ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА КОАПП
Сборники Художественной, Технической, Справочной, Английской, Нормативной, Исторической, и др. литературы.



   Дженнифер Блейк
   Испанская серенада

   Моему мужу, Джерри Рональду, моим сыновьям Рону и Рику и моим зятьям Родди и Робу – южным джентльменам и героям, всем – с любовью.


   ГЛАВА 1

   Пилар Мария Сандовал-и-Серна знала: то, что она делает, – просто безумие. Встретиться с разбойником Эль-Леоном, Львом Андалузских холмов, было опасно даже при свете дня, но приглашать его прийти в полночь в темный сад патио [1 - Патио – внутренний дворик (исп.).] означало доверить ему честь и жизнь. Но сейчас опасность для нее не имела значения; есть вещи, которые стоят риска.
   Пилар, в наброшенной на плечи шали, нервно расхаживала по патио. Ночь была холодной, – совсем не редкость для Севильи в конце декабря. Но холод не был единственной причиной лихорадочного состояния ожидавшей. Почему она должна бояться Эль-Леона? Ее отчим, дон Эстебан, этот дьявол в облике человека, был гораздо страшнее и больше заслуживал презрения, и, однако, она не дрожала при встречах с ним. О, ее отчим думал, что победил, но он плохо знал ее…
   Ночь была тиха. Из-за стены, окружавшей сад, лишь изредка доносились звуки проезжающих карет, развозивших по домам поздних гуляк. Где-то лаяла собака. Около одного из окрестных домов влюбленный обожатель играл на гитаре, услаждая слух своей дамы старой андалузской песней. Мелодия ее была сложной и плавной, низкий, приятного тембра голос поющего был наполнен сдерживаемой страстью.
   Лунный свет озарял патио, просачиваясь через ветви апельсиновых деревьев, под которыми лежали глубокие тени. Он превращал капли воды из фонтана в сверкающие лунные камни. Полосы света пересекали причудливый мавританский узор каменных плиток пола и превращали цветы герани, растущие по стенам, из ярко-красных в бледно-розовые. В лунном свете и волосы самой Пилар, днем имевшие цвет темного меда, казались золотыми, скулы отсвечивали перламутром, а взгляд шоколадно-карих глаз приобрел таинственную глубину.
   Пилар замедлила шаги. Теперь она стояла, прислушиваясь к далекой серенаде. В мужском голосе было нечто, будоражащее ее, заставляющее сочувствовать певцу. Сама того не желая, она чуть не разрыдалась от нежности и отчаяния. Казалось, она знала, что печалит певца, а тот, в свою очередь, понимал и разделял ее боль. Это помогло Пилар избавиться от мрачных предчувствий.
   Песня закончилась. Последние звуки гитары замерли вдали, и воцарилась тишина.
   Пилар тряхнула головой, желая избавиться от наваждения. Ей не нравился яркий свет, и она спряталась в тень под балконом. Ее не должны увидеть из дома. Отчим был на каком-то званом обеде, но ее дуэнья, не смыкая глаз, плела кружево. Дуэнья, сестра дона Эстебана, смертельно боящаяся своего брата, считала, что Пилар спокойно спит. Не следовало ее разочаровывать…
   Где же Эль-Леон? Знает ли он о ее просьбе?
   Возможно, ему просто не успели передать ее. У нее было очень мало времени. Шанс на спасение был так ничтожен, что казался чудом. Сейчас ей была нужна чья-нибудь помощь, Эль-Леон должен ответить на ее призыв. Но он мог и отказаться. Для него было бы таким же безумием появиться в доме дона Эстебана Итурбиде, как и для нее послать за ним. Отчим Пилар. увидев Эль-Леона, убьет его не раздумывая, как убил бы бешеного пса.
   Из угла патио, где росла пальма, послышался шорох: Пилар замерла в тревожном ожидании. Она напряженно вглядывалась в темноту, пока не заболели глаза, но ничего не увидела. Должно быть, это подул холодный ночной ветер или вспорхнула потревоженная птица.
   Пилар глубоко вздохнула. Она плотнее укуталась в шаль и продолжала ходить вдоль балкона.
   Ее больше всего удивляло, что отчим еще не расправился с ней. Преступление не испугает его, в конце концов, он же убил ее мать. У Пилар не было доказательств, ничего, кроме подозрений. Она знала дона Эстебана и была уверена, что убийца – он.
   Пилар презирала напыщенного маленького человечка с жестоким взглядом и остренькой надушенной бородкой с той минуты, как ее овдовевшая мать представила его ей шесть лет назад как предполагаемого отчима. Она даже не пыталась скрыть свои чувства и, более того, делала все, что было в силах шестнадцатилетней девочки, чтобы помешать этому браку. Но это не помогло; ее мать была безумно влюблена в дона Эстебана. «Дон Эстебан – вдовец, человек тактичный и обаятельный, – говорила она, нежно улыбаясь и гладя шелковистые волосы сидящей рядом с ней девочки. – Быть его женой – большая честь, он назначен на высокий пост при дворе в Мадриде. Их богатство позволит им блистать при дворе». Она считала вполне естественной неприязнь Пилар к человеку, стремящемуся занять место обожаемого ею отца, но со временем она привыкнет к дону Эстебану. А через год или два она, возможно, согласится выйти замуж за сына дона Эстебана от предыдущего брака.
   – Никогда, – объявила Пилар. – Никогда! – Она уже встретилась однажды с ненаглядным сынком дона Эстебана. Молодой человек прижал ее в темном углу гостиной и, нагло ухмыляясь в ответ на ее протесты, стал тискать и щипать ее. Он выругался, когда она, ударив его по ноге, бросилась прочь. Нет, она никогда не смирится с таким порочным, самовлюбленным поклонником и не поверит, что отец хоть в чем-то лучше сына.
   У нее не было выбора. Дон Эстебан отомстил ей за то, что он называл вмешательством в свои дела, сразу же по окончании брачной церемонии. Он отвез девочку в монастырскую школу, где лично переговорил с матерью-настоятельницей, заявив, что Пилар капризна, избалована и нуждается в суровой дисциплине. Он указал, что Пилар необходимо научить уважать старших, держать язык за зубами и подавлять в себе порывы, недостойные девушки из благородной семьи. Через несколько месяцев стало известно, что сын дона Эстебана погиб на дуэли. Пилар заставили несколько часов стоять на коленях, молясь за упокой его души. Это было наказанием за то, что она осмелилась во всеуслышание заявить, что рада его смерти.
   В конце концов, Пилар научилась повиноваться. Она научилась уступать и казаться кроткой и послушной, когда внутри нее бушевал гнев. Она научилась подчиняться тысяче незначительных правил, одновременно выискивая пути обойти их, научилась, не дрогнув, принимать наказание. Она ласково улыбалась, задумывая месть. Она ненавидела двуличие, но ей пришлось научиться лицемерить.
   За все шесть лет «заключения» ей ни разу не было позволено съездить домой, она ни разу не виделась с матерью. Пилар слушала сплетни девушек, приезжавших в школу. По-видимому, дон Эстебан придерживался старых правил, предписывавших держать женщин дома взаперти, как во времена мавров. К сожалению, до свадьбы он скрывал свои взгляды. Матери Пилар не суждено было блистать при дворе, ибо ее новый муж решил, что его жена должна не щеголять на балах, а смиренно сидеть дома. Она не должна быть недовольна тем, что он одевается в кружева и носит редкие по красоте изумруды. Она не должна интересоваться его делами и любопытствовать, как он распоряжается ее состоянием. Она обязана слушаться его безоговорочно и подчиняться ему во всем. Он не желал, чтобы Пилар жила в его доме, а его слово было законом.
   В прошлом году Пилар узнала, что ее мать больна. Пилар написала письмо, умоляя разрешить ей приехать домой. На ее письмо не ответили. Она обратилась к своей единственной родственнице, сестре ее отца, живущей в Кордове, в надежде, что тетка сможет помочь. Та навела справки, но это не принесло пользы: дон Эстебан убедил добрую женщину, что все в порядке, заверив, что Пилар лишь стремится внести разлад в семью. Тогда Пилар написала письмо духовнику матери, отцу Домин-го, но не получила ни удовлетворительного объяснения происходящего, ни разрешения покинуть монастырь.
   Вскоре мать Пилар умерла. Отцу Доминго удалось убедить дона Эстебана разрешить девушке присутствовать на похоронах. Священник сказал, что людям покажется странным, если дочь умершей не проводит ее в последний путь. Они могут заинтересоваться, почему девушку держат взаперти, что пытается скрыть дон Эстебан. Отец Доминго больше не бывал в доме дона Эстебана Итурбиде, но Пилар привезли в Севилью под охраной.
   Дом, где мать Пилар была в заточении до последнего дня своей жизни, принадлежал семье отца Пилар более пятисот лет, с тех самых пор, как Фердинанд Святой изгнал мавров из Севильи. Вернувшись домой, Пилар с трудом его узнала. Там, где когда-то был изображен герб семьи Сандовал, теперь красовался большой, уродливый герб Итурбиде. Высокомерные слуги заняли места тех, кто в течение многих лет служил Сандовалам; Пилар не увидела ни одного знакомого лица. Комнаты и залы лишились старой обстановки; удобная мебель, красивые гобелены, золотая и серебряная посуда пропали. Наряды ее матери, иконы и украшения также бесследно исчезли.
   Награбленное богатство пополнило казну дона Эстебана, что способствовало его успеху при дворе. Он достиг того, к чему стремился: он был назначен главным сборщиком податей при дворе, одним из рехидоров Кабильдо. В Новом Орлеане, испанской колонии в Луизиане, он стал влиятельным лицом. Дон Эстебан, сосредоточив в своих руках огромную власть, удерживал в свою пользу десятую часть собранного. Таким образом, его пост обещал принести гигантские барыши, с лихвой возместив дону Эстебану деньги, затраченные им для достижения цели. Поговаривали, что назначение дона Эстебана на этот пост было вызвано желанием короля отделаться от навязчивого вельможи, неустанно требующего все новых милостей. Если дон Эстебан и понял это, то не подал вида: он был доволен собой и держался так, как будто был удостоен величайшей чести.
   Мать Пилар, хворавшая не один месяц, скончалась на следующий день после того, как дон Эстебан вернулся из Мадрида с вестью о новом назначении. Стечение обстоятельств оказалось удачным для него, ведь дон Эстебан не мог ни взять больную жену в Луизиану, ни покинуть ее одну в Севилье. Однако Пилар узнала от своей дуэньи, сестры дона Эстебана, что за несколько дней до этого он привез для своей жены специальную микстуру из Мадрида. Он приказал ей принимать лекарство каждый день и строго следил за этим. В день ее смерти он своими руками налил ей микстуру. Сразу же после похорон дон Эстебан, вернувшись домой, принялся укладывать вещи для путешествия в Луизиану.
   Пилар резко остановилась, прервав свои размышления, и судорожно стиснула руки. Ей показалось, что там, где стояла огромная керамическая ваза для сбора воды, мелькнула чья-то тень. Но, возможно, это всего лишь ветер шевельнул куст олеандра. Или это шутки ее воображения, утомленного столь долгим ожиданием. Она ждала его вот уже третью ночь. Если же Эль-Леон не появится и следующей ночью, будет слишком поздно.
   Пилар повернулась спиной к затененному углу, бросая вызов своему собственному страху и нерешительности, и продолжала ходить взад-вперед. Где-то заорала кошка; из-за стены доносились приглушенные голоса двух мужчин, беседующих о чем-то по дороге домой. Наконец, все звуки умолкли, и снова стало тихо. Слишком тихо.
   Пилар задрожала. Но она решила не поддаваться панике и подумать о чем-нибудь другом.
   Подозрения по поводу смерти матери Пилар держала при себе. От нее потребовалось огромное усилие воли, чтобы не выдать обуревавшие ее горе и гнев. Лишь позднее она позволила себе вступить в перепалку с доном Эстебаном, разграбившим дом ее отца. Он сообщил ей, что имеет полное право продать все, что сочтет нужным, ибо после смерти отца Пилар дом перешел к ее матери, и, так как наследников мужского пола не было, по брачному контракту со дня свадьбы все имущество принадлежит ему. Дон Эстебан не преминул ядовито заметить, что в монастыре Пилар не потребуется ни мебели, ни нарядов, ни украшений.
   Встревоженная Пилар спросила, зачем ей возвращаться в ненавистный монастырь, и получила исчерпывающий ответ: она не должна оставаться одна в доме, пока дон Эстебан будет в Луизиане. Ей некуда идти, у нее нет никого, кто взял бы на себя заботу о ней. В свои двадцать два года она имеет мало шансов выйти замуж и может считать себя старой девой. Монастырь остается ее единственным убежищем, и дон Эстебан лично позаботится о богатом церковном вкладе на ее имя. Несколько тысяч песо золотом будет отправлено вместе с ней, чтобы обеспечить ей комфорт и место в монастырской иерархии, приличествующие ей по рождению и воспитанию.
   На Пилар не произвела впечатления ни фальшивая забота о ее благополучии, ни сумма предполагаемого вклада, которая была лишь ничтожной частью того, что она должна была унаследовать после смерти матери. Она твердо заявила, что не собирается возвращаться в монастырь. О ней есть кому позаботиться. Она вполне может найти пристанище у своей тетки в Кордове. После этого заявления последовала неприятная сцена. Дон Эстебан позвал мажордома, и двое мужчин, скрутив Пилар, отнесли девушку в ее комнату и надежно заперли там.
   На третью ночь заточения она проснулась, услышав, как в замке повернулся ключ. Дверь приоткрылась, и в комнату скользнул мужчина. Пилар резко села, зовя на помощь, но никто не откликнулся. Мужчина попытался схватить ее, но Пилар удалось вырваться и спрыгнуть с кровати. Он поймал ее, и в темноте между ними завязалась борьба. В этот момент ее отчим ворвался в комнату. Он держал подсвечник, а за его спиной толпились несколько человек, вероятно, это были гости, приглашенные к ужину. Свет выхватил из темноты лицо покушавшегося на Пилар. Им оказался лакей дона Эстебана, толстогубый, прыщавый малый по имени Карлос.
   Тем не менее гнев хозяина пал не на лакея, а на Пилар. Он в ярости кричал, что она заманила лакея в свою спальню, что она – развратная девчонка, позорящая его дом. Она должна выйти замуж за Карлоса, иначе он, дон Эстебан Итурбиде, немедленно отправит ее обратно в монастырь.
   Пилар понимала, что все это было подстроено. Ей также было ясно, что она безнадежно скомпрометирована. Гости ее отчима, откровенно наслаждавшиеся скандалом, не поверили бы ей, расскажи она всю правду. Выйдя замуж за Карлоса, она получит в мужья подобострастно ухмыляющееся ничтожество, и это ничтожество будет иметь право распоряжаться ею и ее состоянием по своему усмотрению. Карлос целиком зависел от дона Эстебана, так что даже та часть наследства, которую Пилар, выйдя замуж, должна будет получить, окажется в руках ее отчима. Согласием же вернуться в монастырь она сможет выиграть немного времени. Осознав это, она притворилась сломленной и раскаивающейся и, рыдая и всхлипывая, принялась умолять разрешить ей вернуться в ее маленькую келью с узкой постелью, туда, где она будет окружена заботой и поддержкой добрых сестер. Она сыграла столь убедительно, что дон Эстебан, хоть и с видимой неохотой, вынужден был уступить ей.
   Изображать чистосердечное раскаяние, в то время как в ее душе бушевали ярость и гнев, было нелегко, но Пилар справилась с этим. Наградой ей было разрешение ежедневно посещать утреннюю мессу в церкви отца До-минго до тех пор, пока она не отправится в монастырь. Она рассказала священнику свою историю, но добрый отец Доминго, покачав головой и тяжело вздохнув, посоветовал ей безропотно и смиренно покориться судьбе. Дон Эстебан не может быть так плох, как описывает его Пилар. Разве не дал скорбящий муж обет украсить витражами окна церкви в память об усопшей жене? Неисповедимы пути Господни, и кто знает, возможно, Пилар суждено стать невестой Христовой.
   Пилар прекрасно знала, что не лежит у нее душа к монастырской жизни. Она была слишком привязана к красотам и радостям мирской жизни. Она слишком тосковала по миру во время своего заточения в монастыре, чтобы теперь добровольно отказаться от него. Она не думала о смирении, нет. В ее голове роились самые разнообразные планы мести и бегства.
   Один из ее безумных планов возник в тот день, когда неподалеку от церкви она увидела Висенте де Карранса-и-Леона. Молодой человек, обучавшийся в университете богословию, ранее жил по соседству. Даже теперь он каждое утро приходил молиться в эту церковь. Висенте был рослым юношей, с привлекательным, добрым лицом, которое, однако, редко озарялось улыбкой. Улыбка исчезла с его губ после того, как семья была уничтожена доном Эстебаном Итурбиде вскоре после женитьбы дона Эстебана на матери Пилар.
   Семьи Карранса и Итурбиде были заклятыми врагами. Вот уже четыре поколения не прекращалась кровная вражда и месть между ними. Дон Эстебан, по слухам, нанял убийц, которые расправились с отцом Висенте. Сын дона Эстебана, тот самый, что собирался жениться на Пилар, увез сестру Висенте и жестоко надругался над ней. Несчастная покончила с собой. Тогда старший брат Висенте, Рефухио, вызвал сына дона Эстебана на дуэль, вступившись за честь сестры, и заколол подлеца. Дон Эстебан использовал все свое влияние в суде и добился, чтобы Рефухио обвинили в убийстве. Рефухио отказался подчиниться страже, намеревавшейся арестовать его по приказу дона Эстебана. В результате стычки трое наемников были убиты. Рефухио превратился в изгнанника, бандита. Его домом стали горы – пристанище опасных диких зверей. Девичья фамилия матери Рефухио была Леон, и поэтому он получил прозвище Эль-Леон – Лев. Ненависть, которую Рефухио де Карранса-и-Леон питал к дону Эстебану, могла соперничать только с яростью Пилар.
   Как только Пилар увидела Висенте, она поспешила к нему. Дуэнья, торопливо шедшая за ней, отстала, затерявшись в толпе. Поравнявшись с Висенте де Каррансой, она посмотрела молодому человеку в лицо, тонкие черты которого дышали искренностью. Шаль соскользнула с ее плеч и упала на землю. Висенте опустился на одно колено, чтобы поднять ее. Пилар наклонилась, шепнула ему несколько слов и взяла шаль. Он внимательно посмотрел на нее своими темными выразительными глазами, кивнул, но не сказал ни слова. Пилар повернулась и вместе со своей дуэньей вошла в церковь.
   Понял ли ее Висенте? У нее было так мало времени. Не было никакой возможности что-либо объяснить. Знал ли он ее? Знал ли что-нибудь о ней? Станет ли он пытаться узнать что-либо и, что более важно, выполнит ли ее просьбу или же забудет о ней, сочтя ее не стоящей внимания? Столь многое зависело от одной короткой встречи!
   Конечно, если даже Висенте и передал брату ее просьбу встретиться в саду у дома дона Эстебана в полночь, она не могла быть уверена, что Эль-Леон придет. Привести его сюда могла лишь редкая смесь ненависти, смелости и любопытства.
   Светало. Шаги Пилар становились все медленнее и тяжелее. Три бессонные ночи изнурили ее, но сильнее, чем усталость, мучило то, что ее надежды не сбылись. Она была уверена, что ей удастся разрушить планы дона Эстебана. Она надеялась, что еще не все потеряно, что она добьется своего даже без помощи Эль-Леона, но тем не менее она так рассчитывала на Рефухио Каррансу, что одна только мысль о том, что необходимо будет искать другой способ, удручала ее.
   О, как бы она хотела быть мужчиной! Она могла бы бросить вызов своему отчиму и со шпагой в руке потребовать у него ответа за смерть ее матери и разграбление дома. С каким удовольствием она вонзила бы ему в грудь стальное острие и наблюдала бы, как его надменная глумливая улыбка сменяется выражением удивления и ужаса. Гнусный, напыщенный, жестокий человечишка! Склониться перед ним было выше ее сил. Она готова на все, лишь бы избежать этого унижения.
   Сзади послышался тихий звук, напоминающий шорох ткани. Только она захотела обернуться, как в ту же секунду была схвачена. Чья-то рука сдавила ее ребра, словно стальным обручем, а ладонь запечатала рот. Пилар, задохнувшись, инстинктивно попыталась ткнуть нападавшего локтем. У нее возникло ощущение, что она ударила каменную стену. Железная рука туже сдавила ей грудь. Она почувствовала, что плотно прижата спиной к теплому телу мужчины, в то время как мягкая шерстяная ткань его плаща окутывала ее.
   – Успокойтесь, – произнес низкий голос у нее за спиной. – Мне доставило бы огромное удовольствие изнасиловать женщину из дома дона Эстебана в его собственном патио, но я не собираюсь в данный момент этим заниматься. Хотя мои планы могут и измениться.
   Это мог быть только Эль-Леон. Пилар так разозлили его недоверие и грубость, что страх исчез. Она замотала головой, стремясь избавиться от руки, зажавшей ей рот.
   – Хочется поговорить, не так ли? Ну что ж, это обнадеживает. За этим я, собственно, сюда и шел. Но предупреждаю – ваши слова должны быть тихи и нежны, как воркование голубки.
   Эль-Леон медленно убрал ладонь с лица Пилар. Когда она заговорила, ее голос был тихим и злым:
   – Отпустите. Вы сломаете мне ребра.
   – Что я еще должен сделать? Положить свою жизнь к вашим ногам, перевязав ее ленточкой и украсив розами, а? Ну уж нет, благодарю. Кроме того, я еще не рассчитался с идеей вознаграждения – интимного, разумеется.
   – Вы не посмеете.
   – Почему? – Его голос неожиданно стал резким, утратив всю мягкость. – В прошлый раз Итурбиде изнасиловал женщину из дома Карранса. Очередь за нами.
   – Я не Итурбиде и не имею отношения к вашей ссоре.
   – Вы из дома Итурбиде, и этим все сказано. – Он был непреклонен.
   – Этот дом раньше принадлежал моему отцу. – Пилар спиной почувствовала, как бьется сердце Эль-Леона. На нее странным образом действовали его сила и мужественность, запах шерсти, пота и лошади, свежий ночной воздух. Она хотела повернуться и взглянуть ему в лицо, но не смогла двинуться.
   – Я знаю это. Я также знаю, кто вы, как вас зовут и что с вами случилось. Я должен был узнать это, ибо я не безумец и не донкихотствующий болван. Единственное, чего я не знаю, – это зачем вам понадобился я.
   Он отпустил ее талию и, быстро схватив ее за запястье, повернул лицом к себе. Пилар, потеряв равновесие, уперлась рукой в его грудь. Она почувствовала стальную твердость его мускулов. Потеряв от волнения голос, она взглянула на Эль-Леона, обуреваемая сомнениями.
   Он был высок и широкоплеч. Длинный черный плащ делал его еще выше. Черты лица у него были правильными и твердо очерченными. Бронзовый загар был виден даже при лунном свете. Его глаза, затененные широкими полями шляпы, казались двумя черными провалами. В нем чувствовалась настороженность, угроза и – ни капли сочувствия.
   Рефухио де Карранса посмотрел на эту женщину и вдруг ощутил, как незримая рука стиснула его сердце. Он пришел на эту встречу из чистого любопытства. Ему было интересно, какой должна быть женщина, чтобы ее просьба могла оторвать Висенте от занятий и заставить воспользоваться тем способом связи, которым пользовались только в случаях крайней опасности. И вот он увидел ее. Она была прелестна. Белая кожа и цвет волос говорили о том, что в ее жилах течет кровь вестготов-завоевателей. Этот цвет не редкость на севере Испании, где родился Эль-Леон, но почти не встречается в Андалузии. В посадке ее головы и развороте плеч чувствовались смелость и гордость. Вспомнив податливость ее тела, аромат кожи и шелковистость волос, прижавшихся к его щеке, он с трудом подавил в себе желание еще раз привлечь ее к себе. Он считал себя неподвластным женским чарам. Сейчас эта уверенность таяла как дым.
   – Ну? – произнес он, удивленный ее молчанием. – У вас есть ко мне дело или это просто игра? Я нужен вам, чтобы развлечься, или мне следует позаботиться о своей жизни?
   – Я… я никогда не предам вас.
   – У меня стало легче на душе. Особенно после того, как я внимательно осмотрел сад. Если здесь и присутствует убийца, то это, должно быть, вы.
   – Нет!
   – Тем не менее мне назначена встреча. В таком случае я – недогадливый любовник, несмотря на мои объятия. Прижмитесь ко мне, я поцелую вас.
   Она тряхнула головой и попыталась вырваться. Он продолжал держать ее за руку.
   – Я не понимаю, почему вам нравится смеяться надо мной!
   – Почему бы и нет? Мало что в мире может меня позабавить. Но мне будет гораздо приятнее, если вы скажете, зачем я вам нужен.
   – Я хотела… – Она запнулась, не совсем уверенная в том, следует ли ей говорить дальше.
   – Вы хотели? Все чего-нибудь хотят. Мне продолжить за вас?
   – Нет! – заторопилась она. – Я хочу, чтобы вы…
   – Знаю.
   В замешательстве она изумленно взглянула на него. Затем увидела над его плечом гриф гитары, висевшей на ремне у него за спиной. Внезапно она поняла, что он-то и был тем ночным певцом, которого она слушала, – тембр мягкого голоса был один и тот же. Почему-то это успокоило ее, рассеяло сомнения и страх. Она набралась смелости и быстро проговорила:
   – Я хочу, чтобы вы увезли меня. – Это прозвучало слишком громко. Его пальцы разжались. Пилар, почувствовав, что ее рука свободна, сделала шаг назад. Его замешательство наполнило ее радостью. Но торжество было недолгим.
   – Пожалуйста, – заявил он, снимая шляпу и кланяясь с утонченной грацией. – Я весь к вашим услугам. Это должно произойти сейчас?
   – Я хотела бы, чтобы это произошло как можно скорее, но в данный момент мне нечем заплатить. Если вы подождете и выкрадете меня, когда меня повезут в монастырь, вы получите в награду сундук с золотом. Это монастырский вклад на мое имя.
   Он был совершенно неподвижен – неподвижность кошки перед прыжком. Когда он заговорил, в его словах слышалась злая ирония.
   – Я получу награду? Обладать вами – достаточная награда.
   Она почувствовала, как горячей волной поднялись в ней смущение и гнев.
   – Вы… вы не получите меня, – гордо ответила она. – Вы сразу же доставите меня в Кордову к тетке.
   – Да? – В его тоне сквозило сомнение.
   Человек, стоящий перед ней, некогда обладал богатством и титулом, был воспитан в соответствии с требованиями своего класса. Теперь он был бандитом, отщепенцем, сделавшим охоту на людей своим ремеслом. Он был Львом, Эль-Леоном, главарем преступников и убийц, более сильным и жестоким, чем те, кем он руководил. Как она может доверять ему? Но как она может не верить?
   – Вы должны мне помочь, Рефухио де Карранса, – вскричала она, подходя вплотную и хватаясь за его плащ. – Я говорю все не так, как следовало бы, но я не знаю, как с вами разговаривать. Я не сомневаюсь, что, если вы согласитесь сделать то, о чем я вас прошу, это будет пощечиной дону Эстебану. Его гордость будет страшно уязвлена тем, что его падчерицу умыкнули у него из-под носа. А если это произойдет на дороге, когда меня повезут в монастырь, у него не будет возможности ни скрыть происшедшее, ни отрицать этого.
   Он долго молчал. Наконец спросил:
   – Дон Эстебан лично будет сопровождать вас?
   – Думаю, да. Он хочет быть твердо уверен, что я надежно заперта.
   – Вы, конечно, сознаете, – мягко сказал он, сжимая ее стиснутые кулачки в своих ладонях, – что то, о чем вы просите, погубит вас? Ни один человек во всей Испании не поверит, что вы сохранили свое целомудрие во время этого похищения, и при этом не будет иметь значения, сколь мало времени вы провели в моем обществе. Слишком хорошо известна вражда между вашим отчимом и моей семьей.
   Она вздернула подбородок, бесстрашно встретив темный блеск его глаз.
   – Если вас это беспокоит, то мне это безразлично. Я уже скомпрометирована так, что лишние разговоры не в состоянии мне повредить… – Она быстро рассказала ему о происках своего отчима.
   Рефухио не слишком внимательно слушал молодую женщину. Часть из того, о чем она рассказывала, ему было известно, а он достаточно хорошо знал дона Эстебана, чтобы догадаться, в чем было дело. Его гораздо больше интересовал ее чистый голос, прозрачность ее кожи в лунном свете и огонь, пылающий в черных, как ночь, глазах. Он держал ее тонкие руки в своих, и память о ее теле, прижатом к нему, затуманивала его мысли, порождая все усиливающееся желание узнать о ней больше. Рядом с этим чувством неизбежно возникало неприятное чувство жалости и раскаяния.
   – Допустим, все будет так, как вы хотите, – предположил он. – Но поверит ли вам ваша тетка и согласится ли принять вас в свой дом?
   – Надеюсь, что поверит, и молю об этом Бога.
   – Даже если она согласится предоставить вам убежище, сможет ли она в дальнейшем защитить вас от дона Эстебана?
   – Мне остается только надеяться на это. У меня никого нет, кроме нее.
   – А как насчет церкви? Может, монастырь?
   Его тон, то, что он принял такое участие в ее судьбе, придали Пил ар силы.
   – Никогда. Я не создана для того, чтобы стать монахиней, и не желаю принять предложение дона Эстебана.
   – Неужели вы удовольствуетесь участью старой девы, бесприданницы, женщины, которую мужчины, желающие жениться на девушках с незапятнанной репутацией, будут презирать?
   – Если они столь глупы, что хотят взять меня в жены только из-за богатого приданого или готовы осудить на основании пустых сплетен, то невелика потеря.
   – В вас говорит гордость, но она не согреет вас в зимние холода.
   Сомнения, высказанные им, были более чем знакомы самой Пилар. Но как бы то ни было, она не испугается и не повернет назад. Она запрокинула голову, глядя прямо ему в лицо:
   – Так вы поможете мне или нет?
   – Да, конечно, – мягко ответил Рефухио де Карранса-и-Леон, глядя на застывшую в лунном свете Пилар. – Я помогу вам.


   ГЛАВА 2

   Процессия, сопровождавшая Пилар в монастырь, была невелика. В громоздкой старой карете находилась Пилар вместе со своей дуэньей. Рядом с каретой ехал дон Эстебан на чистокровном арабском жеребце. Для охраны он взял восемь слуг, четверо из них ехали впереди и четверо – сзади. Пилар была уверена, что их могло бы быть и меньше. Дон Эстебан не был ни трусом, ни глупцом. Он пробормотал что-то насчет воров и бандитов, рыщущих по дорогам, и добавил, что беспокоится за золото. Сундук был надежно закреплен сзади, рядом со скромными пожитками Пилар. Пилар не обратила на него внимания, полагая, что охрана нанята для спасения от Рефухио Каррансы, ибо в холмах Эль-Леон был всесилен. Бдительность отчима беспокоила Пилар, но ей ничего не оставалось делать, кроме как уповать на то, что Рефухио знает привычки дона Эстебана и, готовясь атаковать, примет их во внимание.
   Дон Эстебан настоял на том, чтобы они выехали пораньше, и не разрешал делать долгих остановок в пути. Он хотел, чтобы путешествие поскорей закончилось. Если повезет, они смогут добраться до деревушки, где расположен монастырь, до наступления темноты. Затем он проведет ночь на постоялом дворе и на следующий день вернется в Севилью. Даже если бы ему не нужно было осторожничать, пересекая территорию Эль-Леона, то тянуть время он все равно не мог. Он получил приказ от королевского министра немедленно прибыть в Кадис, где готовился к отплытию корабль в Луизиану.
   Карета тряслась и подпрыгивала на ухабах. Летом в этой местности простирались нежно-зеленые поля, усеянные маками и желтой акацией. Теперь равнина была мрачной и голой. Низко нависало зимнее небо. Серые силуэты олив да серебристо-зеленый табак – вот и все, что можно было увидеть. На горизонте отливали лавандовой синевой холмы. Иногда навстречу попадался крестьянин, ведущий на поводу тяжело нагруженного дровами осла, или мальчонка, пасущий несколько овец и коз. Все было недвижно, лишь ветер гулял по вспаханным полям, крутя в воздухе пыль.
   День был пасмурным. Они свернули с главной дороги на тропу, петляющую меж холмов. Вдали появился шпиль деревенской церкви, ближайшей к монастырю. Где же Эль-Леон?
   Он дал слово, что придет. Пилар не хотела думать, что он может предать ее, но сдержать себя она не могла и поминутно выглядывала из окна, отдернув кожаную занавеску.
   – В чем дело, сеньорита? – спросила, в конце концов, дуэнья. – Что там?
   Пилар опустила занавеску.
   – Ничего. Я только… горю желанием увидеть монастырь.
   – Вы еще насмотритесь на него, – женщина даже не пыталась скрыть раздражение.
   – Только изнутри, – грустно заметила Пилар.
   Маска смирения и покорности начинала тяготить Пилар. Ей хотелось закричать, заявить этой женщине, что скоро она, Пилар, получит долгожданную свободу и избавится от ее надзора. Но она не могла позволить себе это. Она должна ждать, пока не избавится от дона Эстебана. Он будет потрясен. Его самомнение так велико, что он не в состоянии заподозрить ее. Ну и лицо будет у него, когда он поймет, что ему не удалось подчинить Пилар своей воле! Она с удовольствием посмотрела бы на него в этот момент.
   Она сделала все, чтобы быть уверенной в успехе предприятия. Платье, которое она надела, было из серо-голубой ткани без рисунка и богатой отделки – так оно меньше привлекало внимание. Ее темно-коричневая простая накидка была украшена тесьмой. Девушка была одета, как приличествует послушнице, но одежда была удобной и теплой. Более того, она отказалась от корсажа и кринолина, так как они могли помешать ей ехать верхом. Ее башмаки были из грубой кожи, в расчете на то, что ей придется идти пешком по каменистой дороге. Ее волос не коснулась рука парикмахера. Она зачесала их назад и туго уложила. По крайней мере, эта прическа была удобна.
   Сразу же за поворотом прямо перед процессией неожиданно появилось стадо овец. Кучер закричал и стал останавливать карету. Животные беспорядочно заметались и заблеяли в ужасе, когда карета врезалась в стадо. Собака непонятной породы кусала за ноги убегающих овец и возбужденно лаяла. Пастух, ее хозяин, согбенный старик, опиравшийся на изогнутый посох, был одет в выцветшие лохмотья и укутан в плащ с огромным капюшоном. Он стоял посреди разбегающегося стада, но, казалось, его не тревожили ни овцы, ни собака. Казалось, что он не слышит ни криков кучера, ни команд дона Эстебана, требующего очистить дорогу. С двух сторон возвышались холмы, и стадо увести было некуда.
   Кони встали на дыбы, карета чуть не перевернулась. Дон Эстебан прикрикнул на испугавшихся слуг, и они бросились успокаивать встревоженных лошадей. Отчим Пилар направил коня на старика. Сперва Пилар решила, что он хочет сбить его с ног, но вместо этого дон Эстебан поднял короткую кожаную плеть, которую он всегда носил с собой, и, размахнувшись, ударил старика по спине. Тот, съежившись и наклонив голову, повернулся. Дон Эстебан замахнулся снова.
   Плеть еще раз просвистела в воздухе, но не успела она опуститься, как пастух выпрямился и, схватив свободный конец плети, чуть не свалил дона Эстебана на землю. Капюшон соскользнул с головы пастуха, открыв резко очерченное красивое лицо, искаженное гримасой отвращения. Темные волосы трепал ветер.
   – Карранса, – вскричал дон Эстебан, выпустив из рук плеть и глядя расширенными от страха глазами на пастуха. Резко повернувшись, он скомандовал:
   – Убить девчонку! Убить! Сейчас же!
   – Эль-Леон! Эль-Леон! – кричали слуги дона Эстебана.
   Их крик был подхвачен людьми с холмов. Эти крики, как показалось Пилар, звучали с небес, но затем она увидела людей из отряда Рефухио Каррансы. Они появились внезапно, выкрикивая имя своего предводителя. Ее сердце сжалось. Рука судорожно вцепилась в занавеску. Вот и пришло время ее освобождения. Сейчас ее увезут…
   Один из слуг ее отчима подъехал к двери кареты. Он обнажил шпагу, но ему мешали овцы, снующие в панике под ногами его коня. Пилар узнала его. Это был Карлос, тот самый лакей, который вторгся в ее спальню по приказанию дона Эстебана. Отчим приказал убить Пилар, предпочитая видеть ее мертвой, нежели отдать в руки своего врага.
   Пилар поспешно огляделась, ища что-нибудь пригодное для защиты. Но ничего не обнаружила. Ее дуэнья сидела напротив и торопливо бормотала молитвы. Ее лицо было смертельно бледным.
   Дон Эстебан гневно кричал что-то, но внезапно его крик оборвался. У Пилар не было возможности посмотреть, что происходит. Карлос прорвался сквозь стадо и вытянулся, пытаясь ткнуть шпагой в окно кареты. Пилар отпрянула, когда лезвие распороло кожаную занавеску. Она схватила толстую подушку и, когда лезвие вновь проникло внутрь, отразила его этим щитом. В воздухе белым облаком закружились перья.
   Лезвие исчезло. Снаружи послышалось лязганье стали. Человек в плаще с капюшоном резко повернулся, и Карл ос, странно хрюкнув, свалился с лошади.
   Отовсюду доносились крики и стоны. Несколько слуг дона Эстебана спаслись бегством. Карета раскачивалась. Кто-то карабкался на нее. В то же время что-то тяжелое свалилось на крышу. По-видимому, туда прыгнул человек из банды Рефухио. Кричали овцы, лаяла собака. Вопли и ругань слышались в воздухе. Дуэнья завизжала и судорожно стиснула в руках четки, когда карета покачнулась. Но когда Пилар шагнула к двери, дуэнья схватила ее за руку.
   – Куда вы идете? – закричала она, вцепившись в запястье девушки. – Вернитесь! Вас убьют или…
   Пилар стряхнула руку дуэньи. Она распахнула дверь кареты и выбралась наружу, используя подножку, чтобы встать и оглядеться.
   Шум начал стихать. Кучер находился под прицелом. Четверо из восьми слуг были связаны спина к спине. Карлос лежал неподвижно, его изорванная одежда была в крови. Трех других слуг нигде не было видно. Дон Эстебан лежал, уткнувшись лицом в землю, перед каретой, и собака обнюхивала его бороду.
   У нее не было времени смотреть дольше. Сзади послышался стук копыт. Эль-Леон подхватил ее с подножки кареты. От неожиданности она вскрикнула. Эль-Леон поднял ее и посадил впереди себя в седло.
   – Это совсем не нужно, – задохнулась она.
   – Похищение должно выглядеть как настоящее – для вашей же пользы. Свидетельницей будет ваша дуэнья, – иронически заметил он.
   Пилар повернулась и посмотрела в лицо Эль-Леона. Оно было непроницаемо серьезно. Она заметила, что его ярко-серые глаза светились решимостью, умом и яростью. Ее захлестнула волна сомнения, а вслед за сомнением пришел страх. Чтобы скрыть его, она быстро отвернулась.
   Перед ними лежало распростертое тело дона Эстебана. Она облизнула пересохшие губы и прерывающимся голосом спросила:
   – Он… умер?
   – Нет, черт возьми, – ответил Рефухио. – Он потерял сознание. Ударился головой, когда я столкнул его с седла.
   – Вы так ненавидите его и тем не менее не убили, потому что он без сознания?
   – Я хочу, чтобы он видел, кто нанес ему удар. Конь был горячим, непослушным, но Рефухио Карранса без труда управлял им. Пилар чувствовала, как сильны руки, держащие ее в объятиях. Она произнесла сдавленным голосом:
   – Но это благородство может принести вам смерть.
   – Я могу дать вам возможность его прикончить.
   – У меня нет оружия.
   – Я одолжу вам свою шпагу.
   Искушение было велико, но она понимала, что не сможет сделать этого.
   – Нет, спасибо.
   – Благородство это или ошибка, но вы поступаете так же, – подытожил он.
   – Да.
   – Ну что ж, поехали? – Вопрос был задан неторопливо, словно они могли, если она пожелает, все изменить. Возможно, он давал ей время одуматься и вернуться в карету, если она захочет это сделать.
   Но она не стала раздумывать. Внезапно она поняла, что ни секунды не может ждать.
   – Да! – Она чувствовала, что ей не хватает воздуха. – Поехали.
   Он пришпорил коня, крикнув что-то своим людям. Их было всего трое, хотя Пилар готова была поклясться, что недавно их было не меньше дюжины. Они бросились выполнять приказ своего предводителя. Один навьючивал сундук с золотом и вещи Пилар на мула, другой держал лошадей, а третий потуже затягивал веревки, которыми были связаны слуги. Через несколько секунд все трое были на конях и уносились прочь от покинутой кареты. Дуэнья, высунув голову из окна, осыпала их проклятиями, жалобами и стенаниями, но никто даже не оглянулся.
   Милю за милей преодолевали они в угрюмом молчании, пробираясь запутанными тропами меж холмов, избегая обжитых мест. Сперва Пилар ожидала, что они выедут на главную дорогу, ведущую в Кордову. Так она скоро окажется у своей тетки. Вскоре она поняла, что это невозможно, ибо их путешествие должно быть тайным. Тогда она начала вычислять, сколько времени потребуется, чтобы под покровом ночи добраться до дома тетки. Она знала, что путешествие в карете от Севильи до Кордовы при самом благоприятном стечении обстоятельств требует не менее двух дней. Верхом они ехали гораздо быстрее, но она не имела представления, как долго придется им петлять среди холмов. Наконец Пилар пришла к выводу, что, если очень повезет, она достигнет своей цели на рассвете.
   Тропа, по которой они ехали, становилась все круче и каменистее. Создавалось впечатление, что они взбираются все выше в горы, вместо того чтобы вернуться в долину Гвадалквивира, где пролегала дорога на Кордову. Более того, из-за сумерек и облачности она не могла даже определить направление движения. Сомнение и страх стали терзать ее с новой силой. «Что я наделала? – Эта мысль приходила снова и снова, назойливо повторяясь под стук копыт. – Что я наделала?»
   Руки, державшие ее, были горячими, их сила казалась непреодолимой. В ней боролись два чувства: осторожность приказывала ей немедленно освободиться, в то время как инстинкт побуждал довериться Эль-Леону. Она не могла разобраться в себе. Эль-Леон сделал все, о чем она просила. Более того, он убил человека, покушавшегося на ее жизнь, и за это она должна быть ему благодарна. Если ей и казалось, что он слишком легко согласился помочь ей, то не следовало забывать о сундуке с золотом, навьюченном на мула. Он вполне мог объяснить согласие бандита. Разве могло быть иначе? Она в безопасности, у Эль-Леона нет причин обманывать ее доверие.
   Несмотря на это, Пилар не могла успокоиться. Позволить себе принять его поддержку, прижаться к нему – все это казалось ей слишком большой вольностью. Они совсем не знали друг друга. Он выглядел слишком жестоким и непреклонным, чтобы довериться ему. Время шло, у нее ныло все тело, мускулы сводило от усилий держаться в седле прямо, не касаясь Эль-Леона, но она не жаловалась.
   Чтобы отвлечься, она стала рассматривать едущих рядом всадников. Они разговаривали мало, было ясно, что они прекрасно знают друг друга и свои обязанности и не нуждаются в долгих речах. Тем не менее Пилар, прислушиваясь к шуткам и разговорам, смогла узнать их имена. Слева ехал Энрике. Ему было немногим более тридцати, его светло-каштановые волосы сильно вились. Его глаза, типичные глаза андалузца, казались почти черными, как и ее собственные. Он был невысок, не более чем на два дюйма выше ее, и тонок в кости. Он поминутно трогал свои тонкие усики и, поймав взгляд Пилар, весело и дружелюбно улыбался ей. Он выглядел наиболее общительным из всех.
   Справа ехал мужчина постарше, всем видом и манерой держаться он напоминал медведя. Его лицо было изборождено мелкими оспинами. Между бровей залегла глубокая морщина. Его глаза были усталыми и выцветшими – глаза много видевшего и много испытавшего человека, долгое время проводящего под открытым небом. Когда он смотрел на Пилар, его взгляд был проницателен и печален. Звали его Балтазар.
   Замыкал шествие, ведя в поводу захваченных лошадей, долговязый парень лет двадцати с небольшим. Его шляпа болталась у него за спиной на шнурке, темные волосы свободно падали на лоб. Седло, на котором он сидел, было украшено серебром. Такого Пилар еще не видела. Держался он на лошади так, словно родился в седле. Ясные светло-голубые глаза были устремлены вдаль. Весь его вид свидетельствовал о безрассудстве, граничащем с бравадой. Его звали Чарро. Если она правильно поняла, это было прозвище, но никак не имя.
   Рефухио не представил их Пилар. Она начала узнавать его и не думала, что это было случайно. По-видимому, он считал, что чем меньше ей станет известно, тем лучше. Она пыталась убедить себя, что это не имеет значения, что она больше не увидит никого из них. Тем не менее эта мера предосторожности задела ее за живое.
   Она вздохнула с облегчением, когда они остановились отдохнуть. Но, увидев, что мужчины торопливо седлают свежих коней, среди которых был белый арабский жеребец ее отчима, она поняла, что отдых будет недолгим. Пилар оценила соратников Эль-Леона и была готова ко всему.
   Когда Рефухио опустил ее на землю и спрыгнул сам, она показала на одну из свободных лошадей.
   – Я могу ехать верхом и избавить вас и вашу лошадь от ненужного груза.
   – Вас нельзя назвать грузом. К тому же здесь нет дамских седел, а лошади могут испугаться развевающихся юбок.
   – Я уверена, что справлюсь, – настаивала Пилар.
   – Как я посмотрю в глаза вашей тетке, если вы упадете? Я не могу рисковать своей репутацией.
   Она взглянула на него, ища в его словах скрытый подтекст. Они звучали убедительно и веско и явно предназначались для того, чтобы успокоить ее. Он был настороже, готовый отразить любое ее возражение.
   – Я действительно буду в безопасности, – убеждала его Пилар.
   Рефухио улыбнулся:
   – Неужели вам было так неуютно?
   – Нет, но как себя чувствовали вы?
   – А как вы думаете? Девушки, которые не визжат и не отбиваются, не каждый день попадаются на моем пути. – В его словах послышалась ирония. Он чувствовал ее страх. Она должна помнить, что он очень восприимчив и наблюдателен. Но его восприимчивость не делала его более достойным доверия, и об этом ей тоже не следовало забывать.
   – Вы не должны… – начала она и смолкла. Рефухио изучал ее чистые черты, грустный взгляд
   огромных темных глаз, обрамленных длинными ресницами, смотрел, как ветер играет прядью волос. Их цвет напоминал ему цвет старого золота. Неожиданно он почувствовал угрызения совести. Годы прошли с тех пор, как он в последний раз беседовал с женщиной, с такой, как Пилар Сандовал-и-Серна. Она была прелестна, интригующе своенравна и отважна. Было время, когда он мог бы ухаживать за ней, шутить, петь серенады, относиться к ней с должным почтением. Возможно, он был бы вознагражден ее улыбкой. Но это время давно ушло, и сожалеть о нем теперь не имело смысла.
   – Чего я не должен делать? – резко спросил он. – Выдать вас? Я мог бы произнести речь, полную торжественных обещаний, и поклясться честью, но что заставит вас поверить мне? Всем известно, что разбойники лгут. И к тому же вы правы, не доверяя мне. Мы направляемся отнюдь не в Кордову.
   – Что? – Она была шокирована. – Но тетушка ждет меня сегодня вечером или, на худой конец, ночью. Я не хочу разочаровывать ее. Она с большим трудом смогла сообщить, что ждет меня, когда отец Доминго связался с ней по моей просьбе.
   – Думаю, дон Эстебан прекрасно помнит, что однажды вы уже собирались скрыться в доме своей тетки? – Она кивнула, и Рефухио продолжал: – Он также знает и, без сомнения, боится, что столь уважаемая дама может начать дознание. Ее заинтересуют обстоятельства смерти вашей матушки, а также то, что вы остались без наследства. Дон Эстебан не сможет помешать ей. Как только он придет в себя, он, разумеется, поскачет в Кордову, чтобы перехватить вас. Будет неплохо, если вы надолго задержитесь в пути. Это заставит его предположить, что вы нашли другое убежище.
   – Вы имеете в виду, что я должна остаться с вами на всю ночь?
   – Или дольше. Не говорите мне, что вас беспокоит ваше доброе имя. Вы оставили его в Севилье.
   – Но мой здравый смысл при мне!
   – И ваш здравый смысл подсказывает, что я желаю вам зла?
   В его тихом голосе было нечто, насторожившее Пилар. В то же время она заметила, с каким вниманием прислушиваются к их перепалке люди Рефухио. Закончив дела, они развалились под деревом и притворились, что их ничуть не занимает происходящее, при этом они старались не нарушать тишину и напряженно прислушивались.
   Пилар взглянула в глаза Рефухио. Она не дрогнула, но ее сердце учащенно забилось.
   – Вы сами говорили об этом, – сказала она.
   – Да. – Он был спокоен. – Но я не думал, что это произведет такое впечатление.
   – Вы были не правы.
   – Да, конечно. Но мое настроение ничуть не изменилось с того момента, как мы встретились в саду дона Эстебана. Как только оно переменится, я вам скажу. – Он взглянул на своих людей и помрачнел, заметив их живой интерес. – В чем дело? – произнес он хлестко. – Вы так скучаете, что решили развлечься подслушиванием? Но я знаю, как вас вылечить. По коням!
   Ему неохотно повиновались, переговариваясь на ходу. Но никто не подумал ослушаться. Пилар была неподвижна. Она не хотела подчиняться Эль-Леону и была задета тем, что ее мнение не принималось в расчет. Но что она могла сделать? Идти через эти холмы в одиночку, пешком, без всякой защиты было более опасным, чем довериться Рефухио. Кроме того, она сама была во всем виновата.
   Рефухио де Карранса взлетел в седло белого арабского коня и направил его туда, где стояла Пилар. Он склонился с седла и подал ей руку. Секунду она глядела на него своими огромными мятежными глазами, затем поставила ногу в стремя. Он сжал ее запястье, одним легким движением поднял ее и усадил в седло перед собой. Его руки сомкнулись, они двинулись в путь, остальные последовали за ними.
   Тьма обступила их со всех сторон, словно плотный туман. Ни солнца, ни луны, небо было сплошь затянуто облаками. Через некоторое время пошел дождь. Он едва моросил, но поднявшийся ветер пронизывал холодом до костей. Капли дождя стекали по лицам. Пилар плотно запахнула накидку, стараясь намокнуть как можно меньше. Ей стало труднее удерживать равновесие, и после нескольких неудачных попыток выпрямиться она была вынуждена спиной прижаться к Рефухио.
   В конце концов, он, тихо выругавшись, схватил ее крепче за талию и укутал своим плащом. Она отказывалась и пыталась вырваться, но он, крепко держа ее, раздраженно шепнул:
   – Успокойтесь, пока мы оба не вымокли до нитки.
   Самым правильным в такой ситуации было подчиниться. Она прикусила губу. Мышцы, несколько часов находившиеся в крайне неудобном положении, болели, и по телу пробежала судорога.
   Его рука плотнее обхватила ее.
   – Умерщвлять плоть – идея фанатиков. Вы уверены, что из вас не выйдет монахиня, стоящая на коленях, перебирающая четки и мечтающая о царствии небесном…
   – Да, – ответила она. – Но я не раскаиваюсь.
   – Тогда оставьте вашу гордость и обопритесь на меня. Обещаю, что не воспользуюсь вашим положением.
   – Я не думала об этом, – призналась она, поворачиваясь, чтобы взглянуть на него. Но во тьме она не могла разглядеть его лица. Пилар недоумевала, как он не собьется с тропы. Возможно, он обладал способностью видеть в темноте. Или же он знает эту местность, как крестьянин свое поле.
   – Нет? Возможно, у вас и правда нет к этому призвания.
   – Объясните, что вы хотите этим сказать, – потребовала Пилар.
   – Монахини не должны лгать. Она помолчала. Затем спросила:
   – Вы всегда готовы так быстро обвинить?
   – Разве я не прав?
   – Существуют иные причины сохранять дистанцию между нами.
   – Например?
   – Нежелание вас обременять.
   – Вы – сама предупредительность… Уязвленная его неприязненным тоном, она продолжила:
   – Или же невыветрившийся запах овчины. Пилар услышала сдавленный смех.
   – Приношу свои извинения, но есть вещи, которых нельзя избежать.
   Уверенный звук его голоса, его мягкий юмор действовали на нее успокаивающе. Она положила руку поверх его руки, обнимавшей ее, и сильнее откинулась назад.
   – Придется смириться.
   – Превосходно. Если сможете, поспите. Она кивнула.
   Пилар не чувствовала ни малейшего желания спать и была болезненно насторожена, когда они въехали во двор маленького каменного дома, стоящего на склоне холма.
   Желтый свет лампы пронизал дождевую морось, осветив молодую женщину, стоящую в дверях. Самый старший из мужчин, Балтазар, позвал женщину, и она ответила ему. Они тихо переговаривались. Рефухио спрыгнул на землю и, взяв Пилар за талию, снял ее с седла. Она скользнула в его объятия, конвульсивно цепляясь за его плечи, пока не утихла боль в ногах. Она подумала, что надо бы спросить, куда он привез ее, но не была уверена, что он согласится ответить. Она была слишком измучена.
   Рефухио подтолкнул ее к двери. Женщина, встревоженно глядя на нее, посторонилась, давая ей пройти. В это время Рефухио окликнули, и он вернулся во двор.
   – Меня зовут Исабель, – мягко сказала молодая женщина. – Ты, должно быть, устала до смерти. Сядь у огня и обсушись.
   Пилар была благодарна ей за сочувствие. Она подошла к закопченному очагу, занимавшему почти всю стену, и протянула руки к огню. Поблагодарив Исабель, она назвала свое имя.
   – У меня есть немного супа, – предложила Исабель. Она закрыла дверь и, легко подойдя к очагу, подвинула котелок к огню. Суп, расплескавшись, зашипел на углях. Исабель, казалось, даже не заметила этого. Краешком глаза глядя на Пилар, она пояснила:
   – Скоро он будет горячим.
   – Звучит заманчиво, – только теперь Пилар поняла, что неимоверно проголодалась.
   Женщины напряженно улыбнулись друг другу. Тоненькую и живую Исабель нельзя было назвать красивой, но в ней была какая-то мальчишеская пикантная привлекательность. Пушистое облако каштановых волос было стянуто линялой лентой. Глаза, зеленые, как трава по весне, были чуть раскосыми. В ее движениях, быстрых и импульсивных, было что-то кошачье. Она казалась очень уязвимой.
   Дом был старый и внутри оказался больше, чем выглядел снаружи. Хотя в нем была лишь одна комната, занавешенные альковы с другой стороны очага, очевидно, служили спальнями. Земляной пол был утоптан до твердости камня. Потолок был черен от копоти, а со стропил свисали связки чеснока, лука и маленькие окорока сухого копчения. С них даже не была опалена щетина. Запах их витал в воздухе, смешиваясь с ароматом ветчины и бобового супа. Мебели почти не было, только посреди комнаты стоял стол, над которым висела лампа, да пара грубо сделанных скамей стояли рядом у очага.
   Исабель разливала суп. Женщины не разговаривали, хотя настороженный взгляд Исабель не единожды останавливался на Пилар.
   Дверь за их спинами распахнулась, ударившись с грохотом о стену. Исабель вскрикнула и обернулась. Пилар, повернувшись, увидела Рефухио, большими шагами вошедшего в комнату. Он нес окованный медью сундук, в котором был церковный вклад. Рефухио поставил его на стол и откинул крышку, затем, перевернув сундук, вывалил его содержимое на стол и посмотрел на Пилар.
   Сундук был на три четверти пуст. Те немногие монеты, что были в нем, были серебряными, а не золотыми.
   – Залог мал, – сказал Рефухио, глядя на Пилар, и его глаза нехорошо блеснули. – И я должен был предвидеть это, ибо я знаю, откуда вы, Пилар Сандовал-и-Серна. Ну что ж, если это все, что вы мне обещали, я предпочту назначить свою цену.


   ГЛАВА 3

   – Я не знала! Клянусь, я не знала! – Пилар медленно подошла, глядя на Рефухио. Между ними был стол. Она говорила правду, но тем не менее чувствовала себя виноватой, как будто она намеренно обманула главаря бандитов. Она должна была знать или хотя бы догадываться, что благородство не входит в число добродетелей, присущих дону Эстебану. Несомненно, он собирался передать этот более чем скромный вклад лично матери-настоятельнице, объяснив все последней волей матери Пилар и сняв с себя всякую ответственность. Когда Пилар узнала бы о его скупости, было бы уже слишком поздно.
   – Я мог вам поверить ночью в саду, при лунном свете, – заявил Рефухио, – но, к сожалению для вас, обстоятельства изменились.
   – Зачем мне лгать? У меня не было никакой возможности забрать это золото.
   – Но вы считали, что, пообещав мне золото, побудите меня действовать. – В его словах слышался сарказм. Его лицо в свете очага отливало золотом и синевой, напоминая бронзовое изваяние, непроницаемое и безжалостное. Капли дождя, стекая с его волос, ползли по лицу.
   Пилар нервно облизнула губы. Товарищи Эль-Леона – Энрике, Чарро и Балтазар, – вошедшие вслед за ним, избегали ее взгляда. Они смотрели в пол, на потолок, куда угодно, только не на Пилар и Эль-Леона. Они отошли от стола, сгрудились рядом с очагом, протягивая руки к огню и притворяясь, что больше всего на свете их интересует разогревающийся суп. Единственным человеком, напряженно наблюдавшим за происходящим, была Исабель. Пилар заговорила, и голос ее звенел натянутой струной:
   – Было бы глупостью обещать то, чего я не могу обеспечить.
   – Да, но если вы надеялись, что, когда это обнаружится, вы будете в безопасности у своей тетки?
   – Я не стала бы обманывать!
   – Вы из дома дона Эстебана. Почему бы вам не солгать?
   – А вы – благородный изгнанник, которого оскорбляет разговор о деньгах? – парировала она с жаром. – Почему же вас так тревожит это золото?
   – Хотя ваши прелести и представляют известный интерес, я не могу ради них рисковать жизнью моих людей. Еще меньше меня интересует это ничтожное количество серебра. Нам нужно золото, чтобы покупать лошадей, продукты, находить убежище, чтобы давать взятки, открывающие, когда это необходимо, двери тюрьмы.
   – Мне очень жаль, что вы разочарованы, но повторяю, я не имею к этому отношения! Я ровным счетом ничего не могу сделать, чтобы исправить положение вещей.
   Он долго смотрел на нее и тихо сказал:
   – Возможно, я смогу кое-что сделать. Исабель шагнула к нему.
   – Рефухио, – прошептала она, – не надо… Предводитель бандитов даже не взглянул в ее сторону.
   – Любопытно, – произнес он, обращаясь к Пилар, – сколько заплатит ваша тетушка, чтобы вас доставили к ней здоровой, счастливой и, конечно, нетронутой?
   Сердце Пилар екнуло.
   – Вы имеете в виду, что потребуете за меня выкуп? Как это низко!
   – Неужели? Какой позор! Но я никогда не пытался выглядеть иначе. Вы сами вообразили меня трагическим героем.
   Исабель покраснела, на глазах ее показались слезы.
   – О, Рефухио, не говори так, – взмолилась она. – Почему ты поступаешь так? Зачем?
   Пилар, смущенная беспокойством этой девушки, смело обратилась к Эль-Леону:
   – По-видимому, я ошибалась в вас. Что же касается моей тетки, я не знаю, будет она выручать меня или нет. Спросите у нее сами.
   – Я это и собираюсь сделать, уверяю вас.
   Он замолчал, когда Исабель, вцепившись ему в руку так, что побелели пальцы, прошептала быстро и прерывисто:
   – Ты это делаешь потому, что хочешь, чтобы эта женщина осталась здесь. Я больше не нужна тебе, ты хочешь ее.
   Рефухио смотрел на девушку, но ни один мускул не дрогнул на его лице, в его серебристо-серых глазах не отразилось ничего. В ответ на ее скорбный, умоляющий взгляд он бросил через плечо:
   – Балтазар!
   Немолодой мужчина подошел к Исабель, обнял ее:
   – Пойдем, любовь моя. Все будет хорошо.
   – О, Балтазар! – Исабель повернулась и судорожно схватила его за плечи. – Останови его. Рефухио затеял это не из-за золота, я знаю, а из-за девушки. Из-за нее он совершит что-нибудь ужасное…
   – Тихо, – Балтазар с силой потянул ее к очагу. – Молчи!
   Рефухио медленно повернулся к Пилар. Она бестрепетно встретила его взгляд, но в этих холодных глазах невозможно было что-либо прочесть. Она видела в них лишь свое крошечное отражение.
   Он произнес:
   – Вы жаждали воссоединиться с тетушкой. Ну что ж, теперь это и мое заветное желание. Не правда ли, забавно?
   Она затаила дыхание, услышав его отрывистую речь. Ей удалось справиться с собой, и сдавленным голосом Пилар ответила:
   – Неужели?
   – Это будет моим единственным желанием – если предположить, что вы заинтересованы в этом сами. Но вот этого-то я и не вижу. – В его голосе звучала издевка.
   – Нет, – заявила Пилар. Он отвернулся.
   – Так я и думал. Вам лучше поесть и немного поспать. Утром мы выезжаем в Кордову.
   – Утром? Но я думала…
   Он повернулся к ней так резко, что с его плаща полетели на пол капли воды.
   – Что вы думали?
   – Разве вы больше не жаждете увидеть мою тетку и потребовать выкуп?
   – Это подождет.
   Его плохо скрываемое нетерпение, смешанное с угрозой, насторожило ее.
   – Я не смогу спать. Я готова ехать прямо сейчас.
   – Вы рискуете попасть в руки наемников вашего отчима.
   – Здесь я нахожусь не в большей безопасности. Его глаза засветились холодным изумлением.
   – Так вы заинтересованы в этом?
   – Мне кажется, что вы именно этого хотите, – тихо произнесла Пилар. – Я вас знаю очень плохо, точнее, совсем не знаю, но мне кажется, что вы ничего не делаете без причины. Я должна остерегаться, пока не выясню, что вы намерены делать со мной.
   – Вы решили это на основании того, что сказала Исабель?
   Она вскинула голову, не сводя с него глаз.
   – И на основании ваших угроз.
   – Неужели вы считаете, – спокойно спросил он, обходя вокруг стола и приближаясь к ней, – что ваша настороженность вам поможет?
   Он медленно подходил к ней. Пилар думала, что не должна отступать, не должна показывать свой страх. Он подходил все ближе, двигаясь с изяществом хорошо тренированного человека. Она не трогалась с места, лихорадочно ища ответ на его последний вопрос. Ответа не было, но тем не менее она не шевелилась. За ее спиной прекратилось звяканье тарелок и беспокойное бормотание Исабель. Тишину нарушали лишь потрескивание дров в очаге да легкий стук дождя по крыше.
   У Пилар не было защиты. Да, она могла обороняться, но главарь разбойников был очень силен и, без сомнения, в два счета справился бы с ней. Она была окружена его друзьями и сообщниками, приученными беспрекословно выполнять его приказания. Они не помешают ему развлечься. Она сама отдала себя во власть Эль-Леона. Недюжинный ум и редкая удача могут помочь ей выбраться из логова льва, если только он сам не отпустит ее.
   Он стоял перед ней так близко, что полы его плаща касались ее мокрых юбок. Он протянул сильную руку и дотронулся до ее щеки. Она отпрянула, но остановилась сразу же, как только почувствовала горячее прикосновение его жесткой ладони. Вглядываясь в ее лицо, он ласково провел по нему большим пальцем, как бы исследуя. Она затрепетала. Дрожь пробежала по ее лицу, и она поспешно опустила ресницы, пряча свое удивление и замешательство.
   Вдруг он резко убрал руку. Когда он заговорил, голос его звучал насмешливо:
   – Настороженная, отважная и промокшая до костей… Что заставляет вас думать, что я настолько нуждаюсь в наложнице, что позарюсь на женщину, питающую ко мне лишь отвращение? Или вы недооцениваете мою проницательность и считаете, что я не заметил вашу враждебность?
   Она судорожно сглотнула. Ее знобило.
   – Значит, все это вы говорили, чтобы просто напугать меня?
   – Чтобы заставить вас быстро и четко отвечать на вопросы, имеющие отношение к делу. Признаю, что это жестокий способ.
   – Зато действенный. Или мне стоит опасаться, что все, что вы говорите сейчас, – очередная уловка, чтобы сделать меня послушной, пока вы отдыхаете.
   – Вы предпочитаете, чтобы это было так?
   – Я предпочитаю, чтобы вы выполняли наше соглашение без каких-либо уловок и угроз. – Она дрожала всем телом и, пытаясь унять дрожь, прятала стиснутые кулаки в складках юбки.
   – В нашем соглашении не было пункта, предписывающего мне умереть ради вас, сеньорита. Мы также оставляем в стороне вопрос о пропавшем золоте. Соблюдайте ваши обязательства, и вы увидите, что я держу свое слово.
   – Есть вещи, над которыми мы не властны. Глядя на нее сверху вниз, он некоторое время изучал ее, прежде чем отвернуться.
   – И которых нельзя избежать, – соглашаясь, добавил он. – Здесь мы, кажется, единодушны. Но пойдемте к огню. Если мы решили порассуждать о вещах, которых нельзя избежать и над которыми мы не властны, то лучше заняться этим в тепле и уюте.
   Тон, которым были произнесены слова, исключал возможность отказа или промедления. Если Рефухио и отказался от мысли потребовать за свои услуги плату помимо полученного серебра, то никак не показал этого. Он собирался оставить ее здесь и встретиться с теткой.
   Что еще?
   Исабель обвинила Рефухио в том, что он привез Пилар в этот дом в своих собственных интересах. Нет, Пилар не могла поверить ей. Ничто в его поведении не позволяло предположить, что он увлечен ею, даже то, что намеревался удерживать ее здесь против воли. Для него это была лишь удобная возможность досадить дону Эстебану и в то же время раздобыть деньги для своей шайки. Если он и обдумывал план, где ей была уготована какая-то роль, то, разумеется, она не интересовала его как женщина. Исабель тревожилась без причины.
   Пока Пилар убеждала себя в этом, Рефухио, казалось, задался целью опровергнуть эти умозаключения. Он придвинул стул, на котором она сидела, поближе к себе; опустившись на одно колено, налил ей суп. Их руки встретились, когда он передавал ей грубую глиняную миску, и вдруг улыбнулся так неожиданно тепло, что она была тронута. Прежде чем Пилар начала есть, Рефухио расстегнул ее накидку и снял с плеч. Затем, сняв собственный плащ, от которого шел пар, повесил их на крючки, вбитые рядом с очагом.
   Исабель поперхнулась супом. Балтазар похлопал ее по спине, но она сунула ему в руки свою миску и вскочила на ноги. Глаза ее наполнились слезами, и, круто повернувшись, она скрылась за занавеской одного из альковов. Мужчины переглянулись и потупились. Такой наблюдательный человек, как Рефухио, не мог этого не заметить. Тем не менее он равнодушно продолжал наливать себе суп. Он сдержался даже тогда, когда из-за занавески послышались сдавленные рыдания. Лишь рука его сжалась на секунду так, что побелели костяшки пальцев, но он продолжал наливать. Затем, все с тем же непроницаемым лицом, уселся за стол.
   Аппетит у Пилар исчез. Проглотив несколько ложек вкусного варева, она просто грела руки о миску. Все еще дрожа от холода и пережитого напряжения, Пилар старалась успокоить дрожь. Дождевая вода медленно капала с ее подола, впитываясь в земляной пол.
   Временами Пилар чувствовала на себе взгляд Рефухио, но упорно избегала его, глядя то в свою миску, то на пылающий в очаге огонь. Она встревожилась, когда он внезапно вскочил на ноги, но потом резко повернулся и исчез в алькове напротив того, в котором скрылась Исабель. Через минуту он воротился, неся стеганый бархатный мужской халат.
   – Вот, – отрывисто произнес Рефухио, протягивая Пилар халат, – переодевайтесь.
   Она взглянула на предложенную одежду, затем посмотрела ему в глаза.
   Выражение его лица не изменилось, но в голосе сквозила усталость:
   – Не на людях, разумеется, если только это не будет вашим капризом.
   – Нет, – хрипловато проговорила Пилар. – Я… благодарю вас.
   – Мы выйдем, пока вы переодеваетесь. – Рефухио так взглянул на своих людей, что через секунду они были на ногах.
   – Не нужно, я могу переодеться там. – Пилар показала на только что покинутый им альков.
   – Вам будет теплее у огня. Кроме того, вы можете воспользоваться постелью за занавеской. Мне она не понадобится, мы вернемся поздно.
   Пилар глядела на него, отмечая, что он старается ее успокоить. Наконец она заговорила:
   – Я думала, вы собираетесь отдохнуть.
   – Я уже отдохнул.
   – Но в самом деле…
   – Меня безумно интересует, пришел ли в себя дон Эстебан. Не волнуйтесь, я оставлю Балтазара присматривать за вами. Вас беспокоит мое возвращение? Я готов расплатиться серебром, если потревожу вас.
   Что он имеет в виду? Неужели он думает, что ее беспокоит плата, полученная им за столь тяжкий труд? Или же он надеется позднее разделить с ней эту постель и ради этого готов отказаться от содержимого сундука?
   К тому времени, как раздраженная Пилар пришла к выводу, что Рефухио вряд ли заслуживает ее расположения, он ушел.
   Балтазар вышел из домика вслед за остальными, пробормотав, что неплохо было бы осмотреть дом снаружи. Пилар дождалась, пока стук копыт стих вдали, и встала, медленно выпрямив негнущееся тело. Мускулы свело от холода и длительного напряжения, двигаться было тяжело. С трудом Пилар стянула с себя промокшую одежду. Она развесила вещи, нуждавшиеся в сушке, и переоделась в халат. Бархат был темно-бордовый, великолепного качества, отделка отливала золотом. Видно было, что носили его мало. Рефухио, вероятно, берег его как память о лучших временах, как память об отце. От ткани исходил легкий запах табачных листьев, использовавшихся, чтобы предохранить ткань от моли. Едва уловимый аромат шоколада свидетельствовал о том, что некогда это был любимый утренний наряд.
   Ткань была мягкой и теплой, рукава – чересчур длинны для нее, подол волочился по полу. Она запахнула широкие полы халата, плотно завернулась в него, внезапно ощутив, что промерзла до костей. Уютная одежда неожиданно дала ей странное чувство безопасности.
   За занавеской, отделяющей альков от зала, послышались звуки. Исабель отдернула занавеску и в замешательстве уставилась на Пилар, задрапированную в халат. Через секунду скорбная судорога прошла по ее лицу: девушка узнала эту одежду. Она вышла из алькова.
   – Они все уехали?
   – Все, кроме Балтазара, – ответила Пилар, уверенная, что Исабель, находясь за занавеской, слышала каждое слово, произнесенное в комнате.
   – Я предпочла бы, чтобы они остались. Мне это не нравится.
   – Эль-Леон, должно быть, знает, что делает. Исабель медленно кивнула.
   – Он всегда настороже и только благодаря этому еще жив. Но таким отчужденным и жестким я его ни разу не видела.
   Исабель вздрогнула. Ее глаза покраснели от слез, а лицо опухло. В ней было что-то от несправедливо обиженного ребенка.
   – Он просто ужасен, – заявила Пилар. Исабель поджала губы.
   – Не всегда. Со мной он другой. Он чувствует глубже, чем большинство людей, и способен понять и прочувствовать чужую боль, как если бы она была его собственной. Это вредит ему самому, но Эль-Леон не может иначе. Иногда он притворяется бесчувственным, чтобы защититься, но он не такой и никогда не был таким.
   – Это звучит так, будто вы хорошо знаете его. – Пилар задала этот наводящий вопрос не из любопытства, а, скорее, из чувства самосохранения. Чем больше она узнает о человеке, захватившем ее, тем лучше.
   – Да, я знаю его, – гордо отозвалась девушка. – Он – сын благородного идальго, владевшего самым известным в Андалузии поместьем, где выращивались быки для корриды. Рефухио развлекался, играл роль матадора, но отец запретил ему эту опасную игру. Рефухио увидел меня, когда я танцевала фламенко с севильскими цыганами. Он спел мне серенаду и подарил розу, в середине которой лежала жемчужина. Через несколько лет он убил человека, который бил меня и заставлял торговать собой на улице. Некоторое время я была женщиной Эль-Леона и спала с ним в одной постели. Но теперь я принадлежу Балтазару.
   Простота и искренность рассказа Исабель смягчили ужас и отвращение, охватившие Пилар. Прежде чем Исабель смолкла, заговорила Пилар:
   – Вы любите Эль-Леона?
   – Как я могу не любить его, – женщина мягко улыбнулась. – Но я жалею, что призналась ему в этом. Он отдалился от меня, сказав, что совершил ошибку. Рефухио не хочет, чтобы женщины любили его. Он старается избегать этого, потому что не может ответить любовью на их любовь.
   – Потому что не может дать им ничего, кроме этого? – Пилар указала на грубую обстановку, окружавшую ее.
   – Так он говорит. Но я думаю, что он способен на огромную любовь, и женщина, пробудившая в нем это чувство, будет держать в руках его душу. Он боится этой слабости и поэтому позволяет находиться рядом с собой лишь женщинам, в которых не в состоянии влюбиться и которым не нужна его любовь.
   – Вы оказались исключением, – заметила Пилар. Исабель опустила глаза, напряженно глядя в пол.
   – Именно это он и назвал ошибкой. Мне был необходим кто-нибудь, а он не мог отвергнуть меня, боясь причинить боль, которую я не вынесу. Я знала это, и вина за то, что произошло, лежит на мне.
   Пилар внезапно почувствовала себя виноватой в том, что вызвала несчастную женщину на откровенность.
   – Извините, пожалуйста, я вовсе не хотела лезть в ваши дела.
   – Не извиняйтесь. Мне очень недоставало подруги здесь, в холмах. Балтазар очень добр и выслушивает все, что я говорю, но он не умеет так расспрашивать обо всем и вникать в самую суть вещей, как это делают женщины. А что до остальных… – Исабель пожала плечами.
   – Вы давно уже все вместе?
   – Все? Кроме Балтазара, Энрике и Чарро, у Рефухио в отряде много людей. Просто этим он доверяет больше всего, это его друзья, они передают остальным его приказы. Вместе мы вот уже больше двух лет.
   Исабель сняла с огня кипящий котелок с супом, подбросила дров. Взметнулось пламя. Пилар присела на стул, на котором незадолго до этого сидел Рефухио. Ей было неудобно оставить Исабель одну после того, как женщина поведала свою историю. К тому же Пилар вовсе не хотелось спать.
   – А те, другие, о которых вы говорили? Они что, не живут здесь?
   Исабель улыбнулась:
   – Нет, здесь им не хватило бы места. Они живут в разных местах – некоторые в горах, кто-то в городах.
   – Я не думала, что их так много.
   – Разве вы не слышали песен и легенд. – Исабель удивленно подняла брови.
   – Мне казалось, что это вымысел.
   Даже в монастыре Пилар доводилось слышать песни о том, как Эль-Леон объединил в настоящую армию всех мошенников и преступников, скрывавшихся в холмах, а также людей, безвинно подвергшихся судебным преследованиям. Эта армия внушала ужас корыстным и продажным. Говорили, что он не принимал к себе тех, кто совершил убийство или изнасилование, тех, кто издевался над детьми, и особенно жестоких грабителей. Но тем, кто совершил преступление, подстрекаемый нуждой, или же был несправедливо осужден, Эль-Леон всегда был готов предоставить приют и оказать помощь.
   – Эти песни написал Энрике. Но их не пели бы в тавернах и не нашептывали бы друг другу на ухо в церкви, если бы это была неправда.
   – Энрике – это тот, который поменьше?
   – Да, с усиками. Он ими очень гордится и считает, что они производят неизгладимое впечатление на женщин. Он такой забавный, что мне не удается удержаться от смеха, глядя на него. Рефухио дружит с ним потому, что оба они страстно любят слова, – Энрике доверяет их бумаге, а Рефухио нравится произносить их, а также потому, что его тоже забавляет Энрике.
   – Трудно поверить, что Энрике – преступник.
   – Он не преступник, – горячо возразила Исабель.
   – Но как тогда он оказался здесь?
   – Энрике путешествовал с бродячим цирком. Он был одним из акробатов, а иногда притворялся цыганом и предсказывал судьбу. Вы понимаете, приятно подержать ручку хорошенькой дамы… Но однажды случилось непредвиденное. Он предсказал, что дама будет ограблена, а муж ее убит. Она все рассказала об этом, и, к несчастью, все так и произошло. Тогда она стала жаловаться и стонать так, что все решили – цыган предсказал то, что сам намеревался сделать. Энрике пришлось спешно спасать свою жизнь. Когда бедняга сочинял предсказание, он понятия не имел, что у дамы есть любовник и ей не терпится овдоветь…
   – Балтазар тоже невиновен? Исабель прикусила губу.
   – Не совсем. Он был матросом на корабле с сокровищами, который шел из Картахены в Испанию. Капитан очень любил смотреть, как бьют людей. Балтазар поднял мятеж, что само по себе было плохо, да еще прихватил с собой часть королевского золота, когда покидал корабль. Золото он потерял в Карибском море, в логове пиратов, и после этого вернулся в Испанию. За его голову назначена награда.
   – Могу себе представить.
   – Вы также хотите узнать все о Чарро? На самом деле его зовут Мигуэль, Мигуэль Хуэрта-и-Сиснерос, но он много рассказывает о чаррос, всадниках, пасущих скот в имении его отца в Техасе, что в Новой Испании. Поэтому он и получил прозвище Чарро. Отец прислал его сюда, в Испанию, чтобы он получил образование, а также, чтобы прекратить его отношения с девушкой-индеанкой. Но Чарро нашел здесь лишь неприятности.
   – Естественно, – вставила Пилар. Исабель согласно кивнула.
   – Бедняге Чарро не повезло. Он привлек внимание некой графини, которой нравились необычные молодые люди. Ее муж, обнаружив это, вызвал Чарро на дуэль. Чарро должен был позволить изрезать себя на куски, чтобы спасти честь обманутого мужа, но он был новичком и не знал правил игры. Он убил графа. Графиня отнюдь не пришла в восторг от этого; еще меньше обрадовались родственники убитого. Кто-то подослал убийцу. Чарро был бы мертв, если бы Рефухио не спас его. Когда раны Чарро зажили, он счел, что научится большему у Рефухио, нежели в университете, и решил, что для него холмы безопаснее Севильи.
   – Возможно, Чарро в университете был знаком с Висенте?
   – Не думаю, хотя Рефухио виделся с Висенте в ночь, когда на Чарро напали. Он присматривает за братом. Висенте учится, чтобы стать священником. Мне кажется, Рефухио видит в этом некое искупление своей вины.
   – Висенте столь болезненно воспринимает образ жизни твоего брата?
   Исабель покачала головой, грусть затуманила ее зеленые глаза.
   – Он очень тревожится о нем и, без сомнения, охотно присоединился бы к нему, если бы Рефухио позволил ему это сделать. Но ему нельзя быть с братом, и, вероятно, Висенте считает, что заключил сделку с Богом и его жизнь, отданная церкви, обеспечит безопасность Рефухио.
   – Некоторые нашли бы это удивительным, – заметила Пилар.
   – Рефухио огорчает, что Висенте, возможно, жертвует собой, искупая его, Рефухио, грехи. Он предпочитает за все расплачиваться сам.
   – Вы имеете в виду, что он готов уйти в монахи?
   – Нет, нет, конечно. Он не столь…
   – Мистически настроен? – Пилар подобрала недостающие слова, произнеся их как вопрос.
   Исабель закивала.
   – Да. Но все, что Рефухио делает, искупается тем, что он творит добро, помогая бедным, голодным и больным, тем, кого некому поддержать.
   – Он – образец совершенства? – Пилар видела, что эта женщина до сих пор без ума от главаря бандитов, хоть тот и отверг ее любовь.
   – Да, – просто ответила Исабель.
   На это было нечего возразить. За стенами домика стонал ветер и дождь стучался в дверь. Пилар думала о Рефухио и его людях, скачущих сейчас в сырой темноте после целого дня, проведенного в седле, и невольно сочувствовала им. Жизнь разбойников казалась нелегкой. Балтазар был где-то снаружи, заботясь об их безопасности. Он должен был скоро вернуться. Пилар чувствовала себя неловко при мысли, что ей придется беседовать с ним, сидя за одним столом. К тому же она наконец согрелась, и вместе с блаженным чувством тепла пришла усталость.
   Она притворно зевнула, но, к ее удивлению, зевок получился настоящим. Пилар, прикрыв рот рукой, произнесла:
   – Может, мне удастся найти постель, о которой мне говорили…
   – Да, – согласилась Исабель и добавила: – Не беспокойтесь, даже если Рефухио вернется, он возьмет одеяло и уляжется вместе с остальными у огня.
   – Он дал мне понять это, – сухо отозвалась Пилар.
   – О, Рефухио говорит много, главным образом, чтобы выяснить, чего стоят люди, которые его слушают, как они воспринимают его слова, но он не делает и половины.
   – Меня тревожит именно та половина, которую он собирается сделать.
   – Что?
   Пилар, усмехнувшись, покачала головой, сделав вид, что неудачно пошутила. С трудом встав на ноги, она пошла спать.
   Постель в алькове была аккуратной, чистой, по-монашески простой и неожиданно удобной. Матрас, набитый конским волосом, был покрыт льняными простынями, поношенными, но чистыми и мягкими, как шелк. Покрывало было сделано из овечьих шкур. Пилар долго лежала, прислушиваясь к шуму дождя, барабанящего по низкой крыше, и глядя на отблески огня на потолке.
   Она думала о том, как ее мать ночь за ночью лежала в одиночестве, обреченная на жизнь калеки и медленное умирание. Интересно, как дон Эстебан объяснил жене отсутствие Пилар. Девушка сомневалась, что он сказал правду. Мысль о том, что перед смертью мать могла чувствовать себя покинутой и никому не нужной, наполняла Пилар возмущением, неизбывной болью и горем. Она не могла сдержаться, слезы медленно текли по ее лицу.
   Все мечты матери о жизни при дворе так и не сбылись. Как больно, должно быть, ей было видеть, что она лишена всего, а муж успешно наслаждался, безудержно тратя ее деньги. В какой ужас она, наверное, пришла, разобравшись наконец в человеке, за которого имела неосторожность выйти замуж. Догадалась ли она, что стала жертвой отравления? Пыталась ли хоть как-то избегнуть этого? Цеплялась ли за ускользающую веру в своего мужа или же лежала безропотно, погруженная в пучину отчаяния, и гадала, скоро ли придет смерть?
   Дон Эстебан приказал убить Пилар. Она слышала, как он говорил это своим людям. Если она и питала какие-то сомнения относительно его виновности в смерти матери, то теперь сомнениям не было места. Она, Пилар Сандовал-и-Серна, лично позаботится о том, чтобы он не однажды пожалел, что она осталась в живых.
   Пилар вытерла слезы. Волосы ее стали влажными, во рту было солоно от слез. Она всегда гордилась своим самообладанием. Она обязана Рефухио Каррансе жизнью, хотя он приводил Пилар в бешенство: высокомерный и хитрый, неожиданно сменяющий сочувствие на враждебность. И однако, она не должна забывать, чем ему обязана, а она даже не поблагодарила его. Эта ошибка должна быть исправлена.
   Ей представился Эль-Леон, лежащий в этой постели. Наверное, она была ему узка. Ей вдруг стала неприятна эта мысль. Она подумала, что будет, если он вернется и, отдернув занавеску, заявит, что намерен здесь спать. Конечно, она будет защищаться, но как? Прежде чем решить этот важный вопрос, она прикрыла уставшие глаза.
   Через некоторое время сквозь сон ей послышался тихий шорох. Она тревожно заворочалась, но сон был слишком крепок. Ее окружали тепло и уют, она была в безопасности. Вздохнув, Пилар продолжала спать.


