты принимал участие в этом предприятии, почему он пропустил охоту ради того, чтобы поговорить с тобой?
   – По той совершенно разумной причине, что он не имел никакого права ввязывать Вильяма Пемброка в это дело под моей, или, точнее, нашей крышей, не поставив нас в известность. Оксфорд сам не поедет. Это тоже разумно – он слишком стар, чтобы принести много пользы. Его участие, как и Солсбери, состоит в том, чтобы помешать Джону приказать Пемброку вернуться домой, или объявить его предателем, или предпринять какие-либо другие действия, могущие помешать успеху Пемброка.
   – Солсбери одобряет этот план? – несчастным голосом спросила Элинор.
   – Настолько одобряет, что привез Оксфорда сюда, – напомнил Иэн.
   – Не знаю, не знаю. Это все звучит, конечно, правильно и разумно. Если ФицГенри без помех будет продолжать идти по избранному пути, мы полностью потеряем наши ирландские владения. Как мне хотелось бы не знать об этом! Это ложится такой тяжестью на мое сердце, а мой разум в то же время говорит, что следовало бы что-то предпринять.
   – Думаю, что тяжестью на твое сердце ложится усталость, Элинор. Если ты колешь свиней и скачешь верхом как сумасшедшая с распущенными волосами, немудрено, что у тебя к концу дня обнаруживается некоторая тяжесть на душе.
   – Что?! – воскликнула Элинор, с готовностью переводя разговор, поскольку понимала, что ее дурные предчувствия были безосновательны и бесполезны. – Ты считаешь, что я такая старая и трухлявая, что какая-то охота может выбить меня из сил? Я еще покажу тебе мою силу и выносливость. Мы еще посмотрим, кто из нас будет первым кричать:
   «Хватит! Хватит!»
   У Иэна загорелись глаза, он крепче сжал ее руку и притянул к себе.
   – Может, я все-таки посплю в твоей кровати этой ночью? – пробормотал он.
   – О нет! – весело воскликнула Элинор, отталкивая его и вырывая руку.
   – Почему нет, Элинор? – взмолился Иэн. – Какая разница: сегодня ночью или через трое суток? Я так долго был без женщин. Я хочу тебя.
   Она позволила ему понять, как его призыв возбуждает ее, ногтем не менее отрицательно покачала головой.
   – Для меня есть разница. Ты и так уже дал повод для разговоров, закрыв дверь, но это еще можно исправить, когда я открою ее, показав всем, что мы остались в том же положении, как и раньше.
   – Если только это беспокоит тебя, я быстро, – настаивал он. – Кто узнает, что мы разговаривали на несколько минут меньше?
   Элинор рассмеялась.
   – Это, возможно, устроит тебя, но как быть со мной? Мне быстрота не рекомендуется.
   – Ты будешь довольна, клянусь.
   – Ты не будешь доволен, – снова сказала Элинор, но уже делая над собой усилие.
   – Что толку говорить обо мне, если я просто тебе не по вкусу? – в отчаянии воскликнул Иэн. – Ни одна женщина никогда так не отвергала меня. А у них были на то причины. Почему ты не хочешь быть со мной? Ведь мы уже скоро станем мужем и женой!
   – Не будь таким дураком, – прошипела Элинор, протягивая руку к двери. – Ты мне очень даже по вкусу, и я буду с тобой с удовольствием. Я не отрицаю, что желаю тебя так же сильно, как и ты меня. Но я не поддамся твоей похоти, и своей тоже, за три дня до свадьбы. Все, что ты желаешь, станет гораздо слаще через три дня, когда это можно будет делать, не стыдясь, не закрывая дверь и не путаясь в поспешно натягиваемой одежде. – Она распахнула дверь. – Гертруда, Этельбурга! – Служанки показались на пороге. – Положите лорда Иэна в его кровать, – отрывисто приказала Элинор. – А я пойду в свою.
   На следующее утро Иэн спустился вниз до того, как Элинор поднялась с постели. Когда она вышла к завтраку в платье для верховой езды после мессы, он хитро спросил:
   – Опять охотиться на свиней?
   – Надеюсь, что нет, – ответила Элинор, сладко улыбаясь. – Я велела егерю выследить нескольких оленей покрупнее.
   Он открыл было рот, но тут же крепко стиснул его. Элинор обратила внимание на его опухшие глаза и тихонько хихикнула. Она слишком устала от бессонницы этой ночью, вызванной неудовлетворенным желанием, и снова, по-видимому, очень устанет к вечеру после охоты, которая сегодня предполагалась. Стройное, крепкое тело Иэна отчаянно нуждалось в физических упражнениях.
   Элинор не сомневалась, что это было главной составляющей трудностей Иэна, но его связывала нога. К воскресенью он совершенно обезумеет. Тем лучше. Она вспомнила, что прошлым вечером никаких разговоров о его сердечных проблемах не было. Все его внимание сосредоточилось на другом.
   К обеду в пятницу после еще одного скучного дня Иэн был вообще не в настроении разговаривать, как надеялась Элинор. Прислуга старалась избегать встречи с ним, гости тщательно подбирали слова и делились друг с другом только такими политическими материями, которые не вызывали споров. За столом Иэн общался преимущественно с женой лорда Ллевелина Джоан, выказывая при этом такой шарм, что Элинор поняла, что у женщин было больше причин не отвергать Иэна, нежели просто его красивое лицо.
   Она не испытывала ничего даже отдаленно похожего на ревность. Джоан была довольно привлекательна, но ей было далеко до Элинор, которая просто-таки пламенела в алом наряде, украшенном бриллиантами. К тому же свет в темных глазах Иэна вполне соответствовал ее платью в тех редких случаях, когда он поворачивался к ней.
   Будь Иэн Саймоном, Элинор сама предложила бы ему снять напряжение добрачной связью. Однако в Иэне не было ничего, что намекало бы, что он, подобно Саймону, принял бы такое предложение с пониманием. Что-то подсказывало Элинор, что, несмотря на весь свой дискомфорт и плохое настроение, Иэн ценил ее сопротивление выше любых проявлений нежности, какие могла бы дать ее уступчивость. Возможно, это было связано с тем, что почти все женщины легко уступали ему. Он считал, что они уже женаты по вере, в то время как она, по его мнению, придерживалась взгляда, что обязательно должен быть документ. Однако на самом деле для Элинор все это не имело значения, и она была уверена, что для Иэна тоже. Иэн приравнял бы ее уступку к возможности того, что она так же легко уступит какому-нибудь другому мужчине при схожих обстоятельствах в будущем.
   И все-таки ей было жалко его. Ее глаза нежно ласкали его лицо, а губы складывались в легкой улыбке, когда она наблюдала, как он слушает историю от сэра Джайлса. На мгновение глаза Иэна приподнялись, поймали ее взгляд и тут же убежали в сторону. Элинор немного забеспокоилась, когда сэр Джайлс внезапно отвернулся и прошел через зал к ней.
   – Чем я заслужил немилость нашего нового господина, леди Элинор? – спросил он сердито.
   – Его немилость? – переспросила Элинор.
   – Я попросил его позаботиться о моем младшем сыне и, если он считает его достойным, подыскать приличный дом для воспитания. Сэр Саймон так много сделал для моих старших мальчиков, что я считал это приемлемой просьбой.
   – Иэн отказал вам? – в изумлении спросила Элинор. Иэн обычно бывал, пожалуй, даже чрезмерно добрым и щедрым и никогда не был высокомерным, но у Элинор мелькнула мысль, что она видела его лишь в общении либо с людьми, равными ему или более высокими по званию, либо с такими презренными, как крепостные, вилланы или солдаты.
   Возможно, в отношениях с вассалами и более низкими по рангу благородными людьми он мог оказаться надменным. Он мог считать такой образ поведения необходимым для того, чтобы указывать им на их место и держать в подчинении своей воле. Однако вассалы Элинор не привыкли к тат кому обращению. Саймон и сама Элинор всегда держались с вассалами как с равными – как с друзьями. Они были хорошими людьми и понимали разницу между беседой и приказом.
   – Он не отказал мне, – ответил сэр Джайлс, чуть покраснев. – Он сначала выслушал меня, потом отвернулся, зевнул и спросил меня, не приравниваю ли я своего сына к лошади, у которой нужно проверить ходовые качества перед покупкой. Он сказал, что если я считаю мальчика годным, то он тоже так будет считать. Его слова были достаточно справедливы, но… но… Я скажу вам от всего сердца, леди Элинор, вы давно меня знаете и не дадите соврать: голос его и взгляд были такими, что, не будь он моим господином, я ударил бы его по лицу.
   – О, не делайте этого, – сумела произнести Элинор, после чего все-таки не удержалась и прыснула со смеху. Сэр Джайлс одеревенел еще больше, резко выдохнул и повернулся, чтобы уйти. Элинор схватила его за руку, подавляя смех. – Пожалуйста, не сердитесь, – взмолилась она. – Я смеялась не над вами. Правда. Ведь Иэн был достаточно покладист, пока не отвернулся, не так ли?
   – Он выглядел так, словно его мысли витали где-то в другом месте, но был достаточно вежлив.
   – Его мысли действительно витали в другом месте, – сдавленно усмехнулась Элинор.
   – Мне очень жаль, если я со своим мелочным вопросом помешал чему-то более важному, – сказал сэр Джайлс с еще большим напряжением в голосе.
   – Его более важное дело – у него между ног, – откровенно заявила Элинор. – Слова его предназначались вам, и их следует считать комплиментом. А черный взгляд относился ко мне. Милорд несколько разгневан тем, что я намерена дождаться благословения священника.
   Лицо сэра Джайлса постепенно осветилось пониманием и наконец расплылось в широкой улыбке. Он посмотрел на Элинор.
   – Бедняга, – произнес он с сочувствием.
   – Я уверена, что он позаботится о вашем сыне как нельзя лучше, – добавила Элинор, когда ей удалось укротить смех, вызванный искренним состраданием сэра Джайлса к несчастному Иэну. – Чего бы вы желали для своего мальчика?
   – Вы знаете, что я сам ничего не могу ему дать, – грустно ответил сэр Джайлс. – Лошадь, доспехи да немного денег. Если для него не найдется места, где он нес бы достойную службу, ему придется пойти путем турниров или продать свой меч на какой-нибудь войне, какую сможет найти.
   – Дайте подумать, – сказала Элинор. – Вильям Пемброкский взял бы его, но это небезопасный дом для вашего мальчика в наше время. Что-нибудь подыщем, – уверила она его.
   Позднее, тем же вечером, она заметила, как Иэн, прихрамывая, подошел к сэру Джайлсу и очень серьезно поговорил с ним. Она была рада, что он понял, что обидел ее вассала, и пытается искупить вину. Еще большее облегчение ей принесло то, что ночью хорошая погода испортилась и субботний день принес дождь. Все гости оставались в замке. Такое скопление людей не могло не привести и привело к небольшим конфликтам, особенно среди молодых людей. Иэн, однако, был окружен компанией и занимал себя разговорами с людьми, которые толпились вокруг него.
   Когда наступили сумерки, из пелены моросящего дождя наконец-то, как и обещал, появился гость, которого уже отчаялись ждать. Элинор вознесла глаза к небу и помолилась – ей казалось неприличным ругаться. Прибыл Питер де Рош, епископ Винчестерский, чтобы совершить обряд бракосочетания. С собой, однако, он привез еще двух нежданных гостей: Вильяма, епископа Лондонского, и Юстаса, епископа Эли. Элинор снова пришлось искать приличное место, чтобы разместить их.
   – Мы будем самой прочной парой во всем королевстве, – сказала Элинор Иэну перед тем, как они в последний раз разошлись на ночь. – Трех епископов, безусловно, хватит, чтобы связать нас намертво. Может быть, они полагают, что один из нас попытается развязать узел?
   – Только не я, – ответил Иэн.
   Он стоял на пороге маленькой комнатки, в которой спал последние ночи. В этот вечер он не спорил и не жаловался. Хоть он и пожирал Элинор глазами, но не говорил ничего. Молчание, жаркий взгляд едва не растопили ее. Элинор обнаружила себя на несколько шагов ближе к Иэну прежде, чем поняла, что идет к нему. Продолжая молчать, он протянул руку. Рука чуть-чуть дрожала. Элинор уставилась на нее. «Даже руки его прекрасны», – подумала она. Тонкие, с длинными пальцами. Элинор представила, как они касаются ее тела, и со вздохом отвернулась.
   В ту ночь, полуплача, полусмеясь, Элинор бранила себя за то, что смеялась над муками Иэна. Она плохо спала. Следующий день, однако, принес всем облегчение. По обычаю дамы были изолированы от мужчин. Хлеб, сыр и вино были доставлены им в комнаты, и отец Френсис поднялся наверх, чтобы отслужить мессу в импровизированной часовне, в то время как мужчинам внизу служили епископы. Утро было посвящено обсуждениям нарядов друг друга, примерке драгоценностей. Свадебный костюм Элинор из золотой парчи и оранжевого бархата был выставлен напоказ и вызвал завистливые и довольные восклицания.
   В полдень оруженосцы Иэна попросили разрешения войти и получили согласие. «Подарок невесте», – понеслось из уст в уста, и женщины собрались поближе. Даже маленькая шкатулка, которую принесли мальчики, была произведением искусства, достойным самого короля: вырезанная из слоновой кости, отделанная золотом и усыпанная самоцветами, она была слишком глубока для ювелирного изделия. Элинор аккуратно открыла коробочку, заглянула внутрь и затаила дыхание. Там лежали жемчужины, сияющие своей собственной жизнью, чудесно соответствующие друг другу по цвету. Она вытаскивала, вытаскивала и вытаскивала их, пока вздохи вокруг нее совсем не затихли. Кто-то взял шкатулку у нее из рук, и еще кто-то начал выкладывать бусы ей в ладони, пока руки ее не наполнились и жемчужины не свесились через край. В конце они нашли застежку, золотой крючок, прикрепленный к короткой цепочке, на которой держалось еще одно чудо: сияющий, сверкающий золотой камень размером с куриное яйцо, но более плоский, с вырезанным на нем фениксом, восстающим из пепла.
   Эта восхитительная вещица занимала их внимание, пока не настала пора надевать пышный наряд, продемонстрированный несколько ранее. Когда леди Солсбери и леди Пемб-рок нацепили на шею Элинор жемчужное ожерелье, она не смогла удержаться от мысли, а выдержит ли ее шея такой вес, но оно оказалось не тяжелым. «Его так же легко держать на себе, – подумала Элинор, – как тело сильного мужчины во время любовного акта».
   Она была глубоко признательна Иэну не только за демонстрацию того, как высоко ценил он ее, но и за то, что дарил ей драгоценность, которая никогда бы не понравилась Саймону. Она размышляла, неужели такое торжество служит лишь политическим целям? Иэн был так добр. Он знал о ее первой свадьбе, лишенной какой-либо церемонии, без гостей и без какого-либо празднования вообще, омраченной сердитым королем Ричардом и несчастной, рыдающей королевой Беренгарией. Молодец Иэн! Неужели он так и запланировал, чтобы эта свадьба как можно сильнее контрастировала с той, чтобы не будила никаких печальных воспоминаний?
   Если таков был его план, то он преуспел. Невозможно было не вспомнить Саймона, но это воспоминание не несло горести и печали. В нем было что-то теплое и хорошее, сильное и надежное, но такое непохожее на происходящее сейчас, на то, что она чувствовала и хотела чувствовать, что это не будило в ней никакой тоски. Блестя глазами, чуть улыбаясь, Элинор легкой походкой спустилась вниз, чтобы выковать первое крепкое звено в цепи новой жизни, которую она создавала.
   Все сейчас отличалось от той ее первой свадьбы. Счастливый шепот женщин, сопровождавших ее вниз, горячие поцелуи, которыми осыпала ее Изабель, надевая ей на плечи плащ, грустное, но искреннее одобрение Вильяма, подсадившего ее на лошадь, морозная дорога, озаренная после дождя солнечным светом, крепостные, выстроившиеся вдоль обочины и сопровождавшие ее радостными криками, вскоре возобновившимися, когда вслед за кавалькадой женщин промчался Иэн с мужчинами.
   Вся дорога от ворот частокола, окружавшего замок, до города заполнилась простолюдинами – воинами Элинор и прислугой замка, многие из которых были в слезах, слугами и спутниками гостей, крепостными из окрестностей, которые усыпали дорогу пшеницей из своих скудных закромов, символом мира и достатка, горожанами, богатыми и бедными. Элинор осыпали цветами – зимними розами, астрами, ирисами, которые с любовью выращивали дома, чтобы хоть немного наполнить красками и радостью долгие зимние месяцы. Несмотря на холодную погоду, Элинор была окружена теплом – люди любили ее и желали ей добра.
   Ничто не напоминало о прошлом, даже ее собственный голос и голос Иэна, отвечавшие на вопросы священника. На этот раз не было ни сомнений, ни страхов, ни давления. Элинор слышала свои и Иэна ответы, ясные и твердые, доносящиеся до самых дальних свидетелей на крыльце церкви, слышала радостные возгласы одобрения со всех сторон: «Fiat! Fiat!» Дамы столпились вокруг Элинор, чтобы поцеловать ее и пожелать всего самого лучшего, а мужчины окружили с поздравлениями Иэна. Вильям Пемброк сказал с грустью:
   «Помоги тебе Господь – она настоящий черт в юбке. Но если ты будешь плохо обращаться с ней, ответишь мне». Иэн нисколько не обиделся на эти слова. Трудно было обидеть его хоть чем-нибудь в этот день. Кроме того, он понимал, что Вильям выступал как отец невесты, поскольку у Элинор не было никаких родственников-мужчин, способных отстоять ее интересы. Он не выказывал какого-либо недоверия к Иэну, что подтверждала первая часть его реплики, но дал понять, что относится к взятой на себя ответственности вполне серьезно. Стоявший за спиной Пемброка сэр Джайлс рассмеялся вслух.
   – Леди Элинор сама может позаботиться о себе. Вам следовало бы лучше посоветовать поберечься лорду Иэну.
   Иэну пришлось почти сражаться за право подсадить Элинор в седло, когда они возвращались в замок. Одной из причин того, что собралась куча помощников, было беспокойство о его раненой ноге, но в большей мере это было связано с любовью к Элинор. Никто не хотел, чтобы этот ее счастливый день был чем-то испорчен, и все боялись, что Иэн может оступиться и уронить новобрачную.
   Он не уронил бы ее, невзирая ни на какую боль. Назад они возвращались уже рядышком по улицам города, где быки, овцы и свиньи дожаривались на кострах почти на каждом перекрестке и были открыты огромные бочки с элем и вином. Вся деловая суета замерла, открыты были только булочные. Хлеб, печенье и пироги раздавались бесплатно. В день свадьбы Элинор ни один мужчина, женщина или ребенок не мог быть голодным или томимым жаждой.
   Люди были признательны за это и не только за это. Находились те, кто бежал за кобылой Элинор, чтобы поцеловать ногу госпожи, или хотя бы стремя, или край ее платья. Ко многим она обращалась по имени. Как хорошо, подумал Иэн, что его жена не таит зла на него. Если он когда-то и сомневался в том, что она способна убить или превратить в беспомощное существо человека, которого невзлюбит, то теперь его сомнения исчезли: враг хозяйки Роузлинда не мог чувствовать себя в безопасности нигде – ни в городе, ни в замке, ни в окрестностях.
   По тому удовольствию, которое выказала Элинор, принимая удивительные блюда, представленные ей, было ясно, что, хотя она и планировала застолье, об этих яствах ничего не знала. Сначала была преподнесена копия замка Роуз-линд, выполненная в мельчайших деталях, со стенами и башнями из теста, со рвом, наполненным медом и подсиненным засахаренными фиалками, и с морем внизу, взбитым в белую пену над скалами и отмелями. Затем последовал макет свадьбы, показывающий на переднем плане церковь, троих епископов со своими помощниками (двое из которых были явно долеплены в последний момент), невесту и жениха (Элинор улыбнулась – языки служанок явно проделали большую работу, поскольку ее оранжево-золотое платье и изумрудно-зеленый наряд Иэна были выполнены очень достоверно) и толпу зрителей. Сколько дней и ночей труда, сколько мыслей и изобретательности ее люди добровольно прибавили к той и без того напряженной работе, которая им была поручена, только чтобы доставить ей удовольствие!
   Развлечения были столь же разнообразны, сколь и яства. Отовсюду, куда смогли добраться гонцы Элинор, съехались менестрели. Они играли, пели, жонглировали, плясали, показывали чудеса акробатики. Дрессированные медведи неуклюже танцевали джигу под музыку, в качестве вознаграждения получая медовые лакомства. Собаки строили пирамиды, танцевали в обнимку и прыгали через горящие кольца.
   В замке Элинор ждал еще один сюрприз. К ее грусти, она не сумела пригласить труппу настоящих актеров, однако, прежде чем гости отупели от еды и опьянели от вина, сэр Джон д'Альберин поднялся со своего места, призвал всех замолчать и очистить сцену и объявил, что сейчас актеры разыграют несколько действий. Он добавил, что это дар признательности от вассалов и кастелянов Элинор.
   Пьесы были шумными и веселыми. Все они, конечно, касались брака и были не слишком добродетельными, зато изобретательными и невероятно смешными, а последняя из них рассказала о властной женщине, которая с непогрешимой регулярностью совершает разгром за разгромом, причем ее муж терпеливо наводит порядок.
   – Как они смеют? – прошипела леди Ллевелин через голову потрясенного мужа Элинор молодой осмеянной жене.
   Но Элинор смеялась так сердечно, как никто другой. Она знала, что они осмелились на это из любви и доверия к ней. Тех, кто желал бы подорвать ее власть, здесь не было. Каждый человек, который приехал сюда, знал, что ему придется публично возобновить свою клятву верности в присутствии трех епископов, сводного брата короля и величайшего военачальника Англии, а также перед такими же, как он сам, вассалами и кастелянами, которые, в свою очередь, поклянутся наказать его вместе со своей госпожой, если он нарушит клятву. Церемония присяги была назначена на следующий день, когда все гости будут еще в сборе. Некоторые из гостей проведут в Роузлинде еще несколько дней или даже неделю, но многих звали дела, и они уедут, как только примут присягу.