   ГЛАВА 4

   Она проснулась от неясной тревоги. Открыла глаза. В предрассветном полумраке блеснули глаза Рефухио. Он лежал, опираясь на локоть, и смотрел на нее. Чуть смущенная улыбка играла на его твердо очерченных губах.
   – Доброе утро, – тихо сказал он. – Я выкупался под дождем, чтобы смыть с себя овечий запах. У вас теперь нет повода для жалоб.
   Пилар хотела быть уверенной, что ее голос звучит спокойно и твердо, поэтому чуть помедлила с ответом:
   – Ошибаетесь.
   – В чем дело, душа моя? Я был уверен, что сон улучшит ваш внешний вид, если не ваш характер.
   – У меня нормальный характер! Вы обещали!..
   – Под страхом конфискации имущества. И разве я обманул вас?
   Она взглянула на него. Странное чувство теснило ее грудь. Она ощущала его твердое, мускулистое тело, прижавшееся к ней. Его левая рука лежала на ее талии. Возможно, он просто приспосабливался к ширине кровати, но это было похоже на объятие. На нем была рубашка – это все, что она могла видеть. Лежал ли он поверх одеяла или же укрывшись им – она не знала. Ей хотелось выяснить это, но она боялась выдать свое беспокойство и сосредоточила внимание на черных кругах его зрачков, на длинных загнутых ресницах, на жестких бровях.
   – Вы прекрасно знаете, что сказали мне. Вы пообещали, что я одна буду спать в этой постели.
   – Откуда я мог знать, что встречу два десятка людей, которым необходимо переночевать в сухом месте? За занавеской, клянусь вам, не найдется места даже для новорожденного щенка! Кроме того, я должен был убедиться, что вас не потревожили новоприбывшие. Для меня вопрос чести, чтобы вас ничто не беспокоило. Так что я выбрал наиболее простое решение проблемы.
   – И несомненно, думали, что я буду благодарна?
   – Нет, но я надеялся на понимание. Она подытожила:
   – Значит, я стала богаче и теперь у меня есть сундук, наполовину полный серебра.
   – Наполовину пустой. Однако условие было иным – вы должны остаться непотревоженной, но не обязательно в полном одиночестве. Скажите мне, когда я присоединился к вам, а также почему вы позволили мне это сделать, – и можете забирать серебро.
   Он возмутительно быстро и хитроумно расставлял ловушки. Двумя короткими фразами он показал, что она не в состоянии сказать, когда он пришел. Ведь если бы она была разбужена, то ни за что не позволила бы ему остаться. Опровергнуть его утверждение не представлялось возможным, ибо тогда он мог бы поинтересоваться, почему она не возражала против его вторжения. Единственным объяснением могла быть ее усталость, но она чувствовала, что подобный ответ весьма далек от истины. Если она сама сознавала несостоятельность возможных возражений, то как она могла спорить с Рефухио?
   – Вы – самый… – начала она и запнулась, вспомнив, что этот человек спас ей жизнь и, более того, не дотронулся до нее, проведя рядом всю ночь. По крайней мере, она надеялась, что не дотронулся.
   – Ну, не смущайтесь, – подбодрил ее разбойник. – Я коллекционирую эпитеты, которыми меня награждают, причем предпочитаю нетрадиционные. Скажите мне что-нибудь, чего я еще не слышал!
   В полумраке он наблюдал за Пилар. Она упрямо сжала губы, решив ничего не говорить. Внезапно ему до боли захотелось поцеловать ее, и сердце бешено забилось.
   Эта девушка была прекрасна. Блестящие волосы разметались по подушке. Мягкий утренний свет отражался в ее темных глубоких глазах. Он видел многих женщин, и среди них были те, кто мог бы соперничать красотой с Пилар. Ситуация, в которой оказались они с Пилар, была в высшей степени провокационной, но обычно подобные ситуации не вызывали у него столь яростного желания. Правда, Пилар была более утонченной, нежели женщины, с которыми ему приходилось сталкиваться в последние несколько лет, но что из этого?
   Он не лгал, объясняя причины своего нахождения здесь. Он мог бы уйти до ее пробуждения, и, более того, так он и собирался сделать. Но затем ему неожиданно захотелось узнать, что она за человек. Теперь он видел, что она решительна, честна и не склонна визжать по любому поводу. Но разве это все? Разве он не хотел выяснить, как она будет реагировать на него в более интимной обстановке, не в комнате, полной людей, и не верхом на лошади? Но пора было прекращать анализировать, бывают моменты, когда анализ собственных мыслей и дел не нужен и неуместен.
   Он отбросил покрывавший его плащ. Легким, гибким движением поднялся на ноги и взял ее за руку.
   – Вставайте, в Кордове сияет солнце, и ваша тетка ждет вас.
   Он поднял Пилар так быстро, что покрывало из овечьих шкур соскользнуло, и свободное широкое бархатное одеяние распахнулось на груди. Почувствовав холодное дуновение, Пилар отшатнулась, вырвалась из его рук. Потеряв равновесие, она чуть не упала, но он подхватил ее. Его руки скользнули по теплому телу Пилар, он прижал ее к себе. На секунду они замерли, его пальцы гладили атласную кожу, пробегая по спине. Его взгляд упал на безупречно округлую грудь, сквозь матовую кожу которой просвечивали голубые жилки, на ее шелковистые волосы, упавшие на его руку. Под бронзовым загаром краска бросилась ему в лицо. Пилар, видя это, положила руку поверх его руки, чувствуя, как кровь приливает к голове. Она была напугана странным, неожиданным ощущением, поднимавшимся откуда-то из глубины.
   Задохнувшись от возмущения, она отпрянула назад.
   – Вы…
   – Нет, – резко ответил он. – Я не хотел этого. Может, я был неловок и бестактен, но я не намеревался даже в мыслях оскорбить вас, клянусь честью.
   Его объятия ослабели, давая Пилар возможность вновь опуститься на постель. Она сжалась, стискивая халат на груди. Темно-карие глаза встретили взгляд серых глаз и увидели в них замешательство и грусть; она заметила, что его плечи распрямились, будто он готовился к ее презрению или гневным крикам.
   Пилар наконец поняла, что он действительно не собирался оскорбить ее. Она пристально посмотрела ему в лицо.
   – Я верю вам.
   – В самом деле? – Он испытующе глядел на нее.
   – Мне больше ничего не остается, – с достоинством пояснила она.
   – Но почему?
   – Я воспользовалась вашим… гостеприимством. Уверена, что Карранса не станет навязываться женщине, которую он приютил.
   – Ах, мое гостеприимство…
   Они прекрасно поняли друг друга. Она признавала за ним полное право достойно носить имя древнего рода, видела в нем гранда, и это накладывало на него многочисленные обязательства. В свою очередь, он обязан был свято блюсти кодекс чести и выполнять эти обязательства.
   В его глазах промелькнуло восхищение. Он склонил голову:
   – Примите мою искреннюю благодарность и извинения.
   – Не за что, – опустила глаза Пилар. – Вы говорили об отъезде. Буду счастлива отправиться в путь, но я оставила свою одежду у очага. Сомневаюсь, что ваши люди обрадуются, если их сон будет прерван из-за моей нижней юбки.
   – Их мнение не имеет значения. Но не суетитесь, я принесу ваши вещи. Кстати, вы предпочитаете на завтрак чистый шоколад или с молоком?
   – Не беспокойтесь, пожалуйста, об этом, – ответила она.
   – Возможно, Исабель…
   – Она спит. К тому же я хочу позавтракать с вами наедине. Считайте это моим капризом.
   Пилар оглядела альков.
   – О, я задерживаю вас. Я сейчас встану.
   – Ни в коем случае, – через плечо сказал Рефухио, отдергивая занавеску, отделявшую альков от комнаты, – если только вы не хотите попасть в неудобное положение.
   Девушка не ответила. Рефухио удовлетворенно кивнул:
   – Думаю, что не хотите. Потерпите, и я принесу вам все, что надо.
   Когда он ушел за занавеску и задернул ее за собой, закрывая Пилар в алькове, она подумала, что, возможно, в комнате она находилась бы в большей безопасности. Другие мужчины, вероятно, еще меньше, чем их главарь, заслуживают доверия, но, по крайней мере, они не будут приводить ее в смущение своей речью и поведением. Мысль о том, что он будет прислуживать ей, пока она в постели, была ей неприятна, особенно после того, что только что произошло. Человек более чувствительный и менее самоуверенный оставил бы ее сейчас в одиночестве. Он пришел к ней ночью, чтобы защитить в случае необходимости, – так он сам объяснил свои действия, но ей казалось, что он испытывает ее. Пилар не нравилось это, но делать было нечего. По крайней мере, ей недолго придется находиться здесь, через несколько часов она будет у своей тетки. Она прочно утвердится в Кордове, и у нее не будет причин видеться с Рефухио Каррансой. Тогда она будет счастлива. Она надеялась на это.
   Когда Рефухио вернулся в альков, Пилар причесывалась. Поспешно скрутив волнистые густые волосы в узел и закрепив его на затылке, она взяла чашку шоколада, поднесенную ей. Когда Рефухио присел на постель, она облокотилась о стену у изголовья. Он насмешливо и удивленно взглянул на нее, догадываясь, что она старается держаться от него подальше, но воздержался от комментариев.
   Возможно, он был прав, подозревая, что она побаивается его. В тесном алькове он казался огромным. Ее тревожило и беспокоило то, что они оказались отделены от остальных. От этого было неуютно. Эль-Леон, очевидно, тоже чувствовал себя напряженно. Он молчал, и его движения были скованны.
   Он равнодушно подал ей кусок хлеба, завернутый в салфетку. Пилар взяла хлеб, поблагодарила и решила завязать беседу:
   – Я не знала, что разбойничья жизнь позволяет такую роскошь…
   – Мы живем достаточно хорошо, хотя хлеб этот – из муки грубого помола, а шоколад приготовлен на козьем молоке.
   – Кажется, вы питаетесь лучше всех остальных.
   – Почему вы так говорите? Она пожала плечами:
   – Я слышала рассказы о вас.
   – Не стоит им верить.
   – Если бы я не верила этим рассказам, – произнесла она, не отрывая взгляда от кусочка хлеба, – я не попросила бы у вас помощи и не спаслась бы от своего отчима. Я благодарна вам несмотря ни на что.
   Он долго смотрел на девушку. Когда он заговорил, его голос был мягок и тих:
   – Знаете, я помог бы вам и не требуя платы. Но я не люблю, когда меня дурачат.
   – Я никогда не делала этого.
   – По крайней мере, не делали это чаще, чем было необходимо, – сухо заметил он.
   – Нет, – запротестовала она.
   – Постараюсь в дальнейшем поверить.
   Пилар встретилась с ним взглядом. В глазах Рефухио промелькнула легкая улыбка. Благодаря ей его серые глаза потеплели, и жесткие черты лица приобрели мягкость. Натянутость между ними постепенно исчезла.
   Некоторое время они молча ели, затем Пилар снова заговорила:
   – Вы узнали, что стало с доном Эстебаном?
   – Его не было на месте схватки. Очевидно, он оправился настолько, что его смогли увезти в карете. Я понял это по следам.
   Пилар с мрачным видом кивнула.
   – Кажется, вы ничуть не удивлены, – заметил Рефухио.
   – Я знала, что он не умер. Это было бы чересчур хорошо.
   – Как вы кровожадны. – Он насмешливо покачал головой.
   Она слабо улыбнулась в ответ.
   – Я много времени провела в доме дона Эстебана. Всегда все шло так, как хотелось бы ему.
   – Не всегда, но довольно часто, чтобы мешать нам спокойно жить, – согласился Рефухио.
   В его словах звучала горечь – ведь он сам много потерял по милости дона Эстебана. Заметив это, Пилар поспешила сменить тему:
   – Думаю, у вас есть основания недолюбливать меня. Если бы моя мать не вышла замуж за дона Эстебана, у него не было бы средств удовлетворять свои амбиции и вести войну с вашим семейством.
   Рефухио внимательно посмотрел на нее и усмехнулся уголком рта.
   – Если бы моя семья не вызывала у вашего отчима такой дикой ненависти и желания отомстить, то, возможно, он не женился бы на вашей матери и не свел бы ее в могилу, а вам бы не пришлось отправиться в изгнание. Как видите, можно по-разному взглянуть на это.
   – Может быть. Если бы вы не убили сына дона Эстебана, меня принудили бы выйти за него замуж. Я очень многим обязана вам.
   – Вы были бы обязаны, если бы я убил его ради вас. Но это не так, и вы мне ничего не должны. И вам не в чем себя винить. Договорились?
   С трудом уступая ему, она кивнула:
   – Да, если вы так считаете.
   – Я так считаю.
   Прикрыв глаза, Пилар изучала стоявшего рядом с ней мужчину. Его широкие плечи были обтянуты поношенной рубашкой. Темные волосы мягко вились. Глаза твердо и проницательно смотрели из-под густых бровей. Черты его лица были пропорциональны, руки, державшие грубую глиняную чашку – сильны и изящны. Несмотря на то что он вел полную опасностей и лишений жизнь разбойника, видно было, что он происходит из старинного рода и получил хорошее воспитание. На мгновение ей захотелось, чтобы все было не так, чтобы она могла продолжить знакомство с Рефухио де Карранса-и-Леоном в другой, более подходящей обстановке. Направление собственных мыслей встревожило ее, и она отвела взгляд от Рефухио.
   Молчание затянулось. В комнате кто-то закашлялся и встал, бормоча ругательства. Пламя весело затрещало – вероятно, в очаг подбросили дров.
   Рефухио допил свой шоколад.
   – Наступило приятное для вас время, – сказал он, – время решить, как добраться до Кордовы, и придумать, как бы вам проникнуть в ворота города.
   – Проникнуть?
   – А чего вы ждали? Неужели вы надеялись отправиться в Кордову в золоченой карете с почетным эскортом? Вы ждали, что отцы города торжественно встретят вас?
   – Вряд ли, – резко ответила Пилар.
   – Прекрасно. Значит, вы не будете разочарованы.
   Она въехала в старый, обнесенный стеной город на повозке. Если бы она путешествовала одна, она въехала бы в ворота без осложнений и помех, назвав стражам свое имя. Но с ней был Рефухио, который обещал проводить ее до дома тетки и намеревался именно так и поступить. Пилар, предлагая сделку Эль-Леону, и предположить не могла, насколько он будет верен данному слову. Она знала, что народные предания наделяли Эль-Леона способностью становиться невидимым. Пилар слышала, что в деревнях и маленьких городах у него множество друзей, помогающих ему появляться и исчезать, когда и где ему захочется, а также о взятках, открывающих перед ним городские ворота Севильи. Какие еще уловки он использует, ей и в голову не приходило поинтересоваться, и, конечно, Пилар не могла представить, что в одной Из них она сама будет участвовать.
   Повозка была старой и явно дышала на ладан. Высокие деревянные колеса скрипели на осях не переставая, и это действовало Пилар на нервы. В город они везли дрова – палки, чурки и причудливо изогнутый валежник, собранный в лесу. Ноша была явно тяжела для престарелого ослика, уныло шагавшего в упряжке. Пилар сидела в повозке, а Рефухио шел рядом, ведя осла на поводу и опираясь на посох, гораздо более крепкий, чем можно было подумать с первого взгляда.
   Это сомнительное средство передвижения они приобрели на ферме за городом. Хозяйка также дала Пилар шерстяное черное покрывало, скрыв ее голову и плечи, и помогла ей кусочком угля нарисовать темные круги под глазами и морщины. Пилар не спрашивала, где Рефухио нашел странную остроконечную шляпу, которую он низко надвинул на глаза, и откуда взялись короткие рваные штаны и грубые башмаки, в которых он выглядел как крестьянин. Она только смотрела на него время от времени, с удивлением отмечая его наряд, беспорядочно спутанные густые волосы и туповатый взгляд простака.
   Когда они входили в город, было раннее утро. Все крестьяне спешили на рынок, и повозка Пилар и Рефухио затерялась в потоке повозок, тачек, ослов, груженных товаром: кожами и оливковым маслом, свежей капустой и связанными, бесконечно гогочущими гусями. На некотором расстоянии от повозки шагали Балтазар, Энрике и Чарро, гнавшие стадо коз.
   Пилар, Рефухио и трое его друзей провели ночь перед этим в доме крестьянина, разделив единственную комнату с хозяином дома, его женой, их девятью детьми, пятью собаками, черной несушкой и огромным количеством блох. Пилар думала, что после этой ночи они настолько грязны и непохожи на самих себя, что большего нельзя и желать. Однако Рефухио все еще был недоволен. Он настоял на том, чтобы Пилар несла на руках младшего ребенка этих крестьян, чудесного семинедельного мальчугана, который шумно протестовал, когда его забрали у матери. Ребенок не успокаивался ни на секунду и успел трижды намочить платье Пилар, несмотря на то что она несколько раз меняла лохмотья, служившие ему пеленками. Мать малыша вместе со своим мужем шла за стадом коз и только однажды подошла понянчить сына. Он на некоторое время притих, но, оказавшись на коленях Пилар, заревел с новой силой. Ей казалось, что ребенок чувствует ее неопытность в обращении с ним и страх перед тем, что должно произойти.
   Впереди лежал Гвадалквивир. Его зеленовато-коричневые воды величаво омывали островки, на которых росли олеандры, затем протекали под огромными пролетами старого римского моста, стоящего на подступах к городу. Повозка миновала башни крепости Калахорра и двинулась по мосту. Пилар уже видела въезд в город, колонны римского портика. У ворот было двое стражников. Один болтал с симпатичной жизнерадостной девицей. Под мышками она держала двух гусей. Второй мрачно глядел на проезжающих, заложив руки за спину. По его лицу было ясно, что он страдает несварением желудка.
   Повозка подъезжала все ближе, ее колеса тревожно скрипели. Стражник шевельнулся, упер руки в бока, недружелюбно нахмурился. Когда до ворот осталось совсем немного, стражник сделал шаг вперед. Пилар быстро взглянула на Рефухио. Глава разбойников, казалось, не обращал внимания на опасность, шел, уставившись прямо перед собой.
   – Стой!
   Рефухио ничем не показал, что слышит окрик. Пилар, нервно облизнув губы, покачивала ребенка, надеясь его угомонить.
   Стражник, вытянув руку, шагнул к ним.
   – Тебе говорят, дурень! Стой!
   Ничего не выражавшее лицо Рефухио вдруг исказилось от страха. Он дернул за повод так, что чуть не повалил дряхлого осла с ног. Когда животное замерло, Рефухио стащил с головы шляпу и, дрожа, встал, склонившись перед стражником.
   – Так-то лучше, – стражник приосанился. – Вы шумите так, что поднимете с постели всех благородных дворян. Ради Бога, смажь жиром колеса! А ты, женщина, уйми младенца!
   – Да, ваша честь, исполню немедленно, ваша честь, – подобострастно отозвался Рефухио. Он согнулся в поклоне, делая в то же время отчаянные знаки Пилар. Это отвлекло его внимание от осла, который снова двинулся вперед. Стражник отступил в сторону, тяжелым взглядом сверля Пилар. Она вспыхнула и опустила глаза, комкая покрывало на груди. К счастью, ребенок, найдя удобную позу, замолчал.
   Они покатили дальше, смешавшись с толпой. Пилар еидела напряженно-прямо, готовая услышать окрик стражника или призывы о помощи Балтазара и других. Но все было спокойно. Перед ними была Кордова.
   Двигаясь по улице, они миновали древнюю мечеть, выстроенную более тысячи лет назад по приказу мавританского правителя Кордовы и спустя каких-то четыреста пятьдесят лет превращенную в собор волей католического короля-завоевателя. Величественные своды, массивные и исполненные гармонии и симметрии, возвышались над ними, но Рефухио и Пилар едва поглядели наверх. Младенец опять орал не переставая. Рефухио, шагающий рядом, бросил на Пилар косой взгляд:
   – Из вас, как я вижу, получается не слишком заботливая мать.
   – Я здесь ни при чем, – резко бросила Пилар. – Бедняжка знает, что что-то не так, и он хочет к своей матери.
   – Так же, как и я хочу вернуть его ей.
   – Вы не любите детей? – многозначительно спросила Пилар.
   – Обожаю, если только эти маленькие сокровища не привлекают к себе внимания.
   – Именно вы решили взять его, – напомнила Пилар.
   – Ну да, он добавлял правдоподобия образу крестьянина-простака со сварливой женой, не правда ли?
   – Я не жена вам, – нахмурилась Пилар.
   – Прекрасно сыграно! – поздравил он ее. – Все видят, что вы были бы достойной наградой супругу.
   – Я вам уже сказала…
   – Да. А еще скажите вот что: почему в вас так мало уважения к приличиям и благопристойности? Почему вы отказались стать женой этого лакея, Карлоса?
   – Я не понимаю, о чем вы. – Пилар энергично укачивала ребенка, без особого, впрочем, результата.
   – Большинство женщин на вашем месте позвали бы священника и потребовали обвенчать их немедленно, стремясь оказаться под защитой имени мужчины. Любого мужчины.
   Она пристально поглядела на него:
   – У меня и так достаточно проблем.
   – Вы могли бы попытаться разрешить их, а не создавать новые. По крайней мере, все притворяются, что обручальное кольцо – решение всех проблем, и брак – единственная драгоценность женщины.
   – Брак может оказаться ловушкой, – заметила Пилар, думая о матери.
   – Подобная ересь сделает вас мишенью для тех, кто уже заключил такую сделку и не имеет иного выхода, кроме как прославлять ее, – произнес Рефухио.
   – По-моему, вы не больший сторонник брака, чем я, – ответила Пилар.
   – Брак – благословенное состояние для людей, любящих друг друга. Я помню своих мать и отца… Но такая любовь – редкость.
   – Да, – тихо сказала она. – К тому же я не уверена, что кольцо и обеты перед алтарем могут восстановить мою репутацию.
   – И поэтому вы ругаете их?
   Она принужденно улыбнулась:
   – Вижу, вы сразу подумали о лисице и зеленом винограде.
   – Нет, что вы, – ответил Рефухио. – О пчелах и меде.
   – Что? – недоуменно переспросила она, но он оглянулся назад, остерегаясь погони, и не ответил.
   Они кружили по старому городу, проезжая мимо тяжелых, окованных железом ворот, через которые виднелись скрытые от всего мира зеленые патио, под балконами, увитыми геранью, и вдоль улиц, усаженных остроконечными вечнозелеными кипарисами. На боковой улице они остановились в тени Альказара, старого дворца, откуда Фердинанд и Изабелла провожали Колумба в его путешествие к берегам Америки. В Альказаре располагалась Святая Инквизиция. Наискосок через улицу стоял узкий каменный дом с черепичной крышей, балконами, огороженными решеткой, и тяжелой дверью, выкрашенной в голубой цвет. Дом не был роскошным, но выглядел уютным и добротным. И очень тихим.
   Балтазар, сопровождаемый Энрике и Чарро, поравнялись с повозкой. Все стояли, глядя на дом. Пилар, подобрав юбки, собиралась уже спрыгнуть с повозки, но Рефухио дотронулся до ее руки.
   – Подождите, – произнес он.
   Пилар в замешательстве остановилась. Шелуха напускной тупости бесследно слетела с Рефухио. Он был насторожен и готов к действию. Глаза его, скрытые под забавной остроконечной шляпой, внимательно следили за домом. Он разглядывал окна, одно за другим, затем посмотрел на окна и двери других домов. Бродячая кошка, неторопливо переходившая улицу, увидев их, остановилась. Зашипела, выгнула спину и, резко отпрыгнув в сторону, исчезла.
   – Оставайтесь здесь, – приказал Рефухио.
   Не дожидаясь ответа, он быстрым шагом пересек улицу и свернул в переулок. Оглядевшись, нырнул в сумрачный проход между домами. Пилар дождалась, пока он не исчез из вида, затем подозвала мать ребенка, шедшую со стадом, и передала ей младенца. Спрыгнув с повозки, Пилар последовала за Рефухио. Дом, перед которым они остановились, принадлежал ее тетке. Девушка была готова соблюдать необходимые предосторожности, но бесконечные отсрочки и препятствия могли свести с ума кого угодно. Не было видно ни стражников, ни дона Эстебана, и Пилар не могла дольше ждать. Ей хотелось как можно скорее увидеть сестру своего отца.
   От первого переулка ответвлялся второй, проходящий сзади теткиного дома. На полпути в стене ограды находилась деревянная калитка, служившая входом для прислуги. Пилар увидела, что Рефухио остановился возле этой калитки, толкнул ее, и она тихо приоткрылась. Он долго стоял, прислушиваясь, затем осторожно проскользнул внутрь.
   Теперь Рефухио находился в патио. Через открытую калитку Пилар были видны заросли кустарника и двор, выложенный каменными плитками. Откуда-то доносилось пение птицы – звук странный, тревожащий и необычный для этого времени года.
   Пилар шагнула вперед, миновала калитку. В саду было удручающе сыро. Фонтан был мертв. Длинный бассейн, некогда ловивший его струю, был теперь стеклянно-неподвижен, словно зеркало из темного металла, тускло блестящее в сером полумраке облачного дня. Патио был пустынен.
   Пилар остановилась в затененном углу, наблюдая за Рефухио. Он подошел к дому и попытался открыть заднюю дверь. Она оказалась запертой. Он отошел от двери и исчез из виду. Затем послышался звон бьющегося стекла. Пилар подождала секунду, потом пошла за ним. Высокое окно, застекленное витражом, было открыто. Она подошла к окну и, вскарабкавшись на подоконник, проникла внутрь.
   Помещение, в котором она оказалась, вероятно, служило прихожей. Комната была велика и до смешного официально обставлена. Вдоль стен стояли кресла красного бархата, украшенные позолотой. Над ними висели потемневшие от времени парадные портреты. Свет, проходя через витражи, ложился на каменный пол зелеными и синими пятнами. В промозглом воздухе витал запах остывших углей, старой кожи и многовековой пыли.
   Двустворчатые двери открывались в холл, из которого наверх вела лестница, терявшаяся в полумраке. Подойдя к ней, Пилар ясно услышала скрип половиц под чьими-то ногами и подумала, что это Рефухио. Она подобрала юбки и направилась к нему.
   На первой площадке лестницы лежал труп. Это был немолодой слуга, возможно, мажордом ее тетки. Его застывшие глаза были широко раскрыты. Кровь из глубокой раны испачкала грубое полотно его ночной рубашки. Его убили ночью. На это указывала его одежда, а также свеча, валявшаяся ступенькой ниже.
   Пилар заколебалась, боясь перешагнуть через труп и идти дальше. Мрачные предчувствия, обуревавшие ее, переросли в ужас, и холод коснулся сердца. Что здесь произошло? Где тетушка?
   Снова послышались шаги наверху. Перекрестив убитого, она осторожно перешагнула через распростертое тело и, опасливо прижимаясь к стене, продолжила свой путь по лестнице.
   Верхний этаж представлял собой запутанный лабиринт гостиных и спален. Пилар не могла определить, где находится Рефухио. Она собиралась позвать его, но передумала, сообразив, что нарушить царящую здесь тишину и обнаружить себя раньше времени будет по меньшей мере неразумно.
   Она переходила из одной комнаты в другую и наконец подошла к дверям, украшенным более причудливым и богатым орнаментом, нежели остальные. Пройдя переднюю, она оказалась в гостиной, где была огромная печь, выложенная фландрскими изразцами, и, миновав дверь, скрытую за портьерами цвета морской волны, попала в спальню. Кровать с богато украшенными позолотой и орнаментом спинками стояла на возвышении.
   На полу перед кроватью лежала служанка в шали, наброшенной поверх ночной рубашки. Ее седые волосы были растрепаны. Женщина, как и мажордом, была убита.
   Тетушка Пилар сидела в постели, опираясь о высоко взбитые подушки. На коленях у нее лежала Библия. Ее ночной чепец, сшитый из лучшего алансонского кружева, был отделан розовой лентой. Кровь красной полосой опоясала ее горло. Она была зарезана. Над ней стоял Рефухио, протянув руку к мертвому лицу.
   Пилар тихо и придушенно вскрикнула.
   Рефухио резко обернулся. Он крепко выругался, спрыгнул с возвышения и, быстро подойдя к девушке, вывел ее из комнаты. Пилар, упираясь, схватилась за дверной косяк.
   – Нет, я хочу знать. Я должна знать, она…
   – Жива? Нет, разумеется. Она мертва вот уже часов десять, если не больше. Вы ничем не можете ей помочь. Я закрыл ей глаза, и это все, что мы можем сделать.
   – Вы думаете, это дело рук дона Эстебана? – Она была близка к обмороку.
   – По крайней мере, его наемников. – Рефухио был мрачен. – В противном случае нам придется поверить, что на стороне дона Эстебана сама судьба.
   Она покачала головой, словно отвергая столь страшную действительность.
   – Как он мог? Как посмел?
   – Как? Да очень просто. Он считает, что его желания, его нужды и его воля – превыше всего. Кроме того, убивать ему не в новинку. – Горечь, таившаяся в его словах, не ускользнула от ее внимания.
   – Я сожалею, – произнесла она. – Это должно быть для вас напоминанием…
   В сумеречном свете этой комнаты с наглухо зашторенными окнами его лицо исказили боль и презрение к себе.
   – Это моя неудача.
   – Почему? Вы ничего не могли бы сделать.
   – Мог, если бы подумал об этом. А вместо этого я мчался, преследуя химеру, невыразимо тоскуя по совершенству, которого нет в природе. Я действовал неверно с самого начала.
   – Вы здесь ни при чем, – безжизненным голосом отозвалась Пилар. – Вашей вины здесь нет. Если бы я не впутала тетушку в мои дела, она была бы жива.
   Он долго смотрел на нее застывшим взглядом.
   – Вы хотите пожертвовать собой вместо меня или разделить мою вину? Это ни к чему не приведет. Мне нужно, чтобы какое-то чувство вело меня.
   – Я думаю, ненависти для этого будет достаточно. Ни один мускул не дрогнул на его лице, но выражение несколько смягчилось.
   – Да, – ответил он, – хотя существуют стимулы не менее эффективные, но более приятные. О них мы поговорим позднее. У смертного одра, особенно такого, как этот, нам не помешает быть осторожными.
   Она поняла его намек.
   – Я знаю, что вас здесь не должны видеть, но есть вещи, о которых я обязана позаботиться. Надо сообщить властям, послать за священником, проследить, чтобы мертвых обмыли и нарядили…
   – Если вас обнаружат здесь в моем обществе, последствия будут весьма неприятны.
   – Тогда вы должны уйти до того, как кто-нибудь придет. Со мной ничего не случится, уверяю вас.
   – Откуда у вас такая уверенность? Что, если сюда явится убийца? Или ваш отчим?
   – Но я не могу так просто уйти, – запротестовала Пилар, оглянувшись на постель.
   – Вы не можете остаться. Неужели вы думаете, что дон Эстебан, зайдя столь далеко, оставит вас в живых? Останьтесь в этом доме – и к утру здесь будет еще один труп.
   – Но это не ваше дело. Я уверена, что власти…
   – Представители власти знают свое дело – по крайней мере, те из них, кто не слишком тесно знаком с доном Эстебаном. Но они не смогли защитить вашу тетку.
   – Но ведь я не могу вернуться с вами в горы!
   – Почему бы и нет? У вашей тетки, несомненно, есть друзья и родные, которые проследят за тем, чтобы все было сделано как надо. Вы не можете позволить, чтобы ваше чувство вины стало для вас западней.
   – Все далеко не так просто. Что я буду делать, если отправлюсь с вами? Что со мною станет?
   – Не слишком ли поздно вы забеспокоились? Вы уже достаточно осквернены пребыванием в моем обществе.
   – Я вовсе не это имела в виду. – Беспокойство светилось в ее темных глазах. – Даже если не брать этого во внимание, разве вы не видите… – Слова замерли у нее на губах.
   Быстрым жестом он приказал ей молчать и сам застыл, прислушиваясь. Пилар еле дышала, но ничего не уловила. Затем она услышала доносившийся с улицы тихий свист, предупреждавший об опасности.
   Рефухио обхватил ее за талию своей стальной рукой и потащил в противоположный конец дома. Они шли через тихие пыльные комнаты, затем по задней лестнице: их шаги гулко простучали по каменным ступеням. Пробравшись между столами в буфетной и в кухне, оказались перед огромной деревянной дверью. Рефухио обеими руками взялся за широкий железный засов и толкнул дверь плечом. Дверь распахнулась, и они оказались в патио за домом.
   Когда Пилар и Рефухио подошли к бассейну, с улицы донесся перестук копыт. По-видимому, дом окружали.
   Они услышали какой-то приказ, немедленно повторенный кем-то за воротами патио.
   – Это стража? – шепотом спросила Пилар.
   – Одному Богу известно, – ответил Рефухио, не глядя на нее. Прищурившись, он смотрел на деревья, растущие рядом со стеной.
   – Где остальные?
   – Они позаботятся о себе сами. – Он дотронулся до ее плеча и указал на огромное старое дерево, раскидистые ветви которого достигали соседнего дома, ложась на его плоскую крышу в мавританском стиле. Летом на такой крыше можно провести вечер, наслаждаясь долгожданной прохладой. Жест Рефухио объяснил Пилар все: это был их путь к спасению.
   Она не сможет, не сможет сделать этого! Прежде чем она успела произнести что-то, Рефухио поднял ее. Она ухватилась за ближайшую ветку и подтянулась, движимая инстинктом самосохранения. Дотянувшись до следующей ветки, она освободила дорогу Рефухио, карабкавшемуся следом за ней. Он, поднявшись по стволу, начал передвигаться на руках вдоль самой длинной ветви. Повиснув над крышей соседнего дома, он разжал руки и камнем упал вниз, покатившись по крыше, но через секунду был уже на ногах и жестом приказал ей следовать за ним.
   Ей необходимо было это сделать, другого выхода не было. Времени на размышления уже не оставалось. Даже отсюда она могла слышать топот сапог в комнатах дома. Через несколько минут ее заметят. Если это люди, посланные доном Эстебаном, они убьют и Рефухио, и ее. Но даже если это стражи порядка и ей ничего не грозит, она наведет их на след Рефухио. После всего, что Эль-Леон сделал для нее, она не может допустить, чтобы его поймали.
   Пилар пробралась по ветке и, стиснув зубы, полетела вниз, но Рефухио был уже наготове и поймал ее на руки. Он держал ее до тех пор, пока она не опомнилась, затем они двинулись в путь.
   С одной плоской крыши они перебрались на другую, вскарабкавшись по глиняному водостоку. Иногда им приходилось ползти на четвереньках. С крыши последнего дома они спустились на узкий балкончик. Рефухио пожертвовал своим плащом, создав некое подобие веревки. Быстро и бесшумно они спустились по нему с балкончика и оказались в проулке.
   Балтазар и Энрике ждали их несколькими кварталами дальше, на боковой улице. Чарро, а также крестьянина и его жены, равно как и орущего младенца и скрипящей повозки, нигде не было видно. Рефухио повел их к тем воротам, через которые они вошли, настороженно ожидая, что ворота окажутся закрытыми по тревоге.
   Но ворота были открытыми, и тот же желчный стражник, пропустивший их утром, махнул им рукой. Пилар встревожило его спокойствие, оно означало, что убийцы, побывавшие в доме ее тетки, были подосланы отчимом. Значит, их целью было убить ее, Пилар. У нее не было выбора – все, что ей оставалось, это пойти с Рефухио и остаться с ним там, в горах.
   На расстоянии меньше мили от ворот они встретили Чарро. Он вел в поводу коней, оставленных ими неподалеку на случай опасности. Они вскочили на коней и поскакали в сторону гор.
   На следующее утро они добрались до каменного домика в горах. Дорога была трудной – на ходу жевали скудную пищу, останавливались лишь для того, чтобы в скрытых от постороннего глаза местах сменить загнанных лошадей. Пилар так устала, что двигалась словно в тумане. Она не представляла, что могла выдержать столь долгое время в седле. Ноющая боль в мышцах сменилась онемением, ей казалось, что ее парализовало. Когда они прискакали, она не могла самостоятельно слезть с коня и, опустившись на землю, упала бы, не подхвати ее Рефухио.
   Пилар увидела Исабель, стоящую в дверях со светильником в руке, заметила ее исказившееся лицо, когда Рефухио взял на руки Пилар. Но у нее не было сил о чем-либо думать, она не испытывала ничего, кроме благодарности Рефухио за помощь. Единственное, о чем она мечтала, – лечь куда-нибудь и не двигаться.
   Исабель поспешила им навстречу. Ее голос, казалось, доносился откуда-то издалека, и смысл произносимых ею слов не сразу дошел до Пилар. Рефухио неожиданно застыл, словно пораженный громом, и это заставило Пилар забыть про усталость. Внезапно она поняла слова Исабель:
   – О, Рефухио, – рыдала Исабель, – Висенте… Висенте… – Она запнулась. – Мне так жаль…
   – Что случилось? – Голос Рефухио был тих, но тверд.
   Исабель судорожно схватилась за свой передник.
   – Вечером принесли послание из Севильи от дона Эстебана. Он написал, что захватил Висенте, когда тот шел по улице. Он говорит, что будет держать твоего брата при себе как раба и возьмет его с собой в Луизиану. И если ты хочешь видеть Висенте живым, ты должен позаботиться, чтобы его падчерица, Пилар, которую ты захватил, дождалась его возвращения и ничего не предпринимала.


   ГЛАВА 5

   Все молчали. Лицо Рефухио напряглось, его черты стали такими резкими, что казались вырезанными на металле. Неверный свет фонаря в руках Исабель отразился в его серых глазах золотым бликом жестокой боли. Рука его, словно тисками, способными раздробить кость, сжала руку Пилар. Ночной ветер свистел над крышей.
   Люди Рефухио стояли за его спиной, застыв на своих местах. Балтазар держал в руках седло, которое он только что снял. Энрике замер, вытирая лицо полой плаща, Чарро обтирал пучком соломы свою лошадь. Исабель прижала ладонь к губам, как будто сообщение, переданное ею, было ударом, который она сама нанесла Рефухио. Пилар с ужасом смотрела на него.
   Они все настороженно смотрели на Рефухио, выжидая. Но чего они ждали? Чего можно было ожидать от него? Опасались ли его друзья, что гнев Рефухио выплеснется на них? Или же они боялись быть втянутыми в борьбу с врагом, способным уничтожить их всех? А может, они ждали, что он обратит свою ярость на себя самого? Как бы там ни было, никто не пошевелился, пытаясь это предотвратить. Не было в них того сочувствия, которое было бы естественным для старых друзей.
   Пилар положила свободную руку поверх стиснувшей ее руки Рефухио.
   – Я очень сожалею, – тихо сказала она.
   Он медленно повернул голову и поглядел на нее.
   – Вы действительно сожалеете? – Его голос был не громче шепота ночного ветра. – Достаточно ли сильно вы сожалеете?
   Пилар отшатнулась, услышав эти слова и увидев ярость, полыхающую в его глазах. Словно обжегшись, она отдернула руку. Сердце ее забилось с трудом, и воздух, казалось, царапал легкие.
   Неожиданно Рефухио отпустил ее. Круто развернувшись, он зашагал в темноту.
   Пилар вздохнула. Один из мужчин тихо выругался. Балтазар бросил седло, которое держал, на землю и взял светильник из рук Исабель. Девушка тихо и безнадежно заплакала, как потерявшийся котенок. Остальные сгрудились вместе, избегая, однако, смотреть друг на друга.
   – Что он собирается делать? – спросила Пилар, переводя взгляд с одного разбойника на другого. Ответил ей долговязый Чарро:
   – Кто знает?
   – Он убьет дона Эстебана. – Энрике дернул плечом, давая понять очевидность ответа.
   – Или погибнет, пытаясь это сделать, – всхлипнула Исабель.
   – Я имею в виду сейчас, сию секунду. Вы не можете так просто отпустить его, – настаивала Пилар.
   – И как, по-вашему, мы можем его остановить? – Энрике иронически поднял брови.
   – Вы должны пойти с ним, быть рядом.
   – Да, если нам не дорога жизнь.
   Пилар возмущенно посмотрела на бывшего акробата, недовольная этим мелодраматическим выпадом.
   – Он такой же человек, как и вы. Это вовсе не страшно.
   – Если вы так считаете, пойдите и предложите ему свое общество.
   – Я плохо знаю его, но вы – его друзья.
   – Если вы его плохо знаете, сеньорита, – медленно, с расстановкой произнес Балтазар, – откуда такое беспокойство?
   – Я не… – начала она, но умолкла в замешательстве. Затем гордо подняла голову: – Я чувствую себя виноватой.
   – Да. – Балтазар кивнул массивной головой.
   – Дон Эстебан защищает себя от любого нападения, – согласился с ним Энрике. – Он убил вашу тетку, чтобы предотвратить ее возможное вмешательство, – ведь почтенная дама употребила бы все свое влияние, чтобы защитить вас. Затем захватил заложником Висенте, чтобы Эль-Леон не вздумал помочь вам в борьбе против него, пока не покинет Испанию. И наконец, он может не опасаться вмешательства братьев Карранса в свои дела. Он глубоко ранил Эль-Леона и в то же время надежно обезвредил его. Он выиграл. Объясните нам, как мы можем утешить Рефухио, когда он получил такой удар?
   На лицах, обращенных к ней, Пилар прочла осуждение. Ее лицо залила краска стыда.
   – Я не хотела, чтобы все произошло именно так. Вы должны понять это.
   – Мы понимаем, – ответил Балтазар.
   Его тон ничего не выражал, и Пилар недоумевала, что он имеет в виду. Ее испугала мысль, что, возможно, все они сомневаются в ее невиновности. Ей казалось невероятным, что ее могли заподозрить в сговоре с отчимом. Столь хитроумный план едва ли был нужен. К тому же страх перед местью Эль-Леона сдержал бы любого.
   Она отвернулась от них и стала смотреть в ту сторону, куда ушел Рефухио. Если соратники Эль-Леона верят самому плохому, то что подумает сам главарь? При первой встрече он заподозрил ее в том, что она готовит ловушку. Возможно, последующие события убедили его, что ловушка захлопнулась.
   Подобрав юбки, Пилар шагнула в темноту. Чарро, стоявший прислонясь к косяку двери, выпрямился:
   – Подождите, сеньорита. – В его голосе прорезались повелительные нотки. – Вы не знаете, что делаете. Вам безопаснее было бы встретиться лицом к лицу с краснокожими Техаса на тропе войны, нежели уйти отсюда.
   – Все может быть, – бросила она через плечо, – но я должна идти.
   Не оглядываясь, она шагнула в ночь.
   Пилар не могла его найти. Обойдя дом, останавливаясь через каждые несколько ярдов и прислушиваясь, она вернулась туда, откуда отправилась, и за несколько сотен ярдов от входа в дом медленно повернулась. Все ее чувства были обострены до предела. Она всмотрелась в тень под растущими неподалеку деревьями, оглядела силуэты скал, вырисовывавшиеся на фоне ночного неба. Пилар глубоко вдохнула свежий ночной ветер. Ничего. Ничто не двигалось. Даже ветви деревьев были неподвижны. Даже свет звезд на черном бархате неба был немигающ и недвижен.
   Минута шла за минутой. Вдруг Пилар сдвинулась с места и пошла напрямую. Она все глубже и глубже уходила во тьму и, наконец, забеспокоилась, сумеет ли найти дорогу обратно. Но чем дальше она шла, тем больше росло в ней подозрение, основанное частично на инстинкте, а частично на знании характера того, кого она искала. Она прошла еще несколько ярдов, затем, замедлив шаг, остановилась.
   Она застыла на месте, почти не дыша. Когда молчание вокруг стало глубоким, как вселенная, а неподвижность окружающего ее пространства невыносимой, когда темнота сомкнулась вокруг, грозя поглотить ее, тогда уверенность вдруг пришла к ней.
   – Если вы дотронетесь до меня, я закричу, – заявила она. – Не от удивления или страха, как вы сами понимаете, а от злости.
   – А кто вас услышит? Или же, услышав, явится сюда? – Он стоял так близко, что она могла чувствовать, как его теплое дыхание шевелит пряди волос, выбившиеся у нее из прически.
   – Разумеется, никто. Но я ненавижу понапрасну расходовать силы, которых у меня и так осталось мало.
   – Примите мои соболезнования. Но что вы хотели мне предложить?
   – Я хочу все объяснить… относительно Висенте. Она неправильно подобрала слова и с ужасом поняла это в ту же секунду, как произнесла их. Она ожидала вспышки гнева, взрыва ярости. Вместо этого почувствовала, что он уходит от нее, отдаляется. Она в отчаянии закричала:
   – Подождите! Знаю, что втянула вас в гораздо более неприятную историю, чем я думала, но, честное слово, я не хотела этого! Клянусь, я не подозревала, что это может сказаться на Висенте! Пожалуйста, поверьте мне!
   – Я вам верю. Если бы все было не так, как вы уверяете, вряд ли бы вы были оставлены на мою милость. Предполагая, конечно, что дон Эстебан ценит вас как своего соучастника. В противном случае он мог бы просто покинуть вас.
   – Уверяю вас…
   – Также существует вероятность, что вы оставлены специально, чтобы моя месть выплеснулась на вас и вы стали жертвой моего гнева. Искушение отомстить за мою сестру должно быть велико, не так ли? Более того, это должно несколько очернить меня в глазах людей. Так что, если мое тело найдут на каком-нибудь перекрестке, рыданий и стонов будет немного.
   Звук его голоса, лишенный эмоций, испугал Пилар. Дрожь пронизала ее, когда она услышала, как спокойно он описывает сложившуюся ситуацию. Она открыла было рот, чтобы опровергнуть его утверждения, но он продолжал говорить, и логика его была неоспорима.
   – Но ситуация несколько иная. Моя сестра покинула дом, покоренная обаянием сына дона Эстебана, и при этом голова ее была набита романтическими идеалами, почерпнутыми из трагедий Шекспира. К тому же в ней проявилась фамильная черта – склонность к самопожертвованию. Видите ли, она надеялась таким образом излечить вражду между нашими семьями. Когда она поняла, сколь глубоко заблуждалась, она была раздавлена. Самоубийство для нее было единственным выходом. Вы же, как мне кажется, сделаны из другого теста. Вы никогда не позволите себе полюбить того, кто вас недостоин, и никогда не позволите никому надругаться над вашей душой, что бы ни делали с вашим телом.
   – Вы так думаете?
   – Да, хотя я не могу быть уверен в этом. Посмотрим? – Говоря это, он подошел к ней ближе. Было неясно, что он собирается делать, к чему относятся его последние слова. Он умолк. Пилар внезапно почувствовала, что падает. У нее перехватило дыхание от удара о каменистую землю.
   Сильные руки перевернули ее на спину. Его губы прижались к ее губам, и она навеки запомнила их жар. В мозгу Пилар полыхало ослепительное белое пламя. Она конвульсивно дернулась, тщетно пытаясь освободиться, затем усилием воли заставила себя сохранять неподвижность. Она не хотела доставить ему удовольствие своим сопротивлением и не хотела поощрять его, показывая, как реагирует на его действия.
   Его поцелуй стал совсем легким, дразнящим. Губы, призывно касавшиеся ее губ, были мягкими и теплыми, прикосновения его языка – ласковыми и нежными. Пилар чувствовала, как пульсация крови отдается стуком в висках. Она ощущала истому и жар во всем теле. Грудь стала необыкновенно чувствительной – казалось, Пилар ощущала кожей грубую ткань его крестьянской рубахи и напряженную сталь его мускулов. Он давил на нее всем телом, ей казалось, что где-то там, внутри, она абсолютно беззащитна, и, если он коснется ее, она закричит.
   Неизъяснимая, непреодолимая тревога охватила ее.
   Она глубоко, судорожно вздохнула и яростно оттолкнула Рефухио. Он отпустил ее и, поднявшись на одно колено, помог ей привстать. Она оперлась на локоть. Рефухио тихо, почти неслышно рассмеялся.
   – Вот видите, – произнес он. – Вы стойкая и непорочная натура. Да и могло ли быть иначе?
   Прошло много времени, прежде чем к ней вернулись голос и способность здраво рассуждать. Ей хотелось отвернуться от него, но она не могла позволить ему насладиться ее смущением.
   – Неужели, – наконец заговорила она тихо и хрипло, – у вас были причины поступить так? Если это расплата за то, что я осмелилась пожалеть вас, то, заверяю, цена слишком высока.
   – Напротив, она низка неимоверно. Что может быть лучше полюбовного соглашения? В отличие от некоторых, я не испытываю желания клеймить заложников.
   – Я вам не заложница.
   – Разве нет? – Взяв ее за руки, он, быстро поднявшись, с такой силой подхватил ее, что она буквально взлетела в его руках. Прижав ее ладони к своей груди, он спросил: – Неужели вы думаете, что мне будет трудно обменять вас на Висенте?
   Если он вернет ее в руки дона Эстебана, отчим, вне сомнения, убьет Пилар. Кровь застыла у нее в жилах, и она прошептала:
   – Вы… вы не можете.
   – Надеюсь, вы не станете отрицать, что я могу это сделать. Вы должны признать, что являетесь моей заложницей. Или вы не считаете меня способным на любую жестокость?
   Дикий гнев охватил ее, когда она в полной мере оценила свое положение.
   – Я не думала, что вы так легко позволите дону Эстебану манипулировать вами.
   – Речь идет о жизни моего брата.
   – А как насчет моей жизни?
   – Признаю, что выбор труден. Но скажите, почему я должен предпочесть вас сыну моей матери, моему единокровному брату, который любит меня и доверяет мне, несмотря ни на что, и без жалоб и сомнений ждет, что я приду и спасу его?
   – Вы говорите о плате? – Она не могла скрыть ужас.
   – Если эта плата обеспечит забвение, я согласен рассмотреть подобный вопрос.
   Его голос был спокоен и отчетлив, но звучащий в нем надлом привлек ее внимание. Она прислушалась и уловила боль, которую он старался скрыть.
   – Нет, вы не сделаете этого, – уверенно заявила она. – Без сомнения, вы что-то предпримете, но не это. Вы же – Эль-Леон, разбойник, о подвигах которого поют песни. Неужели вам будет так трудно сразиться с доном Эстебаном? Я знаю, если вы соберетесь с силами, вы сможете одновременно защитить меня и спасти Висенте.
   Он сухо усмехнулся.
   – Кто знает? – медленно произнес он. – Вероятно, стоит попытаться.
   Рефухио глядел на женщину, которую он держал в объятиях. Даже в темноте он видел ее бледность. Внезапно ему захотелось сорвать с нее одежду. Он хотел увидеть не тело ее, но разум, узнать, о чем она думает, что чувствует и во что верит, хотел узнать, каким она видит его. Он мог сделать это силой или же хитростью, но каким будет результат? Его действия могут повлечь за собой нежелательные последствия. Поэтому он должен выжидать, чтобы получить желаемое. Он будет осыпать ее нежными словами и щедрыми обещаниями, пока она не перестанет быть загадкой для него, а когда его любопытство будет удовлетворено, он отделается от нее.
   Она не такая, как все. Она не вымаливала униженно его любовь, не соблазняла обещаниями. Он не интересует ее, это ясно. С другой стороны, она не избегала его и не изображала застенчивую, испуганную девочку. У нее была сила воли, в противном случае она бы не оказалась здесь. Ее нельзя было запугать. Даже в минуты опасности она старалась не обнаруживать свой страх. Самые дикие вспышки его гнева она встречала с пониманием, приводя его этим в замешательство.
   Он надеялся, что она говорит ему правду, но не мог быть уверен в этом. Она была тайной для него, и это было опасно. Необходимо было узнать о ней все, что возможно. И, видит Бог, когда он узнает все, наступят, как всегда, скука и пресыщение.
   Пилар не стала отвечать на его издевки, и он отступил. Вдали светились окна их единственного убежища.
   Он указал ей на него жестом, исполненным галантности и искренности.
   Пилар пошла к домику, оставив разбойника позади. Она отвлекла Рефухио от грустных мыслей о Висенте, но, как ни странно, не чувствовала удовлетворения от этого. Ей казалось, что она добилась не уступки, а лишь временной отсрочки.
   Отдыха не было. Рефухио отрывисто и резко отдавал приказы и сыпал указаниями, большую часть времени оставаясь ожесточенным и озлобленным. Даже в редкие минуты спокойствия его ни о чем нельзя было спросить. Он поднял всех на ноги и заставил седлать коней. Пилар думала, что ее оставят, но ей было язвительно приказано садиться в седло. Они захватили с собой ларец серебра – Рефухио считал, что деньги им не помешают. Исабель взяли только потому, что она истерически боялась снова остаться одна. Все ехали по дороге, и солнце взбиралось по розовой гряде облаков в чистую лазурь неба. Наконец кто-то осмелился спросить, куда они направляются.
   Пунктом назначения оказался Кадис. Тысячелетний Кадис, пристанище десяти тысяч кораблей. Город, где финикийские мореплаватели вспоминали о родном Тире, где карфагеняне и римляне вином встречали танцовщиц. Сюда же было доставлено золото ацтекских богов. Кадис, где море окружает Аламеду, и Аламеда подступает к городу, Кадис, охраняемый скалистыми горами Лос-Кохинос и Лас-Пуэрхас…
   Они направлялись в Кадис, откуда должен был отплыть в Луизиану дон Эстебан.
   Никто не спросил, что они будут там делать. Для вопросов не оставалось ни времени, ни сил, ни дыхания. Пилар считала, что раньше они путешествовали очень быстро; она заблуждалась. Сейчас они мчались по горным дорогам, заставляя встречных путников прижиматься к обочине, давя подворачивавшихся под копыта гусей и цыплят. Крики и ругань неслись им вслед. Они превратили упитанных горных лошадей в загнанных кляч, ели и пили, стоя одной ногой в стремени, и ни на минуту не смыкали глаз.
   Им приносили поесть, уводили измученных коней и приводили свежих. Те, кто помогал им, тихо беседовали с Рефухио, указывали путь, объясняли дорогу и провожали путников. Иногда он расплачивался за услуги серебром.
   Лига за лигой оставались позади. День мерк, приходила ночь, и снова наступал день, а они все мчались на юг. Пилар была измучена еще до того, как они пустились в путь, теперь же каждое движение было для нее пыткой. Иногда ее охватывало блаженное полузабытье, и она, сохраняя зрение и слух, теряла способность чувствовать. Ее пальцы превратились в клешни, годные лишь на то, чтобы держать поводья, а на бедрах, казалось ей, кожа была содрана начисто, и раны никогда не заживут. Она отличалась от всех еще и тем, что не могла, подобно Балтазару, спать на скаку. Она держалась в седле благодаря лишь недюжинной силе воли да еще жуткому гневу.
   Ее гнев был направлен против Эль-Леона. Его силы, казалось, не убывали. Он ни разу не покачнулся в седле и не споткнулся, спрыгивая на землю, он выдерживал все и оставался всевидящим и всеслышащим.
   Он вел их, не позволяя медлить или тратить время впустую, не позволяя сделать остановку, чтобы выспаться, еле давая отдышаться. Пилар не жаловалась и без стона выносила усталость и боль. Но в душе она ругала на чем свет стоит человека, мчавшегося впереди, называя его бесчеловечным, бесчувственным, высокомерным чудовищем. И в уме составляла план мести.
   На второй день они прибыли в Кадис. Полуобвалившиеся городские стены явно нуждались в ремонте. У ворот не было стражи. Они галопом пронеслись по улицам и вскоре были на другом конце города, в гавани, где остановились возле таверны, на покосившейся вывеске которой был изображен петух верхом на дельфине. Внутри таверны в спертом воздухе витали запахи табака, кислого вина, пота и рассола. Хозяин был огромен и толст, как гиппопотам. Он восседал за столом, лениво прихлопывая мух, и столь же бесстрастно отвешивал шлепки по заду подвернувшимся под руку служанкам. Он расхохотался, услышав название корабля, о котором стремились разузнать путники. Его тучное тело заколыхалось, волны жира сталкивались между собой, напоминая бушующее море.
   Хозяин сообщил, что вокруг этого корабля была поднята большая суматоха и спешка, ибо на нем отправляется человек, считающий себя важной шишкой. Более того, он был уверен, что весь Кадис должен признать его таковым. В доках поговаривают, что этот тип весьма капризен и кичится своим богатством. Он уже исполосовал спины не только портовым грузчикам, нанятым для переноски его багажа, но и молодому слуге, которого он зовет Висенте. Кроме того – у богатых свои причуды, – грузчики были лишены причитающейся им выпивки. Ну что ж, карета благородного сеньора, когда ее переправляли на корабль, таинственным образом упала в воду. Разумеется, ее вытащили, но золоченая отделка и бархатные подушки сильно пострадали. Бедный парень-слуга Висенте был за это выпорот, но и глазом не моргнул.
   Стоит ли этот корабль в гавани? Да разве они не видят, храни их все святые? Судно ушло утром, во время прилива, и теперь оно далеко отсюда, на пути в Вест-Индию.
   Таверна была явно не приспособлена для того, чтобы в ней могли переночевать запоздалые путники. На чердаке нашлась свободная комната, но ее обычно использовали служанки, приводя туда гостей, которым требовалось нечто более возбуждающее, нежели выпивка. Хозяин таверны не хотел пускать в нее путников, спрашивая, почему бы им не отправиться на постоялый двор. Это продолжалось до тех пор, пока Рефухио, наклонившись к нему поближе, иронически не поинтересовался, известно ли тому об участившихся случаях контрабанды. Толстяк задышал, как астматик, и уставился на странного гостя.
   – Эль-Леон, – пробормотал он, побледнев, и глазки его беспокойно забегали. – Эль-Леон.
   Комната была тут же предоставлена. Было предложено очистить от гостей таверну, но Эль-Леон отказался, так как это могло повлечь за собой ненужные вопросы. Им подали обед – половина жареного поросенка, блюдо паэллы, размером с колесо телеги, несколько буханок хлеба, выпеченных в форме улья, и два кувшина вина. В закопченном до черноты очаге в углу комнаты затрещало пламя, слуга принес несколько сальных свечей. Когда все было готово, путников оставили одних.
   Пилар съела пару кусочков свинины и выпила немного вина. Она слишком устала. Тепло, исходящее из очага, и выпитое вино усыпили ее. Она чувствовала себя разбитой и измученной. Пилар мечтала о ванне, но не было никакой возможности выкупаться во время этого безумного путешествия, поэтому она молчала.
   В комнате было четыре постели. Они порядком провисали, и простыни, покрывавшие их, вряд ли можно было назвать чистыми. Пилар, внимательно осмотрев постель возле стены, подальше от очага, поморщилась, затем, сорвав грязную простыню, швырнула ее в угол. Подобрав одеяло, она завернулась в него и присела на волосяной матрас.
   На четырех кроватях должно было расположиться шесть человек. Было ясно, что двоим придется разделить с кем-нибудь постель. Кто это будет, зависело от множества причин, но в данный момент ни одна из них не казалась важной. Если через пять секунд никто не будет претендовать на выбранную Пилар кровать, она уляжется и уснет. А уж тогда ей будет совершенно все равно, кто будет ее соседом.
   Исабель уже уснула, сидя на стуле. Ее рот был приоткрыт. Это должно было казаться смешным, но, как ни странно, хрупкая Исабель выглядела отнюдь не забавно. Даже энтузиазм Энрике иссяк. Он сонно моргал, глядя на огонь. Чарро сосредоточенно переплетал истрепавшийся кожаный аркан, его нижняя губа отвисла. Балтазар сидел на табурете, упершись локтями в колени и положив подбородок на руки. Эль-Леон, побеседовав с хозяином, присоединился к своим друзьям. Он сидел, скрестив длинные ноги и вытянув их к огню. Закинув голову на спинку кресла, он изучал потолок.
   Рефухио много пил.
   Его лицо утратило свою жесткость, а взор его, казалось, был обращен внутрь себя. Несмотря на это, рука, подносившая стакан к губам, не дрожала, и манера держаться была такой же уверенной, как всегда. Когда он нарушил убаюкивающее молчание, его голос был повелителен и ясен:
   – Что скажете, друзья мои, – спросил он, – насчет путешествия по морю?
   – Нет, – заявил Балтазар. – Ты же не хочешь сказать… – Тут он замолчал, увидев, что Рефухио пронзительно смотрит на него своими серо-стальными глазами.
   – Почему нет? – мягко поинтересовался Эль-Леон. – Что в Испании есть такого, без чего ты не сможешь жить? Какое из здешних удовольствий нельзя найти за морем? Или тебе нравится, когда за тобой охотятся?
   – Если ты хочешь последовать за доном Эстебаном, нам понадобятся деньги, чтобы заплатить за проезд. К тому же в путешествии нам обязательно нужны будут вещи.
   – У нас есть серебро, и кони тоже чего-то стоят, даже если их продавать второпях.
   – Корабль невелик, – продолжал упорствовать Балтазар, – и там некуда будет скрыться, если какой-нибудь дурак опознает тебя.
   – Дураки удручающе часто попадаются в жизни, но они опасны лишь для тех, кто беспечен. Мы примем меры предосторожности. Мое лицо знакомо немногим, а имя недолго и сменить, – терпеливо убеждал Рефухио, не намеренный уступать. Время выбора приближалось.
   – Пройдет не меньше года, прежде чем кто-нибудь из нас сможет вернуться. Как будут жить те, кто доверился Эль-Леону? Ты собираешься бросить их на произвол судьбы?
   – А как бы они жили, если бы сегодня вечером меня схватили и на рассвете повесили? В нашем ремесле нет гарантий ни для подчиненных, ни для вожака. И уж ты-то должен знать, что те, кто требует гарантий, не задерживаются у нас надолго.
   Балтазар долго смотрел на Рефухио, затем кивнул в знак согласия:
   – Ты уже сделал выбор. Быть посему.
   Рефухио взглянул на Чарро. Юноша усмехнулся, его худое лицо прорезали морщинки.
   – Я чую ветер Техаса, и он зовет меня домой. Что может удержать меня в Испании?
   – Энрике?
   – Там все будет по-другому. Другие женщины. Ты говорил о том, чтобы сменить имена? Я до смерти хочу стать грандом и слышать, как люди называют меня дон Энрике. Обещай мне это, и я, как всегда, пойду за тобой.
   Рефухио улыбнулся, огонь блеснул в его глазах.
   – Заметано.
   Пилар вскочила на ноги. Придерживая на плечах одеяло, она подошла к ним, свободно встав рядом, и спросила:
   – А я?
   – Вы? – Рефухио повернулся к ней.
   – Да, я! Я готова преследовать человека, убившего мою мать и тетку и лишившего меня всего, что принадлежало мне по праву.
   – Исключая сундук серебра.
   – Скудная часть.
   – А я думал, вы готовы его потребовать.
   Во взгляде Рефухио, устремленном на Пилар, было нечто, заставившее ее насторожиться, но она не собиралась так легко сдаваться.
   – Да, но дон Эстебан отобрал у меня гораздо больше, – ответила она.
   – Значит, вы не возражаете против того, что вам придется изображать Венеру де ла Торре в надежде отомстить ему? И если понадобится, раздеться?
   Пилар знала знаменитую скульптуру Венеры де ла Торре, представлявшую собой фигуру обнаженной женщины, заключенную в башне из слоновой кости. Говорили, что моделью для нее послужила любовница графа Гонсальво из Кордовы. Эксцентричный дворянин несколько лет держал прелестную женщину в заточении. Она была столь хороша собой, что граф нанял безвестного скульптора, чтобы тот изваял статую в натуральную величину. Бедный художник влюбился в модель. Когда работа была завершена, он удалился и по памяти создал копию статуи, шедевр, приобретенный и выставленный королем Карлосом III.
   Пилар завернулась в одеяло так тесно, как могла.
   – Не будьте смешны, – едко сказала она.
   – Я не вижу здесь ничего смешного, это необходимо.
   Взгляд Рефухио оставался жестким, хотя в глубине его плясали блики, вероятно, вызванные вином. Одно было несомненно: он действительно намеревался сделать то, о чем говорил. Если бы Пилар не понимала этого, ее насторожила бы быстрота, с которой он откликнулся на ее предложение. Он знал, что она захочет отправиться в путь вместе с ними, и был готов к этому. Его предусмотрительность раздражала, но она ничего не могла поделать.
   – Как я понимаю, графом будете вы? – холодно осведомилась она.
   Он вежливо поклонился.
   – Я намереваюсь путешествовать как граф Гонсальво, человек, которого мало кто видел, но о котором многие слыхали. Для правдоподобия этого маскарада мне и требуется Венера. Вы поедете как моя любовница-затворница, владычица моего сердца, или не поедете вовсе.


   ГЛАВА 6

   Она поехала под именем Венеры де ла Торре, иного выбора у нее не было. Ее одели в шелк и бархат, шляпу украсили страусиными перьями, на шее переливался жемчуг – правда, поддельный, но очень хорошего качества. Она путешествовала как несравненная по красоте любовница богатого дворянина, дона Гонсальво, известного своими эксцентричными привычками и частыми сменами настроения. Герб и имя дона Гонсальво были хорошо известны, чего нельзя было сказать о его наружности. Его любовница ехала со служанкой по имени Исабель, чтобы было кому нести сундучок с украшениями, и слугой Балтазаром, в чьи обязанности входило обеспечивать максимальный комфорт госпоже. Также ее сопровождали друзья дона Гонсальво, дон Энрике и дон Мигель, которым было поручено развлекать ее и защищать от возможных посягательств.
   Пилар была тем пробным камнем, который делал правдоподобными маски остальных, дабы никому и в голову не пришло усомниться в достоверности происходящего. Она вошла в роль, но ее это злило. Раздражало не столько оскорбительное положение, в которое она попала, сколько то, что оно явилось еще одним доказательством того, что ей не надо было просить разрешения присоединиться к Эль-Леону и его людям. Этот отвратительный бандит и не собирался оставлять ее, а ее просьба была лишь использована, чтобы принудить ее сыграть роль, на которую она могла не согласиться.
   Ее положение постоянно напоминало ей о том, что она, по сути, является заложницей бандита.
   Если Пилар думала вначале, что обман, к которому они прибегли, будет сопряжен со скрытностью, то скоро поняла свою ошибку. Скрытность отнюдь не входила в планы Рефухио. Он хотел, чтобы она и дворянин рядом с ней были в центре всеобщего внимания, чтобы они были окружены удивлением, восхищением, чтобы ни у кого не возникало сомнения, что они не те, за кого себя выдают.
   Энрике и Балтазар старательно создавали ажиотаж вокруг графа Гонсальво и его любовницы. И тот и другой отличались хитростью и необыкновенной стойкостью к вину. Они распространяли слухи о том, что граф взял свою любовницу в путешествие по Карибскому морю, чтобы избавиться от известности, которую приобрел их роман, а также от навязчивости мужчин, покоренных красотой самой Венеры и ее изваяния. Они говорили об ужасающей ревнивости графа и о том, сколько человек он убил на поединках, случившихся из-за Венеры. Они намекали, что богатство графа превосходит даже самые смелые мечты, и это позволяет ему давать волю своему бешеному нраву и странным капризам: так, например, он не ест никаких фруктов, кроме гранатов, и заставляет своего слугу, Балтазара, пробовать подаваемые блюда.
   Рефухио вместе с Энрике посетил еврея, промышлявшего продажей поддельных драгоценностей, а также одежды. Изысканные наряды попадали к нему из-за капризов или же смерти их бывших хозяев. Таким образом, вся компания смогла одеться подобающим образом, потратив минимум средств. Большая часть денег была уплачена за гардероб Пилар, и мужчины притворялись, что не понимают, почему она не выказывает благодарности.
   Из Кадиса в Луизиану в ближайший месяц не собиралось плыть ни одно судно. Однако корабль под названием «Селестина» отправлялся к берегам Мексики. Он должен был сделать по пути остановку на острове Куба. Если путешественники сойдут в Гаване, они смогут затем отплыть в Луизиану на борту каботажного торгового судна, курсирующего между островом и Новым Орлеаном или Мобилем. Так они быстрее достигнут места назначения, чем если будут ждать следующего рейса в Луизиану. Необходимо было учитывать и то, что для Рефухио и его спутников было небезопасно оставаться в Кадисе. В любой момент их могли опознать и донести властям. Чем скорее они, скрывшись под чужими именами, покинут Испанию, тем будет лучше.
   Чарро достал карету, чтобы они могли доехать до пристани. Если говорить прямо, он «позаимствовал» ее у хозяина, редко покидавшего дом. В течение ближайших нескольких часов тот не должен был хватиться пропажи. На дверях кареты был изображен герб, но его столь хитро залепили грязью, что определить в точности принадлежность кареты было невозможно. Лакеи и кучер носили ливреи цвета бургундского вина, украшенные золотом. Никто не заметил, что лица их были подозрительно красными от пьянства, а в карманах звенело серебро.
   Взоры пяти или шести пассажиров, уже находившихся на борту, равно как и взгляды большинства команды, а также каждого пьяного матроса и кадисского портового бездельника были устремлены на выходившего из кареты Рефухио, который двигался с грацией дикого животного и надменным высокомерием принца. Он выглядел великолепно в камзоле темно-красного бархата, застегивающемся на серебряные пуговицы размером с яблоко. На нем были золотисто-желтые штаны, серые чулки и черные туфли с серебряными пряжками. Слегка припудренные волосы покрывала шляпа, украшенная винного цвета плюмажем, а трость из полированной малассы с золотым филигранным набалдашником была длиной почти в рост среднего человека. Плащ был украшен пелеринами, одна шире другой, так что и без того широкие плечи Рефухио казались еще шире.
   Выказывая полнейшее равнодушие к зрителям, он махнул кучеру и, повернувшись, помог Пилар выйти из кареты. Пышностью наряда она ему не уступала, одетая в дорожное серое бархатное платье, подбитое розовым атласом. Ее широкополая фетровая шляпа в тон платью была подвязана под подбородком широкой лентой розового тюля. На груди ее матовым блеском переливались искусственные жемчужины, заставляя кожу светиться. Низкий вырез платья был отделан розовым кружевом. Все вместе это составляло чарующую картину. Пилар шла с опущенными глазами, не преминув, однако, метнуть из-под ресниц испепеляющий взгляд в сторону Рефухио, когда тот рассчитанным жестом, полным почтения и обожания, предложил ей руку. Она чувствовала, что он заставляет ее играть ненавистную ей роль, превращая в то, чем она не является на самом деле. Казалось, он смеется над ней. Или же это была присущая ему самоирония?
   Они взошли по трапу. За ними шла Исабель. Одета она была просто, в руках несла сундучок, в котором, по-видимому, находились драгоценности ее госпожи. На самом деле там были жалкие остатки их серебра. За ней вышагивал Энрике, рафинированный придворный щеголь в голубых штанах и жилете под светло-серой курткой. В небесно-голубом галстуке сверкал бриллиант, а белые от пудры волосы были тщательно упрятаны на затылке в шелковый мешочек.
   Балтазар в роли слуги был само совершенство. Он был одет несколько грубовато, волосы его не были напудрены, на лице застыло флегматичное выражение. Он нес один из тюков, выгруженных из кареты. На Чарро был черный костюм для верховой езды, полосатый жилет гармонировал с брюками, заправленными в высокие сапоги из тонкой, мягкой кожи. Через плечо он перекинул лассо, плетенное из кожи. Оно да еще шляпа особого фасона придавали Чарро вид заправского наездника. Его наряд ненавязчиво намекал на некую гасиенду, где выращивают чистокровных арабских лошадей или же быков для арены. Роль, которую он играл, была столь близка его истинной сущности, что выглядел он совершенно естественно.
   Капитан корабля вышел вперед, приветствуя их. Он согнулся в поклоне, его лицо сморщилось в льстивой улыбке:
   – Приятно видеть вас на борту этого корабля, дон Гонсальво, – произнес он. – Вы оказываете нам великую честь. Мы постараемся сделать все от нас зависящее, чтобы это путешествие стало приятным и запомнилось вам.
   Капитан хотел представить других пассажиров, но Рефухио отверг это предложение, расслабленно махнув рукой. Возможно, позднее. Сейчас, заявил он, сеньорита устала, и перед отплытием он лично хочет осмотреть, чисто ли в его каюте.
   Пилар первый раз в жизни плыла на корабле, поэтому не могла быть готова к тому, что ей пришлось увидеть, – маленьких размеров корабль и тесные клетушки, отведенные для пассажиров. В каюте, предназначенной для них с Рефухио, стояла узкая койка, умывальник с тазиком в углу, и письменный стол с двумя стульями. Между мебелью едва ли оставалось место для того, чтобы сделать шаг, но это было самое роскошное после каюты капитана помещение на корабле.
   Балтазар поставил на палубу свой груз, затем вместе с Энрике, Чарро и Исабель последовал за матросом, которому было наказано проследить, чтобы все были размещены. Пилар собиралась пойти за ними, но Рефухио удержал ее.
   – Минутку, голубушка моя. – Он улыбнулся и закрыл за остальными дверь. Повернувшись, оперся на нее спиной.
   Пилар посмотрела ему в глаза. В них плясали искры возбуждения и веселья. Она вскинула голову:
   – Вы наслаждаетесь этим, не так ли? Вам нравится рисковать и притворяться?
   – Я могу это вынести.
   – Более чем просто вынести, я уверена. Он склонил голову, признавая ее правоту.
   – Ограничивать свою свободу холмами Испании и местами, где за безопасность надо платить, – то же самое, что сидеть в тюрьме. Как известно, в тюрьме отчаянно скучно. Освободиться хотя бы на день – это просто чудесно.
   – Но опасно.
   – Перспектива недель, даже месяцев на свободе – это дар богов. Подобные дары надо принимать, не раздумывая о цене.
   – Все это прекрасно, – продолжала она, ее взгляд был осуждающе холоден, – но кое-кто из нас не любит опасность. И не желает находиться в ловушке.
   Он поднял голову:
   – В какой?
   – В этой комнате. Мне почему-то кажется, что вы с нетерпением ждете момента, когда я буду вынуждена признать, что любовница должна разделять постель со своим господином.
   – С нетерпением? Вряд ли. Скорее, с вполне понятным интересом. Почему вы так долго выжидали?
   Она принужденно улыбнулась:
   – Я думала, вы предпочтете, как обычно, спать в одиночестве. Я предполагала, что эксцентричность дона Гонсальво простирается столь далеко, что вы закажете отдельные каюты. И это было ошибкой. Я полагала, что привычка спать в одной комнате со всеми вашими последователями укоренилась так глубоко, что вы не откажетесь от нее и на корабле. Я много о чем думала и, кажется, была не права.
   – Вам незачем меня бояться, – мягко произнес он.
   – Вы задержали меня здесь вопреки моей воле, угрожали мне и навязывали свое общество. Скажите, почему я должна вам верить?
   – Мое общество… – задумчиво повторил он.
   – Вы будете это отрицать?
   – Никоим образом. Но вы должны понять: то, что я делал с вами – ничто по сравнению с тем, что я мог сделать.
   Это была правда, которую нельзя было не признать. Она перевела взгляд на дверь за его плечом.
   – Это не делает ваши действия более учтивыми.
   – Повторяю, вам нечего бояться. Все, что от вас нужно – создавать видимость интимных отношений между нами.
   – Мне это не нравится, – смело заявила она.
   – Почему? Даже если зрители всего этого маскарада и узнают, кто вы на самом деле, это не повредит вашему доброму имени. Оно уже пострадало настолько, что его ничто не восстановит. А раз так, о чем может беспокоиться новоиспеченная Венера?
   – Не называйте меня так! – резко потребовала она.
   – Тогда верьте мне. – Его рассудительный тон уступил место жесткости: – Если бы я шептал молитвы и упрашивал вас, желая польстить вашей милости, у вас был бы повод для жалоб. Но я ни о чем не прошу вас.
   – В данный момент.
   – Согласен. Вам это не нравится?
   – Нет! – Она почувствовала, что краснеет до корней волос. Это было вызвано охватившим ее гневом, а отнюдь не образами, возникшими в ее воображении.
   – Договорились, что вы не обязаны сворачиваться клубочком рядом и нежно ворковать, обнимаясь со мной. Раз между нами нет ни страха, ни особой тяги друг к другу, что тогда может тревожить наш сон?
   – Мы вынуждены путешествовать вместе. Но ничто не обязывает нас вместе спать!
   Он прищурился, а его голос стал тише – тревожный знак для того, кто успел хоть немного узнать Рефухио.
   – Мы должны будем поступить так. Если, конечно, вы не предпочтете поменяться местами с Энрике. Я отказываюсь получить в качестве соседа Чарро – он даже в постели не снимает шпор.
   – Вы имеете в виду…
   – Это все, что я могу вам предложить.
   – А Исабель?
   – Балтазар вряд ли захочет остаться в одиночестве. Она, конечно, может поменяться местами, и Балтазар разрешит это, но вот сочтете ли вы, что положение улучшилось?
   – Вы думаете, я предпочту вас? – бросила она. Саркастический тон помог ей скрыть трепет, охвативший ее сердце, когда она произнесла эти слова.
   – О, я в этом не сомневаюсь. – Его самолюбие ничуть не было задето. – Знаете, я не храплю.
   – Я не собираюсь спать вместе с Балтазаром!
   – Да? Я тоже.
   Она резко отвернулась, шагнула к иллюминатору. Глядя через его маленькое, толстое, покрытое морской солью стекло, она могла наблюдать отсюда, с кормы корабля, не прекращающуюся ни на минуту суету на пристани и берег. Это последнее, что она видит в Испании и теперь долго не увидит, может быть, никогда.
   – Вам кажется, что это просто, – заметила она через плечо, голос ее звучал непривычно из-за усталости и тревоги, которую она героически пыталась скрыть. – Вам легко отправиться на другой конец земли. Вы привыкли быть вместе с Балтазаром, Энрике и другими. Перспектива на долгое время оказаться запертым вместе с другим человеком в пространстве, едва ли большем, чем монашеская келья, для вас – всего лишь временное неудобство. А я так не могу!
   – Вы неверно судите обо мне. Мне никогда раньше не приходилось оказываться в подобных условиях, и мысль о них наполняет меня сомнениями и ужасом. Я, видите ли, отдаю себе отчет в том, что эта каюта – не монашеская келья и никогда ею не будет.
   Его слова были странными. Пилар привыкла, что все странности в его поведении имеют свою причину. Она повернулась, чтобы взглянуть ему в лицо.
   В каюте никого не было. Дверь медленно закрывалась и, наконец, затворилась с легким щелчком.
   Они плыли меньше часа. В лодках, выводящих судно из гавани, спины гребцов уже блестели от пота. В лучах солнца капли воды, падающие с натянутых тросов, сверкали, как бриллианты. Кадис ослепительно сиял, отдаляясь, его блеск отражался в воде. На выходе из гавани океан встретил их волнами. За судном следовали птицы. Они тревожно кричали над снастями и, расправив крылья, скользили обратно к берегу. Охра и сероватая зелень земли под голубизной неба затуманились. Земля окрасилась багрянцем, затем превратилась в серую полосу на горизонте и, наконец, исчезла. Бирюза моря потемнела, когда подкрались сумерки, и скоро наступила ночь.
   Пилар не хотелось выходить из каюты. Ее удерживало здесь неприятное чувство тревоги, и она не могла пересилить себя. Маленькая комнатка стала единственным убежищем, местом, где она могла спрятаться от оценивающих и осуждающих взглядов. Ей хотелось всех – Исабель и Балтазара, Энрике и Чарро, а особенно Рефухио – собрать здесь, как будто это могло их защитить. Рефухио или кого-то из его людей могли узнать, и последствия были бы ужасны. Им не следовало рисковать, надо было ограничить до предела встречи с другими пассажирами и командой. О себе она не слишком беспокоилась. Вероятность того, что можно встретиться с кем-либо из знакомых, была ничтожна; она слишком долго находилась в монастыре. Но ее безопасность зависела от безопасности остальных.
   Она знала, что, прячась в каюте, еще больше привлекает к себе внимание, знала, что чувство безопасности, испытываемое здесь, – ложно, но ничего не могла поделать с этим. Ей требуется время, чтобы привыкнуть к новой опасности и к своему новому положению.
   Пилар было странно думать, что окружающие считают ее женщиной Рефухио. Эта мысль вызывала в ней столь противоречивые чувства, что она была не в состоянии в них разобраться. То, что она не возражала против этого более настойчиво, было необычным даже для самой Пилар. Причина крылась где-то внутри, но ей казалось, что это не более чем отговорка. Просто ей был нужен кто-то. У девушки не осталось близкого человека – ни отца, ни матери, ни родственников, ни друзей. Со временем она, несомненно, смирится с этим и привыкнет, но сейчас ей было даже приятно чувствовать себя соучастницей Рефухио, делить с ним дружеские беседы, шутки и трудности пути. Ей не хотелось оставаться одной, тем более что здесь был человек, понимающий, что ей нужно, к чему она стремится, человек этот был врагом ее врага, и он был готов помочь ей в случае необходимости. Она могла возмущаться, что Рефухио держит ее здесь против ее воли, понимала, что он использует ее в своих целях, но она сама положилась на силу его устремлений и теперь зависела от него.
   Ее беспокоили чувства, которые Рефухио будил в ней, пугало острое и неожиданное физическое влечение к нему. Уверенности в том, что она сможет контролировать эти ощущения, не было, и это все сильнее тревожило ее.
   Безумная страсть к человеку, которого, вероятнее всего, ждет позорная смерть на виселице, не могла сулить ничего хорошего. Каким бы он ни оказался, это было ясно. К тому же он сам избегал любых романов, кроме тех, которые не требовали от него эмоций. Любовь к такому человеку могла принести только боль, а ее будущее и без того было слишком неясным.
   Пилар, сославшись на усталость, не вышла к обеду, который Рефухио устроил с большим размахом. Балтазар стоял у него за спиной и по его приказу пробовал каждое блюдо. Энрике был разговорчив и очаровал всех, повествуя о своих увеселительных поездках по Европе (не упоминая при этом о бродячем цирке). Чарро много говорил о Техасе и о поместьях отца, расположенных рядом с северной столицей Новой Испании – Сан-Антонио-де-Бексар. Особо он отметил, что люди, работающие со скотом, способные свалить быка, захлестнув его рога арканом, – испанцы по происхождению.
   Обо всем этом рассказала Исабель, когда принесла ужин на подносе. Пилар была счастлива, что ей не пришлось при этом присутствовать. Пригласив Исабель разделить с ней десерт, она засыпала женщину вопросами об остальных пассажирах.
   Исабель сообщила, что их всего пятеро. Молодой симпатичный священник едет в Нью-Мексико отчитаться перед епископом. Торговец, владеющий кожевенным заводом в Гаване, направляется домой в обществе своей молоденькой ветреной жены (новобрачной всего пятнадцать лет) и ее мамаши. Кроме того, богатая молодая вдова спешит, как и они, в Луизиану.
   Судя по всему, последняя пассажирка не понравилась Исабель. Вдовушка была одета в черный траурный наряд из шелка и кружев. Она намеревалась отплыть на том же корабле, что и дон Эстебан, но на пути из Мадрида ее задержало дорожное происшествие. Дама отправлялась проследить за странным исчезновением наследства, оставленного ей покойным мужем. Она вышла замуж за человека, который был намного старше ее, около пяти лет назад, когда он приехал в Испанию, и собиралась отправиться к нему в колонии. Но ее удержали от этого внезапно возникшие трудности, рассказывать о которых было скучно. Исабель полагала, что эта история не слишком правдива. Вдовушка манерна и легкомысленна и, конечно же, с удовольствием откладывала поездку к мужу из-за балов и прочих удовольствий жизни при дворе. Бесстыжая дамочка даже сняла черную вуаль, чтобы пофлиртовать за столом с Рефухио!
   Рефухио вернулся в каюту поздно. Он не стал зажигать фонарь, свисающий сверху, а разделся в темноте. Сквозь иллюминатор струился лунный свет, и Пилар, увидев, что он делает, закрыла глаза. По тихому шороху и стуку она могла определить, когда он стащил камзол, снял рубашку и скинул башмаки. Когда все стихло, она стиснула зубы, ожидая, что сейчас он уляжется в постель. Было тихо. Она чуть приоткрыла глаза и увидела его стоящим рядом с иллюминатором. Его силуэт вырисовывался на фоне стекла, отблески света скользили по обнаженным плечам и рукам, по груди, поросшей волосами, по плоскому мускулистому животу.
   Он не догадывался, что за ним наблюдают. Прижав руку к стеклу и упершись в нее лбом, он зажмурился. Дыхание его стало сдавленным, как будто ему было трудно дышать.
   Минуты бежали. Пилар боролась с желанием спросить, что у него болит, предложить свою помощь и сочувствие. Но она знала, что ее вмешательство в такой момент может быть нежелательным, и продолжала неподвижно лежать.
   Наконец Рефухио подошел к одному из сундуков и, опустившись на одно колено, достал из него бутылку. Вытащив пробку, он сделал несколько глотков. Затем, водворив бутылку на место, взял одеяло и, завернувшись в него, улегся у стены.
   Пилар думала, что Рефухио де Карранса неуязвим, что его выносливость и сила бесконечны. Оказалось, что у каждого есть своя боль и свои горести. Просто одни выставляют свою печаль напоказ, а другие ее глубоко прячут. И если человек выбрал последнее, это не значит, что он чувствует меньше. Возможно, все наоборот. Придя к этому выводу, Пилар, смежив веки, уснула. Вдова была на верхней палубе, когда утром там появился Рефухио в роскошном костюме цвета зеленого лимона, поддерживавший под руку Пилар. Он представил их друг другу церемонно и вежливо. Вдову звали Луиза Эльгесабаль. Ей было слегка за тридцать, ее каштановые волосы отливали рыжиной, а яркие зеленовато-карие глаза замечали все и стремились увидеть еще больше. Невысокая и кругленькая вдовушка ступала, как голубь, важно выпятив грудь. Она смотрела на Рефухио жадно, с любопытством. В ее взгляде таилось игривое лукавство. Она, не обращая внимания на Пилар, улыбнулась разбойнику в одежде гранда.
   – Я ждала вас. – Ее низкий тихий голос зазвенел. Рефухио вежливо поклонился, но Пилар заметила настороженность, мелькнувшую в его глазах.
   – Это очень приятно, хотя и незаслуженно, – произнес он. – Если бы мы знали, что вы будете столь добры, мы с моей спутницей, несомненно, поторопились бы.
   Дама явно проигнорировала упоминание о спутнице.
   – Как вы галантны, мой храбрец, – заявила она, – и сколь беззастенчиво лжете! Вы знали, что я вас буду ждать. Вы узнали меня сразу же, еще вечером, Рефухио де Карранса. Признайте, что это так. Как вы могли подумать, что я вас не узнаю, или вы полагали, что я оставлю незамеченной эту встречу?
   – Должно быть, произошла ошибка.
   – Нет, ошибки быть не может. Не каждый день встречаешь бывшего любовника, которого уж и не чаяла видеть, не каждый день приходится сталкиваться с великим Эль-Леоном.
   Рефухио оставался невозмутимым, на лице была неподвижная маска, не позволяющая читать его мысли. Пилар вдохнула запах мускуса и гиацинтов, исходящий от этой женщины, и почувствовала, что в ней зарождается неприязнь к пышной вдовушке, которая подвергала их такой опасности. Ей захотелось ударить даму, но она знала, что этого не стоит делать. Рефухио ничуть не был удивлен; он должен был узнать эту женщину. Пилар уверенно ждала, что сейчас он уничтожит вдову. Быстро и полностью. К сожалению, только словами.
   Неожиданно Рефухио засмеялся, удивленно, весело и с явным удовольствием.
   – Неужели эта встреча была столь приятна? Я боялся, вы отречетесь от меня, донья Луиза. Легкомысленные романы юности забываются, а наш был давно…
   – Не так уж и давно.
   – И вы выглядите сейчас столь же юной, как тогда, несмотря на вдовье облачение. – Комплимент легко, без видимых усилий, слетел с его губ.
   – О, сколь вы были очаровательны, – вздохнула вдова, дотрагиваясь пальчиком до черной вуали.
   – Можно, я очарую вас снова? – Рефухио предложил руку Луизе Эльгесабаль, скользнув ничего не выражающим взглядом по оставляемой им Пилар.
   Это была безоговорочная капитуляция, сдача без обороны и без единой стычки и на самых жестких условиях. На это были свои причины. Если донья Луиза выдаст Рефухио, она погубит их всех, и он обязан предотвратить это, если сможет. Дама, по всей видимости, уже назначила цену своему молчанию. У Рефухио не было выбора.
   Пилар наблюдала за удаляющейся парой. Она видела, как Рефухио склонился к вдовушке с простодушной и ласковой улыбкой. Пилар глядела на все это, понимая и принимая необходимость подобных действий.
   Понимание не спасло ее от чувства покинутости и ненужности, охватившего ее. И не помогло объяснить ее отчаяние и боль.


   ГЛАВА 7

   Узкая комната, где обедали пассажиры, капитан и офицеры «Селестины», в промежутках между завтраком, обедом и ужином служила салоном. На третий день их пребывания в море Пилар обнаружила уютно устроившуюся в салоне вдову Эльгесабаль. Донья Луиза выглядела как знатная дама, готовая к приему гостей. Она была тщательно причесана, на голове у нее красовался муслиновый чепец, отороченный кружевами, ее платье было свежо и опрятно. Около вдовы стояла тарелочка с конфетами, а в руках она держала вышивку, помогающую ей скоротать время. Она была одна.
   Первым побуждением Пилар было желание сразу же уйти, но, с трудом пересилив его, она непринужденно присела рядом с женщиной.
   На ее попытку пошутить ей ответили вежливой банальностью. Она завела разговор о другом.
   – Примите, пожалуйста, соболезнования по поводу смерти вашего супруга. Вы потеряли его до того, как смогли узнать поближе, и это, несомненно, большая утрата.
   Вдовушка улыбнулась, благочестиво опустив глаза.
   – Да, несомненно. Так грустно.
   – Какая ирония судьбы, что вы едете в Луизиану принимать дела мужа, а раньше поехать туда не могли.
   – Так бывает, – ответила вдова, неприязненно взглянув на Пилар.
   – Но причина, не оставившая вам выбора, просто ужасна. Хотя держитесь вы превосходно.
   – Мы делаем то, что велит нам долг, – кисло согласилась вдова. – Возникло небольшое препятствие, мешающее мне получить наследство. У моего мужа была любовница-мулатка, у которой от него две дочери, квартеронки, разумеется.
   Пилар почувствовала, что краснеет. Частично причиной этому было смущение, но при этом девушка ощутила досаду, поняв, что вдова хотела поставить ее в неудобное положение.
   – Как прискорбно, – это все, что она смогла сказать.
   – Не правда ли? Дочерям двенадцать и четырнадцать лет. Конечно, их можно пожалеть, но им нельзя позволить завладеть тем, что должно быть моим.
   – Эти отношения, очевидно, начались задолго до вашей свадьбы. Разве вы не знали о них? – Раз уж донья Луиза начала разговор на эту тему, не было ничего дурного в том, чтобы его продолжить.
   – Конечно же, знала. Было бы непростительной глупостью заключить союз, не узнав прежде все о предполагаемом женихе. – Ответ был вежливо– снисходителен, но ореховые глаза женщины насмехались над попыткой Пилар ее обескуражить. Пилар притворилась, что не замечает этого. Она была убеждена, что имеет основания относиться к этой женщине враждебно. Донья Луиза явно наслаждалась своей властью над ними. Она командовала Исабель и держала при себе Энрике и Чарро, чтобы те развлекали ее и всегда были готовы сыграть с ней в карты или занять ее рассказами об Эль-Леоне.
   – Тем не менее вы вышли за него, – парировала Пилар.
   – Я вовсе не требую любви к себе, по крайней мере от мужа. Я хочу только обладать солидным состоянием. Это была честная сделка.
   – Да?
   Донья Луиза долго смотрела на Пилар. Без улыбки, сухо, она наконец спросила:
   – Вам известно, что Рефухио и я были помолвлены? Пилар не знала об этом. Безмятежно глядя на донью
   Луизу, она переспросила:
   – Вы?
   – Об этом договорились наши отцы, и мы не были против. О, мы были совсем не против. Он приходил петь под моим окном, и мое сердце разрывалось на части. Если бы я позволила, он влез бы ко мне через окно. В те дни его чувства были так необузданны и так нежны… Теперь все это в прошлом. Все закончилось, когда он вынужден был покинуть город после дуэли, на которой убил сына дона Эстебана.
   – И он не пытался снова увидеть вас?
   – Если вы думаете, что он мог это сделать, вы не знаете его. Его удержала гордость.
   – И ответственность. И, возможно, забота?
   – Что?
   – Ничего, – быстро ответила Пилар. – Вы не встречались с ним?
   – Я не могла. Так же, как я не могла разрешить ему влезть через окно в мою спальню. Иногда я мечтала об этом – но не могла. Я не видела его с тех самых пор, но, когда он поднялся на борт этого корабля, я сразу узнала его. Да и могло ли быть иначе?
   Для подобных откровений голос женщины был слишком громок. Пилар понизила свой, как бы желая уравновесить это.
   – Поэтому вы держите свое открытие и свою привязанность в тайне?
   Вдовушка улыбнулась:
   – Да… и я надеюсь на некое разнообразие в жизни. Путь до Луизианы долог и скучен.
   – Вы не боитесь, что разнообразие может стать опасным?
   – Милая моя девочка. – Вдова откинулась на спинку кресла. – Уж не пытаетесь ли вы напугать меня?
   – Нет, что вы, – ядовито ответила Пилар. – Я только думаю, что может произойти, если еще кто-нибудь узнает то, что известно вам.
   – Я могу сразу выдать Рефухио и поклясться, что сама была введена в заблуждение.
   Пилар пронзила странная боль.
   – Неужели вы действительно сделаете это? Возможно, его надо предупредить.
   – Какой вы ребенок, дорогуша! Рефухио прекрасно все знает и ничего иного не ждет.
   – Разве это хорошая сделка?
   Донья Луиза одарила ее безмятежной улыбкой:
   – Пока она мне нравится.
   Запах духов доньи Луизы угрожал Пилар удушьем. Девушка встала.
   – Вы могли встречаться при дворе с доном Эстебаном Итурбиде. Вы знакомы с ним?
   – Да, разумеется. – В глазах вдовы мелькнул живой интерес. Казалось, она увидела новую возможность разнообразить свою жизнь.
   – Я так и думала. – Пилар повернулась и хотела выйти из салона, неожиданно путь ей преградила Исабель. За нею стоял Балтазар, его грубое крестьянское лицо было тревожным.
   – Я права? – смертельно бледная Исабель обращалась к Пилар. – Эта женщина знает?.. Знает, что…
   Исабель никак не могла привыкнуть к новому имени Рефухио, забывала его и не всегда могла обращаться к нему, как следовало.
   – Все в порядке. – Пилар попыталась успокоить молодую женщину. – Все хорошо.
   – Но она сказала, что он пел для нее.
   – Да, пел. – Вдовушка вздернула бровь.
   – Он пел для меня, – объявила Исабель, – когда я была кружевницей в Кордове. Он смотрел на меня и играл мелодии, помогавшие мне быстрее плести.
   Пилар была тронута мягкостью выражения лица Исабель.
   – Я думала, вы были танцовщицей, – сказала Пилар.
   – Что? О, да. Да, он пел и тогда. Это было еще до того, как меня хотели продать маврам и увезти в Алжир и он спас меня.
   В глазах Пилар промелькнуло замешательство, но прежде чем она успела что-либо сказать, донья Луиза заявила:
   – Кажется, для горничной у вас была слишком интересная жизнь.
   – А вы сами, – Исабель хмуро взглянула на вдову, – разве вы не лжете? Вы уверены, что ваш муж мертв? Уверены ли хоть в том, что у вас был муж?
   – Боже всемилостивый! – вскричала донья Луиза, обращаясь к Пилар. – Это создание повредилось в уме, я вижу. Это ваша горничная – разве вы не можете унять ее?
   Беспокойно глядя на Исабель, Балтазар быстро взял ее за локоть.
   – Пойдем, солнышко, я ведь говорил тебе, у нас много дел и ты должна мне помочь.
   Исабель растерянно взглянула на него:
   – Что надо сделать?
   – Я покажу, – мягко и успокаивающе говорил Балтазар, не выпуская ее руки. Исабель покорно последовала за ним, и Балтазар, бросив на прощание Пилар извиняющийся взгляд, увел ее из салона.
   – Прелестно, – возмущенно заявила донья Луиза.
   Пилар не ответила, сосредоточенно глядя вслед удаляющейся паре. Меж ее бровей залегла морщинка. Она еще ни разу не видела Исабель в таком состоянии. Женщина была явно вне себя от страха за Рефухио. Быстро пробормотав извинения, она поспешила из салона вслед за ними.
   Балтазар шел слишком быстро, чтобы его могла догнать Пилар, особенно если учесть, что она не хотела показываться им на глаза. Он увел Исабель в отведенное им помещение и задернул занавеску. Оттуда донесся осуждающий голос Балтазара и прерываемые рыданиями протесты Исабель. Пилар не могла вмешаться, даже если она была целиком на стороне Исабель, – это было бы похоже на бесцеремонное вмешательство в ссору между супругами. Она вернулась обратно на палубу.
   Там было холодно и сыро, свежий ветер оставлял на губах соленый привкус моря. Пилар стояла, держась за поручни, и вглядывалась в даль до тех пор, пока ее тревога не улеглась, уступив место спокойствию. Она не могла понять, что так встревожило ее, – ведь донья Луиза, Исабель и их взаимоотношения с Рефухио ничуть ее не касались.
   Она почти привыкла к корабельной качке, к постоянному скрипу снастей и пению ветра в парусах. В движении корабля, стремящегося вперед, к горизонту, было что-то гипнотизирующее ее. Мысль о том, что где-то за африканским побережьем лежат Канарские острова, куда их корабль зайдет за свежей водой и фруктами, прежде чем отправиться к новым землям, восхищала.
   Прежде Пилар страшилась, что ей не понравится море, что она будет тосковать по Испании, она боялась, что заболеет, а громадное водное пространство заставит ее ощутить себя маленькой и ничтожной, плывущей в пустоте. Теперь она видела, что ошибалась. Бескрайняя ширь вокруг и открытое небо нравились ей. Они успокаивали и утешали ее, хотя мало что в сложившейся ситуации могло служить утешением.
   Ветер донес откуда-то звуки музыки. Она огляделась по сторонам, ожидая увидеть какого-нибудь играющего матроса, и вблизи заметила развевающийся плащ. Человек, стоящий за мачтой, показался ей знакомым. Обхватив себя руками и пытаясь согреться, Пилар двинулась к нему.
   Это был Рефухио, в руках он держал гитару. Он посмотрел на подошедшую Пилар, но не прекратил играть; звучавшая мелодия была медленной и приятной. Она слышала ее раньше, но не могла вспомнить, где именно.
   – Теперь я понимаю, почему вы столь известны своими серенадами, – смело произнесла Пилар.
   Рефухио взглянул на нее, слегка прищурясь. Ветер трепал его волосы и шарф.
   – Кто это говорит?
   – Ну, во-первых, вдовушка. Во-вторых, Исабель.
   – Приятно, когда тебя восхваляют. Пусть даже незаслуженно.
   – Вы отрицаете это? – Она знала, что совершает ошибку, продолжая этот разговор, но понимала, что отступать поздно. Более того, ей очень хотелось получить такой ответ, который мог бы ее успокоить.
   Он продолжал наигрывать мелодию.
   – Однажды я убаюкивал Исабель песней. Пилар криво усмехнулась:
   – После того, как спасли ее в очередной раз?
   Он смотрел на свои пальцы, перебиравшие струны.
   – Вы подозреваете меня в том, что я намеренно являюсь предметом ее фантазий? Или только в том, что я ими воспользовался?
   – Вы хотите сказать, что все, о чем она рассказывает, – неправда? Вы никогда не спасали ее ни от того негодяя, что продавал ее на улице, ни от мавров из Алжира?
   Откуда-то сзади первый помощник прокричал приказ. Матросы побежали по палубе, с обезьяньей ловкостью стали карабкаться на ванты, раскачиваясь, вязать снасти. Рефухио следил за карабкающимися людьми оценивающим взглядом.
   – Я нашел ее на улице. Была ночь. Шел дождь. Она была вся в синяках и дрожала от холода. Она никогда не говорила, как очутилась там. Я не уверен, что она знает это.
   – Но почему…
   Он резко оборвал мелодию.
   – Почему бы и нет? Почему бы ей не изменить свое прошлое, как ей хочется? Разве все ваши воспоминания так приятны, что вы не пожелаете подыскать некоторым из них более приятную замену? Если да, то почему вас так тревожит Исабель?
   Пилар оставила вопрос без ответа, ибо Эль-Леону он был слишком хорошо известен.
   – Но выдумки Исабель затрагивают ваше имя. Вас это не тревожит? – поинтересовалась она.
   – Мое прошлое не столь уж безупречно чисто. Пара лишних пятен ничего не изменит.
   – Вы могли бы попытаться убедить ее, что вовсе не являетесь ее героем-спасителем, Сидом, победившим демонов, терзавших ее.
   – О, я пытался. Я заменил ее другой спасенной мной девицей.
   Глаза Пилар расширились, когда до нее дошел смысл произнесенных им слов. В ту же минуту она вспомнила, как страдала Исабель, когда Рефухио привез ее, Пилар, в тот домик в горах. О, он никогда ничего не делал просто так, у него всегда были веские причины поступить именно так, а не иначе!
   Она глядела на его темные волосы, спутанные ветром, на чеканные черты лица, на широкие плечи, скрытые под развевающимся плащом, чувствовала запах его тела. В его присутствии Пилар захлестывало незнакомое тепло, и она не могла противостоять этому наплыву. В этом человеке было нечто более привлекательное, нежели красивая внешность, – его острый ум, мстительность, сумасшедшая сила воли. Он был устрашающим противником, вооруженный яростью, силой и проницательностью. Следовательно, возникал вопрос: если все его действия имели причину, то для чего ему понадобилось рассказать, зачем он взял ее в свой приют в горах? Возможный ответ мог оказаться таким, что спрашивать было рискованно.
   – Я вижу, – сдавленно промолвила Пилар.
   – Да, – мрачно согласился он, – так я и думал. Скажите мне, это было жестоко или нет? -
   – По отношению к кому?
   – К Исабель, разумеется. Не похоже, чтобы я фигурировал в роли вашего спасителя, героического или какого-нибудь еще.
   – Нет. – Она взглянула на море, становившееся все более неласковым, и продолжала: – Думаю, вы хотели ей добра. – Помедлив, она спросила Рефухио: – А как насчет этой вдовы? Она уверена, что вы – вернувшийся возлюбленный ее юности.
   – Вы считаете, что она тоже грезит? Не обращайте внимания, я позабочусь о ней. Мечты доньи Луизы не имеют к вам отношения.
   Она посмотрела ему в глаза. В его взгляде ничего нельзя было прочесть.
   Пилар болезненно понимала, что многим рискует, но решила добиться своего.
   – Вы должны знать, что она знакома с доном Эстебаном.
   – С ним знакомы многие.
   – Вы не находите это странным?
   – Нет. – В его голосе послышалось раздражение. – Я нахожу это неприятным, скучным и чертовски неподходящим, но ведь Луиза вращалась в придворных кругах, как и ваш отчим, так что странным я их знакомство не нахожу. В чем дело? Вы невзлюбили ее?
   Она знала, что совершает ошибку, но тем не менее она предпочла не отвечать на вопрос прямо. Пилар улыбнулась, постаравшись как можно более искренне смотреть ему в глаза.
   – О, эта дама столь дружелюбна и столь умудрена житейским опытом. Она любит поболтать и обожает конфеты. Кроме того, она была знакома с вами, когда вы были молоды. Как я могу ее невзлюбить?
   Он долго смотрел на нее, выжидая. В его глазах смешались подозрительность и удивление. Наконец он произнес:
   – И у нее хорошие духи, не так ли?
   – Разве? – Пилар сохраняла ледяное спокойствие. Он тихо засмеялся и, склонив голову, вновь принялся перебирать струны гитары.
   Пилар, сочтя возможным уйти, не уронив своего достоинства, повернулась и зашагала прочь. Мелодия, провожавшая ее, была та же, что он наигрывал перед этим, – привязчивый мотив, стонущий и страстный. В памяти неожиданно возник образ сада, погруженного в темноту, и мужчины рядом с нею.
   Она остановилась. Замерла. Это была она, та самая серенада, которую она слышала в ночь их первой встречи, серенада, что доносилась с улицы, когда она ждала Эль-Леона. Теперь она знала, каким образом он мог привлечь к себе внимание. В то же время, вспоминая звучный мягкий голос, наполнявший ночь чувством и страстью, она была смущена тем, что, казалось, звучало в нем сейчас.
   Она медленно двинулась дальше.
   За последние дни она видела и слышала многое, чего не могла понять. Пилар была настолько поглощена своими собственными проблемами, что думать об остальных у нее было мало времени. К тому же она считала, что скоро они расстанутся, чтобы больше никогда не встретиться. Поэтому вряд ли могут сильно интересовать друг друга.
   Но обстоятельства изменились. Недели, проведенные вместе, связали их. Теперь они нуждались друг в друге, от каждого из них зависела безопасность всех. Одна лишь случайная оговорка могла обернуться тюрьмой, а некоторым – и смертью. Пилар не питала иллюзии: после этого спектакля с переодеванием ее, несомненно, станут считать членом банды и поступят соответственно.
   Она осознала, что путешествует с людьми, о которых ей практически ничего не известно. Более того, то немногое, что она узнала, рассказано женщиной, в лучшем случае не слишком заслуживающей доверия, а в худшем – Исабель была не вполне в своем уме. Положение Пилар было крайне ненадежным. Нужно было найти способ побольше узнать о каждом из них. Это стало для нее жизненно необходимо.
   Балтазар, казалось, был ближе всех Рефухио. Но он был человеком неразговорчивым, и, вероятно, от него не так-то легко будет что-либо узнать. Он был мрачен и замкнут даже с Исабель. Оставались Энрике и Чарро. Вряд ли кто-нибудь из них сообщит ей нечто важное, но найти подход к ним будет, несомненно, легче, чем к Рефухио, от которого не приходилось ждать сведений, крайне ей нужных.
   Пилар обнаружила Энрике и Чарро в углу салона. Вместе с торговцем из Гаваны и одним из офицеров они играли в карты – благочестивую игру под названием «реверси». Донья Луиза все еще была в салоне. Вместе с женой торговца и его тещей вдовушка увлеченно обсуждала распутное поведение неаполитанской принцессы Марии-Луизы, супруги наследника. С дамами сидел молодой священник, слушавший их болтовню и невозмутимо потягивавший вино.
   Пилар не хотелось ни привлекать к себе слишком большого внимания, ни уводить мужчин из-за карточного стола, когда они были так увлечены игрой. Она нашла на столе книгу стихов Манрике, включавшую поэму «Коплас – на смерть своего отца». Взяв книгу, девушка присела на винный бочонок, служивший стулом.
   Некоторое время она терпеливо читала, прислушиваясь к забавным колкостям и издевкам, которыми вовсю осыпали друг друга Энрике и Чарро. Примерно через полтора часа она была вознаграждена – какой-то офицер занял место Энрике, и акробат – стоило посмотреть, что за отвратительную мину он состроил при этом, – вышел из-за стола. Он уселся у ног Пилар на пол, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками.
   – Некоторым настолько везет, – проворчал он, косясь на Чарро и первого офицера, – что сам святейший папа заподозрил бы неладное.
   Пилар, все время наблюдавшая за игрой, подозревала, что Энрике и Чарро обдирают своих партнеров как липку, поэтому она улыбнулась Энрике, оставив его тираду без ответа.
   Энрике взял книгу у нее из рук. Небрежно пролистав, отбросил в сторону. Тонкие усики подчеркивали его блаженную улыбку.
   – Посредственно, но не смертельно, – прокомментировал он, – хотя, клянусь, поэма о смерти недурна. Но поэт уже отошел в мир иной, а я живехонек. Поговорите со мной.
   – Вы заскучали? – поинтересовалась она, гораздо более жаждущая поговорить, нежели он предполагал.
   – Почему бы нет? Эта вдовушка смотрит лишь на нашего Рефухио. А надоедать молодой жене было бы в высшей степени неблагоразумно. Остаетесь лишь вы, наша Венера, чтобы я мог попытаться очаровать вас.
   – Я польщена.
   – Нет, вас это развлекает, увлекает, забавляет – но вы не польщены. – Он понизил голос. – Таким образом, я в безопасности.
   – В безопасности? Вы не рискуете завязать со мной роман? А я-то думала, что вы горько оплакиваете его отсутствие.
   – Да, – он вздохнул. – Но так я не рискую навлечь на себя гнев Рефухио. Что бы я ни говорил, у вас это вызовет лишь смех.
   – Рефухио требует, чтобы вы были осмотрительны? Энрике, приподняв одну бровь, долго смотрел на нее.
   – Это мудро, чтобы не сказать – необходимо.
   – Да, для всех нас, – согласилась девушка. – Но неужели вы думаете, что Рефухио будет возражать, если вашим чарам уступит донья Луиза?
   Через плечо он подозрительно взглянул на вышеуказанную даму, потер пальцем усики, затем пригладил их темную полоску.
   – Вы считаете это возможным?
   – Она не сможет устоять, – засмеялась Пилар.
   – О, жестокая женщина, – заявил Энрике, – вы играете моими чувствами и будите во мне несбыточные желания, уверяя, что этой женщиной завладеть так же легко, как содрать шкурку с апельсина. А если Рефухио сдерет шкуру с меня?
   – Вот уж чего он точно не сделает.
   – Он вчера предупреждал об этом нас всех – меня, Чарро и Балтазара.
   – Только не говорите мне, что он боится, что его могут на кого-то променять, – уклончиво возразила она.
   – Мне кажется, он сделал это из осторожности. Вы не находите, что в интимные моменты легче всего узнать правду?
   – Не знаю, – попыталась она натянуто пошутить. Ей следовало быть настороже, по-видимому, он также изучал ее.
   – Я имею в виду, если по-настоящему влюбиться. – Он склонил набок голову в напудренном и туго завитом парике, ярко-карие глаза не отрывались от ее лица. Она выдержала этот взгляд.
   – Исабель говорила, что вы были бродячим циркачом.
   – Акробатом, если быть точным. Но я много кем был… – Последнее признание было всеобъемлющим.
   – Помимо всего прочего, вы были цыганом – предсказателем судьбы. Думаю, у вас это неплохо получалось.
   Он приложил палец к губам, осмотрелся по сторонам, затем пригнулся к ней:
   – Я им и остался. – Он скромно потупился.
   Так же тихо и таинственно, как он, девушка прошептала:
   – Из вас вышел превосходный гранд, только должна заметить, что большинство виденных мною грандов слишком беспокоились о величественности своего вида, чтобы сидеть на полу.
   Он нахмурился, между бровями пролегла морщинка.
   – Это правда?
   – Даю вам слово.
   Он кивнул, затем, поджав губы, взглянул в угол, где сидела донья Луиза, скользнул взглядом по играющим в карты. Снова посмотрел на Пилар. Не касаясь пола, он встал и сел на стул рядом с Пилар.
   – А теперь? – поинтересовался он, скрестив ноги и разглаживая штаны. – Как теперь?
   – Великолепно, – серьезно заверила Пилар.
   – Величественный вид. Я должен о нем помнить. А если я допущу еще какие-нибудь ошибки, верю, что вы укажете мне на них.
   – Да, разумеется, хотя, как я уже говорила, вы держитесь просто прекрасно, и Чарро тоже, хотя его роль и легче – ведь он играет самого себя.
   – Сомневаюсь, что он способен сыграть кого-либо еще.
   – Вы намекаете на то, что временами он забывает про кастильскую шепелявость?
   – Именно. Этот неотесанный тип отказывается признать ее прелесть, заявляя, что ему трудно произносить слова на подобный манер.
   – Так не говорят в Техасе.
   – Варварское место, – затряс головой Энрике.
   – Кажется, его отец потерпел неудачу, пытаясь вышколить Чарро.
   – Ну, не совсем. Парнишка кое-что узнал о женщинах постарше, а я рассказал ему о молоденьких.
   – Я уверена, он преисполнен благодарности.
   – Вовсе нет! Он уверяет, что я увожу у него женщин, когда начинаю демонстрировать мое искусство обольщения. Вы не должны верить этой наглой лжи.
   – Не буду, – торжественно пообещала ему Пилар. И более того, она не собирается верить и другим словам Энрике. Он легко ответил на ее вопросы и подтвердил большую часть того, что было сказано Исабель. Но он был не так прост, как казалось, да и никто из друзей Рефухио не был прост. Энрике мог ради забавы ввести ее в заблуждение; мог из любезности сказать ей то, что она желала услышать. Он также мог скрывать истину, исходя из своих личных интересов, по приказу Рефухио или из соображений общей безопасности. Ей следует побеседовать с Чарро. Возможно, сопоставив все услышанное, ей удастся узнать что-то похожее на правду.
   Напряженно думая обо всем этом, девушка тихо поинтересовалась:
   – Как вы думаете, Рефухио все еще влюблен в эту вдову?
   – Все еще влюблен? Она – роскошная женщина, но до этого путешествия я ни разу не слышал от него ее имени. Более того, если некоторых неудержимо влекут лениво-томные позы и непрекращающаяся пустая болтовня, то наш предводитель меньше чем через час, не вынеся этого, сойдет с ума.
   Удовлетворение, которое Пилар испытала, слушая это, быстро исчезло. Она поджала губы:
   – Тем не менее это его потерянная любовь.
   – Да, роковое увлечение. К тому же в беленькой ручке донья Луиза держит хорошую палку для нашего бычка…
   – Разве этот человек способен стерпеть такое? Думаю, что нет, разве только ему нравятся побои.
   Энрике покачал головой, его карие глаза были серьезны.
   – Вы думаете, что, выбирая между удавкой и женскими объятиями, он выберет первое? Он, конечно, мог бы пожертвовать хваленым величественным видом гранда, но вот в чем загвоздка: на виселицу придется отправиться не ему одному.
   Это было правдой. Забота Рефухио о тех, кто выбирал его своим главарем, давно вошла в легенды. Он не однажды рисковал жизнью, спасая кого-нибудь из своих друзей от петли или костра.
   Пилар не успела ответить. Тихие шаги послышались сзади, и подошедший Рефухио склонился над ними.
   – Вы трещите, как две старухи над мисочкой шоколада, – заявил он. – И как приятно, что у вас нашлись общие интересы. Разумеется, я польщен, что в качестве предмета обсуждения был избран я. Как прискорбно, если вам придется сменить тему. Не бойтесь, я вас не подведу.
   Выпрямившись, он подошел туда, где сидела вдова, и занял место рядом с ней. В течение последующих нескольких часов присутствующие имели возможность наблюдать самый беззастенчивый флирт из когда-либо выставлявшихся на публичное обозрение. Высокопарные комплименты были исполнены изящества, а жесты – нежности и почтения. В ход шли гримаски, «глазки» и вздохи, томные взоры и взгляды, полные решимости. Вдова застенчиво уступала под галантным натиском разбойника, он, в свою очередь, неожиданно отказываясь от притязаний, побуждал ее к решительным действиям. Взяв веер, он принялся обмахивать ее пылающее лицо. Она отобрала веер, сложила, кокетливо ударив им по плечу Рефухио, провела кружевом по его подбородку, оттененному намечающейся бородой. Донья Луиза угостила Рефухио конфеткой. Он не спеша жевал, смакуя, наслаждаясь ее вкусом, медленно облизывая губы.
   Пилар не смотрела на них. Она смеялась, шутила, присоединившись к играющим в карты, лишь изредка поглядывая, до чего доходит представление в другом конце комнаты. Вскоре обед был закончен, вечер прошел, и она имела полное право, распростившись с присутствующими, отправиться спать.
   Сон все не шел к ней. Голова болела, каюта казалась тесной и душной, качка – более ощутимой, словно где-то неподалеку бушевал шторм. Ночная тьма сгустилась, и волны наконец утихли. Ее интересовало, где сейчас Рефухио и чем он занят. Вероятно, наслаждается, горько и цинично подумала она. Взбив подушку, чтобы сделать ее мягче, она решительно закрыла глаза.
   Рефухио вошел в каюту после полуночи. Он бесшумно затворил за собой дверь и прислушался. Ночь была облачной, ни единый луч света не проникал сквозь иллюминатор. Он быстро нашел в сплошной темноте кровать и, опустившись на одно колено, склонился над лежащей девушкой.
   Пилар дышала ровно и почти беззвучно. Он видел, что она, чувствуя себя в безопасности, крепко спит, свободно раскинувшись на постели, прикрытая лишь тонкой сорочкой. Он увидел нежную белизну ее шеи. Протянув руку, Рефухио дотронулся до ее шелковистых волос, разметавшихся по подушке. Они были теплыми, живыми. Отдернув руку, он отшатнулся. Пальцы медленно сжались в кулак.
   Он чувствовал себя дураком, сто тысяч раз дураком. Сегодня вечером замешательство, отчаяние и ревность заставили его грубо демонстрировать страсть, которой он не испытывал. Он думал, что коль уж суждено ему быть проклятым, то он должен быть проклят без надежды на прощение, и даже не подозревал, как больно может ранить осуждение, увиденное в чужих глазах. Не подозревал, что мысли, причиняющие боль, заставят болеть сердце.
   Его мозг пронзило желание лечь рядом с Пилар, обнять ее и ждать, ждать, что наступит раньше – сон или рассвет. Она была так мила, невинна и прелестна…
   Если он будет терпелив, то, возможно, проснувшись, она повернется к нему. Достаточно одного ее прикосновения, и он потеряет голову. Он поцелуем прикоснется к розовым, мягким губам, изучит каждый изгиб ее тела. Ослепнув, оглохнув, онемев и утратив память, он будет искать у нее спасения. Старательно, сурово сдерживая свое желание, он будет вести ее в танце любви, пока она не почувствует эту музыку и не соединится с ним в страстном ритме, во всесокрушающем изумлении финала.
   Но такое невозможно. Даже если бы она и допустила это, он не столь невинен и чист, как хотелось бы. Его окружал запах пота и дешевых духов, запах умирающих гиацинтов. Смесь была щедро сдобрена изрядной порцией сожалений и самоуничижения. Он не может позволить Пилар почувствовать все это.
   На рассвете соленая вода смоет с него все запахи ночи, и самоуничижение исчезнет при свете солнца. В этом он не сомневался. Но от сожалений о былом лекарства нет.