   Иэн не мог танцевать и весь день и вечер провел, переходя от одной группы гостей к другой, чтобы утихомирить пьяные размолвки, но ничто не могло омрачить его лица. Он знал, что с каждой минутой приближается исполнение его желания. Его радость не затмевали ни сомнения, что Элинор все еще скучает по Саймону, ни сомнения в ее искреннем стремлении к исполнению супружеского долга, несмотря на то, что она отказала ему в добрачных отношениях. Недобрые предчувствия проснулись в нем, только когда он наконец увидел, как дамы обступили Элинор, чтобы начать церемонию подготовки к брачному ложу.
   Не то чтобы он сомневался в своих способностях любовника при обычных обстоятельствах. Он знал, что способен удовлетворить любую в меру страстную женщину, а что Элинор именно такая женщина, он был совершенно уверен. Не то чтобы он не испытывал охоты исполнить супружеские обязанности – как раз в обратном, думал он, скривившись и наблюдая, как его неунывающие друзья собираются вокруг него, заключалась его проблема. Он слишком страстно желал. Опять-таки в обычных условиях это не имело бы большого значения – но в первый раз… «Дурак, – сказал он себе, – думай о чем-нибудь другом. Иначе ты кончишь еще до того, как с тебя снимут одежду».
   Эта насущная потребность отвлечься была разрешена пьяным эскортом Иэна. В тот день он обходился без шины на ноге, чувствуя, что это будет нежелательным предметом на брачном ложе. Друзья его, однако, были уже в таком состоянии, что не сумели помочь ему подняться по лестнице достаточно аккуратно, и боль, пронзившая его колено, послужила, хотя бы временно, холодным душем для его не в меру разгоряченной плоти. Успокаивающий эффект этого происшествия совершенно исчез, однако, в тот момент, когда они добрались до верхней большой комнаты, которая за недостатком места в спальне Элинор стала местом обряда раздевания.
   Элинор в роскошном платье с драгоценностями и в золотой вуали, такой тонкой, что сквозь нее просвечивалась белая кожа, выглядела утонченным созданием. Однако вида Элинор, совершенно обнаженной, если не считать черной гривы, которая ниспадала до бедер, было достаточно, чтобы у всех мужчин выпучились глаза и остановилось дыхание. Затем женщины откинули ее волосы назад и приподняли так, чтобы все ее прелести и недостатки были видны совершенно явственно.
   Соответствующая реакция Иэна вызвала хохот, аплодисменты, щелканье пальцами и топанье ногами. Посыпались бесконечные и фривольные шутки, причем дамы смеялись и отпускали шутки, одна крепче другой, наравне с мужчинами. Ни в одной из сторон не было найдено никаких изъянов. Благодаря довольно энергичному образу жизни Элинор, беременности не испортили ее фигуру, лишь грудь стала несколько полнее, живот чуть круглее и появилось несколько голубоватых послеродовых растяжек, а в остальном ее вполне можно было принять за невинную девушку.
   Это зрелище вызвало несколько дополнительных комплиментов, но большая часть комментариев касалась, естественно, Иэна. Все происходило очень забавно, но, несмотря на бушующий в камине огонь, в декабре было не слишком удобно долго стоять обнаженным. Изабель заметила, как дрожит Элинор, и потянула своего мужа за рукав, намекая, что невеста и жених замерзли. Вино на некоторое время стерло из памяти Пемброка старого друга Саймона.
   – Ради Бога, – взревел он, – оставьте их в покое, или они оба посинеют от холода, как колено Иэна.
   – Подождите, подождите! – крикнул Солсбери, когда принесли одеяло, чтобы обернуть замерзших новобрачных. – А что, если его колено останется негнущимся? Вы не отречетесь от Иэна из-за хромоты, леди Элинор?!
   Это был вообще-то серьезный вопрос, но Элинор тоже была немного пьяна.
   – Нет, – ответила она важно, и глаза ее танцевали. – Я принимаю все его негнущиеся части: колени и так далее – и утверждаю, что не отрекусь от мужа, если эти части так и останутся несгибаемыми.
   – Элинор! – воскликнул Иэн.
   – Быстрее гоните их в постель, – воскликнул Ллеве-лин, – пока они снова не начали ругаться! Я не желаю тратить время на разговоры. Я должен немедленно удовлетворить свой аппетит.
   Еще несколько минут хаоса закончились тем, что Элинор и Иэн бок о бок легли на ее большой кровати. Еще один поток смеха и несколько настойчивых призывов к действию, и они остались одни. Наступила жутковатая по контрасту тишина, нарушаемая лишь шипением огня в камине. Элинор повернула голову, все еще улыбаясь последним шуткам, но Иэн смотрел прямо перед собой в темноту, куда не достигал свет ночника.
   – Я действительно обидела тебя? – спросила Элинор, пытаясь придать печаль своему голосу.
   – Нет, конечно, нет. – Он тоже повернул голову и улыбнулся, но рот и тело его были скованы. – Я… Я…
   – Что с тобой, Иэн? – спросила Элинор, протягивая руку.
   – Не прикасайся ко мне.
   Она вытаращила глаза. Такое можно было ждать от девственницы, но никак не от пылкого мужчины.
   – О Боже! – Иэн задохнулся от смеха. – Я не это имел в виду. Я хочу сказать… несколько дней назад я клялся тебе, что сумею удовлетворить тебя. Теперь я в этом не так уверен.
   – Что? – Элинор недоверчиво и удивленно покачала головой. – Как ты можешь говорить такое? Две минуты назад ты показывал всему миру, как ты способен и готов удовлетворить меня.
   – Дело в том, что я слишком готов! – воскликнул Иэн, беспомощно улыбаясь. – Я очень боюсь, что, если положу на тебя руку или ты коснешься меня, моя перезрелая готовность выплеснется.
   Элинор хихикнула, но ее дыхание участилось.
   –Подумай о чем-нибудь противном, – предложила она. – О выпотрошенных лошадях, например. Представь, как ты пьешь болотную воду.
   Для Элинор это не имело значения. Она была дольше, чем Иэн, без партнера, и его тело и грубые шутки в достаточной мере возбуждали ее. Ей не нужна была подготовка этой ночью – она уже была готова так же, как он. На этот раз он едва ли будет слишком быстр для нее, если, конечно, он не настроится на вторую или даже третью попытку. Она придвинулась поближе, словно для того, чтобы нашептать ему на ухо побольше гадостей, и вместо этого лизнула его языком.
   Этого оказалось достаточно. Иэн повалил Элинор на спину и жадно набросился на нее сверху. При этом движении он сильно вывернул колено, но в тот момент даже не заметил боли. Его клинок сразу же скользнул в ее ножны. Элинор страстно приподнялась, и второй толчок принес ему облегчение. Они застонали, словно смертельно раненные, однако никто из них не умер пока. Иэн надолго задержал дыхание и, приподняв грудь и плечи, продолжал вдавливаться бедрами. Элинор тоже задержала дыхание. Потом его голова двинулась вперед, глаза открылись – он одержал победу над собой. Нежно склонившись над ней, он искал ее губы – затем он начал двигаться, подыскивая положение и ритм, которые доставят ей больше удовольствия.
 //-- * * * --// 
   – Ты не нарушил своей клятвы, – сладостно потянувшись, прошептала Элинор, когда их разгоряченные тела отдыхали после того, как насладились первым глотком долгожданной любви.
   Она положила голову на плечо Иана и прижалась к нему всем телом. Они остались очень довольны собой и друг другом, но удовлетворенность Элинор была несколько острее. За это ей следовало быть признательной и Саймону, хоть она и не думала об этом. Среди других потерь, от которых страдала Элинор, не самой маловажной была потеря ощущения теплого крепкого тела рядом с собой в постели. Эта пустота теперь заполнилась.
   – Я был близок к этому, – вздохнул, улыбаясь, Иэн, – и отдаю должное тому, что ты помогла мне выполнить мое обещание. – Он снова удовлетворенно вздохнул. Затем его рука, обнимавшая ее, чуть напряглась. – Боже! Мы оставили открытыми занавески вокруг кровати.
   – Ну и что? – сонно спросила Элинор. – Дети не придут сюда в такой час.
   Губы Иэна, готовые произнести что-то, расплылись в улыбке. Справедливо. Это не имело значения. Это была его постель, его жена, его право. Нет необходимости скрывать от кого бы то ни было свое желание или свое удовлетворение. Его! Целиком и полностью его! Не разделенная с законным мужем, как многие его любовницы в прошлом. Вся ее красота, вся ее страсть принадлежали только ему.
   Иэн снова глубоко вздохнул от счастья и признательности за то, что Элинор отдала ему настоящее чистое чувство, а не просто удовлетворила страсть. Счастье, сиявшее в ее глазах, ее экстатические крики и тело, которое жаждало его тела, наполнили душу Иэна неизъяснимой и неведомой доселе гордостью за то, что женщина ответила на его чувство.
   Зная, от какого удовольствия отказывалась, она тем не менее способна отказывать себе в нем ради настоящей любви. Воспоминание об экстазе Элинор вызвало приток жара в чресла Иэна. Его рука напряглась под ее рукой и потянулась к ее груди. Совершенно не подозревая о величественных достоинствах, которыми только что была наделена в мыслях мужа – что очень позабавило бы ее, узнай она об этом! – Элинор издала сонный удовлетворенный звук. Иэн приподнял голову, чтобы поцеловать ее, но наткнулся лишь на щеку. Довольная и засыпающая Элинор вернулась в привычную ей роль жены.
   – Ну, так кто кричит «хватит»? – страстно прошептал Иэн ей прямо в ухо.
   Голос, глубокий и приятный, но такой не похожий на грохочущий бас Саймона, напомнил Элинор, что она еще пока новобрачная.
   – Я думала, что ты уже прокричал, – ответила она, открыв глаза и потянувшись к нему.
   – Я еще только сдул пену с пива, – сказал он. – А теперь я готов напиться всерьез. – Он начал поворачиваться к ней, но вдруг скривился от боли.
   Элинор почувствовала, что он собирается с духом на второе усилие, и положила руку ему на плечо, чтобы удержать Иэна на месте.
   – Ты повредил себе колено, – шепнула она тихо, но так страстно, что Иэн застонал, но уже не от боли, а от желания. – Мне следовало бы подумать об этом, но все мои мысли были заняты другим.
   – Мои тоже. Но это не имеет значения.
   – Ну конечно, нет, – согласилась Элинор, – но тебе нет никакого смысла испытывать неудобства. Лежи спокойно и предоставь мне любить тебя. Ты не пожалеешь об этом.
   Это было новостью для Иэна. Во-первых, его торопливые совокупления с оглядкой на дверь не давали ему времени на эксперименты. Даже когда была полная гарантия, что мужья в отъезде, всегда хватало других любопытных глаз, которых следовало опасаться. Во-вторых, Иэн всегда по умолчанию предполагал за собой роль доминирующего любовника, и, поскольку ему редко доводилось оставаться подолгу со своими любовницами, ни одна из них не знала его достаточно хорошо и не чувствовала себя в безопасности, чтобы предложить какие-то новшества, для которых не было ни необходимости, ни оправдания.
   Элинор приподнялась на локте и, склонившись над ним, нежно поцеловала его в губы, потом в шею и легонько укусила за мочку уха. Ее свободная рука ласкала его тело, играя на нем, как опытный менестрель касается струн арфы. Сай-мон был не молод, и Элинор приходилось выдумать множество трюков, способных возбудить и направить его страсть. Когда Иэн начал изгибаться и тянуться к ней, она оторвала рот от его тела и прошептала:
   – Спокойно. Лежи спокойно. Если будешь вести себя хорошо, получишь больше удовольствия.
   Он вытаращил глаза и открыл рот, глотая воздух, когда она взобралась на него. Но и тут она продолжала ласкать его, пока он не застонал вслух и прошептал: «Пожалуйста, оставь!», но Элинор знала – он хочет, чтобы эта сладкая мука никогда не кончалась. Он мог завершить свои страдания в любой момент, обхватив Элинор и взяв инициативу на себя. Вместо этого он просил о пощаде, но лежал неподвижно. Однако это не могло длиться вечно. Страсть иссушала не только Иэна, но и росла в самой Элинор. Наконец подошел момент, когда она уже не могла больше думать о нем. Неописуемое удовольствие оргазма охватило ее. Она оседлала его, забыв обо всем, вцепившись в его волосы, крича вслух.
   На этот раз первым заговорил Иэн, когда немного перевел дух.
   – Хватит, – прошептал он, слабо улыбаясь. – Если ты сделаешь такое еще раз, ты убьешь меня. Твоя взяла – я кричу: «Хватит!»


   13.

   – Я говорил тебе когда-нибудь, что ты самая красивая женщина из всех, кого я видел в своей жизни?
   Задернув занавески вокруг кровати, Элинор обернулась.
   – Нет, не говорил, – ответила она колюче, – и правильно делал, потому что я серьезно усомнилась бы в твоей честности. Возможно, я и красива, но мне далеко до королевы Изабеллы, да и до многих других.
   Иэн улыбнулся и покачал головой.
   – Красоту создают не только идеальные черты. Возможно, если бы вы были статуями. Изабелла показалась бы более красивой, но статуи меня не интересуют. Иди ко мне.
   Он снова рассмеялся, наблюдая за отразившейся на ее лице борьбой чувств. Там было и удовольствие от его предложения, и воспламенившееся желание, и беспокойство о том, какой уже поздний час и сколько еще дел нужно переделать.
   – Прости, если разочарую тебя, – продолжал он, – но у меня нет горячих намерений. Вообще-то есть, но я должен преодолеть их. У меня к тебе есть разговор, а я не знаю, где и когда еще смогу уединиться с тобой.
   – Про Ирландию? – понимающе спросила Элинор, натягивая халат и садясь рядом с мужем на постель.
   – В общем, да, но пока речь не об этом. Это может подождать. Первое дело: знает ли Адам свою роль в сегодняшней церемонии?
   – Разумеется. Я прозанималась с ним достаточно долго, и его меч и доспехи готовы. Разве только, не приведи господь, в него вселится бес и он испортится, но не думаю. Он слишком гордится своей значительностью.
   Лицо Иэна смягчилось от умиления.
   – Даже когда он становится чертенком, его невозможно не любить. Но я должен предупредить тебя, что Адам вполне способен доставить нам проблемы. Он так очаровал Лес-тера, Оксфорда и Солсбери, что, мне кажется, они все трое предложат взять его к себе на воспитание.
   – Пресвятая Богородица, смилуйся! – воскликнула Элинор. – Как я смогу отказать кому-нибудь из них? Они придут ко мне сегодня?
   – Не знаю. Я пытался вытянуть это из них. Я объяснил им – что они и сами знали, – что мальчик еще очень мал, и сказал напрямую, что хочу узнать реакцию короля на наш брак прежде, чем нагружу одного из них нашим ребенком. То есть я хочу сказать…
   Элинор коснулась его руки.
   – Говори так, как тебе хочется. Если Саймон слышит тебя, ему доставит только удовольствие узнать, что ты чувствуешь.
   Иэна беспокоило вовсе не отношение Саймона. Элинор переменилась с тех пор, как они в последний раз разговаривали о детях в этом смысле. И слава Богу, подумал Иэн. Он понимал, что был идиотом. За те бесплодные недели ожидания грабителей или просто ожидания, когда он не мог думать ни о чем, кроме Элинор, и исходился терзаниями, любит ли она его, сможет ли полюбить или нет, он все продумал насчет «своих» детей.
   Он иногда звал их так, даже когда Саймон был жив, но теперь это уже вошло в привычку. Если бы Элинор восприняла это болезненно, все было бы намного сложнее. «Не будь дураком, – напомнил себе Иэн. – Только потому, что она сейчас не впала в ярость из-за этого и ласково обошлась с тобой, не стоит слишком поспешно бросаться вперед».
   – Иэн, – продолжала Элинор после минуты задумчивого молчания. – Он еще слишком мал, но, может быть, было бы лучше пообещать его кому-нибудь, против кого король не осмелится возражать. Когда вассалы и кастеляны примут присягу перед ним, он должен будет присягнуть Джону, или ты должен будешь присягнуть за него. И как только он попадет в поле зрения короля…
   – Значит, ты тоже об этом подумала. Я не хотел говорить, чтобы не беспокоить тебя заранее. Однако Джон; – это все-таки еще не воплощение зла. Он никогда, например, не ругает детей Пемброка и относится к ним с любовью.
   – Может быть, и так, но они старше Адама. К тому же я не хочу, чтобы Адам попал в свиту короля. Мне не нравится то, что я слышу о людях, окружающих Джона. У меня были разногласия и с дедом, и с Саймоном насчет чести и долга, но, когда все уже сказано и сделано, я знаю, что без них человек – это не более чем двуногое животное. Адам…
   – Ты несправедлива к своему сыну, – горячо прервал ее Иэн. – Он очень гордый, и в его душе нет зла. То, что он немного озорник, это ничего. Он храбрый, даже когда знает, что будет выпорот за свой поступок.
   – Да, потому что ему было привито понятие чести. Он видел перед собой только такие примеры, как Саймон и ты, – даже Бьорн обладает чувством чести, хоть и грубоватым. Возможно, ты прав, и было бы чрезмерной поспешностью отдавать его так рано в учение. Но зачем возлагать дополнительный груз на ребенка, зачем травмировать его душу? Зачем заставлять его стыдиться господина, которому придется служить? Есть и другой вопрос: земли Саймона куплены и освоены сравнительно недавно, и имя Леманя еще не успело завоевать проверенной временем лояльности. Адам должен постичь искусство войны и знать хорошо. Ему придется заставлять вассалов подчиняться, прежде чем их преданность станет абсолютной.
   – А за кого ты меня принимаешь? – вспыхнул в ярости Иэн. – Неужели я позволю кому-то отвергать права моего сына?
   – Иэн! Иэн! – Элинор обняла его лицо ладонями и поцеловала. – Ты же не можешь защищать его вечно. Однажды ему придется все-таки защищать свои права самому, раз Бог создал его мужчиной. Когда он наденет свои шпоры, ему придется сражаться в своих собственных битвах. Ты не сможешь пойти с ним даже в качестве советчика, потому что иначе люди станут доверять тебе, а он превратится в их глазах в ничтожество.
   Иэн прикусил нижнюю губу, и Элинор вспомнила, что Саймон делал точно так же, когда сердце его состязалось с разумом. Похоже, Иэн перенял эту привычку за годы общения с Саймоном. Его лицо обросло щетиной, которая уколола ее ладони, когда он повернул голову, чтобы поцеловать ее руку.
   – Ты так спокойно говоришь об этом. – Голос Иэна был приглушен рукой Элинор.
   – Такова судьба женщины – смотреть, как ее мужчины уходят, и молиться о их возвращении. Иэн вздрогнул.
   – Не завидую тебе.
   – Это имеет свои преимущества. Ты не знаешь радости от возвращения любимого домой целым и невредимым. О, какое это счастье! Только в раю, если то, что говорят священники, правда, может быть что-то похожее.
   – Я не знаю. Говорят, что женщины – слабые, но такая боль и такая радость, наверное, убили бы меня. Ладно, разговор не об этом. Ты права, и, в любом случае, я не буду жить вечно. Я сделаю все, что смогу, и ты тоже должна сказать все, что сможешь, чтобы дать отвод Оксфорду, если он заговорит об этом с тобой. Он слишком стар. Значит, остаются только Лестер и Солсбери.
   – Я полагаю, ты считаешь Вильяма, я имею в виду Пемброка – Господи, сколько этих Вильямов! – тоже слишком старым? Было бы легко сказать, что Саймон уже пообещал – но тогда будут проблемы с королем.
   – Не то чтобы они старые. Оксфорд скорее ведет себя как старик. Он больше не участвует в войне сам, а посылает сыновей. Думаю, именно поэтому он хочет иметь кого-то молодого в доме. Пемброк – Другой. На войне он будет активен до самой смерти, но его не будет в Англии. По крайней мере, я так думаю. Уже практически решено, что Пемброк отправится в Ирландию, как только сможет собрать достаточно сил и погода позволит. Это будет продолжительная работа. Речь идет о нескольких годах. Ты так недоброжелательно говорила об Ирландии, что, думаю, не захочешь, чтобы Адам отправился туда.
   – Нет, – с ударением ответила Элинор. – Только не в Ирландию. Только не Адам. Кроме того, Адаму не место там. Такого сорта битвы, которые будут происходить там, вряд ли научат его тому, что следовало. Земли Саймона очень богаты, там много замков, и все они расположены здесь, в Сассексе и Лестере, рядом с владениями Роберта. – Она чуть повернула голову, чтобы Иэн не мог видеть выражение ее глаз. – А ты поедешь?
   – Я уже сказал тебе – пока нет. Я буду собирать армию. И еще не решил, давить на вассалов или брать наемников. Потом, когда Пемброк узнает, что еще необходимо, я отправлюсь туда сам с дополнительной помощью, какую он попросит.
   – А Оксфорд, Солсбери?
   – Оксфорд пошлет людей и, думаю, младшего сына. Солсбери тоже вызвался отправить людей, и этого я не могу понять. У него нет владений в Ирландии, за исключением… Если хочешь знать мое мнение, он делает это в интересах Джона.
   – Что? – воскликнула Элинор. – Иэн! Если это желание Джона – отправить Пемброка в Ирландию, – я должна предостеречь Изабель, чтобы остановить его. И ты тоже не поедешь, даже если мне придется…
   – Элинор! – резко произнес Иэн. – Я поеду туда, куда мне следует ехать и куда я уже дал слово, что поеду, даже если ад перегородит мне дорогу. К счастью, нам нет нужды спорить. Джон не хочет, чтобы Пемброк ехал в Ирландию. Он в высшей степени против этого. Ты не поняла, что я хотел сказать. Я уверен, что это Солсбери желает, чтобы Пемброк уехал, так, чтобы Джон не смог потребовать от Пемброка чего-то такого, что тот сочтет бесчестьем.
   Он уже предвидел, какие яростные споры вызовет вопрос об его отъезде в Ирландию. Эти споры, однако, будут иметь причиной ее нежность, и любовь, и страх за него. Независимо от результатов такой дискуссии, независимо от того, какими злыми они будут в конце, никакая ненависть не запятнает их будущее. Они оба сразу же вспомнили о предстоявшей в этот день процедуре присяги и каким хорошим примером она послужит.
   Если бы брачный договор не предусматривал, что Элинор будет и впредь принимать клятву от своих вассалов, Иэн мог бы претендовать на это сам. И тогда между ними могли возникнуть разногласия совершенно иного рода, более глубокие и способные привести, в конце концов, к постоянной ссоре или даже к войне.