   ГЛАВА 8

   С первыми лучами солнца пиратская каравелла выплыла из ночного тумана. По очертаниям ее можно было принять за португальский корабль, но ее единственный парус был квадратным, это говорило о том, что корабль откуда-то из африканской части Средиземного моря.
   К тому времени, как каравеллу заметили с «Селестины», она подплыла уже так близко, что можно было видеть блеск оружия и тюрбаны на головах матросов, управлявшихся со снастями. Они копошились на палубе, суетились на вантах, напоминая отвратительных насекомых. На главной мачте взвилось зеленое знамя с полумесяцем – зловещий знак берберских пиратов, символ сынов ислама.
   Небо, накануне затянутое тучами, почернело. Поднялся ветер, заморосил холодный дождь. Испанский капитан был человеком осторожным и ленивым; все паруса на его корабле были убраны в ожидании возможного шторма. Когда его разбудили, он не сразу осознал надвигающуюся опасность, а оценив ее, стоял, дрожа, на мостике, глядя на пиратский корабль и призывая на помощь всех святых. Обсудив создавшуюся ситуацию с офицерами, он отверг предложение принять бой. Он не мог сообразить, осталось ли время для бегства; испанские корабли были печально известны своей неспособностью быстро маневрировать. В это время яростные крики пиратов уже долетали до слуха испанцев.
   Капитан, в бешенстве от гнева и страха, отдал приказ об отступлении. Трубач сыграл сигнал. Команды капитана подхватывались офицерами и тонули в криках, проклятиях и топоте ног разбегавшихся по местам матросов. Они суетились там и тут, мелькали их бледные лица, испуганные глаза. Матросы взлетали по вантам – и паруса, хлопая, разворачивались, наполняясь ветром. Корабль двигался с трудом, валясь с борта на борт из-за беспорядочных указаний капитана. Наконец судно обрело равновесие. Капитан приказал стрелять по пиратам, но «Селестина» успела выстрелить лишь один раз. Прогремел ответный залп. Дым взметнулся шлейфом, и ядро, не причинив вреда, плюхнулось в море. Разрезая носом волны, испанский корабль ринулся вперед, отчаянно пытаясь спастись.
   Но было уже поздно. Корабль пиратов быстро приближался. Он подходил все ближе. Стаями неудержимых хищных птиц засвистели стрелы. С палубы донеслись мушкетные выстрелы. Послышались визг и вопли на полудюжине языков: расстояние между кораблями катастрофически уменьшалось. Абордажные «кошки», брошенные с пиратского судна, звеня, взвились в воздух. Через мгновение они с лязгом упали на палубу «Селестины», вцепившись в дерево железными зубьями. Пираты, перепрыгивая через поручни, бросились на палубу испанского корабля. Через секунду она превратилась в поле боя. Отчаянно сражаясь, люди рубили направо и налево, погибая со стонами и проклятиями на устах. Повсюду слышался хрип умирающих.
   Пилар была на палубе, когда появились берберы, но позднее, повинуясь приказу, спустилась в каюту. Она оставалась там недолго, слишком велик был страх оказаться взаперти, слишком маленьким и ненадежным казалось убежище. Она кинулась в коридор, затем в салон. Молодой священник стоял на коленях, опустив голову и сложив руки. Он тихо и горячо бормотал молитвы. Пилар подумала, что он здесь один, но вскоре заметила торговца. Тот скрючился под столом, в страхе зажав руками уши и зажмурив глаза. Пилар некоторое время смотрела на них, затем, взяв за горлышко пустую винную бутылку, отправилась на палубу.
   Она понятия не имела, что будет делать с этой бутылкой, но ей необходимо было иметь хоть какое-то оружие. Пилар не знала, чем она может помочь в этой драке, наверху, но сидеть, дрожа, как кролик в норе, или же, как торговец, под столом, было невыносимо. Иногда берберские пираты приводили захваченные ими корабли в порт, но чаще, взяв в плен команду и пассажиров, они поджигали судно. Мысль о том, что она может попасть в огненную ловушку, была чудовищна. А если ей суждено стать рабыней в доме какого-нибудь мусульманина… что ж, так просто она не сдастся.
   Выбравшись на палубу, она услышала крики, выбивавшиеся из общей суматохи. Сильные яростные голоса вновь и вновь, словно заклиная, кричали:
   – Гонсальво! Гонсальво!
   Этот звук притягивал к себе как магнит. Он побуждал ее идти вперед. Оглядевшись, она увидела, что с той стороны, где вонзилась большая часть абордажных крючьев и пираты вились, как стервятники над падалью, сражаются Чарро, Энрике и Балтазар. Они стояли клином, во главе дрался Рефухио. Их крики привлекли остальных защитников. С диким упорством и яростной силой они, заняв позицию, медленно, но верно теснили пиратов. В это время Рефухио отдал команду – и разбросанные по судну стрелки сомкнули ряды, и сразу за первым залпом прогремели еще два.
   Некоторое время затаившей дыхание Пилар казалось, что сражение прекратится только со смертью всех участников, что жестокость, ярость и сила воли заставят их до тех пор тратить силы и лить кровь, пока никого не останется в живых. Но вот ряды атакующих пиратов заколебались. Упал один пират, за ним второй. Бородатый левантинец, выругавшись, швырнул на палубу сломанную шпагу и, повернувшись, бросился бежать. За ним последовало еще с полдюжины пиратов, и испанцы с удвоенной энергией рванулись вперед.
   На борту пиратской каравеллы наблюдавший за схваткой капитан – его тюрбан был украшен пером и драгоценным камнем – прокричал какой-то приказ. Гиганты нубийцы, застывшие на палубе, выхватили мечи и начали рубить канаты, связывающие корабли. Оставшиеся на «Селестине» пираты с воплями ринулись на свой корабль, цеплялись за обрывки канатов, перепрыгивали через поручни, бросались в море, поднимая фонтаны воды, и, выныривая, по веревкам карабкались на борт. Два корабля медленно разошлись.
   Рефухио и его соратники набросились на тех немногих корсаров, что еще сопротивлялись. Выстрелы смолкли. Кислый пороховой дым висел над судном, скрывая раненых, умирающих и продолжавших сражаться. Рефухио тяжело дышал, волосы, мокрые от пота, прилипли ко лбу. Он внимательно и настороженно огляделся. Его ищущий что-то взгляд остановился, он замер и уже приоткрыл было рот, собираясь что-то сказать.
   Глухо треснул выстрел. Рефухио вздрогнул от боли, пошатнулся. На его груди расплывалось большое алое пятно. Он медленно опустил шпагу, его глаза закрылись. Под крики победивших испанцев он тяжело опустился на палубу.
   Балтазар подхватил его и уложил на дощатый настил. Энрике и Чарро, побледнев, сжав бесполезные шпаги, заслонили его. Крики затихли, и ненадолго воцарилось молчание.
   Пилар уронила бутылку, которую она все еще держала в руке. Та покатилась по палубе и шлепнулась в воду. Лежащие повсюду раненые стонали и кричали. Матросы, опомнившиеся от пережитого ужаса, сбрасывали за борт тела пиратов, некоторые из них были еще живы. Никто не двинулся с места, чтобы перевязать раненых и облегчить страдания умирающих. Никто не попытался помочь Рефухио.
   Пилар чувствовала, что ее сердце рвется на части. Внутри пульсировала жгучая боль, дыхание перехватило, в глазах потемнело. Она не могла ни о чем думать, не могла двинуться с места.
   Все происходившее вокруг теряло смысл и значение.
   Она резко вдохнула, ее тело сотрясла дрожь. В голове прояснилось, и все увиденное и услышанное приобрело четкость. Не сознавая, что делает, она побежала туда, где лежал Рефухио.
   Энрике склонился над ним, окровавленной рукой прижимая скомканный кушак к ране на его груди. Рефухио лежал без движения, под его глазами наметились глубокие тени.
   – Он?.. – начала Пилар.
   – Еле жив, – ответил Энрике.
   – Отнесите его вниз. – Ее голос был тверд и четок. Разбойники, столпившиеся вокруг своего раненого главаря, посмотрели на нее, затем переглянулись. Балтазар кивнул. Они склонились над Рефухио и начали поднимать его.
   – Осторожнее! – предупредила Пилар.
   Они взглянули на нее снова, но промолчали. Священник, появившийся снизу, присоединился к ним. Желая помочь, он тихо стал рядом с остальными тремя. Просунув руки под лежащего, они подняли его и понесли осторожно вниз.
   На борту корабля не было врача. Матросы при травмах или болезнях полагались на помощь тех, кто имел опыт в подобных вещах, или же лечились сами. Предполагалось, что пассажиры, если у них возникнет нужда во враче, поступят так же.
   В монастыре, где содержалась Пилар, была одна сестра, которая по доброте своей, обнаружив в девушке склонность к этому, обучила ее врачевать раны, распознавать и выращивать целебные травы. Пилар не была уверена, что ее скромных знаний будет достаточно в сложившейся ситуации, но рассчитывать на кого-либо еще не приходилось.
   Она приказала, чтобы Рефухио уложили на кровать в той каюте, которую им приходилось делить. Она послала Энрике на поиски рома или бренди, в то время как Чарро рвал единственную чистую простыню на бинты. Она собственноручно сделала подушечку из кушака Энрике, крепко прижав ее к ране. Когда она повернулась, чтобы попросить Балтазара принести миску морской воды, тишину прорезал отчаянный визг.
   В дверях стояла Исабель. Приоткрыв рот, она безумными глазами впилась в лежащего на постели Рефухио. Подавшись вперед, она сдавленно зарыдала над окровавленным неподвижным телом. Балтазар схватил ее прежде, чем женщина подошла к постели, рванул ее к себе так, что волосы упали на красное, заплаканное лицо. Он грубо встряхнул Исабель.
   – Прекрати причитать! Он еще не умер!
   Исабель судорожно сглотнула, слезы струились у нее из глаз.
   – Ох, – простонала она, дрожа, и кинулась на грудь к Балтазару, громко плача. Он обнял ее, утешая, неловко потрепал по спине, в его глазах застыли замешательство и боль.
   Пилар чувствовала подступающий к горлу комок, но усилием воли она подавила рыдания. Сейчас было не время предаваться охватившему ее горю. Рефухио истекал кровью, ткань, которую она прижимала к его ране, промокла насквозь, ее пальцы были в крови. Нужно было что-то делать. Она должна была спасти Рефухио.
   Чарро мог быть здесь очень полезен. Гасиенда его отца, по его рассказам, была далеко от города и от других поселений, и поэтому в его семье в случае необходимости все лечились сами. Когда Чарро был маленьким, он помогал своей матери лечить больных в импровизированном лазарете. Позднее сам лечил животных и пастухов, чаррос, получавших увечья от длинных коровьих рогов или калечившихся в колючих зарослях кустарника, называемого мескит, а иногда становившихся жертвами при разрешении споров с помощью ножей или стрельбы.
   Пилар и Чарро вместе осмотрели рану, пытаясь определить, насколько она опасна. Пуля прошла слева направо через грудную клетку, сломав при этом два ребра, и застряла рядом с легким. Они извлекли бесформенный кусочек железа и промыли рану бренди, надеясь, что кровь, сочащаяся из раны, промоет ее там, куда они не смогли попасть. Затем, приложив сложенный подушечкой кусок ткани к груди Рефухио, они туго перебинтовали его. Рефухио был без сознания. Он дышал так тихо, что не было видно, как поднимается и опускается его грудь. Его руки расслабленно лежали поверх одеяла, ресницы отбрасывали на щеки густую тень. Твердо очерченные губы были бескровны и по краям отливали синевой.
   Никто не уходил. Все сидели и ждали. Слезы Исабель утихли, теперь она только всхлипывала. Стояла тишина, лишь изредка нарушаемая, когда кто-нибудь кашлял или шевелился.
   Давно собиравшийся шторм налетел, подняв волны. Загремел гром, и хлынул дождь. Во тьме одиноко светил фонарь. Рефухио постарались устроить поудобнее среди свернутых одеял, чтобы смягчить толчки. Из-за качки его рана, почти переставшая кровоточить, вновь открылась. Целый час они снова и снова перебинтовывали его. Шторм постепенно улегся. Корабль уже не так яростно бросало из стороны в сторону, и кровотечение наконец прекратилось.
   Пасмурный и бурный день прошел. Сомкнутые веки Рефухио то и дело подрагивали, а пальцы сжимались, словно вспоминая рукоять шпаги.
   На закате жаркое субтропическое солнце, показавшись наконец из-за туч, уничтожило туман и остатки облаков. Его красно-оранжевое сияние хлынуло в каюту, оживив их всех. Мужчины по одному потихоньку выходили из каюты, чтобы подкрепиться и глотнуть свежего воздуха, но быстро возвращались.
   Они узнали, что большинство раненых матросов скончались и что повреждения, нанесенные кораблю, невелики. Рассказали, что молодая жена торговца истерически требовала возвращения в Испанию и, получив отказ, в раздражении злобно ругала всех и вся.
   Донья Луиза явилась в каюту ближе к ночи. В ее взгляде мелькнула жалость, когда она увидела Рефухио. Рука сжимала кружевной платочек.
   – Я не могу поверить в это. – Ее голос дрожал. – Можно подумать, он мало вынес в жизни. Если бы он не был столь безрассудно смел… Ах, но тогда он не был бы Львом, правда ведь? Но это такая потеря, такая огромная потеря.
   Пилар встревожило, что вдовушка говорит о Рефухио как о покойнике. Тем не менее она постаралась быть предельно вежливой:
   – Может, вы захотите немного посидеть с ним? Вы давно знаете друг друга, и, несомненно, он оценил бы это.
   Лицо вдовы тревожно исказилось:
   – О, нет! Нет, я никудышная сиделка. Я никогда не знаю, что нужно делать, боюсь крови, а этот запах… – Она прижала к носу платочек.
   Исабель, тихо сидевшая в углу, заговорила:
   – Не беспокойтесь, вы здесь не нужны. Вы не нужны Рефухио.
   – Уверена, что вы правы. – Донья Луиза даже не пыталась скрыть облегчения. – Возможно, позднее, когда ему станет легче, я смогу что-нибудь сделать. Я буду развлекать его.
   – Да, позднее, – холодно согласилась Пилар.
   Исабель, несмотря на все ее добрые намерения и желание помочь, была бесполезна. Она не могла удержаться от слез при взгляде на раненого, а ее движения были столь неуверенны, что однажды она чуть не уронила бинты в таз с грязной водой. Когда Исабель пыталась напоить Рефухио, тот неминуемо бы захлебнулся, не выхвати Пилар стакан из рук женщины.
   В тесной каюте постоянно находилось слишком много людей. Передвигаться по ней из-за этого было очень трудно. Стремясь принести пользу, они наперебой давали советы, но вносили только лишнее беспокойство, ибо Пилар, слыша многочисленные рекомендации, готова была усомниться в себе. В спертом воздухе висел тяжелый запах крови и бренди, было трудно дышать. Когда Пилар в очередной раз перешагивала через длинные ноги Балтазара, ее терпение лопнуло. Пообещав, что у постели раненого все будут дежурить по очереди, она умоляла их выйти. Ей неохотно повиновались.
   После полуночи у Рефухио началась лихорадка. Она обтирала его холодной водой, но мокрые тряпки высыхали у нее на глазах. Его лицо пылало. Она в сотый раз проверяла, не уменьшился ли жар, когда его ресницы, затрепетав, приподнялись.
   Глаза Рефухио лихорадочно блестели, но взгляд был осмыслен. Он что-то искал. Пилар видела, как он собирается с силами, желая что-то сказать. Опередив его, она быстро сообщила:
   – Вы ранены и лежите в нашей каюте.
   – Знаю, – прошептал он, снова закрывая глаза.
   – Я могу что-нибудь сделать? Может, вас получше укрыть? Или вы хотите пить?
   Он с трудом покачал головой. Пилар прикусила губу, напряженно думая, о чем еще спросить, чтобы не дать ему соскользнуть обратно в беспамятство. Было глупо спрашивать его, сильно ли он страдает, – она не могла облегчить его боль. Пока она будет бегать за остальными, он может снова потерять сознание. Он с усилием открыл глаза.
   – Вы видели?..
   Она сразу поняла, о чем он спрашивает, но удивилась его вопросу. Пилар не знала, что Рефухио было известно о ее присутствии на палубе во время сражения.
   – Все, что я поняла, – это то, что в вас выстрелил не пират. Но я не видела, кто это был.
   Он вздохнул, и его веки тяжело опустились. Через некоторое время он еле слышно прошептал:
   – Останьтесь здесь. Останьтесь. Не выходите из каюты.
   – Не буду, – пообещала она. Он уснул.
   Она сидела на стуле рядом с его постелью, сложив руки на коленях. Шея у нее болела, спина ныла, и в глазах все мелькало, но спать ей не хотелось. Она сидела, выпрямившись в струнку, и глядела прямо перед собой. Страх, словно яд, постепенно охватывал ее. Снова и снова Пилар вспоминала момент, последовавший после того, как отряд защитников обратил пиратов в бегство, – момент, когда прозвучал выстрел, поразивший Рефухио. Она не видела, кто стрелял, но Эль-Леон, вне сомнения, видел. Он видел и, лежа на палубе и истекая кровью, знал, что в него стрелял не пират.
   Каким-то образом дону Эстебану удалось нанять убийцу. Но как это могло случиться? Ведь ее отчим отплыл раньше. Он понятия не имел, что они отправятся вслед за ним на «Селестине».
   Возникало несколько возможных объяснений. Первое: наемники дона Эстебана могли следовать за ними, напасть на след в Кордове, в доме ее тетки, затем появиться в Кадисе и, чтобы выполнить задание, занять место на корабле. Второе: наемный убийца мог следить за ними до Кадиса, а здесь заплатить какому-нибудь матросу, чтобы тот выполнил поручение. Также возможно, что кто-то из членов банды предал Эль-Леона. Человек, предоставивший им лошадей, мог затем связаться с доном Эстебаном и предложить тому свои услуги. Казалось вероятным и то, что по трагическому совпадению кто-то из находившихся на корабле был на жалованье у дона Эстебана и либо сам воспользовался возможностью расправиться с Эль-Леоном, либо кого-то нанял. Наконец, кто-то из четверых – Энрике, Чарро, Балтазар или Исабель – мог получить деньги за роковой выстрел. Она не могла решить, какая из двух последних возможностей представлялась ей более невероятной.
   Пилар подумала, что здесь она будет в безопасности. Корабль представлялся ей неким оазисом вне времени и пространства, где страх и внезапная смерть не имели права на существование. Оказалось, она ошибалась, и это потрясло ее до глубины души.
   Рефухио приказал ей остаться. Даже в том состоянии, в котором он находился, он беспокоился о ее безопасности. Но он сам очень плох.
   Что, если именно ее отчим подослал убийцу? Он ведь хочет ее смерти.
   Единственным объяснением всему могла быть мстительность дона Эстебана. Рефухио унизил его, разрушил его планы относительно Пилар. Кто, как не дон Эстебан, ради мести не остановится ни перед чем? Кто еще из врагов Рефухио согласится проделать такое путешествие, чтобы расправиться с ним?
   Но почему убийца не выстрелил в нее? Пилар задавала себе этот вопрос снова и снова. Почему он не заколол ее ножом в коридоре во время стычки с пиратами? Почему не сбросил за борт, когда она ночью гуляла по палубе?
   Сейчас уже ничто не могло помешать ему сделать это. То, что в этой каюте, рядом с Рефухио, она в безопасности, было не более чем иллюзией. Он не сможет защитить ее, а она, оставшись здесь по его просьбе, не сможет спасти его.
   Она должна привести сюда остальных. Они помогут сохранить Рефухио жизнь.
   Помогут?
   Вскоре один из них придет сменить ее, чтобы дежурить у постели Рефухио всю ночь до рассвета. Ночью и тело, и душа особенно слабы и им легче всего расстаться. Разве она может это допустить, ведь она пообещала ему быть здесь и должна сделать все, что в ее силах.
   Чарро, пришедший сменить ее, кивнул и улыбнулся. Глаза его со сна припухли, а волосы были встрепаны. Подавляя зевок и потягиваясь, он выглядел столь обычным и неопасным, что она устыдилась своих мыслей.
   Он отказался садиться на стул, жестом показав ей, чтобы она села обратно, сам же присел на корточки у двери, опираясь спиной о стену и свесив руки меж колен. Такая поза казалась для него естественной. Взглянув на Рефухио, Чарро тихо спросил:
   – Ну, как он?
   – Как видите. Жар усилился.
   – Было бы странно, если бы жара не было. Это в порядке вещей.
   – Но это беспокоит. Он произнес несколько слов. – Рассказывать о них она не стала.
   – Добрый знак, – Чарро внимательно и понимающе посмотрел на нее. – Вы устало выглядите. Почему бы вам не поспать?
   – Не уверена, что это мне удастся.
   – Попытайтесь.
   – Возможно, через некоторое время. – Категорический отказ мог вызвать подозрение, что она не доверяет Чарро или что она питает к Рефухио особо нежные чувства. Ну а если она просто отсрочит свой отдых, подозрения не должны возникнуть.
   – Рефухио повезло, что он встретил вас.
   Пилар быстро взглянула на Чарро, но прочла в его глазах лишь одобрение. Ее лицо искривилось в иронической гримасе.
   – Я не уверена, что он согласился бы с этим. Если бы не я, его брат не был бы захвачен в плен, сам он не был бы ранен и мог бы до сих пор жить в Испании и возглавлять там разбойников.
   – Да, все это действительно из-за вас. У него не было желания или причин самому поступать так.
   – Ну, в этом я не уверена и предполагаю, что причины у него были. Но вы не можете не признать…
   – Вам удалось сделать то, на что я безуспешно потратил месяцы, – побудить Рефухио покинуть Испанию. У него не было будущего в этой стране, все, на что он мог надеяться, – это скорая смерть. О, конечно, у него были его люди и был трубадур, чтобы воспевать его подвиги в борьбе с несправедливостью. Но он – гениальный организатор, обладающий редкой работоспособностью. К тому же он прекрасно выявляет в людях их лучшие качества. Он способен на большее и заслуживает неизмеримо большего.
   – Но в Луизиане те же законы и власть, и вести из Испании приходят туда быстро. Почему вы думаете, что его прошлое не всплывет там и не будет использовано против него?
   – Кто говорит о Луизиане? Я имел в виду Новую Испанию, Техас. Да, конечно, там тоже есть и власти, и закон, но далек и труден путь от Испании до Техаса. Письма и сообщения должны отправляться в Мехико, а оттуда в Веракрус на побережье Мексиканского пролива, прежде чем попадут на корабль, следующий в Испанию. Ответы и приказы должны проделать тог же путь в обратном направлении. Потребуется год, а возможно, и два, чтобы запрос, посланный из Сан-Антонио-де-Бексар, – рядом с этим городом находится мой дом – дошел до Мадрида и ответ пришел обратно. На каждом шагу этого пути – индейцы и хищные звери, болезни и несчастные случаи, штормы и пираты. Путь через земли, лежащие между Луизианой и Сан-Антонио, еще длиннее и опаснее из-за индейских племен, особенно воинственных апачей. Множество посылаемых сообщений теряется в пути, а те, что доходят до места назначения, вполне могут быть забыты, или же на них попросту не обратят внимания.
   – Не обратят внимания?
   – А почему бы и нет? Испании мало дела до своих отдаленных владений, она едва может содержать войска, необходимые для их охраны. Ей нет дела до миссий, прилагающих большие усилия, чтобы обратить в свою веру индейцев, ибо по большей части они потерпели неудачу. Мужчины и женщины, посланные, чтобы жить здесь и строить цивилизацию, покинуты на произвол судьбы. Все они – солдаты, священники и переселенцы – похожи друг на друга. Они научились жить по своим собственным законам, и их интересует только то, каков сам человек и как он живет, а вовсе не кто он такой. Те, кто явился сюда по доброй воле, вовсе не гранды, и, говоря по чести, их прошлое небезупречно. Их образ жизни таков, что заставляет Бога хмуриться, но он не столь плох, чтобы позволить смеяться дьяволу. Вот и все.
   – И все-таки, – продолжала Пилар, – вас послали проделать этот долгий путь, чтобы вы получили в Испании образование и приобрели светский лоск.
   – Мой отец до сих пор любит Севилью и тамошнюю жизнь. Он уверен в пользе классического образования и общения с детьми благородных дворян. Он был горд, посылая меня туда, хотя самому ему не суждено покинуть Новую Испанию. Многие даже через несколько поколений говорят о возвращении в Испанию. Для большинства это только мечты. Мое же возвращение было ошибкой.
   – Вы не прониклись Испанией?
   – О, Севилья прекрасна, и я полюбил ее. Моя голова забита познаниями, и мне потребуются годы, чтобы все это переварить. Но я никогда не смогу научиться склоняться перед титулованной особой, которой нужна игра в любовь или вражду.
   – Исабель упоминала о вашей герцогине. По крайней мере, герцогиня явно обладала хорошим вкусом.
   Он посмотрел на Пил ар. Хотя фонарь висел прямо над его головой, глаза его оставались в тени.
   – Вы очень добры ко мне, сеньорита, благодарю вас.
   – Не за что. Вы отправитесь из Луизианы к себе домой сразу же, как только мы причалим?
   – Как только я смогу убедить Рефухио отправиться со мной.
   – У него, должно быть, иные планы.
   – А я не тороплюсь. – Чарро пожал плечами.
   Они говорили о разных вещах – о равнинах вокруг родного дома Чарро, о мягкой, сухой погоде и густой сочной траве на берегах реки Сан-Антонио, о винограде, оплетающем стены его дома, построенного как крепость, чтобы противостоять налетам апачей; о лошадях, воспитываемых на гасиенде, и коровах, которых пасут чар-рос. У этих коров рога остры, словно копья, а ростом они доходят до плеча человеку. Они говорили о священниках-миссионерах и об индейцах, воспитанных в миссии, покорных и богобоязненных, совсем не похожих на диких апачей открытых равнин. Пилар слушала и с неподдельным интересом задавала вопросы. Для нее Техас был чем-то нереальным, как страна из легенды, прекрасная и волшебная.
   Они все еще говорили, когда серый утренний свет, сочащийся в иллюминатор, сделал ненужным фонарь. Чарро, рассказывавший о том, как его тетка, сестра его отца, в детстве была захвачена индейцами и как его дед погиб, пытаясь вернуть ее, встал и задул светильник. Он потянулся, подняв руки над головой и задев ладонями потолок, потом взглянул на постель и замер.
   Пилар проследила за его взглядом. Рефухио не спал и глядел на них мягко и заботливо.
   Это был один из тех немногих моментов, когда он был в сознании.
   Рефухио не встал ни на следующий день, ни два дня спустя. Он ничего не требовал, ему ничего не было нужно, кроме одиночества. Он подолгу лежал с закрытыми глазами, и нельзя было понять, спит он или бодрствует, находится в сознании или в обмороке. Иногда он смотрел в потолок или на собеседника, но казалось, ничего не видел и не слышал. Его не волновало, кто приходит и уходит, о чем говорят и что делается вокруг. Он не реагировал ни на мольбы Исабель, просящей выпить что-нибудь, ни на мрачные вопросы Балтазара, желавшего знать, о чем думает Рефухио, пытаясь уморить себя голодом. Он не знал, кто находится рядом и где он сам, ибо его это более не интересовало. Он ушел глубоко в себя и не хотел никакого общения. Было ли это результатом раны, лихорадки и лет, проведенных в изгнании, или же подобное состояние было вызвано усилием его воли, они не знали.
   Донья Луиза наведалась к Рефухио через двое суток после своего первого визита. Она принесла ему горячий напиток, сделанный так, как ее учила мать, сказала вдовушка. Питье состояло из вина, пряностей и других компонентов, которые должны обеспечить больному отдых. Пилар, сидевшая тут же, посмотрела на темную дымящуюся жидкость с отвращением и подозрением.
   – Отдых, – заявила она, – это как раз то, чего у Рефухио в избытке. Ему нужно питание.
   – Что вы можете знать об этом? – Глаза вдовы раздраженно блеснули: ее злило, что кто-то осмеливается ей возражать. – От вашей заботы он чахнет на глазах!
   Напряжение последних дней сказывалось на настроении Пилар.
   – Может быть, и так, но я не позволю пробовать на нем ваше ведьмино варево!
   – Ведьмино варево! Да как вы смеете! Вы забываетесь, девочка моя! Вы всего-навсего его женщина, вы не жена ему!
   – Ради Бога, скажите, кто вы ему?
   – Я его друг.
   – Да, пока эта дружба вам приятна и цена не слишком высока.
   – Ты… ты, маленькая… о, я знала бы, как назвать тебя, не будь я столь благородной дамой. Так дальше продолжаться не может, иначе он умрет. Он умрет, и ты – слышишь, ты! – будешь виновата, если никому не позволишь помочь ему.
   Пилар неожиданно почувствовала страшную усталость, будто она несла огромную тяжесть.
   – Уходите, – произнесла девушка. – Заберите это и пейте сами, можете использовать как зубной эликсир или восстановитель для волос, делайте все, что вам заблагорассудится, только уходите отсюда.
   Она закрыла дверь за доньей Луизой. Через секунду с той стороны двери последовал набор не подобающих благородной даме высказываний, а затем удаляющийся стук каблучков. Пилар стояла и слушала, почти жалея, что не взяла напиток. Она могла бы приготовить другой, и это не имело бы значения. Постоянная бдительность изнуряла. Было бы неплохо знать, есть ли для нее основания.
   Она отошла от двери, привычно взглянула на постель. Рефухио лежал с открытыми глазами и смотрел на нее. Его лицо, пылающее от лихорадки и обросшее темной щетиной, было непроницаемо. На секунду ей показалось, что в его глазах промелькнула искра любопытства.
   Она бросилась к постели, взметнув юбкой, и опустилась на колени. Взяв влажную тряпочку, она обтерла его лицо и увлажнила губы. Его пристальный взгляд был устремлен на нее, но был безжизнен.
   Пилар взяла чашку с водой и, поднеся к его губам, наклонила так, чтобы немного воды попало ему в рот. Он сделал глоток, второй, глотая ровно, хоть и с затруднением, и она не могла определить, хотелось ли ему пить, или же он глотает воду чисто рефлекторно.
   Она выпрямилась, поставила чашку на место и повернулась к нему.
   – Что это? – спросила она тихо. – Что-то не так. Я знаю, вы ранены и слабы, но я не верю, чтобы такой сильный человек, как вы, не мог выздороветь. Не могу поверить, что вы хотите умереть. – Он не ответил, и было неясно, слышит ли он. Пилар продолжала: – Я не позволю вам умереть, вы не можете умереть. Что мы будем делать без вас? Кто спасет Висенте? Как Чарро попадет домой? Кто позаботится, чтобы он и Энрике, Балтазар и Исабель не попали в руки властей, когда мы прибудем в Гавану? Как я могу отомстить дону Эстебану или отобрать у него хоть часть из того, что принадлежит мне? А если я не получу этого, как я буду жить? Что станет со мной?
   Она ждала ответа, но его не последовало. Она прикрыла глаза. О, как она устала! Она двигалась, словно в тумане, нервы были натянуты, как струны, но спать она не могла. Пилар злилась на Рефухио за то, что он не хотел отвечать за то, что он их покинул.
   В нем было так много сил, так много энергии. Казалось невероятным, что он может отказаться от жизни, как бы тяжела ни была рана. Но только этим можно было объяснить его поведение.
   Она не сомневалась, что у него должна быть причина для этого, но была уверена, что тело не выдержит столь насильственного отказа от пищи и движения. Ее не заботило, что он собирался сделать с собой, – она знала, что он вынужден будет отказаться от этого.
   Она должна что-то сделать, словами или действиями заставить его осознать нависшую над ним опасность, заставить отказаться от намеченного пути. Столь многое зависело от этого, что она была готова сделать все, что угодно, лишь бы достичь цели.
   Она снова взялась за мокрую тряпочку, отжала ее и, откинув одеяло, начала протирать его тело. Она сотни раз делала это за прошедшие несколько дней, стремясь уменьшить жар. Пока ее руки двигались, она тихо говорила:
   – Возможно, вы лежите здесь не просто потому, что хотите уморить себя. Я иногда думаю, что вы знаете, кто стрелял, или вам кажется, что знаете. Может, вы увидели или услышали нечто, что дало вам понять, кто направлял руку убийцы, и теперь так страдаете, что у вас нет сил поправляться.
   В его глазах мелькнула тень интереса. Неужели ей удалось привлечь его внимание?
   Она медленно водила прохладным лоскутком по его шее и плечам, пристально глядя ему в лицо. Но на нем ничего нельзя было прочесть. Между ее бровями залегла сосредоточенная морщинка. Она перевернула тряпочку и провела по его ключицам. Двигаясь замедленно-плавно, она протерла его широкую мускулистую грудь, затем руки; держа запястья, обтерла его загрубевшие ладони и безукоризненной формы пальцы.
   Девушка смочила ткань в воде и продолжала свою работу.
   – Чего вы хотите? – вслух размышляла Пилар, стараясь не замочить повязку. Она провела лоскутком по его животу вниз. – Вы сами подставляете себя под удар, не так ли? Думаете, что удастся выяснить, кто пытался убить вас? Вам кажется, что ваша слабость подстегнет их и они решатся на еще одну попытку?
   Слишком сильно смоченная ткань оставила на его животе немного воды, намочила пояс его брюк. Заметив это, Пилар вытерла воду, но не могла просушить кожу там, где был пояс. Бросив тряпочку в миску с водой, она расстегнула его.
   Он вздохнул.
   Пилар замерла, поняв, что он в сознании. Она долго смотрела на расстегнутый пояс, на кожу, которая была светлее, чем на груди, на тонкую линию темных вьющихся волосков, исчезавшую под застежкой, и бешеный стук ее сердца, казалось, отсчитывал проходившие секунды.
   Собрав остатки храбрости, она подняла глаза и взглянула на него. В его темно-серых глазах таилось обвинение и тепло.
   Она вздохнула:
   – Я действительно думаю, что ваша слабость – игра, приманка для того, кто хочет вашей смерти.
   Его зрачки расширились, но он промолчал. Она облизнула дрожащие губы и прошептала:
   – Я думаю так, но не уверена. Должен быть способ узнать это наверняка. И я найду его.


   ГЛАВА 9

   Большую часть следующей недели Пилар наблюдала, как соратники Рефухио, дежурившие с нею у его постели, пытались поднять его мольбами, просьбами, шутками и даже гневными выпадами. Она ждала до тех пор, пока, ее усталость не достигла той степени, при которой все происходящее воспринималось словно во сне. Ей казалось, что она сойдет с ума, если и дальше будет все взвешивать и выжидать, ничего не предпринимая. Она больше не могла ждать.
   Наутро после ее беседы с Рефухио жар у того спал, бронзовая кожа покрылась испариной. Пот намочил волосы на лбу и стекал по вискам и шее. Опасный румянец сошел с его лица, взгляд стал спокойней. Он выпил немного бульона, умылся, побрился и переоделся в чистое белье. Но он не реагировал на заботы своих друзей и был так отрешен от них, словно эти люди не имели к нему ни малейшего отношения. Он все время молчал.
   Его молчание, отсутствие столь привычных шуток и издевок тревожило Пилар больше всего. Казалось, что его голос – самая живая его часть, отражение его блестящего ума – был убит. То, что он сам, собственным усилием воли сделал это, приводило Пилар в ярость и было невыносимо. Именно это побудило ее к решительным действиям.
   Почти двое суток они провели в порту на Канарских островах, погрузив на борт фрукты, вино, турецкие ковры, а также приняв несколько пассажиров. Они отплыли с утренним приливом, и вслед за прекрасным днем наступил прекрасный вечер. Море было спокойно, воздух целителен, и ветер – попутным. Красивый закат расцвечивал небо розовым и алым, лиловым, фиолетовым и оранжево-золотым, заставляя море переливаться, словно опал. Последние отблески заходящего солнца врывались сквозь открытый иллюминатор, отсвечивали на стенах и превращали лицо и руки обедавшей в каюте Пилар в переливчатый розовый перламутр.
   Рефухио, которого уже накормили овсянкой, лежал, опираясь на подушки, и глядел на девушку. Свет, отражавшийся в глазах, изменил его взгляд, сделав его обманчиво-мягким.
   Вскоре стало темнеть. Ночь наступала быстро, как и обычно в этих широтах. Когда каюту наполнили тени, Пилар, встав из-за стола, взяла поднос, выставила его за дверь и заперлась на замок. Повернувшись, она начала вынимать шпильки из прически. Разворачиваясь, толстый жгут волос превратился в темно-золотистый водопад, укрывший ее до талии. Пилар подошла к умывальнику.
   Налив в таз немного воды, девушка вымыла руки. Затем, смочив в чистой воде кусочек ткани и отжав его, она медленно провела по лицу и шее. Отбросив назад волосы, она принялась расшнуровывать лиф своего мягкого шелкового зеленого платья с широкой юбкой.
   Стальной взгляд Рефухио остановился на ней. Она спокойно выдержала его и продолжала расстегивать платье. Затем она стянула его с себя и бросила на стул. За платьем последовала нарядная нижняя юбка из желтого шелка, отороченная ярко-зеленой каймой. Она сбросила туфли, сняла чулки, потом развязав тесемки тонких нижних юбок, позволила им свободно упасть на пол. Грациозно перешагнув через ворох юбок и подобрав их, повесила на тот же стул. Оставшись в одной сорочке с низким вырезом и подолом, едва прикрывающим колени, Пилар снова взяла влажную ткань.
   Девушка привыкла умываться и переодеваться на глазах у Рефухио – с тех пор как он был ранен, избежать этого не было возможности. Она всегда скромно снимала одну вещь, уже надев поверх другую, а также выбирала время, когда ей казалось, что ее подопечный спит, хотя иногда отмечала, что его дыхание меняется, а повернувшись, обнаруживала, что он переменил положение. Тем не менее, когда бы она ни взглянула, его глаза оставались закрытыми. Постепенно она почти привыкла к его присутствию.
   Она не знала, смотрит ли он на нее сейчас. Единственное, в чем она была уверена – это в том, что он не спал, когда она начала умываться. Она чувствовала себя неуютно, как будто ее рубашка была прозрачной. Ветерок, веющий в открытый иллюминатор, прижимал тонкую ткань к ее телу так, что был виден каждый его изгиб. Он мгновенно высушивал влагу, оставляемую на ее теле тканью, и вызывал у нее озноб. Ее нервы были болезненно напряжены в ожидании того, что должно было произойти.
   И вот наступил решающий момент.
   Сердце тяжело стучало в ее груди, руки дрожали. Она чувствовала, как горячая волна поднимается изнутри и она краснеет до корней волос. Быстро, пока ее решимость не испарилась, она расстегнула ворот рубашки, спустила ее с плеч. Рубашка упала на пол.
   Она зажмурилась, будто тем самым могла спрятать свою наготу. Ее тут же захлестнули сомнения. Она не знала, правильно ли поступает. Если она останется сейчас, если возьмет рубашку и быстро скользнет в нее, то сможет притвориться, что рубашка упала случайно. Все будет так, как было до сих пор, ничего не изменится.
   Но разве это поможет? Разве это спасет их? Нет. Она нащупала слабое место в броне Рефухио и должна следовать намеченному плану. Она должна сделать это, или все они погибнут.
   Пилар наклонила голову, скрывшись за густым завесом волос. Выжав мокрый лоскут, провела им по груди, бокам, животу и бедрам. Влажная кожа блестела, как алебастр. Грациозно двигаясь, она провела влажной тканью по ногам, протерев даже ступни. Закончив омовение, она положила лоскуток на место и взяла щетку для волос. Ее опущенные ресницы дрожали. Распутывая длинные пряди, она расчесывала волосы до тех пор, пока они не заблестели в полутемной каюте.
   Закончив, она отложила щетку. Вздохнула и медленно, но решительно повернулась. Вскинув голову, пошла к постели, где лежал Рефухио.
   Он не спал, наблюдая за ней.
   Заметив его взгляд, Пилар споткнулась, краска сбежала с ее лица. В его глазах она прочла гнев, замешательство и нечто, напоминавшее голодный взгляд. Последнее дало ей силы подойти к постели. Она не хотела смотреть на Рефухио. Потупившись, она села рядом с ним.
   Он поспешно отодвинулся к стенке. Этим движением он освободил место для нее, и она воспользовалась этим. Ей казалось, что она упадет на пол, если сейчас не ляжет. Она облокотилась на матрас, повернулась к Рефухио и улеглась, вытянувшись, рядом с ним.
   Довольно долго они лежали, не двигаясь, не произнося ни слова. Ветерок из окна овевал их, трепал простыню, по пояс покрывавшую Рефухио, играл прядями волос Пилар, заставлял их нежно касаться его тела. Постель была столь узка, что их ноги соприкасались. Качка корабля заставляла их все теснее придвигаться друг к другу.
   Он дышал глубоко и часто, забинтованная грудь резко поднималась и опускалась. Пилар охватило беспокойство. Озабоченно нахмурившись, она придвинулась к нему еще ближе и положила прохладные пальцы ему на шею, туда, где пульсировала жилка.
   Он схватил ее за руку так, что чуть не сломал ей запястье. В его хриплом голосе слышался гнев:
   – Зачем?
   Ее захлестнуло чувство триумфа, но сердце сжалось от страха. Проведя языком по неожиданно пересохшим губам, она произнесла:
   – Из тщеславия, – стараясь говорить так, чтобы в голосе звучала бравада, которой, впрочем, она не ощущала. – Какая женщина упустит возможность вернуть мужчину к жизни?
   – Попробуйте. Попытайтесь предложить сентиментальное самопожертвование, море жалости и все это прикройте состраданием.
   – Ну нет, я уже узнала, чего стоит попытка пожалеть вас. Ну а что до остального, у меня и в мыслях не было желания вторгаться на вашу территорию.
   Он прищурился:
   – У меня есть веские причины поступать так, как я поступаю. Они не имеют ничего общего ни с самопожертвованием, ни с состраданием. Ни с вами.
   – Но со мной вам придется считаться, раз я играю здесь роль сиделки, няньки и служанки, не говоря уж о том, что мне приходится спать на полу.
   – Пол очень тверд и неудобен, в чем я неоднократно имел случай убедиться. Но это не объясняет того, что вы лежите рядом со мной.
   – Объясняйте это моим любопытством.
   – Вы пытаетесь выяснить, верны ли ваши догадки? Вы могли понять это и раньше, если бы захотели. Возможно, вы беспокоитесь о своей безопасности? Вы, разумеется, знаете, что мои люди будут защищать вас и, как я понял, наблюдая за всеми последние несколько дней, они сделают это быстрее, чем я.
   – А может, мне не хочется быть вместе с вами приманкой?
   – В таком случае можете идти на все четыре стороны.
   – И оставить вас без защиты? Кроме того, предполагалось, что вы будете моим защитником.
   – Таким образом, вы играете роль любовницы, купаетесь в соболезнованиях и понимании и одновременно из детской мстительности строите планы, как бы вмешаться в мои действия?
   Она смело встретила его взгляд, хотя бешеная пульсация крови в жилах, казалось, лишит ее чувств.
   – Вы пытаетесь оскорбить меня, чтобы я оставила вас в одиночестве. Чего вы боитесь? Того, что я могу сделать? Или меня саму?
   – Поберегите себя, милая. Во мне, может статься, осталось больше жизни, чем вы полагаете, и меньше рассудительности. Предупреждаю, что голова у меня болит так, словно древний бог грома колотит меня своим молотом, а мои намерения, если их превратить в ветер, в мгновение ока домчат нас до Гаваны. Я никогда не защищал вас сильнее, чем в этот момент.
   – Я поберегусь, – тихо и мягко произнесла она, – если вы вернетесь к жизни.
   Рефухио долго смотрел на нее, чувствуя, как его железная воля утрачивает свою силу. Искушение было гораздо большим, чем мог выдержать человек. Адской мукой было быть поблизости, наблюдать, как лиф платья натягивается на груди Пилар, когда она причесывается, чувствовать нежный аромат, исходящий от нее, лежать, слушая, как легко она дышит во сне, и сознавать, что все правила приличия запрещают ему даже дотронуться до нее.
   Она нарушила эти правила, по доброй воле отказалась от них. Он принимал ее объяснения, хотя сомневался, что это единственная причина, не смея надеяться на большее. Но в чем он был уверен, так это в том, что ее действия даются ей нелегко.
   Он потерпел поражение. Он знал это с той самой минуты, как она повернулась и направилась к нему, с той самой минуты, как он осознал, что она вовсе не забыла о его присутствии. О Господи, он навеки запомнит эту минуту, навеки!
   Она была великолепна, пытаясь соблазнить его. Страх и какое-то непонятное восхищение боролись между собой в темных загадочных глубинах ее глаз. В свете уходящего дня ее кожа напоминала редчайший розовый мрамор, груди – как чудесные плоды безукоризненной формы, тонкая талия словно была создана для того, чтобы он обнимал ее, бедра, покачивающиеся в такт движениям корабля, были словно выточены талантливым скульптором. Ее густые, шелковистые волосы соблазнительно переливались, укрыв обнаженные плечи.
   Он задержал дыхание. Медленно, тихо выдохнул. Зажав прядь ее волос в кулак, намотал их на руку.
   – Теперь вы в безвыходном положении, – нежно шепнул он, прижавшись к ней. – Я мог бы защищать вас, держа в своих объятиях нагой. Я сказал бы, что это делается для того, чтобы наши роли выглядели более достоверно, разве не так? Я предупреждал, что моя способность трезво мыслить нарушена. Я раскачиваюсь на волнах софистики и извинений, страсти и похвальных намерений или, лучше сказать, страстных намерений.
   Последние слова она не расслышала. Он прижался губами к ее губам. Его губы были теплыми и сухими от жара; их прикосновения – нежными и сурово сдержанными. Он касался ее губ, пробуя языком их влажную сладость. Отпустив волосы Пилар, он заключил ее в объятия. После секундного замешательства она ответила на его поцелуй. Он сильнее сжал ее, и по его телу пробежала дрожь. Приподнявшись, он повернулся так, что она оказалась лежащей на спине. Кончиком языка он провел по ее зубам и поцеловал так крепко, словно искал источник сладости в этом поцелуе.
   Пилар вытянулась в струнку, ее руки сомкнулись у него на шее. Ее грудь была прижата к его груди, она кожей чувствовала его стальные мышцы и грубую ткань повязки. Движимая настоятельной необходимостью и остатками того самого самопожертвования, которое она так отрицала, она отдалась охватившему ее пылу. Огонь струился по венам, казалось, ее кожа, нагреваясь, источает лучи пробудившейся чувственности. Она перебирала темные пряди его волос и тихо бормотала что-то, опьяненная желанием.
   Она языком дотрагивалась до его языка, затем, осмелев, начала исследовать нежную внутреннюю поверхность его губ. Она потерялась в этом удивительном ощущении, время и пространство утратили свое значение. Остались лишь сгущавшаяся вокруг темнота и мужчина, обнимавший ее.
   Его руки вдруг разжались. На секунду она замерла в недоумении. Но, когда почувствовала, что его ладонь ложится ей на живот, у нее перехватило дыхание. Он ласково гладил ее нежную кожу, медленно описывая круги, но вот пальцы неумолимо двинулись вниз, к треугольнику, где сходились ее бедра. В тот же миг он, наклонив голову, прижался горячим влажным ртом к ее груди.
   Сосок затвердел под его лаской. Она почувствовала, как ее грудь напряглась, и волны наслаждения затопили Пилар. Сердце билось все сильней, ей казалось, что тело стало невыносимо тяжелым. Его прикосновение потрясло ее.
   Мускулы живота свело судорогой, она затаила дыхание, не шевелясь и не пытаясь отодвинуться. Пилар чувствовала, как что-то неизъяснимое пульсирует в ней, и хотела узнать, что это такое – заниматься любовью с этим человеком. Она хотела его. Неужели она обманывала себя, выдумывая объяснения, причины и жертвы? Разве это имело значение?
   Ее руки вцепились в широкие плечи Рефухио. Она чувствовала, как он силен, его мышцы гибко скользили под ее руками, когда он двигался. Его властность, покорявшая ее, не иссякла за время болезни. Эта аура обволакивала Пилар, странно ослабив ее, и эта слабость вынудила ее безоговорочно сдаться. На карту было поставлено нечто большее, чем просто ее девственность, и она знала об этом.
   Она была не из тех, кого можно забыть. Она была не из тех, кто останавливается на полпути. Коснувшись его лица, она прошептала его имя. Он поцеловал ее снова, и она ответила ему, молча обещая все, дарила ему себя, не требуя залогов и клятв.
   Рефухио нежно исследовал все изгибы ее тела, неизменно возвращаясь туда, где его ласки были ей наиболее приятны. Она гладила его по груди, нежно дотрагиваясь кончиками пальцев до сосков. Тяжело дыша, он повернулся. Она положила ладонь ему на грудь, ощущая сильное биение его сердца, чувствуя, как тверды его мускулы, броней покрывающие тело. Осмелев, она проворно принялась расстегивать на нем одежду. Выскользнув из нее, он привлек Пилар ближе к себе, положил руку ей на бедро.
   Пилар была охвачена пульсирующим жаром, но где-то в глубине души ее мучило беспокойство.
   – Это… все… все будет нормально? – сдавленно прошептала она, уткнувшись лицом в его шею.
   – Это будет изумительно. – Его голос дрожал от еле сдерживаемого смеха. – Это будет великолепно, чудесно, но никогда не будет «нормально».
   – Я имела в виду, ты сможешь…
   – Кто может сказать? Но я постараюсь, или ты сможешь сделать из моих кишок вожжи для такого идиота, и я буду просить побережнее относиться ко мне.
   – Это тебе не грозит.
   – И еще, – он продолжил, словно не слыша ее слов, – если ты сейчас попросишь меня остановиться, я обещаю, что выполню твою просьбу.
   Пилар не сомневалась в этом.
   – Только будь побережнее со мной, – попросила она.
   – Конечно…
   И он был нежен. Он был также силен, настойчив и неутомим. В тот миг, когда он вошел в нее, она почувствовала боль, но под его блаженной лаской боль исчезла. Она задержала дыхание, растворяясь в нем, срастаясь с ним. Она обняла его за талию, притягивая к себе, заставляя его все глубже проникать в нее.
   Шепча ее имя, он губами касался ее век. Приподнявшись на руках, он вошел еще глубже.
   Она выкрикнула его имя. В смятении чувств он прижал ее к себе, и восторг охватил их. Закрыв глаза и прижавшись к нему, Пилар постигала неизведанные прежде чувства, открывая для себя радость быть желанной и любить. Запретов не осталось. Она отдавала себя, не жалея, и он чувствовал, как дрожит ее тело. Она растворилась в экстазе, но высшая точка наслаждения была, столь неожиданна, что Пилар закричала вновь. Рефухио крепко держал ее, и блаженство, охватившее их, было бесконечно.
   Соединившись, они словно легко парили, купаясь в наслаждении. Они проникли в его тайны, приняли их, и это заполнило мир. Они были наедине, обнаженные, не нуждающиеся ни в чем. Им ни до чего не было дела, им никто, кроме их самих, не был нужен.
   Пилар почувствовала, что к горлу подступают слезы. Рефухио, не выпуская ее, перекатился на бок и неподвижно застыл.
   Им стало трудно дышать, их сердца бились в едином ритме. Корабль, казалось, двигался так же, как они, убаюкивая и успокаивая. Рефухио неуверенно убрал волосы с ее лица. Ей стало легче дышать. Она стиснула его руку. Они словно медленно проваливались куда-то.
   Вдруг Пилар забеспокоилась. Тихо вскрикнув, она приложила руку к его лбу, проверяя, нет ли жара. Он взял ее руку в свою и медленно поднес ее к губам, тепло касаясь, прошептал:
   – После этого я спокоен, как дважды исповедавшийся монах, и жизнерадостен, как накормленный щенок. А ты, милая?
   – Я тоже. – По ее губам скользнула улыбка.
   – Тогда поспи, а я присмотрю за тобой, как ты присматривала за мной.
   Она заснула и не просыпалась до тех пор, пока Энрике не постучал в дверь и не позвал их завтракать.
   Через три недели они приплыли в Гавану, на остров Сантьяго-де-Куба. За время этого путешествия ничего не случилось. Погода была необыкновенно хороша. Рефухио быстро поправлялся, наслаждаясь солнечными днями, ясным небом и соленым ветром. Он вышел из своего состояния без усилий и объяснений. На следующий, после ночи, проведенной с Пилар, день он вошел в салон, одетый опрятно и щегольски. Его манеры были, как всегда, непринужденны.
   – Мой дорогой граф! – Донья Луиза вскочила с места и поспешила к нему. – Добро пожаловать, мы так скучали без вас! Скажите, пожалуйста, чему мы обязаны вашим волшебным выздоровлением?
   – Чему же, как не морскому воздуху, заботам друзей и, конечно же, заботе прекрасной женщины, – это поистине королевское средство от всех болезней.
   – Я молилась за вас, – призналась вдовушка, – но, боюсь, вы льстите мне.
   – Ничуть. – Он галантно поклонился и, повернувшись, обменялся с Пилар шутливым взглядом.
   Он занимал собравшихся забавными, остроумными рассказами, игрой на гитаре и песнями. Вечер затянулся. Если непривычное усилие и утомило Рефухио, то он никак не показал этого. На следующее утро он сам сменил повязки и до полудня гулял по палубе, держа под руки донью Луизу и юную жену торговца. К концу недели он уже фехтовал со своими людьми, отпуская, к удовольствию собравшихся зрителей, едкие шутки.
   Но его нрав, в отличие от здоровья, не улучшился. Бывали минуты, когда его ничто не устраивало. В таких случаях он не церемонился и бывал очень резок. Его раздражала любая мелочь – неаккуратно завязанная веревка, манера кока готовить бобы, запах духов, исходивший от платочка доньи Луизы, вид Пилар, играющей в карты с Энрике и Чарро. Он не успокаивался, пока не завязывал веревку заново, не заставлял положить в бобы поменьше сала, пока не вышвыривал за борт платочек доньи Луизы и не прекращал игру за карточным столом, послав с поручением Чарро в один конец корабля, а Энрике – в другой. В результате бывали часы, когда и пассажиры, и команда избегали его. Он оставался один, что, по-видимому, вполне его устраивало.
   Для Рефухио, человека, привыкшего к простору и действию, такое беспокойство было естественно: он, движимый страхом за брата, оказался в непривычном ему замкнутом пространстве на корабле. Его преследовала мысль о невыполненных им обязательствах, сказывалось также напряжение этого постоянного маскарада, непрекращающиеся игривые шутки и высказывания в его адрес, которые ему приходилось сносить от доньи Луизы. Другой причиной его раздражительности, как считала Пилар, были мучительные головные боли. Она научилась распознавать их симптомы: тяжело набрякшие веки, сжатые губы. Она также научилась переносить его остроты и холодность. Все, что требовалось, – это, как она выяснила, не обращать внимания на его выпады. За ними редко крылась злоба, и они никогда не были направлены против кого-либо лично. По крайней мере, он ни разу не задел ее.
   Его друзья скоро поняли, что она меньше, чем остальные, боится его. Тем не менее они собирались около Пилар, пытаясь отразить большую часть направленных на нее колкостей своего предводителя. Иногда они даже пытались протестовать против столь бесцеремонного с ней обращения. Они искренне хотели помочь, но их вмешательство лишь осложняло положение. В минуты наиболее дикой ярости Рефухио принимался обвинять Пилар в том, что она их совращает. Эти замечания были похожи на ревность. Ей хотелось бы в это верить. Это было приятнее, чем предположение, что его реплики вызваны обычным раздражением и дурным настроением.
   Иногда ночью она массировала ему виски и затылок. Это помогало при головной боли. Он клялся, что ему легче, когда она рядом. Однажды он разозлил ее каким-то замечанием насчет ее пристрастия к Чарро, и она, взяв одеяло, перебралась спать, как раньше, к стене. К тому времени, как он вернулся с позднего свидания с вдовушкой, Пилар уже провалилась в тяжелую дремоту. Ее разбудил толчок. Он внезапно поднял ее на руки, прижал к груди и, усевшись на кровать и держа ее на коленях, принялся ласково и настойчиво убеждать ее, пока она не легла, наконец, рядом с ним.
   После, держа ее в объятиях, он сказал:
   – Граф Гонсальво очень умен.
   – Да? – Сонная и довольная, Пилар пригладила пальцем темные вьющиеся волосы на его груди, чтобы они не щекотали ей нос. – Почему?
   – Он держит свою Венеру взаперти, и у него не болит голова.
   – А как она сама?
   – Он боготворит ее и, по слухам, развлекает, как она пожелает.
   – Ты считаешь, что этого достаточно?
   Он наклонил голову, пытаясь увидеть лицо Пилар.
   – А ты считаешь, что нет?
   – Быть любимой и оставаться свободной лучше. – Она опустила глаза, не желая встречаться с ним взглядом.
   – Как, ты отказываешься от чадры и высоких стен? Разве ты не жаждешь безопасности?
   – Если бы я жаждала ее, я не была бы здесь. Я бы жила в монастыре, как хотел мой отчим.
   – Это правда.
   – Кроме того, если женщины не могут запирать мужчин в башне, то почему же мужчины могут позволить себе роскошь запирать там женщин?
   – Что я слышу? Тебе хотелось бы держать мужчину в башне?
   Она улыбнулась.
   – Опасно признаваться, но я не возражала бы.
   – Ну что ж, – его голос был тих, – пойдем поищем башню и будем держать друг друга взаперти.
   Она посмотрела ему в глаза, ожидая увидеть в них искорки смеха. Вместо этого она увидела свое отражение. Между его бровями появилась морщинка, вызванная болью. Она пригладила ее, затем пальцем провела по его лицу. Он схватил ее руки и поднес к губам.
   – Нет? – Его дыхание было теплым и нежным. – Тогда я построю вокруг тебя стену из поцелуев, и мы будем в безопасности хотя бы временно, если не навсегда.
   Это ее вполне устраивало.
   Пилар не знала, делил ли Рефухио постель с вдовушкой. Она надеялась, что это не так, но, боясь ошибиться, не хотела спрашивать. Ей хотелось думать, что, покидая ее постель, у него уже не остается ни сил, ни желания. Тем не менее она знала, что это совсем не обязательно.
   В любом случае она не имела права жаловаться. Она сама предложила ему себя и, независимо от причин, не могла это отрицать. Даже если бы безопасность и жизни всех не зависели от того, будет ли Рефухио выполнять желания и капризы вдовы, он не был обязан соблюдать верность Пилар.
   Вопроса о том, любят ли они друг друга, не возникало. Их союз был основан на близости, общей вражде и – чего Пилар не должна была забывать – желании защитить себя. Если бы она хоть на секунду позволила себе думать иначе, ей достаточно было бы вспомнить слова Исабель о том, что Рефухио никогда не позволит себе завязать роман с женщиной, к которой он искренне привязан. Ей было странно и приятно вспоминать об этом, потому что высказывание Исабель позволяло увидеть в том же свете его ухаживания за доньей Луизой.
   Гавана задыхалась. Белые лучи солнца отражались от волн, накатывавших на берег, и от зеленых твердых пальмовых листьев. Палуба «Селестины», впитав в себя этот жар, казалось, излучала его. Как только корабль бросил якорь, на раскаленную палубу поднялись представители правительства, таможенники, начальник гавани, сборщик податей, нотариус и клерк.
   Когда Пилар увидела мужчин, направлявшихся к месту, где она стояла вместе с Рефухио и капитаном, ее охватила тревога. Но когда официальные лица принялись услужливо кланяться и начались обычные подобострастные представления, она успокоилась.
   Рефухио был вежлив, но надменен, как и подобает аристократу, имеющему обширные владения в Испании. Чиновники были почтительны; их приветствия, главным образом, адресованные Пилар, неискренни. Никто не попытался остановить Рефухио, когда он, явно выказывая пренебрежение и невнимание, резко повернувшись, пошел прочь, уводя с собой Пилар.
   Если он и думал, что им удастся избежать людей, то вскоре понял, что ошибся. Не каждый день сонную Гавану посещали гранды, и новость эта распространилась быстро. К ночи ими была получена добрая дюжина всевозможных приглашений, начиная от завтрака у богатого плантатора, счастливого отца пяти дочерей на выданье, и заканчивая поездкой по острову в компании губернатора. Приглашение на завтрак можно было отклонить, не вызывая подозрений. С поездкой дело обстояло сложнее. Вернувшись из нее через некоторое время, Рефухио объявил оную достаточно приятной. Она повлекла за собой очередное приглашение – на костюмированный бал во дворце губернатора.
   Приглашение разрешало Рефухио привести с собой столько сопровождающих, сколько он захочет. При этом явно подразумевалось присутствие Пилар, так как было известно, что граф Гонсальво не посещает тех увеселений, на которые не приглашена его Венера. Кстати, из-за этого он и вел такую затворническую жизнь. Здесь же было принято во внимание то, что бал-маскарад устраивался во время карнавала и в этом случае правила светских приличий были не очень строги. Что же касалось опасности оказаться в большом обществе, где могли найтись люди, знающие лично либо графа, либо Рефухио де Каррансу, то она была ничтожна: большую часть вечера все будут в костюмах и масках. Всегда можно будет найти предлог, чтобы удалиться прежде, чем маски будут сорваны.
   Донья Луиза была обрадована перспективой оказаться в обществе, пусть даже и провинциальном. Она получила отдельное приглашение благодаря заботе одного из друзей ее последнего мужа. Этот дворянин был некогда членом муниципального совета в Нью-Орлеане, а сейчас занимал такой же пост в Гаване. Сеньор Мануэль Гевара находился в порту, когда пришел корабль, и пригласил очаровательную вдовушку погостить под его крышей, пока потрепанное каботажное судно, на которое они должны были пересесть, будет готово выйти в море. Это был вопрос нескольких дней. Сеньор Гевара был счастлив оказать услугу Рефухио и его друзьям. Вдова поспешила заверить его, что приглашение будет принято.
   – Вы все устроили просто великолепно, донья Луиза, – иронически произнес Рефухио. – Подобные действия, несомненно, должны вас удовлетворить.
   Если женщина и почувствовала его иронию, то ничем этого не выдала. Улыбка мелькнула в ее глазах, когда она ответила:
   – Иногда так бывает.
   – Как вы думаете, что произойдет, если этот дворянин знаком с графом? Или если он видел ранее Рефухио де Каррансу. Энрике или Чарро?
   – Или если он был любовником вашей Венеры? Это столь же неправдоподобно, как и все высказанное вами: он уже много лет живет вдали от Испании.
   Лицо Рефухио было непроницаемо. Он пожал плечами:
   – Ну, ладно, не будем понапрасну тревожиться. Если он сможет раскопать какое-нибудь неудобное для нас знакомство, мы всегда успеем отправить на тот свет его и всех его домашних, до последнего хнычущего младенца и кухонной девчонки.
   – Какой вы жестокий головорез! – вскричала вдова, засмеявшись.
   – И какой испорченный! Что за чудесное зрелище я буду являть собой, когда палач набросит мешок мне на голову! Или, может, вы предпочитаете аутодафе? Не одной же Святой Инквизиции приговаривать людей к сожжению. Что угодно, дорогая госпожа, коль скоро вас это развлечет?
   – Костры всегда восхитительны, вы не находите. – Глаза вдовушки засияли.
   Пилар, наблюдая за ними и слушая их язвительную болтовню, внезапно почувствовала, как ее сердце охватывает холод.