   – Теперь мы должны разобраться, хочешь ли ты поручить Адама Лестеру или Солсбери и если да, то кому именно, – примирительно сказал Иэн.
   – Это нелегкий выбор. Лестер был бы добр к Адаму и не придирался к его озорству, поскольку сам веселый человек. Его земли невдалеке от земель Саймона – то есть Адама, – и он очень разумно обращается с вассалами. Кроме того, руки у него ловкие – Саймон говорил, что он очень здорово сражался на Святой Земле. Мне нечего сказать против него, кроме того, что он воспринял уроки своего отца и не будет участвовать в войнах короля, если сумеет уклониться от этого. Это, конечно, хорошо и разумно, но это не способ учить мальчика боевому искусству.
   – Я не думаю, что тебе стоит слишком беспокоиться об этом, – сухо заметил Иэн. – Если произойдет то, чего я. боюсь, войны будет больше чем достаточно. В любом случае обязательно найдутся недовольные вассалы, с которыми Лестеру придется разбираться, или, что не редкость в наше время, нападения на вассалов извне, когда ему придется спешить им на помощь.
   – Наверное, ты прав, но я все больше склоняюсь к твоему взгляду на Солсбери. Он, по-видимому, хороший человек, и Адам мог бы научиться у него всему, что нужно знать о войне, но минус в том, что его супруга может на всю жизнь отвратить любого молодого человека от мысли о браке.
   Иэн понимающе усмехнулся, но Элинор продолжала, не задерживаясь:
   – И кроме того, есть проблема, что он так много времени проводит при дворе, так что это то же самое, что отдать Адама непосредственно королю.
   – Я могу тебе сказать еще кое-что по этому поводу. Дело в том, что Солсбери отказать намного легче, чем Лестеру. Солсбери можно сказать, что ты не хочешь привязываться к одному дому двойными узами – и он не обидится на это, а скорее сочтет довод разумным. Солсбери хотел бы заключить контракт между Джоанной и своим сыном Джеффри.
   – Нет! – взорвалась Элинор.
   Иэн на мгновение онемел. Он очень привязался к Джеффри за последние несколько недель и, хотя у него хватило соображения ни о чем предварительно не договариваться с Солсбери, напомнив им обоим в последний момент, что Джоан-на все-таки дочь Элинор и не его дело тут распоряжаться, он сам считал эту идею привлекательной. Минутный шок очень помог Иэну, дав время подавить в себе вспышку гнева и спросить достаточно спокойно:
   – Почему нет? У тебя есть возражения против незаконнорожденности мальчика? Солсбери без ума от него и мог бы как-то легализовать его положение. Во всяком случае, он не бедняк. И дед мальчика, и сам Солсбери отписали на его имя достаточно собственности, и я уверен, что Солсбери нашел бы еще что-нибудь для него…
   – Не говори глупостей. Почему это меня должна беспокоить незаконнорожденность мальчика?! Его мать никто не назовет неизвестной или презренной. Мы знаем его кровь, и эта кровь чиста с обеих сторон. И тебе следовало бы знать, что меня не интересует и то, сколько земель он принесет. Джоанна будет достаточно богата, чтобы выйти замуж за кого пожелает, – и именно это она и сделает.
   – Выйдет замуж за кого пожелает?!
   Иэн даже меньше удивился бы, наверное, если бы Элинор сказала, что у Джоанны вырастут крылья и она станет жить на дереве. Девочки просто не могли сами выбирать себе мужей. Добрые и отзывчивые родители старались учесть темперамент и возраст, чтобы их дочери были счастливы. Чаще же родители использовали своих дочерей как пешек в достижении планов дальнейшего обогащения или усиления влияния, не задумываясь о судьбе дочерей.
   Девочки, в конце концов, для того и рождались, чтобы выходить замуж, цементировать границы земель и рожать детей, чтобы перемешивать линии родства. Их чувства в отношении мужа, разделявшего схожие обязанности, не имели большого значения. Зрелые женщины иногда имели свободный выбор, как Элинор, – или почти свободный, – но только не молоденькие девушки.
   Несдержанные слова готовы были сорваться с губ Элинор, но она поняла, что в такой день будет очень нехорошо напоминать Иэну, что в первый раз она вышла замуж по любви – она проехала за Саймоном полмира только для того, чтобы быть поближе к нему. Сказать это значило бы утверждать, что за Иэна она вышла только по необходимости – что было неправдой. Эта мысль и воспоминание о недавнем удовольствии погасили ее гнев в зародыше.
   – Ты ведь не хочешь, чтобы Джоанна была несчастлива, правда? – мягко спросила она.
   – Хочу, чтобы она была несчастной?! Ты же знаешь, как я люблю ее. Именно поэтому я так обрадовался, когда Солсбери намекнул насчет Джеффри. Подумай, как подходят они друг другу по возрасту и положению. Ты не знаешь этого мальчика так хорошо, как я, но он добрый и милый, с очень отзывчивым сердцем – и он увлечен ею. Это и подсказало Солсбери идею. Он мог бы подыскать ему жену безусловно более высокого звания, даже невзирая на его незаконнорожденность, да ты сама это понимаешь. Но все дело в том, что Солсбери очень беспокоится о счастье Джеффри. Он чувствует, что причинил мальчику зло, и пойдет на все, чтобы расплатиться за свой грех.
   Элинор благодарила себя за то, что сумела придержать язык. Ясно, что Иэн беспокоился о счастье Джоанны. И все же она не хотела заключать брачный контракт, пока не разберется в желаниях самой Джоанны.
   – К сожалению, – вздохнула она, – сердце женщины не всегда поддается доводам рассудка. Я нисколько не сомневаюсь в том, что ты сказал насчет Джеффри, но если сердце Джоанны («И ее тело», – чуть недобавила Элинор) не тянется к юноше, он может быть святым и прекрасным, как утро, и все-таки сделать Джоанну несчастной.
   Лицо Иэна застыло.
   – Понимаю, – сказал он бесстрастно.
   – Боже ты мой! – воскликнула Элинор, попавшись все-таки в западню, которой, как она думала, ей удалось избежать. – Иэн, ты же не думаешь, что я имела в виду и себя тоже! – Она сладко улыбнулась. – Разве ты нашел меня слишком холодной в минувшую ночь?
   Ему ничего не оставалось как рассмеяться, хотя червячок сомнения продолжал точить его душу. Одно он знал наверняка – Элинор не была несчастной в своем первом браке. Что же она может знать на этот предмет, если, конечно… Да, он знал заранее, что она не слишком хотела выходить замуж во второй раз. Возможно, она была несчастна, но потом примирилась со своей судьбой. Но в таком случае она тем более должна понять, что Джоанна привыкнет. Женщины привыкают. Так-то оно так, но Иэн прекрасно знал, что далеко не все Женщины привыкают, а некоторые начинают смотреть на сторону и изменять своим мужьям – что не делает счастливыми ни мужа, ни жену. Очень может быть, что Элинор права.
   – Что же мне сказать Солсбери? Ты не хотела бы поговорить с ним или мне самому отказать ему напрямую?
   – Не отказывай ему.
   Элинор поразмыслила над этим вопросом и начала склоняться к точке зрения Иэна. Мальчик действительно славный. Связи его отца широки и могущественны. Трудно было бы придумать более чудесную партию, если Джоанне самой он нравится.
   – Ты говоришь, что Солсбери хотел бы осчастливить Джеффри, – продолжала Элинор, – и что он просит руки Джоанны именно потому, что она нравится его сыну. Что ж, передай ему, что я желаю того же и для моей – нашей – дочери. – Она взяла Иэна за руку. – Я успела немного подумать над этим и понимаю, что именно стремление получше устроить жизнь Джоанны движет твоим желанием связать ее с Джеффри. И Джоанна, хотя она и довольно своенравная, все же не такая бедовая, какой была я. Если она положила глаз на него, я буду только рада их браку. Нет, ни в коем случае не отказывай Солсбери. Скажи ему только, что нет большего несчастья, чем когда муж любит свою жену, а она не отвечает ему взаимностью.
   Челюсти Иэна сжались, словно она неосторожно коснулась его самого уязвимого места, но Элинор не заметила этого. Она смотрела мимо него, размышляя о Джоанне и Джеффри и их поведении по отношению другу к другу в тот день, когда они оставались вместе в замке. Элинор не хватило времени повнимательнее приглядеться к детям прежде, чем Иэн увез Джеффри с собой, но и того, что она успела заметить, было достаточно, чтобы признать правоту Солсбери, когда он сказал, что их что-то связывает.
   Но Элинор была не из тех, кто удовлетворился бы только «чем-то». Она бросила взгляд на Иэна, его взъерошенные волосы, длинные ресницы, чувственный рот, красиво выделяющийся на покрытом черной щетиной лице. Точно физический удар смеси вожделения и привязанности, страсти и благодарности, всего того, что женщины зовут любовью, заставил всколыхнуться ее сердце.
   Под внешне мирной оболочкой Джоанны скрывалась душа, такая же страстная и яркая, как ее рыжие волосы. Да и как могло быть иначе, если девочка унаследовала темперамент обоих родителей. Элинор не посмела бы лишить свою дочь ни радости, ни боли, которыми богата только истинная любовь. Но Джоанна такая податливая. Если бы ее чувства можно было направить на человека, который отвечал бы ей взаимностью и стал хорошим мужем, было бы намного лучше.
   – Скажи ему также, – продолжала Элинор, – что я сделаю все возможное, чтобы обратить сердце Джоанны в сторону Джеффри, так чтобы они оба обрели счастье. Но торопиться с подписанием контракта я не намерена по двум причинам. Первая причина ясна. Если Джоанна не сможет полюбить его, то она и не должна выходить за него замуж. Вторая причина несколько более тонкая. Я уверена, что Джоанна и Джеффри нравятся друг другу. Поэтому, если дети будут знать, что они помолвлены, их привязанность друг к другу, возможно, так и будет едва тлеть, а этого недостаточно. Это опасно. Если они не вспыхнут страстью друг к другу, то может настать время, когда один из них или оба вспыхнут к кому-то другому. – Она попыталась поймать взгляд Иэна, но не смогла. – Иэн, – потребовала она, – посмотри на меня.
   Он поднял глаза. Они были насторожены, ожидая обиды.
   – Ты знаешь, как никто, насколько я слышала, что бывает в результате этого. Неужели ты хочешь увидеть Джо-анну на месте тех женщин, с которыми ты спал?
   – Элинор! Джоанна не шлюха!
   – Пока нет. Разве те женщины были шлюхами в девять лет, до того, как усталость или злоба исковеркали их души?
   – Ты винишь меня в том, что они стали такими? – с горячностью спросил Иэн. – Уверяю тебя, я ни разу не надкусывал незрелый плод. То, что я имел, само падало мне в руки.
   – Разумеется, – рассмеялась Элинор. – Ни один мужчина не виновен, что родился красавчиком.
   Она была рада тому повороту, какой приняла их беседа. Сказав все, что хотела, для защиты своей дочери, Элинор теперь снова желала вернуть Иэну радостное настроение. Что-то обидело его. Он внезапно поник и устало откинулся на подушки. Правда, он провел такую ночь, какая к утру утомила бы любого, но это было совершенно незаметно, пока не начался их разговор о браке и любви. Было ошибкой, хотя и неизбежной, повернуть его мысли к той женщине, которую он не мог иметь. Элинор кончиком пальца коснулась его носа.
   – Твое лицо могло бы совратить даже святую. Но если оно соблазнит кого-нибудь еще – и я окажусь рядом, – оно станет выглядеть совершенно иначе, когда я доберусь до него.
   – Откуда, ты думаешь, я найду силы для подобных вещей, если ты будешь рядом?
   – Я не заметила в тебе никакой слабости даже после того, как ты притворно закричал: «Хватит!» Как тебе не стыдно было нарушить мой честно заработанный отдых?
   – Как мне не стыдно? – воскликнул Иэн. – А чего ты ожидала?
   Вместо ответа Элинор благодарно рассмеялась. Непривычный к супружеской постели, Иэн постоянно просыпался, когда Элинор придавливала его бедром или рукой. Он реагировал не как муж, а как любовник, принимаясь ласкать Элинор, готовясь к очередному сеансу любви, вместо того чтобы просто принять ее сонные объятия как знак удовлетворения и привязанности.
   Элинор не останавливала его частично потому, что, когда в достаточной мере пробуждалась, чтобы что-то сказать, она уже была готова сама принять его ласки. А частично потому, что считала, и совершенно справедливо, что ее отказ обидит его. У них еще будет достаточно возможностей прояснить это недопонимание, когда они укрепятся в своих взаимоотношениях, если Иэн не поймет это сам, без всяких объяснений.
   Однако Элинор добилась своей цели. Она не знала, действительно ли она очистила его мысли от той потерянной любви или просто повернула их в более приятное русло, но лицо его просветлело. Он притянул ее к себе и поцеловал, что дало Элинор повод перейти от слов к делу. Она с чувством ответила ему и тут же отстранилась.
   – Ежик, – заметила она. – Правда, я никогда не целовала ежей, но представляю, что это должно быть примерно так, как целовать тебя сейчас. Давай позовем брадобрея, чтобы он побрил тебя, Иэн. О небо, посмотри в окно – мы наверняка пропустили уже две мессы.
   Будь это первый брак Элинор, знатные леди и джентльмены пришли бы рано утром, чтобы разбудить жениха и невесту и проверить окровавленные простыни как свидетельства девственности невесты. Поскольку такого свидетельства едва ли можно было ожидать от женщины, которая была уже тринадцать лет замужем и родила четверых детей, пришлось обойтись без этой второй части ритуала брачной ночи.
   – Ты хочешь, чтобы я тебе перевязала ногу, или сначала побреешься? – спросила Элинор, резко хлопнув в ладоши, призывая служанок.
   – Я обойдусь без перевязки, – уверил Иэн, неохотно выпуская ее.
   Элинор откинула покрывало и залилась смехом.
   – Я навешу на твое орудие замок и запру на ключ. Как ты еще смеешь жаловаться на недостаток сил?
   Но глаза ее уже переместились на его колено, и она поняла, что Иэн говорил правду. Хотя весь вчерашний день шина была снята, опухоль практически исчезла, и даже синева немножко побледнела. Колено заживало. Все еще смеясь, она снова накрыла его одеялом и отправила одну из служанок за оруженосцами.
   – Твоя готовность к исполнению супружеского долга шокирует Гертруду и Этельбургу, – поддразнила она. – Ты ведешь себя нескромно. К тому же я не хотела бы, чтобы они подумали, будто я совсем не удовлетворила тебя и ты оставался в таком печальном состоянии всю ночь.
   С этими словами она выбежала из комнаты, оставив своего мужа одновременно в отчаянии и очарованного. Одно было ясно: он, похоже, не утомится, даже если проведет всю зиму с Элинор в замке. Без сомнения, она сумеет найти какие-нибудь новые хитрые способы развлечь его, но сегодняшнее утро было не для подобных шарад. Как хорошо, подумал он, вылезая из кровати, что Элинор послала за оруженосцами. Без сомнения, они окажутся полезны, чтобы натянуть на него одежду и доспехи, – правда, при условии, что кто-нибудь из них знает, где его одежда. Иэн-то точно не знал. Последние пять дней за ним ухаживали Элинор и ее служанки. Все, что он знал, это то, что каждый раз, когда ему необходимо было одеваться, перед ним возникали великолепные наряды, каких он прежде никогда и не видывал. Правдой было и то, что половину этого времени он был слишком сердит, чтобы спрашивать, откуда берутся эти вещи, а вторую половину времени у него находилась для разговоров более важная тема.
   Как только прибыли Оуэн и Джеффри, Иэн понял, что ему следовало бы знать Элинор получше и не предполагать впредь, что хоть что-нибудь, включая и брачную ночь, может лишить ее практичности. Прежде чем он успел сказать хоть слово, Оуэн разыскал и протянул ему ночной горшок. Иэн так зашелся от смеха, что чуть не выронил его. Действительно замок и ключ! Элинор прекрасно знала, что ему нужно! В следующий момент, увидев, как Джеффри направляется в соседнюю комнату, он окликнул его:
   – Куда ты идешь?
   – За вашей одеждой, господин. Гертруда сказала зайти за одеждой к ней.
   – А, ладно, только не входи в спальню. Леди Элинор там одевается.
   Мальчик покраснел и торопливо вышел за дверь. Иэн приподнял бровь. Если Джеффри все так же невинен, как кажется, его следовало бы немного просветить в нужном направлении. Оуэн помог своему хозяину надеть халат и затем подвел к стулу возле разожженного очага. Словно по сигналу вошел брадобрей. Оуэн подошел к Джеффри, чтобы помочь ему принести доспехи Иэна, все еще тяжеловатые для мальчика.
   К тому времени, как брадобрей закончил свою работу, Джеффри уже вернулся. Он натянул на ноги своего хозяина темно-бордовые штаны. Иэн улыбнулся, почувствовав прикосновение тонкой шерстяной ткани, более подходящей для выходного наряда. Элинор явно стремилась произвести впечатление на вассалов и кастелянов. Даже будучи готовым к этому, он присвистнул, когда дело дошло до шелковой рубашки и нижней туники. Она хорошо сочеталась со штанами. Он указал пальцем на расшитый драгоценными камнями воротник.
   – Это уж слишком, – запротестовал он. – Я задохнусь, если попытаюсь натянуть его на голову.
   – Но вы же не будете сражаться сегодня, зато как это красиво. – Голос Джеффри задрожал от волнения.
   Иэн улыбнулся и не стал больше спорить. Это действительно так. Сегодня он должен изображать величественного лорда, а не боевого командира. Кольчуга, последовавшая далее, снова заставила Иэна рассмеяться и шутливо прикрыть рукой глаза. Она была вычищена до такой степени, что сверкала серебром в свете камина. Каждое стальное колечко было вымыто, вычищено и отполировано от ржавчины, крови, грязи и копоти, которые накопились на ней за недели, проведенные им в открытом поле.
   – Настоящее произведение искусства, – похвалил он. – Это же только подумать, сколько часов пришлось провести за этой работой. Кого я должен благодарить?
   – Леди Элинор, я полагаю, – сказал Оуэн, улыбаясь. – Она приходила и следила за тем, чтобы кольчуга была вычищена как следует. Нам пришлось три раза возвращаться и доделывать. А если вы имеете в виду, чьи пальцы и ногти царапали и терли каждое звено, то это делали мы, по очереди, главным образом Джеффри и я, но и Джейми помогал, и даже Бьорн.
   Изн почувствовал такой прилив тепла и нежности, что не мог больше ничего сказать. Он достиг того, что было для него почти раем. Пылкое внимание Элинор к каждой детали этого великолепного костюма не только свидетельствовало о том, какая она хорошая жена, но и показывало, что она сама не собиралась затмевать его нарядами, что могла бы сделать чрезвычайно искусно. Это долг его оруженосцев, безусловно, чистить его доспехи, но, шутил или нет Оуэн насчет трижды возвращенной кольчуги, этот долг был исполнен с тщанием и любовью. К тому же любовь к нему и гордость за него прямо-таки светились на лицах мальчиков в это утро.
   И превыше всего было то, что Джейми и Бьорн тоже помогали выполнять эту работу, хотя это явно не входило в их обязанности, и Элинор не могла попросить их делать это. Они действовали просто по зову сердца. Все то, что обрушилось на Иэна до того, как он попал к Саймону, излечилось любовью. Сейчас точно так же любовь окружила его, и на несколько мгновений он испытал такую радость, что лишился дара речи.
   От этих счастливых мыслей его отвлек шепот Оуэна, обращенный к Джеффри:
   – Сделай это сам. У тебя руки легче.
   Может быть, и так, подумал Иэн, сообразив, что процесс его одевания дошел до подвязок и Оуэн опасался нарваться на неприятности. Было одно удовольствие смотреть, как Джеффри нерешительно потянул за алые шнурки, увидеть, как быстро, но доверчиво моргнули его глаза, когда он предупредил:
   – Скажите, если будет больно, господин. «Все правильно, – решил Иэн. – Он любит меня, я – его, и мы оба любим Джоанну. Надо бы как-то Элинор убедить, насколько ценной была бы такая крепкая кровная связь».
   – Позвольте мне помочь вам встать, господин, – попросил Оуэн.
   – Господи ты Боже мой! – воскликнул Иэн, когда Джеффри подал его верхнюю тунику. – Мне осталось только окружить голову нимбом, и я стану похож на одну из тех картинок, которыми завешаны все церкви на Святой Земле.
   Наряд был действительно великолепен: алый бархат, вышитый золотом и украшенный – Иэн поднес кайму поближе к глазам – жемчугом, который – он готов был поклясться – был добавлен позднее. Тут ему в голову пришла мысль, от которой губы уже сложились, чтобы снова присвистнуть, но звук не сорвался с его уст, потому что в этот момент в комнату вошла Элинор.
   – Два сапога пара, – оценивающе произнес он, уста-вясь на нее.
   Элинор улыбнулась его быстрой реакции. Она действительно так и рассчитывала создать впечатление, словно они были зеркальным отражением друг друга. Платье Элинор вполне соответствовало тунике и штанам Иэна, а ее туника подходила к его верхней одежде. Вышивка на обоих костюмах имела одинаковый рисунок, а ряды жемчужин на ее платье – свадебный подарок Иэна – были родными сестрами жемчугу, сверкавшему на воротнике и кайме наряда Иэна.
   – Быстренько, – сказала она, открывая сундук, – возьми эту золотую цепь с топазом и надень ее. Это будет последний штрих. Подожди. Посмотри еще, нет ли здесь колец, которые подойдут к твоим пальцам.
   – Чьи они? – грустно спросил Иэн.
   Те немногие драгоценности и золото, которые он имел, остались в его северном замке. А все, что было у него при себе, ушло в уплату за жемчуг для Элинор.
   – Кто знает, – ответила Элинор. – Мои, наверное, если ты спрашиваешь, кто ими владеет сейчас. Я подозреваю, что они остались от моего отца. Дед вообще никогда не носил такого, и Саймон тоже. И они были совершенно правы, конечно – кольца шли им как корове седло. Хотя я всегда считала большим расточительством то, что они лежат здесь без движения. Как приятно видеть их на тебе, Иэн. Ты оказываешь им честь.
   – Но Элинор, – возразил Иэн, – одевать меня в заимствованные перья…
   – Заимствованные, у кого? Они твои, пока мы с тобой живы. Когда мы умрем, их поделят между собой наши дети.