   ГЛАВА 10

   Дом сеньора Гевары был выстроен из белого кораллового камня. Прочное четырехугольное здание было спроектировано так, чтобы оно могло выстоять в осенний сезон, когда бушуют тропические штормы. Балконы закрывали высокие окна, защищая их от жгучего солнца, дождя и ветра. Из окон этого дома, одиноко стоящего на мысу, можно было наслаждаться видом на море. Вокруг дома росли плодовые деревья с экзотическими названиями, они затеняли газоны строгой геометрической формы, обрамленные по краям пышными яркими цветами. Через несколько сотен ярдов от них колыхалось зеленое море сахарного тростника.
   Сеньор Гевара был плантатором. Он оказался действительно радушен и гостеприимен. Пилар и Рефухио были предоставлены лучшие комнаты, остальные тоже были устроены как подобает. Гостей потчевали яствами и вином, а дочери хозяина услаждали их слух пением. Сеньор и его большая семья так жаждали услышать вести из Испании, что, казалось, были готовы привечать даже слепого нищего, только чтобы услышать новое. Они без конца задавали вопросы, особенно старался старший сын хозяина Филипп, воображавший себя лихим повесой и мечтавший о блестящем будущем. Дамы желали узнать о модных фасонах и расцветках, а также услышать, кто из придворных дам является законодательницей мод. Сеньора Гевару интересовали интриги между министрами. Все хотели знать о последних модных танцах и музыке.
   Предполагаемая привычка дона Гонсальво к затворничеству оказалась очень полезна: недостаток знаний о жизни при дворе можно было списать на ее счет. Рефухио компенсировал этот недостаток, просидев весь вечер за расстроенными клавикордами. Он наигрывал попурри из новых мелодий так умело, что его умоляли продолжить. По настоянию хозяев он исполнил несколько старинных баллад и колыбельных песен с таким чувством, что у всех выступили слезы на глазах от тоски по дому.
   Рассказывать обществу последние пикантные новости и придворные сплетни пришлось донье Луизе. Совершенно неожиданно Энрике, прекрасно играющий роль гранда, пришел ей на помощь. Его обязанностью было собирать сведения для Рефухио, и, путешествуя по Испании, он сумел узнать много интересного. И вдовушка, и цыган-акробат остроумно и весело описывали происшествия при дворе и шедевры портняжного искусства.
   Костюмированные балы были любимым времяпрепровождением на острове, поэтому в доме сеньора Гевары было много маскарадных нарядов. Гости с «Селестины» могли выбрать любые костюмы, какие им заблагорассудится, чем они и воспользовались.
   Найти костюм для Рефухио оказалось нетрудно. Наряд мавританского принца сидел на нем великолепно. Пилар отказалась и от костюма мавританской принцессы, закутанной в покрывала гак, что были видны только глаза, и от костюма танцовщицы, требующего гораздо меньше драпировок. Облачение монахини ее тоже не привлекло. Наконец, она остановилась на необычайно широком кринолине из шелка цвета синих сумерек, корсете с пластинами из китового уса, отделанном голубым шелком и высоким узким воротником, – наряде придворной дамы прошлого столетия.
   Рефухио, надев снежно-белый наряд, набросив на голову покрывало с золотым шнуром, удалился, любезно предоставив спальню в распоряжение Пилар и Исабель. Одеть Пилар в кринолин, напоминающий корзину, было делом нелегким. Пилар видела уходящего Рефухио в зеркало. Она сидела за туалетным столиком, а Исабель высоко зачесывала ее напомаженные локоны, готовясь напудрить прическу. Рефухио выглядел беспокойным, взвинченным и каким-то невероятно чужим. В своем развевающемся костюме он был похож на вождя из пустыни, готового принять участие в пирушке, если представится случай, и в сражении, если возникнет необходимость.
   Через некоторое время Пилар неловко, боком протиснулась в дверь, ведущую из спальни на галерею. Шелестя и покачивая юбками, она проплыла туда, где в отдаленном конце крытой галереи стоял Рефухио.
   Внезапно она услышала громкий плач, раздавшийся с противоположной стороны, из-за угла дома. Рефухио повернулся и пошел в направлении, откуда доносились звуки. Пилар, зайдя за угол, увидела его стоящим на коленях перед ребенком. Лицо мальчика, которому было года три, исказила горестная гримаса. Это был младший сын чиновника. Он носил короткие, до колен, штанишки; рубашка выбилась из-под пояса. На его крошечных туфлях блестели пряжки, а густые шелковистые волосы были собраны сзади. Он поднял вверх пальчик, на котором виднелась маленькая капелька крови. За мальчиком важно, по-голубиному надувшись, стоял большой зеленый попугай с желтой головой.
   – Он укусил меня! – рыдал мальчик. – Он укусил меня!
   – Кто? – спросил Рефухио, беря маленькую розовую ручонку своей большой загорелой рукой и бережно вытирая краем своего покрывала кровь.
   Мальчонка повернулся, указывая другой рукой на попугая:
   – Эта гадкая птица. Он укусил меня за палец!
   – Вижу, – серьезно подтвердил Рефухио. – А что ты ему сделал?
   – Я просто играл с ним.
   – Может, ему не хочется играть.
   Малыш промолчал, шмыгая носом и размазывая слезы по щекам. Попугай, подойдя ближе к мужчине и мальчику, принялся расхаживать вокруг.
   – Это твой попугай? – спросил Рефухио.
   – Нет, мамин, – покачал головой мальчик.
   – Может, расскажем маме, что он натворил, чтобы она сама могла его наказать.
   – Не надо.
   – Понятно, – кивнул Рефухио, – значит, раньше так бывало.
   Мальчик, не отвечая, уставился в пол. Попугай, наклонив голову набок, забавным голосом произнес: «Привет, Матео!»
   – Это ты Матео?
   Малыш кивнул и снова потупился.
   – Ну, так чего же заслуживает гадкая птица за то, что покусала тебя? Может, отрежем ему голову и приготовим из него жаркое?
   Испуг мелькнул на лице ребенка.
   – Нет!
   – Нет? Ну, так, может, завяжем ему клюв?
   Мальчик снова покачал головой. Его взгляд был прикован к попугаю. Тот, найдя удобную складку ткани, карабкался на плечо к Рефухио.
   – Хочешь в ответ укусить его за палец? – спросил Рефухио.
   – У него нет пальцев.
   – Зато у него есть две лапы.
   Малыш улыбнулся, показав ямочки на щеках. Он хихикнул:
   – Они слишком грязные. Не хочу! Рефухио тяжело вздохнул:
   – Ну, тогда я просто не знаю, что и делать.
   – Я знаю! – закричал мальчик. Он протянул к попугаю руку. Птица ловко и привычно перебралась на нее и полезла на плечо к мальчику. Матео повернулся и побежал, а попугай, словно в полете, отчаянно захлопал крыльями.
   Рефухио поднялся на ноги. Его лицо, когда он смотрел вслед убегавшему мальчику, было мягче, спокойнее, чем обычно. Наблюдая за ним, Пилар почувствовала непривычную боль и странную пустоту внутри.
   Рефухио повернулся и оглядел ее. Его взгляд скользнул по высокой напудренной короне волос, по округлым грудям, приподнятым корсетом, и тонкой, нещадно стянутой талии, по кринолину, занимавшему окружность в добрый ярд радиусом. Он улыбнулся. Его глаза заблестели от удовольствия:
   – Выглядишь величественно, – наконец признал он. – И, как всегда, прелестна! Я думал, что тебе пойдет костюм монашки, но приходится признать, что этот наряд гораздо лучше.
   Комплимент был неожидан и заинтриговал ее.
   – Почему? – Она постаралась, чтобы ее голос звучал непринужденно.
   Он протянул к ней руку, а она в ответ отвернула свою. Рефухио обошел ее вокруг, все еще протягивая руку.
   – Потому, – заявил он, – что благодаря твоему наряду ни один мужчина не сможет подойти к тебе достаточно близко.
   – Пока я ему не помогу. – Она бросила на него лукавый взгляд из-под ресниц.
   – Существует и такая вероятность. Но, принимая во внимание твое доброе сердце, не думаю, что ты поступишь столь опрометчиво.
   – А при чем тут мое сердце?
   – Ты не захочешь быть причиной чьей-либо смерти. Она взглянула ему в глаза, затем отвела взгляд.
   – Кто будет очередной жертвой?
   – Что? – резко переспросил он.
   – Я имею в виду, после моей тетки.
   – Это совершенно другое дело. Ты не виновата в поступках сумасшедшего.
   – Нет? Тогда и ты не виноват, – тихо сказала она. Он смотрел, как она уходила, не дождавшись его ответа.
   Обед был сервирован с подобающей роскошью. Было очевидно, что жена чиновника, гордясь присутствием тех, кто, по всеобщему утверждению, принадлежал к сливкам испанской аристократии, задалась целью поразить соседей, приглашенных для количества, наряду со старшими членами семьи. Все серебряные предметы, находившиеся в доме, были отполированы до блеска и принесены в столовую. Сверкал венецианский хрусталь, поблескивал английский фарфор, а жар многочисленных свечей заставлял увядать недолговечные тропические цветы, стоявшие в вазах севрского фарфора. Огромное количество людей, приборов и подсвечников мешало достичь элегантности, которая была пределом мечтаний хозяйки дома.
   Рефухио усадили по правую руку хозяйки, донья Луиза заняла место справа от хозяина. Пилар сидела далеко от Рефухио. По одну сторону от нее расположился пожилой человек в немодном черном костюме, по другую – старший сын хозяина. Незнакомый ей гость с воодушевлением налегал на еду, не выказывая ни малейшего желания беседовать с Пилар. Филипп Гевара, напротив, не был расположен обедать.
   – Сеньорита, – он говорил так тихо, что шум разговоров и звон тарелок заглушали его слова. – Я чувствую себя последним глупцом. Умоляю вас простить мое невежество, но я не знал, кто вы. Подумать только, два дня находиться под одной крышей со знаменитой Венерой де ла Торре и не подозревать об этом!
   Молодой человек был удивительно, по-кастильски, хорош собой. Он явно был избалован, о чем говорило его излишне уверенное и опытное обращение с женщинами, которое совсем не пристало в его возрасте.
   – Пожалуйста, не будем об этом, – искренне попросила Пилар.
   – Я должен был знать. И как я не догадался? Ваше лицо, ваша фигура – вне всяких сравнений. Неудивительно, что граф держит вас взаперти. Я вел бы себя так же, будь вы моей.
   – Должна напомнить, что причиной этому, – Пилар кивнула в сторону Рефухио, наблюдавшего за ними поверх бокала, – необычайная ревнивость графа.
   Юноша едва взглянул в направлении, указанном Пилар. Его темные глаза засверкали.
   – Вы боитесь его? Хотите, я спасу вас?
   – Разумеется, нет! Вы и думать не должны о таких глупостях!
   – Глупостях? Вы говорите так, словно считаете меня неспособным защитить вас.
   Пилар, услыхав в его голосе нотки оскорбленного тщеславия, постаралась успокоить Филиппа:
   – Ни в коем случае. Я просто не нуждаюсь в спасителе. Я вполне довольна жизнью. – Ее голос был тих и мягок.
   – Я думаю, вы просто боитесь. Осмелюсь ли надеяться, что вы беспокоитесь обо мне?
   – Я почти не знаю вас, – возразила она.
   – Мужчины и женщины влюбляются друг в друга, мельком увидевшись на прогулке или перекинувшись парой слов во время утренней мессы. – Его лицо вспыхнуло, в устремленном на нее взгляде сквозила страсть.
   Она бросила ему вызов. В ней была тайна, которую он жаждал постичь, и она видела это. Для него она была куртизанкой, чьи прелести пленили дворянина, и этот дворянин заключил ее в башню. Казалось, молодого человека восхищает сама возможность говорить с нею. Тяга соблазнять ее была непреодолима.
   – Но не я, – холодно возразила она. – Мне нет пользы от любви.
   – Женщина, выглядящая, как вы, не может говорить так.
   – Тем не менее, уверяю вас, это так.
   – Вы предпочитаете, чтобы вас обожали, как это делает граф, я прекрасно понимаю вас. Для меня будет величайшим наслаждением преклонить перед вами колени.
   – Благодарю, но в этом нет необходимости.
   – Если вам нужен достаток, то я богат.
   – Вы имеете в виду, что богат ваш отец. А титул?
   – Вам нравится быть жестокой, но тем приятнее будет миг, когда вы сдадитесь.
   Она явно понапрасну теряла время и силы, пытаясь охладить его пыл. Безразлично пожав плечами, она отвернулась. Ее глаза встретили взгляд Чарро, который, должно быть, слышал беседу. Чарро улыбнулся, в его ярко-голубых глазах Пилар прочла интерес и сочувствие.
   Было уже поздно, когда пышный обед наконец завершился, и гости, освежившись, собрались отправиться на бал. Юноши должны были ехать верхом, освещая факелами дорогу. Господа постарше и дамы путешествовали в каретах.
   Рефухио, равно как и Чарро с Энрике, предпочел ехать на лошади. Балтазар, как слуга, должен был стоять на запятках одной из карет. Сеньора Гевара намеревалась ехать в семейной карете вместе со своей старшей дочерью и дуэньей девушки, дальней родственницей. Четвертое место хозяйка дома собиралась предложить Пилар, когда появилась вдова Эльгесабаль с маской в руке. Ее пухлые плечи покрывала мантилья.
   – Разве вы тоже едете, донья Луиза? – удивилась хозяйка.
   – Разумеется. – Донья Луиза, казалось, была поражена, что ее спрашивают об этом, и продолжала: – Ах, вы подумали о том, что я в трауре! Конечно же, я не буду танцевать, но мне нужно повеселиться, чтобы не думать о моей потере. Я знаю, мой милый муж порадовался бы за меня. Он был на редкость неэгоистичен.
   Энрике, стоявший неподалеку, заметил вполголоса:
   – Без сомнения, это был святой.
   – Да, – подтвердила вдовушка.
   – И именно поэтому вы не могли хранить ему верность и оставаться рядом с ним?
   Вдова отвернулась от акробата, делая вид, что не слышит его. Кивнув в сторону свободного места в карете, она обратилась к хозяйке:
   – Я вижу, вы оставили это место для меня?
   – Если оно вас устроит. – Сеньора Гевара явно не испытывала особой симпатии к донье Луизе.
   Пилар поразила настойчивость вдовушки. Она слышала, сколь неодобрительно отозвался об этом Энрике. Пилар была встревожена – ведь она сама тоже не носила траура по своей убитой тетке и собиралась насладиться всеми прелестями вечера. Ситуация была и вправду трудной, но Пилар надеялась, что она сможет с честью выйти из нее.
   Сеньора Гевара обратилась к Пилар. С ней она не была так холодна, как с доньей Луизой.
   – Простите, сеньорита, но возникли осложнения. Боюсь, что я буду вынуждена просить вас поехать с нашими добрыми друзьями, нашими соседями…
   Вдруг заговорил ее сын:
   – Прошу прощения, мама, но я отвезу эту даму. Запрячь лошадей в мой экипаж не потребует много времени.
   Хозяйка нахмурилась, но, поглядев на остальных гостей, наблюдавших за происходящим с живым интересом и достаточно неодобрительно, раздосадовано поинтересовалась у Пилар:
   – Вас это устроит?
   Пилар чувствовала, что Рефухио, уже сидящий на вороном пританцовывающем от нетерпения жеребце, смотрит на нее. Да и добрая половина собравшиеся напряженно прислушивалась в ожидании ее ответа. Собравшись с духом, Пилар твердо ответила:
   – Да, благодарю вас. Я как раз собиралась взять с собой Исабель, свою горничную, на тот случай, если мне надо будет поправить костюм. В экипаже ей будет гораздо удобней, чем на козлах рядом с кучером.
   Филипп выглядел расстроенным, но не отменил свое предложение. Он явно не был в восторге, когда Рефухио, Чарро и Энрике поскакали рядом, образовав эскорт маленького экипажа.
   Дорога, ведущая ко дворцу губернатора, была приятной. И проходила рядом с гаванью, в виду старой крепости Ла-Фуэрца, чью сторожевую башню венчал флюгер в форме фигуры индейской девушки – «Ла Гавана». Они проезжали мимо двух укреплений, охранявших вход в гавань, замка Морро и Ла-Пунта. Как сообщил Филипп, все эти укрепления, находящиеся за замком Морро и тянущиеся до стен города, были выстроены для того, чтобы запугать пиратов и привести в замешательство англичан. Если с первым заданием они вполне справлялись, то со вторым дело обстояло гораздо хуже. Гавана была захвачена англичанами чуть больше двадцати пяти лет назад, во время Семилетней войны, и годом позже, после окончания войны, возвращена Испании в обмен на земли Флориды.
   Дворец губернатора представлял собой величественное здание в стиле барокко, радующее глаз пышностью и великолепием. Он находился в восточной части центра города, известного под названием Оружейной площади, Пласа-де-Армас. Это название было обычным в городах испанских колоний. Дворец был построен недавно, кое-где строительство еще не завершилось. Комнаты были просторны и богато украшены. Это было жилище, достойное человека, держащего в руках всю юридическую власть над обширными владениями Испании в Новом Свете.
   Бал во дворце губернатора являлся событием незаурядным, ибо Марди Гра – последний день карнавала – был последним праздником радости и веселья, главной пирушкой перед долгим воздержанием поста. Низкий потолок узкого и длинного бального зала был расписан фресками на религиозные сюжеты и украшен позолотой. Застекленные створчатые двери в обоих концах зала распахнуты настежь, открывая доступ воздуху. Подвески огромных хрустальных люстр еле слышно позванивали от сквозняка. Волшебные звуки скрипок, гитар, клавикордов, флейт, барабанов и кастаньет страстно вибрировали в пространстве. Гости сверкали драгоценностями и шуршали шелками, колыхались бархат и страусиные перья. Все танцевали постоянно, повинуясь звучанию музыки. Мужчины кланялись, женщины, обмахиваясь веерами, улыбались. Взгляды сверкали в прорезях масок.
   Несмотря на веселье, приличия соблюдались. Чопорные дуэньи и мамаши, мерно колыхая веерами, сидели вдоль стен, зорко следя за своими подопечными. Строгие мужья были начеку. Подобный надзор лишь усиливал страсть, делал ее более притягательной, поощрял намеки и недосказанность, прикрывая соблазн налетом благопристойности.
   Пилар танцевала первый танец с сеньором Геварой.
   Она догадывалась, что, исполняя долг хозяина по отношению к гостье, он надеялся сделать ее присутствие на балу более законным в глазах общества. Он был сдержан и почтителен, добросовестно следуя правилам, принятым в светском обществе. Сразу же после этого Филипп настоял, чтобы Пилар станцевала с ним кадриль. После благородного жеста его отца отказать было невозможно. К тому же именно Филипп отвез Пилар на бал. Тем не менее она сразу же пожалела о своем согласии. Он демонстративно хвастался полученной наградой. На нем был костюм конкистадора, который очень шел ему: бархатный камзол, обтягивающие штаны, нагрудник и шлем. Настроен он был весьма решительно. Хотя временами Пилар и чувствовала себя неловко, играя роль Венеры, любовницы графа, но до сих пор она ни разу не ощущала себя униженной. Горящие взгляды, которые бросал на нее Филипп, смелые прикосновения его рук, когда он вел ее в танце, – все недвусмысленно говорило о том, что он считает ее женщиной определенного рода и твердо вознамерился добиться ее.
   – Если вы не прекратите так пялиться на меня, – процедила она сквозь зубы, – я дам вам пощечину.
   – Я не понимаю, о чем вы. – Блеск глаз явно выдавал его.
   – Думаю, что понимаете. Я не из тех глупых девиц, что готовы упасть без чувств у ваших ног. Предупреждаю, вы затеяли опасную игру.
   – Вы уверены? Мне кажется, вы слишком высоко себя цените. Что-то не видно, чтобы граф хотел увести вас.
   – Он не желает делать всеобщим посмешищем ни себя, ни меня.
   – Или же ему просто нет до вас дела. Мужчинам быстро надоедают их любовницы.
   Разумеется, подобная опасность существовала, но Пилар предпочитала не думать об этом.
   – Удивляюсь, что вы так интересуетесь ненужной вещью.
   – О, для меня вы будете в новинку. К тому же вы прекраснее всех ночных бабочек Гаваны.
   Ее лицо застыло.
   – Уверена, что вы мне польстили, – гневно произнесла Пилар.
   – Нет, нисколько. Вам невозможно польстить.
   – Вы невыносимы, – холодно бросила она и больше не разговаривала с ним.
   Музыка смолкла. Чарро, случайно или намеренно, оказался рядом и, поклонившись Филиппу, предложил Пилар руку, чтобы увести ее. На секунду показалось, что Филипп откажется отпустить ее. Он хмуро глядел в глаза Чарро, о чем-то раздумывая, но, по-видимому, прочел в этом взгляде нечто, заставившее его отказаться от своих намерений, и, сухо кивнув, отвернулся.
   Пилар, как только музыка зазвучала снова, закружилась в танце с новым партнером, тепло улыбнулась ему:
   – Спасение подоспело вовремя. Благодарю.
   – Этот тип вам надоедает?
   – Это неважно. Просто он слишком молод и самоуверен.
   – Если хотите, я отправлю его домой.
   – Лучше не надо привлекать к этому внимания. Чарро засмеялся, его худое лицо сморщилось от удовольствия.
   – Боюсь, слишком поздно. – Он уверенно вел ее в народном танце.
   Чарро был наряжен тамплиером, рыцарем христианского монашеского ордена, основанного в средние века на Мальте. Туника с красным крестом и воинственный вид красили его. Он остроумно и едко вышучивал гостей. Его манеры были восхитительны и рассчитанно-безлики, даже, пожалуй, слишком безлики. Поклон, отвешенный им по окончании танца, был глубоким и непринужденным. Это было больше, нежели простая вежливость. В его голубых глазах, видных через прорези полумаски, читалась искренняя преданность и, пожалуй, сожаление.
   Рефухио, видевший это, встревожился, однако не был удивлен. Он видел, какое впечатление производит Пилар на его друзей, но винить за это мог только себя. Она была прекрасна, она подвергалась гонениям и была совершенно одинока: результат был предсказуем. Он чувствовал, как борется в нем желание защитить ее с желанием подчинить себе, обладать ею. Почему его друзья должны испытывать другие чувства?
   Но что ощущала Пилар? О, как бы он хотел знать это! Она раскраснелась от жары и танцев, на ее лице выступили бисеринки пота, дыхание участилось. Он заставил ее взять себя под руку и пошел к дверям. Не дав Пилар опомниться, он заговорил вежливым тоном, предупреждая:
   – Обилие поклонников улучшает цвет лица и заставляет сердце быстрее биться, но за все приходится платить.
   Пилар бросила взгляд на Чарро, зная, что Рефухио намекает на него. Она видела, как настойчиво юноша ищет ее общества, но была уверена, что их просто сблизило долгое путешествие. Отношения же Рефухио и доньи Луизы отнюдь не были столь невинны.
   – Разумеется, ты говоришь так, исходя из собственного опыта, – холодно парировала она.
   – Конечно.
   – И как обычно приходится платить?
   – Поклонники разрывают предмет обожания на кусочки. – Сравнение было точным и едким.
   Он предпочитал избегать конкретных обвинений. Может, он думал о прошлом? О потерянной невесте?
   – А как защититься от этого? – спросила Пилар.
   – Нужно быть сильным и уметь причинять боль.
   – И, напротив, не отвергать никого?
   – Да, если ты избегаешь мучить других.
   – Или если любишь мучиться сам?
   – Таков выбор.
   – За исключением тех случаев, когда замешаны интересы других.
   – Даже тогда. Чистые раны залечиваются. Младенцы, отнятые от груди вовремя, не плачут, и быстрая обдуманная смерть лучше, чем медленное угасание, приводящее к тому же концу.
   Он говорил о многом, но она не была уверена, что понимает все правильно.
   – Я вижу теперь, почему ты не хочешь, чтобы тебя любили, – медленно, с расстановкой произнесла она.
   – Кто говорит о любви? – возмутился он. – Это совершенно другое дело.
   Танец с Рефухио был для нее праздником. Он танцевал умело, его движения были отточены, в нем чувствовалась неукротимая сила, и изысканная грация сквозила в каждом его жесте. Он наслаждался танцем. Чувства, которые будила в нем музыка, воплощались в изысканных па и передавались партнеру.
   Пилар ощущала, как наслаждение, получаемое ею от танца, растет. Его чувства будили в ней отклик. Ее несказанно радовала удивительная согласованность их движений. Она глядела в его серые глаза, то приближавшиеся, то отдалявшиеся во время танца. И то, что она читала в этих глазах, затененных длинными ресницами, заставляло ее пальцы судорожно сжиматься. Он мог не хотеть любить ее или быть любимым ею, но он не был, не был равнодушен к ней! Это было огромным утешением для Пилар.
   Время неумолимо приближалось к полуночи. В этот момент Марди Гра, последний день карнавала, должен был закончиться, уступив место первому дню Великого поста. Затем все должны будут сбросить маски. Присутствующих ждали сюрпризы. Незадолго перед этим был подан ужин, включавший в меню мясные блюда, сладости и прочие яства, которые будут затем строго запрещены на все время поста. Губернатор острова был великолепен в своем наряде, отделанном серебряным кружевом, его парик из белого шелка был щедро напудрен. Картину довершали туфли на красных каблуках. Он прошествовал в столовую, сопровождаемый одетыми в ярко-красные ливреи лакеями, которые несли серебряные булавы. За губернатором потянулись гости, смеясь и перебрасываясь шутками. У всех разыгрался аппетит, вызванный танцами и весельем.
   Рефухио сопровождал Пилар и сам нашел для нее стул. Когда он повернулся, намереваясь позаботиться о еде для них обоих, Филипп уже протягивал наполненную тарелку. За ним сразу появился Чарро с богатым выбором деликатесов. Энрике также спешил предложить Пилар огромный бокал вина. Ей было приятно находиться в окружении мужчин, несмотря на то что намерения большинства из них были чисто дружеские.
   Пилар рассмешило, что ей было предложено гораздо больше, чем она могла съесть. Единственным возможным путем предотвратить обиды оказалось попробовать понемногу от каждого блюда. Все это ей пришлось проделать под насмешливым взглядом Рефухио. Тем не менее она откусила от одного пирожного, от другого, пригубила вина, ни на минуту не прекращая весело болтать, чтобы смягчить неловкость, возникшую между мужчинами.
   Энрике и Чарро, казалось, мало заботило присутствие Филиппа. Они отпускали едкие замечания насчет провинциальности острова, скромного выбора продуктов и бледности женщин на Кубе. Сначала их выпады были шутливыми, затем они стали более серьезными.
   Они критиковали выращиваемых на острове лошадей, умение местных жителей ездить верхом и осмелились усомниться в их искусстве владеть шпагой. Филипп, сперва во всем соглашавшийся с гостями и восторженно стремившийся пожить в Испании, начал краснеть.
   Пилар взглянула на Рефухио в надежде, что тот положит конец пререканиям. Поссориться во дворце губернатора с сыном человека, пригласившего их погостить, было бы по меньшей мере неразумно. Но предводитель разбойников, казалось, нашел на дне бокала что-то чрезвычайно интересное и не отрывал от этого глаз. Он не обращал внимания на происходящее.
   Энрике и Чарро продолжали отпускать колкости. Пилар безуспешно пыталась сменить тему разговора. Когда Филипп, побагровев, яростно принялся защищать родной остров, она нахмурилась и с досадой взглянула на Рефухио.
   Воспользовавшись временным затишьем в общей беседе, раздраженно и уверенно заговорила какая-то немолодая дама:
   – Точно говорю вам: это самозванец! Во-первых, он чересчур красив, а во-вторых, ему не хватает огня. Если бы это действительно был граф Гонсальво, вокруг его Венеры не увивалось бы столько народу. О, нет, если бы это был настоящий граф Гонсальво, мы бы уже слышали звон шпаг!
   Рефухио, остолбенев, медленно повернулся, чтобы взглянуть в лицо говорившей. В эту секунду в нем соединились гордость поколений грандов и небрежное холодное высокомерие мавританского принца, которого он изображал. Лицо его под маской потемнело от гнева.
   Вокруг них воцарилось молчание, нарушаемое лишь тихим перешептыванием. Гости, бывшие поблизости, застыли с тарелками в руках, глядя на Рефухио.
   Пилар внезапно поняла, как Рефухио намеревается ответить придирчивой даме и какая опасность вдруг нависла над ними. Яростная защита или холодное пренебрежение одинаково могли сослужить дурную службу, придав вес возникшим предположениям старой дамы. Пилар, облизнув губы, собрала всю свою решимость: – О, любовь моя, – обратилась она к Рефухио нежно и интимно, в ее словах слышалось веселье, – сколь плохо эта дама знает тебя.
   Он удивленно вскинул голову, поглядел на Пилар и улыбнулся. Эта улыбка зажгла в его глазах нетерпеливый огонек желания, его губы чувственно изогнулись, обещая ласку:
   – Или же она плохо знает тебя, милая, – мягко ответил он.
   Затем он повернулся к пожилой даме и с видимым усилием поклонился.
   – Я не стану отчитываться перед вами, сеньора, в моих поступках, ибо не вижу в том нужды. Тем не менее мне не хочется, чтобы вы думали, что нынче я ценю свою Венеру меньше, чем в первые дни нашей любви. Неужели вы думаете, что женщине нельзя доверять? Вы не правы. И даже больше того. Покажите мне, кто из этих мужчин достоин ее улыбки. Вы не сможете сделать этого, ибо она стоит много выше любого из них, так же, как и много выше меня. Убивать их столь же бессмысленно, как пытаться убить каждого, кто осмелится с любовью взглянуть на луну.
   – Тем не менее, если бы вы были графом Гонсальво, вы бы попытались, – старая дама стояла на своем, хотя в ее выцветших глазах мелькнуло нечто похожее на понимание.
   – Как я могу? – жалобно спросил Рефухио, изображая искренность. – Пролить кровь сына человека, пригласившего меня под свой кров, будет бесчестным поступком. Кроме того, я не думаю, что губернатор будет в восторге, если его бал завершится кровопролитием.
   – Кровь, которая прольется, может быть и вашей, – горячо воскликнул Филипп за спиной Рефухио.
   – Может, если у вас достанет ловкости, – вежливо ответил тот.
   – У меня хватит и ловкости, и силы. Что можете вы поставить против? – воинственно спросил побагровевший Филипп. Его взгляд скользнул по матери и отцу, беседовавшим в дальнем конце комнаты, и вновь уперся в Рефухио.
   – Вы ждете, что моя Венера будет наградой победителю? Это вульгарно, и к тому же она, без сомнения, на это не согласится.
   – Соглашусь, – заявила Пилар, и оба соперника с подозрением взглянули на нее.
   – Уверяю тебя, можешь не бояться расплаты за мой проигрыш, – весело сказал Рефухио. Он посмотрел туда, где стояли Чарро и Энрике.
   Пилар заметила их взгляды, и выглядело это так, будто они договорились о чем-то.
   Ее пронизала дрожь, она была в ужасе. Рефухио, несомненно, что-то задумал, но что?! Она хотела бы знать, какая роль была отведена ей, осложнило ее согласие его задачу или, наоборот, облегчило. Она думала, что, скорее всего, верно последнее, но до конца постигнуть причудливый полет его мысли Пилар не могла.
   – Я не боюсь, – тихо и нерешительно проговорила она.
   – Как приятно.
   – Но не для меня, – заявил Филипп Гевара. – Я требую удовлетворения.
   – И я, – мгновенно сказал Чарро.
   – И я, – поддержал его Энрике, довольно точно скопировав непроницаемое выражение лица Рефухио. – Была задета наша честь, равно как и честь мужчин острова Сантьяго-де-Куба. Мы требуем удовлетворения.
   – Нет. – Глаза Пилар расширились от страха, когда она поняла, какой оборот принимает дело. – Я не желаю участвовать в подобных безумствах.
   – Да! – пылко заявил Энрике. – Разве я не был оскорблен наряду с лошадьми и женщинами этого острова?
   – Лошадьми? – в замешательстве переспросила дама, начавшая роковой разговор.
   Рефухио покачал головой:
   – Это становится смешным. Драться на дуэли со всеми вами скучно и утомительно. Кроме того, что мы сможем этим доказать? Я не хочу быть обвинен в столь явном неуважении к гостеприимству.
   – Это ваш долг, – произнес Филипп. – Теперь отказ покроет вас позором.
   Рефухио притворно вздохнул:
   – Я не нуждаюсь в еще большем позоре. Но как воспримут это губернатор и гости? Что скажете вы общественному суду? Нам нужен турнир, который бы показал, насколько .умело каждый владеет оружием.
   – Турнир? – с отвращением переспросил Филипп.
   – Именно так. Разве вас не прельщает возможность продемонстрировать вашу ловкость перед обществом, покрасоваться перед дамами?
   В глазах юноши мелькнуло подозрение. Он решительно покачал головой:
   – Устройство турнира требует слишком много времени. Сейчас я требую дуэли.
   – Что нужно для турнира? – не сдавался Рефухио. – У нас впереди ночь, а берег моря усыпан чистым песком. У нас есть люди, лошади и шпаги, светить нам будет луна. Перспективы открываются блестящие, и все, что мешает нам, – ваша нерешительность.
   – Вы сказали – сегодня ночью?
   – Прекрасное время! Что может быть лучше? Мы соберемся после бала, чтобы не оскорбить губернатора.
   – Но в чем честь победителя?
   – В том же, что и в битве: победа над врагом.
   – Вы участвуете?
   – Сочту за честь. – Рефухио поклонился, блеснув золотым шнуром на накидке.
   Заговорил Чарро:
   – В чем будем состязаться – в фехтовании или в верховой езде?
   – Разве необходимо выбирать? Турнир всегда был состязанием и в том, и в другом, игрой в войну.
   Гости перешептывались между собой. По донесшимся из толпы фразам было понятно, что большинство гостей сочло турнир лишь отговоркой графа, удачным предлогом, придуманным им, чтобы иметь возможность расправиться с поклонником своей любовницы.
   – Мне это не нравится, – заявила Пилар, в ужасе вскакивая на ноги.
   – А мне нравится. – Глаза Рефухио вызывающе сверкнули. – И ты будешь не призом в этом состязании, а судьей его. Что может быть лучше настоящей богини луны, наичестнейшей, неподкупной и бесконечно снисходительной.
   – Прекрати, – потребовала она. – В этом нет необходимости.
   – Необходимость есть, разве ты не видишь? Нужно доказать всем, сколь высоко я ценю мою Венеру. Нужно доказать всем, что я именно тот, за кого себя выдаю. Доказать это всем. И себе, – последние слова он произнес так тихо, что их не слышал никто, кроме нее. Так же тихо она призналась:
   – Я ровным счетом ничего не смыслю в этом.
   – Ничего? Проигравший виден, иначе и быть не может. Твой взгляд и твое благоволение нам нужны больше, чем беспристрастный суд. И ты, моя милая Венера, в отличие от богини правосудия, не слепа.


   ГЛАВА 11

   Слух о намечающемся состязании быстро облетел бальный зал. Сеньора Гевара тревожно вскрикнула, услышав эту потрясающую новость, но большая часть гостей восприняла ее с восхищением и энтузиазмом. Гости губернатора были так озабочены предстоящим соревнованием, что полуночное срывание масок прошло как обычная формальность, ритуал, означающий начало нового развлечения, а не конец карнавала. Без сомнения, Рефухио на это и рассчитывал, хотя вряд ли шумиха вокруг турнира была поднята ради этого.
   Рефухио со своими людьми и Филипп с товарищами покинули бал сразу же после того, как были сброшены маски. За ними последовало большинство гостей: лишь немногих не интересовало предстоящее зрелище.
   Гости спускались по ступеням дворца и, позвав слуг, которые тоже наслаждались праздничным вечером в своей компании, садились на коней, в кареты и экипажи и галопом мчались вслед за участниками турнира, направлявшимися на берег моря. Их скачка через весь город привлекла внимание многих: ночных гуляк, слуг-мулатов, уличных торговцев и музыкантов, моряков и грузчиков из доков. Вся эта разношерстная толпа последовала за ними, веселясь, горланя, хохоча и отхлебывая на ходу вино из бутылок.
   Пилар поехала вместе с сеньорой Геварой, не дожидаясь приглашения. Холодный взгляд сеньоры Гевары, упершийся в нее в тусклом свете фонаря кареты, дышал неприязнью, словно дама знала, чье присутствие вызвало ссору. Однако она ни словом не упрекнула Пилар. Потребовав, чтобы донья Луиза перестала причитать над своим платьем, которое та боялась помять в переполненной карете, и быстрее усаживалась, если ей угодно ехать, жена чиновника приказала кучеру трогать.
   Пилар думала, что Рефухио и его приближенные будут состязаться между собой, приняв в свои ряды
   Филиппа. Когда они достигли пляжа, их планы изменились. Филипп втянул в дело троих своих приятелей. Для всех участников турнира нашлись лошади, шпаги и импровизированные шиты. Двое помогали Чарро укрывать лошадей попонами, чтобы защитить их от ранений, пока Филипп показывал Балтазару и Энрике, как лучше затупить шпаги.
   Пилар выбралась из кареты и пробилась через шумящую, смеющуюся толпу туда, где стоял Рефухио. Он уже снял мавританский наряд и покрывало, оставшись в штанах, сапогах и тунике без рукавов. Рефухио проверял удила у лошади, на которой ему предстояло ехать, и тихо успокаивал животное. Лошадь была напугана шумом толпы и светом длинных факелов, воткнутых в песок по краям, чтобы обозначить поле.
   Он заметил, что она идет к нему, но продолжал возиться с лошадью, пока Пилар не остановилась напротив.
   – Ты решила переменить свое решение, и благословить нас? – шутливо спросил он. – Или просто не смогла удержаться от любопытства?
   – Конечно, последнее, – едко заметила она. – Не будешь ли столь любезен сообщить мне, чем ты собираешься заняться?
   – Конечно, милая, ты вправе требовать ответа. Что тебе угодно услышать?
   Она поджала губы, услышав этот ироничный тон.
   – Ты подвергаешь опасности не только свою жизнь, но и мою. Зачем? Зачем ты это делаешь?
   – Я собирался таким образом избежать общества после того, как будут сняты маски, но, кажется, неверно рассчитал. Не обращай внимания. Когда факелы уберут, на поле станет совсем темно.
   – Ты пытаешься успокоить меня? Но ведь и ты, и остальные могут быть убиты!
   – Тогда ты разрыдаешься и уйдешь к победителю.
   – Это самая большая нелепость, которую я когда-либо от тебя слышала. Зачем я нужна Филиппу Геваре?
   – Вот и я о том же, – задумчиво произнес Рефухио, явно намереваясь задеть Пилар. Она с трудом сдерживала свой гнев.
   – Ты наслаждаешься этим! Тебе не терпится изрезать кого-нибудь на куски!
   – Считаешь, что я не получил привычной порции крови?
   – Тебе не на ком было показывать свой дурной нрав с тех пор, как от тебя сбежал дон Эстебан. Ты срывал зло на своих людях, и теперь им тоже нужно дать выход своей жестокости.
   – Я уже говорил, что ты не слепа, – сухо заметил он.
   – О, я прекрасно понимаю тебя, если ты это имеешь в виду! Ты хотел покинуть бал, ты решил дать развлечься своим людям, но более того – ты хотел преподать урок сыну нашего хозяина и при этом не навредить ему.
   – Урок фехтования и верховой езды? Он сам является в них признанным авторитетом, лучшим на острове.
   – Я говорю не об этом. Ты хочешь научить его быть осторожным.
   – Хорошая мысль. Если поражение научит его придерживать язык и поумерит его страсть к любовным интрижкам, то оно лишь пойдет ему на пользу. И разве у нас не будет повода для радости, если мы окажемся пусть без крыши над головой, но в безопасности.
   Пилар смотрела на Рефухио. Ветер развевал ее юбки, закутывая в ткань их обоих, трепал ее сложную прическу. Возможно, как и предположил Рефухио, после этой ночи они больше не будут желанными гостями в доме сеньора Гевары. Вне сомнения, им будет на руку покинуть сей дом, ибо после того, как встал вопрос о личности графа, семейство Гевара будет внимательнее приглядываться к гостям. Тем не менее необходима была осторожность: в доме чиновника они оказались по милости вдовы.
   – А как быть с доньей Луизой? – спросила Пилар.
   – Пусть делает что хочет.
   – А если ты окажешься побежденным?
   – Мы ведь договорились, что победитель расцелует прелестных дам.
   – Я не об этом. – Ее глаза затуманились, глядя на него.
   Он нежно улыбнулся:
   – Я знаю. Прошу тебя – дай мне одну из твоих лент в знак благоволения.
   Одна из ленточек, прикрепленных в качестве украшения и застежки к ее корсажу, была развязана и вытянута из петелек прежде, чем Пилар успела ответить. Она почувствовала теплое прикосновение его пальцев. Корсаж стал свободнее. Пилар быстро прикрыла рукой полуобнажившуюся грудь, с досадой взглянув на Рефухио.
   Он с улыбкой встретил ее взгляд и повязал ленту себе на руку, оставив ее концы свободно развеваться. Затем он повел Пилар туда, где кончался песок, и на поросшей низким кустарником земле для нее постелили попону и поставили стул. Отсюда прекрасно было видно все поле. Рефухио усадил ее, поклонился и ушел. Наблюдая за ним, Пилар сообразила, что место для нее было готово еще до ее прихода. Он не обращал внимания на ее протесты, зная, что она все-таки приедет.
   Остальные участники турнира, взяв пример с Рефухио, устремились в толпу зрителей. Прелестные сеньориты, вспыхивая и пряча улыбки, отдавали кавалерам шарфики и ленточки. Балтазар взял поясок от платья Исабель. Энрике с шутовской галантностью кинулся выпрашивать у доньи Луизы ленту от ее вдовьего чепца. Возможно, вдовушке тоже хотелось участвовать в этом, а может, она просто решила положить конец надоедливым приставаниям, но лента была небрежно отдана Энрике.
   Обернувшись, Пилар увидела Чарро, смиренно преклонившего перед ней колено. В его глазах была отвага и, быть может, немного бравады. Он спросил ее:
   – Не окажете ли мне честь, госпожа моя, подарив одну из ваших лент?
   Как она могла отказать? Это была лишь игра в рыцарство, не имевшая особого значения, здесь не было глубокой привязанности или обязательств. Она взяла ленточку и стала привязывать ее к самодельному щиту Чарро. Щит был из тех, какими часто пользуются при тренировках в солдатских казармах – деревянный, круглый, обтянутый бычьей кожей. Чарро, стоя на коленях, наблюдал за ней. Затем он взял ее руку и бережно поднес к губам. Теплое прикосновение к ее коже было долгим, а взгляд, подаренный ей Чарро, исполнен почтения.
   Наконец он отпустил ее руку.
   – Вы сможете гордиться мной, – заявил юноша, вскочив на ноги. Через секунду он ушел.
   Участники сражения расхаживали по полю, мерили его шагами и обозначали границы, проверяя, ровна ли земля и в порядке ли снаряжение. Стоя группами по два-три человека, они тихо обсуждали вопросы ведения игры. За спиной Пилар уже столпились люди. Недалеко от нее удобно устроились губернатор с супругой. Музыканты, игравшие на балу, грянули веселую мелодию, им вторили уличные музыканты губными гармониками и концертино. Продавцы апельсинов и пирожники вовсю выкликали свой товар, настойчиво и лживо уверяя, что Великий пост начинается лишь на рассвете. Табуретки, принесенные предприимчивым плотником, быстро разошлись. В задних рядах собравшихся оживленно торговались женщины определенного рода. Активно заключались пари. Ставки на мужчин острова быстро росли.
   Рефухио и его группа тесным кружком собрались в конце поля. Когда они вернулись, оказалось, что они сняли рубахи и туники и смазали свои руки, лицо и тело жиром и сажей. Теперь они должны были сражаться, ничем не защищенные от ударов противников. Но тела сливались с темнотой, и соперникам теперь было не так-то просто увидеть их и нанести удар.
   Пилар помрачнела. Она была удивлена, но понимала, зачем это делается. Сажа не только усложняла задачу противникам Рефухио, она еще и маскировала лица разбойников. Когда Рефухио снял тунику, багровый шрам, пересекающий его грудь, был ясно виден – это было напоминание о его недавнем ранении. Что будет, если его снова ранят? Сама мысль об этом была невыносима, и Пилар не была уверена, сможет ли смотреть на бой. Остальная аудитория разгадала тактику Рефухио и была просто в восторге. Это стало ясно по тому, что ставки на него и его сторонников резко подскочили.
   Филипп и его друзья приняли это в штыки. Они запротестовали, но им тоже предложили намазаться сажей и жиром. Юноша с высокомерием, достойным гранда, отказался, заявив, что они не унизятся до того, чтобы искать спасения под слоем грязи. Ответа Рефухио не было слышно из-за криков толпы, но Филипп, резко повернувшись, зашагал обратно к своим друзьям. Он посмотрел на Пилар. В его взгляде смешались злоба и вожделение, подозрение и замешательство.
   Рефухио сделал шаг вперед, оглядев собравшихся. Он стоял, широко расставив ноги, словно гладиатор на арене. Шпагу он держал так непринужденно, словно это была дирижерская палочка. В другой его руке был щит. Он обратился к зрителям:
   – Приветствую вас, ночные бродяги, обитатели этих волшебных островов! – воскликнул он. – Мы приветствуем вас в последний день карнавала, последний день веселья! В знак признательности за ваше гостеприимство мы устраиваем состязание в силе, умении фехтовать и верховой езде. Пусть все, кто хоть когда-нибудь мечтал о деяниях, исполненных отваги, и подвигах, достойных рыцарей, присоединятся к нам! Если вы не желаете сражаться с нами, пусть каждый найдет себе достойного противника, ибо мы явились сюда не для того, чтобы проливать кровь, но чтобы похвалиться друг перед другом воинскими талантами; не для того, чтобы отнимать жизнь, но для того, чтобы радоваться ей! – Он продолжал, посвящая всех в правила игры: – Это будет настоящий турнир, борьба до победного конца. Шпаги затуплены, но все еще опасны. Можно наносить рубящие удары, но колющие строго запрещены. Человек, раненный до крови, считается убитым и должен покинуть поле. Безоружный должен признать себя пленником. За него возьмут выкуп. Потерявшего сознание могут унести его друзья или взять в плен соперники – кто успеет первым. Человек, заставивший спешиться противника, не обязан спешиваться сам, чтобы драться с ним; однако пеший может попытаться отобрать у всадника лошадь, если ему это удастся. Последний человек или группа, оставшаяся на поле, будут признаны победителями. Бой может закончиться в любой момент, если одна из групп решит сдаться, а также бой может прекратить своим решением судья, прекрасная госпожа Венера де л а Торре. Она же даст сигнал к началу сражения.
   Это было великолепно и просто, честно и достойно. Рефухио коротко и ясно предложил зрителям участвовать в состязании, наметив при этом границы, которые нельзя было преступать. Толпа была покорена его речью и бурными криками выразила свое удовольствие.
   Из слов Рефухио Пилар поняла, что, сняв одежду и лишив себя и своих людей защиты, он тем самым стремился уравнять шансы. Он не сказал этого прямо, но это было ясно и без слов. Его люди были старше и опытнее, к тому же вышколены долгими тренировками, их навыки оттачивались в постоянных стычках, грозивших смертью в бою или виселицей. Поранить до крови его и его людей затупленной шпагой было легче, если их не покрывала одежда. Когда Пилар осознала это, она ужаснулась.
   Рефухио поклонился и, повернувшись, легко вскочил в седло. Он застыл в центре поля, пока остальные выходили вперед, чтобы представиться и засвидетельствовать свое почтение судье и зрителям. Выполнив это, сражающиеся вскочили на коней и разъехались по местам, выстроившись за линиями, начерченными на поле. Факелы потушили, ткнув их в песок, и воцарилась темнота.
   Внезапно стало так тихо, что было слышно, как бормочут волны, накатываясь на песок. Фыркнула лошадь, звякнули удила. Где-то вдали залаяла собака. Кто-то чихнул, и женщина проглотила смешок.
   В полумраке вырисовывались два ряда всадников. Их темные силуэты чернели, как тени, в призрачном свете луны. Ветер перебирал лошадиные гривы, раздувал широкие рукава смутно белевших рубашек Филиппа и его друзей, выстроившихся справа. За ними неустанно билось о берег море, и светлая лунная дорожка поднималась и опускалась на волнах.
   Пилар никто не предупредил заранее, что она должна будет дать сигнал. Она не могла придумать, как это сделать. Где-то за ее спиной барабанщик выбивал легкую дробь, которая становилась все громче. Она огляделась по сторонам в поисках какого-нибудь предмета: музыкального инструмента, косынки. На худой конец можно было бросить что-нибудь на поле. Вдруг она замерла. Взглянув на платье, Пилар увидела, что там еще осталась одна светлая ленточка. Она вполне могла ею пожертвовать. Быстро развязав ленту, она вскочила на ноги и подняла ее над головой. Шелк развевался на ветру, светясь в лунном сиянии. Затем широким жестом Пилар кинула ленту в сторону поля. Кусок шелка медленно скользил по воздуху переливаясь и поблескивая, затем опустился на землю. Барабанщик в последний раз ударил в барабан.
   Ночь взорвалась криками, визгом и стуком копыт. Всадники сошлись с такой силой, что лошади встали на дыбы. Слышались стоны и ругань. Сталь глухо ударялась о деревянные щиты. Заржала одна лошадь, другая попыталась вырваться из гущи сражения, но всадник направил ее обратно. В этой мешанине каждый сражался сам за себя.
   Толпа, вновь обретя голос, принялась вопить, поощряя дерущихся, и передвигаться с места на место, чтобы лучше видеть. Мужчины восхищенно тузили друг друга, некоторые женщины визжали и подпрыгивали, в то время как другие беспомощно крутили головой, не видя, что происходит. Пилар стояла, сжав кулаки. Она с трудом могла вынести это зрелище, но отвернуться у нее не было сил. Одна из лошадей упала. Всадник успел соскочить с нее и ловко увернулся, избежав копыт чужих коней. Судя по росту и комплекции, это был Энрике. Некоторое время он метался по сторонам, пытаясь поймать охваченную паникой лошадь. Его преследовал конник из отряда соперников. Лошадь Энрике умчалась, и он повернулся к нападавшему. Энрике ускользал и увертывался, не выпуская из рук шпаги. Затем он внезапно упал, прокатился под брюхом лошади своего противника и, вынырнув с другой стороны, стащил того за ногу. Во тьме блеснула сталь. На белой рубашке противника Энрике расплылась темная полоса. Энрике вскочил в седло и направил лошадь в самую гущу боя.
   Затрещала барабанная дробь, раненый, пошатываясь, стоял на краю поля. Друзья сняли с него рубашку, чтобы перевязать рану. Число сражающихся уменьшилось. Их стало семь.
   Пилар напряженно следила за дерущимися. Ей показалось, что она заметила странный удар, отраженный щитом. Один из людей Рефухио ударил не врага, а своего. Возможно, произошла ошибка, но Пилар застыла, затаив дыхание. В этой мешанине сражающихся всадников, вооруженных шпагами, могло произойти все, что угодно. Все.
   Среди шума битвы, хрипа лошадей и выкриков, сопровождающих удары, слышался спокойный, надменный, уверенный голос, высмеивающий и исправляющий каждую ошибку, поясняющий каждый выпад и руководящий всеми. Это был Рефухио, изматывавший противника на свой лад, дававший указания, которым дерущиеся могли подчиниться или нет, в зависимости от их желания. Ценность этих указаний не сразу бросалась в глаза. Толпа, слушая все это, хохотала и одобрительно кричала. Темп сражения замедлился. Теперь противники действовали осторожно, их удары стали более обдуманными. Мрачная настойчивость сменила гнев, азарт и жажду крови.
   Облака затягивали луну, на поле становилось все темнее и темнее. Наконец лунный свет совсем погас. Остались лишь отблески звезд на упряжи и удилах и бледные отсветы на рубашках людей Филиппа. Рефухио и его люди словно превратились в духов тьмы, появлявшихся, исчезавших и наносивших удары словно из пустоты. Лезвия их шпаг непрерывно двигались, словно цепы во время молотьбы. Когда сталь встречалась со сталью, в воздух летели оранжевые искры. Кони, выращенные на острове, были прекрасными, породистыми животными, но они не привыкли к сражениям в темноте и все больше и больше нервничали, дико взвизгивая и получая удары, предназначавшиеся их хозяевам. В это время выбыл из игры Чарро.
   Пилар не видела, как это произошло. Чарро находился в самой гуще сражения, когда Рефухио прокричал какой-то приказ, заставивший того опустить щит и повернуть лошадь. Техасец соскользнул с седла и некоторое время стоял, поглаживая и успокаивая коня, затем медленно повел его туда, где стояла Пилар. Когда Чарро приблизился, она увидела струйку крови, стекавшую по его лицу, и темную линию пореза на скуле. Она протянула руку, намереваясь дотронуться до него, но он быстро повернул голову и отступил назад, так, чтобы она не могла до него дотянуться. Он стоял, не произнося ни слова, и, сосредоточенно сощурив глаза, наблюдал за боем.
   Пилар хотела знать, считает ли он ее виновной в том, что дело зашло так далеко, и обижен ли на нее за свою рану. Ведь все это произошло из-за нее. Если бы Филипп не увлекся ею, у Рефухио и его людей не было бы нужды защищать ее и устраивать этот жестокий турнир. Она не представляла, что могла сделать, чтобы избежать этого, но чувствовала себя виновной в происходящем.
   Разумеется, могло статься, что поведение Чарро не имеет к ней отношения. Он мог быть раздосадован тем, что лишился возможности продолжать участвовать в турнире. Его гордость не позволяла ему так легко принять поражение и примириться с раной, заставившей его покинуть поле боя. Наверняка он считает ее пустяковой царапиной.
   Рефухио и его люди явно побеждали. Теперь количество участников с каждой стороны было одинаково, и они сражались один на один. Черные силуэты теснили белые, заставляя их отступать шаг за шагом, обороняться и перестраиваться. Превосходство в умении и силе позволяло им неуклонно теснить Филиппа и его друзей. Те сражались отменно, но все равно заметно уступали своим противникам.
   – Проклятый дьявол, – выругался Чарро, не отрывая взгляда от поля, и добавил пару вовсе уж нелестных эпитетов.
   – Что такое? – встревожилась Пилар.
   – Я только сейчас понял, кто вывел меня из игры. Она недоуменно посмотрела на Чарро и заметила, каким злым взглядом юноша следил за Рефухио.
   – Ты говоришь о…
   – О ком же еще? Кажется, он решил уравнять шансы, прежде чем достойно наказать противника. – Чарро осторожно дотронулся пальцем до своего лица. – Или же это часть наказания.
   – Но я не понимаю, за что. Чарро мрачно посмотрел на Пилар.
   – Не понимаете? – медленно произнес он. Отказываясь поверить в это, она долго глядела на него, продолжая смотреть и тогда, когда толпа зрителей взревела и завизжала.
   Пилар подалась вперед. Ее сердце тревожно забилось. Три, нет, четыре лошади бились на земле. Упав, они судорожно катались, и в этой путанице людей и лошадей трудно было что-либо понять. Вероятно, один конь, поранив колено, свалился, увлекая за собой остальных. В стороне лежал человек в белой рубашке, неестественно вывернув ногу. Остальные столпились возле бьющихся лошадей, дергали за поводья, пытаясь заставить их подняться. Увертываясь от копыт, участники турнира, наклонившись, искали и подбирали шпаги, уроненные или выбитые во время свалки. И тут из-за облаков вышла луна.
   В ее бледном свете Пилар увидела, что Филипп поднимается с земли со шпагой в руке из-под самых ног Рефухио. Сверкнуло лезвие, блик пробежал от рукояти до острия. Лезвие взвилось и свистнуло – прозвучал страшный, злой звук. Удар предназначался главарю разбойников.
   Рефухио успел подставить щит. Толстая кожа, которой тот был обтянут, расползлась от удара, как тонкий шелк. Рефухио защищался. Он был вынужден отступать под градом ударов. Лезвия шпаг, скрещиваясь, звенели, свистели и дрожали, когда противники бились между собой, и лязгали, когда эфес ударялся об эфес.
   Соперники напряженно изучали друг друга. Расстояние между ними составляло каких-нибудь несколько дюймов. Рефухио тихо произнес несколько слов, предупреждая о чем-то своего врага. Филипп в ответ рассмеялся и отпрянул назад. Через секунду он атаковал Рефухио.
   Толпа, как один человек, затаила дыхание. Все увидели, что шпага Филиппа не затуплена, каждый догадывался, что Рефухио сказал Филиппу и что юноша отказался признать.
   Внезапно поле битвы очистилось. Кони наконец поднялись на ноги, а остальные участники стояли, опустив шпаги, и наблюдали за боем.
   Рефухио достойно встретил нападение Филиппа, ослепив юношу каскадом быстрых, отточенных выпадов. Было ясно, что он более не сдерживает себя и намерен продемонстрировать все свое искусство и опыт, которые до сей поры не применял в полную силу. Им двигал гнев и стремление справедливости. Рефухио начал медленно и неуклонно наступать. Он подавлял своего противника, не давая тому возможности опомниться. Филипп медленно отступал, отчаянно защищаясь. Его лицо было так же бело, как его рубашка.
   Глаза Пилар вспыхнули, она выпрямилась, чтобы лучше видеть. Какая-то женщина принялась читать молитвы. Это была сеньора Гевара. Рядом с ней стояла донья Луиза, чьи глаза горели восхищением. Толпа кричала, свистела, вопила, в этом сплошном реве было слышно, как снова спешно заключаются пари. Чарро стоял, сжав в руках шпагу и напряженно следя за поединком. Почувствовав на себе взгляд Пилар, он обернулся.
   – Он убьет его, – произнес юноша. – Видит Бог, Рефухио его убьет.
   Филипп отступал, лавируя меж топчущимися по полю лошадьми. По его лицу струился пот, дыхание со свистом вырывалось из груди. Его выпады замедлились, он неловко парировал сыпавшиеся градом удары. Пораженный холодной яростью противника, юноша позабыл свое умение фехтовать, ловкость оставила его. Единственное, что отдаляло его поражение, – капризы противника. Но вот тому наскучила игра. Стремительно приближалась развязка.
   Лунный свет блеснул на шпаге Рефухио, отразился от клинка его противника. Острие шпаги Рефухио скользнуло вперед, и голубая искра мелькнула у сердца Филиппа.
   Пилар увидела это и ужаснулась. Его необходимо остановить, но как? Затем она вспомнила: ведь она – судья этого поединка и имеет право прекратить его в любой момент.
   – Стойте, – хрипло прошептала она. Затем, справившись с собой, рванулась вперед. – Стойте! Сейчас же прекратите!
   Рефухио не дрогнул. Черная, лоснящаяся от жира и пота фигура продолжала движение. Его последний выпад был рассчитан и так точно направлен, словно был смертельным. Филипп повернулся, пытаясь отразить удар, ускользнуть от стального жала. Но было уже поздно.
   Вскрикнув, он опустился на колени. Рефухио сделал шаг назад. Его лицо было неподвижно и невозмутимо. Он воткнул шпагу в землю, спокойно повернулся и пошел прямо к Пилар. Она глядела на него. Боль гигантской волной захлестнула ее, и слезы выступили на глазах.
   За спиной Рефухио два друга поднимали под руки Филиппа. На его рубашке, прямо над сердцем, наливались кровью царапины, нанесенные острием шпаги. Они пересекались крестом.
   Пилар перевела взгляд с Филиппа на подошедшего к ней Рефухио. Он застыл рядом. Взглянув в эти серые глаза, она почувствовала, как тревога и беспокойство отступают прочь.
   Взяв ее за руки, он привлек Пилар к себе и, склонившись, поцеловал нежно и страстно, потом он тихо произнес:
   – Я прекратил бой, любовь моя. Игра окончена. Я требую награды.


   ГЛАВА 12

   Они прибыли в Новый Орлеан, когда до Пасхи оставалось четыре дня. Путешествие было долгим и утомительным, а последние несколько суток казались настоящей пыткой. Корабль плыл вверх по течению Миссисипи, стремительно несущей по извилистому руслу свои мутно-желтые воды. Болотистые берега были сплошь покрыты густыми лесами, где никогда не ступала нога человека. Поначалу путешественникам все было в диковинку: пейзаж, будто насквозь пропитанный влагой, болотные птицы и змеи, лягушки и аллигаторы, полчища кусачих насекомых. И потом, было даже приятно ощущать, как их неповоротливая посудина мерно покачивается на волнах. Тем не менее все мечтали о том, чтобы добраться скорее до места назначения, покинуть тесные и душные общие каюты, где им приходилось спать буквально друг на друге, и чтобы немыслимое расстояние, отделяющее их от намеченной цели, было наконец позади.
   Одной из причин, по которой всем до смерти надоело каботажное судно, служившее им транспортным средством, было то, что последние три дня своего пребывания в Гаване они провели на палубе этого корабля, едва не плавившейся от зноя. Они покинули дом семьи Гевара сразу после ночного происшествия, успев лишь собрать вещи. На отъезде, конечно, настоял Рефухио. Удивительнее всего было то, что и донья Луиза пожелала отправиться вместе с ними. Она заявила, что не намерена дольше оставаться в этом доме, и высказала все, что она думает о донье Геваре. Матушка Филиппа была вне себя от бешенства. Еще бы, ее драгоценный сынок едва не погиб, и вдобавок честь семьи была запятнана.
   Но помещение на корабле, предоставленное им, – единственная каюта с койками, громоздившимися одна над другой, с одинокой засаленной ширмой, отделявшей женскую половину от мужской, – совершенно не соответствовало ни представлениям доньи Луизы о комфорте, ни ее запросам. Она попыталась было занять капитанскую каюту, но ее с треском выставили оттуда. Донья Луиза была оскорблена до глубины души, ее любимым занятием до конца путешествия стало перемывание капитанских косточек. Только и разговоров было, что о гнусном поведении капитана, о его плебейской внешности и отвратительных манерах.
   Остальные нашли себе более интересный предмет для разговоров – поединок. Их невозможно было оторвать от этой темы, как стайку дурашливых щенят – от особенно полюбившейся им игрушки. Трудно было сделать какие-либо выводы. Никто не мог толком объяснить, откуда у Филиппа взялась настоящая шпага. Возможно, клинок случайно не был затуплен. Приготовления проходили в спешке, и кто-то, например один из друзей Филиппа, мог в темноте пропустить этот клинок, и таким образом тот попал в снаряжение одного из всадников. Но если это предположение верно, остается неясным, как человек мог не заметить, что держит в руках настоящее оружие. Среди жителей островов часто затевались дуэли, и они должны были неплохо владеть шпагой, чтобы постоять за себя. Заметить, что твой клинок заострен, и при этом сохранять невозмутимость вполне возможно, но ведь это прямое нарушение кодекса чести. И потом, если предположить, что острая шпага была «в игре» все время, то как объяснить, что ни один из членов команды ни разу не был ею задет?
   Похоже, шпага выплыла на свет Божий во время сражения верхом. У первой же свалившейся лошади было ранено колено. Можно было смело заявить, что рана нанесена умышленно, но в драке всякое бывает. Вдруг это случайность. А может быть, все же нет?
   Филипп утверждал, что обнаружил эту шпагу рядом с собой, когда его собственная сломалась. Лгал ли он? Возможно, он сам все это подстроил, чтобы все преимущества оказались на его стороне.
   Чарро был склонен верить в непричастность Филиппа к попытке убийства. Но если не он, то кто же? Один из друзей Филиппа мог сделать это из чувства мести или подсунуть острый клинок Филиппу, чтобы просто помочь ему постоять за себя. Не следовало также отметать предположение, что все это дело рук человека дона Эстебана. Но кто он?
   Если принять во внимание выстрел, который поразил Рефухио, можно было предположить, что подручный дона Эстебана плыл с ними на корабле от самой Испании. С тех пор как они покинули Гавану, других покушений на жизнь Рефухио не было. Это могло означать, что неизвестный остался на острове или что он просто поджидает очередного удобного случая.
   Характер нападений наводил на определенные размышления. Казалось, убийца настолько труслив и малодушен, что не решается действовать самостоятельно, а предпочитает нанять для исполнения своего плана кого-нибудь другого. Это также означало, что неизвестный абсолютно уверен, что не справится с Рефухио, если встретится с ним один на один. Он, возможно, человек пожилой, малознакомый с огнестрельным и холодным оружием. А может быть, это женщина?
   Рефухио редко участвовал в дискуссиях по поводу покушений на его жизнь. Какие у него самого соображения на этот счет – понять было невозможно. Он не держался отчужденно, нет. Он играл в карты со своими спутниками, играл для них на гитаре, развлекал всех разными забавными историями, был образцом галантности по отношению к дамам и изводил мужчин, устраивая на палубе корабля нечто вроде показательных боев, где они дрались на шпагах и врукопашную, и заставляя их по-обезьяньи карабкаться вслед за собой с мачты на мачту, с реи на рею. Но как только речь заходила о покушениях, он ловко изобретал способ, чтобы уклониться от разговора, и исчезал.
   Спал он один.
   Правда, узенькая койка в общей каюте совсем не располагала к созданию романтической обстановки, но Пилар была уверена, что Рефухио это вообще не нужно. По отношению к ней он вел себя вежливо – и только. С тех пор как они покинули Гавану, Рефухио заметно отдалился от Пилар, хотя иногда она ловила на себе его внимательный взгляд, который волновал ее до глубины души. Некоторым утешением было то, что более приветливым с доньей Луизой Рефухио тоже не стал. Пилар очень интересовало, доволен ли Рефухио тем, что теперь у него была возможность избегать свиданий с вдовушкой. Пилар хотелось, чтобы это было именно так.
   Около полудня корабль бросил якорь в бухте на подходе к Новому Орлеану. Ближе к вечеру со всеми формальностями было покончено: довольно беглый таможенный досмотр был позади, разрешение высадиться на берег получено. Отряд быстро покинул корабль и добрался до города, когда уже почти совсем стемнело. Владения доньи Луизы находились немного в стороне от основного поселения, рядом с протокой, носившей название Сен-Жанской.
   Дом, который вдова унаследовала после смерти супруга, представлял собой довольно неказистое, выбеленное снаружи строение, построенное в смешанном французско-вест-индийском стиле. В нем было два этажа, по шесть комнат на каждом, и навесы по бокам над верандами, окружавшими верхний и нижний этажи со всех четырех сторон. Здесь также была пристройка, которую называли «холостяцким крылом». Она по традиции отводилась старшему сыну в семье или использовалась для проживания бедных родственников и гостей. Стены состояли из вертикальных балок со множеством щелей между ними, заткнутых комьями глины, перемешанной с конским волосом и мхом.
   Их встретила экономка-мулатка и двое ее девочек-подростков. Они занимали комнатку на первом этаже дома. По-испански они, похоже, совсем не понимали, но донья Луиза на вполне сносном французском языке живо растолковала бывшей любовнице своего мужа, кто она такая и зачем сюда приехала. Мулатка поначалу заупрямилась, но скоро ей пришлось смириться с тем, что нужно прибрать в комнатах, подогреть воду для купания и приготовить ужин.
   Донья Луиза быстро почувствовала себя как дома и даже вошла во вкус, стремительно носясь взад и вперед по анфиладе комнат и распределяя помещения. Для себя она выбрала угловую спальню, для Рефухио отвела апартаменты, сообщающиеся напрямую с ее собственными. Пилар была выслана в одну из комнат в передней половине дома, отделенную от спальни Рефухио гостиной. Балтазара и Исабёль Луиза поселила в «холостяцком крыле», вместе с Энрике и Чарро. Распределив все так, что лучше всего устроенной оказалась она сама, донья Луиза приказала мулатке и ее дочерям перетаскать багаж в приготовленные комнаты.
   – Нет.
   Это возражение, простое, но решительное, исходило от Рефухио.
   – Что такое? – Донья Луиза повернулась к нему, и ее брови удивленно приподнялись.
   – Прости меня, но я не согласен. Все это очень мило с твоей стороны, ты заслужила нашу горячую благодарность за оказанное нам гостеприимство. Но, к моему глубокому прискорбию, я вынужден отменить твои распоряжения. Я отвечаю за своих людей и прежде всего должен позаботиться об их безопасности.
   Любезности доньи Луизы как не бывало. Она сделала нетерпеливый жест.
   – Так что тебя не устраивает?
   – Я предпочел бы, чтобы рядом был тот, кто зависит от меня и во мне нуждается.
   – Например? – резко спросила хозяйка.
   – Мы с Пилар будем жить в одной комнате.
   – Да, но…
   – Никаких «но». Мне также кажется более разумным разместить остальных в главной части дома. Я наметил для Энрике комнату рядом с твоей. Спальню напротив – для Балтазара и Исабель. Чарро займет оставшуюся спальню на передней половине дома.
   – Что за наглость! Не бывать этому! Того и гляди, ты начнешь еще приказывать мне.
   – Вовсе нет. Ты вольна в своих поступках. Если наше присутствие в твоем доме тебе неприятно, мы найдем другое жилье.
   Рефухио и Луиза, стоя в противоположных углах грязноватой, слабо освещенной комнаты, сверлили друг друга взглядом. В это время остальные переминались с ноги на ногу и развлекались тем, что рассматривали корявые стены, бугристый пол, окна, наглухо закрытые ставнями, разномастную, грубо сколоченную мебель и одинокие предметы оловянной и фаянсовой посуды, предназначенные для украшения убогой, невзрачной обстановки. Пилар старалась не поднимать головы, однако украдкой переводила взгляд с настороженного лица Рефухио на бледную физиономию вдовы. Пилар, конечно, знала о размолвке между Эль-Леоном и Луизой, но не подозревала, что эта размолвка настолько серьезна.
   Вдова не выдержала первой. Ее даже передернуло от злости.
   – Да делай что хочешь! – завопила она. – Год назад ты был совсем другим. И, насколько я могу судить, изменения в тебе произошли далеко не в лучшую сторону.
   – Значит ли это, что я обвинен в непостоянстве? Ты ранишь меня в самое сердце. – Если бы его слова не звучали так угрюмо, их можно было бы принять за попытку сострить.
   Вдова смерила его уничтожающим взглядом.
   – Хотела бы я, чтобы это действительно было так. Но, похоже, тебя ничем не прошибешь.
   После обеда все удалились в предназначенные для них комнаты. Их волновало сознание, что цель ради которой они предприняли это изнурительное путешествие, близка и что уже завтра они приступят к выполнению своей миссии.
   Пилар стояла посреди комнаты, которую она теперь делила с Рефухио, и глядела на простую кипарисовую кровать, окутанную мягким воздушным покровом противомоскитной сетки, когда появился Эль-Леон. Он немного замешкался на пороге, потом медленно вошел в спальню и прикрыл за собой дверь.
   Пилар повернула голову и в упор посмотрела на него. Затем произнесла ледяным тоном:
   – Ты здорово разозлил нашу хозяйку тем, что помешал ей осуществить свои планы по расселению гостей. По-твоему, это было разумно?
   – По-моему, это была жестокая необходимость.
   – А я считаю, что следовало приложить все усилия, чтобы доставить ей удовольствие. Что тебе это стоило?
   – Для этого я должен поселиться здесь на правах комнатной собачки и терпеливо ждать, когда меня соизволят приласкать? Донья Луиза предоставила нам кров, но это далеко не означает, что она получит за свое великодушие особые привилегии.
   – Только не особые? Он кивнул.
   – Луизе нельзя давать лишней воли. Она может помыкать мной, но не тобой.
   – Да уж, это ты предпочитаешь делать сам.
   Он подошел ближе, двигаясь с кошачьей грацией, его темно-серые глаза смотрели испытующе. Он мягко произнес:
   – Тебе что, совсем не нужна моя защита?
   – А, значит, это теперь так называется? – осведомилась она с наигранным удивлением, не собираясь сдаваться так просто. – А ты не думаешь, что все обстоит как раз наоборот, что это я постоянно защищаю тебя?
   – Иногда – возможно, но не так уж часто.
   На его лице промелькнула тень улыбки. Кровь бросилась ей в голову, когда она вспомнила свою отчаянную попытку остановить поединок Рефухио с молодым Геварой.
   – Ты прекрасно понимаешь, что я не это имела в виду!
   – Разве? Но если это действительно не так, то мне остается думать, что причина твоей теперешней досады – в задетом самолюбии, а то и в чем-то похуже.
   Намек – прозрачнее некуда. Рефухио подозревает, что она ревнует! Не надо было вообще затевать с ним эту перепалку. Теперь Пилар совсем запуталась. Нужно попытаться спасти положение. Гордо вскинув голову, она объявила, стараясь, чтобы это звучало убедительно:
   – Мне от тебя ровным счетом ничего не нужно.
   – Конечно, ты считаешь ниже своего достоинства быть обязанной мне. Это я уже понял.
   – Ничего ты не понял. Я просто пытаюсь втолковать тебе, что нет никакой необходимости нянчиться со мной.
   Я попросила тебя о помощи в ту ночь в саду, не задумываясь о последствиях, о том, к чему может привести мое сумасбродство. Мне пора самой научиться отвечать за свои поступки.
   Лицо Рефухио ничего не выражало, но глаза искрились весельем.
   – Какое благородство. Но думаю, что ты поступаешь несколько опрометчиво, так решительно освобождая меня от принятых обязательств. Ты забываешь, что в настоящее время мы с тобой связаны такими тесными узами, которые не так-то легко разорвать.
   – Ты имеешь в виду мою попытку вернуть тебя к жизни, когда ты вбил себе в голову, что должен умереть?
   – И должен признать, что в деле воскрешения мертвых ты преуспела.
   Эти слова раскаленными иглами впились в мозг Пилар, но она изо всех сил пыталась держать себя в руках.
   – Ты прав. Все именно так и есть. И я не собираюсь отрицать, что сама сделала свой выбор.
   – Я тоже. Ты не задумывалась о том, что я легко мог отвергнуть твою трогательную жертву. Это могло грозить мне потерей рассудка и душевного спокойствия, но таким уж невозможным не было.
   – Верю. Однако ты этого не сделал. Почему?
   – Ну, во-первых, отказывать даме неприлично, во-вторых, у меня было так мало радостей в жизни. По-моему, это достаточно веские причины.
   – Скотина, – пробурчала она.
   – Прошу также учесть отчаяние, тоску, одиночество. Все это смягчает мою вину или усиливает ее?
   – Что? – Она смотрела куда-то поверх его левого плеча, ее мысли были далеко.
   – Делает это мое покровительство более приемлемым для тебя или же нет?
   Пилар встретила немного насмешливый взгляд его серых глаз, пытаясь понять, к чему он клонит.
   – Очень любезное предложение. Означает ли оно, что за меня уже все решено?
   – Ты очень проницательная женщина.
   – Тогда зачем эта игра?
   – Иногда бывает приятно немного помечтать. Призвав на помощь все свое мужество, она спросила:
   – Кто это мечтает, хотелось бы знать?
   – Конечно же, я, – ответил Рефухио без малейшего колебания. – Ты ведь будешь великодушной и позволишь мне это?
   Рефухио всегда заботился о ее безопасности и благополучии и теперь еще раз доказал это. Он проявил такое благородство, что Пилар не в силах была обидеть его отказом от предложенного покровительства, как не могла она противостоять его желанию, которое он даже не пытался скрывать. Проявлять девичью стыдливость было слишком поздно, и, по правде говоря, ей не хотелось этого делать.
   Перед обаянием Рефухио не устояла бы любая женщина. И разве он требовал невозможного? Он был человеком чести и во всем руководствовался ее принципами. Очень скоро, может быть даже завтра, Рефухио либо убьет дона Эстебана, либо сам будет убит и навсегда потерян для нее. Это, возможно, их последнее свидание наедине.
   – Не только позволю, но даже сделаю больше, – тихо сказала Пилар. – Я готова сама помечтать вместе с тобой.
   Она услышала, как Рефухио порывисто вздохнул. Он был поражен ее словами. Пилар избегала смотреть ему в глаза, страшась того, что могла прочесть в них. Рефухио наклонил голову. Его губы были теплыми и нежными и слегка подрагивали, касаясь ее губ. Дыхание Пилар скользило вдоль лица Рефухио. Она придвинулась ближе, прижавшись к нему всем телом, и он не отпускал ее. Прошло долгое томительное мгновение. Пилар слышала глухие удары сердца Рефухио и сквозь тонкую ткань платья чувствовала холодное покалывание пуговиц его камзола. Он стремительно наклонился и поднял ее на руки.
   Как в тумане, она приникла к нему, затем скорее почувствовала, чем увидела, как тонкая пелена сетки от москитов опустилась над ними. Мягкая перина обволокла плечи и бедра. Рефухио быстро срывал с себя одежду. Его широкие плечи загораживали единственную свечу, горевшую на столике возле кровати. Ее свет золотил его кожу и окружал тело ослепительным ореолом, только лицо оставалось в тени. Он повернулся и, просунув руку сквозь складки сетки, пальцами затушил свечу. Комната погрузилась во мрак. Пилар уже сбросила туфли, они теперь валялись на полу возле кровати. С чулками возиться было не нужно, она не надела их после того, как приняла ванну. Пилар нащупала на груди крючки корсажа. Рефухио перехватил ее руку, сжав ее запястье так крепко, как будто сжимал рукоятку шпаги.
   – Дай-ка я, – произнес он глубоким грудным голосом.
   Крючки разлетались под его длинными пальцами, и в мгновение ока корсаж был отброшен в сторону. Развязав тесемки на юбках Пилар, он быстро сдернул их. Секунды хватило ему, чтобы освободить ее от сорочки. Рефухио прилег рядом с ней, опершись на локоть, и долго оставался в таком положении, разглаживая складочки и морщинки, которые тугой корсет оставил на ее коже, затем наклонился и начал покрывать их осторожными поцелуями, обжигая Пилар прикосновениями языка.
   Ласки Рефухио были мучительно– нежными, и он мягко побуждал Пилар к ответным ласкам. Его ладони чашечкой накрыли ее груди, потом он начал медленно обводить языком их розовые кончики. Пальцы Пилар скользили по шелковистой матовой коже Рефухио, а губы легонько касались шрама на его груди. Он поглаживал внутреннюю поверхность ее бедер и становился все смелее и требовательнее, постигая самые сокровенные тайны ее тела. Она таяла от его прикосновений и ласкала его с возрастающей страстью, вбирая в себя его тепло, его нежность, его силу. Их тела переплелись, сердца стучали в такт, кровь бурлила в жилах, горячее дыхание срывалось с губ, они шептали друг другу нежные слова. И когда медлить дольше было невозможно, Рефухио вошел в нее и его поглотила жаркая бездна. Два тела рвались друг к другу, стремясь скорее оказаться в плену наслаждения.
   Пилар была будто охвачена огнем. Для нее в этом мире сейчас не существовало ничего, кроме этого мужчины и этой всепоглощающей страсти. По ее телу прошла судорога. Рефухио двигался все чаще, ближе и ближе подводя ее к воротам царства любви. Пилар напряглась, обняв его плечи, потом почувствовала, как горячая волна безумной сладости начала подниматься из самых глубин ее существа.
   И вот эта волна полностью захлестнула ее, закружила в бешеном водовороте страсти, а затем вынесла на поверхность совершенно обессиленную.
   Они лежали, едва дыша, в объятиях друг друга, и руки Рефухио запутались в облаке волос Пилар. Не размыкая сплетенного кольца рук, они медленно погрузились в сон.
   Пилар и Рефухио проснулись на рассвете и снова любили друг друга, отдавая себя во власть томительно прекрасных ощущений. Но когда слабый утренний свет, проникнув сквозь щели в ставнях, разогнал мрак, царивший в комнате, оба они, и мужчина и женщина, поспешно спрятали за завесой густых ресниц то, о чем так красноречиво говорили их глаза.


   ГЛАВА 13

   Утром, сразу после завтрака, Рефухио и его люди отправились в город, чтобы выяснить, где живет дон Эстебан и что из себя представляет его жилище. В то же время им нужно было больше узнать о городе, как он охраняется, часто ли бывают патрули на главных улицах. Важна была любая мелочь. От нее мог зависеть успех всего предприятия.
   Примерно через час после того, как ушли мужчины, было получено письмо от губернатора колонии, Эстебана Миро, предписывающее вдове Эльгесабаль и ее гостям явиться в губернаторский дом. Об их прибытии в город уведомил капитан каботажного судна. Они должны будут подвергнуться расспросам, чтобы губернатор мог убедиться в их благонадежности и дать свое разрешение на их проживание в Луизиане на определенный срок. И потом, им необходимо познакомиться с рядом правил, которым они обязаны будут следовать, пока будут находиться в городе. Это была простая формальность, но ни один человек не смел уклониться от ее исполнения.
   По настоянию Пилар донья Луиза села писать ответ губернатору, в котором сообщила о времени, когда они предстанут перед губернаторскими очами. Это должно было произвести на старика благоприятное впечатление, и у него не будет повода посылать за ними стражу. Если время, назначенное Луизой, не устроит Рефухио, он сможет изменить его.
   Мужчины вернулись около полудня. Они выяснили, что Новый Орлеан, хотя его и населяют более шести тысяч жителей, больше напоминает французскую деревушку. Это было беспорядочное скопление однообразных зданий, большинство из которых были деревянными или глинобитными, но некоторые здания, казавшиеся поновее, были сложены из обожженного кирпича и украшены чугунными завитушками, привезенными из Испании. Такие дома были с внутренними двориками и в целом выглядели довольно вычурно. Внутри городской стены было распланировано шестьдесят шесть кварталов, из которых жилыми считались не более половины. Дома по большей части располагались вдоль реки или же поблизости от Пласа-де-Армас, Оружейной площади, на ней же находились городские достопримечательности: тюрьма, караульное помещение и рядышком с ними – церковь Сен-Луи. По одну сторону от церкви стоял Дом отцов капуцинов, а по другую – казармы, построенные в стиле величественного французского барокко.
   Новый Орлеан, как и большинство тропических портов, здоровым климатом не отличался. За стеной города находилась местность, называемая «землей прокаженных», потому что эти несчастные действительно содержались там под надзором. О них заботился персонал благотворительной лечебницы, куда свозили умирать всех неимущих. Улицы города постоянно были затоплены водой, потому что выкопать сточные канавы не догадались, хотя это могло решить многие проблемы. Городские власти также забыли установить фонари на улицах, поэтому с наступлением ночи Новый Орлеан погружался в кромешную тьму. Многие муниципальные службы, такие, например, как пожарная охрана, отсутствовали вообще. Полицейские патрули крайне редко выходили оберегать покой мирных граждан. Все это доставляло массу хлопот жителям Нового Орлеана, но было на руку Рефухио и его людям.
   Они выяснили, что дон Эстебан занимает здание, находящееся недалеко от резиденции губернатора, на Шартрской улице. Этот дом выглядел довольно внушительно. Наружная дверь выходила прямо на улицу, жилые комнаты находились на передней половине дома, а спальни – на задней. Кухня представляла собой отдельное помещение, стоящее в глубине большого сада. Дом охранялся довольно небрежно. Сразу было видно, что дон Эстебан не ожидал непрошеных гостей.
   Им не удалось повидать Висенте, но они слышали, как повар называл своего подручного этим именем, переиначив его на французский лад. Из обрывка разговора, подслушанного в кабачке, они узнали, что у дона Эстебана есть молодой невольник, который прислуживает ему за обедом.
   Когда Рефухио рассказали о полученном приказе явиться к губернатору, он не был удивлен, так как хозяин кабака уже успел просветить его насчет городских порядков. Оказалось, губернатор Миро слыл человеком строгим, но справедливым, придающим огромное значение выполнению всякого рода правил и предписаний, хотя иногда, чтобы пустить пыль в глаза, он позволял себе широкие «отцовские» жесты по отношению к своим подопечным. В официальном порядке Миро постановил, что жительницы Нового Орлеана не должны злоупотреблять украшениями в своих нарядах, а цветным женщинам вообще было запрещено носить драгоценности и шляпки с перьями. Вместо этого им полагались странные головные уборы в виде тюрбанов – что-то вроде знака их низкого общественного положения. Что касается процедуры допроса, через которую должны были пройти все новоприбывшие, то это действительно была простая формальность. Губернатор уже много лет занимал свой пост, и за это время никто из допрашиваемых, даже те, которые отвечали совсем уж путано и сбивчиво, серьезно не пострадал. Все были отпущены с миром.
   Получив эти сведения, они перестали беспокоиться по поводу визита к Миро. Рефухио решил, что нужно сделать так: донья Луиза одна отправится в губернаторскую резиденцию, извинившись при этом за своих гостей. Если она использует все свое природное обаяние, ей непременно удастся убедить старика назначить другой день для приема Рефухио и его людей. Но прежде чем этот день наступит, они успеют выполнить свою задачу и исчезнут из города.
   Интересно было бы узнать, скрыл ли дон Эстебан от губернатора присутствие в своем доме Висенте, а если нет, то как он представил его. Не исключено, что донье Луизе удастся это выяснить, окольными путями конечно.
   За обеденным столом развернулась целая дискуссия на тему, как освободить Висенте. Каждый предлагал свой способ. Балтазар ратовал за открытый штурм дома дона Эстебана, но это было чревато опасностью для Висенте, поэтому идею Балтазара не приняли. Кроме того, наверняка не обошлось бы без шума, а это привлекло бы внимание властей. Энрике предлагал пробраться в дом под покровом ночи и выкрасть юношу. Однако, если верить слухам, Висенте на ночь приковывали цепью к стене. Вдобавок ночью охрана дома усиливалась, так что план Энрике был отвергнут. Чарро был за то, чтобы проникнуть в помещение днем, застав дона Эстебана врасплох, возможно даже, во время обеда, когда Висенте будет прислуживать хозяину за столом. Последнее предложение показалось Рефухио вполне приемлемым. Однако как осуществить этот план? Как попасть в дом дона Эстебана и при этом не привлечь внимание охранников?
   – Мы можем прикинуться уличными комедиантами, – осторожно заметил Энрике, – и упросить охранников пропустить нас, чтобы мы могли дать представление для хозяина.
   – Или же подкупить солдат гарнизона и позаимствовать у них форму на пару часов, – добавил Балтазар. – Переодевшись, мы сможем явиться к дону Эстебану под любым предлогом, скажем, для проверки разрешения на проживание в городе. При этом можно сочинить какую-нибудь басню. Например, что в Новом Орлеане, по слухам, объявилась шайка разбойников и теперь у всех жителей по приказу властей проверяют документы.
   Исабель, ковыряя ложкой десерт – хлебный пудинг под винно-ореховым соусом, – задумчиво прошептала: Все это опасно, слишком опасно.
   Рефухио кивал в ответ на каждое предложение, но сам не высказывался. Неподвижно глядя в одну точку, он как будто отрешился от всего земного. Куда только подевалась его обычная бодрость духа? Казалось, страх за судьбу младшего брата убил в нем все остальные чувства.
   За столом воцарилось долгое молчание. Когда Пилар заговорила, звук ее голоса будто взорвал эту мертвую тишину.
   – Сегодня одна старуха торговка приходила сюда. Она была с тележкой и предлагала свежие овощи, зелень – петрушку, зеленый лук и все такое – и еще разные лечебные травы. Когда повар позвал ее, она направилась прямиком на кухню и провела там около часа, потягивая ром. И она была не единственной, кто приходил сюда сегодня.
   Балтазар и Энрике удивленно переглянулись. Действительно, слова Пилар как-то не вязались с ситуацией.
   Чарро уставился в свою тарелку, пытаясь зубчиком вилки раскрошить кусочек хлеба. Исабель смотрела на Пилар в полном замешательстве.
   Донья Луиза повернулась в сторону Пилар.
   – Правда, дорогуша? Я ничего такого не заметила.
   – Дай ей закончить, – оборвал Луизу Рефухио и устремил на Пилар внимательный взгляд.
   – Я только подумала, что уличные торговцы здесь не слишком стесняются заходить в любые дома. Они все время приходили и уходили, предлагая всякую всячину вроде молока, яиц, овощей, свежего хлеба. Некоторые посетители покупали ветошь, точили ножи и ножницы, лудили посуду. Кто-то, конечно, приносил с собой свои товары на лотках, но другие катили тележки, достаточно вместительные, чтобы в них мог спрятаться человек, а то и двое.
   Она кончила говорить и встретилась глазами с Рефухио. Они долго смотрели друг на друга, затем улыбка чуть тронула его губы. Обращаясь только к ней, он заметил:
   – Сейчас в нашем распоряжении нет хнычущего младенца.
   – Действительно, – согласилась Пилар, – но я могу сделать такую куклу, что будет как живая.
   – Нет.
   Она боялась этого отказа.
   – Но почему нет? – спросила Пилар, уже готовая взбунтоваться. – Я ведь была полезной в Кордове.
   – Несомненно. Но здесь тебе не Кордова. Дон Эстебан не отдаст Висенте просто так, даже если напасть на него неожиданно. Это будет очень опасно.
   – В Кордове тоже было опасно.
   – Я это прекрасно помню. Именно поэтому меня совершенно не прельщает перспектива постоянно следить, чтобы с тобой, не дай Бог, чего не случилось, или разрываться между тобой и Висенте.
   – Я вовсе не прошу тебя об этом!
   – Тем не менее я считаю себя обязанным это делать.
   – В самом деле, Пилар, – вступила в разговор донья Луиза, – не будь такой настырной и самонадеянной. Мужчины сами во всем разберутся.
   – Я так же заинтересована в этом, как и все остальные, – буркнула Пилар себе под нос.
   – Не совсем так, – ответил Рефухио. – Даже совсем не так. Так что давай закроем эту тему.
   – Выходит, я должна сидеть сложа руки? Ты что, думаешь, что, после того как вы вырвете Висенте из лап дона Эстебана, мой отчим встретит меня с распростертыми объятиями и безропотно вручит мне мое приданое, когда я его потребую?
   – Мы сумеем позаботиться о твоем приданом так же, как и о Висенте.
   – Твоя доброта не знает границ. Но ты же не станешь отрицать, что золото для тебя будет стоять на втором плане. Впрочем, я и не жду другого отношения. А я бы вполне могла отправиться на поиски спрятанных сокровищ, пока вы все будете заняты освобождением твоего брата.
   – Это исключено.
   Чарро прочистил горло. Он выглядел немного встревоженным.
   – Почему бы Пилар не пойти вместе с нами. Она уже не раз доказывала и свою преданность общему делу, и то, что вполне способна постоять за себя.
   Рефухио медленно обернулся к нему.
   – Как я сказал, так и будет. Я ваш предводитель, и мои приказы обсуждению не подлежат. Но у меня есть подозрение, что ты метишь на мое место.
   Внезапно в комнате стало очень тихо. Молчание было зловещим. Чарро долго смотрел на Рефухио. Кровь прилила к его худощавому лицу. Не выдержав, он отвел взгляд.
   С Чарро Рефухио разговаривал совсем по-другому, чем с Пилар, гораздо более резким тоном. С ней он был очень терпеливым, но она не считала, что должна быть ему за это благодарна. Пилар не отрываясь смотрела на Рефухио. У нее стучало в висках, руки крепко сжали подлокотники кресла.
   Наконец она выдавила:
   – Но ты ведь не будешь возражать, если я все же сама схожу в разведку?
   – Под видом торговки зеленью?
   – Я говорю совершенно серьезно!
   – А ты не задумывалась о том, что если ты попадешься на глаза дону Эстебану и он узнает тебя, то непременно примет меры предосторожности.
   В частности, усилит охрану дома. И это сорвет все наши планы относительно освобождения Висенте.
   – Все Висенте да Висенте. А как же я? Мне вообще не на что будет жить, если я не получу от дона Эстебана все, что мне причитается.
   – Но все это время ты прекрасно обходилась без своих денег.
   – Я жила на твоем иждивении, – возразила Пилар. – Но так же не может продолжаться вечно.
   – А почему бы нет?
   Пил ар сделала вид, что не слышала этого вопроса.
   – В конце концов, дело не только в деньгах. Отчим отнял у меня все – мой дом, всех, кого я любила. Он искалечил мне жизнь. Я никогда не смогу простить ему этого и не допущу, чтобы он свободно всем пользовался. Я хочу всего лишь вернуть то, что по праву принадлежит мне.
   – И тебе все равно, что станет с Висенте? – Голос Рефухио звучал холодно.
   Исабель горестно вздохнула, но остальные молчали и не подавали виду, что прислушиваются к разговору между Рефухио и Пилар.
   – Конечно, мне не все равно, – вспылила Пилар, – но ведь должен же быть какой-то выход из положения. Ты просто обязан взять меня с собой.
   В солнечном свете, проходящем через огромные окна столовой, лицо Рефухио казалось похожим на маску из чеканной бронзы.
   – Я уже ответил тебе.
   – Я тоже все тебе сказала.
   – Тогда, к моему глубокому сожалению, вынужден буду применить силу, чтобы удержать тебя от этого безрассудного поступка. Ты меня знаешь, я ни перед чем не остановлюсь.
   Пилар вскочила на ноги, резко отодвинув кресло:
   – Тогда ты горько пожалеешь об этом. Мне следовало предполагать, что от разбойника с большой дороги нельзя ждать ничего хорошего. Но я не думала, что бандитские замашки укоренились в тебе так глубоко.
   Эта колкость больно задела его, но он не собирался уступать и не сделал попытки остановить девушку.
   Пилар выбежала на веранду, не в силах больше спорить с Рефухио. День был теплый, дул ласковый южный ветерок. Жимолость оплетала деревянные колонны дома,
   сгибаясь под тяжестью маленьких бело-желтых соцветий. Воздух был напоен их ароматом. Во дворе копошилась пестрая курочка, окруженная кучей цыплят, похожих на желтенькие одуванчики. Они сновали туда-сюда между островками буйной весенней зелени, повсюду пробивавшейся из земли. Пилар долго вдыхала полной грудью сладковатый запах, пытаясь успокоиться и прислушиваясь, как гулко стучит ее сердце.
   Внезапно что-то изменилось в мирной картине, за которой наблюдала Пилар. На землю упала тень ястреба, стрелой пронесшегося над двором. Наседка встревожено закудахтала, а цыплята побежали под защиту ее крыльев. Она припала к земле и замерла, только перышки шевелились на ветру. Хищник долго кружил над домом, высматривая добычу, но все же улетел ни с чем. Пилар стояла, вцепившись в перила, окружавшие веранду, и провожала глазами ястреба, пока он не скрылся за верхушками деревьев. Немного погодя она вернулась в дом и направилась в свою комнату.
   Рефухио не привел в исполнение свою угрозу посадить Пилар под замок. Вместе с остальными он еще около часа сидел в столовой, обсуждая план предстоящей вылазки. Звук их голосов доносился до Пилар и был похож на глухой рокот. Пилар уже начала сожалеть о том, что не сдержалась и в запальчивости убежала оттуда, упустив самую важную часть разговора.
   Ну почему Рефухио не хочет взять ее с собой? Она ведь наверняка пригодилась бы. Может, он просто притворяется, что его волнует ее безопасность, а на самом деле не хочет, чтобы она стояла на его пути?
   Она столько наговорила Рефухио, даже обозвала его разбойником. Пожалуй, этого делать не следовало. Но он казался таким самоуверенным и надменным. Он считает себя вправе приказывать всем остальным и распоряжаться их судьбой. Это могло взбесить кого угодно. То обстоятельство, что она спит с Рефухио, еще не делает его ее полновластным хозяином. Она не собирается быть игрушкой в его руках и будет поступать, как ей заблагорассудится. Она ни от кого не желает зависеть.
   Ближе к вечеру мужчины покинули дом. Пилар услышала, как Исабель возится в своей комнате, и отправилась к ней. Пилар и Исабель подружились за время долгого путешествия и привязались друг к другу. Но сейчас Пилар двигало корыстное желание кое-что выведать у девушки. Оказалось, Исабель знала не много. Она ушла из столовой вскоре после Пилар и отправилась на кухню вместе с доньей Луизой заниматься хозяйственными делами. Исабель поведала, что Рефухио дал Энрике задание слоняться вокруг таверн и питейных заведений, расположенных возле реки, чтобы из разговоров посетителей узнать, когда отплывает ближайший корабль в Испанию. Он также должен был установить контакт с местными контрабандистами, которые, как поговаривали, активно промышляли в этом районе, поставляя товары в Новый Орлеан и не платя при этом пошлины. Последнее было очень важно. Помощь этих господ, которые были не в ладу с законом, могла понадобиться, если после освобождения Висенте придется срочно покидать город. Ведь губернатор Миро вряд ли оставит без внимания нападение на дом своего нового рехидора, особенно если дон Эстебан расскажет ему, кто такой Рефухио.
   Рефухио и прочие вернулись, когда уже совсем стемнело. Их появление сопровождалось скрипом несмазанных колес телеги и ревом мулов. Пилар с мрачным удовлетворением убедилась, что они еще ничего не предприняли для спасения Висенте. Она лежала, слушая, как мужчины покрикивают на животных, пытаясь загнать их в стойло. Затем все стихло.
   Дверь спальни, слегка скрипнув, приотворилась. Рефухио скользнул в комнату. Он не принес с собой свечи, но и в темноте двигался быстро и уверенно. Пошуршав немного одеждой, он лег, и кровать прогнулась под его весом.
   Пилар лежала не шевелясь, отодвинувшись к самому краю постели. Она крепко зажмурила глаза и старалась дышать медленно и ровно – вдох, выдох, вдох, выдох. Она хотела только одного – чтобы ее оставили в покое, и Рефухио, как бы повинуясь ее желанию, даже не придвинулся к ней. Через несколько минут его собственное дыхание стало глубоким и спокойным. Пилар почувствовала громадное облегчение и наконец расслабилась. Скоро она заснула.
   Проснувшись утром, Пилар обнаружила, что Рефухио рядом с ней уже нет.
   Трудно было поверить, что Пасха была совсем близко. Во время их морского путешествия время, казалось, застыло на месте. А теперь, получается, зима уже позади. И сегодня Страстная пятница. Донья Луиза собиралась на утреннюю службу в церковь Сен-Луи, после того как посетит губернатора. Слегка потрепанный кабриолет отыскался на заднем дворе за хлевом. А рядом с еще одним сараем-развалюхой обнаружили одиноко пасшуюся лошадь. Словом, донья Луиза могла с шиком прокатиться до города и предложила Пилар составить ей компанию.
   Пилар с радостью ухватилась за эту возможность вырваться из дома. Она очень тщательно оделась, выбрав серое платье с белым корсажем и накинув на голову белую мантилью. Когда она забралась в двухместный экипаж и уселась рядом с доньей Луизой, ее лицо выражало отчаянную решимость.
   По традиции церковная служба в этот день не сопровождалась колокольным звоном. В церкви царила благочестивая тишина. Пилар с подобающим доброй католичке жаром произнесла несколько молитв, но мысли ее были далеко отсюда, и думать о спасении души было некогда. Она почти не слушала того, что говорил священник, и не замечала убогого убранства церкви. Правда, на миг ее внимание привлекли несколько деревянных фигур святых. Но они были так аляповато раскрашены и так чрезмерно облиты позолотой, что невольно наводили на размышления о мирской суете.
   Когда женщины вышли из церкви, Пилар оставила донью Луизу одну, объяснив, что у нее остались кое-какие дела в городе. Такой поворот событий пришелся Луизе совершенно не по вкусу. Она ни за что не хотела отпускать Пилар, пока та не скажет определенно, куда собралась. Не обращая внимания на протесты вдовы, Пилар умчалась от нее в приподнятом настроении.
   Наконец-то она доберется до отчима. Правда, она чувствовала себя немного странно. Цель была близка, но это одновременно радовало и пугало. Однако Пилар старалась убедить себя, что не боится встречи с отчимом. Да, он совершил много преступлений и стал причиной несчастий для многих людей. Но саму Пилар ему не удалось ни сломить, ни подчинить своей воле. Не то чтоб этот орешек был ему не по зубам, просто Пилар всегда была очень осмотрительной и осторожной. Дон Эстебан предпочитал, чтобы другие исполняли за него черную работу, требующую значительных усилий, а сам он при этом оставался в стороне. Не в его привычках было подвергать свою жизнь опасности, и потом, он всегда очень ловко заметал следы. Ни одна живая душа не должна была узнать, что именно он стоит за всеми этими преступлениями. Даже тень подозрения могла положить конец его карьере. Вот почему ему так мешала Пилар и все те, кто догадывался, что смерть ее матери была насильственной, и мог это доказать. Но у Пилар хватило ума не подавать виду, что она в чем-то подозревает отчима. И только поэтому она осталась в живых, она это точно знала.
   Дом дона Эстебана, который показал ей какой-то прохожий, в точности соответствовал описанию Рефухио: выбеленные стены, деревянная крыша, потемневшая от времени, оконные переплеты и ставни выкрашены в зеленый цвет. Участок улицы перед домом напоминал небольшое болотце. Посреди него, там, где было поглубже, плескалась вода, смешанная с помоями. В общем, картина была довольно унылая. Изнутри не доносилось ни звука, ставни были закрыты. Похоже, хозяина не было дома.
   Не зная, чем заняться, Пилар неторопливо прохаживалась по дощатому тротуару и обдумывала дальнейший план действий. Нужно было вести себя очень осторожно. Она вовсе не хотела подвергать опасности жизнь Висенте, хотя Рефухио и обвинил ее в этом.
   В дверях соседнего дома показался мужчина. Сразу было заметно, что это какой-то крупный городской чиновник. Он держался с достоинством, в руках у него была трость с золотым набалдашником – все говорило о том, что человек этот был небедный. Он обернулся и сказал что-то женщине, вышедшей из дома следом за ним. Она была одета в бархатное платье и кокетливую кружевную шляпку. Пухленькие пальцы были унизаны кольцами. Наверняка это была его жена. Супружеская пара свернула вправо, туда, где стояла небольшая домашняя часовня, внутри которой находился алтарь, украшенный по случаю праздника кружевным покровом. Горели длинные восковые свечи в серебряных подсвечниках. На стене висело великолепное резное распятие. Сразу было видно, что часовня находилась в зажиточной части города.
   На этой же стороне улицы располагалась аптека, на витрине были выставлены баночки и скляночки с разными снадобьями. Пилар миновала аптеку и побрела дальше. Ей пришлось обогнуть подгулявшую компанию, которая высыпала из кабачка. Там, у стойки, выстроилась целая батарея бутылок. Здесь было и каталонское вино, и кубинский ром, который называли «агуардьенте», и французское бренди, широко известное как «живая вода». Сразу за питейным домом находилась ювелирная лавка.
   Пилар зашла туда и начала разглядывать побрякушки, лежащие на прилавке. Это были застежки из золота и слоновой кости, веера с костяными ручками, кольца и сережки с драгоценными камешками. Продавец клялся, что все это привезено из самой Фракии. Тут были и тончайшие кружева ручной работы, и тросточки с золотыми набалдашниками. Большинство продавцов жили при магазине, поэтому воздух то и дело оглашался плачем младенцев и руганью их матерей. Между домами были разбиты небольшие садики, где деревья тянули к солнцу свои зеленые ветви, радовали глаз яркие цветочные клумбы и красовались высаженные на грядках овощи, которые росли как на дрожжах в этой плодородной почве.
   Повсюду слышалась французская речь. Испанская звучала очень редко. Названия магазинов были написаны по-французски, уличные музыканты наигрывали французские мелодии. Еда, которая готовилась на кухнях, источала французский аромат. Испанского здесь было очень мало. И нетрудно понять почему. Три четверти населения Луизианы были французами по происхождению, несмотря на то что уже двадцать пять лет эта земля была испанской колонией. Большинство тех, в чьих жилах текла испанская кровь, были мужчины, которые, прибыв сюда, брали в жены француженок. Даже сам губернатор не был исключением. Дети с колыбели слышали французский язык, ели французскую пищу, в школах их обучали учителя-французы. Но испанское правительство это ничуть не беспокоило. Новый Орлеан был важным стратегическим пунктом, поэтому необходимо было сделать его жителей счастливыми и довольными жизнью. И если они не желали привыкать к испанским порядкам – значит, так тому и быть. Вот поэтому-то Новый Орлеан и не был похож на другие колониальные города, и в особенности на Гавану.
   Пилар добралась до конца улицы, именуемой Шартрской, и огляделась по сторонам. Отсюда одна дорога вела к пороховому складу, другая – к обычному жилому дому. Прямо виднелся частокол – стена, окружавшая город с трех сторон, оставляя открытым только выход к реке. Улица, которую Пилар собиралась пересечь, была сплошь покрыта липкой жидкой грязью. Она помедлила немного, наслаждаясь благодатным теплом этого весеннего дня. Порывистый южный ветер обдувал лицо, заставляя дрожать ее ресницы, теребил непокорные завитки волос, выбившиеся из тугого пучка. Дуновения ветра одновременно несли с собой и волшебный запах цветов, и ядовитые испарения с болот, окружавших город. Все здесь было незнакомым, непривычным. Пилар сделала глубокий вдох.
   Нет смысла продолжать путь, решила она. Сегодня она и так достаточно увидела. Пилар повернулась и пошла обратно той же дорогой. Когда она поравнялась с домом того самого крупного чиновника, она заметила впереди знакомую фигуру. Это был ее отчим, одетый в черную мантию, с обильно напудренным париком на голове. Пуговицы камзола и пряжки на туфлях у него были серебряными и слабо поблескивали в лучах солнца. Он шагал размашисто, на лице застыло суровое и надменное выражение. Он мог заметить ее в любую секунду.
   Пилар растерялась. Сколько раз она представляла себе встречу с отчимом, а теперь совершенно не знала, как вести себя. Страх перед надвигающейся опасностью пригвоздил Пилар к земле. Катастрофа была неминуемой. С трудом Пилар стряхнула с себя оцепенение. Нужно было немедленно уходить отсюда. Впереди был перекресток, сразу за ним находился квартал, где стоял дом дона Эстебана. Стараясь не бежать, чтобы не привлечь к себе внимание, Пилар свернула налево и быстро зашагала прочь. Кажется, пронесло. Пилар облегченно вздохнула и тыльной стороной ладони вытерла испарину, выступившую на лбу. Однако следовало спешить. Сейчас дон Эстебан пересечет улицу и может случайно взглянуть в сторону Пилар. Подобрав юбки, она припустилась бежать. Если она доберется до следующей улицы или обнаружит между домами проход, где можно будет спрятаться и переждать, все будет в порядке.
   Она посмотрела назад через плечо. Сейчас из-за поворота покажется ее отчим. Стоит ему сделать еще несколько шагов, и Пилар окажется в поле его зрения. Еще совсем чуть-чуть. Вот и он!
   Чья-то рука схватила ее за запястье. Неведомая сила развернула ее и втиснула в узкое пространство между домами. Пилар так стукнулась головой о кирпичную стену, что из глаз посыпались искры. Она готова была закричать, но рот ей зажала крепкая ладонь. Мужское тело тесно прижалось к ней.
   – Вот теперь можешь выругаться, если хочешь, только не очень громко, – шепнул ей на ухо Рефухио, – а потом я сделаю то же самое.


   ГЛАВА 14

   Пилар была вне себя от ярости. Она с силой отпихнула Рефухио и прислонилась к стене, чтобы не упасть. Он отступил на шаг, продолжая, однако, крепко сжимать ее запястье, готовый пресечь любую ее попытку освободиться.
   – Ну, и как это, по-твоему, называется? Ты меня чуть не убил!
   – Мне показалось, ты пыталась избежать встречи с доном Эстебаном, и я просто помог тебе в этом. Но если это было с моей стороны ошибкой, то я удаляюсь.
   – Да уж, ты помог. Ты преследовал свои собственные цели! Я действительно не была готова к этой встрече, но это вовсе не означает, что ты имел право вмешиваться. Здесь затронуты не только твои интересы, но и мои, и я не собираюсь оставаться в стороне.
   – Ты – в стороне? Да я и не помышлял об этом. Пилар с подозрением уставилась на него.
   – Что это ты имеешь в виду?
   – Я просто мечтаю о том, чтобы ты увиделась с доном Эстебаном. Поэтому представь себе мою радость, когда я увидел, что именно это ты и собираешься сделать.
   – Я пыталась, – с мрачной иронией подтвердила Пилар.
   Он отпустил ее, слегка улыбнувшись.
   – Ну, не беда, что не вышло. Давай-ка пошепчемся, как парочка воришек, и решим, как забросить тебя в стан врага.
   Пилар постепенно начинала понимать, в чем дело.
   – Ты хочешь, чтобы я помогла тебе?
   Пилар подняла голову, но старалась при этом не встречаться взглядом с Рефухио.
   – Почему?
   Ему самому хотелось бы знать почему. Это решение пришло как-то внезапно. Он боялся. Боялся, что с этой девушкой что-нибудь случится, если его не будет рядом. Больше всего на свете он хотел, чтобы она была в безопасности, поэтому-то он и не втягивал ее в это дело. А теперь в нем боролись два желания: он готов был задушить ее, но в то же время мечтал обнять ее и сделать так, чтобы страх, затаившийся в глубине ее прекрасных глаз, исчез навсегда. Она победила, хотя он упорно не хотел этого признавать. Быстро изменив свои планы и намерения относительно дона Эстебана, он усмехнулся:
   – А почему бы и нет?
   Объяснения не заняли много времени. Через несколько минут Пилар уже стояла на пороге дома своего отчима. Она постучала. Дверь открыл старый слуга дона Эстебана, мажордом. Когда слуга увидел Пилар, удивлению его не было границ, однако в дом он ее впустил. В одной из комнат был слышен звон столового серебра и хрусталя, оттуда же доносились голоса, очень знакомые. Определенно ее отчим сейчас изволил обедать. Для этого-то он и вернулся домой.
   Пилар огляделась. Эта большая комната служила гостиной. На полу лежал персидский ковер. В разных местах стояли стулья с зеленой обивкой, отделанные золотым шнуром. Окна были занавешены тяжелыми бархатными шторами, с потолка спускались хрустальные люстры, украшенные бронзой. Вся эта роскошь казалась излишней, ненужной, как, скажем, кружевные оборки на повседневном платье. При этом стены комнаты были просто покрыты побелкой, а пол был настелен из неструганых кипарисовых досок.
   Гостиная являлась главной комнатой в доме, построенном в типично французском стиле и как две капли воды похожем на дом доньи Луизы. Все комнаты были смежными, причем в большинство из них можно было попасть из этой гостиной, поэтому здесь было большое количество дверей. Входная дверь открывалась прямо на улицу, к задней стене примыкала крытая веранда, откуда можно было попасть в сад. Никаких заборов здесь не было, сады соседних домов плавно переходили один в другой.
   Пилар подошла к окну. Оно было приоткрыто, чтобы шел свежий воздух. Пилар отворила ставни и выглянула наружу. По направлению к дому медленно катилась тележка, доверху нагруженная лохматым мхом, который называли еще «бородой капуцина». Его собирали на деревьях, растущих вдоль реки, и использовали, чтобы набивать перины. Человечек на козлах, жалкий горбун, тоненько и протяжно голосил:
   – Прекрасный мох, мягкий мох! Для постелей невинных девиц и молодых матерей! Для детишек и старичков! Покупайте мох, лучший в мире мох!
   Послышались торопливые шаги. Пилар прикрыла ставни, отошла от окна и встала рядом с креслом, высокая спинка которого была украшена резьбой, изображавшей львов и испанские замки. Ей было не по себе. Она вцепилась в ручку кресла в виде львиной лапы и собрала все свое мужество.
   Ее отчим появился в дверях и замер. Он все еще сжимал в руках салфетку: видно было, что его подняли из-за стола. Он вытер рот и швырнул салфетку мажордому, маячившему за его спиной. Кивком головы отослав слугу, дон Эстебан вошел в комнату.
   – Какая встреча! Глазам своим не верю. Как это ты умудрилась добраться сюда?
   – По морю, конечно, как и вы.
   – Я поражен.
   – Еще бы. Для вас было бы гораздо лучше, если бы я благополучно оставалась в Испании или скоропостижно умерла.
   – Неблагодарная! Да как тебе в голову пришло такое.
   Похоже, он говорил не думая, лихорадочно пытаясь собраться с мыслями.
   – Неужели я не права? Я ведь слышала, как вы отдали приказ убить меня.
   – Должно быть, тебе показалось, – напыщенно произнес он, изо всех сил пытаясь сохранить достоинство. – Ты ведь доченька моей любимой покойной супруги. Я всего лишь хотел, чтобы во время моего отсутствия ты находилась в безопасности, в монастыре. Наверное, то, что тебя похитил этот бандит Эль-Леон, так сильно потрясло тебя, что вызвало помрачение рассудка. Да, кстати, а где он сейчас? Как тебе удалось освободиться?
   – С моим рассудком все в полном порядке, уверяю вас, – сказала Пилар. – А что касается Эль-Леона, то мне нечего сказать о нем. Лучше давайте поговорим об имуществе моей матери, которое вы присвоили.
   – Лживая тварь, так-то ты платишь мне за заботу о тебе! Ты ранишь меня в самое сердце. Впрочем, я ничуть не удивлен. Ты упрямая, бесстыжая девка, да к тому же еще и похотливая. Я не забыл, как ты пыталась совратить моего слугу Карлоса. Мне бы следовало бросить тебя на произвол судьбы, но я питал нежную любовь к твоей матери и только поэтому проявил милосердие и позволил тебе жить в моем доме. И ты должна была беспрекословно выполнять мои требования и подчиняться моим желаниям.
   У Пилар мурашки пробежали по коже, но она постаралась взять себя в руки. С сарказмом в голосе она заметила:
   – Вы всегда отличались необыкновенной любовью к ближним. Но я не была приживалкой в вашем доме, потому что на самом деле он мой. И я требую то, что принадлежит мне по праву.
   – Ага. – Он несколько раз переступил своими коротенькими толстыми ножками, затем взглянул на нее.
   – Ты приехала сюда одна?
   – Разве я похожа на сумасшедшую?
   – Тогда с кем и где твои спутники?
   – А вот это не ваше дело. Вы отдаете мне сейчас то, что присвоили. В противном случае я отправляюсь к губернатору и сообщаю ему, что вы за человек. Губернатор – я это знаю – ревностный слуга отечества, во всем следующий букве закона. Ему не понравится то, что он узнает о ваших темных делишках, которые вы провернули в Испании, прежде чем приехать сюда.
   – Да он тебя и слушать не станет. Во-первых, ты женщина, а во-вторых, ты опорочила свое имя, побывав в обществе известного бандита. Все, что требуется от меня, – довести этот факт до сведения окружающих.
   Еще совсем недавно сознание того, как опасен этот самоуверенный господин, могло заставить ее отступить. Но сейчас она вспомнила о матери и тетке, о том, какую страшную смерть они приняли, и ничуть не испугалась.
   – Может быть, вы правы, а может быть, и нет, – сказала она. – Я не прочь это проверить. Сомневаюсь, что вы в самом деле приведете свою угрозу в исполнение. Ваше слабое место – присутствие в этом доме брата Эль-Леона.
   Дон Эстебан улыбнулся, показав при этом все свои зубы.
   – Этот юнец задолжал мне, а потом отказался платить по векселю. Так что теперь он отрабатывает свой долг.
   – О каком долге вы говорите? О том, за который обычно платят кровью?
   Улыбка дона Эстебана как-то сразу погасла, а лицо покрылось мертвенной бледностью.
   – Да что ты знаешь о том, какие нечеловеческие страдания причинили моей семье эти сукины дети, Карранса. Их всех нужно уничтожить, все их проклятое отродье, иначе моей душе не будет покоя.
   – Уничтожить… – эхом отозвалась она. – Но разве не вы первый заставили их семью испытать боль и унижения? И вам это доставляло дьявольское наслаждение, как и то, что вы сейчас делаете с Висенте.
   – Думаю, я имею на это право. Но ты что-то уж слишком обеспокоена судьбой младшего Каррансы.
   Откуда-то из задней половины дома донесся звук глухого удара. Она не обратила на это внимания.
   – Разве? – сказала она спокойно. – Может быть, я чувствую себя виноватой в том, что бедняга оказался здесь. Ведь он все еще здесь, правда?
   – Естественно. Он не такой ловкий, как его брат, и освободиться ему пока не удалось.
   Где-то рядом, скорее всего в столовой, раздался сдавленный вскрик, затем послышался грохот. Пилар поспешно шагнула вперед, схватила отчима за руку и заговорила нарочито громко:
   – К черту Висенте! Мне нужно мое приданое. Мне не прожить без него. Вы не оставили мне ни гроша, ничего из того, что принадлежало мне по праву. У меня ничего нет! Я требую свою долю. И я получу ее или буду преследовать вас до последнего вашего вздоха.
   Злобно взглянув на Пилар, Эстебан оттолкнул ее и бросился к двери.
   – Альфонсо! – позвал он мажордома. – Что там за шум?
   Ответа не последовало. Дон Эстебан повернулся к Пилар.
   – Это Эль-Леон, ведь правда? Вы с ним сговорились. Он явился за своим братцем. Это он, я точно знаю.
   Она должна была отвлечь его, задержать, хоть ненадолго.
   – Какое мне дело до Висенте? – быстро сказала она. – Или до Эль-Леона, если на то пошло. Мне нужно мое золото. Где оно? Где вы его прячете? Лицо отчима исказилось от бешенства.
   – Ты не получишь от меня ни песо, ни ливра, ни пиастра. Мы могли бы неплохо поладить, если бы ты вела себя как следует и знала свое место. Но ты бросила мне вызов. Ты связалась с этим бандитом и его шайкой убийц и шлюх. Ну, так и оставайся с ними. Ты этого заслуживаешь.
   Ее губы искривились в усмешке.
   – Действительно, я приехала сюда с Эль-Леоном. Более того, это он послал меня сюда. Мне нечего терять, и выбора у меня нет. Вы уже убедились в этом. Я нашла свое место под солнцем. А как насчет вас? В каком уголке нашей огромной земли найдется место для такого негодяя и убийцы, как вы?
   Дон Эстебан грязно выругался. Звуки, доносившиеся из соседней комнаты, внезапно стихли. Похоже, там теперь шла рукопашная схватка. Дико взглянув на падчерицу, дон Эстебан рванулся прочь от нее.
   Он не успел добежать до двери, как наткнулся на острие шпаги Рефухио. Тот, словно из-под земли, появился в дверном проеме.
   – Я просто в отчаянии, что прервал вашу милую беседу, – сказал он. Его серые глаза отливали стальным блеском. – Но я бы тоже хотел задать вам парочку вопросов относительно золота.
   Кровь прилила к щекам дона Эстебана. Он, не мигая, смотрел на клинок, щекотавший его под подбородком, и старался держаться прямо, насколько ему позволяло его брюшко.
   – Как тебе удалось?..
   – Очень просто. Неплохой сюрпризец, правда?
   – Я буду звать на помощь.
   – Не будешь, – отрывисто бросил Рефухио. – Потому что прежде, чем ты издашь хоть один звук, я перережу тебе глотку.
   Дон Эстебан с усилием сглотнул.
   – Ты раньше никогда не убивал безоружных. Я слышал, ты даже гордился этим.
   – С каких это пор тебя интересуют досужие сплетни? – Клинок шпаги даже не шелохнулся.
   – Если… если тебе нужен Висенте, забирай его и проваливай.
   – Ты разрешаешь? Вот спасибо! Но я уже освободил его. Мои люди сейчас снимают с него кандалы и вяжут по рукам и ногам твоих слуг. Все, что мне нужно теперь, – эта женщина и твое золото.
   – Я так и знал, что эта дрянь заодно с тобой, я так и знал!
   Стальное жало впилось в жирную шею так сильно, что показалась кровь.
   – Как ты назвал ее? Я что-то плохо расслышал.
   – С-с-сеньорита Пилар, – прохрипел дон Эстебан.
   – То-то же. Так что там с нашим золотом? – ласково поинтересовался Рефухио.
   – Ладно, я покажу, где оно спрятано. Острие шпаги чуть-чуть отодвинулось.
   – Ради этого я готов потерпеть. Но веди себя смирно. Представляешь, какая жалость будет, если здесь вдруг произойдет несчастный случай.
   Физиономия дона Эстебана покрылась капельками пота. Он тоненькими струйками стекал со лба, смешиваясь с пудрой, которая осыпалась с парика на кожу. Дон Эстебан провел ладонью по лбу, оставив на нем белую дорожку. Потом он повернулся и медленно побрел к выходу. Рефухио не отставал ни на шаг. Пилар шла следом за ними.
   Они направились в спальню, которая находилась на задней половине дома. Судя по ее размерам и богатой обстановке, это была спальня самого хозяина. Толстяк направился к массивному шкафу. Рефухио знаком велел открыть его. Дон Эстебан достал ключ из кармана жилета и вставил его в замок. Открыв высокую дверцу, он пошарил внутри шкафа и с тяжким кряхтением извлек оттуда небольшой сундучок, окованный медью, с висячим замочком. Когда он выпрямился, его слегка пошатывало. Он метнул в сторону Пилар ненавидящий взгляд.
   – Берегись! – крикнула она.
   Изрыгнув проклятие, дон Эстебан швырнул ларец в Пилар.
   Рефухио бросился к ней, чтобы оттолкнуть ее в сторону, но она уже отскочила. Ларец с грохотом упал к ее ногам, опрокинувшись вверх дном. Пилар потеряла равновесие и упала бы, не подхвати ее вовремя Рефухио.
   Воспользовавшись всеобщим замешательством, дон Эстебан запустил руку в шкаф и вытащил оттуда шпагу. Стальной клинок зазвенел, когда он рывком выдернул его из ножен.
   Рефухио, заслонив собой Пилар, скрестил свою шпагу со шпагой дона Эстебана. Лязг оружия был таким сильным, что эхо раздалось во всех углах комнаты. Противники обрушивали друг на друга шквал ударов. Неожиданность нападения помогла дону Эстебану. Других преимуществ у него не было. Рефухио защищался безукоризненно. Дон Эстебан поспешно отпрыгнул и оказался вне пределов досягаемости. Двое мужчин медленно кружили по комнате.
   Рефухио, слегка прищурившись, пристально смотрел в глаза своему врагу. Лицо дона Эстебана исказилось гримасой ненависти. Улучив момент, Пилар нагнулась и оттащила сундук в сторону. Теперь, сжав руки в кулаки, она с замиранием сердца следила за этой схваткой.
   Дон Эстебан не был юнцом вроде Филиппа Гевары. Он был достаточно опытен, научившись различным приемам фехтования у итальянских мастеров, имевших целые школы в Мадриде. Вдобавок он был хитер и коварен. Но необременительная служба при дворе Бурбонов позволяла ему вести праздный образ жизни и предаваться чревоугодию, что сделало его тучным и неповоротливым.
   В отличие от соперника, Рефухио был высоким и сильным. Фехтовал он так же хорошо, как и его противник, если не лучше. И хотя прошло какое-то время после его выздоровления и он с честью вышел из поединка с Филиппом Геварой в Гаване, но Пилар все равно боялась, что это подорвало его силы. Как бы она хотела остановить сегодняшнюю дуэль, но это было невозможно. Она могла только молиться, чтобы все это поскорее кончилось.
   Противники делали выпад за выпадом и парировали удар за ударом, как бы проверяя друг друга на прочность. Их ноги скользили по грубым доскам пола, дыхание участилось, мускулы были напряжены, но руки крепко держали оружие.
   Дон Эстебан попытался сделать ложный выпад, Рефухио моментально отразил его и засмеялся.
   – Этот прием стар как мир, – сказал он. – Может, попробуешь еще раз? А пока ты собираешься с силами, ответь-ка мне, что такого сделал мой брат? Он жил в Севилье всего несколько месяцев. Как он успел насолить тебе за это короткое время?
   – Он Карранса, и этого достаточно; и потом, он мог пригодиться как заложник.
   – Так ты хотел использовать моего брата, чтобы помешать мне защищать интересы Пилар?
   – Это было ошибкой с моей стороны, – почти прошептал дон Эстебан. – Но я предполагал, что Пилар оставила меня в дураках. Слишком уж охотно она последовала за тобой. Вполне вероятно, что посредником между вами был Висенте, если верить моей сестре, дуэнье Пилар. За это он должен был заплатить.
   – Ты действительно совершил ошибку, – сказал Рефухио. Он атаковал дона Эстебана и начал гонять его по всей комнате. Тот, задыхаясь, едва успевал судорожно отражать удары. Спальня представляла собой комнату, вытянутую в длину, одна из дверей которой выходила прямо на веранду. Эта дверь оказалась за спиной у дона Эстебана. Защищаясь, он сделал резкое движение, которое заставило Рефухио отступить. Они смотрели друг на друга, их лица блестели от пота. Рефухио учащенно дышал, дон Эстебан тяжело сопел.
   В наступившей тишине стал отчетливо слышен звук торопливых шагов, приближающихся со стороны гостиной. В комнату вихрем влетел Висенте. Он был одет в лохмотья, выглядел изможденным, его лицо было растерянным, на левой щеке алел шрам от ожога в виде буквы «V». Так обычно метили пленников, захваченных на поле битвы.
   – Рефухио! – закричал он. – Останови их! Они зверски избили Альфонсо, а теперь собираются разнести в щепки весь дом!
   Передышка была короткой, но дон Эстебан сумел ею воспользоваться. Он нащупал за своей спиной ручку двери и быстро нажал на нее. Дверь приоткрылась, и он нырнул в образовавшийся проход. Рефухио тут же подскочил и ухватился за ручку, которую с обратной стороны все еще держал дон Эстебан. Несколько секунд они тянули дверь каждый на себя, потом Рефухио с такой силой рванул ее, что дон Эстебан отлетел назад.
   Рефухио устремился к нему, но Висенте схватил его за плечо.
   – Оставь его! Он старик, в конце концов. Должны же эти убийства когда-нибудь кончиться.
   Рефухио взглянул на брата, неприятно пораженный его словами, и выдернул руку.
   – Я не убийца, но дон Эстебан умрет.
   – Или ты, – ответил его младший брат.
   – Не будь таким неженкой, братец. Тебе самому следовало бы постоять за честь семьи.
   – Я священник, – возразил Висенте, но тот, к кому он обращался, уже исчез за дверью. Послышался звук удаляющихся шагов, потом он замер.
   Пилар коснулась руки младшего Каррансы:
   – Скажи остальным, чтобы они прекратили поиски. Золото вон там, на полу. Позаботься о нем.
   – Я? Но чье это золото? Зачем оно им?
   – Какая разница? – сказала она, уже направляясь к двери. – Просто держи его при себе, что бы ни случилось.
   Ей было жутко, но она должна была идти. Она не выносила звона стали и вида крови, но обязана была быть там, где двое дрались насмерть.
   Она быстро пересекла сад, находящийся за домом, пробежала мимо цветочных клумб и грядок с овощами, ровненьких и аккуратных. Оказавшись на открытой местности, осмотрелась. Никаких следов бегущих или дерущихся людей. Как сквозь землю провалились.
   И тут она услышала пронзительный вопль. Он доносился из соседнего дома, справа от нее. Пилар помчалась туда.
   Дверь черного хода была открыта и болталась на петлях. Пилар быстро вошла, недоумевая, почему не слышно звона оружия. Она прошла через спальню и оказалась в гостиной, очень похожей на гостиную в доме ее отчима. Посреди комнаты стояла женщина, судорожно прижав руки к груди. По объемистой фигуре и богатому платью Пилар признала в ней ту самую жену чиновника, которую видела на Шартрской улице. В широко раскрытых глазах женщины застыл ужас. Она смотрела в сторону крошечной часовенки, пристроенной к дому.
   Внутри часовни, спиной к алтарю, стоял дон Эстебан. Пот струйками стекал по его лицу и капал с кончика носа. Он все еще пытался обороняться. Его шейный платок сбился на сторону, камзол был порван. Хриплое дыхание дона Эстебана было отчетливо слышно даже на расстоянии.
   Под мышками у Рефухио расплывались темные круги, волосы влажно блестели. Он наносил удары быстро, но уже не так точно, как раньше. Создавалось впечатление, что он начал выдыхаться и его движения замедлялись. Появление Пилар отвлекло его внимание, сосредоточенное на клинке противника.
   Дон Эстебан торжествующе усмехнулся и сделал резкий выпад, но немедленно был отброшен назад яростной контратакой Рефухио. Отступив, он уперся спиной в алтарь. В пылу битвы дон Эстебан зацепился за кружевной покров и стащил его с алтаря, задев стоящие там же подсвечники. Пламя свечей заколебалось, растопленный воск ручейком потек по серебряной ножке подсвечника, застывая в причудливой форме. Дон Эстебан пошатнулся и упал на одно колено, но тут же поднялся.
   – Тебе нет нужды преклонять колени, – заметил Рефухио с убийственной иронией. – Я не вижу здесь священника, который отпустил бы тебе грехи.
   – Ты не посмеешь убить меня здесь, – с усилием произнес дон Эстебан, глотая ртом воздух.
   – Да ну? – удивился Рефухио, приближаясь к нему. Клинок в руке Эль-Леона сверкал, будто стальная молния.
   Ну конечно же, Рефухио просто притворялся уставшим! Когда Пилар поняла его хитрость, она была немного раздосадована – ведь это заставило ее изрядно поволноваться, но в то же время ее горячей волной захлестнула радость. Сердце стучало так, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди, и тут же неприятный холодок пополз по коже. Она совсем забыла о женщине в доме, которая продолжала кричать во все горло. Привлеченная ее криками и лязгом оружия, перед домом уже начала собираться толпа. Пилар слышала, как эти люди переговариваются и издают удивленные возгласы. Но Пилар утратила способность думать о чем-то другом, кроме этого поединка. Она неотрывно следила за мельканием шпаг в руках противников.
   Они сражались прямо напротив алтаря. Сквозь стрельчатые окна в часовню заглядывало солнце, рассыпая повсюду золотые лучи. Пламя свечей отражалось, как в зеркале, в стальных клинках, заставляя их переливаться всеми оттенками оранжевого, желтого и голубого цветов. Затевать дуэль в этом святом месте было кощунством, какая бы цель при этом ни преследовалась, пусть даже самая благая.
   Дон Эстебан был совершенно измучен и обессилен, но злобный огонь в его глазах не исчез. Лицо Рефухио сохраняло бесстрастное выражение, на нем не было ни беспокойства, ни нетерпения. Он был похож на льва, замершего перед прыжком. Рефухио оправдывал свое прозвище Эль-Леон, он и в самом деле был могучим хищником, всегда умеющим постоять за себя.
   Тогда почему Пил ар так боялась за него? Почему ей казалось, что если Рефухио погибнет, то ее собственная жизнь потеряет всякий смысл. Ответ был один: она любила его.
   Вот в этом и заключалась правда. Пилар будто прозрела. В этот самый момент дон Эстебан схватился за край покрова, одним концом еще державшегося на алтаре, и рванул его на себя изо всей силы. Подсвечники опрокинулись, свечи выпали из своих гнезд и покатились по полу. Дон Эстебан вертел кружева перед собой, как матадор свой плащ, потом швырнул их в Рефухио, стараясь накрыть его клинок. Рефухио перехватил этот метательный снаряд и точным движением отправил его обратно. Дон Эстебан зарычал и отбросил пену кружев к подножию алтаря, туда, где лежала груда дымящихся свечей. В ту же секунду он проскочил за тяжелую алтарную створку. Рефухио устремился за ним, но дон Эстебан, выскочив с другой стороны и переворачивая стулья, стоящие вдоль стены, помчался по направлению к выходу, туда, где стояла Пилар.
   Рефухио криком предостерег Пилар и побежал вслед за доном Эстебаном, но девушка и так поняла грозившую ей опасность. Она быстро огляделась в поисках подходящего оружия. Под руку ей подвернулся массивный напольный подсвечник, литая чугунная рогатка, в которую были вставлены незажженные свечи. Пилар с усилием приподняла его и выставила перед собой наподобие вил. Дон Эстебан чертыхнулся и обогнул Пилар, не тронув ее. Он подскочил к толстухе чиновнице, схватил ее за руку и развернул к себе спиной. Острие шпаги дона Эстебана ткнулось в ее упитанный бок.
   – Стой на месте, Карранса! – завопил Эстебан.
   Рефухио замер. Пилар опустила свое оружие и шагнула к нему. Теперь все четверо стояли совершенно неподвижно. Воздух со свистом вырывался изо рта дона Эстебана. Чиновница тихонько повизгивала. Вдруг сзади послышалось странное потрескивание, и часовня озарилась неровным желтоватым светом.
   Алтарный покров загорелся от опрокинутых свечей. Нежную кружевную материю лизали языки пламени, они становились все выше, касаясь стен часовни, вот уже столб огня взметнулся к самому потолку.
   Когда Пилар повернулась к дону Эстебану, она увидела довольную ухмылку на его лице. Пилар все поняла.
   – Это ваших рук дело, – сказала она.
   – Ну разве я не умница? – Он беззвучно засмеялся и дал чиновнице такого пинка, что она пролетела через все помещение, пока Рефухио не поймал ее. Повернувшись кругом, дон Эстебан бросился к двери и рывком распахнул ее.
   – Эль-Леон! – изо всей мочи завопил он. – Эль-Леон, бандит, наводящий ужас на всю Испанию! Он ограбил дом казначея Нуньеса и поджег его!


   ГЛАВА 15

   Крик дона Эстебана был встречен гулом голосов. «Пожар! Пожар!» – подхватила толпа, имя Рефухио было у всех на устах. Шум нарастал, как будто гудел потревоженный улей. В дверном проеме показался человек, потом еще один и еще.
   – Уходим, – приказал Рефухио. Он не привык отступать, но сейчас принял это решение без колебаний. Другого выхода не было. Гнаться за Эстебаном, когда вокруг бушует пламя, было бессмысленно. Нужно бежать, но как? Попытаться расчистить путь через толпу людей было равносильно самоубийству. Дону Эстебану удалось спастись и на этот раз.
   Рефухио быстро окинул взглядом часовню. Огонь уже начал лизать стены.
   – У нас мало времени, – спокойно сказала Пилар.
   – Да, – неохотно согласился Рефухио. Он схватил Пилар за руку и потащил ее обратно в дом.
   Пилар едва поспевала за ним. Они вихрем пронеслись через комнаты и выскочили на веранду через дверь черного хода. Преодолев этот участок пути в несколько прыжков, они помчались по саду, на ходу перескакивая через грядки с перцем и фасолью и окружавшие их канавки, заполненные водой. Сзади слышался шум приближающейся погони. Вот уже самые прыткие из преследователей показались в дверях казначейского дома, сопровождая свое появление неистовыми воплями.
   Когда Пилар и Рефухио поравнялись с домом дона Эстебана, Чарро, Энрике и Балтазар поспешили к ним навстречу и обступили, обнажив шпаги, готовые пустить их в дело. Приказы, ясные и краткие, моментально исполнялись-. Балтазара отправили за Исабель, Энрике – на поиски доньи Луизы. Чарро и Висенте было приказано не спускать глаз с Пилар, что бы ни случилось.
   Никто не задавал лишних вопросов относительно того, что будет делать сам Рефухио, когда стало ясно, что он не идет с ними. Пилар, Чарро и Висенте двинулись по направлению к реке, они были уже довольно далеко, когда Пилар на бегу обернулась и заметила Рефухио возле входной двери дома дона Эстебана. Затем он помчался в противоположную от них сторону. Пилар издала сдавленный всхлип, увидев, как разъяренные преследователи устремились вслед за Рефухио. Он отвлек погоню на себя.
   Мир вокруг них будто сошел с ума. Повсюду стелились клубы дыма, они становились все темнее и гуще, поднимались все выше и выше. В воздухе уже чувствовался запах гари. Погода была ветреной, и огонь распространялся с ужасающей быстротой. На пожар согнали солдат гарнизона. Они требовали ведра и бочки для воды, багры и лестницы, но все команды отдавались по-испански. Франкоязычные лавочники, служащие, домохозяйки только пожимали плечами, не понимая, чего от них хотят.
   – Колокола! Звоните в колокола! Нужно бить тревогу! – крикнул кто-то из толпы, собравшейся возле церкви Сен-Луи на Оружейной площади.
   – Они не зазвонят, – ответили ему. – Сегодня Страстная пятница.
   – Но как же так! Ведь город сгорит!
   – Сегодня Страстная пятница. В Страстную пятницу колокола молчат.
   И колокола молчали. Они не зазвонили, когда Пилар и ее спутники бежали мимо торговых рядов на Рыночной площади, не зазвонили, когда они мчались вдоль стен монастыря сестер-урсулинок. Колокола не звонили, когда беглецы добрались до пристани на берегу реки и наконец замедлили шаг. И когда они нашли лодки, в которых было их спасение, колокола тоже молчали.
   Рефухио нигде не было видно. Два лодочника, согласившиеся быть проводниками и доставить беглецов, куда они пожелают, стояли на причале, с любопытством глазея на столб дыма, поднимавшийся над крышами домов. Лодочники стали расспрашивать Пилар и остальных, что произошло в городе. Уклончивые ответы, похоже, им не понравились, потому что они отошли в сторону и начали перешептываться.
   Позади них, всего лишь в футе от причала, покачивались на волнах две лодки, которые целиком были выдолблены из древесных стволов невероятных размеров, длиной почти тридцать футов. Лодки были грубо сработаны топором, казались довольно неуклюжими и неповоротливыми, но на воде держались неплохо. Несколько досок, прибитых к бортам, образовывали нечто вроде сидений.
   Через некоторое время к компании присоединился Энрике. Он объявил, что донья Луиза не поедет с ними. Она желает им счастливого пути, но сама не собирается покидать свои колониальные владения на произвол судьбы. Кроме того, у нее нет ни причин, ни желания снова отправляться в путешествие по водной стихии.
   Вскоре после Энрике явился Балтазар, таща за собой Исабель, нагруженную множеством узлов с ее платьями и несколькими корзинами с провизией – на всякий случай. Девушка радостно запричитала, увидев Висенте, и повисла у него на шее, так что тот стал пунцовым от смущения. Она засыпала всех вопросами о пожаре и ежесекундно спрашивала, где же Рефухио.
   Дымовая завеса сгустилась. Казалось, даже небо почернело от копоти. Над крышами домов уже взметнулись оранжевые стрелы пламени. Едкий дым стелился над рекой, густой пеленой обволакивая корабли, стоящие на якоре. Воздух дрожал от криков и стонов, заглушаемых треском и грохотом, когда рушился очередной пылающий дом.
   Рефухио появился не с той стороны, откуда его ждали. Он где-то потерял свой плащ, его рубашка была разорвана, волосы взлохмачены, лицо перепачкано сажей. Он взглянул на свертки с едой, сваленные грудой у ног Исабель, и насупился.
   – Выглядит впечатляюще, – бросил он, – но если мы погрузим в лодку все это барахло, то наверняка пойдем ко дну. По мне, так лучше голодная смерть.
   Все смущенно потупились, но прежде чем кто-то успел открыть рот, чтобы оправдаться, Рефухио снова заговорил:
   – Где донья Луиза?
   Энрике удрученно покачал головой:
   – Я попытался втолковать ей, что ты приказал мне привести ее, но она уперлась и – ни в какую. Я пригрозил, что потащу ее силой, а она только засмеялась. Не мог же я взвалить ее на спину и принести сюда, мне пришлось оставить ее в покое.
   – Действительно, пусть остается, если хочет, – буркнул Балтазар.
   – Это верная смерть, – отрезал Рефухио. – Здесь ее неминуемо настигнет месть дона Эстебана.
   – Ты думаешь, он доберется и до нее? – испугалась Пилар.
   – Ну, если мы будем вне пределов его досягаемости, то он может попытаться выместить зло на Луизе. Более того, ей еще придется ответить на ряд неприятных вопросов в присутствии губернатора относительно ее загадочных гостей. Проделка дона Эстебана удалась на славу. Теперь в городе едва ли найдется хоть один человек, который не видел бы этого дьявола в облике человека, бандита Эль-Леона.
   – В таком случае пора сматываться. И чем скорее, тем лучше, – подытожил Чарро. – Пока еще есть на чем.
   Рефухио скользнул взглядом по фигурам лодочников, стоящих у самой кромки воды.
   – А что, что-нибудь не так?
   – Эти двое, похоже, передумали, – ответил Чарро.
   – Пусть катятся на все четыре стороны, – решил Эль-Леон после секундного размышления, – но оставят нам лодку, ту, что побольше. За любую плату.
   – Но мы не сможем обойтись без проводников, – уверенно возразил Чарро.
   – Это если бы мы пробирались через болота.
   – Если бы? – недоверчиво переспросил Балтазар. Но ответа не последовало. Рефухио скрылся за стеной дыма.
   – Куда это он? – забеспокоилась Исабель.
   – Вероятно, за доньей Луизой, – недовольно хмыкнул Энрике.
   Чарро поддержал его:
   – Десять против одного, что он приведет ее.
   – Я был бы круглым дураком, если бы принял это пари. Это верный проигрыш, все и так ясно, – ответил Энрике.
   – Да на кой черт она ему? – разозлилась Исабель.
   – Хочет, чтобы его совесть была чиста. А может, ему просто нравится искать неприятностей на свою голову, – предположил Чарро. – Выбирай, что тебе больше по вкусу. А возможно, и то и другое вместе.
   – Кто такая эта донья Луиза? – вступил в разговор Висенте. – И что у нее за дела с моим братом?
   Энрике объяснил. Пилар не слушала, что он говорил. Конечно же, Чарро прав, думала она. Да, Рефухио боялся, что с доньей Луизой что-нибудь случится, если они бросят ее здесь. Но только ли в этом дело? Правду говорят, старая любовь не забывается, особенно первая любовь. Рефухио с такой готовностью согласился выполнять требования доньи Луизы на корабле, что не сказал даже слова поперек. Значит, это не было большой жертвой с его стороны. Конечно, отказаться исполнять эту «тяжкую повинность» значило поставить под удар его друзей и саму Пилар. Но почему он так легко согласился, слишком легко?
   Господи, какое же это мучительное чувство – любовь, сколько страданий она приносит человеку. Пилар страшно ревновала, когда Рефухио развлекался с доньей Луизой. Но она завидовала ей, потому что та была знакома с Рефухио, когда он был еще совсем молод и беззаботен. Каким обворожительным юношей, должно быть, он был тогда – милым, нежным, остроумным. Пилар никогда не знала его таким. Никогда. Как обидно.
   Давно ли она начала испытывать подобные чувства? Может быть, это началось еще в патио, в Севилье. Или в горах, когда Рефухио узнал, что его брат похищен доном Эстебаном. У нее защемило сердце, но эта боль была даже приятной.
   Она вспомнила ту ночь на корабле, когда Рефухио лежал в каюте с раной в груди, чудом избежав смерти. Как легко она приняла решение предложить ему себя, свое тело, чтобы пробудить в нем интерес к жизни. Когда она думала об этом, краска стыда заливала ей лицо. Она знала, в чем дело, давно знала, но не желала признаваться в этом даже самой себе. Она старалась поглубже спрятать свои чувства, похоронить их в своем сердце.
   Что толку в этих бесконечных размышлениях? Он был бандит, изгой, не имеющий пристанища. В его жизни не было места женщине, в его сердце не было места любви. Он оказывал Пилар и донье Луизе покровительство, потому что считал, что обязан это делать, хотя для него это было обузой. Время от времени он занимался с ними любовью. Но это была всего лишь возможность приятно провести время, не более, способ отвлечься от повседневных забот. Хотя не исключено, что он и это считал своей обязанностью.
   Он никогда не узнает о ее чувствах к нему. Пилар не была уверена, что Рефухио поймет ее. Он может сделать ей больно, напомнив, что сам никогда не пытался соблазнить ее. Или просто улыбнется и сделает вид, что очень сочувствует ей. Нет, это еще хуже. Этого она просто не вынесет.
   Рыдания подступили к горлу, на глаза навернулись слезы. Она украдкой смахнула непрошеные слезинки. Кажется, никто не заметил. А если заметили, то наверняка подумают, что это из-за дыма.
   Новый Орлеан был охвачен огнем, и ветер гнал пламя все дальше и дальше. Люди в панике покидали город, унося с собой все ценное, что можно было взять. Кое-кто пытался спастись, заплывая в лодках на середину реки. Дом дона Эстебана тоже горел, как и все остальные дома на Шартрской улице, рядом с Оружейной площадью. Несколько кораблей, стоящих на якоре ближе всего к пожару, превратились в факелы.
   Где-то далеко, за городской стеной, прогремел оглушительный взрыв, заставивший всех вздрогнуть. Потом они увидели столб пламени, окрасивший небо желтыми и оранжевыми сполохами.
   – Что это?! – в ужасе вскрикнула Исабель.
   – Так взрывается порох, – ответил Чарро.
   – Пороховой склад, – сказал Балтазар. Чарро кивнул:
   – Огонь добрался и туда.
   Он был прав. Но этот взрыв был не единственным. Порох был нужен для того, чтобы охотиться. Охотой кормилась вся колония, это была неотъемлемая часть ее жизни. Порох был в лавочках, торговавших охотничьими принадлежностями, солидный запас хранил дома и каждый уважающий себя охотник. Теперь повсюду слышались взрывы. Город превратился в развалины.
   Откуда-то сзади послышался слабый всплеск. Это лодочники уже собрались отчалить под шумок.
   – Эй, вы! А ну-ка, стойте! – крикнул Чарро и побежал по причалу, спускающемуся прямо к воде.
   – Извини, приятель, – отозвались те, – но мы здесь попусту теряем время, когда есть возможность заработать, переправляя людей на другой берег реки, подальше от огня.
   Чарро вытащил шпагу из ножен. Энрике и Балтазар сделали то же самое и бросились к нему на подмогу. Висенте, хотя и не был вооружен, не захотел оставаться в стороне.
   Чарро первым добрался до лодок. При виде оружия лодочники пулей выскочили на берег и тут же сдались. Тем не менее Балтазар осторожно взялся за острый конец шпаги и рукояткой угостил одного из них в челюсть. Тот растянулся на земле. Энрике пришел в восторг, вытащил из-за пояса кинжал, перевернул его и таким же образом стукнул другого лодочника по макушке. Своих пленников бандиты уложили рядышком на земле. Больше лодочников никто и пальцем не тронул, но они продолжали тихонько скулить.
   – Очень неплохо, – еле выдохнул Рефухио, появившийся с противоположного конца причала. Он указал пальцем на самую большую лодку.
   – Все туда, живо. Отплываем немедленно.
   Он весь был вымазан сажей. По лицу, оставляя на нем светлые дорожки, стекали струйки пота. Из-за его плеча выглянула донья Луиза. Она всхлипывала и молотила Рефухио по спине кулачками. За ними гнались люди, наспех вооруженные кто косами, кто граблями.
   – Поджигатель! Убийца! Эль-Леон! Прикончить его! Прикончить!
   – А что с этими двумя? – осведомился Чарро, поигрывая шпагой.
   – Пусть убираются. Они нам не нужны. Отчаливаем! Все были слегка удивлены, но нехотя повиновались.
   Рефухио прикрикнул на них, не выбирая при этом выражений. Это возымело свое действие: все стремглав кинулись к суденышку. Энрике поспешно выкинул оттуда несколько самых громоздких узлов. Великан Балтазар с трудом сдвинул лодку с илистой отмели и, столкнув ее в воду, одним прыжком заскочил в нее. Рефухио, не замедляя шаг, швырнул горсть серебра лодочникам, уже стоявшим на ногах, но еще слегка пошатывающимся. Это была плата за лодку. Рефухио подбежал к краю пристани и бухнулся в воду, обдав веером брызг донью Луизу, которая при этом истерически взвизгнула. Затем он одной рукой уцепился за борт лодки, а другой ткнул вдову в бок так, что она подскочила и угодила прямо в объятия Энрике. Акробат схватил ее и усадил к себе на колени. Он хотел помочь вдове усесться поудобнее, но она дала ему оплеуху и немедленно разразилась рыданиями. Рефухио, держась за борт, оттолкнулся ногами от берега, Балтазар и Чарро схватились за весла и стали выгребать на середину реки. Их преследователи стояли по колено в воде и осыпали их проклятиями, потрясая при этом своим оружием. Подтянувшись на руках, Рефухио взобрался в лодку и примостился у руля.
   Несколькими сильными гребками он заставил судно изменить направление. Балтазар удивленно заморгал.
   – Что ты делаешь? – спросил он. – Ты направил лодку против течения.
   – А что нас ждет, если мы поплывем по течению? – ледяным тоном произнес Рефухио. – Возвращение в Испанию стало теперь несбыточной мечтой, и в Гавану нам дороги нет, там нам никто не обрадуется. Нас снова преследуют. Дон Эстебан позаботится о том, чтобы губернатор Миро приказал обшаривать в поисках преступников каждый корабль. Наши приметы разошлют по всей Вест-Индии. Для нас закрыты все пути. За исключением одного.
   – И куда ведет этот путь?
   – В далекую таинственную страну, страну легенд и загадок, где водятся невиданные животные и обитают свирепые дикари. В страну золотого заката.
   – Техас… – мечтательно прошептал Чарро, его лицо словно просветлело, в глазах заплясали голубые искорки.
   – Матерь Божья! – простонала донья Луиза и снова ударилась в слезы. – Нас там всех поубивают. Или что-нибудь еще хуже.
   – Или мы будем спасены, – продолжил Энрике.
   – Или о нас забудут, – пробормотал Балтазар.
   – Что ж, поживем – увидим, – вздохнул Висенте, обращаясь к самому себе.
   – Но ведь это так далеко, – осторожно подала голос Исабель.
   Пилар обернулась и посмотрела на Рефухио. Хотела бы она знать, что у него на уме. Действительно ли он так уверен в себе, как кажется.
   Рефухио глядел на дымящиеся руины – это было все, что осталось от Нового Орлеана. На его суровое лицо падал красноватый отсвет пламени, капельки воды дрожали на его ресницах, может быть, это были слезы.