   Иэн открыл было рот для дальнейших возражений, но был прерван голосом Джоанны, попросившей из-за двери разрешения войти.
   – Да, входи, – сказал он и тут же воскликнул: – Святая Мария! Джоанна, какая ты красавица!
   При всей ее незрелости легко было представить женщину, какой она станет. Она была одета в такое же темно-красное платье, как и ее мать, и Иэн изумился, как хорошо шел им обеим этот цвет. Темные волосы Элинор были скрыты под золотистым платком; и мать, и дочь имели одинаково белую кожу, но темно-красный цвет, казалось, придавал глазам Элинор золотой оттенок, а серые глаза Джоанны оживлял до ярко-синих.
   Девочка импульсивно подбежала к Иэну, и он обнял и поцеловал ее. Пока она была в его объятиях, весь его пыл насчет ее помолвки совершенно угас. Ему уже стало казаться, что ни один мужчина не может быть достоин Джоанны.
   Он уже был готов произнести вслух подобную глупость, но его спас гордый голос Адама, тоже потребовавшего внимания к себе. Иэн отпустил Джоанну, которая отправилась к матери, чтобы та подправила складки ее платья. Наряд Адама был уменьшенной копией костюма его отчима, правда, без драгоценностей, которые нацепил на себя Иэн. В самом деле, с темной шевелюрой и изменчивыми глазами его легче было принять за сына Иэна, нежели Саймона. Иэн не стал Тратить время на восхищение нарядом мальчика. Адам был прекрасен, как попугай, и сам знал это.
   – Стой! – приказал Иэн. – Теперь повернись. Да. Поверни этот меч немного вперед, так чтобы рукой было легче ухватиться за рукоятку. Покажи мне, как ты будешь выхватывать его. Быстрее. Держи ножны левой рукой. Выше. Так. Тяни. Так. Теперь давай посмотрим…
   – Иэн, – вмешалась Элинор. – Ты же не собираешься стать на колени? Он рассмеялся.
   – Я и забыл. Оуэн, ты повыше. Стань на колени перед Адамом вместо меня. Так. Покажи мне, как ты касаешься его острием, Адам. Аккуратнее. Очень хорошо. Ножны. Спасибо, Оуэн. Теперь вы с Джеффри идите и одевайтесь побыстрее. Я хочу посмотреть на вас прежде, чем начнется церемония. Адам, иди сюда.
   – Вниз не идите, – сказала Элинор оруженосцам. – Для вас приготовлены новые наряды в комнате напротив, и Гертруда с Этельбургой помогут вам одеться. Скажите Гертруде, где ваше оружие, и она пошлет за ним слугу.
   Иэн, который в этот момент показывал Адаму, как нужно носить плащ, чтобы он не закрывал рукоятку меча, изумленно повернулся.
   – Для моих оруженосцев тоже? – беспокойно спросил он.
   – Они будут стоять за твоей спиной. Я хочу, чтобы все гармонировало. Ты же не оставил мне вещи мальчиков, и, даже если их одежда была когда-то достаточно приличной, я могу представить, в каком состоянии она сейчас. Легче сшить новую, чем чистить и латать то, в чем они были среди гостей.
   – Очень хорошо, но их отцы вполне способны обеспечить их обновками. Я скажу, чтобы они возместили расходы.
   – Ох, Иэн, пусть это будет моим подарком. Ведь они так добры к Адаму. Правда, Адам?
   – Да, – ответил неугомонный Адам. – Но если ты хочешь сделать им подарок, мама, я знаю, чего им хотелось бы больше, чем красивой одежды.
   – Правда, дорогуша? Какой ты умница. Расскажи мне.
   – Оуэн хочет украшенный драгоценностями нож для еды, такой, как был у Иэна, когда он носил зеленый костюм. А Джеффри безумно хочет иметь лютню. Он играет очень хорошо. Он брал ее взаймы у менестрелей. – Адам понизил голос. – У него была лютня, но королева отобрала ее. Она сказала, что это неприлично. Иэн, разве неприлично играть на лютне? Мама рассказывала мне, что король Ричард тоже играл и пел.
   – Вот же глупый мальчишка! – воскликнул Иэн. – Почему же он мне не рассказал об этом? – Затем он обратился к Адаму: – Ну конечно, это прилично. Если бы у меня было хоть чуть-чуть способностей, я бы сам играл и пел. Может, Джеффри просто не понял, что имела в виду королева Изабелла? Может быть, он играл не тогда и не там, где положено.
   Но глаза Иэна горели бешенством, когда он встретил взгляд Элинор поверх головы Адама, и она поняла, что он пытался оправдать королеву только для того, чтобы Адам не слышал того, для чего еще был слишком мал.
   – Ты умеешь хранить секреты, Адам? – прошептала Элинор. Мальчик взволнованно кивнул. – Очень хорошо. Может быть, Оуэн получит свой нож, а Джеффри – свою лютню в качестве подарков на Двенадцатый день. Только не рассказывай им об этом, иначе испортишь им удовольствие. А это нехорошо после всего, что они для тебя делают. А вот и наши долгожданные джентльмены. Ну как, Иэн? Как они выглядят?
   Иэн пробормотал что-то вроде одобрения, более интересуясь тем, как они носят оружие, нежели их внешним видом. Элинор расправила складки туники на спине Оуэна и выровняла край туники у Джеффри. Иэн сразу же испортил старания Элинор, поправив на них обоих поясные ремни, и удовлетворенно отступил на шаг. Оуэн был со вкусом одет в два оттенка синего цвета, а Джеффри – в зеленое. Оба выглядели прекрасно и вполне гармонировали с нарядами главных действующих лиц.
   – Спасибо вам, господин, – сказал Джеффри, став на колено и поцеловав руку Иэна.
   Оуэн эхом повторил тот же жест и те же слова.
   – Не мне спасибо, – заметил Иэн, ласково потрепав их головы. – К моему стыду, я даже не подумал, что вашу одежду нужно привезти в замок и почистить. Благодарите леди Элинор за заботу и старания.
   Они оба снова хотели стать на колени, но Элинор предупредила их попытку, просто обняв их за плечи.
   – Я очень счастлива, что вы вошли в мою семью и в мое сердце. Я знаю, что вы уже достаточно большие, чтобы нуждаться в матери, но есть некоторые вещи, которые мужчина хочет иногда поведать или спросить у женщины. И мать – самый надежный человек, чтобы выслушать ваши проблемы и истории. Если чем-нибудь смогу помочь вам, помните, что я буду всегда рада это сделать.
   Иэн обвел глазами всю группу.
   – Ты иди первым, Адам, потом Джоанна и Элинор. Оуэн, подставь мне плечо. Стоять я могу, но на лестнице чувствую себя не совсем уверенно. Джеффри, следуй за нами и будь готов подхватить меня за пояс, если мое колено не выдержит. Я не хочу влететь в зал головой вперед.


   14.

   Это была изумительная по красоте церемония, но у Элинор стало на душе тяжело. Она отчаянно боролась со слезами, наблюдая за Адамом, принимавшим присягу от своих вассалов. Он был такой маленький, его крохотные ручки утопали в ладонях мужчин, которые преклоняли перед ним колени. Боль из горла опустилась ей в грудь, и она почувствовала, что сердце ее вот-вот разорвется в буквальном смысле. «Саймон, – кричало ее израненное сердце, – Саймон!»
   Но не было ни ответа, ни даже видения, чтобы успокоить душу, как раньше, когда ей становилось страшно и грустно. Был только голос Иэна, следовавший за дрожащим голоском Адама, подтверждавшим клятвы верности, голос Иэна, сильный и уверенный, повторявший вновь и вновь:
   – Я, Иэн, лорд де Випон, даю гарантию и ручаюсь за моего сына по браку.
   К счастью, Элинор так часто приходилось принимать присягу от своих подданных, что нужные слова и жесты лились из нее автоматически, а что касается оруженосцев, то, как бы ни был забывчив Иэн в отношении их нарядов, он, конечно, не забыл проинструктировать их насчет обязанностей.
   Во время принесения присяги каждым вассалом и кастеляном Оуэн или Джеффри по очереди выходили вперед, чтобы принять и перенести в надежное место знак верности, который вассал дарил господину. Дар сэра Джона из Мерси состоял из пяти рыб, трех угрей и двух устриц; сэр Джайлс из Айфорда подарил две пары охотничьих собак; сэр Генри из Кингслера – длинное копье; сэр Уолтер из Форстала преподнес ястреба-перепелятника. Элинор все время думала об умершем Саймоне – видит ли он своего сына сейчас? Она даже не слышала оглушительные возгласы «Fiat! Fiat!», вырывавшиеся из всей массы глоток после каждой клятвы.
   Однако она довольно быстро пришла в себя, когда почуяла странную интонацию в голосе кастеляна из Клиро-Хилла, сэра Питера. В одно мгновение она вспомнила об Иэне, стоявшем по левую руку от него. Хотя правая рука его не шевельнулась, левая ухватилась за ножны меча, словно он готовился выхватить оружие.
   Даже Джоанна вспомнила о своей причастности к этой церемонии и придвинулась ближе к матери, почувствовав что-то неладное. Элинор сказала свое слово, наклонилась вперед и одарила кастеляна поцелуем мира, но, не встретив его взгляда, встревожилась еще больше.
   Кастелян передал оруженосцу знак почтения к хозяйке – фазаньи яйца и пять луковиц, – и Элинор приняла его, произнеся нужные слова. Свидетели прокричали «Fiat!». Сэр Питер сошел с помоста, но глаза Элинор продолжали внимательно следить за ним, пока перед ней не предстал сэр Алфред из Иленда.
   Тут она отступила на шаг. Настала очередь Иэна. Это принятие присяги было, конечно, совершенно необязательным в том смысле, что ничего не меняло в общественном положении Иэна или в его отношениях со своими вассалами. Однако идея как можно более частого обновления клятвы верности была хороша в принципе – постоянное повторение вроде бы укрепляло лояльность. К тому же обновление присяги в такой момент отведет возможные жалобы, что Иэн, дескать, слишком занялся землями своей супруги и оставил в небрежении собственные, не предупредив вассалов о новой ответственности. Элинор все это мало занимало. Хотя теоретически она была наследницей Иэна, поскольку у него больше не было родных, ее не слишком волновала мысль о присоединении его земель к своим, если с ним что-то случится.
   Примерно на середине церемонии принесения присяги в дальнем конце зала произошло какое-то замешательство. Элинор резко вскинула голову, но, видимо, воины, толпившиеся в той стороне зала, либо разъяснили нарушителям покоя, что происходит впереди, либо Как-то иначе утихомирили их. Совершенно избавившись от прежнего плохого настроения, Элинор почувствовала, как заколотилось ее сердце от радостного ожидания. Если это был королевский гонец, то благослови ее Господь. Лучшего времени для его появления и придумать было нельзя.
   Элинор, конечно, надеялась, что это произойдет именно таким образом, но у нее не было времени подготовить все как следует. Она знала, что егеря оставят этого человека в лесу только после рассвета из опасения, что он станет жертвой хищных зверей, но все остальное было лишь на уровне догадок.
   Сколько времени ему понадобится, чтобы освободиться? Сколько времени он будет добираться до Роузлинда? Как долго ему придется уламывать стражу впустить его в замок, такого потрепанного и грязного, каким он должен предстать? Глаза Элинор остановились на стоявшем чуть впереди и слева от нее Иэне. Если это в самом деле гонец короля, то Бог действительно благословил их брак. Иэн будет защищен свидетельскими показаниями могущественных очевидцев от обвинений в презрении к пожеланиям короля. В конце концов, откуда он мог знать, что у короля есть другие планы в отношении леди, на которой он женился, если гонец с такой информацией явился только после свадьбы.
   Быстро просчитав другие возможности для беспокойства, Элинор почти не сомневалась, как ей теперь нужно действовать. Как только затих последний «Fiat!», она сделала шаг вперед.
   – Кто нарушил порядок во время церемонии? – отрывисто произнесла она. – Выведите этого человека сюда.
   Иэн, который не сводил глаз со своего вассала, вообще не заметил кратковременного беспорядка в дальнем конце зала. По удивленным взглядам и взволнованно повернувшимся головам он понял, что если что-то и было, то заметили это немногие. Он положил ладонь на руку Элинор.
   – Будь поласковей, – предупредил он ее, – сегодня неподходящий день для строгости.
   – Я вовсе не сержусь, – заявила в ответ Элинор негромким, но четким голосом, который определенно донесся до важнейших свидетелей, стоявших перед помостом, – трех епископов, графов и лорда Ллевелина. – Я просто беспокоюсь. Вчера после обеда один из моих лесников передал мне королевскую печать и требование выкупа за королевского гонца. Он сказал, что человек, которого он не знает, набросился на него сзади и, угрожая ножом, потребовал отнести эту печать мне и попросить две марки за гонца и послание, которое было под этой печатью.
   – Что?!
   Этот недоуменный вопрос не означал, что Иэн чего-то не дослышал, – он просто не поверил своим ушам. Элинор оставалось только торопливо рассказывать дальше в надежде, что у него хватит соображения не оспаривать публично ее слова.
   – Я отдала ему деньги и убедилась, что он положил их туда, где ему было велено их оставить. Я не рассказала тебе об этом. Я… не хотела выглядеть дурой, если бы оказалось, что меня попросту надули.
   Глаза Иэна расширились до такой степени, что едва не вываливались из орбит, и он конвульсивно сглотнул. Сама идея, что Элинор могла действовать или мыслить столь простодушно и пассивно, не укладывалась у него в голове. Было ясно как Божий день, что Иэна втянули в какую-то дьявольскую интригу, но он не осмелился сказать или сделать что-нибудь, что выдало бы его подозрение. Тем более что тот человек уже вышел вперед. Иэн выслушал поведанную им историю чрезвычайно недоверчиво.
   Он оказался в руках у преступников. Каких преступников? Иэн знал, что расчистил единственное в окрестностях гнездо разбойников незадолго до приезда гонца. Конечно, вполне вероятно, что где-то в лесу могла жить небольшая шайка, промышляя дичью и несколькими грошами, которые они могли вытряхивать из путешественников-простолюдинов, боявшихся пожаловаться о своих злоключениях в замок. Это было возможно, но все же маловероятно.
   Предположение, что егеря и лесники Элинор могли не заметить подобную шайку, казалось слишком неправдоподобным. Предположение, что они могли предать, свою хозяйку, как это сделали лесники короля Джона в Бирс, было просто смехотворным. Король Джон был слишком далеко и слишком занят – он мог наведываться в Бирский лес от силы раз в год. И его люди не слишком опасались, что он накроет их за бесчестные деяния. Элинор же находилась на расстоянии вытянутой руки и была хорошей хозяйкой, с готовностью выслушивавшей жалобы своих людей, – у нее было слишком много преданных слуг, которые немедленно сообщили бы ей об измене какого-то другого слуги.
   У него отняли всю одежду, деньги, лошадь и оружие, страстно канючил гонец. Даже письмо отобрали, сорвав с него печать. Элинрр прервала его, чтобы подтвердить эти последние слова и заявить, на этот раз во всеуслышание, что печать принесли ей как свидетельство и что она заплатила требуемый выкуп, не посмев отказаться, когда речь шла о королевском гонце и письме от короля.
   В ответ она получила слезную благодарность бедолаги. Они убили бы его, чтобы замести следы своего преступления, сказал гонец, если бы она не заплатила. Большой выкуп, сказали они ему, позволит им бежать из страны. Они посмеялись над ним, когда он заявил, что за ними начнется беспощадная охота по всей Англии за покушение на королевского гонца. Но не во Франции, сказали они ему презрительно – власть короля Джона не распространяется на Францию.
   Наконец, очистив душу от пережитых страхов и унижений, он протянул свиток. Элинор попросила гостей простить ее и, развернув послание, сразу начала читать. Она пропустила пространное вступление, желая поскорее узнать, что угодно королю. Иэн закусил губу, чтобы не выдать своих чувств движениями рта, а затем тихонько приказал Оуэну проследить, чтобы гонцу обеспечили должное внимание, дав ему вымыться, поесть и отдохнуть, а также выдали приличную одежду взамен лохмотьев, которые были на нем.
   Иэн был рад занять себя чем угодно, чтобы отвлечь свое внимание… Он не был уверен в том, что сумеет контролировать выражение своего лица, когда Элинор демонстрировала испуг и сожаление, наверняка вызванные посланием. Иэн даже не был уверен, что именно выразит его лицо, поскольку он раздирался между ужасом, беспокойством, облегчением и удовлетворением.
   Он пропустил мимо ушей первые фальшивые сожаления Элинор, что она не сможет исполнить приказ короля, но ему не удалось открутиться полностью. Она повернулась к нему и взяла его за руку, великолепно изображая чисто женскую мольбу.
   – Он ведь не может расторгнуть брак, правда, Иэн? Он не сможет разлучить нас?
   Иэн готов был прибить ее в этот момент, не за то, что она сказала, а за то, как она лгала своим голосом и лицом, играя на сочувствии свидетелей, стараясь уверить их, какая она слабая и беззащитная женщина. Несколько человек стояли с окаменевшими лицами. Это были те, кто прекрасно знал, что такое Элинор, – Вильям Пемброк, сэр Джайлс из Айфорда, может быть, даже Роберт Лестерский, – но никто из них не выдал бы ее.
   Хуже всего было то, что она манипулировала Иэном, и ему приходилось втягивать остальных в неразбериху, на которую у него уже открылись глаза и с которой, он чувствовал, должен был бы сражаться в одиночку. Тем не менее она была слишком умна для него. Если он не попадется в ловушку, которую расставила Элинор, добровольно, то погубит их обоих.
   – Я не церковник, – ответил он скованно, – но я уверен, что брак – дело церкви, а не короля.
   – Это правда, господа? – обратилась Элинор к трем епископам.
   Прежде чем Иэн успел сообразить, что она собирается делать, Элинор выпустила его руку и сбежала с помоста. Иэн почувствовал, как лицо его заливается краской. Он считал себя достаточно умным, чтобы отвечать, не прося ни у кого подтверждения. Однако теперь он понял, что просто подыграл ей, как она и рассчитывала. Все три епископа громогласно уверили ее, что то, что соединил Бог, ни один человек, за исключением папы, наместника Бога на земле, разорвать не может.
   – Для этого должна быть серьезная причина, не так ли? Кровосмешение, например, или что-нибудь в этом роде, чтобы папа мог аннулировать брак? Это ведь не может быть оправдано только политическими мотивами?
   Питер де Рош Винчестерский заглянул в глаза этой женщине, которую, как он думал, он сейчас утешал. Счастье для Элинор, что он был умным человеком с развитым чувством юмора и любил красивых женщин. Он тоже понял, что его загоняют в угол. Перед такой толпой свидетелей он не мог сказать вслух то, что для каждого было очевидно: что политическая целесообразность гораздо чаще аннулирует браки, чем религиозные причины. Он едва заметно покачал головой, зная, что Элинор поймет его сигнал. Он давал ей понять, что она поймала его, и он сделает так, как та хочет, но что ей больше не следует вынуждать его играть в эту игру.
   – В данном браке нет вопроса о кровосмешении или о какой-то другой религиозной причине, чтобы аннулировать его, – произнес он, милостиво уступая, потому что это действительно было снисхождением. – И хотя политические причины в некотором смысле также священны, этот брак не затрагивает судьбу нации. Следовательно, я могу сказать и думаю, что Лондон и Эли поддержат мои слова, что у короля нет оснований просить расторжения этого брака.
   – Я нижайше признательна вашей светлости за то, что вы меня так успокоили, – звонко произнесла Элинор, чтобы все могли слышать. – Надеюсь, могу считать себя верной и лояльной подданной, и потому сердце мое наполняется радостью от того, что ему не придется противиться воле короля. Я не уверена, что он имеет право назначать мне мужа, но даже если это так, при всем моем желании подчиняться его воле я, по правде говоря, не смогла бы сделать это. Какими бы добрыми и преданными ни были его слуги Фулк де Кантелю и Генри Корнхилл, я не смогла бы принять ни одного из них в мужья.
   Над всеми собравшимися мужчинами и женщинами пронесся изумленный вздох. Иэн стиснул зубы. Именно это было ее целью с самого начала. Она, конечно, не могла прочесть письмо короля вслух всем гостям и нашла способ поведать им информацию, которая, безусловно, взбесит каждого благородного мужчину и любую женщину, которая испытывала к ней какое-нибудь чувство, кроме черной ненависти. Сэр Фулк и сэр Генри были лизоблюдами и собаками короля. Это были низкие и жестокие развратники и садисты, которые занимались такими вещами, от которых отказался бы наотрез любой честный человек даже перед лицом короля.
   По мнению гостей Элинор, предложение таких людей в качестве кандидатов в мужья для Элинор было чудовищным оскорблением. По правде говоря, большинство из присутствовавших мужчин меньше всего волновала жестокость предложенных женихов. Их оскорбляло то, что эти люди были презренными и грубыми простолюдинами, которых, однако, король предпочитал им самим. Именно на Фулка и Генри, как из рога изобилия, сыпались милости. Именно к ним король обращался в тяжелые минуты. И если бароны даже понимали, что подобная милость была связана с тем, что Фулк и Генри повиновались Джону без вопросов, без каких-либо сомнений насчет чести и законности, тем более оскорбительным был поступок короля. В конце концов, королевская знать была его естественным советчиком. Долг короля – советоваться с ними и действовать в соответствии с их пожеланиями.
   Женщины, за исключением Изабель, были просто потрясены одной мыслью о том, что ждало бы Элинор при таком повороте событий. Изабель, которая хорошо знала Элинор, благодарила Бога, что подобный брак не довел ее подругу до греха смертоубийства. Она сама бы молилась, плакала и терпела, а Элинор либо убила бы этого человека сама, либо устроила так, чтобы он исчез с ее пути. Однако Изабель ни в коей мере не шокировал притворный страх и хрупкость Элинор. Слабость – подходящее оружие женщины, и Изабель предпочитала, чтобы Элинор пользовалась именно этим оружием, а не ножом.
   Когда первоначальный шок прошел, гости ринулись вперед, чтобы выразить сочувствие, а некоторые даже объявить об открытой поддержке. Вассалы Элинор оказались все заодно в этом вопросе. Многие из них любили свою госпожу, но не только это стало причиной их сочувствия. Мысль получить в качестве сюзерена Фулка де Кантелю или Генри Корнхилла мгновенно подняла их верноподданнические чувства к Элинор и Иэну до непостижимой высоты. Ни их жены и дочери, ни их земли не могли быть в безопасности с господином, которого предложил король.