   ГЛАВА 16

   Рефухио глубоко опустил весло в мутную желтовато-коричневую воду и сделал мощный гребок, чтобы не столкнуться с полузатопленным гнилым древесным стволом, преграждавшим им путь. Лодка весело бежала по волнам. Утро было погожим, ласково пригревало солнце, дул попутный ветерок. Сидеть на веслах – занятие довольно утомительное, но вместе с физической усталостью оно приносило душевное облегчение. Это было для них чем-то вроде искупления грехов, когда с каждым взмахом весел снималась частичка вины. Они боролись с течением, зорко следя за тем, чтобы судно не попало в стремнину и не напоролось на бревно-плывун. Им постоянно приходилось быть настороже, чтобы ни пираты, промышлявшие на реке, ни индейцы не застали их врасплох. Времени для размышлений или воспоминаний не оставалось. Да это было к лучшему.
   Они гребли, не зная отдыха, до самого вечера. Передышку сделали только тогда, когда Новый Орлеан остался далеко позади. Лагерь разбили на песчаной отмели. Конечно, можно было заночевать в зарослях деревьев, росших на прибрежной полосе: тенистая прохлада так и манила к себе. Но это казалось более опасным. Лучше было не рисковать.
   Ночь все провели отвратительно. Спать пришлось на голой земле. Для Рефухио и остальных мужчин не были в новинку ни жесткая бугристая подстилка, ни москиты, эти маленькие кровожадные дьяволы, которые тучей вились над ними. Но вот женщины… Они-то не были подготовлены к походной жизни.
   Пилар сидела в лодке напротив Рефухио и плела для всех шляпы из пальмовых листьев. Она подняла глаза от своей работы и посмотрела на убегающую вдаль линию берега. На дне лодки, у ног Пилар, расположилась донья Луиза. Сиденье напротив двух женщин занимали Висенте и Балтазар. В узком пространстве между их скамьей и той, на носу лодки, где сидели Энрике и Чарро, на узле, будто птица на жердочке, примостилась Исабель. Мужчины гребли в одном ритме, весла слаженно поднимались и опускались – вверх – вниз, вверх – вниз. Луиза не издавала ни звука – верный признак того, что она заснула. Впервые за все время, что они в пути, не было слышно ее стенаний. Она не относилась к тому типу женщин, которые стойко переносят удары судьбы.
   Но Пилар была именно такой женщиной. Она по нескольку раз на дню требовала, чтобы ей дали заменить Висенте на веслах. Она взвалила на себя кучу всяких обязанностей и прошлой ночью опустилась рядом с Рефухио на грубое одеяло, прикрыв лицо от насекомых-кровососов, только тогда, когда уже еле держалась на ногах от усталости. Пилар вообще теперь старалась спать как можно меньше. Часами она сидела на жесткой скамье, сплетая между собой полоски колючих пальмовых листьев и раздирая при этом в кровь свои нежные пальцы. Но ни слова жалобы не слетало с ее губ. Она держалась мужественно, но от этого Рефухио не чувствовал себя менее виноватым перед ней.
   Ну почему эта девушка должна страдать? И почему он не в силах избавить ее от этих страданий? Возможно, даже более чем вероятно, они никогда не вернутся домой, в Испанию, да и вообще к цивилизации. Это он, Рефухио, вынудил Пилар вступить на этот опасный путь. Он убеждал себя, что на это были свои причины, но они по большей части были надуманными. Все дело в его эгоизме. Он виноват в том, что она стала скиталицей, что ее жизнь все время подвергается опасности. Как он раскаивался теперь. И это чувство раскаленным железом жгло его сердце.
   Солнце запуталось в волосах Пилар, окрасив их в золотой цвет. Нежные прядки красиво обрамляли ее лицо, обволакивали шею и блестящими шелковистыми волнами падали на плечи. Как ему хотелось знать, что чувствовала она, когда ночью они лежали, тесно прижавшись друг к другу, и ее головка покоилась на его груди.
   К полудню солнце покроет кожу Пилар загаром, а возможно, и раньше, если перестанет то и дело прятаться за облаками, которые ветер гнал с юго-запада. Да и все они скоро станут смуглыми, как цыгане. Может быть, шляпы, которые плела Пилар, хоть немного защитят путешественников от палящих лучей. Солнцепек был даже не столько неприятным, сколько опасным: легко можно было перегреться и получить солнечный удар. Для Рефухио и других мужчин, людей привычных, это были сущие пустяки. Но не для Пилар. И конечно же, не для Луизы и Исабель.
   Пилар повернула голову и посмотрела на Рефухио долгим взглядом.
   – Что-нибудь не так? – спросила она.
   Рефухио почувствовал, какое мрачное, суровое выражение застыло на его лице. Невероятным усилием воли он стряхнул напряжение и произнес как можно мягче:
   – Я весел и бодр, как мул, навьюченный вязанкой хвороста. Что, по-твоему, здесь может быть не так?
   – Да все, что угодно. Но это вовсе не значит, что тебе следует так переживать из-за этого.
   – Мне ничего другого не остается.
   – Если ты думаешь о том, что произошло в Новом Орлеане, то, прошу тебя, успокойся. Пожар вспыхнул не по твоей вине.
   – Как раз это волнует меня меньше всего на свете.
   – Что-то я сомневаюсь.
   – Вижу, что сомневаешься. Боишься, что я опять захандрю и брошу тебя на произвол судьбы?
   Она холодно посмотрела на него.
   – Ничего подобного. Я уже убедилась, что ты никогда не теряешь над собой контроль.
   – Ты льстишь мне.
   – Вовсе нет. А вот ты недооцениваешь меня. Я не пропаду, если наши пути разойдутся. Ни трудностей, ни опасностей я не боюсь.
   Ему вдруг стало страшно, мысли путались. Голос предательски дрогнул, когда он наконец произнес:
   – Полагаю, это предупреждение о том, что приготовления к самостоятельной жизни уже ведутся. Позволено ли мне будет узнать, какие? Или я должен сам догадаться?
   – Никаких. Господи, как ты вечно все усложняешь. Я просто попыталась прояснить ситуацию.
   – Ты сама все это придумала?
   – Конечно. Мне больше не с кем было обсудить эту проблему.
   – Тебе неприятно то, что ты зависишь от меня?
   – Мне неприятно то, что ты считаешь себя связанным обязательствами по отношению ко мне.
   Она затронула тему, которая его действительно волновала. Будто заглянула в его душу.
   – Я по своей воле взял на себя эти обязательства, когда принял твое предложение там, в саду, ночью. И не тебе освобождать меня от них.
   – Ну, если тобой овладела тоска по мученичеству, то, пожалуйста, неси свой крест. Я не могу тебе в этом помешать.
   – А я неплохо справляюсь, правда? – с горечью заметил он.
   – Просто замечательно. Поэтому я совершенно уверена, что тебя беспокоит печальная участь Нового Орлеана.
   – Это кажется вполне логичным. – Он еще сильнее налег на весла.
   Пилар задумчиво покачала головой.
   – Ты думаешь, что мог остановить дона Эстебана? Но как?
   – Я должен был сразу выпустить дух из этой гадины, вместо того чтобы дать ему возможность защищаться.
   – Ты же не знал, что все так обернется.
   – Я должен был это предусмотреть. И то, что не сделал этого, – серьезная ошибка с моей стороны. – С замиранием сердца он ждал ответа.
   Когда их глаза встретились, Пилар не отвела взгляд.
   – Кому-то может так показаться, но не мне, – сказала она. – Ты же не дон Эстебан, чтобы совершать такие жестокие и бессмысленные убийства. И потом, я тоже виновата. Если бы я не увязалась за тобой, то эта вылазка могла бы пройти гораздо более успешно.
   – Или вообще никакой вылазки не было бы? Нет уж. Этот план полностью разработал я.
   – Но ведь именно мое присутствие подставило тебя под удар и вызвало пожар. Если бы не я, тебе не пришлось бы драться с доном Эстебаном и уж тем более не было бы этой стычки в часовне. Я везде была тебе только помехой.
   – Да нет же! Я испытывал огромное желание убить его, особенно после того, как увидел, что он сделал с Висенте. Мне достаточно было любого повода. И не твоя вина в том, что я не сдержался.
   – Ты собираешься лишить меня удовольствия немного покаяться и пообвинять себя? Грабитель. Ты уже отнял мою свободу.
   – У меня и в мыслях никогда не было что-то отнимать у тебя силой.
   Эти слова, казалось, повисли в воздухе между ними. Их взгляды – нежных карих глаз и холодных стальных – встретились. Краска, не имеющая ничего общего с загаром, медленно заливала лицо девушки.
   – Намерения меняются, – сказала она. Рефухио резко кивнул:
   – Люди тоже.
   – О чем это вы спорите? – Висенте смотрел на них через плечо.
   – О разном. В основном о грабеже и добрых намерениях, – глухо произнес Рефухио.
   – Это касается сундука с золотом? Я заглядывал внутрь. – В его голосе слышалась нотка осуждения.
   – Не совсем так, – сдержанно и немного устало ответил Рефухио.
   – А я думал, об этом разговор. Интересно, что я, по-твоему, должен был почувствовать, когда узнал, что оказался замешанным в краже? – Висенте смотрел на брата неприязненно.
   – Я бы непременно поразмыслил об этом, если бы догадался, что в университете тебя превратили в самоуверенного болвана, – вздохнул старший Карранса.
   Висенте закусил губу.
   – Ты прав, как всегда. Можешь теперь оторвать мне за это голову. Возможно, я это заслужил. Но не трогай сеньориту Пилар.
   – Ты уже обращаешься к даме по имени, – вскинулся Рефухио. – Слишком большая вольность, на мой взгляд, если учесть, что вы познакомились совсем недавно.
   – Я знаком с ней дольше, чем ты, братец.
   – Да ну?
   В тоне Рефухио звучала скрытая угроза, но Висенте не обратил на это внимания.
   – Я был первым, к кому она обратилась.
   – Так почему же ты не поспешил на выручку и не умчал ее на белом коне, подобно сказочному принцу?
   – Она не просила меня об этом. Увы. Рефухио почтительно поклонился Пилар:
   – Поздравляю. Вы сделали правильный выбор.
   – Честь мне и хвала за это, – сказала она.
   – Я тоже думаю, что ты это заслужила, – съязвил Рефухио, затем повернулся к брату:
   – Кстати, а где золото? Что-то я нигде не вижу ларца.
   Висенте снова нахмурился и тряхнул головой:
   – Неужели ты думаешь, что я стал бы пачкать руки об это золото, когда наверняка знал, что оно краденое?
   – Так ты оставил его?
   Висенте медленно кивнул, насмешливо глядя на старшего брата.
   – Вот это да, – ошарашенно пробормотал Рефухио и тут же разразился громовым хохотом.
   – Это золото принадлежало Пилар, мой честный и благородный мальчик. Это было ее золото.
   – Ты оставил его? – Пилар все еще не могла поверить. – Ты оставил его в доме дона Эстебана?
   – Мне казалось, что я поступаю правильно. – Висенте сразу сник и заерзал на сиденье, умоляюще глядя на брата, но тот сделал каменное лицо.
   – А дом сгорел, – подвела итог Пилар.
   – Наверняка, – подтвердил Висенте убитым голосом. Пилар смотрела на него некоторое время, потом ее лицо прояснилось, морщинки на лбу разгладились. Она скользнула взглядом по шраму на его щеке и покачала головой.
   – Думаю, мне не на что жаловаться и некого обвинять. Я сама во всем виновата. Мне просто не следовало впутывать тебя в мои дела. Я… я прошу прощения.
   – Вы не должны извиняться. Рефухио раньше никогда не позволял мне быть рядом с ним, но теперь ему от меня никуда не деться. Поэтому я вам даже благодарен.
   – Он не позволил бы тебе следовать за нами? Висенте с вызовом посмотрел на брата, но в глубине его глаз таилась нежность.
   – Похоже, он думает, что одного разбойника в семье вполне достаточно.
   – Так оно и есть, – согласился тот.
   Пилар и Висенте украдкой обменялись улыбками, затем вернулись каждый к своему делу.
   Рефухио обдумывал слова Пилар, уставившись невидящим взглядом куда-то ей в затылок. Он чувствовал, как сострадание, которое он испытывал к девушке, постепенно заменяется чем-то другим, большим. Да, он сочувствовал ей, но в то же время его захлестывала откровенная, бесстыдная радость. Теперь Пилар придется остаться с ним, у нее нет выбора.
   Мгновение спустя Рефухио затянул песню, грустную и мелодичную. Мужчины подхватили ее. Песня будто скользила над волнами, сопровождаемая плеском воды за бортом. А лодка уносилась все дальше и дальше на северо-запад.
   Стемнело. Они опять остановились, чтобы сделать привал. Уже давно пора было спать, но все сидели у костра, глядя на веселые голубые язычки пламени. Как приятно было отдохнуть, расслабиться, отвлечься от дневных забот. Ужин удался на славу. Исабель приготовила великолепное блюдо из двух странного вида рыбин, которых Висенте поймал при помощи крючка, сделанного из шпильки Пилар. Ко всему прочему дым костра отпугивал москитов. На землю спустилась ночь. Воздух то и дело оглашался стрекотом цикад и кваканьем лягушек. Охотничий клич болотной кошки был похож на женский плач. Звезды тускло поблескивали на иссиня-черном небе.
   На рассвете они проплыли мимо деревушки под названием Бэтон-Руж. Все предполагали, что после этого на их пути еще будут какие-нибудь поселения или форты, но обманулись в своих ожиданиях. Часы шли за часами, но никаких признаков человеческого жилья они больше не встретили. Создавалось впечатление, что, кроме них, в этой пустынной, дикой местности нет больше ни одного человека.
   Рефухио здесь все казалось странным. Эта первобытная красота и отталкивала, и притягивала одновременно. Все было не похоже на Испанию: огромные болотистые равнины, буйная растительность, которая образовывала непроходимые заросли, диковинные животные, от аллигаторов и змей до лохматых остроносых зверьков, таскавших своих детенышей в сумках на брюшке. Рефухио понемногу привыкал ко всему этому, и к здешнему сладковатому воздуху, и к непроницаемому мраку ночи.
   Испания постепенно теряла свое превосходство. При всем блеске Мадридского двора, при том, что армады испанских кораблей бороздили бескрайние океанские просторы и Испании принадлежало четверть мира, золотой век испанского могущества был уже позади. Более ста лет тому назад начался упадок империи.
   Это была прекрасная страна, которую населяли храбрые, умные, благородные люди. Но они слепо верили, что их родина слишком хороша для того, чтобы в ней еще что-нибудь нужно улучшать. Они боялись каких бы то ни было перемен, отворачивались от всего нового и непривычного и непоколебимо придерживались старых устоев и порядков. Они разучились мыслить, разучились действовать. Чтобы пополнить свои богатства, они грабили Новый Свет, вели бессмысленные войны, продавали земли колоний. Испания слабела и умирала. А людишки вроде дона Эстебана, будто хищная стая родственников, толпящихся у постели больного, ждали его последнего вздоха и уже делили и растаскивали между собой предполагаемое наследство.
   А эти новые земли, наоборот, были полны жизненных сил, они оказались плодотворной почвой для развития новых идей.
   Впервые за много лет Рефухио было немного не по себе. Сидя у костра на очередном привале, он поежился; хотелось оглянуться, чтобы узнать, что там, у него за спиной, и было страшно это сделать. Кто знает, какие опасности таила в себе эта непроглядная ночь.
   Донья Луиза с ожесточением прихлопнула москита, севшего ей на руку. От резкого движения деревянная миска с остатками ужина, которую она держала на коленях, опрокинулась. Вся юбка вдовы оказалась в жирной подливке. Луиза с ревом подпрыгнула, пнув ногой миску, и та покатилась прямо в огонь.
   – Хватит! Надоело! – заверещала вдова. – Меня едят живьем москиты, я почернела на солнце так, что меня скоро можно будет принять за эту мулатку, любовницу моего муженька. У меня нет другой одежды, кроме той, что сейчас на мне, я вынуждена питаться всякой дрянью, от которой даже свинья будет нос воротить. Я хочу домой! Тысячу песо, две тысячи песо тому, кто отвезет меня обратно в Новый Орлеан!
   Рефухио быстро наклонился, схватил палку и, подцепив миску, вытащил ее из огня. Она не успела сильно обгореть и теперь лежала в сторонке и дымилась. У них было только по одной миске на человека, и где бы они еще в этих краях смогли достать другую.
   – Тебе живется не хуже, чем всем остальным, – сказал Рефухио Луизе, – но, если ты предпочитаешь смерть, мы можем просто бросить тебя здесь. По крайней мере, возни меньше, чем с возвращением в Новый Орлеан.
   – Это называется убийство, – прошипела Луиза, бросив на Рефухио взгляд, полный ненависти и презрения.
   – Но не исключено, что все еще хорошо кончится, – вступил в разговор Энрике и озорно подмигнул благородной даме. – Здесь вас может найти какой-нибудь дикарь, и он наверняка возьмет вас в наложницы. Он не будет вас сильно мучить и перегружать работой. Вы будете трудиться всего лишь с утра до вечера. А после того как вы родите ему кучу маленьких дикарят, он вообще оставит вас в покое.
   – Не смешно, – Луиза исподлобья смотрела на акробата.
   – Это только на первый взгляд. А потом ситуация покажется вам очень даже забавной.
   – Ты просто дурак!
   – А вы тщеславны и избалованны, но я вас прощаю.
   – Я не нуждаюсь в твоем прощении! – завизжала она.
   – Но я все равно дарю вам его. Какая щедрость с моей стороны, не правда ли?
   Пилар, которая сидела, слегка согнувшись и опустив руки на колени, выпрямилась.
   – Ваша жизнь, донья Луиза, находится в опасности до тех пор, пока мой отчим остается в Новом Орлеане. Он всегда был очень изобретателен в своей мести.
   – Да, конечно, твой отчим, – сказала Луиза, поджав губы. – Выходит, это ты во всем виновата.
   – Не оскорбляй Пилар, – осадил ее Энрике. – Ты стала нашей сообщницей на «Селестине» по доброй воле. Тебе нравилось играть с огнем, и не наша вина в том, что все оказалось сложнее и опаснее, чем ты ожидала.
   – Эта ваша Пилар, возможно, и находит удовольствие в общении с бандитами, но я не такая.
   – Неужели? – Энрике даже не старался скрыть иронию. – Но ведь еще на корабле ты прекрасно знала, кто мы такие, но это не мешало тебе поддерживать с нами приятельские отношения.
   – Если вы намерены вцепиться друг другу в волосы, – сказал Рефухио, – я готов предоставить вам такую возможность. Но никто, Луиза, не позволит тебе вернуться в Новый Орлеан. Я увез тебя оттуда, чтобы уберечь от мести дона Эстебана. Пилар права. Даже сейчас не стоит строить иллюзий, что опасность миновала. Луиза тряхнула головой,
   – Я уверена, что дон Эстебан не причинил бы мне вреда.
   – Так же хорошо моя сестра думала о его сыне. Ну, давай, соберись. Ты же волевая женщина. Если бы ты не была такой, разве рискнула бы отправиться в Луизиану? А теперь тебе очень пригодится твое мужество.
   – Но я терпеть не могу эти походные условия. – Луиза снова прихлопнула москита. – Кругом только вода, вода и ничего, кроме воды. Я больше этого не вынесу.
   – Рано утром мы снова двинемся в путь, и тебе придется смириться с этим. Но ты выдержишь, я знаю. Ты очень сильная.
   – Ты действительно так думаешь? – спросила Луиза, не глядя на Рефухио.
   – Безусловно. Это у тебя в крови. Эту силу ты унаследовала от своих предков, которые погибли на полях Испании в битвах с маврами, но сделали свою родину свободной, которые приняли вызов индейцев, живущих в этих загадочных землях, и вернулись домой, прославляя милость Всевышнего, с карманами, набитыми золотом.
   – Пожалуй, ты прав, – согласилась донья Луиза. Теперь она сидела, задумчиво глядя куда-то вдаль.
   – Как ты считаешь, в Техасе есть золото? – спросила она после минутного размышления.
   Чарро, сидевший чуть поодаль, замотал головой и открыл было рот, но Рефухио сделал ему знак не вмешиваться. Не моргнув глазом, он ответил:
   – Ты же знаешь о прославленном Франциско Васкесе де Коронадо, который путешествовал по западным землям в поисках сокровищ Семи Городов Сиболы. Он, правда, не нашел их, но разве это значит, что они не существуют? И потом, точно известно, что индейцы, живущие к югу отсюда, носят одежду, целиком сделанную из золота. Кроме того, ходят слухи, что здесь полно серебра.
   – Тогда, может быть, нам удастся сколотить состояние и с его помощью вернуться домой? – Донья Луиза коротко вздохнула.
   – Вполне возможно, – пробормотал Рефухио, а Чарро и Энрике весело переглянулись.
   Донья Луиза хранила молчание, но было видно, что какая-то мысль не дает ей покоя.
   – У моего отца было много золота, – тихо произнесла Исабель. – Я всегда любила играть с желтыми кругляшками. Но отец жить не мог без азартных игр и спустил все состояние. Нас выгнали из нашего собственного дома, нам пришлось побираться на улице. Рефухио пришел на помощь, когда два извозчика пытались затащить меня в лошадиное стойло. Я обязана ему своим спасением.
   – Не надо об этом думать, Исабель, – ласково сказал Балтазар. – И не будем больше говорить о грустном. Пойдем-ка спать.
   Исабель подняла на него глаза, ее губы дрогнули в улыбке. Улыбка вышла нежной и чуть-чуть печальной.
   – Конечно, – сказала она. – Уже пора.
   Рефухио проводил их взглядом. Серые глаза были слегка прищурены, чтобы никто не заметил боли, спрятанной в их глубине.
   Все отправились спать. Рефухио долго лежал без сна, глядя на звездное ночное небо. Циничная усмешка тронула его губы, когда он вспомнил, что наплел Луизе. Золото. Боже милосердный! Он попытался представить себе, что его ждет в будущем, когда за душой нет ни гроша и изменений к лучшему не предвидится. Неопределенность и неизвестность, больше ничего. Все надежды умерли. Это состояние было знакомо Рефухио. Жизнь никогда особо не баловала его, и он научился мириться с этим. Так он думал, по крайней мере. Но обстоятельства меняются. Глупые прихоти свойственны не только вздорным, вечно всем недовольным вдовам.
   Странно, но он даже чувствовал какое-то умиротворение. Это ощущение было незнакомым и немного тревожным. Сон бежал от Рефухио. Он глядел на спящую рядом Пилар и, прислушиваясь к ее ровному дыханию, отгонял москитов, кружащих над ней.
   На следующее утро, когда они уже готовы были погрузиться в лодку, донья Луиза подозрительно оглядела Пилар с ног до головы.
   – Как это так могло получиться, что москиты тебя почти не тронули, а на мне живого места не оставили? Я вся покрыта волдырями и похожа из-за этого на жабу. А этот зуд скоро сведет меня с ума.
   Пилар потрогала лицо.
   – Сама не знаю, в чем дело.
   – Если у тебя есть какой-то специальный крем или что-то в этом роде, то с твоей стороны просто свинство не поделиться со мной.
   – Честное слово, нет. Может, я просто пришлась москитам не по вкусу.
   Донья Луиза недоверчиво хмыкнула и полезла в лодку.
   – В самом деле, – оправдывалась Пилар, – если бы у меня было какое-то средство от москитов, я не стала бы жадничать.
   Рефухио отвернулся, чтобы скрыть улыбку.
   Через несколько дней путешественники достигли Красной реки, притока Миссисипи, и свернули туда. Теперь их путь лежал на запад. Спустя две недели после отплытия из Нового Орлеана они высадились на сушу возле старого военного поселения Сен-Жан.
   Когда они вытаскивали лодку на берег, зарядил дождь. Водная гладь покрылась рябью, крупные капли забарабанили по ярко-зеленой листве деревьев. Солнце время от времени выглядывало из-за туч, и в его лучах дождинки сверкали и переливались всеми цветами радуги. Несмотря на жару, промокшая одежда доставила всем много неприятных минут.
   В поселке их встретили настороженно, но довольно дружелюбно. Здесь всегда были рады чужакам, которые приносили хоть какие-то новости в это Богом забытое место. Но о пожаре в Новом Орлеане распространяться они не стали. Как бы они объяснили, что не знают ни об ущербе, причиненном пожаром, ни о числе жертв. И почему им пришлось так поспешно покинуть город, не дожидаясь, пока все это станет известно.
   Было что-то располагающее в этой маленькой сонной деревушке с простенькими, но опрятными домиками. Жители ее были милы и радушны, приятным на слух был протяжный местный говор, в котором перемешались французские и испанские, индейские и африканские словечки. Поселок находился достаточно далеко от Нового Орлеана, и путешественники ощутили себя в безопасности.
   Они продали лодку за хорошую цену. На вырученные деньги и на то серебро, которое у них еще оставалось, купили лошадей. В основном это были неказистые на вид, но быстроногие и крепкие пони, а Висенте даже удалось раздобыть молодого жеребца хороших кровей. Кроме этого они закупили муку, кукурузу, сушеное мясо, бобы и перец, приобрели несколько мушкетов про запас и боеприпасы. Под конец они нашли пару вьючных мулов, чтобы погрузить на них всю поклажу. Донья Луиза настаивала на том, что женщинам просто необходимо сменить одежду, чего они не делали с той поры, как покинули Новый Орлеан. Но здесь не нашлось ничего, кроме нескольких кусков грубого полотна, годного разве что для торгового обмена с индейцами. Тогда Энрике, испарившись куда-то под вечер, вернулся через некоторое время, нагруженный ворохом одежды, среди которой было даже платье, подходившее по размеру донье Луизе. Он не признавался, где взял все это, но одежда была еще влажной, как будто после стирки. За свой подвиг Энрике был обласкан дамами и некоторое время купался в лучах своей славы.
   Спустя два дня после того, как путешественники ступили на твердую землю, все было готово для продолжения пути. Верхом на лошадях отряд двинулся по дороге, ведущей к реке Сабин, туда, где простирались просторы Техаса.


   ГЛАВА 17

   Отряд пересек Сабин. Дорога извивалась между высоких холмов, склоны которых были покрыты деревьями. Здесь росли сосны, эвкалипты, ясени, ореховые деревья. Иногда попадалась дикая слива, вся усыпанная мелкими зелеными плодами. Постепенно леса стали редеть. Теперь вместо сосен и эвкалиптов все чаще попадались низкорослые дубки. Холмы стали более пологими. Речушки, которые встречались на их пути, становились все мельче и уже. Пойменные луга были покрыты сочной густой травой.
   Чарро скакал во главе отряда. Он вел их на юго-запад, честно признаваясь, что дорогу знает не очень хорошо. Он слышал, что существует тропа – часть старого Королевского тракта, Камино-Реаль по-испански. Рассказывали, что эта дорога совсем заросла потому, что участились нападения индейцев на путешественников.
   Некоторые экспедиции вообще исчезали бесследно. Тропа начиналась от форта Натчез на берегу Миссисипи, шла мимо поселений миссионеров, расположенных вдоль реки Сабин, и заканчивалась где-то возле Мехико-Сити. Было время, когда движение по этой тропе не прекращалось ни днем, ни ночью. В тот период, когда Луизиана еще находилась под властью французов, это была излюбленная дорога контрабандистов, которые обкрадывали испанскую корону, вывозя серебро из Новой Испании, или вели нелегальную торговлю между двумя колониями в обход испанских законов. Она также являлась связующим звеном между одним из французских комендантов, Сен-Дени, под контролем которого находилась вся эта территория, и испанскими поселениями на Рио-Гранде. Когда Сен-Дени был арестован по обвинению в контрабанде, его освободил один из испанских военачальников, на дочери которого Сен-Дени затем женился. Когда шестнадцать лет тому назад миссии на реке Сабин прекратили свое существование, Луизиана уже перешла в руки Испании; эта дорога перестала связывать между собой два государства, и движение по ней, в конце концов, прекратилось. Появляться в этих местах стало делом опасным – индейцы осмелели и все чаще безнаказанно нападали на одиноких путников.
   Человек из Сен-Жана, который продал Рефухио лошадей, решил, что эти господа, должно быть, свихнулись, если они собираются в таком составе следовать по Камино-Реаль. Им советовали поискать себе попутчиков. Здесь некоторые ловкачи вели торговлю с индейскими племенами, меняя мушкеты и агуардьенте, «огненную воду», на бизоньи шкуры и меха. Они знали эту местность как свои пять пальцев. Может, бродячие торговцы – это не слишком приятная компания, но для дела можно и потерпеть. Ведь чем больше отряд, тем меньше была вероятность нападения индейцев. Здесь поблизости как раз находились четверо торговцев и их подручные. Они собирались отправиться через неделю.
   Но, посовещавшись, в отряде решили, что ждать не стоит. Новости из Нового Орлеана могли достичь поселка раньше, чем через неделю. Вдобавок путешествие в обществе продавцов оружия могло оказаться даже более опасным, чем встреча с индейцами. Так что лучше было не связываться.
   Как же мужчины были рады снова почувствовать себя в седле! Они устраивали импровизированные скачки с препятствиями, во время которых вытворяли все, что вздумается, разве что не заставляли лошадей стоять на голове. Но дни шли за днями, и каждый новый день был похож на предыдущий. Всеми постепенно овладевали скука и уныние. Воинственного пыла заметно поубавилось.
   Пилар нравилось скакать верхом. Она научилась этому за те несколько дней, что провела в горах Испании в отряде Рефухио. Это было немного утомительно, но все же здорово, и потом, отвлекало от разных мыслей, которые лезли в голову.
   А вот донья Луиза пришла в ужас, когда узнала, что ей придется сесть на лошадь. Да она в жизни этого не делала. Она наотрез отказалась двинуться с места, если в ее распоряжение не будет предоставлен экипаж или, на худой конец, телега. Никакие уговоры не помогали. Луизу пытались убедить, что такой способ передвижения, во-первых, является слишком медленным, а во-вторых, вообще не подходит для извилистых дорог, но она стояла на своем. Луиза сдалась только тогда, когда Рефухио пригрозил взвалить ее поперек седла и увезти силой. Однако это вызвало новую вспышку гнева и новый поток жалоб.
   Луиза тяжело плюхалась в седло, стонала и хныкала, проклиная свою жестокую судьбу. Первые два дня она занималась тем, что по очереди перечисляла каждую часть своего тела, которая была ушиблена или натерта, и ругалась на чем свет стоит. Больше всего нелестных выражений высказывалось в адрес Рефухио. Требовалась помощь двоих мужчин, чтобы посадить Луизу в седло, и по меньшей мере троих, чтобы снять ее оттуда. При этом ей с большим трудом удавалось усидеть на лошади. Она все время рисковала свалиться и свернуть себе шею. В результате скорость передвижения отряда сокращалась как минимум втрое.
   К утру третьего дня Энрике надоело слушать ворчание Луизы, и он выступил с предложением: они с доньей Луизой могут ехать вдвоем на одной лошади. Сам он легонький, как перышко, поэтому животному не будет слишком тяжело. Такой поворот событий пришелся вдове не по душе. Она протестовала, кричала и бранилась, но, в конце концов, ей все же пришлось взобраться на круп лошади позади акробата. Энрике тут же пустил лошадь галопом. Вдова подпрыгивала и визжала, обхватив пухлыми ручками Энрике за талию. Сияющий, словно именинник, акробат широкими кругами носился по полю. Наконец он выдохся и вернулся к остальным.
   Перечень увечий, полученных Луизой в результате этой скачки, был нескончаемым. Но теперь она нашла в лице Энрике благодарного слушателя. В отличие от Рефухио он не пропускал мимо ушей ни одной реплики Луизы. Он передразнивал каждое ее слово, отпускал шуточки, насмехался над ее трусостью, приводя ее в бешенство. Перепалки с Луизой, казалось, доставляли Энрике огромное удовольствие, а вдову утомляли настолько, что поток жалоб и проклятий на время иссякал.
   Что обо всем этом думал Рефухио, никто не знал. Он казался неприступным. Часто уезжал далеко вперед, он приносил новости о том, что дорога скоро разветвляется, что поблизости есть колодец или удобное место для привала. Иногда он возвращался назад и долго кружил по степи, осматривая окрестности на том участке пути, который они только что преодолели.
   Его, похоже, совершенно не беспокоило, что лидерство временно захватил Чарро. Они вдвоем часто беседовали до глубокой ночи. Рефухио выспрашивал Чарро, уроженца Техаса, об этой стране, о ее жителях, об опасностях, которые подстерегают здесь путешественников. Он изучал все подробности, касающиеся дороги, интересовался расположением рек и их названиями, совершал длительные прогулки по этим выжженным солнцем равнинам, исследуя их растительный и животный мир. Он хотел знать все о жизни, повадках, обычаях индейских племен, обитающих здесь: от лесных жителей, солнцепоклонников Каддо Хазиани, до людоедов каранкава из прибрежных районов; от коахальтекан, живущих в южных пустынях и злобных степных кочевников тонкавов, до воинственных апачей и команчей, считавших эту землю своей собственностью и сгонявших с нее другие племена. Что касается последних двух племен, то трудно было сказать, кто из них хуже.
   Апачи, рассказывал Чарро, не боятся ничего на свете. Они злы, хитры и коварны. Попытки обратить их в христианство не увенчались успехом. Именно апачи за время двухсотлетнего испанского владычества над Техасом смели с лица земли многие поселки белых колонистов.
   Команчи поселились здесь не так давно, спустившись с северных гор. Непревзойденные наездники, агрессивные и злобные, они смертельно враждовали с апачами и вели с ними борьбу за господство над этим землями. Зажатые с одной стороны испанскими войсками, а с другой – команчами, апачи стали еще более хитрыми и искусными воинами. Они всегда дрались насмерть. Чтобы справиться с ними, испанское правительство даже вступило в союз с другими племенами, но тщетно. Апачи казались неуловимыми, их невозможно было поймать. Официально испанские владения в Техасе ограничивались реками Сабин, Рио-Гранде и горной цепью на западе. Неофициально они были гораздо менее обширными.
   Несмотря на угрозу нападения индейцев, отряд преодолевал милю за милей вполне благополучно. Ничто не предвещало опасности. Погода стояла жаркая и сухая. Весело щебетали птицы, гудели шмели, перелетая с цветка на цветок, солнце медленно поднималось над линией горизонта. В траве скакали кролики; их хвостики, похожие на комочки ваты, мелькали то тут, то там. Иногда из-под самых копыт лошади вспархивал перепелиный выводок. В небе лениво кружили хищные птицы, а ближе к вечеру, когда начинало смеркаться, ветер часто доносил до них лай койота. Одуряющая жара погружала всех в полудремотное состояние. На этих бескрайних просторах негде было спрятаться в случае опасности. Но они уже перестали бояться нападения. Как-то даже не верилось, что здесь живут свирепые дикари, которые, прежде чем убить свою жертву, терзают ее чудовищными пытками. Казалось, что здесь не более опасно, чем в горах Испании или на берегах Миссисипи.
   Висенте поздоровел и посвежел. Шрам на лице зажил и стал почти незаметным. Сам Висенте совершенно забыл о нем. Постепенно угрюмая настороженность покинула юношу, и он начал проявлять интерес к окружающей действительности. Теперь он не знал ни секунды покоя. Иногда он скакал рядом с братом, иногда – с кем-то другим, но чаще всего держался поближе к Пилар. Сама Пилар объясняла это тем, что Висенте разделял ее восторженный интерес к необыкновенным растениям и животным, встречающимся на их пути.
   В это утро Пилар, Чарро и Висенте ускакали далеко вперед, обогнав остальных. Перед ними лежала залитая солнцем равнина. Там протекала небольшая речушка и росло несколько деревьев. Внимание Пилар привлекло одно растение, и она решила спешиться, чтобы получше рассмотреть его. Это были полевые цветы с венчиками небесно-голубого цвета, такого яркого, что он слепил глаза и веселил сердце. Целые островки этих цветов росли поблизости от воды. Издали казалось, что это кусочки неба упали на землю.
   – Какая прелесть, – проворковала Пилар.
   – Мы называем их конехо, – отозвался Чарро. Он соскочил с лошади, сорвал несколько цветочков и протянул их Пилар. – Видишь, серединка у них белая, как хвостик конехо, кролика. Здесь море этих цветов. – Он махнул рукой в сторону равнины. – Скоту здесь раздолье.
   Пилар была настолько поглощена созерцанием цветов, что совершенно не заметила стадо, которое паслось поблизости. Она взглянула туда, куда указывал Чарро.
   – Этот скот действительно крупнее, чем в Испании, или мне только так кажется?
   – Нет, ты абсолютно права. Эту породу вывели от диких животных, пойманных и прирученных путешественниками вроде Коронадо. Эта земля отлично подходит под выпасы, но тут, как и везде, выживают самые сильные, выносливые и самые длиннорогие экземпляры. Вот почему эти такие громадины.
   Они и вправду были огромными. Самый крупный в стаде бурый бык был в холке высотой с лошадь, а рога имел такие, что не обхватишь. Кроме него там паслось десятка два-три коров, размером чуть поменьше.
   – Это все дикие животные? – поинтересовался Висенте.
   – Должно быть, так. – Чарро вскочил в седло и взял в руки поводья. – Насколько я понимаю, тут поблизости нет никаких поселений. По закону весь этот скот принадлежит испанской короне. Но если кому-то вздумается отметить нескольких быков своим тавром, ему никто и слова не скажет.
   – Такой скот разводит твой отец? Чарро с гордостью кивнул:
   – Ты видишь, что это за зверюги. На своих двоих за ними не угонишься, это тебе не овцы. Они чертовски умны, а бегают – что твои лошади. Они каждый день преодолевают расстояние в десятки миль, кочуя с выгона на выгон. С ними могут справиться только чаррос, лучшие наездники во всем Техасе. Даже испанские гранды относятся к ним с уважением, потому что чаррос – люди благородные и храбрые. Они способны подчинить себе любую лошадь. У нас говорят так: «быть чаррос – значит, быть героем, быть ранчеро – значит, быть королем».
   – Так вот почему ты такой задавака, – сказала Пилар, посмеиваясь.
   – Разве? – Голубые глаза Чарро весело блестели, когда он повернулся к ней. Он ничуть не обиделся, напротив, был очень доволен.
   – Ну, не всегда, а только сейчас. Да и то чуть-чуть, – смягчилась Пилар.
   – Значит, владения твоего отца довольно обширны? – обратился Висенте к Чарро.
   – Не так чтоб очень. Земля, пожалованная моему деду королем и которую затем унаследовал отец, занимает примерно двадцать квадратных лиг [2 - 1 лига – 4,83 км.]. За день ее, пожалуй, не объедешь, но многие владеют участками и побольше.
   – Этот скот разводят ради шкур?
   – Точно. И ради жира тоже. Мясо у этих коров немного жилистое, но на вкус – просто божественно. Его тоненько режут и готовят с перцем и луком. Я полжизни питался этой вкуснятиной.
   Пилар проглотила слюну. Как же ей надоела их спартанская еда. Они с Чарро одновременно подумали об одном и том же, и их лица расплылись в улыбке.
   – Какой я дурак! – простонал Чарро. – Почему я сразу до этого не додумался и не занялся делом, вместо того чтобы трепать языком.
   – Подождем остальных? – спросила Пилар. Они сильно оторвались от отряда. Рефухио, по обыкновению, вернулся назад по их маршруту, и все утро его не было видно. Донье Луизе потребовалось остановиться по естественной надобности. Она отбежала немного в сторону от дороги, прихватив с собой Исабель, чтобы та загородила ее от постороннего взгляда. Энрике и Балтазар остались их охранять. Все это не должно было занять много времени, так что остальные должны были вот-вот догнать Пилар и ее спутников.
   Чарро потянулся за лассо, с которым не расставался никогда. Разворачивая его, он пообещал:
   – Я предоставлю коровью тушу в ваше распоряжение еще до того, как они подъедут. Коровы уже почуяли нас, потому что ветер дует в их сторону, но они не встревожены. А если бы здесь были еще и наши друзья, то такая толпа народу наверняка спугнула бы животных.
   – Тебе виднее.
   – Может, я чем помогу? – с энтузиазмом предложил Висенте.
   Чарро достал мушкет из седельной сумки, зарядил его и, повернувшись к юноше, сказал:
   – Оставайся с Пилар.
   Висенте подчинился, но с завистью следил, как Чарро пришпоривает лошадь и скачет вниз по склону холма.
   Бык заметил приближение Чарро, и его хвост начал беспокойно подергиваться. Одна из коров, чуть покрупнее остальных, тоже повернула голову в сторону всадника, замычав и с шумом втянув воздух. Она не выказывала признаков тревоги, но подошла поближе и загородила от Чарро своего теленка, пасшегося немного в стороне.
   Пилар наблюдала за всем этим, втайне надеясь, что именно эту корову, у которой такой славный теленок, Чарро не тронет. Пилар так разволновалась, что ей даже расхотелось есть.
   Лошадь Висенте, молодой чалый жеребец, похоже, раньше никогда не видел крупного рогатого скота. Он захрапел и попятился назад. Пилар тронула поводья, заставив свою кобылу отойти подальше. Чалый заржал и закусил удила, а потом взбрыкнул, так что Висенте едва удержался в седле.
   В это время бык заревел и пригнул голову, коровы сбились в кучу. Они видели Чарро, но еще не понимали, что приближается опасность. Чарро пустил лошадь шагом, держа мушкет наготове. Он приближался к стаду. Еще несколько футов – и он спрыгнул с лошади. Стреножив ее, он начал осторожно подкрадываться к коровам, бесшумно ступая по густой траве. Потом он опустился на одно колено и вскинул ружье.
   Выстрел разорвал утренний воздух. Корова замычала и опустилась на колени, потом медленно повалилась на траву. Стадо бросилось врассыпную. Коровы метались из стороны в сторону, некоторые повернули к возвышению, на котором стояли Пилар и Висенте. Следом за ними бежал огромный бык, потом он остановился и, закинув голову назад, дико заревел.
   Услышав звук выстрела, чалый жеребец совсем обезумел от ужаса и взвился на дыбы. Висенте не сумел удержаться и свалился на землю. Перекувырнувшись несколько раз, он упал ничком и не шевелился.
   Пилар вскрикнула и мигом соскочила с лошади. Кобыла беспокойно переступала с ноги на ногу, глаза у нее были бешеными. Почувствовав свободу, она попыталась последовать за умчавшимся чалым. Пилар еле удалось удержать ее и успокоить. Девушка подбежала к Висенте и опустилась на колени рядом с ним. Он пошевелился и начал потихоньку приподниматься. Висенте сморщился от боли, а сквозь загар проступила бледность.
   – Как ты? – обеспокоенно спросила Пилар. – Что у тебя болит?
   Висенте со свистом втянул воздух, потом еще раз и еще, а затем задержал дыхание.
   – Душа покинула тело, – провозгласил он. Пилар засмеялась с облегчением.
   – И больше ничего, ты уверен?
   – Думаю – да. Как глупо – вот так свалиться с лошади.
   Пилар уже собралась утешить его, но тут снова прогремел выстрел. Показался Чарро. Он стрелой мчался к своей лошади. Пилар грешным делом подумала, что он так несется от радости, но потом увидела, что на его лице написан ужас.
   За Чарро гнался огромный длиннорогий бык. То ли хлопанье на ветру юбок Пилар привлекло его внимание, то ли что-то еще, но он развернулся и помчался по направлению к Висенте и Пилар. Его копыта тяжело взрывали землю, из-под них летели комья грязи и пучки травы. Рога были острыми, как наконечники копий, под гладкой шкурой перекатывались горы мускулов, ноздри раздувались, глаза сверкали. Он нес с собой смерть. Вот он уже совсем близко.
   Пилар вскочила на ноги, схватила за руку Висенте и потащила его прочь. Они подбежали к кобыле Пилар, но лошадь в испуге заржала и отпрыгнула в сторону. Пилар и Висенте с трудом удерживали ее. Пилар сделала юноше знак, чтобы он первым садился в седло. Висенте вскочил на лошадь и наклонился, чтобы помочь Пилар. Она примостилась позади него и мельком взглянула назад через плечо. Опасность неумолимо приближалась. Пилар ухватилась за пояс Висенте, и он погнал лошадь галопом вверх по склону холма.
   Но было уже поздно. Через секунду бык настиг их и ударил кобылу в бок. Несчастное животное захрипело. От толчка Пилар вылетела из седла и покатилась по траве. Она лежала оглушенная падением, со щекой, распоротой о какую-то колючку. Придя в себя, она приподняла голову.
   И что же она увидела? Совершенно озверевший бык с остервенением бросался на кобылу, которая уже была вся изранена. Резкий запах крови висел в воздухе. Висенте все еще сидел верхом на лошади и пытался направить обезумевшее от боли животное в сторону Пилар. Его глаза были полны ужаса.
   – Беги! – закричал он. – Беги!
   – Нет, оставайся на месте! – Это был Чарро. Он приближался, нещадно нахлестывая свою лошадь и вращая над головой лассо. – Не двигайся!
   Все равно бежать было некуда и спрятаться негде. Пилар уже поднялась с земли и теперь стояла как вкопанная, глядя на надвигающегося на нее быка. Почему-то она старалась припомнить, что почувствовала, когда увидела, как острые рога вспарывают мягкое брюхо кобылы.
   Лассо засвистело в воздухе. Чарро накинул петлю на рога быка. Соскользнув вниз, веревка обвилась вокруг бычьей шеи. Чарро с силой потянул веревку, лошадь под ним даже присела от натуги. В этот момент истекающая кровью кобыла, на которой сидел Висенте, зашаталась и рухнула на землю. Висенте бросил ее и поспешил к Чарро.
   Бык бил копытом, мотал головой и тянул веревку на себя. На губах у него выступила пена. Петля на шее затягивалась все туже и туже. Но Чарро так долго не выдержать. Ему нужен был кто-то, чтобы помочь справиться с быком.
   И этот кто-то появился. Всадник, который вел за собой чалого жеребца. Рефухио. Он огляделся и, моментально оценив обстановку, схватил лассо, притороченное к седлу.
   В эту секунду веревка, удерживающая быка, лопнула. Лошадь Чарро отпрянула в сторону. Бык был свободен. Потоптавшись на месте, он нагнул голову и двинулся прямо к Пилар.
   Рефухио бросил поводья жеребца брату и помчался на выручку к девушке.
   Пилар смотрела на Рефухио, и он казался ей похожим на героя из древней легенды, в котором соседствуют два начала – доброе и злое, а какое из них победит – неизвестно. Ноги Пилар будто приросли к земле, она не в силах была пошевелиться, только ветер развевал ее волосы да трепал юбки. В воздухе ощущался запах земли и травы, который смешивался с запахом лошадиного пота и крови. У ног Пилар растекалось море небесно-голубых цветов. Позади нее встревоженные коровы ревели и метались из стороны в сторону. Чарро кричал что-то осипшим голосом.
   Рефухио уже был рядом. Пилар почувствовала, как его руки железным кольцом сомкнулись вокруг талии и оторвали ее от земли. Пилар зацепилась подолом за какую-то корягу и, резко дернув юбку, чтобы освободиться, порвала ее. Рефухио посадил Пилар перед собой на лошадь, девушка вцепилась в рукав его рубашки и уткнулась ему в плечо. Он крепко сжимал ее в объятиях, управляя лошадью ногами. Пришпорив своего скакуна, он погнал его в том направлении, откуда сам появился несколько минут назад. К ним присоединились Чарро и Висенте, и они вчетвером в мгновение ока взлетели на вершину холма. Почувствовав себя в безопасности, они остановились посмотреть, что происходит в долине. Бык, за которым все еще волочился обрывок веревки, гонял по полю коров, сбивая их вместе.
   Они продолжили путь, пустив лошадей вскачь.
   – Ты подоспел как нельзя более кстати, – сказал Чарро. – Как будто тебе было знамение свыше. Просто чудо какое-то.
   Что-то странное было в его голосе. Обида? Смущение? Негодование? Лицо Рефухио застыло, как маска, черты заострились, но голос звучал ровно, когда он ответил:
   – Никаких чудес. Я последовал за вами, когда нашел лошадь Висенте одну, без всадника. Поскольку я не считал, что мой брат вдруг решил стать пилигримом и отправился замаливать грехи, то забеспокоился.
   – Чалый сбросил меня, – объяснил Висенте. – Но это все ерунда. Вот лошади Пилар действительно досталось. Кому-то следует вернуться и избавить беднягу от мучений.
   – Кому-то? – Взгляд Рефухио не сулил ничего хорошего, когда он повернулся к брату.
   Висенте побледнел и с трудом выдавил:
   – Ты что-то говорил об искуплении грехов? Ну что ж, я займусь этим.
   – Я с тобой, – бросил Чарро. – Нужно позаботиться о нашем мясе.
   Они развернули лошадей и поскакали обратно в долину. Рефухио не шевелился, удерживая лошадь посреди дороги. Пилар подняла голову и увидела, что он смотрит вслед удаляющимся всадникам невидящим взглядом, и за все это время на его лице не дрогнул ни один мускул. На руке, которая сжимала поводья, от напряжения вздулись вены, но другой он нежно обнимал Пилар. Неожиданно Пилар затрясло, как в ознобе, от пережитых потрясений. Она ничего не могла с этим поделать. Она закрыла глаза и оставалась так долго-долго.
   Когда она снова открыла их, то увидела, что Рефухио наблюдает за ней, улыбаясь одними уголками губ.
   – Я снова показал себя грубияном, – сказал он.
   – Разве я дала понять, что мне это неприятно?
   – О нет, ты для этого слишком хорошо воспитана.
   – Но я непременно сделала бы это, если бы хотела с тобой поссориться. Или просто рассердить тебя.
   – Тебе никогда это не удастся, любовь моя. Я вообще не могу на тебя сердиться.
   – Как мне отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал?
   – Есть столько разных способов. Выбери, какой тебе больше по нраву.
   – А тебе самому все равно?
   – А ты хочешь, чтобы мне не было все равно? – Он позволил себе усомниться.
   Она передернула плечами.
   – Хочу, если тебе это доставит удовольствие.
   Он прижался губами к ее волосам и задумчиво посмотрел на нее.
   – А что еще ты способна сделать, чтобы доставить мне удовольствие?
   Ей показалось, она поняла, что Рефухио имеет в виду, но не нашлась, что ответить.
   – Скажи, а почему ты накинулся на брата?
   – Наверное, из вредности.
   – Это не такая веская причина, – сказала она с упреком. Пилар обрадовалась перемене темы. Это давало возможность собраться с мыслями. Интересно, заметил ли Рефухио ее смущение?
   – Достаточно веская, – возразил он, и тут же добавил, как бы между прочим: – Свою роль, наверное, сыграло и то, что я недавно обнаружил: нас преследует дон Эстебан.
   Пилар прошиб холодный пот.
   – Он едет за нами?
   – Так быстро, насколько это возможно.
   – Но зачем?
   – Затем, чтобы напакостить нам в очередной раз, чтобы потешить свою уязвленную гордость. Или ему что-то нужно от нас.
   – Что-то?
   – Скорее, кто-то, голубка моя. Думаю, не ошибусь, если скажу, что это ты.


   ГЛАВА 18

   Дон Эстебан не стал преследовать Пилар в Испании, так как думал, что его падчерица достаточно скомпрометировала себя, чтобы быть навсегда потерянной.для общества. Следовательно, она совершенно не опасна. Но ведь положение Пилар и сейчас не изменилось. Так зачем же она нужна дону Эстебану? Нет, Рефухио заблуждается. А если он не заблуждается, а пытается что-то скрыть от нее? В это не хотелось верить. Да, он был преступником. Жил на сомнительные доходы, пренебрегал законами и вообще правилами приличия, считал, что для достижения цели все средства хороши. У Рефухио был свой кодекс чести, очень удобный для него. Но что мог сделать Рефухио такого, что заставило ее отчима последовать за ними?
   Однако если она была права, предполагая, что это дон Эстебан дважды покушался на жизнь Рефухио, то, может статься, теперь он преследует вполне определенную цель: покончить с врагом раз и навсегда. Возможно, он потерял терпение или доверие к тому, кому поручил это дело, или тот просто сбежал. И все равно казалось невероятным, чтобы дон Эстебан вылез из теплой постели, добровольно подвергал свою жизнь опасности и при этом им двигала только ненависть. Но это было фактом. Этот негодяй был у них за спиной. Пилар не знала, что и думать. Когда их с отчимом разделяло время и расстояние, на душе у нее было очень спокойно. И вот теперь – прощай, надежды. Ей казалось, что в Техасе можно будет начать жизнь сначала. Она устала бояться, вынашивать планы мщения и лелеять мечты о призрачном богатстве. Нельзя сказать, что эти мечты были совсем уж несбыточными, но она все равно как-то отвыкла от них. И вот теперь они снова не дают ей покоя.
   Господи, что же отчиму нужно от нее? Она целый день ломала голову над этим вопросом. Обсудить это с остальными пока возможности не представлялось, потому что, после того как Рефухио ошеломил своих спутников, сообщив им о своем неприятном открытии, они гнали лошадей с предельной скоростью, не отвлекаясь ни на что другое, тем более на праздную болтовню. Сам по себе дон Эстебан не был страшен, но, к несчастью, он путешествовал не один, а в компании тех самых торговцев оружием, которых навязывали в попутчики Рефухио. Наверное, дон Эстебан наобещал им золотые горы, если они поехали с ним в Камино-Реаль, вместо того чтобы отправиться на север по проторенным дорожкам. По словам Рефухио, отряд противника насчитывал полдюжины человек, вооруженных до зубов. И перспектива встретиться с ними лицом к лицу казалась не слишком заманчивой.
   Привал сделали только тогда, когда начало смеркаться. И Пилар наконец смогла удовлетворить свое любопытство и получить ответ на мучивший ее вопрос. Она подошла сзади к Висенте, вытиравшему взмыленную лошадь пучком сухой травы, и начала без обиняков:
   – Скажи, только честно, ты действительно оставил ларец с золотом в доме дона Эстебана?
   Рука Висенте замерла на холке лошади.
   – Я уже говорил тебе это. С какой стати мне обманывать?
   – Корыстные побуждения, – просто сказала она.
   – Я всегда был выше этого.
   – Брось. Никто не в силах устоять перед блеском золота.
   – Выходит, я исключение. Я на самом деле не брал его.
   – А никто другой этого не мог сделать? Беспокойство отразилось на лице Висенте. Вот теперь он стал очень похож на Рефухио, но ему не хватало твердости и цельности старшего брата.
   – Я допускаю это.
   – Энрике? Балтазар? Чарро?
   – Любой.
   – У тебя есть основания подозревать кого-то из них конкретно? Хоть какие-нибудь?
   После минутного раздумья он покачал головой:
   – Никаких. Но почему ты думаешь, что на уме у дона Эстебана только золото? Может, ему нужен я.
   Пилар знала, что может обидеть Висенте, но все же выпалила:
   – Ты только пешка в этой игре.
   – Вероятно. Но если дону Эстебану что-то втемяшится в голову, то он не успокоится, пока не добьется своего. И уж если он кого ненавидит, то его ненависть не знает границ. Мне даже кажется, что у него не все дома.
   – Это из-за клейма?
   Висенте потрогал шрам на щеке – напоминание о пережитых страданиях.
   – Это еще что. Вот он грозился оскопить меня и послать… ну… результаты Рефухио, а потом продать меня в Северную Африку в какой-нибудь гарем. Он считал, что я отлично справлюсь с ролью евнуха. А еще он собирался угостить меня медленнодействующим ядом и насладиться созерцанием моей предсмертной агонии.
   – Господи Боже мой! – прошептала Пилар. Она была потрясена и полна сострадания к Висенте. Сколько ему, бедняжке, пришлось пережить и как он выдержал все это! Только теперь она поняла одну вещь: Рефухио все время, пока они плыли на «Селестине», догадывался, какое чудовище ее отчим, и знал, на что он способен. Рефухио смертельно боялся за брата, и этот страх покинул его только тогда, когда он нашел Висенте в Новом Орлеане. Это многое объясняло в его поведении.
   Наконец она снова заговорила:
   – Но ведь в интересах дона Эстебана было сохранить тебя живым и невредимым. Ведь ты был его щитом в войне против Рефухио.
   – Я сомневаюсь, что он вообще когда-нибудь соображал, что творит.
   – Ты правда думаешь, что он не в своем уме?
   – Я думаю, это вполне правдоподобное объяснение тому, что он преследует нас. Ведь это чистейшее безумие.
   Это давало ответы на многие вопросы и рассеивало многие сомнения. И хотя Пилар не до конца приняла версию Висенте, она чувствовала, что на душе стало легче.
   Новость о появлении в этих краях дона Эстебана все восприняли по-разному, в зависимости от характера и свойств натуры каждого. Балтазар и Энрике ругались, один – выражая таким образом покорность судьбе, другой – едва сдерживая ярость. Чарро рвался вернуться назад, устроить засаду на дороге и переловить всех преследователей. У Исабель глаза были на мокром месте, а донья Луиза перетрусила настолько, что, когда прозвучала команда «По коням!», она первая вскочила в седло.
   Все так же светило солнце и дул ветер, а отряд продвигался дальше по этой бесплодной равнине, преодолевая милю за милей. Никто не знал, сколько еще таких миль было у них впереди. Их упорству и безграничному терпению можно было позавидовать. Дон Эстебан следовал за ними по пятам. Пока им удалось оторваться от преследователей, но что это давало? Те неминуемо настигнут их на подходе к Сан-Антонио-де-Бексар. Но, по крайней мере, уменьшалась вероятность того, что придется принять бой на открытой местности.
   Как-то раз они ехали друг за другом по узкой тропке, протоптанной через заросли колючего кустарника, который Чарро называл мескитом. Техасец умчался вперед, скрывшись в чаще, чтобы проверить, не преграждает ли им дорогу какое-нибудь очередное стадо. Дробный стук копыт возвестил о его возвращении. Когда Чарро появился в поле зрения, все увидели, что он где-то потерял шляпу и что его лицо, разгоряченное бешеной скачкой, и руки покрыты длинными глубокими царапинами, из которых сочилась кровь. Его конь летел как птица, поднимая тучи пыли. И было в его облике что-то такое, что заставило всех приготовиться к самому худшему.
   – Только не вздумай сказать, – протянул Энрике, – что ты повстречал другого быка, по сравнению с которым твой старый знакомый просто жалкая козявка.
   – Да какие быки! – Чарро едва переводил дух. – Апачи!
   – Сколько? – деловито спросил только что подъехавший Рефухио.
   – Не могу сказать точно. Я видел только следы. Но никаких признаков женщин или детей. Это боевой отряд. Около двадцати воинов, а то и больше.
   – Думаешь, они знают, что мы едем за ними? – уточнил Балтазар, нахмурившись.
   – Не «за», а рядом с ними. Их маршрут пролегает параллельно нашему. Это их тропа.
   Все хранили гробовое молчание, которое в конце концов нарушила донья Луиза:
   – Ты хочешь сказать, что они следят за нами?
   – Точно. – Голубые глаза Чарро затуманились, голос звучал глухо.
   – Нас всех перережут! – всхлипнула вдова.
   Энрике похлопал Луизу по руке, которой она обнимала его за талию, будто желая утешить. Она на миг прижалась к нему, а затем воровато огляделась – не заметил ли кто.
   Но все взгляды были устремлены на Рефухио. Положение отряда было плачевным. Дон Эстебан мог в любую минуту нанести им удар в спину, а бок о бок с ними бесшумными тенями скользили индейцы. И в этой необъятной пустыне некому прийти им на помощь, они со всех сторон окружены только врагами. А поскольку все привыкли, что в сложных ситуациях решение за всех принимал Рефухио, то теперь от него ждали именно этого. Ему никогда не позволяли забывать, что он – вожак.
   Рефухио поудобнее устроился в седле. Обращаясь к Чарро, он спросил:
   – Когда апачи могут атаковать нас?
   – В любую минуту. Завтра на рассвете или как-нибудь в полдень на следующей недели. А могут и вообще нас не тронуть. Все зависит от решения верховного вождя и от того, захотят ли воины подчиниться его приказу.
   – Неужели они могут не повиноваться?
   – Такое случается. Вожди у апачей, в том числе и верховный вождь, избираются всеобщим голосованием. Племя дает им власть, но племя может ее и отобрать. Стоит вождю дать повод усомниться в том, что он достоин занимать этот пост, – он становится пустым местом. Ни один воин не последует за ним.
   Рефухио и Чарро не сводили глаз друг с друга. Между ними установились довольно странные отношения, будто они все время что-то недоговаривали, что-то скрывали один от другого. Чарро имел основания претендовать на привилегированное положение в их группе. Здесь была его родина, здесь он чувствовал себя королем. И он считал себя вправе оспаривать трон у Рефухио. Возможно, не сейчас. Но в недалеком будущем.
   Рефухио окинул взглядом свой отряд так же равнодушно, как посмотрел бы на мескитовые кусты, росшие вокруг. Наконец он заговорил:
   – Двинемся дальше. Других предложений у меня нет. Апачи знают здесь каждую травинку, в отличие о? нас. А наше численное соотношение – один к трем, а то и больше. Им очень удобно напасть на нас здесь. Они будут прятаться в этих густых зарослях, едва мы откроем по ним огонь, и появляться снова тогда, когда мы их меньше всего будем ждать. И потом, не забывайте, что дон Эстебан совсем рядом. И хотя искушение заманить его в ловушку и подстроить ему встречу с апачами велико, мы не можем себе позволить поддаться этому искушению.
   – По-твоему, он знает, что уже так близко подобрался к нам? – спросила донья Луиза.
   Рефухио мельком взглянул на нее.
   – Мы ведь не старались замести следы, и потом, это единственная дорога. Я даже склонен предполагать, что дон Эстебан знает о том, что на нашем горизонте появились апачи. Ведь он путешествует в обществе людей, которые неплохо ориентируются в этой местности и знакомы с краснокожими. Может статься, что дон Эстебан очень рассчитывает на то, что наши с индейцами пути пересекутся.
   Донья Луиза вздрогнула и больше не проронила ни звука.
   – Тогда какой смысл продолжать путь? – подал голос Чарро. – Не лучше ли просто подождать, пока апачи не нападут на нас, и не сразиться с ними?
   – То есть поставить на карту жизнь восьми человек, среди которых три женщины?
   – Но, Рефухио, – возразила Исабель, – если только присутствие женщин удерживает тебя от решительных действий, то поверь, ты совсем не должен обращать на нас внимания.
   Рефухио не рассердился. Повернувшись к Исабель, он мягко сказал:
   – Это не так-то легко.
   Исабель пожала плечами.
   – Все, что тебе нужно сделать, – это забыть о чувствах и прислушиваться только к голосу разума.
   – Я пытаюсь, но что-то не выходит. Тогда, может, разум Чарро скажет нам что-нибудь дельное?
   Чарро старался не подавать виду, что сильно раздосадован. И после минутного колебания он произнес:
   – В путь.
   Эта последняя неделя показалась всем просто кошмаром. Чтобы выдержать это испытание, от всех потребовалось огромное присутствие духа. На сон времени почти не было, и даже во время отдыха двое верховых оставались на часах. Излюбленным приемом апачей было тихонько подкрадываться к своей добыче под покровом темноты и брать ее, что называется, «тепленькой». Иногда жертва даже не успевала понять, что с ней произошло. Поэтому необходимо было предусмотреть каждую мелочь. Каждый шаг делался с оглядкой, все «за» и «против» тщательно взвешивались.
   Эти меры предосторожности должны были дать понять индейцам, что отряду неизвестно об их присутствии. Время от времени какой-нибудь воин показывался путешественникам на глаза. Иногда он стрелой пересекал дорогу перед самым их носом, иногда выныривал из чащи на освещенное костром пространство, а потом снова исчезал во мраке, подобно призраку. А случалось, что очертания нескольких апачей смутно вырисовывались на фоне ночного неба, наполовину скрытые ветвями деревьев. Индейцы будто поддразнивали, проверяя, насколько крепкие у белых нервы и на сколько еще хватит у них терпения.
   Все были охвачены дурными предчувствиями. Но страх – это еще полбеды. Хуже всего было то, что усталость начинала брать свое. Тела казались одеревеневшими и какими-то чужими. Создавалось впечатление, что еще немного – и они просто-напросто прирастут к седлам. Но люди молча скакали, стиснув зубы, стараясь сосредоточиться только на дороге. И это отнимало последние силы.
   Но даже это физическое изнеможение можно было перенести. Самым тяжелым ударом было то, что иллюзия обретенной наконец свободы рассеялась как дым. Пилар надоело жить в постоянном напряжении, надоело бояться каждого шороха и даже собственной тени. Она часто задавала себе вопрос, который занимал и Рефухио: кончится ли когда-нибудь весь этот ужас и смогут ли они жить спокойно?
   Однажды они остановились на ночлег в небольшой дубовой рощице. Это было единственное место, которое встретилось им по дороге, мало-мальски подходящее для того, чтобы разбить в нем лагерь. Благодатная тень хоть немного спасала от летней жары. Над ухом надоедливо жужжали мухи, ветер шелестел листвой деревьев. Почему-то здесь все неуловимо напоминало Испанию. Небольшую полянку посреди рощи, похоже, до них частенько использовали для отдыха другие путники. Земля повсюду чернела ямами старых кострищ, а в траве нашли ржавую пряжку от ремня, наполовину втоптанную в грязь.
   Пилар и Исабель сидели на разных концах древесного ствола, поваленного бурей, пронесшейся когда-то над этими краями, и заканчивали запоздалый ужин, состоящий из бобов с мясным соусом. Наконец Исабель нарушила молчание. Она застенчиво взглянула на Пилар, хлопая белесыми ресницами.
   – Прости меня, если я лезу не в свое дело, – неуверенно начала она, – но скажи, у вас с Рефухио что-то не ладится?
   – О чем это ты? – Пилар грызла сухарь, медленно и тщательно пережевывая каждый кусочек.
   – Вы едва разговариваете и почти не прикасаетесь друг к другу. Ты каждую ночь ложишься рядом с ним, он заботливо укутывает тебя своим одеялом, но дальше этого дело не идет. Не я одна, все это заметили.
   Пилар проглотила сухарь и пристально посмотрела на девушку.
   – А кого это касается?
   – Конечно, я понимаю, тебя злит, что я вмешиваюсь. Но я ведь желаю тебе только добра. – Исабель мяла в руках то, что осталось от ее собственного сухаря и бросала крошки птицам, которые порхали поблизости. Потом она продолжила: – Я думала, он небезразличен тебе. Так, по крайней мере, казалось, когда мы плыли на корабле.
   – С тех пор много воды утекло.
   – Но что теперь? – настаивала Исабель.
   – И ты еще спрашиваешь? Сначала пожар, потом река, теперь вот дон Эстебан и апачи. На разные нежности нет ни времени, ни сил.
   – Но если бы ничего не мешало, как бы ты поступила?
   – Да что тебе за дело? – Пилар слегка занервничала. – Кроме Рефухио, для тебя на всем белом свете никого не существует. А мои чувства никого не волнуют. Почему ты считаешь, что если жизнь волею случая свела нас с Рефухио вместе, то я должна все бросить и только тем и заниматься, что ублажать его в постели?
   – Да я не об этом! – воскликнула Исабель с упреком. – Понимаешь, ему просто кто-то нужен. И нужна ему ты.
   – Что-то не заметно, чтобы он в ком-то нуждался, тем более во мне.
   – Ошибаешься. Ты спасла ему жизнь на корабле. Ты возродила в нем само желание жить.
   – Не смеши меня. Моя заслуга заключается только в том, что я помогла ему одолеть болезнь.
   – Вот как? Нет, на самом деле все гораздо сложнее. Не знаю, как тебе это удалось, но ты сделала его совсем другим человеком, не таким, каким он был раньше. Я уже как-то говорила тебе, что он очень раним, хотя стыдится это показывать, поэтому и притворяется таким суровым и черствым. Но это для него своего рода самозащита. Смерть отца и сестры была для него тяжелым ударом. Много лет он был отравлен своим горем. И только тебе удалось растопить лед его сердца, но именно из-за этого жизнь его уже несколько раз висела на волоске. Ты не можешь его бросить просто так.
   – Да кто ему еще может понадобиться, если он имеет такую ревностную защитницу в твоем лице?
   – Даже не знаю, что тебе сказать. Мне всегда хотелось думать, что Рефухио не позволяет себе влюбиться в меня, заботясь о моем благополучии. Ведь враги могли бы захватить меня и использовать в качестве приманки, чтобы завлечь Рефухио в ловушку. И потом, ему нечего было предложить мне взамен моего чувства. У него ничего не осталось, даже его имя втоптали в грязь. Иногда я говорила себе, что просто недостаточно сильна, чтобы бороться за его любовь. Но горькая правда заключается в том, что он никогда не будет чувствовать ко мне то же, что я чувствую к нему.
   И столько муки было в бесхитростных словах девушки, что в душе Пилар всколыхнулись жалость и сострадание. Но собственная боль тут же напомнила о себе.
   – А ты не считаешь возможным, – произнесла Пилар, – что ко мне он тоже совершенно равнодушен?
   Исабель покачала головой:
   – Вы делаете друг другу больно. Временами Рефухио бывает трудно понять, тем более простить. Он всегда с такой легкостью приносит себя в жертву ради других, что кажется, будто это ему ничего не стоит. Но это только видимость. Поэтому я очень тебя прошу, не обижай его.
   Исабель говорила так убедительно, что Пилар на мгновение забыла, что перед ней человек, прославившийся своим умением сочинять разные небылицы. Исабель жила в мире собственных фантазий и часто выдавала желаемое за действительное. Поэтому глупо было бы верить ей сейчас, хотя Пилар поймала себя на мысли, что ей отчаянно хочется поверить в это. Но нет, нельзя поддаваться слабости, решила про себя Пилар, а вслух сказала:
   – А как же Балтазар? Думаешь, он не замечает того слепого обожания, с которым ты относишься к Рефухио. Разве ты не видишь, как он мучается из-за этого?
   – Все я знаю, но ничего не могу поделать. Я не просила Балтазара любить меня и не виновата, что так получилось.
   – Ты могла бы исправить положение, если бы перестала рассказывать каждому встречному о том, как тебя спас Рефухио.
   – Но он меня действительно спас! – возмутилась Исабель.
   – Так ли? Может, ты, по своему обыкновению, это выдумала? А если и правда, зачем постоянно твердить об этом прямо в глаза Балтазару. Пощади, по крайней мере, его чувства, если уж не можешь ответить на них.
   В глазах Исабель заблестели слезы.
   – Я не нарочно. Так само собой выходит.
   – Но Балтазару от этого не легче.
   – Я знаю. Но иногда я так много болтаю только затем, чтобы Рефухио хоть на минуточку обратил на меня внимание. Ему это так же неприятно, как и Балтазару, но я ничего не могу с собой сделать.
   Что ж, возможно, думала Пилар. Исабель просто нельзя было остановить, когда она заводила свою старую песню о подвигах Рефухио. Но это не могло заставить ее героя испытывать к ней что-нибудь, кроме жалости, смешанной с презрением. Но чего только люди не делают, чтобы хоть немного утихла тоска, подтачивающая и сжигающая их изнутри, не думая о том, к чему это может привести.
   Ночь была удивительно тихая. Не слышалось даже воя койотов, только ветерок играл листвой деревьев. Новые месяц тонким бледным серпом висел в небе. Пилар долго не могла заснуть, но в конце концов задремала, прикорнув возле Рефухио.
   Апачи напали на них на рассвете.
   Они появились с первыми лучами солнца. Все члены отряда были уже на ногах и занимались кто чем. Чарро и Энрике седлали лошадей, Балтазар навьючивал поклажу на мулов, стреноженных на ночь, чтобы не убежали. Три женщины сворачивали в тюки немудреные постели, Висенте чистил кастрюлю с длинной ручкой, в которой обычно готовили еду. Рефухио был в седле и гарцевал в некотором отдалении. Это он заметил индейцев, темные силуэты которых были четко видны на фоне утреннего неба. Рефухио немедленно помчался обратно в лагерь. План действий на случай опасности был давно продуман до мельчайших деталей. Едва Балтазар увидел Рефухио, скачущего назад во весь опор, и услышал его крики, предупреждающие о случившемся, он схватил мушкет и пристрелил одного из мулов. Другого мула достал пулей Чарро. Тела убитых животных сдвинули вместе, а между ними положили громоздкие вьючные седла. Получилось нечто вроде бастиона. Пилар и Висенте быстро вытаскивали из тюков лучший порох и пули, Балтазар перезаряжал мушкеты, Исабель готовила перевязочный материал на случай, если кто-то будет ранен. Когда с приготовлениями было покончено, все поспешили укрыться в наспех построенной «крепости».
   Все, за исключением доньи Луизы. Когда распределяли обязанности, вдове досталось следить за тем, чтобы бочонки с питьевой водой были всегда под рукой и чтобы во время боя с ними ничего не случилось. Но вместо этого она просто стояла, сжав руки в кулаки, и немигающим взглядом смотрела в ту сторону, откуда надвигались апачи.
   – Луиза! – крикнул Энрике. – Немедленно в укрытие!
   Она обернулась к нему только на мгновение и тут же опять обратила лицо к индейцам. Ее губы беззвучно шевелились, будто она произносила какую-то гневную тираду.
   Энрике быстро выскочил и, подбежав к вдове, схватил ее за руку. Потом он силой затащил ее в укрытие.
   – Сядь и не высовывайся, – рявкнул он. – Будешь перезаряжать. Да не зевай по сторонам, если тебе жизнь дорога.
   Донья Луиза злобно сверкнула глазами, но немного пришла в чувство. Оглядевшись, она нашла бочонок с водой и подкатила его поближе.
   Апачи приближались с громким гиканьем, от которого дрожал холодный утренний воздух. Их было немного, но эти жуткие физиономии, расписанные черными, белыми и желтыми полосами, могли нагнать страху на кого угодно. Пятеро или шестеро из них были вооружены мушкетами. Один из воинов вскинул ружье и пальнул в Рефухио, который скакал как раз впереди него. Индеец промазал, но следующий выстрел мог достичь цели.
   Рефухио низко пригнулся к шее лошади и взглянул назад через плечо. Лошадь замедлила бег, потом совсем остановилась, дико вращая глазами. Рефухио оглядел укрепление и резко свернул вправо, чтобы ненароком не задели пулей свои же. Мимо него свистели стрелы и врезались в землю совсем рядом с ним. Смертоносный ливень стрел усилился, некоторые даже долетали до их прикрытия.
   В этот момент другой индеец поднял мушкет. Он долго целился, приноравливаясь к шагу своей лошади, затем выстрелил. Вокруг заклубился сизый дым. В ту же секунду разом заговорили ружья товарищей Рефухио. И тут стало ясно, что Рефухио сражен пулей. Шляпа слетела с его головы, он покачнулся, попытался сесть прямо, потом начал медленно сползать с коня и упал лицом в траву.
   Двое индейцев были убиты наповал, третий шатался, но оставался сидеть верхом, крепко обхватив руками шею своей лошади. Остальные воины неумолимо приближались, гикая и размахивая оружием.
   Пилар лихорадочно заталкивала пулю и пыж в мушкет Чарро. Ей некогда было следить за тем, что происходит на поляне, но ее взгляд случайно упал туда, где лежал Рефухио. Он приподнял голову и пытался ползком добраться до укрытия. Пилар вытянула шею, чтобы получше рассмотреть, но Чарро немедленно заставил ее снова пригнуться. Перепуганная Исабель поминутно вскрикивала. Чарро потребовал оружие, и Пилар поспешно протянула ему перезаряженный мушкет.
   Теперь стрельба велась почти в упор. Еще двое апачей были выведены из строя. Остальные, видя, что их ряды сильно поредели, сочли благоразумным отступить и один за другим скрылись в зарослях деревьев.
   – Рефухио, – простонала Исабель и поднялась на ноги. Слезы застилали ей глаза и струились по чумазому личику. Балтазар попытался поддержать ее, но она вырвалась и, перемахнув через вьючное седло, побежала к Рефухио. Висенте уронил мушкет и устремился вслед за ней. Воспользовавшись тем, что внимание Чарро было поглощено удирающими индейцами, Пилар поднялась и, подобрав юбки, перелезла через укрепление. Затем она быстро последовала за Висенте.
   Исабель стояла на коленях возле Рефухио, вытирая кровь, сочившуюся из раны на голове ее героя. Подоспевший Висенте подставил брату плечо и помог ему подняться. Пилар не намного отстала от Висенте. Подбежав, она подхватила Рефухио с другой стороны, и вдвоем с младшим Каррансой они потащили его в безопасное место.
   В этой время апачи вернулись. Земли задрожала под копытами их лошадей. От их воплей у Пилар волосы встали дыбом. Она, Висенте и Рефухио двигались медленно, спотыкаясь, поминутно останавливаясь, чтобы перевести дух. Ноги у Рефухио были будто ватные и отказывались служить ему. Ценой неимоверных усилий он старался хоть немного управлять своим телом, чтобы совсем не повиснуть на руках Пилар и Висенте. Исабель путалась у всех под ногами, суетясь и пытаясь поддерживать голову Рефухио.
   Вдруг Исабель остановилась.
   – Его шляпа! – воскликнула она и помчалась обратно.
   Пилар оглянулась на ходу. Апачи снова шли в атаку, беспрерывно стреляя из луков и мушкетов. На их раскрашенные лица нельзя было смотреть без содрогания. Совершенно нагие, они скакали верхом, обходясь без помощи уздечек, не говоря уже о седлах, так что тело человека почти сливалось с телом животного. Пилар на мгновение почудилось, что на нее надвигаются то ли мифические кентавры, то ли какие-то злые демоны.
   Исабель отнеслась к появлению апачей так беззаботно, как будто это были не индейцы, а ее друзья, возвращающиеся с прогулки. На ее лице заиграла довольная улыбка, когда она добежала до того места, где валялась шляпа Рефухио. Исабель повертела шляпу в руках, потрогала дырочку, пробитую пулей, которая и сорвала шляпу с головы Рефухио. Ветер трепал юбки девушки и играл ее локонами, так что паутина тонких волос все время падала ей на лицо. Постояв еще немного, Исабель неторопливо пошла по направлению к укрытию.
   Балтазар, выпрямившись во весь рост, звал Исабель по имени, а Чарро и Энрике помогали перетаскивать Рефухио через туши мулов. Затем они снова залегли на землю и взяли в руки мушкеты. Висенте тоже вернулся на свое место. Пилар легла рядом с Рефухио, чтобы осмотреть его рану.
   – Пустяковая царапина, – вдруг сказал он хрипло, но достаточно отчетливо. – Где мой мушкет? Мы еще повоюем.
   Не дожидаясь ответа, он приподнялся и огляделся в поисках ружья. И тут он увидел Исабель.
   – Господи Боже мой, – растерянно пробормотал он. – Что она там делает?
   Балтазар все еще кричал и размахивал руками.
   – Исабель! Оглянись, ради всего святого! Оглянись! Девушка услышала, оглянулась, сделала несколько неуверенных шагов, а потом побежала, путаясь в своих юбках. Балтазар покинул бастион и поспешил ей навстречу. Внезапно он застыл на месте. Стрела, пущенная одним из апачей, пронзила его. Он согнулся пополам и начал медленно заваливаться на бок.
   Исабель закричала. Она продолжала кричать на бегу, когда ее настигли индейцы. Они окружили Исабель плотным кольцом. Она металась из стороны в сторону, уворачиваясь от преследователей. Шляпа выпала из ее дрожащих пальцев и была тут же затоптана, но сама девушка еще каким-то чудом держалась на ногах. Она выглядела совершенно ошеломленной, ее волосы совсем растрепались и рассыпались по плечам.
   Отряд открыл огонь – другого выхода не было. На миг поляна скрылась в густом едком дыму. Когда дым рассеялся, оказалось, что один индеец лежит на земле, дергаясь в конвульсиях, а другого, раненого, его соплеменник с трудом удерживает на коне в сидячем положении.
   Апачи развернули коней. Теперь они носились по поляне и, низко наклоняясь, прямо на скаку подбирали убитых и взваливали их к себе на колени.
   Крик Исабель перешел в непрерывный стон.
   К ней подъехал один индеец. Он нагнулся и схватил девушку за волосы, намотав их на руку. Потом он быстро приподнял Исабель и перебросил ее поперек лошадиной спины прямо перед собой. Руки Исабель повисли безжизненно, будто плети; голова болталась из стороны в сторону в такт шагу коня. Индеец помчался догонять соплеменников, увозя с собой свою добычу.
   Балтазар взвыл, будто зверь. Чарро упал на колени, изрытая проклятия. Энрике стиснул плечо доньи Луизы, которая пребывала в состоянии шока. Висенте обводил всех безумным взглядом и беззвучно шептал молитву.
   Рефухио выхватил мушкет из безвольных рук Висенте. Установив ружье на боку мула, он тщательно прицелился в спину удаляющегося индейца и нажал на курок.
   Прогремел выстрел. Но краснокожий только покачнулся и еще ниже наклонился над своей пленницей, почти прижавшись к лошади.
   Рефухио медленно опустил голову, коснувшись лбом горячего мушкетного ствола, и закрыл глаза.