   Вассалы Иэна выглядели не такими счастливыми. Они не хотели враждовать ни с фаворитами короля, ни с самим королем. Тем не менее они тоже вышли вперед, чтобы выразить поддержку своему господину. Они понимали, что, поскольку Элинор теперь неотвратимо становится наследницей Иэна, если какая-то беда приключится с ним, то они перейдут вместе с ней к любому человеку, которого король выберет для нее. И они не питали иллюзий относительно кандидата короля – де Випон был хорошим господином: честным в делах и всегда приходящим на помощь попавшему в беду человеку.
   Знай раньше волю короля, они, безусловно, воспротивились бы этому браку, который оказался против его воли. Однако никто об этом не знал из-за тех проклятых преступников – а преступники большей частью существовали по вине короля, – так что теперь им оставалось только твердо поддержать своего господина.
   Вильям Солсбери был в бешенстве, но его гнев ни на кого конкретно не направлялся. Да и кого винить? Совершенно очевидно, что Иэн оказался столь же удивлен, как и он сам, тем, что предприняла Элинор. Однако он не мог винить и бедную Элинор, которая также явно была запугана до крайности предложенным ей выбором мужей. Вероятно, Иэну следовало бы предупредить ее, подумал Солсбери, полагая, что Элинор не читала его письмо, но он понимал, почему Иэн не сделал этого.
   Солсбери не мог даже обвинить Джона, бедного Джона, который никогда не мог правильно разобраться в человеке или ситуации и который неизменно и настойчиво делал все в точности не так, как надо. Ему нужно будет отправиться навстречу Джону, лишь только тот вернется в Англию, и объяснить, что произошло. Если бы ему удалось убедить Джона милостиво согласиться с этим браком, все было бы совсем по-другому. Доброта короля, прощающего своего подданного, затмила бы недостаток хорошего вкуса в попытках обогатить верных слуг.
   Вскоре после обеда, перед самым отъездом Солсбери поговорил об этом с Иэном и спросил, что он решил насчет Адама и Джоанны. К облегчению Иэна, он вроде бы совсем не расстроился теми уклончивыми ответами, которые получил. Он сказал, что понимает, что у Элинор едва ли было время для подобных вопросов в суматохе собственной свадьбы. Иэну пришлось стать несколько менее осторожным, но Солсбери по-прежнему сохранял добродушный вид. Он посетовал, что не получит Адама на воспитание. Затем со смехом и откровенно заметил то, что Иэну приходилось облекать в очень деликатные фразы.
   – Элинор не права насчет моей жены. Ей следовало бы приехать к нам и познакомиться с Элой поближе, но я понимаю, что близость ко двору, может быть, и не самый лучший вариант для такого гордого мальчика, тем более если мой брат воспримет ваш брак в штыки, что, я надеюсь, не случится. И действительно, разумно не создавать двойные узы в одном направлении, когда у вас только двое детей. Но я могу все-таки надеяться со временем на брак Джеффри и Джоанны? У нее нет возражений против Джеффри?
   – Совершенно никаких, – ответил Иэн и затем, учитывая открытость Солсбери, добавил: – Она ясно сказала, что была бы рада ему, даже без земли и без всякой легитимации, лишь бы это только доставило радость Джоанне. Кроме того, она добавила, что всеми силами будет способствовать тому, чтобы взгляд Джоанны обратился в сторону Джеффри.
   – Тогда я полностью удовлетворен.
   Солсбери вскочил на лошадь, подготовленную для него, и, махнув на прощание рукой, поскакал через подъемный мост, догоняя свиту жены. Иэн постоял несколько минут, глядя ему в спину, затем развернулся и поспешил обратно в замок. Для него было большим облегчением узнать, что Солсбери не оскорбился и сделает все, что от него зависит, чтобы уладить дело с Джоном. На это он, конечно, намекал и в своем письме, но тем не менее было просто здорово получить подтверждение его обещания после той волны враждебности по отношению к Джону, которую Элинор умышленно подняла.
   Иэн не заблуждался насчет мнимой шайки преступников, но он наделял Элинор даже большей хитростью и двуличием, чем она на самом деле обладала. Весь день, занятый проводами гостей и развлечениями тех, кто оставался, Иэн раздваивался между бешенством от того, как Элинор воспользовалась своими гостями, и, с другой стороны, облегчением, что причина гнева короля – если Джон все-таки решится продемонстрировать свою злобу, – стала широко известна. В ту ночь, как только служанки Элинор собрали его разбросанную одежду и вышли из комнаты, он обернулся к жене:
   – Что это еще за преступники? Как ты посмела? Элинор не ответила, спокойно заплетая волосы в две толстые, как запястья Иэна, косы. Обычно она не заплетала косы на ночь, но ей пришло это в голову, когда она оседлала своего мужа в прошлую ночь. Поскольку Иэну сегодня пришлось много ходить и его колено, по-видимому, разболелось, она решила, что ей следует подготовиться вновь сыграть активную роль в их любовной игре.
   – Ты слышишь меня? – рявкнул Иэн.
   – Я не глухая, – спокойно ответила Элинор.
   – Как ты посмела заманить в западню епископов, Оксфорда, Ллевелина, твоих и моих вассалов, даже родного брата и дочь Джона, заставив их участвовать в открытом неодобрении действий короля?
   – Потому что эти действия заслуживают неодобрения.
   – Я не об том говорю! – взревел Иэн. – Меня ты не одурачишь! Никаких преступников в лесу нет – я сам очистил лес. Это твои люди схватили гонца! Как ты осмелилась на такое?!
   – Я решила, что это лучше, чем добавлять открытое неповиновение воле короля к тому, что он уже имеет против меня. С гонцом ничего страшного не случилось. Никто не сможет его ни в чем обвинить, поскольку ясно, что это не его ошибка. И нас никто не сможет обвинить в том, что не является нашей виной. Что же я сделала неправильно?
   – Ты лгала своими глазами, ртом, голосом, всем своим телом. Ты…
   – Я исповедаюсь и приму епитимью, – безразлично ответила Элинор. Иэн задохнулся.
   – Отцу Френсису придется долго искать подходящее наказание, которое поглубже проймет тебя, – горестно заметил он.
   Покончив со своей прической, Элинор повернулась на стуле и посмотрела на мужа.
   – Не думаю. Я ведь не лгунья по натуре, – нежно пролепетала она.
   Иэн сжал кулаки, но огромным усилием воли овладел собой.
   – Элинор, – сказал он мягко, – ты думаешь, что двух марок достаточно, чтобы надолго заставить того человека молчать? Не попросит ли он еще немного, потом – еще?
   – Какого человека?
   Иэн сделал шаг вперед, явно начиная терять контроль над собой.
   – Ты можешь лгать, кому хочешь, но только не мне. Не мне!
   – Клянусь душой Саймона, – ответила Элинор, – я не сказала ни слова лжи тебе в этой комнате ни теперь, ни когда-либо ранее. То, что происходит в этой комнате, это касается только твоего и моего сердца, и у меня и в мыслях нет лгать.
   Это остудило Иэна, как холодный душ. Если Элинор поклялась душой Саймона, значит, говорит правду. Она могла бы рискнуть проклятием собственной души, но только не Саймона. Его кулаки разжались.
   – Дай мне разобраться, – сказал он уже более рассудительно. – Твои люди схватили гонца и удерживали его в плену? – Элинор утвердительно кивнула. – Как же это могло получиться, если ты не подкупила его, что он так удачно оказался в зале сразу после присяги, чтобы происшедшее с ним узнали все?
   – По милости Бога или дьявола, – мрачно ответила Элинор. – Но, клянусь, чго это не моя заслуга. Я приказала моим людям отпустить его в тот день, и это все, что я сделала, и ничего другого я не устраивала. Да и как я могла? Должна признаться, что если бы я могла устроить подобное, я бы с удовольствием это сделала, но сие казалось невозможным. Откуда я могла знать, где будут работать дровосеки? Откуда я могла знать, не отобьется ли где-нибудь овечка, чтобы привести туда все стадо? Без такого знания я не осмеливалась указать егерям точное место, где освободить пленника. И потом его пришлось оставить связанным, чтобы он не мог проследить за теми, кто поймал его. Как я могла знать, сколько времени понадобится ему, чтобы освободиться? Или сколь долго он будет искать дорогу сюда? Я приказала им оставить его поближе к краю леса, но это могло быть и не слишком близко. Он мог пойти в другую сторону и вообще заблудиться.
   – Кто знает об этом деле?
   Элинор задумалась, затем твердо помотала головой:
   – Они мои. Они не предадут меня. Они никогда не выдали бы меня, что бы я ни приказала им сделать.
   – Ты думаешь, я выдам их? – Иэн вновь повысил голос.
   – Нет, конечно, – уверила его Элинор. – Ты просто смутишь их. В твоем желании защитить меня от меня самой ты либо запретишь им делать подобные вещи, либо прикажешь приходить к тебе за подтверждением приказов, отданных мною, либо попытаешься объяснить опасность для меня такой их послушности в подобных делах. В другом месте или с другой женщиной это могло бы сойти, но я – леди Роуз-линд, и эти люди подчиняются моему легчайшему дыханию вот уже почти двадцать лет – причем независимо от того, кто мой муж!
   – Теперь выслушай меня, Элинор! Она поднялась и, подойдя к нему, ласково обняла за плечи.
   – Нет, Иэн. Это ты выслушай меня. Я сделала это не для того, чтобы уязвить твою гордость или ослепить твои глаза своим могуществом. Я доверяю тебе. Я знаю, что ты никогда ни по какой причине не причинил бы мне зла. Но подумай. Это, конечно, неестественно для мужчин, даже таких, как мои слуги, подчиняться женщине. Но я не осмеливаюсь нарушить или избавить их от этой привычки к повиновению. Однажды Джоанна станет хозяйкой Роузлинда. Если она выйдет замуж за Джеффри, и он здесь будет жить, и все будет хорошо, ты сможешь сказать, что я зря беспокоилась. Но если она выйдет за другого или Джеффри умрет и какой-нибудь король навяжет ей какого-нибудь мерзавца…
   Вполне может не оказаться под рукой доброго Иэна защитить ее, как ты защитил меня. Даже если ее вассалы будут достаточно верны ей, что они смогут сделать? Дни, когда небольшая группа могла поднять восстание, уже давно миновали. Только простой люд Роузлинда сможет стать ей опорой – егеря с их длинными луками, воры из городских закоулков с их длинными ножами, рыбаки с их быстрыми лодками, которые переворачиваются, и с сетками, которые запутываются. И им нужно знать только, что слово госпожи – закон.
   Эта речь немного утихомирила Иэна. Он не был так уж уверен, что дни, когда группа вассалов могла поднять восстание, миновали. В любом случае было достаточно ужасно представлять ее в лапах Фулка или генри, хотя Иэн знал, какая она сильная и решительная женщина. Мысль же о Джоанне, которую он когда-то качал на руках и которая все еще казалась ему хрупкой и беспомощной, как первый весенний цветок, в сочетании с подобной угрозой была совершенно невыносимой. Он прижал Элинор к себе, и она положила голову ему на грудь. Спустя мгновение, однако, она выпрямилась. Было бы весьма неразумно позволять Иэну продолжать раздумывать над их разговором, иначе его опять начнут грызть сомнения. Надо как-то отвлечь его внимание.
   – Иэн, ты не разговаривал с сэром Питером из Клиро-Хилла? Он последние дни избегал меня, как мне показалось. Хотя я не могу быть уверена, потому что… – Она нежно укусила мочку уха Иэна. – Потому что была занята другими делами и сегодня после присяги я очень хотела поговорить с ним, но леди Эла едва не вывела меня из терпения. Я никак не пойму, как это Солсбери до сих пор не прибил ее? Сначала она не могла ехать, потому что слишком устала, а после обеда уже было слишком поздно, чтобы отправляться в поездку. Потом ей вдруг приспичило ехать, потому что все уже упаковано, и ей придется перебирать слишком много вещей, чтобы вытащить одежду, которая понадобится ей, раз она задерживается. Потом она опять не едет, потому что ее вдруг начала беспокоить одышка. Потом…
   – Довольно, – рассмеялся Иэн. – Возможно, для тебя она была тяжелым испытанием, но Солсбери очень ценит ее и нежно любит. Он всегда хорошо о ней говорит, хотя и признает ее слабости.
   – Теперь я понимаю, как он может любить короля. У него мозги не в порядке. Но что все-таки с сэром Питером?
   – От меня он уклониться не смог, – неторопливо произнес Иэн, направляя поступь Элинор к кровати. – Но практически ничего нового я не узнал, кроме того, о чем мы догадались. Что-то очень и очень беспокоит сэра Питера. Возможно, это связано с тем, что какая-то каша завязывается в Уэльсе. Если Пемброк уедет в Ирландию, сильная рука перестанет сдерживать крышку этого кипящего котла. Вполне возможно, что не только злоба заставляет короля отказывать Пемброку в его желании отправиться в Ирландию. Даже несмотря на то, что у него отобрали все полномочия, само его присутствие заставляет людей дважды подумать, прежде чем устраивать беспорядки.
   – Сэр Питер слышал об этом плане?
   – Во всяком случае, не от меня, не от Солсбери и не от Пемброка. Но язык Оксфорда вполне способен развязаться, как только окунется в вино. К тому же Ллевелин мог рассказать ему, преследуя какие-то свои цели.
   – Но лорд Ллевелин очень любит нас, и ты не можешь сказать, что он несдержан на язык.
   – Разумеется, но при условии, что у него нет какой-то цели. Залезай в постель, Элинор, – холодно. Элинор тряхнула головой.
   – Иэн, я хочу дослушать до конца эту историю сэра Питера, лорда Ллевелина и Уэльса. А если мы ляжем в постель, нам будет не до разговоров.
   Он рассмеялся, силком затащил ее в кровать и лег рядом с ней.
   – Я не пытаюсь отвлечь твое внимание. Эта история – если это правда, а не плод моего воображения, – рассказывается довольно быстро. Ллевелин мог подумать, что мне не будет никакого вреда, если один из твоих кастелянов попытается немного потрясти твои владения, когда Пемброк уедет. Я не знаю, действительно ли сэр Питер такой дурак, если думает, что я не найду на него управу – с помощью Пемброка или без нее, – но нет никаких сомнений, что Ллевелин надеется, что сэр Питер обратится к лорду Гвенвинвину, предложив принести ему присягу и стать его человеком, выйдя из моего подчинения. Это даст Ллевелину повод прийти мне на помощь и тем самым бросить вызов Гвенвинвину, чего он, собственно, и добивается.
   – А лорд Ллевелин не думает, как я отнесусь к тому, что мой кастелян бросит вызов мне? – спросила Элинор, повышая голос.
   – Ладно, ладно, не кипятись. Вся прелесть этой идеи в том, что ты получишь свои земли назад и избавишься от кастеляна с очень сомнительной репутацией. А Ллевелин окажет мне честь и помощь в избавлении от этого кастеляна. И…
   – И нам с тобой придется пойти войной на Гвенвинвина по моей собственной земле, где будут гибнуть мои люди, уничтожаться урожаи и стада скота, и я потеряю большую часть доходов именно в то время, когда король планирует повысить налоги и, вероятно, наложит на меня штраф за то, что я вышла замуж за тебя. Надеюсь, ты поблагодарил Ллевелина за подобную великолепную мысль?
   Иэн был несколько ошеломлен меркантильными подсчетами Элинор в таком серьезном политическом предприятии.
   – Я сказал, что все это лишь мои догадки. Я не знаю, связан ли вообще Ллевелин со странным поведением сэра Питера. И в любом случае война будет вестись не на земле Клиро-Хилла или, по крайней мере, не дольше, чем понадобится наказать сэра Питера, которого придется изгнать так или иначе, если он предатель. Ллевелина интересует Повис, а не твои земли.
   – Совершенно верно, – ехидно ответила Элинор, – а меня интересует моя собственность, а не амбиции Ллевелина. Я предпочла бы, чтобы он поискал повод столкнуться с лордом Гвенвинвином где-нибудь подальше от моих земель. А если сэр Питер действительно не верен нам, то было бы лучше найти способ, чтобы он не вернулся в Клиро-Хилл, нежели изгонять его оттуда силой.
   – Подожди, Элинор, – запротестовал Иэн. – Он дал присягу и преподнес знак верности – все, как положено. Ты не можешь предпринять что бы то ни было против него после того, как приняла дар и поцеловала его, иначе все остальные твои люди возмутятся. И я еще раз говорю, что это все, возможно, плод моей фантазии. Мы строим мощную башню из сырого песка на одном только основании, что у него было странное выражение лица и он избегал разговора с нами. Возможно, для этого есть совершенно невинные причины, или мне вообще все привиделось.
   – Я не думаю, что тебе показалось, потому что я прочла на его лице то же самое. И я прекрасно знаю, что не могу теперь действовать против него в открытую. – Внезапно на середине этой мысли она рассмеялась и приникла губами к плечу Иэна. – Если бы я не думала о другом, я бы раньше разглядела его недовольство – если речь идет действительно о недовольстве, а не о чем-то хуже. Я бы просто не приняла его присягу – но мои мысли витали в других сферах.
   – Не я ли виновник этого?
   – Именно ты. Если бы ты был ненавистен или безразличен мне, неужели я не сумела бы выбросить тебя из головы? Ведь сэр Питер пытался заговорить со мной – дважды, но я все отмахивалась от него и потом не могла вспомнить, что он говорил.
   Вместо того чтобы винить жену в легкомыслии, Иэн страстно поцеловал ее, и предсказание Элинор сбылось. Разговор прервался. Иэн больше не думал о сэре Питере в тот вечер. Ему слишком нравилась новая для него роль мужа, чтобы покинуть Элинор ради дел другого человека. Однако зловещие слова жены, что она «не может теперь действовать в открытую», остались в его памяти, захороненные под слоем удовольствий, и всплыли на поверхность на следующее утро.
   Элинор встала с постели почти сразу после их предрассветного сеанса любовной игры. Иэн, ожидавший, что она вышла по нужде и скоро вернется, снова уснул. Некоторое время он проспал как убитый, но, когда изнеможение, вызванное усердным выполнением супружеского долга, прошло, сознание начало возвращаться к нему. Чтобы восстановить силы, ему не требовалось много времени. Он был крепким мужчиной, привыкшим к тяжелым испытаниям, и, в любом случае, он и так достаточно много отдыхал за последние недели.
   Голос Элинор, негромкий, но чистый, разбудил его окончательно. Первой реакцией было какое-то сильное беспокойство, которое чуть не вышвырнуло его из кровати. Второй женский голос погасил этот порыв. Иэн остался лежать, пытаясь разогнать остатки сна и понять, что же его так обеспокоило. Мысли его несколько прояснились, когда он услышал, как Элинор приказала служанке никого не убивать.
   Эта идея, вроде бы совершенно естественная, вновь вызвала в Иэне прежнее чувство беспокойства, но уже вполне осознанное. Иэн не знал, как долго он спал. Эта ведьма, на которой он женился, вполне уже могла за это время приказать убить и десять, и сто человек.
   – Элинор!
   В одну секунду она уже была возле кровати, задергивая занавески. Она была одета в нежно-зеленый халат, глубокий вырез которого интригующе открывал красивую белую шею. Выражение лица было таким сладким и податливым, о каком любой мужчина мог только мечтать; голос, когда она спросила, чем может служить своему господину, был таким нежным и музыкальным, словно ему никогда и не приходилось выкрикивать бранные слова и хлестать ими, как кнутом. Все, чего Иэну хотелось, – так это притянуть ее к груди и приласкать, как котенка. Однако он нашел в себе силы противостоять этому искушению.
   – Отошли служанку, – сказал он.
   Элинор приподняла брови, но не стала возражать. Она отослала Гертруду и вернулась. Лицо ее оставалось все таким же сладким, губы улыбались, но в глазах читалась настороженность.
   – А теперь я хочу, чтобы ты вспомнила, в чем поклялась мне здесь вчера вечером, – что в этой комнате никогда не будет места лжи. И потом расскажи, что ты сделала против сэра Питера.
   – Сделала? Против самого сэра Питера? Ничего.
   – Элинор…
   – Если ты не веришь моему ответу, то стоило ли спрашивать?
   Глаза Элинор стали темными, как грозовая туча, а в голосе, все еще мягком и выразительном, послышался звон стали.
   – Я готов поверить, что ты лично не набросилась на сэра Питера с мечом или ножом. Я хочу знать, какие приказы ты отдала в отношении его.
   – В отношении его? Никаких.
   Испытав некоторое облегчение, когда главные его страхи рассеялись, Иэн усмехнулся. Состязаться с Элинор было даже забавно. Он понимал, что она не захочет разозлить его, отказываясь отвечать, и был уверен, что сдержит свое слово и не опустится до пошлой лжи. В этой комнате она поклялась говорить буквальную правду. Вся штука была в том, чтобы распознать, когда правда мало чем отличается от лжи, задавать такие вопросы, которые не заставили бы ее упрямо замолчать и на которые в то же время можно было получить достаточно вразумительные ответы, чтобы их сопоставление придало всему какой-то смысл.
   – Позволено ли будет сэру Питеру оставить этот дом с миром и вернуться в Клиро-Хилл в полном здравии, в полном разуме и со всеми конечностями?
   Элинор недоуменно посмотрела на него и затем расхохоталась.
   – Тебе пошло бы на пользу, если бы я заставила тебя потратить полдня на то, чтобы вытянуть из меня по кусочкам то, что ты хочешь узнать. Почему ты не спросишь напрямик? Я сказала тебе истинную правду.
   – Я не сомневаюсь. Настолько истинную, что, если то, что случится с сэром Питером, не уклонится и на толщину волоса от того, что ты сказала, я не смогу назвать тебя лгуньей. А спрашивать напрямую… – Неожиданно лицо Иэна потускнело, и глаза уставились в пространство. – Что я могу сделать, если ты отказываешься отвечать? Не пойми меня превратно, Элинор. Я не за тебя боюсь, а за себя. Я знаю, что бывает, когда мужчины используют свою силу против женщины.
   Проникшись сочувствием, Элинор чуть было не уверила своего мужа, что ничего не утаила от него. Но здравый смысл остановил ее, и она лишь сказала:
   – Мне нечего скрывать насчет сэра Питера. Он хорошо и верно служил мне в прошлом. Его вид был несколько странным, но это может объясняться разными причинами. Кроме того, когда я задумалась над тем, что ты сказал мне, я нашла твои слова справедливыми. Помимо этого, у него жена и дети, – ее глаза снова потемнели, – которых, как ты, наверное, заметил, он не привез с собой.
   – Это ни о чем не говорит. Дорога длинная, и он мог бояться оставить замок без присмотра или опасаться плохой погоды и разбойников по пути. В наши дни самое безопасное место для женщины, если у ее мужа нет большой свиты, – это ее собственный замок.
   – Да, это правда. Поэтому, размышляя в дороге над этими вопросами, сэр Питер отправится с миром и вернется домой живым и здоровым. А если не вернется, то это будет не по моей вине и даже не по моему желанию.
   Глаза Иэна повеселели.
   – Элинор, мне так трудно поверить, что ты вообще ничего не предприняла.
   – А я не прошу, чтобы ты верил в это. Я послала гонцов – которые наверняка опередят сэра Питера – в гарнизон замка, чтобы информировать людей о моем браке и о том факте, что мой муж, лорд Иэн де Випон, обладает всеми полномочиями, и, следовательно, его приказы превалируют над приказами любого другого человека. Я напомнила им также, что мой брак ничего не меняет, что они в первую очередь должны быть преданы мне и что, если лорд Иэн захочет войти в мой замок, а его не впустят с одобрения сэра Питера или без оного, моя месть падет на них. И это будет жестокая месть. – Элинор помолчала, изучая лицо Иэна. – Ну что, не так?
   – Ты настраиваешь людей сэра Питера против него…
   – Они не его люди! – вспыхнула Элинор, вытаращив глаза и оскалив зубы. – Они мои, мои!
   – Элинор!
   Она перевела дух.
   – Они мои, – сказала она уже спокойнее. – Каждый год, за исключением того времени, когда я была на Святой Земле, и того года, когда заболел Саймон, я сама ездила туда, чтобы расплатиться с ними и выдать им одежду и обувь. Я сама следила, а вовсе не сэр Питер, чтобы их броня была крепка и еды хватало на всех. Я выслушивала жалобы каждого. Я принимала от них присягу – присягу мне!
   – Я не оспариваю твоего права, – медленно произнес Иэн, – но действовать за спиной сэра Питера…
   – Что делать? – выпалила Элинор. – Разве я приказала моим людям не подчиняться разумным приказам сэра Питера? Если он будет верен мне, они будут верны ему.
   – Правильно, – вздохнул Иэн. – Однако я хотел бы, чтобы в этом не было необходимости. Я желал бы, чтобы люди крепче держались за клятву, которую они принесли.
   – Я тоже, – едко ответила Элинор. – Это сэкономило бы мне кучу времени, сил и денег.
   Лицо ее смягчилось. Иэн не был так многоопытен, как Саймон. Он все еще видел людей такими, какими они должны быть, а не какие они есть. Будет лучше для него, если он перестанет думать о сэре Питере и его делах, но как отвлечь его? Она же не может и его отправить на охоту.
   – Иэн, – сказала Элинор, – мы вчера забыли об одном очень важном деле. Мы должны сообщить о нашем браке королю. Или ты думаешь, нам следует подождать, пока он сам услышит об этом?
   – Нет, мы должны сообщить незамедлительно. И я не забыл об этом. Просто, не переговорив с тобой насчет твоих игр с гонцом, я не знал, как именно должен действовать.
   – Ты хочешь написать ему? Или лучше я напишу, раз его послание было адресовано мне?
   – Думаю, мы напишем вместе. Элинор хихикнула.
   – Ох, как хорошо. Я уже начала писать и рада, что мой труд не пропадет даром.
   Иэн зарыл лицо в ладони и застонал. Элинор засмеялась громче и сказала, что принесет письмо, пока он сходит до ветру. Вернувшись, она обнаружила Иэна сидящим на стуле со страдальческим выражением на лице.
   – Послушай, – сказала она с нежными нотками про-сительности. – Если тебе что-то не понравится, я поменяю. Я решила разойтись с ним миром, поэтому начала со слов «От Элинор, леди Роузлинд». Я ведь могу по-прежнему называть себя так, неглядя на то, что я теперь Элинор де Випон, а не Элинор Лемань. Правильно?
   Это была действительно хорошая идея. Иэн кивнул.
   – Потом я пишу: «Дорогой мой владыка и король, я прошу прощения, что с таким опозданием отвечаю на Ваше доброе письмо, но это не связано с небрежностью ни с моей стороны, ни со стороны Вашего гонца. Как Вы предвидели и писали мне, большие проблемы пали на мою голову в связи с долгой болезнью моего ныне покойного господина и мужа. Мои земли заполонили банды преступников, грабивших моих людей и торговцев из города. Эти негодяи, потеряв последнее чувство порядочности и уважения, захватили в плен Вашего гонца и потребовали выкуп за него. Как только до меня дошло это известие, я выкупила свободу Вашего посланника, но к тому времени уже оказалось поздно принять Ваше в высшей степени тактичное и разумное предложение».
   – Да полно, Элинор, – запротестовал потрясенный Иэн, но не смог не улыбнуться. – Неужели ты думаешь, он проглотит все это?
   – Если ты так не думаешь, можешь исправить по-своему, но почему бы нет? Разве любая, даже самая грубая лесть, не по вкусу королю? А что касается слов «тактичное и разумное» – мужчина, которого он предлагал мне когда-то, был очень приличным человеком. Я ни разу не была при дворе, когда Джон стал королем. Откуда мне знать, что люди, которых он мне предлагает на этот раз, недостойны даже быть съеденными червями?
   – Гм-м. – Иэн больше не смеялся и не пугался. Элинор говорила действительно разумные вещи. – Разве я не сказал бы тебе, какие они чудовища?
   – А зачем тебе говорить? Или кому-то другому, раз я теперь в полной безопасности от них? Какую это могло бы иметь цель, кроме того, чтобы настроить меня против короля? Если ты не собираешься организовывать восстание, а присутствие Солсбери здесь должно убедить даже Джона, что у тебя нет таких мыслей, ты, наоборот, должен стремиться к тому, чтобы я относилась к королю со всей теплотой. Это письмо, надеюсь, и продемонстрирует, как ты преуспел в подобных наущениях.
   – Как мог я преуспеть, если учесть, что произошло между тобой и королем?
   – С моей стороны, почему бы нет? Он не причинил мне никакого вреда и Саймону тоже, несмотря на все свои угрозы. Так почему бы мне не думать, что он простил мой проступок? И ты знаешь, Иэн, – засмеялась Элинор, – редкая женщина ненавидит мужчину за то, что он считает ее красивой и делает ей нескромное предложение. Сопротивление не свидетельствует о ненависти.
   – Однако ты ненавидишь короля.
   – Во всяком случае, не за то, что он покушался на мою девственность. Кроме того, я не уверена, что слово «ненависть» здесь подходит. Я боюсь короля Джона – не столько за себя, но… но он сожрал бы весь мир, если б смог, и в то же время ненавидит этот мир и всех, кто живет в нем.
   – Он не такой плохой, как ты думаешь. По крайней мере в нем есть и любовь. Но продолжай со своим письмом.
   Поскольку Элинор сама не могла описать свои чувства по отношению к королю, она продолжила чтение.
   – «Не подозревая, что среди Ваших побед и той тяжелой работы, которая выпала на Вас, милорд. Вы все-таки найдете время вспомнить и о моих малозначительных трудностях, я приняла предложение о браке от одного из Ваших преданнейших слуг. Иэн, лорд де Випон, и я обручились в октябрьские иды и поженились в первый день декабря. Церемонию проводил Питер де Рош, епископ Винчестерский, в присутствии Вильяма, епископа Лондонского, и Юстаса, епископа Эли. Я надеюсь. Вы простите это нечаянное неповиновение, и, надеюсь также, что Вы не заподозрите меня в умышленном неуважении к Вашей воле. В самом деле, милорд, зная, как высоко Вы цените лорда Иэна, я полагаю, что этот союз станет для Вас приятной новостью. Позвольте мне, милорд, нижайше просить Вашего признания моих добрых намерений подписаться Вашей преданной и верной слугой и вассалом. Элинор». И так далее и тому подобное. Ну что скажешь?
   – Мне не очень нравится это твое «нижайше просить», – поморщился Иэн. – Мы ведь не сделали ничего плохого. Я даже заплатил королю за право жениться, на ком захочу.
   – Если хочешь, измени, – предложила Элинор, – но из женщины такие слова выходят легче, чем из мужчины. Я готова «нижайше просить», если это выкупит мое спокойствие.
   Иэн нахмурился и встал со стула. Элинор принялась помогать ему одеваться. Она, конечно, права, и все-таки ему казалось оскорбительным то, что ей приходится унижаться перед таким человеком, как Джон. Одевшись, он вышел из комнаты, чтобы заняться гостями, пока Элинор будет одеваться. Элинор проследила за ним. Он все еще прихрамывал, но уже гораздо меньше – к счастью, травма колена не осталась увечьем. Затем она взяла со столика свиток пергамента, который отложила, пока одевала мужа. Если бы она могла хоть чуть-чуть надеяться, что этот брак не окажется для него увечьем на всю жизнь, на сердце у нее было бы гораздо легче.


   15.

   В привычке слуг Элинор было исполнять приказы своей хозяйки так быстро, насколько это вообще в человеческих силах. Хотя она не слыла столь сумасбродной, чтобы наказывать человека за плохую погоду, стало бы неосмотрительно со стороны гонца сидеть на берегу реки и ждать, пока вода спадет. Поэтому верный слуга, который вез ее и Иэна письма, застал короля Джона еще в Ла-Рошели, где тот делал последние приготовления перед возвращением в Англию.
   Гонец вздохнул с облегчением, узнав, что ему не придется догонять короля, поскольку Джон, если не погружен в свою летаргию, перемещается с места на место почти так же быстро, как это когда-то делала его мать. К тому же задача гонца на этом практически завершалась. На его счастье, в Ла-Рошели в полной мере соблюдался придворный этикет, который запрещал такому незначительному слуге приближаться к королю, кроме как в случае крайней срочности. Посланцу Элинор нужно было только увидеться с придворным, которого описал Иэн, и вручить ему письма.
   Иэн немало повеселился, решая, кому именно вручить письма. Он не любил столь многих фаворитов короля, что перед ним был богатый выбор, на кого падет честь доставить королю печальное известие. Первой мыслью было предоставить Фулку или Генри стать вестниками собственной отставки, но Иэну с неохотой пришлось отказаться от нее.
   Эти благородные господа вполне способны были вскрыть печать горячим ножом и, узнав о содержании, убить гонца и уничтожить письма, повернув дело так, что Элинор отказалась отвечать на приказ короля, и тем самым представив ее брак актом неповиновения. «Не то чтобы большинство других придворных были выше того, чтобы вскрыть письмо, – угрюмо пояснил Иэн Элинор. – Просто никто другой не захочет пойти на такой риск, раз письма не касаются лично его».
   Поразмыслив над этим делом более тщательно, Иэн весело рассмеялся и приказал слуге Элинор возложить это бремя на Хью Невилльского.
   – От кого? – переспросил этот джентльмен подозрительно, не протянув руку за предложенным пакетом, а кивком головы приказав взять письма своему слуге.
   – От Элинор, леди Роузлинд, – повторил гонец, низко поклонившись, – и от сэра Иэна, лорда де Випона.
   Его акцент был отвратителен, одежда забрызгана грязью и промокла от пота, а вонял он, хоть нос затыкай. Он знал, что его вид оскорбляет великого лорда, но данные ему инструкции были предельно ясны, и он должен подчиняться.
   Невилль нахмурился, повертев пакет в руках и взглянув на печать. Он был не из тех людей, кто оказывает услугу даже другу, если это не выгодно ему самому, и он, конечно, не согласился бы передать королю что-то такое, что могло бы вызвать его гнев. Не потому, что Джон в то время пребывал в плохом настроении. Наоборот, король казался необычно весел, словно ожидал какое-то приятное событие, а ожидать было что – королева была беременна. Невилль, однако, знал короля достаточно хорошо, чтобы не клюнуть на лжедоброту. Когда Джон входил в свою активную стадию, перемены настроения можно было ожидать в любой момент.
   Иэн де Випон был знаком Невиллю. Ему не нравился этот человек, но король вроде бы к нему благоволил. Печать, однако, произвела даже меньше впечатления, нежели имя леди. Он помнил какой-то разговор о том, что леди Элинор недавно овдовела. Лицо Невилля прояснилось. Без сомнения, леди хотелось бы выйти замуж снова. Это означало бы для короля жирный куш, если выберет мужа она сама, или он сможет вознаградить какого-нибудь верного придворного, отдав ее ему.
   Фулк? Хью Невилль на мгновение с сомнением опустил глаза на пакет. Бедная женщина. Может быть… Нет. Это не его дело. Его дело – чтобы королю было приятно. Он покосился на гонца. Даже если последует ответ, не стоит использовать этого оборванца. Указания короля должны доставляться более достойными посланцами.
   – Ответа не будет, – отрывисто произнес Невилль. – Убирайся!
   Не утруждая себя анализировать реакцию простолюдина, Невилль упустил явное выражение облегчения на его лице. Его госпожа приказала не ждать ответа, а, отдав пакет, немедленно возвращаться в Роузлинд за дальнейшими распоряжениями, и он не знал, что с ним будет, если лорд, которому он отдаст письма, прикажет ему остаться. Оказавшись между жерновами ярости лорда, если он не подчинится ему, и гневом хозяйки, если ослушается ее, он пострадал бы в любом случае. Теперь, похоже, он свободен. Он снова низко поклонился и с благодарностями попятился из комнаты. Его ждала лошадь, а в гавани стояло судно, собиравшееся отплыть в Англию с вечерним отливом. Он должен успеть на него.
   Невилль помахал рукой, словно разгоняя запах, оставшийся после гонца. «Глупая женщина, – думал он, – она вполне заслуживает Фулка. Почему она не приказала этому холопу помыться, прежде чем появляться перед приличными людьми? Вся комната провоняла». Он неспешно поднялся.
   В общем-то, сейчас, как никогда, удачное время, чтобы вручать королю письма. А когда он вернется, запах уже выветрится.
   Бодрым шагом направляясь в покои короля, Невилль с удовольствием представлял себе, как загорятся глаза Джона при упоминании имени леди Элинор. Джон был несколько удивлен, когда не получил ответа на свое письмо. Он почти рассчитывал на длинные скучные мольбы со стороны Элинор отказаться или хотя бы отсрочить исполнение приговора о замужестве в связи с ее недавним вдовством. Однако ее отговорки не очень волновали короля. Молчание или открытый отказ удовлетворили бы его в не меньшей степени. Это послужило бы прекрасным поводом взять Роузлинд силой с помощью войска, с которым он вернется из Франции.
   Он мог бы объявить ее мятежницей и захватить владения целиком, без необходимости делиться с кем-то еще. Джон пожал плечами, срывая печать. Задержка, возможно, была вызвана тем, что леди собирала сведения о двух предложенных ей королем кандидатах в мужья.
   Первое настоящее сомнение посетило Джона, когда он осознал тяжесть пакета. Это было не просто письмо. Неужели эта сука оказалась умнее, чем он думал? Неужели она нашла какие-то юридические аргументы, основанные на обычаях или прецедентах, которыми надеялась защитить себя от его права выбрать ей мужа? Глаза его ухватили первые строки верхнего свитка, на котором было нанесено имя леди, и он на мгновение почувствовал вкус победы. Глупая шлюха, неужели она думает, что если она изобразит почтение к нему и поведает ему о своих несчастьях, то он забудет о том, что произошло между ними? Минутное удовлетворение сделало его шок и ярость, порожденные объявлением Элинор о своем замужестве, тем более страшными.
   – Сука! – заорал Джон, швыряя пакет на стол, так что бумаги ворохом высыпались из него. – Стерва! Грязная, вонючая шлюха! Пожирающая дерьмо свинья!
   Он обвел комнату сверкающими злобой глазами, но подходящей жертвы сорвать злость не обнаружил. Слуги были отосланы подождать снаружи, когда Невилль попросил аудиенции. Сам Невилль выскользнул за дверь при первых же признаках потемнения цвета лица короля. На случай, если сомнения, которые он прочел на лбу Джона, прояснятся, он стоял у самого порога, ожидая возможности войти снова.
   Крик ярости, однако, дал понять ему, что лучше удалиться на безопасное расстояние. Пока он спешил в свои апартаменты, в голове его проснулись подозрения. Если бы гонец был ухожен и хорошо одет, ему велели бы остаться или вручить пакет королю лично. Неужели этот вонючий оборванец был ловушкой? Где он сейчас? Невилль отправил слуг обыскать замок и провести следствие насчет местонахождения гонца леди Элинор. Найдут они его или нет, неважно. Это было необходимым оправданием того, почему он покинул короля.
   Не найдя ничего, что могло бы возопить от удара, Джон обратил свой взор на то, что можно раскрошить. На столе перед ним не было подобных предметов. Все, что на нем лежало в этот момент, были свитки пергамента. Он снова схватил письмо от Элинор, но не бросил в огонь. Его ярость и разочарование оказались столь сильными, что он застыл с документом в руке, прижавшись всем телом к столу. Давление на чувствительное место живо напомнило ему всю ту боль и позор, которые он испытал от автора письма, зажатого в его руке.
   Воспоминание не вызвало нового приступа ярости. Оно было столь ярким, что Джон словно испытал заново тот припадок, что случился с ним четырнадцать лет назад. Грудь его отяжелела, ноги задрожали. Он плюхнулся назад на стул, с которого только что вскочил, слепо и не моргая уставившись на пергамент в своей руке.
   – Сладкоречивая сука, – пробормотал он и затем внимательно перечитал письмо. Почтительный тон все же немного успокоил его, и он принялся размышлять. – Три епископа, – были его следующие слова. – Это может оказаться очень полезным. Как только Джон Грей станет архиепископом Кентерберийским, их легко будет поставить на колени.
   Впрочем, это было не так важно. Джон не собирался аннулировать брак Элинор таким мирным способом. Он отложил письмо Элинор и взялся за письмо Иэна. Лицо его вновь потемнело. Здесь почтительностью и не пахло. Джон живо представил себе этого человека, рослого красавца с гордо поднятой головой, с высокомерием, иногда вспыхивавшим на его тонком лице, изгибающим красивые губы в непривычную для короля презрительную усмешку.
   Нет, разрыв брака де Випона нельзя провести тихонько. Джон начал обдумывать возможные способы уничтожения Иэна, и спокойствие вернулось к нему. Затем он взял в руки брачный договор и почувствовал себя еще лучше. Он вполне может востребовать десятую часть собственности Элинор в качестве штрафа, и никто его не посчитает грабителем. Вместе с тринадцатой долей, которую он возьмет в виде налога, она будет достаточно ощипана, чтобы начать в свою очередь обдирать своих вассалов.
   Это будет первый шаг. Как только де Випон умрет, ей снова будет предложен выбор мужа, и король возьмет еще десятую часть. Джон облизнул губы. Получается почти три десятых. Очень неплохо.
   Его лоб снова нахмурился, но уже от мыслей, а не от гнева. Почему он должен довольствоваться тремя десятыми? Только чтобы доставить удовольствие Фулку или Генри? Чихать на них! Он мог получить теперь все, если только сумеет так выставить поступок Иэна, чтобы он выглядел изменником. Внезапно глаза Джона разгорелись, и он улыбнулся. Что могло быть лучше? Что могло быть естественнее? Ну конечно. Он пересечет пролив Ла-Рошели в Портсмут, а затем посуху доберется до Роузлинда.
   Он окажет леди Элинор и лорду Иэну большую честь, прибыв в их дом в качестве гостя в знак прощения – а они предательски атакуют его, так что ему придется взять Роуз-линд силой. Де Випон, разумеется, погибнет в бою, возможно, в самый момент покушения на жизнь короля. Элинор будет взята в плен, и король позабавится с ней. Джон снова облизнулся, но рот его был такой влажный, что слюни повисли на уголках губ.
   Была еще и дочка. Очень подходяще. Сыну придется умереть, но дочерью можно было бы воспользоваться с большой выгодой. Джон опустил взгляд на лежавшие на столе бумаги и почти нежно улыбнулся им. Как ни крути, эта вонючая свинья очень помогла ему своим замужеством. Оно дает Джону удобную возможность избавиться от де Випона, который привлекал к себе слишком много внимания брата Солсбери, и предоставит в его распоряжение два великолепных владения. Земли де Випона к тому же располагались на севере, так что и они сгодятся.
   Хорошее настроение, которое зажгли в короле эти замыслы, еще улучшилось, когда он поставил в известность о случившемся своих «дорогих друзей» – Фулка и Генри. Его не только повеселила их ярость, когда они узнали, что богатый улов, который каждый из них уже считал своим, уплыл, но он получил еще и дополнительное удовольствие, заложив фундамент, благодаря которому они сами будут постоянно отодвигать этот обещанный улов от своих рук.
   И Фулк, и Генри ненавидели Иэна просто за то, что он существует. Они ненавидели его еще и потому, что в отличие от многих других, которые презирали их с самого начала, Иэн держался с ними поначалу дружелюбно. Он совершенно спокойно игнорировал их неизвестное и, возможно, достойное презрения происхождение. В конце концов, Саймон тоже вырос из ничего и стал прекрасным человеком, в то время как высокородному отцу Иэна похвастаться было нечем. Почему же и эти люди не могут быть достойны дружбы, независимо от их предков? Отвращение к ним зрело в нем постепенно, и Иэн не брал на себя труд скрывать собственную ненависть, а это больше выводило из себя Фулка и Генри, чем смесь страха и клеветы, которые на них обрушивали остальные лорды.
   Джону было нетрудно сыграть на этих чувствах. Хотя тщеславие, злоба и жадность часто ослепляли короля и затмевали его разум и он часто совершал необдуманные проступки, никто не назвал бы его глупцом. Когда он утешил своих придворных, они уже были готовы на все – но Джон строго запретил убийство. Что бы ни случилось с Иэном, предупредил он их, это должно иметь вид естественной смерти или честного поединка на разумных основаниях. В противном случае, пригрозил он, ему придется, как это ни прискорбно, отдать на заклание виновников смерти де Випона, чтобы утихомирить баронов. Иэн был известен как верный вассал и играл заметную роль в одержанных во Франции победах. Король не сможет игнорировать его убийство или позволить убийце уйти от ответственности.
   К несчастью, безоблачное настроение короля продлилось не дольше его прибытия в Портсмут двенадцатого декабря. Первый удар был нанесен, когда гонец, которого он отправил в Роузлинд предупредить о своем приезде, вернулся со словами, что его там не ждут.
   – Что? – взвизгнул Джон, весьма, впрочем, довольный. – Может быть, лорд Иэн и его супруга пренебрегают мною? Они отшвырнули мою милость, мое желание оказать им честь обратно мне в зубы? Да как…
   – Нет, милорд, нет! – закричал гонец, побледнев и попятившись. – Их там нет. Там нет никого, кроме нескольких воинов и крепостных, и провизии почти нет. Ни о каком оскорблении речь не идет!
   Это было последнее, что хотел бы услышать Джон, однако он сдержал гнев при мысли, что мог бы взять замок Роузлинд без потерь и проблем, но и эта радостная мысль не задержалась в нем надолго. Сопровождавшие его дворяне никогда не согласились бы на такой акт агрессии против верного вассала – это вызвало бы еще большие неприятности, чем прямое убийство Иэна. К счастью для гонца, его следующие слова умиротворили короля:
   – Они уехали в Айфорд, милорд, осматривать свои владения.
   – В Айфорд? – переспросил Джон, внезапно встревожившись.
   Именно сэр Джайлс из Айфорда когда-то притворился его союзником, а затем предал его, именно он помог Саймо-ну обмануть гарнизон в Кингслере и войти в замок, чтобы вырвать Элинор из рук Джона. Что ж, король не забыл сэра Джайлса, переезд в Айфорд никак не нарушает его планов. Так было даже лучше. Вместе с де Випоном умрет и сэр Джайлс. Ко всему прочему, проделать эту работу в Айфорде будет и безопаснее.
   Королю пришло в голову также, что он мог бы избавиться от большей части вельмож, которые слишком обременяли его свиту. Одни сами попросятся взять отпуск и уехать домой, остальных он мог бы отправить в Винчестер с Изабеллой. Чем меньше Изабелла будет разъезжать в своем состоянии, тем лучше. Это позволит ему нанести визит в Айфорд совершенно свободно, с одними лишь наемниками или с такими свидетелями, в надежности которых он не сомневался.
   Возобновившееся ощущение удовлетворенности продлилось четыре дня. Джону не терпелось побыстрее вкусить этих радостей, но он сдерживал себя. Он не мог ускорить темпа путешествия из опасения, что у Изабеллы мог случиться выкидыш, который после ее долгого бесплодия был бы настоящей трагедией. Не мог он проявлять нетерпение и потому, что боялся намекнуть на свою заинтересованность и пробудить подозрение у свиты.
   Имея перед собой такую счастливую цель, он нашел более приятными, чем ожидал, дни отдыха, которые они провели сначала в Портсмуте, а затем в аббатстве Нетли. Знай он, что произошло через несколько минут после того, как его гонец покинул замок Роузлинд, он не был бы так доволен.
   Седрик прошел через большой зал в самую маленькую и неудобную из стенных комнат. Он знал, что молодой человек, разместившийся там, был в некотором смысле пленником и скрывался от всех, кто навещал замок.
   Сэр Ги, конечно, не имел никакого авторитета, но хозяйка возложила на него какую-то миссию, с которой он справился, к ее удовольствию, и новый хозяин разговаривал с ним весьма дружелюбно. Седрик подозревал, что должен был что-то предпринять в связи с прибытием гонца от короля, он знал, что это важно, но никаких инструкций на этот счет ему не оставили. Его привычкой было получать приказы от благородных господ. Поскольку никого больше не было, он решил обратиться к сэру Ги.
   Ответ, который он получил, вполне соответствовал его собственным мыслям, но он просто не решался сделать то, в чем уже не сомневался, не имея полномочий. В Айфорд поспешно был отправлен гонец, чтобы сообщить лорду Иэну и леди Элинор, что к Роузлинду приближается король с намерением остановиться там.
   Небо над Джоном было безоблачным, пока на дороге между аббатством Нетли и Винчестером он не увидел отряд со знаменем его брата. Солсбери! Вот уж кого он не хотел бы сейчас иметь в своей компании. Джон, конечно, не боялся, что Вильям предаст или обманет его, но Солсбери испытывал достойную сожаления привязанность к Иэну де Випону и, умудренный опытом, умел невероятно хитро успокаивать взбаламученную воду. В присутствии Вильяма было совершенно невозможно вызвать Иэна на искреннее оскорбление королевского достоинства или нападение или даже сфабриковать какую-то искусственную ситуацию.
   – Я полагал, – осторожно произнес Джон, как только Солсбери поцеловал его руку в знак приветствия, – что Эла была на пороге смерти. Что ты здесь делаешь?
   Солсбери рассмеялся и посмотрел на короля несколько удивленно.
   – Ты же знаешь, что она сразу поправляется, как только я вхожу в дом. С тех пор, как я вернулся, она чувствует себя прекрасно. Она даже ездила со мной на свадьбу де Випона.
   – Ты присутствовал на свадьбе?! – с расстановкой спросил Джон.
   – Разумеется. Это было грандиозное мероприятие. Там были Пемброк, Оксфорд, Лестер и даже лорд Ллевелин прикатил из самого Уэльса. Твоя дочь, кажется, весьма счастлива в браке, Джон. Прекрасная пара. Он рожден мастером на интриги, но она очень ловко обуздывает его словом и чарующей улыбкой.
   Джона, однако, это не позабавило.
   – Как ты посмел присутствовать на этой свадьбе?! Тебе, наоборот, следовало предотвратить ее. Ты же знал, что я собирался выдать ее за Фулка или Генри!
   Взгляд Солсбери стал многозначительным.
   – Я слышал, что ты отпустил какую-то шутку на их счет, но не подозревал, что это всерьез. Мы все были пьяные, и последнее, что ты сказал, это то, что было бы лучше всего предоставить леди самой сделать выбор и заплатить налог. Я и не подозревал, что ты имел в виду отдать ее… Она – благородная дама высокого происхождения. А Фулк и Генри… Я знаю, брат, что тебе нужны такие люди из-за ситуации в королевстве, но Фулк или Генри и леди Элинор… Это немыслимо! Даже ее дочь не была бы в безопасности с ними.
   – Какое твое дело! Ты не воспринял меня всерьез, даже когда узнал о том, что было в моем письме? – заорал Джон. – Или эта благородная сука скрыла, что проигнорировала мой приказ?
   – Я знаю, что ты не любил сэра Саймона, – мягко произнес Солсбери, – но не распространяй эту неприязнь и на его жену. Она не отвергла твой приказ. Твое письмо пришло уже после того, как состоялась свадьба, – и первая брачная ночь тоже. Гонец, весь помятый и оборванный, прибыл во время присяги вассалов. Он оказался в плену, Джон. Я допросил его лично. Его почти неделю прятали в каком-то бандитском логове.
   – Моя неприязнь к Леманю не имеет никакого отношения к этому делу! – бушевал Джон. – Ты же не такой идиот, чтобы забыть, где расположен Роузлинд. Мне нужен верный человек в этом замке.
   – Иэн де Випон – преданный вассал. Он откликался на каждый твой призыв в каждом походе. Ты не должен бояться измены с его стороны. Я так убежден в этом, что могу поручиться за него, если хочешь. Если тебе нужно позлиться на кого-то, позлись на меня. Я знал, что де Випон положил глаз на вдову Леманя – даже, фактически, не столько на саму вдову, сколько на ее детей, которых он постоянно в разговорах называл чуть ли не своими.
   Солсбери сам в это уже не верил. Он видел реакцию Иэна на Элинор. Однако так было безопаснее представить дело Джону.
   – Когда ты сказал, что леди должна в скором времени выйти замуж и может выбрать мужа сама, я написал Иэну и предложил ему поторопиться с ухаживаниями.
   Джон на мгновение приобрел такой вид, словно он вот-вот взорвется. Затем он рассмеялся.
   – Много ли мне проку от твоего ручательства? Неужели ты думаешь, я смогу расправиться с тобой, если он окажется предателем? Не говори глупостей! Но я зол, Вильям. На тебя я не сержусь, но ты сделал плохой ход. Поезжай домой и приласкай свою жену, пока я остыну.
   – Ты хочешь сказать, чтобы я не приезжал в Винчестер на Рождество? – спросил Вильям хриплым от обиды голосом.
   – Нет, я, конечно, не это имел в виду. Если хочешь, можешь сопровождать Изабеллу туда. Я зол, но справедлив. Честно говоря, я сам уже уговаривал себя примириться с этим делом. Если бы ты не встретился мне со своими россказнями о большой свадьбе и сборище мятежников, с которыми ты пообщался…
   – Мятежники? Я? Оксфорд? И Лестер никакой не мятежник, хоть он и засел в своих владениях вместо того, чтобы помогать тебе, как ему следовало бы. Он не стал бы помогать и никому другому.
   – А Пемброк? А Ллевелин?
   – Насчет Ллевелина, кто знает? Даже де Випон, который является в некотором роде его кровным братом по клану, не знает, что в любой день может выкинуть этот валлиец. Но пока что ты можешь доверять Джоан. А что касается Пемброка – ты сам знаешь, что тут мы с тобой расходимся во мнении. Пемброк – не мятежник. Он даже заступался за тебя в вопросе о расходах на эту войну.
   – Вильям, – сказал Джон, и его приятный голос сорвался от возбуждения, – заткнись! Если ты замолчишь, я, может быть, сумею заставить себя завершить то, что собирался, – сохранить лицо в этом деле и нанести лорду Иэну и его жене почетный визит. Если ты будешь продолжать спорить со мной, я отправлюсь прямо в Винчестер и…
   – Но, брат, куда же ты едешь, если не в Винчестер?
   – Я направлялся в Айфорд, где, как я узнал, остановились пока лорд Иэн и его супруга, – резко ответил Джон. Солсбери ласково улыбнулся.
   – Это действительно великодушно с твоей стороны. Как я рад, что выехал тебе навстречу.
   Эти слова зажгли в мозгу короля вопрос, задать который раньше или даже подумать о нем ему помешала вспышка гнева.
   – Ax, да, а как ты узнал, что я еду? Я тебе не сообщал об этом!
   – Я узнал об этом от де Випона, – спокойно ответил Солсбери. – Именно поэтому я и сказал, что рад твоему приезду. Я спас тебя от бесполезной траты времени. Иэн прислал мне записку, что ты двенадцатого прибыл в Портсмут и что он решил отправиться в Винчестер, чтобы встретиться с тобой. Я полагаю, леди Элинор приедет тоже, хотя он не говорил об этом – ведь у нее дети. Естественно, они оба расстроены тем, что не смогли выполнить твой приказ, и хотят помириться с тобой. Они должны быть уже там. Иэн сказал, что разместится у тамошнего епископа.
   Джон смотрел прямо перед собой застывшим взглядом. Ярость кипела в нем, но жара в ней не было, лишь мертвенный холод, который не нуждался в физической или голосовой разрядке.
   – Кто надоумил его? – спросил он негромко. – И как де Випон узнал о моем приезде?
   – Сообщение пришло из Роузлинда. Ты, должно быть, собирался навестить их и отправил туда гонца. Это очень мило с твоей стороны, брат. По правде говоря, я немного побаивался, что ты держишь зло на них. Я поехал тебе навстречу, чтобы поприветствовать тебя, конечно, но и умолять быть поласковей в деле с де Випоном и его женой.
   – Всего несколько минут назад ты ручался за его преданность. А теперь ты предостерегаешь меня, что он готов дать мне отпор? – промурлыкал Джон.
   – Нет, но ты понимаешь, если какое-то… э-э… оскорбление будет нанесено его жене… – Солсбери поднял глаза. Ему очень не хотелось говорить об этом, но Элинор была так красива, а он знал своего брата. – Он еще молод, – добавил Солсбери извиняющимся тоном, – по крайней мере в этом смысле, и он очень гордый и горячий. Нет, опасности от де Випона ждать не следует. Мне очень жаль говорить об этом, но когда распространилось известие о том, что ты навязываешь мужа леди Элинор, это породило нездоровые настроения.
   – А как это известие распространилось? – как кнутом щелкнул Джон. – Что, мой верный вассал Иэн де Випон начал кричать об этом во всеуслышание, чтобы оправдать свое неповиновение?
   – Послушай, Джон, ты же знаешь, что никакого неповиновения не было. Я тебе уже объяснял. И он не говорил никому о том, что ты приказал ей, – мягко произнес Солсбери. – А что он, собственно, мог сказать? Он уже был женат. Он не мог сказать, что сожалеет об этом, в присутствии стоявшей рядом жены. Просто твое письмо очень напугало леди Элинор. Она обратилась к епископам за заверениями, что ты не можешь расторгнуть их брак. Когда они сказали, что это дело церкви, в которое ты… гм…
   Солсбери замялся. Он был слишком умудрен опытом, чтобы повторять уверения епископов, что Джон не может вмешиваться в дела церкви.
   –…в которое ты не пожелаешь вмешиваться, – продолжил он, – она заметно повеселела и сказала, что очень признательна за это, потому что ей не хотелось бы оказывать неповиновение тебе, но она не смогла бы согласиться стать женой Фулка или Генри.
   – Леди Элинор испугалась, говоришь? – безразлично спросил Джон.
   Солсбери глянул на него, но лицо короля не выражало ничего.
   – Она сказала это без какого бы то ни было умысла, – уверил он Джона. – Это было просто женское легкомыслие. В своем страхе она не задумалась, какой смысл могли иметь ее слова.
   – А какой смысл они имели?
   Вцепившись в короля долгим взглядом, Солсбери пожал плечами.
   – А какого ты ожидал? Я скажу тебе всю правду. Мне было самому неприятно. Есть же достаточно приличных людей, которые связаны с тобой множеством уз и были бы весьма признательны тебе, если бы ты вознаградил кого-то из них такой женщиной и таким состоянием. Ради Бога, скажи, почему ты выбрал именно этих двоих? Все присутствующие, и мужчины, и женщины, были потрясены, а вассалы их обоих собрались вокруг них еще раз, чтобы повторить свою клятву, которую только перед этим произносили, – поддерживать их до последнего вздоха. Как бы ни были полезны для тебя Фулк и Генри, это неподходящий способ награждать их. Ты так оттолкнешь от себя всю знать.
   – Какое им дело?! – рявкнул Джон.
   – У них тоже есть жены и дочери, – подчеркнул Солсбери. – У меня самого похолодело в животе. Неужели ты думаешь, я хотел бы, чтобы Эла окончила свои дни в таких руках?
   – Чепуха, – сказал Джон, едва не рассмеявшись от такой идеи! Его внешнее раздражение заметно исчезло, когда он представил свою невестку в лапах у своих прихвостней, но холодная ненависть к Иэну и Элинор свернулась в его груди подобно змее.
   – В отношении меня, может, и чепуха, – ответил Солсбери, не зная, что так переменило настроение Джона, подозревая лишь, что брат его потеплел от мысли, каким он может быть сильным защитником леди Элы. – Но другие не мигут быть так уверены в твоей любви и благосклонности, и для них этот страх вполне реален.
   – Ладно, не будем больше говорить об этом. Я тебе уже сказал, что собираюсь примириться с этим браком. Я возьму с леди Элинор не более десятой части в качестве выкупа и окажу милость де Випону.
   – А я могу поехать с тобой в Винчестер? – спросил Солсбери с некоторой неуверенностью.
   Он боялся подозрений, что не доверяет Джону, но так оно и было. Джон часто обманывал его в таких делах, скрывая свою мстительность, а затем нанося удар, когда Солсбери рядом не оказывалось.
   – Разумеется, – расхохотался Джон. – Если ты не боишься, что сердце Элы снова зайдется и начнутся головные боли, когда ты отъедешь подальше.
   Солсбери тоже рассмеялся. Возможно, его подозрения, что злоба Джона направлена против лично Элинор, и неоправданны. Если так, то худшее позади.
   – Я не боюсь этого, – сказал он весело. – Она выехала раньше меня, чтобы встретить нас там. Она торопится приободрить Изабеллу в ее нынешнем положении. Могу утверждать, что эта новость поставила ее на ноги быстрее, чем мое возвращение домой.
 //-- * * * --// 
   Леди Эла действительно, уже прибыла в Винчестер, разместившись в доме, который ее муж купил вскоре после того, как Джон стал королем. Солсбери имел подобные дома также в Лондоне и Оксфорде, других любимых королем столицах. Разумеется, его ранг и отношения с королем, а также любовь к нему Джона позволяли ему размещаться в самих замках, но супруга так жаловалась на шум и тесноту, которые вредили ее хрупкому здоровью, что они предпочли иметь личные резиденции.
   Солсбери некоторое время стонал и жаловался на понесенные расходы, но вскоре был вынужден признать, что дома оказались очень удобными. Эла всегда была уклончивой и никогда не признавалась, что делает что бы то ни было ради него, но он чувствовал себя гораздо лучше, когда имел возможность оставлять двор.
   Элинор в день своего прибытия получила записку с просьбой нанести при первой же возможности визит графине Солсбери. Она несколько удивилась этому приглашению. Она сама не испытывала привязанности к леди Эле и не видела причин, почему жена Солсбери ищет с ней встречи, – если только она, именно как жена Солсбери, не хотела передать какое-то сообщение от мужа.
   Какой бы безукоризненной ни была бы репутация леди Элы, ей не приличествовало приглашать в свой дом Иэна в отсутствие мужа. Элинор понимала, что нужно пойти, но Иэн ушел куда-то, и она не знала, где его искать. Элинор послала записку секретарю епископа, сообщив ему, куда она направляется, и попросив передать Иэну, куда уехала и когда, как только он вернется. Затем она накинула плащ, позвала Бьорна и десяток воинов и заявила гонцу, что готова следовать за ним в дом графини Солсбери.
   Первое, что поразило Элинор, когда она вошла в дом леди Элы, была безукоризненная вежливость, с какой приняли не только ее саму, но и сопровождавших ее воинов. Ее провели по лестнице в покои графини. Дом вовсе не выглядел как жилище ленивой неряхи, и слуги были совсем не похожи на свою беспечную хозяйку. Леди Эла, однако, как и следовало ожидать, полулежала на мягком предмете мебели, каких Элинор прежде никогда не приходилось видеть и который вызвал в ней жгучее желание рассмеяться. Это был какой-то гибрид стула и кровати, узкий, с высокой спинкой и подлокотниками, и длинный, связанный воедино скамейкой для ног, так что леди могла и лежать, и сидеть, как ей больше нравится.
   Эла протянула руку, но не для поцелуя, как поначалу заподозрила Элинор с дрожью отвращения, а чтобы пожать руку.
   – Как мило, что вы зашли проведать меня, – вздохнула Эла. – Мне следовало бы самой заехать к вам – поскольку вы здесь в первый раз и к тому же новобрачная, – но вы знаете, мое слабое здоровье даже такое удовольствие превращает в болезненную муку. К тому же дом епископа столь большой и весь в сквозняках, и там столько людей снуют туда-сюда, что я не вынесла бы шума. О, пожалуйста, присядьте, леди Элинор!
   Элинор сразу же воспользовалась приглашением. Теперь, когда она больше не мучилась беспокойством за Иэна и бесчисленными волнениями хозяйки, принимающей большую и разношерстную толпу гостей, она смогла наконец внимательнее вглядеться в глаза леди Элы, так разительно не соответствовавшие ее хнычущему голосу и скучным темам разговоров.
   – Вы оказали мне честь, пригласив меня, мадам, – ответила она осторожно.
   – О нет, совсем нет. Я всегда готова сделать для вас и лорда Иэна все, что в моих силах. Видите ли, Вильям рассказал мне, что, если бы не помощь вашего мужа, он бы вообще не вернулся ко мне. – Голос ее настолько переменился, что Элинор вытаращила глаза. – Неужели лорд Иэн не рассказывал вам? – продолжала леди Эла. – Это благородный человек, благородный до безрассудства.
   – Он рассказывал мне, – ответила Элинор, секунду покопавшись в памяти, – но то, что он сделал, недостойно упоминания. Он сделал бы это и для простого солдата, и лорд Солсбери сделал бы то же самое для него. Здесь никакого долга нет. Я и не вспоминала об этом.
   – Это очень великодушно с вашей стороны и хорошо сказано, но я все же думаю об этом. Конечно… – голос леди Элы снова внезапно изменился, вернувшись к обычным хнычущим интонациям, словно она подала Элинор знак и теперь хотела проверить, достаточно ли та умна, чтобы уловить его, —… я не знаю, почему я о нем так беспокоюсь. Вы сами видите, как Вильям плохо обращается со мной, отправляя совершенно одну навстречу опасностям дороги открывать дом, командовать слугами и наводить порядок, а сам торопится к своему брату, словно важнее ничего нет. Так жестоко с его стороны, в то время как я так слаба и так замучена головокружением и звоном в ушах.
   Губы ее скривились в обиде, руки вяло и беспомощно повисли, но Элинор не смотрела на эти отвлекающие внимание уловки. Она не сводила взгляда с глаз Элы, с изумлением всматриваясь в яркий и озорной огонек, мерцающий в их глубине.
   – Вы не думаете, что Вильям ужасно невнимателен? – настаивала леди Эла.
   Элинор открыла рот, чтобы произнести вежливую банальность, но вместо этого из горла ее вырвался смешок. Она тут же в испуге поперхнулась и захлопнула рот. На лице леди Элы не дрогнул ни один мускул.
   – Я уверена, что он такой не по злому умыслу, – вымолвила Элинор. – Мужчины редко обращают внимание на тот груз, который приходится нести нам, женщинам. Взгляните на Иэна, который бессмысленно тратит время на охоту за преступниками, грабящими мои земли, вместо того чтобы остаться дома и помочь мне подготовиться к свадьбе и приему гостей. – Голос Элинор дрогнул, и она перевела дух, чтобы выровнять его. – И никогда ни слова, жив он или нет.
   – Мужчины – ужасные создания, не правда ли? – вздохнула леди Эла так, словно уже кончалась. – Они, похоже, никогда не задумываются, разглагольствуя во всю силу своих легких о самых интимных вещах перед толпой посторонних. Это вызывает во мне головную боль. Я бы так никогда не смогла. И они действуют порой так, словно у чужих слуг нет ушей, и шум их совершенно не беспокоит.
   И меня поражает, как все-таки им удается иногда услышать друг друга. Я бы в такой ситуации и думать не могла нормально, не то что говорить.
   – Да, в самом деле, – пробормотала Элинор. Все желание смеяться у нее прошло.
   Это уже во второй раз леди Эла упирает на шум и толпу. Наконец до Элинор дошел смысл этих слов. Какая же она была дура, но прошло так много времени с тех пор, как она была при дворе, и в те времена никто не интересовался какой-то молоденькой девчонкой – не интересовался по крайней мере в том смысле, чтобы приставлять к ней шпионов подслушивать, что та говорит. К тому же двор тогда был совсем другой – если не считать тех нескольких месяцев, когда старая королева Элинор рассорилась с канцлером Лонгкемпом.
   Ричард никогда не считал нужным приставлять шпионов к своим подданным. Он был готов, даже рад, встретить любой мятеж или измену, которую готовили, в открытрм бою. И подданным не было никакой необходимости шпионить за ним. При всех недостатках Ричарда скрытным он не был.
   Джон же был совсем другим. Он был лжив по натуре, а став королем, явил себя настоящим параноиком. Шпионы были столь же естественны при его дворе, как муравьи в горшке с медом, и, наверное, столь же многочисленны.
   – Как глупо с моей стороны!.. – непроизвольно вырвалось у Элинор, и глаза ее вспыхнули. – Я сразу почувствовала себя здесь не в своей тарелке, что, как вы знаете, совершенно не свойственно мне, но не знала, что именно так беспокоит меня, пока вы не подсказали. Я так далека от суеты и суматошности королевского двора!.. Думаю, что, раз мы уже решили остаться здесь, нам, может быть, следует подыскать себе дом, где было бы немного поспокойнее.
   – Очень разумно, – согласилась леди Эла. – И тогда если кто-то почувствует себя не совсем здоровым и ему потребуется слабительное, он сможет принимать гостей в надлежащем уединении и комфорте.
   В голове Элинор мелькнул вопрос, как часто Солсбери, который был крепок, как бык, могло понадобиться «слабительное», но задавать его было бы неосторожно и неблагодарно. Вместо этого она промолвила:
   – Теперь, когда вы так удачно помогли мне разрешить эту проблему, леди Эла, может быть, вы будете так любезны и поможете мне еще в одном деле. Я столько лет не была при дворе и думаю, что со времен короля Ричарда мода и манеры сильно изменились. Вас не слишком утомит, если я вас попрошу разъяснить мне, что мне следует надеть в присутствии королевы Изабеллы?
   – Меня редко утомляет беседа с одним человеком в домашней обстановке. Напротив, я нахожу это полезным для моего здоровья, и именно такого сорта спокойное оживление для меня лучше всего. И меня никогда-никогда не утомляет раздавать советы!
   На этот раз губы леди Элы изобразили удовольствие, и Элинор опять не смогла сдержать смешок. Однако обе дамы тут же вернулись к практическим вопросам. На тему, когда кланяться, какую форму обращения использовать и тому подобных деталей, советы леди Элы были ясны и непосредственны. Она открыто рассказала также о потрясающей красоте Изабеллы и о том, как приятно говорить королеве, как она очаровательно выглядит и как изумительно ей идут наряды и украшения. Придворным совершенно не нужно лгать или выдавливать из себя комплименты, поскольку вкус у королевы безупречен, а король весьма щедро снабжает жену всеми нарядами, какие она пожелает иметь.
   «Придется постоянно льстить», – заметила про себя Элинор.
   – Единственное, что я нахожу безвкусным, и это моя вина, – то, что придворные дамы королевы слишком интересуются государственными делами. Королеву никак нельзя упрекнуть в этом. К ее чести надо сказать, что она никогда не слушает подобных разговоров и сердится на своих дам, когда те забывают более важные беседы о нарядах и украшениях. Я не могу не согласиться с Изабеллой. У меня самой сердце начинает колотиться, как барабан, при разговорах о таких вещах, которые более к лицу мужчинам.
   Голос леди Элы стал особенно жалобным.
   – Эти глупые женщины считают признаком любви со стороны своего любовника или мужа, если у него длинный язык и он рассказывает им обо всех своих делах. Если это правда, я должна быть более чем уверена, что Вильям нежно любит меня, несмотря на свое невнимание к моему слабому здоровью. Он всегда пытается поговорить со мной о своих делах, но я не могу этого выносить. У меня начинается одышка, и голова раскалывается, и головокружение становится таким сильным, что мне приходится прогонять мужа и обессиленной падать в постель.
   – Как вам повезло, – сладко пропела Элинор, – и с любовью к вам мужа, и с несчастьями, которые спасают вас от любой возможности говорить неразумные вещи. Я сама очень любопытна в таких вещах – я когда-то была переписчицей у старой королевы Элинор и познала вкус к делам государства, но Иэн никогда не говорит ни слова об этом.
   Элинор широко раскрытыми глазами смотрела в проницательные глаза Элы, которые в ответ спокойно взирали на собеседницу. Элионор не рассчитывала и не надеялась, что ей поверят, но ей понравилось одобрение, читавшееся в глазах Элы.
   – Я полагаю, это связано с тем, что мы так недавно поженились, и он еще не совсем доверяет мне. Может быть, мне удастся узнать что-нибудь насчет него от придворных дам, особенно приближенных к королеве. Тогда он больше будет доверять мне.
   – Некоторые дамы, – прощебетала леди Эла, – ближе к королю, нежели к королеве.
   – Расскажите мне о них, – прошептала Элинор, придвигая свой стул поближе к леди Эле. – Я должна буду уделить им особенное внимание.


   16.

   Когда распространилось известие о прибытии и направлении движения короля Джона, вся знать ринулась с женами в Винчестер. Элинор была весьма признательна леди Эле. Благодаря ее совету она вовремя успела снять небольшой дом неподалеку от замка. Иэн поначалу колебался, не желая обижать епископа Винчестерского, который предоставил им свой кров, или короля, если Джон предложит ему поселиться в замке.
   Однако Питер Винчестерский не только не обиделся, но и нашел эту идею превосходной. Хотя сам он от всего сердца посмеивался над оправданиями Элинор, полагая, что уж кого-кого, но только не ее можно смутить шумом и суматохой, но сказал, что, по его мнению, эта причина прозвучит достаточно убедительно для тех, кто плохо знает ее.
   Иэн встретился с королем, как только стало известно, что Джон готов принять своих знатных подданных, и вернулся домой в растерянности и волнении. Он был принят с учтивостью, которая ему показалась подозрительной. Правда, перед тем как он вошел в парадный зал, его перехватил Солсбери и сказал, что ему удалось смягчить обстановку, но Иэну все равно казалось неестественным, что король никак не отозвался о его браке, а спросил лишь, с ним ли леди Элинор. Иэна подмывало сказать, что ее нет, но уже слишком многие люди знали правду. После нескольких минут вежливой беседы Джон отпустил его с приглашением, которое больше смахивало на приказ, присутствовать вместе с леди Элинор на большом обеде в сочельник.
   Еще более странным, чем видимое безразличие короля, было совершенно спокойное отношение к нему со стороны придворных. Иэн слишком хорошо знал способности короля в искусстве притворства. Однако друзья Иэна, казалось, были рады встрече с ним и ни косвенно, ни открыто не предупреждали его о возможных неприятностях.
   Его враги, еще лучший индикатор, казалось, совершенно искренне были взбешены его столь удачным браком. Хмурые взгляды и фальшивые слова звучали там, где им и следовало, и при всей своей настороженности Иэн не увидел и не почувствовал ни малейшего намека, никаких ухмылочек исподтишка со стороны придворных, что могло бы указать на какую-то их осведомленность в скрытых планах мести.
   Элинор тоже пыталась выяснить, чего им ждать, но преуспела в этом не больше своего мужа даже после встречи с королем двумя днями позднее. Ее в обычном порядке вызвали на судебное заседание по вопросу о выплате компенсации королю за то, что она вышла замуж без разрешения своего сюзерена. Иэн отправился с ней в полном снаряжении, что, конечно, было не совсем обычным нарядом для отвечающих перед судом по иску короля. Джон, однако, удостоил его не более чем быстрым снисходительным взглядом, словно говоря, что он прекрасно понимает оборонительный смысл этой демонстрации, но она совсем ни к чему. Что и подтвердилось.
   Элинор оправдала поспешность своего брака постоянной угрозой для ее поместий и наследия ее сына со стороны разбойников, а также неверных и недовольных вассалов и кастелянов. И прибавила, что, поскольку король был на войне во Франции, она не знала, где и каким образом найти его или сколько времени ждать его возвращения.
   Если Джон и вспомнил, что гонец Элинор, сообщивший о смерти Саймона, нашел его без малейших затруднений, он ничего не сказал об этом. Он принял оправдание необходимости спешки, но отклонил доводы о невозможности попросить разрешения на том разумном основании, что Иэну было прекрасно известно, где находится армия, и что война к тому времени уже закончилась. Затем он наложил на ответчицу штраф в размере десятой доли ее доходов от имений. Это было тяжелое наказание, но ни в коем случае не безосновательное.
   – Лучше бы вы в свое время взяли в мужья того человека, которого я вам предлагал, – с улыбкой произнес Джон, когда Элинор поклонилась в знак согласия с решением и дала гарантию о выплате штрафа. – Вильям Венневаль все еще жив и здоров.
   – У меня не было выбора, – мягко ответила Элинор. – Еще до того, как я получила ваше предложение, я уже вышла замуж по приказу короля Ричарда на Святой Земле.
   Это был, конечно, единственно возможный ответ со стороны Элинор, но впоследствии она обсудила замечание короля с Иэном во всех деталях. Это были столь естественные и разумные слова, что, произнеси их кто-нибудь другой, они восприняли бы это как знак того, что все забыто и прощено.
   Но Джону верить нельзя. Он был известен, даже знаменит тем, что никогда не забывает обид. Двор в целом мог принять эти слова за чистую монету, поскольку никто из придворных не знал, сколь глубоко и лично Элинор оскорбила Джона. Но для самой Элинор напоминание о том инциденте служило намеком, что Джон ничего не забыл. Ударение на то, что Венневаль до сих пор жив, ей казалось угрозой, что Иэн долго не проживет.
   Иэн на это лишь небрежно пожал плечами. Он согласился, что Элинор, возможно, верно интерпретирует слова Джона и что король хотел запугать ее, но настаивал, что у короля немного возможностей исполнить свою угрозу.
   – В темных углах встречаются длинные ножи, – резко произнесла Элинор.
   – Чепуха, – отмахнулся Иэн. – Весь двор теперь знает историю нашего брака. Если хоть волос упадет с моей головы, неужели кто-то усомнится в том, по чьему приказу это произошло? В пылу гнева, когда он только узнал об этом, король мог, конечно, попытаться избавиться от меня таким образом, но сейчас он остыл. Он не сможет найти никаких оправданий перед знатью, которая и так шепчется насчет того, что произошло с Артуром. Особенно теперь, когда он собирается объявить об очень тяжелом новом налоге. Думаю, что мы пока в безопасности, по крайней мере, до конца празднеств. Именно тогда, я уверен, он объявит о введении налога в размере тринадцатой доли и до того времени не захочет возбуждать лишние поводы для недовольства.
   – Может, ты и прав, – сказала Элинор, – но есть еще двое, по меньшей мере, которые не так умны, чтобы связать воедино твою смерть и новый налог, и которые, вероятно, уверены, что король не слишком расстроится, услышав, что ты умер, пытаясь дышать через дырочки в своем теле.
   С этими словами она протянула ему великолепную кольчугу, принадлежавшую когда-то Саймону, такой тонкой работы, что по толщине она едва ли превышала шерстяную тунику. Она не выдержала бы удара меча, но, надетая под тунику, представляла собой надежную защиту от предательского удара ножом. Отныне Иэн стал надевать ее, выходя из дома без доспехов, и Элинор чувствовала себя спокойнее. Однако и эти меры предосторожности оказались излишними. Фулк де Кантелю и Генри Корнхилл поглядывали на Иэна враждебно, но рукам воли не давали.
   В сочельник Элинор и Иэн снова оделись, как две половины одного целого. Это был день роскоши и великолепия, и они выглядели величественно и пышно, как подобало могущественным лендлордам. И они даже как будто перестарались, поскольку вскоре после того, как они вошли в зал, к ним подбежал паж с сообщением, что места для них приготовлены за первым от возвышения для трона столом.
   – По чьему приказу? – отрывисто спросил Иэн.
   – Короля, милорд, – ответил паж.
   – Он оказывает мне большую честь, – механически произнес Иэн, чувствуя, как вонзились в его запястье ногти Элинор.
   Это была уж слишком большая честь. Иэн де Вилон был бароном, но здесь присутствовало множество людей с куда более высокими титулами, а чем выше титул, тем ближе его носитель должен сидеть к королю. Несмотря на то, что они прекрасно знали характер Джона, у Иэна и Элинор до сих пор еще теплилась надежда, что увещевания Солсбери заставят короля удовлетвориться штрафом и хотя бы на время оставить их в покое. Этот знак милости перечеркнул последние ожидания. Джон способен закусить удила и забыть о них, но никак не оказывать милости.
   Характер короля не мог так радикально измениться. Чего все-таки добивался Джон, оставалось, однако, тайной, пока собравшиеся не расселись наконец по своим местам. Затем, до того как была подана первая перемена блюд, король Джон ударил по столу и призвал к тишине. Когда все взоры обратились на него, он объявил о том, что решил организовать на Двенадцатый день большой турнир, дабы отметить окончание рождественских торжеств, отпраздновать победы во Франции, а также в честь будущего наследника трона, которого, возможно, вынашивает сейчас королева.
   Зал взорвался совершенно искренними криками радости и одобрения. Турнир всегда был желанным развлечением, и все действительно радовались беременности королевы. Джону было уже почти сорок. Его мало кто любил, но все понимали, что умри он без законного наследника – и гражданская война неизбежна. А это было бы куда хуже, чем даже вечное правление Джона. Король поднял руку, и тишина воцарилась вновь.
   – Это очень радостное событие, – сказал Джон, улыбаясь своим подданным, – и я не хотел бы портить его какими-то личными дрязгами. Поэтому я выбрал своим защитником человека, любимого вами всеми и к тому же недавно женившегося. Встаньте, Иэн, лорд де Випон, и примите мою перчатку как знак вашей ответственности и моей любви к вам, а также прощения за все недоразумения, которые могут случиться между нами.
   Иэн встал, как было приказано, и, перешагнув через скамью, вышел из-за стола. Он широко улыбался, подходя к возвышению за перчаткой. Какое облегчение, что Джон решил выразить свою злобу таким безобидным способом. Иэн не сомневался в надежде короля на то, что его покалечат или даже убьют во время боев, но все же он был убежден, что король не готовит какой-то полномасштабный заговор против него.
   Джон, конечно, мог намекнуть своим дружкам, что был бы очень доволен, если с Иэном случится несчастье. Но даже если король попытается предпринять и еще какие-то дополнительные меры, Иэна это уже не волновало. За его спиной много друзей.
   Элинор не отводила глаз от мужа, и это позволило ей собрать всю свою силу и гордость. Она знала, что король заметил, как побледнело ее лицо. Он смотрел именно на нее, а не на Иэна, реакцию которого ему нетрудно было предсказать. Элинор надеялась, что выражение страха, мелькнувшее на ее лице, доставит ему удовольствие и укрепит его во мнении, что он имеет дело со слабым и беспомощным созданием.
   Без особого удивления она услышала, как король назвал арбитрами турнира Вильяма, графа Солсбери, и Вильяма, графа Пемброка, тем самым лишая наиболее опытных в турнирных поединках друзей Иэна возможности сразиться на его стороне. Она и не надеялась, что Джон просмотрит такой очевидный ход, тем более что со стороны это выглядело как его милостивое отношение к Иэну. Ведь то, что он назначает друзей Иэна судьями, едва ли можно расценивать как враждебность.
   «Двенадцать дней, – подумалось Элинор, – у меня есть еще двенадцать дней». За это время успеет приехать сэр Генри из Кингслера и сэр Уолтер из Форстала. Сэр Джон из Мерси добраться, вероятно, не успеет, но она все равно пошлет за ним. Если с Иэном что-то случится – Элинор задержала дыхание, чтобы не дать овладеть собой страху, – ей понадобится присутствие верных вассалов. Сэр Джайлс тоже был недалеко, но она на него в Айфорде оставила Адама и Джоанну, когда пришло известие о приезде короля.
   Элинор не хотела ни в коем случае ослаблять обороноспособность Айфорда – супруга сэра Джайлса вряд ли способна организовать защиту замка. Северные и валлийские вассалы Иэна были слишком далеко, чтобы можно было рассчитывать на их помощь.
   Эта неприятная мысль породила, однако, куда более обнадеживающую идею. Сейчас в Винчестере находились многие северные бароны. Они, правда, не были большими друзьями Иэна, так как считали его слишком близким и лояльным к королю, в то время как сами являлись почти откровенными мятежниками, но в одном можно быть уверенной: они не воткнут Иэну нож в спину по приказу короля.
   Проблема теперь заключалась в том, чтобы попытаться за двенадцать дней убедить их сражаться на стороне короля, бок о бок с его защитником. В обычных обстоятельствах они, безусловно, вошли бы в противоположную партию. Элинор понимала, что мало чего успеет добиться во время танцев и развлечений, которыми будет сопровождаться празднование Двенадцатого дня, и вряд ли ей сильно помогут жены тех из северян, у кого они есть и приехали в Винчестер. Слово женщины мало что значит в таких делах.
   Элинор нужен был мужчина, преданный ей и не слишком щепетильный в том смысле, что ему придется действовать в некотором роде против короля. Сэр Джайлс прекрасно подошел бы для этой роли, но Элинор уже твердо решила, что он должен оставаться в Айфорде. Кроме того, у короля с сэром Джайлсом свои счеты. Его внезапное появление при дворе способно разбудить подозрения Джона и до такой степени разжечь его ненависть, что король забудет об осторожности и атакует Иэна открыто.
   Мысли Элйнор прервал очередной взрыв ликования. Король назначил Вильяма, графа Арунделя, ввести в бой «лояльного противника». Это был еще один любопытный штрих. Арундель был опытным воином и никогда не враждовал с Иэном или Элйнор. Он хорошо знал Саймона – в Сассексе у Арунделя было большое имение.
   Элйнор скривила губы в усмешке, давая понять тем, кто мог наблюдать за ней, что она одобряет выбор короля и считает этого оппонента подходящим, но не опасным для ее мужа. Подходящим он был вне всяких сомнений – для целей короля. Элйнор знала Арунделя достаточно хорошо. Единственное, в чем он хорошо разбирался, – это война. В остальном голову без всякого ущерба можно было заменить деревянным чурбаном.
   И все-таки Арундель сам по себе не опасен, даже если королю удастся без его ведома сколотить команду из людей, которым Иэн был особенно ненавистен. Иэн достаточно подготовлен, чтобы защититься от них. Элйнор больше боялась тех в команде самого Иэна, кто сможет нанести ему незаметный удар в спину или оставить без помощи в критический момент.
   Арундель, Арундель. Слова эти повторялись приятным эхом в ее мозгу. Может быть, есть еще что-то в этом самом Арунделе, что она упустила и что могло бы помочь Иэну? В конце концов, в последний раз она общалась с этим человеком семь лет назад. Тут она снова улыбнулась, улыбнулась по-настоящему, а не просто механически скривила губы, и глаза ее просветлели. Это был подходящий момент для улыбки. Иэн как раз вернулся и сел рядом с ней. Ему понравилось ее самообладание и видимая удовлетворенность, хотя он был уверен, что ее не обманули слова и манеры Джона.
   Довольное выражение лица Элйнор, однако, относилось вовсе не к Иэну, и, знай он истинную причину, ему стало бы не по себе. Элйнор вспомнила, что ей так нравилось в имени Арунделя. Сэр Ги продал лошадь королевского гонца именно в городе Арунделе, и именно сэр Ги – тот человек, который ей нужен для осуществления ее плана.
   Следующие десять дней как для Иэна, так и для Элйнор были наполнены беспрерывными хлопотами, но Элйнор приходилось особенно тяжело. Открыто она не осмеливалась заниматься чем-либо иным, кроме как наносить визиты королеве и подругам и делать покупки на гигантской ярмарке, которая открылась ради удовольствия двора. Ярмарка была действительно ей ниспослана небом. Именно там она получила возможность встретиться с молодым странствующим рыцарем, который щеголял коротко стриженной бородкой и усиками в стиле короля Джона.
   Элйнор выразила неудовольствие тем, что он так резко пересек ей дорогу, что ее лошадь испугалась. Молодой рыцарь искренне извинился, сказав, что просто задумался. Но леди было не так-то просто утихомирить. Она продолжала браниться, понизив голос. Странствующий рыцарь снова извинился и даже, соскочив с лошади, встал у ног леди. Она продолжала ругаться, а рыцарь, бормоча извинения, вновь вскочил в седло и поехал рядом с ней в одном направлении. Если бы кто-то заметил этого молодого человека в тот момент, когда он только приехал в Винчестер, то от него не ускользнуло бы странное обстоятельство: молодой человек после случайной встречи с дамой неожиданно разбогател, – но никто не обращал на него внимания.
   Известие о турнире будоражило город, и каждый странствующий рыцарь стремился принять участие или хотя бы присутствовать на этом грандиозном празднике.
   Элйнор повезло, что Иэн был слишком занят, чтобы уделять ей много внимания. В первый день после Рождества он вместе с Арунделем встретился с Пемброком и Солсбери, чтобы договориться о количестве участников, о том, на каком поле будет происходить состязание, и тому подобных деталях.
   Однако через несколько дней им пришлось встретиться снова, чтобы все пересмотреть. Во-первых, король внезапно потребовал, чтобы общей рукопашной схватке предшествовали парные поединки с копьями. Во-вторых, турнир вызвал больше интереса, чем кто-либо ожидал. Учитывая короткий срок для сборов, и Иэн, и Арундель предполагали, что в нем примут участие только придворные рыцари. Но кто-то, очевидно, позаботился о том, чтобы это известие распространилось как можно шире. Каждый младший сын, желавший пополнить свой тощий кошелек выкупом, осаждал Иэна и Арунделя, вымаливая место в их командах. Прежде чем они успели ответить отказом, от короля пришел приказ позволить участвовать в этом праздничном мероприятии всем желающим.
   Поначалу Иэн пытался скрывать это обстоятельство, но придворные дамы королевы оказались не столь сдержанны на язык. Не то чтобы они стремились огорчить Элинор, просто большинство из них не слишком беспокоила судьба их муже