   ГЛАВА 19

   Они стояли, прислушиваясь к постепенно затихающему стуку копыт, и растерянно глядели друг на друга. Трудно было поверить в то, что Исабель теперь нет с ними, что она в руках апачей. Все произошло так быстро и было настолько ужасным, что просто не укладывалось в сознании.
   – Я поеду следом, – пробормотал Висенте как бы про себя. – Мы все должны поехать и помочь ей. Мы просто обязаны спасти ее.
   – И как ты себе это представляешь? – резко спросил Энрике. – Стоит на секунду ослабить внимание, сделать одно неверное движение, и мы сами окажемся во власти дикарей. А они с удовольствием сделают из нас отбивные.
   – Она пострадала по собственной глупости, – добавила Луиза. – Кто мог предположить, что ей вздумается вернуться за шляпой.
   – За шляпой, – повторила Пилар. – Она вернулась за шляпой.
   Балтазар хрипло стонал, корчась на земле, прижав руки к кровоточащей ране на боку, откуда торчало оперение стрелы. Видно было, что рана причиняет ему невыносимую боль.
   Все вдруг вспомнили, что среди них находится тяжелораненый, и это вывело их из состояния глубокого оцепенения. Они тут же развернули бурную деятельность, как будто это могло в какой-то мере компенсировать неспособность помочь Исабель. Пилар засуетилась вокруг великана, укладывая его поудобнее на здоровый бок. Донья Луиза готовила бинты, Чарро, отломив наконечник стрелы, с величайшей осторожностью вытащил ее из сквозной раны, а Энрике быстро наложил повязку. Донья Луиза помогала ему, хотя трясущиеся пальцы плохо ее слушались. Но она отчаянно храбрилась, чтобы не ударить в грязь лицом перед Энрике, который время от времени бросал на нее насмешливый взгляд. Рана была серьезной, и все надежды были только на то, что организм Балтазара покажет, задеты какие-либо жизненно важные органы или нет.
   Пилар предоставила остальным заниматься Балтазаром, а сама вернулась к Рефухио. С тех пор как он сделал последний выстрел, он не издал ни звука и даже не пошевелился. Только грудь вздымалась и опускалась в частом ритме. С кружкой воды в одной руке и куском бинта в другой Пилар присела рядом с Рефухио и тронула его за плечо.
   Он поднял голову и приоткрыл воспаленные глаза, на секунду встретившись взглядом с Пилар, затем снова смежил веки. Пилар помогла ему лечь, прислонившись к вьючному седлу, затем начала осторожно смывать с его головы запекшуюся кровь и прилипшие к ней песок и травинки. По счастью, пуля всего только скользнула по черепу. Кровотечение, которое поначалу было довольно сильным, теперь почти остановилось. Никакой опасности для жизни Рефухио эта царапина не представляла. Пилар решила, что он отделается всего лишь головной болью.
   Но что-то в характере этой раны показалось Пилар подозрительным. Она осторожно прикоснулась к ней пальцами, отводя в сторону волосы Рефухио, чтобы взглянуть еще раз повнимательнее. Она никак не могла понять, что же ее насторожило. Рефухио беспокойно зашевелился, ее прикосновение заставило его поморщиться от боли. Пилар поспешно потянулась за бинтом. И тут внезапная догадка озарила ее мозг.
   Она сидела на корточках, сжимая в руке бинт, и смотрела на рану, из которой капля по капле сочилась густая темная кровь. Борозда, оставленная пулей, была более глубокой на лбу, а не ближе к затылку, следовательно, выстрел, поразивший Рефухио, никак не мог быть сделан со стороны индейцев, находившихся у него за спиной. Пилар подняла голову и медленно обвела взглядом мужчин, всех по очереди, – Чарро, Балтазара, Энрике и даже Висенте. Кто-то из них. Ведь женщины держали в руках мушкеты, только когда перезаряжали их.
   Это не могло быть случайностью. Мужчины были опытными стрелками. Они умели обращаться с оружием и не привыкли тратить зря порох и пули. Неужели один из них оказался способен на предательство? Но почему, Господи, почему?
   Рефухио смотрел на нее вопросительно, испытующе. Пилар тоже не сводила с него глаз. Она видела на его лице следы напряжения, духовного и физического, которое не покидало его в последние дни ни на минуту. Его беспокоила новая рана, он выглядел изможденным и усталым, в уголках глаз появились морщинки. У Пилар сердце кровью обливалось, и она сжимала зубы, чтобы не разреветься. Сколько Рефухио еще сможет выдержать, хотела бы она знать. И сколько она сможет скрывать от него то, что узнала сейчас.
   Рефухио слегка покрутил головой и пощупал рану. Потом шепотом, так, чтобы слышала только Пилар, сказал:
   – Ну, перевязывай же. Ты ведь уже промыла ее. И учти, что я соглашаюсь на это только из соображений гигиены и чтобы выглядеть более менее благопристойно.
   Пилар заколебалась, борясь с непреодолимым желанием тут же все рассказать Рефухио. Но вдруг он не поверит? Тогда ситуация станет еще более сложной и запутанной. Пилар начала медленно оборачивать бинт вокруг головы Рефухио. Когда она закончила, он взял ее руку и поднес к губам. Это теплое прикосновение глубоко взволновало Пилар, хотя она и приписывала его обычной благодарности.
   Чарро тоже был ранен. Стрела слегка задела голень, и он обработал рану при помощи Висенте. Энрике уже перевязал Балтазара и пошел осматривать лошадей. Вернувшись, он доложил, что животные в полном порядке, не считая нескольких царапин. Он вел под уздцы собственную лошадь, успокаивая ее ласковым поглаживанием. Вскочив в седло, он объявил, что отправляется искать коня Рефухио, который во время боя исчез неизвестно куда.
   – Будь осторожен и постарайся недолго! – напутствовала Энрике донья Луиза.
   – Ладно, – отмахнулся он, как если бы речь шла о чем-то обыденном.
   Но он сдержал слово. Не прошло и получаса, как он вернулся вместе с пропавшим жеребцом.
   Появление Энрике было воспринято как сигнал к действию. Балтазар, который до этого лежал совершенно неподвижно, поскольку каждое движение причиняло ему боль, приподнялся на локте и оглядел всех присутствующих. Наконец он заговорил.
   – Итак, – сказал он, – каковы наши дальнейшие планы?
   Ответа не последовало. Все разом посмотрели на Рефухио, но тот будто не заметил этого.
   – Но ведь нужно же что-то делать, – умоляюще прошептал Балтазар. – Мы же не можем просто так бросить Исабель на произвол судьбы.
   – Что, по-твоему, еще могут замышлять апачи? – спросил Энрике у Чарро. – Какова вероятность того, что они захотят вернуться?
   Чарро пожал плечами.
   – Трудно сказать. Но я вполне допускаю, что они могут снова нагрянуть.
   – Что они с ней сделают? – Луиза нахмурилась, стараясь скрыть тревогу.
   – Может, будут держать ее в качестве рабыни или она понравится какому-нибудь воину, и он возьмет ее в жены.
   Энрике пристально посмотрел на Чарро.
   – Но ведь ты на самом деле не думаешь, что так случится.
   – Они также могут остановиться по дороге, когда решат, что находятся в безопасности, и… надругаться над ней.
   – А потом?
   – А потом привезти ее в свой лагерь, если она выживет, конечно, и не доставит им много хлопот. А там они либо перережут ей горло, либо подвергнут ее пыткам. В отместку за сегодняшнее поражение.
   Энрике выругался. Висенте, который сидел, беспомощно уронив руки на колени, побледнел еще больше.
   – Мы тратим здесь время попусту, – зарычал Балтазар. – Поехали немедленно!
   – Но это значит рисковать жизнью всех остальных, включая женщин, – возразил Энрике.
   – Это не имеет значения, – быстро вставила Пилар.
   – Еще как имеет, – тихо ответил Чарро, глядя на нее. – Для нас.
   Балтазар снова заговорил, уже более настойчиво:
   – Если мы не догоним индейцев, пока они не добрались до лагеря или деревни, – тогда все пропало. Мы не сможем подкрасться к ним незамеченными, и напасть на них будет все равно что разворошить муравьиную кучу. Они бросятся на нас всем скопом. Нужно ехать немедленно.
   Энрике переводил взгляд с Чарро на Балтазара, затем вопросительно посмотрел на Рефухио.
   – Слово за тобой, друг мой.
   Рефухио, который сидел, рассматривая свои руки, поднял голову и сказал вполголоса:
   – Почему решение вопросов жизни и смерти всегда взваливается на меня? Втайне все боятся, что удача повернется к нам спиной, но никто не хочет нести ответственности в случае провала? Нет уж. Делайте, что сами считаете нужным.
   – Но ведь ты наш вожак, – ответил Энрике, как будто этим все было сказано.
   – Мы едем, – произнес Балтазар тоном, не допускающим возражений.
   Все остальные молчали, стараясь не смотреть друг на друга.
   – Благодарю, Балтазар. – Рефухио был совершенно серьезен. – В таком случае – в путь.
   Спустя четверть часа они уже ехали по следам апачей. Скакали налегке, спрятав припасы в роще. Если все пойдет успешно, они вернутся туда.
   Луиза на этот раз ехала самостоятельно на лошади, принадлежавшей Исабель. Вначале мужчины подумывали о том, чтобы не брать с собой Луизу и Пилар. Но оставить их одних, без охраны, представлялось не менее опасным, тем более что шансы на спасение Исабель от этого не увеличивались.
   Рефухио так гнал свою лошадь, что остальные едва поспевали за ним. Единственное, что они для себя уяснили, – что апачи движутся с не меньшей скоростью, а то и с большей. За время пути все так привыкли к бешеной скачке, что сейчас особой усталости не чувствовали, по крайней мере, первые несколько часов. Как это выдерживала Луиза, оставалось для Пилар загадкой. Но что касалось ее самой, то она считала себя просто обязанной вытерпеть все тяготы и лишения, если даже раненые способны на это.
   Никто не тешил себя напрасными надеждами. Все прекрасно понимали – то, что они задумали, очень опасно. Но ни один из них даже не заикнулся об этом. Несмотря ни на что, они должны были попытаться спасти Исабель. Они были как одна семья, они столько всего пережили вместе, что бездействие было равносильно предательству. Поэтому-то никто не позволил себе вслух усомниться в целесообразности принятого решения.
   При мысли о том, что им предстоит в скором времени, Пилар начинала бить мелкая дрожь. Но она гнала эту мысль от себя, стараясь сосредоточиться только на дороге, и прилагала все усилия, чтобы не отставать от мужчин. Пусть ломит кости и мучительно ноет все тело – на свете есть вещи и поважнее этого.
   Но Пилар не могла не думать о том, что сейчас, должно быть, чувствует Исабель – ужас, боль, унижение, отчаяние. Надеется ли она, что друзья не оставят ее в беде? Ведь Исабель знала, что Рефухио ранен и Балтазар тоже. Вдруг она решила, что из-за этого отряд не сможет отправиться вслед за индейцами. Кроме того, она была так напугана, когда ее похитили, совсем потеряла голову. Возможно, она теперь вообще не в состоянии размышлять над чем-либо.
   Бедняжка Исабель. Существуют же такие люди, которые не могут найти своего места в жизни, тем более счастья. Всегда им чего-то не хватает, они забывают обо всем в погоне за призрачной мечтой, но эта мечта всегда ускользает от них, и они влачат жалкое существование.
   Таков их удел, и никуда им от этого не деться. Иногда Пилар начинала бояться, что сама скоро станет как Исабель – неприкаянная душа.
   Они достигли лагеря индейцев уже в сумерках. Деревню нашли по дыму костров, на которых готовили пищу. Этот дым, поднимавшийся над небольшой долиной, где находилась индейская деревушка, казался багровым в лучах заходящего солнца.
   Чарро вызвался пойти в разведку, как человек, лучше всех знакомый с обычаями индейцев. Его отпустили. Чарро ушел пешком и скоро растворился во мраке ночи. Все остальные спешились и без сил повалились на траву. Им оставалось только ждать.
   Немного погодя Чарро вернулся. Он был мрачнее тучи. Его сразу же засыпали вопросами, и он ответил с тяжелым вздохом:
   – Я видел воинов, которые напали на нас сегодня, и еще дюжину других, потом нескольких стариков и около двенадцати женщин. Исабель с ними. Индианки пытали ее. Ее… ее били. И жгли огнем.
   Балтазар повернулся в сторону Чарро и с трудом поднялся на ноги.
   – Что ты сказал?
   – Что слышал. – Чарро повернулся и зашагал прочь, потом остановился и долго стоял так, спиной ко всем, понуро опустив голову.
   – Пошли, – наконец решил Рефухио.
   Они двигались так быстро, как только могли, и в их сердцах не было места страху. На подходе к лагерю они наткнулись на труп индейца-часового, о котором Чарро даже не упомянул, как о чем-то не заслуживающем внимания. Им пришлось ползком забраться на вершину холма, откуда был виден лагерь.
   Деревню нельзя было назвать большой – несколько шалашей из кольев и веток, стоящих на берегу крошечного ручейка. Тут и там горели костры, похожие сверху на желтые фонарики. Поблизости пасся табун лошадей. Возле хижин кое-где можно было заметить собак. По всей деревне сновали толпы ребятишек, а большинство мужчин сгрудились вокруг большого костра в центре. Женщины расположились немного поодаль.
   Помощь подоспела слишком поздно. Исабель лежала рядом с затухающим костром, не подавая признаков жизни. Ее волосы были почти полностью сожжены, за исключением единственной пряди на макушке; одежда, которая еще оставалась на девушке, совершенно обуглилась. Ее ноги были покрыты бесчисленными ранами и кровоподтеками. К тому же одна нога у нее, похоже, была сломана. Всем показалось, что она уже мертва. Рефухио порывисто вздохнул и поднялся с земли.
   – Погоди! Она шевелится! – хрипло прошептал Балтазар, взгляд которого был прикован к Исабель. Он был прав. Исабель дернулась и слабо пошевелила рукой. Одна из индианок заметила это и потянулась за дубинкой, которая лежала рядом с ней.
   В руках у Балтазара оказался мушкет. Он прицелился и уже готов был спустить курок.
   – Нет! – прошипел Чарро, схватив Балтазара за плечо. – Этим ты выдашь нас.
   – Мне наплевать!
   – А мне нет! Мы опоздали, приятель. Даже если нам удастся пробиться к Исабель и освободить ее, то это ничего не даст. Ей осталось жить всего несколько часов. Она едва дышит, а уж о том, чтобы скакать верхом на лошади с такими увечьями, и речи быть не может.
   Балтазар сбросил руку Чарро и внезапно как-то обмяк, уронив мушкет. В его глазах показались слезы, и через секунду он плакал, как ребенок.
   – Я не могу вот так оставить ее здесь.
   – Но другого выхода нет. Если только ты не хочешь разделить участь Исабель.
   – Мне следовало бы умереть вместе с ней, раз я не могу ей ничем помочь. Но если уж мне это не суждено, то я должен хотя бы избавить ее от страданий.
   Все поняли смысл его слов и, скрепя сердце, вынуждены были признать его правоту. Никто не смел останавливать Балтазара, когда он направил оружие на женщину, которую любил.
   Балтазар снова прицелился, но не выстрелил. Сначала у него начали дрожать руки, а скоро и все его крупное тело сотрясалось от рыданий. Его лицо болезненно скривилось, на лбу выступила испарина. Внезапно он затих.
   Он протяжно застонал и опустил мушкет. Там, внизу, индианка подходила к Исабель, помахивая дубинкой. Балтазар содрогнулся, затем медленно поднял голову. Его взгляд остановился на Рефухио.
   – Эль-Леон, – сказал он, – ты должен сделать это. Звук его голоса, в котором слышалось столько мольбы и муки, никого не мог оставить безучастным. В неровном свете далекого костра лицо Балтазара приняло странный желтоватый оттенок.
   Лицо Рефухио исказилось гримасой боли, но он тут же взял себя в руки. Он на миг прикрыл глаза, затем снова открыл их.
   Когда он заговорил, его голос был тихим, как дыхание ветра, но в нем слышались металлические нотки:
   – Я сделаю это, Балтазар. Для тебя, и ни для кого другого. Но когда апачи услышат звук выстрела, они всей толпой сбегутся сюда. Вам всем следует покинуть это место. Поезжайте. Я скоро вас догоню.
   Они повиновались. Все уехали, а выполнение самой трудной задачи Рефухио в который раз взял на себя. Они поминутно оглядывались, вздрагивали от каждого шороха и с замиранием сердца ждали выстрела.
   И когда это наконец произошло, они пустили лошадей вскачь и мчались так, как будто за ними уже гнались. Разом ожили все страхи – прошлые и настоящие. И когда появился Рефухио, ускользнувший от своих преследователей, этот страх не только не покинул их, но даже усилился. Они не заговаривали с Рефухио и старались не смотреть на него, только яростно нахлестывали лошадей. Они вернулись на старую стоянку, чтобы забрать оставленную там поклажу, и снова тронулись в путь.
   Короткий привал они сделали только ранним утром, чтобы хоть немного отдохнуть и напоить измученных лошадей, и с первыми лучами солнца снова были в дороге.
   Было уже далеко за полдень, когда они убедились, что их не преследуют. Видимо, апачи решили отказаться от погони, потому что если бы они захотели, то быстро бы настигли отряд. Может быть, они решили, что белым и так досталось, тем более что Исабель умерла. Как бы там ни было, все возблагодарили Бога за то, что хоть одна опасность миновала.
   Однако дона Эстебана тоже не было видно. Они могли только гадать, что с ним случилось. Он мог тоже подвергнуться нападению апачей или, обнаружив, что поблизости находятся индейцы, повернуть назад, спасая свою шкуру. Не исключено также, что торговцы – спутники дона Эстебана – все время наблюдали за сражением в дубовой роще, затем последовали за Рефухио и его товарищами к индейской деревне, но потом случайно упустили их в темноте. Или же, став свидетелями схватки белых с индейцами, предпочли свернуть с Камино-Реаль на какую-нибудь другую дорогу, чтобы не подвергать себя опасности. Существовала также вероятность, что отряд дона Эстебана без всяких приключений продолжал путь, а это означало, что они теперь скачут где-то далеко впереди.
   Любая передышка была сейчас кстати, только трудно было поверить, что Рефухио и его спутники действительно получили эту передышку. На привале не стали разжигать огня, а само место стоянки выбирали на этот раз особенно тщательно. Чарро, отделавшийся во время вчерашней баталии только легким испугом, вызвался быть дозорным, но на самом деле теперь все они постоянно смотрели в оба, не позволяя себе ни на минуту расслабиться. Несмотря на усталость, никто не спал. Все ворочались с боку на бок, вздыхали, кашляли, считали звезды, осыпавшие ночное небо сверкающими искрами. Висенте вполголоса бормотал молитвы.
   Энрике сменил Чарро на посту. Наконец, около полуночи Балтазара сморил сон, и он, по обыкновению, захрапел. А вскоре после этого послышалось ровное сопение доньи Луизы. Чарро улегся поудобнее и тяжело вздохнул. Висенте теперь хранил полное молчание, а его старший брат лежал, как всегда, рядом с Пилар. Она полуприкрыла глаза и начинала чувствовать, как напряжение потихоньку покидает ее. Но тут ее покой был потревожен слабым шуршанием. Она вздрогнула и открыла глаза.
   Рефухио встал, сложил одеяло и, двигаясь совершенно бесшумно, взобрался наверх по склону небольшой лощины, в которой они устроились на ночь. Пилар слышала, как он что-то тихо сказал Энрике, а затем исчез из поля зрения. Пилар подождала немного, потом тоже поднялась и пошла вверх по склону.
   Энрике сидел верхом на коне и скуки ради тыкал в землю длинной палкой. Пилар шепотом спросила его:
   – Где Рефухио?
   Акробат молча вытянул руку в сторону. Пилар направилась туда, куда он указал.
   Месяц, висевший в небе, был похож на дольку желтой дыни – не тусклый, не яркий, неподвижный и величественный. В его слабом свете Пилар увидела Рефухио, шагающего как раз впереди нее. Вокруг него вились потревоженные ночные бабочки. Где-то далеко пронзительно закричала какая-то птица.
   Рефухио подошел к груде камней, проверил, нет ли там змей, и расстелил одеяло. Потом он сел, вытянув ноги, спиной к Пилар.
   Она остановилась неподалеку, размышляя, как бы объявить о своем присутствии. Но Рефухио вдруг заговорил сам:
   – Зачем ты шпионишь за мной? Если ты пришла, чтобы утешать меня или укорять, то ты зря тратишь время. Я не потерплю от тебя упреков и не нуждаюсь в твоей жалости.
   – Все, что я собиралась предложить тебе, – это мое общество. – Рефухио ничего не ответил, и Пилар продолжила: – Но если ты предпочитаешь одиночество, то я могу и уйти.
   – Нет, останься, пожалуйста, – неожиданно попросил он и подвинулся, освобождая ей место рядом с собой.
   Она села, прислонившись спиной к камням, сложив руки на коленях. Наверное, следовало что-то сказать, чтобы поддержать разговор. Но единственная фраза, которая пришла на ум Пилар: «Сегодня прохладно», показалась ей слишком банальной. Хотя, на худой конец, и это могло заполнить чересчур затянувшуюся паузу.
   Пилар искоса посмотрела на Рефухио, на полоску бинта, белеющую на фоне бронзовой кожи. Интересно, беспокоит ли его рана и не поэтому ли он не мог заснуть? Но Пилар стеснялась спросить об этом. Рефухио могло показаться, что она жалеет его, а именно это он ей делать запретил. Наконец Пилар решилась.
   – Как ужасно то, что произошло с Исабель. Рефухио ответил не сразу.
   – Действительно, ужасно.
   – Ты, наверное, сильно переживаешь из-за этого?
   – Не так сильно, как должен был бы. Не так сильно, как она бы того хотела.
   – Почему?
   – А зачем ты спрашиваешь? – Рефухио повернулся и пристально посмотрел на Пилар.
   – Не знаю. Возможно, затем, чтобы убедиться, что это все не кошмарный сон.
   Рефухио отвел глаза.
   – Исабель была будто птичка с перебитым крылом, которое никогда не срастется. Когда ты находишь такую птицу, то чувствуешь себя обязанным защитить ее, потому что сама она не может о себе позаботиться. Но стоит на минуту зазеваться, и кот или ястреб – тут как тут, и птица погибает у них в когтях.
   – Выходит, смерть Исабель на твоей совести?
   – Опровергни это, если сможешь.
   – А что станет с покалеченной птицей, которую не найдет какая-нибудь добрая душа?
   – Могу себе представить. Но, честно говоря, для меня это слабое утешение.
   Пилар повернула голову и в упор посмотрела на Рефухио.
   – Ты стоял перед мучительным выбором – оставить Исабель медленно умирать в муках или разом положить конец ее страданиям. Если бы мы дольше оставались там, возле лагеря апачей, то они вполне могли обнаружить нас и убить. Мы должны были исполнить свой долг по отношению к Исабель. Ты не унизился до того, чтобы свалить это на кого-то другого, хотя вполне мог это сделать. И если кто-то и должен чувствовать себя виноватым, то это мы, а никак не ты. Все мы вздохнули с облегчением, когда ты согласился выполнить столь страшное задание, и без зазрения совести оставили тебя. Мы и только мы заслуживаем порицания за нашу трусость и малодушие.
   – Но если бы я не увез Исабель из Испании…
   – Не перебивай, я еще не закончила.
   – Да-да, конечно, – покорно сказал Рефухио, но тут же добавил: – Однако тебе нет никакой нужды оправдывать меня.
   – Как великодушно. Но мы уже обсуждали этот вопрос и договорились, что я могу делать все, что сочту необходимым.
   – Я бы мог привести тебе тысячу возражений, Пилар, но я устал от борьбы.
   – Ну, так отдохни. Это Техас, необъятная страна. Должно же в ней найтись хоть какое-нибудь место, где дон Эстебан не сможет нас достать и где никому не будет никакого дела до разбойника Эль-Леона.
   – Я так надеялся на это и даже начал строить планы, как мы славно здесь заживем. Я чувствовал себя уверенно и спокойно, пока не узнал, что нас преследует твой отчим. В любой техасской деревне есть свои местные власти, которые подчиняются королю Испании. А там, где можно действовать именем короля, дон Эстебан всесилен, а я – бандит, отщепенец.
   – Я вижу, ты совсем упал духом.
   – У меня есть на то причины. И так будет до тех пор, пока я не убью дона Эстебана. Но я устал убивать.
   – А как же месть?
   – Я много лет лелеял мысль о мщении, но что это дало мне? Жить только ради мести – все равно что умереть. Ты теряешь всех, кого любишь, все, чем гордишься. Ты перестаешь быть самим собой. У тебя ничего не остается, кроме ненависти, а это хуже смерти. А я снова хочу жить.
   – Так ты об этом думал сегодня целый день, пока мы были в пути?
   – Иными словами, забыл ли я так легко об Исабель и ее гибели? Это ты хотела спросить? – Голос Рефухио зазвенел как натянутая струна.
   – Что-то в этом роде.
   – Тогда я отвечу – нет. Я ничего не забыл. Но я действительно размышлял не об этом.
   – О чем же тогда?
   Рефухио наклонился к ней и проникновенно прошептал:
   – О нас с тобой.
   – То есть?
   Он осторожно коснулся ее лица, провел кончиками пальцев по ее нежной щечке, по изгибу шеи, затем его рука скользнула ниже, к ее груди.
   – Ты – само воплощение жизни. Я немного завидую тебе, потому что сам опустошен духовно и физически. Так поделись же со мной, дай мне вкусить от твоего животворящего источника.
   – Это значит… что я нужна тебе?
   – Именно эти слова я и собирался произнести, чтобы убедить тебя согласиться.
   – Но я всего лишь слабая женщина.
   – Да, женщина. Но ты особенная. Я любой ценой хочу удержать тебя рядом. Ты нужна мне сейчас, сию минуту. Ты единственная и неповторимая. Другой такой я не встречал в своей жизни. Люби меня или убей – ибо без тебя я – ничто. Отбрось все сомнения. Мне не нужна жалость. Я жажду любви. Так подари мне эту ночь, будь моей вся, без остатка. А в награду за твой дар я дам тебе бесконечное наслаждение, я сделаю все, чтобы тебе было хорошо со мной.
   Как она могла не ответить на этот страстный призыв? Ведь она так ждала его! Не на это ли она втайне надеялась, когда пришла сюда к Рефухио?
   Почва под одеялом была твердой и каменистой, но они не чувствовали этого. Холодный ночной ветер пронизывал насквозь. Но ничто не имело значения, ничто не мешало им. Эти двое забыли обо всем, сплетясь в безмолвном объятии под бархатным звездным небом, на котором сиял бледный ореол луны. Теперь они не бросились в пучину страсти, а погружались в нее медленно и осторожно. Время – лучший учитель. Они хорошо запомнили и усвоили уроки прошлого.
   Они помогали друг другу раздеться, а их губы сливались в долгом пьянящем поцелуе. Потом два обнаженных тела сплелись воедино, каждой своей клеточкой постигая древнее таинство любви, упивались новыми, неведомыми ранее ощущениями. Пил ар распласталась на широкой груди Рефухио, на которой вилась жесткая поросль волос, дразня языком его чувствительные соски. Ее руки бродили по его мускулистой спине с атласной кожей, ее бедра подрагивали, касаясь его бедер, и не было ничего прекраснее этого ликования плоти. Дыхание Рефухио, теплое и влажное, скользило по коже Пилар, переполняя ее восторгом ожидания.
   Он соединился с нею, и время и пространство словно исчезли, не мешая им продлить радость обладания. Он переплел свои пальцы с ее пальцами, касаясь губами пульсирующей жилки на ее шее, потом ласкал ее грудь своей мозолистой ладонью, спускаясь ниже, к животу, все сильнее раскручивая в ней желание неистового наслаждения. Они были словно окутаны горячим колдовским туманом; Рефухио стал частью Пилар, а она стала его частью.
   Пилар в изнеможении билась в руках Рефухио. Она изогнулась всем телом, приникнув к возлюбленному в предвкушении торжества их страсти. Каждый удар его плоти пронизывал Пилар будто раскаленной стрелой, дыхание замирало в груди, но она стремилась еще глубже принять его в себя, заставить его полностью раствориться в ней, взять ее всю, проникнуть в самые сокровенные уголки ее существа.
   И он исполнил ее желание, и сверкающий вихрь захватил их обоих, и они воспарили на крыльях наслаждения, две части единого целого, соединенные восторгом сладострастия.
   Она дала ему все, о чем он просил, а он – исполнил свое обещание.


   ГЛАВА 20

   Наконец-то на горизонте показалась миссия Сан-Хуан. Ее окружала стена, сложенная из светлого камня и увитая виноградной лозой. Уже вечерело, но и в неярком свете заходящего солнца путешественникам хорошо были видны купол церкви и верхушка колокольни. Почтенный падре в запыленной рясе вышел к ним навстречу, и их сердца переполнились умилением и благодарностью, когда они услышали стройный хор звучных индейских голосов, исполняющий религиозный гимн. Впервые за несколько недель они почувствовали себя в безопасности.
   Возможно, им сразу следовало ехать в Сан-Антонио-де-Бексар или в любую другую из бесчисленных миссий, которые располагались по берегам реки Сант-Антонио так близко друг к другу, словно бусины на нитке. Однако не город был конечной целью их путешествия, а поместье отца Чарро. А миссия Сан-Хуан была любимым местом матери молодого человека. Эту церковь посещали ее родители и водили сюда дочь, когда она была еще совсем ребенком. К тому же Сан-Хуан была ближайшим поселением на этом берегу реки. Добрый священник тут же распорядился, чтобы его гостей накормили и устроили на ночлег. Чарро сказал, что здесь он чувствует себя почти как дома.
   Церковь была не единственным строением в миссии. Помимо нее здесь было множество глинобитных зданий – дом самого священника и его помощников-монахов, хижины работников-индейцев, постоянно живущих здесь, и ряд служебных построек – конюшня, амбар, кузница, ткацкая мастерская и совсем крошечные курятник и пекарня. Но сердцем миссии, конечно, была церковь. В ней заключался смысл жизни всех здешних обитателей. Падре пригласил путешественников войти внутрь храма и поблагодарить Господа за спасение. Они согласились, не только чтобы не обидеть священника, но потому что действительно были преисполнены искренней благодарности. Некоторые из них не посещали церковь уже несколько лет.
   Храм, стены которого были сложены из тяжелых камней, со множеством сводчатых арок внутри, поражал своей внушительностью, хотя очень большим не был. Большое распятие было вырезано из дерева, алтарь тоже был деревянный, кое-где украшенный позолотой. Статуя девы Марии была просто изумительна. На стенах висели две иконы, написанные маслом, по-видимому, привезенные из Испании, но и другие, местные, казались не менее прекрасными. Легко было понять, почему мать Чарро так любит это место.
   Было странно видеть разгуливающих по миссии индейцев, настроенных совершенно миролюбиво. Многие из них принадлежали к племенам, живущим на юге, возле Мехико-Сити. Они были обращены в христианство первыми священнослужителями, ступившими на эту землю, и отправились с ними дальше, на север. Другие были представителями здешних племен, не слишком воинственных, например боррадо или такаме. Здесь было даже несколько апачей-липанов, которые также приняли учение Христа. Если верить Чарро, существовали десятки разновидностей племен апачей, и не все из них были злодеями. Хотя большинство, конечно, считало, что настоящие слава и почет могут быть куплены только кровью.
   Путешественников накормили ужином. Священник пригласил к своему столу Чарро, как сына своего старого друга. Этой же чести удостоилась и донья Луиза. Рефухио и Пилар падре также пригласил разделить с ним трапезу, но Рефухио вежливо отклонил это приглашение, то же самое сделала и Пилар. Любознательный священник хотел узнать как можно больше подробностей об их путешествии, и Пилар решила, что рассказывать правду Рефухио будет тяжело, а выдумывать что-то на ходу – неловко. Сама Пилар собиралась воспользоваться случаем и без помех искупаться в отсутствие доньи Луизы в домике, который двум женщинам отвели для ночлега. За последние несколько дней Пилар снискала некоторое расположение вдовы, но и порядком устала от ее общества.
   Рефухио не возражал против временной разлуки с Пилар, ведь, если бы они спали здесь вместе, ее могли бы счесть падшей женщиной. Он не подавал виду, что ему неприятно расставание с ней, но Пилар очень хотелось знать, сожалеет ли он об этом. Чем ближе отряд приближался к цивилизации, к людям, тем больше Рефухио замыкался в себе. С той ночи после смерти Исабель, когда Пилар заснула в объятиях Рефухио, они сблизились, но ненадолго. Пилар тешила себя надеждой, что Рефухио просто не желает афишировать их отношения перед остальными, но в то же время его странная отрешенность пугала ее. Пилар все чаще приходила в печальному выводу, что она значит для Рефухио не более, чем любая другая женщина; иногда – средство приятно провести время, но чаще – просто обуза. Из-за этих размышлений Пилар ожесточилась, приобрела привычку все подвергать сомнению и научилась скрывать свои подлинные чувства от окружающих.
   Как ей жить дальше, вдали от дома, среди чужих людей? Раньше этот вопрос не вставал так серьезно, поскольку самым главным было просто выжить. Но сейчас его нужно было решать.
   Основной проблемой были деньги – нужно же на что-то жить. Значит, первое, о чем Пилар следовало позаботиться, – это заработать деньги и найти крышу над головой. Возможно, в миссии нужны рабочие руки. А если здесь Пилар постигнет неудача, то она может предложить свои услуги родителям Чарро. И больше деваться некуда. Но одно Пилар решила твердо: она ни в коем случае не должна больше зависеть от Рефухио. Ей этого не позволяла гордость.
   Иногда Пилар приходила в полное отчаяние, когда начинала размышлять о причинах, которые заставляли Рефухио поступать с ней так несправедливо. Может быть, он тяготился обязательствами, которые принял по отношению к ней, и из-за этого чувствовал себя виноватым? Или же им двигало что-то другое? Пилар готова была допустить, что он просто не может привыкнуть жить здесь. Она сама ощущала себя в этих краях совершенно чужой. Побывав в Новом Орлеане, она убедилась, что его жители – люди строгих нравов, не слишком снисходительные к чужим промахам; возможно, это национальная черта всех французов. Но Пилар все же верила, что здешние жители окажутся более приятными в общении. Чарро был тому примером, о своей семье он рассказывал много хорошего.
   Несмотря на это, Пилар не могла не волноваться перед встречей с родителями Чарро. Что, если они все же не захотят принять у себя друзей своего сына? Чарро уверял, что они будут просто счастливы сделать это и с готовностью закроют глаза на прошлое своих гостей из-за того, что их сын, живой и невредимый, наконец-то вернулся домой. Но Чарро ведь мог и приврать немного, чтобы подбодрить Пилар.
   Пилар провела беспокойную ночь. Одной из причин было то, что ее все время одолевали тревожные мысли, а другой – она уже привыкла спать под открытым небом, и теперь, запертая в маленькой хижине, чувствовала себя птицей в клетке. Стоило Пилар задремать, как ее начинали мучить кошмары. Ей снилось, что она стоит на вершине холма, смотрит на истекающую кровью Исабель и ничем не может ей помочь. Кроме того, лежать рядом с доньей Луизой на соломенном тюфяке было совсем не то, что спать, прижавшись к Рефухио.
   Утром, завтракая свежевыпеченным хлебом и горячим какао, Пилар время от времени поглядывала на Эль-Леона, который о чем-то тихо совещался с Балтазаром. Великан сильно осунулся за последние дни. Его рана заживала медленно и часто побаливала. Он почти ни с кем не общался и большую часть времени проводил, катаясь верхом в полном одиночестве.
   Рефухио же выглядел совсем неплохо. Он снял повязку с головы, заявив, что в ней уже нет никакой надобности. Вероятно, он был прав. Теперь шрам, прикрытый волосами, можно было заметить, только внимательно приглядевшись. Рефухио быстро оправился от раны, по крайней мере от телесной.
   Рефухио перехватил взгляд Пилар. Он всегда чувствовал, когда она на него смотрит. Едва улыбнувшись, он снова повернулся к Балтазару. Но этого мимолетного взгляда было достаточно, чтобы между Пилар и Рефухио протянулась ниточка взаимопонимания и чтобы в душе девушки всколыхнулись самые нежные чувства. Рефухио часто посматривал на нее, будто против воли, но при этом словно передавал ей свои мысли. Ей казалось, что она вторгается в его внутренний мир, куда никому другому не было доступа. Вот и сейчас она почувствовала то же самое. Пилар зябко поежилась, хотя утро было на редкость теплым.
   Вскоре они покинули гостеприимную миссию, увозя с собой благословение и прощальные напутствия святого отца. До самых ворот их проводила целая орава индейских ребятишек. Они еще долго махали вслед удаляющимся всадникам. Отряд перебрался на другой берег реки и направился на юго-запад.
   Около полудня впереди на дороге заклубилась пыль. Серое облако быстро приближалось. Первой мыслью было – индейцы. Нападения на путников не были редкостью даже возле самого Сан-Антонио. Поэтому они на всякий случай остановились, а Чарро и Рефухио поскакали вперед – выяснить, в чем дело.
   Они вернулись очень скоро, сопровождаемые целой кавалькадой всадников, которые радостно вопили и улюлюкали, а некоторые даже палили из ружей в знак приветствия. Оказалось, что то был отец Чарро и с ним несколько его чаррос. Этот почетный эскорт провожал отряд до самой гасиенды. Падре еще вчера вечером послал гонца сообщить отцу Чарро о прибытии его сына, и сеньор Хуэрта, который не мог дождаться встречи с сыном, опасаясь, что какая-нибудь непредвиденная случайность может эту встречу задержать, решил сам позаботиться о том, чтобы благополучно доставить Чарро домой.
   Дом, в котором Чарро родился и вырос, выглядел настоящей крепостью. И немудрено – ведь иначе его обитателям не удалось бы в течение многих лет успешно отражать набеги индейцев. Он был окружен высокой глинобитной стеной. Хакале – хижины индейских работников, построенный из жердей, «склеенных» вместе глиной, находились за пределами стены, но в случае опасности все спешили под ее защиту. Часть этой ограды служила одновременно задней стеной дома – двойной толщины и без единого окна. Перед домом находился большой внутренний двор, по периметру которого располагались конюшни, а в центре бил фонтан – природный минеральный источник, заключенный в бассейн из известняка.
   Жилой дом был построен из кирпича-сырца и выбелен снаружи. Верхний этаж окружал длинный узкий балкон. Кроме этого, к дому примыкал жердяной навес, целиком оплетенный старой виноградной лозой. Под сенью ее ярко-зеленой листвы было прохладно даже в самые жаркие летние дни. В этой беседке, прямо на утрамбованной земле, стоял грубо сколоченный стол и несколько скамеек. С крыши свисали связки чеснока и перца. Повсюду стояли разбитые глиняные кувшины, приспособленные под цветочные горшки, в которых цвела красная и розовая герань. В этом немудреном хозяйстве все прямо сверкало чистотой, и от этого веяло чем-то домашним, родным, испанским.
   Мать Чарро уже давно поджидала гостей и, как только они показались в воротах, поспешила навстречу. Едва Чарро соскочил с коня, эта низенькая женщина с круглым миловидным лицом заключила его в объятия и осыпала горячими поцелуями. Она охала и ахала, восторгаясь тем, как ее ненаглядный сын вырос и возмужал, какие у него широкие плечи и сильные руки. Спохватившись, она поприветствовала спутников Чарро и попросила их чувствовать себя как дома. Продолжая всплескивать руками и возносить хвалы Богу, она повела гостей в комнаты. Сеньора Хуэрта подозвала к себе молоденькую служаночку-индеанку и дала ей необходимые указания относительно приема друзей ее сына.
   – Бенита! – вдруг воскликнул Чарро, не скрывая своего приятного удивления, и удержал служанку за руку. – А ты выросла с тех пор, как я покинул отчий дом, и чертовски похорошела. Конечно, ты и тогда была милашкой, но теперь!
   Смуглые щечки Бениты вспыхнули ярким румянцем, и она смущенно потупилась, но тут же снова, будто нехотя, подняла на Чарро огромные черные глаза. На ее скуластом личике было написано наивное восхищение, если не что-то более серьезное. Чарро улыбался до ушей, не замечая предостерегающего взгляда матери, которая, нахмурившись, наблюдала за молодыми людьми. Ох, не из-за этой ли девочки Чарро был выслан в Испанию?
   – Бенита! Спустись с небес на землю! – резко прикрикнула сеньора Хуэрта. – У тебя еще полно работы. Нужно все приготовить для фиесты.
   – Фиеста? Вечеринка? – переспросил Чарро, выпуская руку девушки. Он весь будто засветился изнутри. – В самом деле?
   – А то как же, – подтвердил его отец, похлопывая Чарро по плечу. – Ведь не каждый же день мой сын возвращается в родное гнездо, да еще и после путешествия по Луизиане. Такое событие непременно надо отметить.
   – Сегодня?
   – Само собой. Ведь именно сегодня день твоего приезда. Уж сколько раз наши друзья спрашивали, где ты, что с тобой сталось в чужих краях, да когда вернешься. И теперь было бы просто стыдно утаивать от них такую новость.
   Тут же были разосланы гонцы с приглашениями на праздник, и скоро соседи и друзья начали прибывать в дом семьи Хуэрта. Они приезжали с женами и детьми, кто верхом на лошади, кто на осликах или мулах в ярких сбруях, некоторые – в скрипучих тележках, а самые состоятельные – даже в крытых повозках, которые не отличались ни красотой, ни удобством, но оставались незаменимым средством передвижения по местным скверным дорогам. Из соображений безопасности гости прибывали большими группами. По пути к одной семье присоединялась другая, затем третья, в результате чего до места назначения успешно добиралась толпа человек в семьдесят-восемьдесят.
   Они принесли с собой гитары, мандолины, скрипки, маленькие барабанчики, кастаньеты и индейские трещотки. В качестве подарков хозяевам предназначались мешки пшеницы, связки перца, головки козьего сыра, бутылки с домашним вином и сладости из молока, какао, сахара и орехов. Пожилые женщины были одеты в черное, волосы убраны под платок, молодые украсили прически живыми цветами и нарядились в кружева и оборки. На большинстве из них были платья таких фасонов и расцветок, которые в Мадриде вышли из моды лет пять тому назад.
   Наконец, когда все приглашенные были в сборе, ворота заперли, и пошло веселье.
   Угощение было отменным, и застолье больше напоминало какой-нибудь средневековый пир. Здесь была говядина под острым перечно-томатным соусом, поросята и ягнята, зажаренные на вертеле, блюда из риса и из фасоли и блюда, в которых была намешана всякая всячина, пресные пирожки из кукурузной муки. На сладкое гостей потчевали традиционным фруктовым тортом и медовыми пирожными, и еще кексом с изюмом, сдобренным ромом и ванилью. Все наедались до отвала, сидя локоть к локтю за сдвинутыми вместе столами, вынесенными прямо на открытый воздух, при свете чадивших масляных ламп. Когда с едой было покончено, начались танцы.
   Музыканты играли фанданго, болеро, севильяну и даже контраданс – последнюю новинку сезона, завезенную из Франции, где сейчас правили Бурбоны. Затем пары семенили ногами и кланялись как заведенные в медленном менуэте. Дамы в черном кивали и притопывали в такт музыке, зорко следя за своими дочками, внучками и племянницами, и одновременно шушукались между собой и обмениваясь свежими сплетнями. Старики стояли в сторонке, дымили сигарами и беседовали о скоте, о лошадях и о том, что сейчас новенького в Мехико-Сити. Молоденькие барышни чинно сидели рядом со своими мамашами или же сбивались в стайки, хихикали и щебетали без умолку, строили глазки молодым людям, прогуливающимся неподалеку, и обсуждали достоинства своих ухажеров.
   У Пилар, облаченной в парадное платье, которое ей любезно одолжила мать Чарро, отбоя не было от кавалеров. Радушная хозяйка дома уже успела познакомить девушку со всеми молодыми мужчинами, присутствующими на празднике. Донья Луиза, хотя и одетая по настоянию сеньоры Хуэрты с ног до головы в черное, тоже не скучала. Рефухио и его товарищи, в свою очередь, пользовались бешеным успехом у женщин и не знали недостатка в партнершах. Они были не прочь – в кои-то веки – поплясать и к концу вечера разошлись не на шутку. Все танцевали, за исключением Балтазара, который ушел в конюшню, прихватив с собой тарелку, полную еды и бутылку вина. И больше его во время праздника никто не видел.
   Скоро всех гостей облетела история о приключениях Чарро в Испании и о подвигах, совершенных им под руководством Рефухио, об опасном путешествии по морю и не менее опасном – по суше. Теперь на Рефухио и его людей смотрели с благоговением и восторгом, словно на какое-то чудо. Так мало нужно было, чтобы прослыть героем среди этих простых, наивных поселян. Конечно, всей правды никто не знал. О том, что Рефухио и знаменитый разбойник Эль-Леон – одно лицо, посвященные в эту тайну предпочитали помалкивать. Эта страница в прошлом Чарро была закрыта его родителями навсегда.
   Сеньора Хуэрта, притаившись в темной нише под балконом, с некоторым беспокойством наблюдала за Рефухио. Она старалась держаться с ним как можно приветливее, ведь, несмотря ни на что, он вернул ей сына.
   И ко всему прочему он был на редкость привлекательным мужчиной. Хозяйка, мило улыбаясь, представляла Рефухио своим гостям, оказывала ему знаки внимания, а как-то раз ее даже заметили прогуливающейся с ним по двору под ручку и непринужденно болтающей.
   Рефухио танцевал с Пилар зажигательное болеро со свойственными ему ловкостью и изяществом. Он внимательно смотрел на свою партнершу, но касался ее довольно небрежно и почти совсем не улыбался. И когда Чарро пригласил Пилар на следующий танец, Рефухио безропотно дал ее увести, хотя на его лице промелькнула тень сожаления.
   Пилар и Чарро прохаживались по двору. Разговор зашел об этот доме, о гостях, о здешней жизни, о том, насколько удался сегодняшний праздник.
   – Не представляю, как я столько времени жил без всего этого, – сказал Чарро, когда они с Пилар лавировали среди танцующих пар. – Я не особенно хотел уезжать, но отец настоял на своем. И я уговаривал себя, что это, в сущности, совсем неплохо – увидеть мир, послушать ученых мужей и пофлиртовать с очаровательными женщинами, да и себя показать. Я достаточно всего насмотрелся и натворил слишком много глупостей. Теперь пора остепениться, обзавестись семьей и обосноваться тут до конца своих дней.
   – А как же апачи?
   – Где бы мы ни жили, нас на каждом шагу подстерегают опасности. Если не апачи, то болезни, пожары, грабители. – Он состроил потешную рожицу. – Но давай лучше поговорим о тебе. Как ты собираешься жить дальше?
   Они как раз подошли к фонтану. Пилар погрузила пальцы в бассейн, наполненный прохладной водой.
   – По правде говоря, не знаю. Многое зависит от моего отчима. Я не знаю, что он задумал в отношении меня. Тронуть-то он меня, может, и не посмеет, но он вполне способен очернить мое имя в глазах окружающих. Это сделает невозможным мое пребывание здесь.
   – Как бы не так. Ему все равно никто не поверит, – заявил Чарро.
   Пилар благодарно улыбнулась ему.
   – Если все обойдется, то я постараюсь найти какую-нибудь работу. Например, могу стать портнихой.
   – Портнихой?!
   – А что в этом такого? Меня в монастыре научили прилично шить.
   – Знаешь, большинство женщин обшивают себя сами. Но не в прислуги же тебе идти.
   – А хоть бы и в прислуги. Я должна чем-то заниматься.
   – А как же Рефухио?
   – Я… Да кто его знает? Чарро помолчал немного.
   – Что ж, понятно. Кстати… должен тебе сказать, что если бы вы с Рефухио не были связаны, а ты была бы дочкой кого-то из наших соседей, то подобную прогулку вдвоем при луне сразу расценили бы как прелюдию к официальному сватовству.
   Пилар подняла глаза. Чарро смотрел на нее более чем нежно. Она ответила ему легкой полуулыбкой.
   – Я так долго обходилась без дуэньи, которая подсказывала бы мне, как себя вести, что сейчас совсем не подумала о том, что наше уединение может выглядеть со стороны неприлично. Поэтому ради спасения твоей репутации предлагаю вернуться назад.
   – Но от маменькиного гнева меня уже ничто не спасет. А ты все же подумай.
   – О том, чтобы завести себя дуэнью?
   – Нет, Пилар, о том, что я говорил тебе насчет сватовства. В нашем доме ты всегда сможешь занять подобающее тебе место.
   Неподалеку гремела музыка и слышалось топанье ног танцующих. Чарро замедлил шаг. Его худощавое лицо было совершенно серьезным. Он выглядел просто превосходно в своем парадном костюме, расшитом серебром, который сидел как влитой на его ладной, стройной фигуре.
   – Это… это очень благородный жест. Он поморщился.
   – Никакое это не благородство. В первую очередь я думал о самом себе. Я больше не буду развивать эту тему, потому что Рефухио мой друг. Но ты все же не забывай о моем предложении, пожалуйста.
   Этот поступок, какими бы соображениями Чарро при этом ни руководствовался, был по-настоящему великодушным. Пилар вовсе не собиралась незамедлительно воспользоваться ситуацией, ухватившись за предложение Чарро, но она была ему действительно благодарна. Она подарила ему обворожительную улыбку и пошла к дому.
   Фиеста была в самом разгаре, когда раздался требовательный стук в ворота.
   Чарро быстро забрался на сторожевую вышку, чтобы выяснить, кто это явился с таким поздним визитом. Через секунду он доложил, что за воротами – целый эскадрон солдат. Сеньор Хуэрта приказал отворить. Солдаты въехали внутрь, и слуги-индейцы поспешили принять у них лошадей.
   Сеньор Хуэрта выступил вперед и обратился к неожиданным гостям с речью:
   – Добро пожаловать в мой дом, господа. Сегодня у нас счастливый день. Мы празднуем возвращение моего сына из Испании после долгой отлучки. От всей души прошу вас разделить нашу радость и повеселиться с нами остаток ночи.
   Командир эскадрона, молодой капитан, почтительно поклонился.
   – Это большая честь для нас, сеньор. Я и мои люди сердечно благодарим вас за столь любезное приглашение. – Он запнулся на миг и кашлянул. – Однако я прибыл сюда с поручением, боюсь, не слишком приятного свойства. Я здесь согласно официальному распоряжению его превосходительства губернатора Рамона Мартинеса Пачеко.
   – Что это значит? – Сеньор Хуэрта выглядел совершенно потерянным.
   – В вашем доме остановились человек по имени Рефухио де Карранса-и-Леон и дама, которая сопровождает его, сеньорита Пилар Сандовал-и-Серна. Верно?
   Музыка затихла на каком-то сложном аккорде. Капитан говорил достаточно громко, его услышали даже танцующие. Теперь они, разинув рты, ждали, чем это кончится.
   Отец Чарро коротко ответил:
   – Да, это так.
   – В таком случае могу ли я попросить позвать их сюда?
   – А могу ли я узнать зачем?
   – Приказ губернатора – доставить этих господ к нему. Губернатор желал бы ознакомиться с кое-какими подробностями, касающимися пребывания ваших гостей в Испании и Луизиане.
   – Они ведь только приехали, – попытался протестовать старик. – Как господин Пачеко мог узнать об этом так скоро?
   – Эти сведения были предоставлены сеньору губернатору путешественником, неким доном Эстебаном Итурбиде, который выдвигает против ваших друзей достаточно серьезные обвинения. Поэтому я снова убедительно прошу предоставить этих людей в мое распоряжение. Должен предупредить, что мне даны полномочия применить силу в случае неповиновения.
   По сути дела, это выглядело как арест. Солдаты, вооруженные шпагами и мушкетами, перекрыли все доступы к воротам. При любой попытке сопротивления, подумала Пилар, они откроют огонь. Возможно, при этом пострадают ни в чем не повинные люди. Этого нельзя допустить. Пилар видела, как Рефухио обменялся взглядом с Энрике. Она заметила Чарро, неподвижно стоящего рядом со сторожевой вышкой. Энрике двинулся было к Рефухио, но тот сделал едва уловимый отрицательный жест.
   Эль-Леон решительно выступил вперед. Тщательно взвешивая каждое слово, он произнес:
   – Нет никакой необходимости применять силу и оскорблять тем самым радушных хозяев дома. Я – Рефухио де Карранса-и-Леон, и я полностью к вашим услугам. Но что касается дамы, то должен заявить, что она не имеет ко всему этому ни малейшего отношения. Не трогайте ее.
   Но Пилар уже продиралась сквозь толпу. Она направилась прямо к Рефухио и встала рядом с ним. Она чувствовала себя очень странно. Ей было и смешно и страшно одновременно. Надо же было такому случиться, что дон Эстебан поймал их именно тогда, когда они почувствовали наконец себя в полной безопасности. Что за жестокая ирония судьбы! Пилар колебалась недолго.
   – Мне не нужны защитники, – сказала она. – Я сама в состоянии отвечать за свои поступки. Если губернатор требует меня к себе и мой отчим также горит желанием видеть свою падчерицу, чтобы предъявить ей какие-то обвинения, то, я думаю, не стоит их обоих разочаровывать. Я подчиняюсь.
   Итак, они отправились в губернаторский дворец. Онивыехали на рассвете и достигли Сан-Антонио к полудню. Передохнув немного, они прямиком двинулись к резиденции первого человека в провинции.
   «Дворец», конечно, было слишком громким названием для низенького выбеленного домика, расположенного на главной площади Сан-Антонио-де-Бексар, как раз рядом с церковью Сан-Фернандо. Из жилых покоев губернатора и с заднего дворика доносились очень домашние звуки – о чем-то спорили женщины, на кухне стучали посудой. Огромные, чуть ли не во всю стену окна были раскрыты настежь, чтобы впустить в дом свежий вечерний воздух. Заходящее солнце проглядывало сквозь верхушки деревьев, которые отбрасывали длинные пурпурные тени. Едва только повеяло вечерней прохладой, площадь потихоньку начала заполняться народом. Барышни в сопровождении дуэний неторопливо прохаживались в одном направлении, а молодые военные в парадном обмундировании – в другом. Так что, сделав полный круг по площади, они успевали встретиться дважды.
   Губернатор Пачеко восседал за массивным столом из мореного дуба. На спинке его кресла, обитого алым бархатом и с бархатными же подлокотниками, был довольно грубо вырезан испанский герб. Рядом с губернатором, опершись рукой о край стола, стоял дон Эстебан. Его лицо сильно загорело и огрубело, тому виной было техасское солнце и степной ветер. А его наряд, вопреки обыкновению, был начисто лишен какой бы то ни было пышности. Маленькие черные глазки дона Эстебана злорадно заблестели, когда он увидел Рефухио и Пилар, появившихся в дверях в сопровождении солдат.
   Но его радость тут же померкла, когда он обнаружил, что его враги явились не одни. Следом за ними в комнату ввалились Чарро, Балтазар, Энрике, сеньор Хуэрта и с ним десяток его лучших чаррос. Рефухио не был вооружен, но об остальных этого сказать было нельзя. И в целом они выглядели довольно воинственно.
   Губернатор тяжело поднялся на ноги.
   – Что означает это вторжение, сеньор Хуэрта? – осведомился он. – Вас сюда никто не звал.
   – Но те, кого звали, – друзья моего сына. Если бы не они, его, возможно, уже не было бы в живых. Выходит, эти люди и мои друзья, и я перед ними в неоплатном долгу. На сегодняшний день я могу предложить им только свою поддержку.
   Лицо дона Эстебана посерело от злобы. Он треснул кулаком по столу.
   – Это просто возмутительно! Они не имеют права вмешиваться. Я требую, чтобы лишних людей удалили отсюда.
   Губернатор исподлобья взглянул на дона Эстебана, и взгляд этот отнюдь не был дружелюбным. Сразу стало ясно, что эти двое не в восторге друг от друга и их отношения оставляли желать лучшего. Может быть, дон Эстебан слишком много позволил себе, попытался запугать губернатора или пустить ему пыль в глаза своим богатством и высоким общественным положением. Но тут он просчитался. Сеньор Пачеко, грузный человек с горделивым профилем, терпеть не мог выскочек и наглецов.
   – Считаю своим долгом напомнить вам, – ледяным тоном произнес главный правитель колонии, – что здесь никто не вправе распоряжаться, кроме меня. Попрошу вас учесть это на будущее. – Он пожевал губами и повернулся опять к отцу Чарро. – Сеньор Хуэрта, вы почтенный, уважаемый житель нашей общины, поэтому я разрешаю вам и вашим людям остаться.
   Отец Чарро поклонился, выражая свою глубокую благодарность.
   – Я так признателен вам, ваше превосходительство, и мой сын также.
   Чарро тоже учтиво поклонился. Губернатор тяжело опустился в кресло.
   – Теперь, когда все недоразумения улажены, давайте продолжим.
   Он порылся в груде бумажных свитков, бегло просматривая некоторые из них. Дон Эстебан всячески выражал свое нетерпение, но губернатор не торопился. Наконец он нашел то, что искал, извлек нужный свиток и положил его на толстую судебную книгу в кожаном переплете.
   – Сколько разных дел мы разбирали сегодня. Но наиболее серьезные обвинения выдвинуты против вас, Рефухио де Карранса. Дон Эстебан Итурбиде заявляет, что вы на самом деле являетесь известным разбойником по прозвищу Эль-Леон, которого разыскивают по всей Испании. Некоторые из ваших преступлений направлены лично против дома Эстебана. По его словам, в декабре прошлого года вы похитили его падчерицу, сеньориту Пилар Сандовал-и-Серна, и насильно увезли ее с собой в горы.
   – Это ложь! От первого слова до последнего, – перебила губернатора Пилар. – Я сама попросила Рефухио помочь мне вырваться из-под власти отчима. Я подозревала, что он убил мою мать, и опасалась за свою собственную жизнь. Потом я была вынуждена остаться с Рефухио, поскольку дон Эстебан зарезал мою тетю в ее собственной постели и мне больше некуда было идти.
   – Возмутительно! – заорал дон Эстебан. – Что за нелепость! Девчонка совсем спятила. И немудрено – общение с головорезами вроде Каррансы и ему подобных до добра не доводит. Теперь у нее вообще ни капли стыда не осталось!
   – Кого это, – сказал сеньор Хуэрта, сделав шаг вперед, – вы называете головорезами? Я уже имел честь сообщить вам, что к числу друзей Рефухио причисляет себя и мой сын!
   – Господа, прекратите, – вмешался губернатор.
   – Сеньор Хуэрта прав. – Пилар не могла остаться безучастной. – Никто из людей Рефухио не способен ни на подлость, ни на преступление. Это, скорее, свойственно моему отчиму.
   – Благодарю вас, сеньорита, без ваших объяснений я бы ни в чем не разобрался. – Губернатор уже начал выходить из себя. – Могу я теперь продолжать?
   – Но я была уверена, что на этом вопрос исчерпан.
   – Не совсем так. Сейчас я зачитаю полный список обвинений против Рефухио де Каррансы. Прошу тишины.
   Пилар подавила протестующий возглас и попыталась взять себя в руки.
   – Так на чем я остановился? Ага, вот. Когда сеньорита Сандовал стала вашей пленницей, Карранса, вы совратили ее, склонив на стезю порока. Это было сделано только для того, чтобы свести счеты с доном Эстебаном, – из-за вашей давней вендетты. Далее этот сеньор сообщает, что вы отправились за ним в Луизиану, прихватив с собой его падчерицу, чтобы еще больше оскорбить его и унизить. Затем, при помощи девушки, которую вы сделали своей сообщницей, вы ворвались в дом этого сеньора и устроили там погром. Вы также обнаружили в доме тайник и выкрали оттуда мешочек с изумрудами, а также пытали дона Эстебана, чтобы выведать, где находится принадлежащее ему золото. Эти сокровища являлись частью состояния, накопленного сеньором Итурбиде за долгие годы.
   – Изумруды? – Сказанное губернатором не укладывалось у Пилар в голове.
   Губернатор посмотрел на нее.
   – Это было все, что дон Эстебан взял с собой в Луизиану.
   – И Рефухио подозревается в краже этих изумрудов?
   – Таковы обвинения. – Это звучало довольно туманно, но Пачеко уже потерял интерес к Пилар и вернулся к своим бумагам. Он продолжил: – Дон Эстебан также готов поклясться, что Рефухио де Карранса затеял с ним дуэль с целью убить его, а затем, когда его злодейство не удалось, поджег намеренно домашнюю часовню одного из влиятельных граждан Нового Орлеана, чтобы уничтожить все улики против себя. Этот пожар повлек за собой полное разрушение города. Этим перечень ваши грехов, Карранса, заканчивается.
   Пилар почти не слышала последних слов губернатора. Она неотрывно смотрела на Рефухио. Возможно ли это? Как же так? Неужели он действительно нашел изумруды, когда обшаривал дом, и просто взял их?
   Но если это так, то почему он, зная, что эти камни являются частью богатств, которые отчим отнял у Пилар, ни словом ей о них не обмолвился? Зная, как она мечтала вернуть свое состояние, он счел возможным утаить от нее такую важную находку!
   Трудно было поверить, что Рефухио решил присвоить себе изумруды. Но тогда все сразу становилось на свои места. Вот почему дон Эстебан пошел на риск, отправившись за ними в погоню. Только алчность могла сделать его таким безрассудным.
   Рефухио повернул голову в сторону Пилар, будто ее взгляд притягивал как магнит. Его глаза были печальными, но почему-то казалось, что он готов тут же жестоко высмеять сам себя.
   Внезапно Пилар оставили все сомнения. Рефухио на самом деле украл изумруды, но скрыл от нее это. Он предал ее, одним махом перечеркнув все, что было между ними, растоптав ее чувства. И все это ради горстки зеленых камешков.


   ГЛАВА 21

   – А теперь я должен задать вам вопрос, Рефухио де Карранса, – сказал Пачеко, стараясь, чтобы его голос не выдавал нараставшее в нем раздражение. – Являетесь ли вы преступником, известным в Испании под именем Эль-Леон?
   Рефухио невесело усмехнулся.
   – Я не лев и никогда им не был, – ответил он. – Хотя кем меня, вероятно, можно было бы назвать, так это шакалом.
   – Вот видите! – обрадовался сеньор Хуэрта. – Это полностью опровергает показания обвинителя. Значит, вести дальнейший допрос не имеет смысла. И так ясно, что все эти обвинения – гнусная клевета, ведь они не подкреплены никакими доказательствами.
   Дон Эстебан даже подскочил на месте.
   – Так я лжец, по-вашему? Нет, единственный, кто заслуживает этого титула, стоит вон там. – Он указал пальцем на Рефухио. – Это не допрос, а черт знает что такое. Я требую, чтобы все было как следует проверено.
   Губернатор был в некотором замешательстве. Наконец он принял решение.
   – Полагаю, что нет необходимости разбирать дальнейшие подробности этого дела. Чтобы рассудить вас по справедливости, нужно иметь веские доказательства правоты каждой из сторон, а их сейчас нет. Если такое положение вещей вас не устраивает, могу только посоветовать вам заново представить это дело к рассмотрению в Мехико-Сити. Или в Мадриде.
   Сеньор Хуэрта ничуть не растерялся.
   – Карранса – друг моего сына, человек огромной отваги, честный и благородный. Все обвинения, выдвинутые против него этим испанским вельможей, совершенно беспочвенны. Все действия дона Эстебана Итурбиде не что иное, как попытка втянуть правосудие в свои личные проблемы с семьей Карранса, против которой он что-то имеет. Этого ни в коем случае нельзя допустить.
   – Да кто вы такой, чтобы тут командовать? – Дон Эстебан просто кипел от злости. – Вы, сеньор, лезете в дело, в котором ни черта не смыслите. Впрочем, чего еще можно ожидать в этой провинции. Карранса ведет свою собственную опасную игру, а вы, как последний дурак, пляшете под его дудку. Хорошенько подумайте над моими словами.
   Отец Чарро гордо выпрямился.
   – Вы что, угрожаете мне?
   – А хоть бы и так. Доказательством моей правоты, и весьма красноречивым, является то, что моя падчерица сейчас здесь, вместе с Каррансой. Разве этого недостаточно?
   Тут вмешался Чарро.
   – Ну и что из того, что Пилар с нами? – спросил он. – Какую трогательную заботу вы проявляете по отношению к своей падчерице, публично оскорбляя ее.
   Дон Эстебан ухмыльнулся.
   – А, ты тоже из этой шайки. Такой же бандит, как и твой Карранса. Чувствуешь, что и для тебя запахло жареным, потому и защищаешь его так рьяно. Но твоего мнения никто не спрашивает.
   – Грязная ложь! – вскричал сеньор Хуэрта.
   – Господа, вы переходите все границы. Не забывайте, зачем мы собрались здесь. – Губернатор уже совершенно потерял терпение.
   – Я все же скажу, – не сдавался Чарро. – Мне кажется, дон Эстебан, что у вас камень в груди вместо сердца. Неужели вы всерьез думаете, что ваша падчерица могла связаться, как вы изволили выразиться, с людьми недостойными?
   Губернатор пытался призвать спорщиков к порядку, но все тщетно. Не обращая внимания на Пачеко, дон Эстебан визгливо рассмеялся.
   – Что это ты вдруг заговорил о сердце? По-твоему, я негодяй, а Карранса просто ангелочек, чувствительный и любвеобильный? Ошибаешься, дружок. Для него всегда существовала только ненависть. Он признает только это чувство и никаких других. Он похитил мою падчерицу единственно для того, чтобы выставить меня на всеобщее посмешище, потому что ее позор – это мой позор. И теперь он упивается своим триумфом.
   – Нет, – сказал Рефухио, как отрезал. До этого в комнате стоял шум, что-то бубнил Чарро, что-то доказывал губернатору сеньор Хуэрта, губернатор, в свою очередь, перекрикивая остальных, безуспешно пытался добиться тишины. Но Рефухио произнес одно-единственное слово, и гомон внезапно стих.
   – Нет, – повторил Рефухио, уже чуть тише, потом продолжил едва слышно:
   – Действительно, сеньорита Пилар Сандовал-и-Серна пользовалась некоторое время моим покровительством, хотя признаю, что не всегда вел себя по отношению к ней безукоризненно. Но готов поклясться чем угодно: у меня и в мыслях никогда не было причинить ей какой-либо вред. Единственное, чего я хотел, – быть рядом с ней, служить ей, подобно преданному рабу, и умереть у ее ног. Но больше всего на свете я мечтаю о том, чтобы она стала моей женой.
   Теперь все взгляды были устремлены на Пилар. Губернатор опомнился первым и быстро спросил:
   – Это правда?
   Что она могла сказать, если сама не могла разобраться в ситуации. Больше всего ее смущала пропажа изумрудов. Главная причина заключалась в том, что Рефухио обманул ее. Он припрятал драгоценные камни, которые могли сделать его богачом, а она все это время была уверена, что ей не на что жить. Тем самым Рефухио лишил ее свободы, привязал ее к себе. Тогда, может статься, и остальные обвинения дона Эстебана имеют под собой какие-то основания?
   Может быть, она и вправду нужна была Рефухио только для того, чтобы отомстить ее отчиму? И он занимался с ней любовью только затем, чтобы нанести своему врагу удар побольнее? И его забота о ней была продиктована только желанием сделать ее послушным орудием своей мести?
   Но если это и было правдой, размышляла Пилар, то никто, кроме нее самой, не виноват в том, что она так глупо поверила этому. Она первая предложила ему сделку в саду патио. Правда, она и не предполагала, что все зайдет так далеко. Она рассчитывала, что через несколько часов, в крайнем случае, на следующий день уже будет находиться у своей тетушки, не опасаясь, что ее настигнет месть отчима. Но сделанного не воротишь.
   Однако настал момент разрубить наконец этот узел. Пилар прижала руки к груди и сделала глубокий вдох. Сейчас, сию минуту.
   – Не делай поспешных выводов. – Голос Рефухио звучал почти умоляюще. – Все гораздо сложнее, чем ты думаешь.
   Чарро, который стоял всего лишь на расстоянии вытянутой руки от Пилар, тоже повернулся к ней.
   – Дай ей высказаться, – потребовал он. – Она имеет на это полное право.
   Пилар смотрела то на одного, то на другого. У Чарро было открытое, приятное лицо, которое еще больше красили ясные голубые глаза. На мрачном лице Рефухио отражалась смена чувств, обуревавших его, – раскаяние, надежда, отчаяние и еще тысяча переживаний, смысл которых оставался для Пилар непонятным. Она никогда не рискнула бы с уверенностью заявить, что точно знает, о чем в данный момент думает Рефухио или что он чувствует. Рефухио был для нее загадкой. И даже сейчас Пилар было неимоверно тяжело преодолеть чары этого мужчины. Но она должна. Так будет лучше и для него самого, и для нее, и для всех остальных. Никто не узнает о том, что они с Рефухио были очень близки, что их многое связывало.
   Она заговорила твердо, собрав всю свою волю:
   – Рефухио Карранса оказал мне большую услугу, и я очень благодарна ему за это. Но если я невольно дала ему повод думать, что это нечто большее, чем благодарность, то очень сожалею об этом. Чтобы окончательно внести ясность в это дело, я должна сообщить, что сеньор Мигель Хуэрта оказал мне огромную честь, попросив моей руки. И я дала согласие.
   – То есть вы выходите за него замуж? – уточнил губернатор.
   Пилар посмотрела на Чарро, который не мог прийти в себя от изумления. Она успела заметить невольное движение, которое сделал Рефухио по направлению к ней, но тут же сдержал свой порыв.
   – Да, – ответила она. – Совершенно верно.
   Чарро вдруг широко улыбнулся. Он подошел к Пилар, положил ей обе руки на плечи и притянул к себе – подальше от Рефухио.
   – Родная моя, – прошептал он ей на ухо, – я буду тебе очень хорошим мужем.
   Губернатор откашлялся. Он свернул документ и положил рядом с собой.
   – Так. Похоже, мы со всем разобрались. Может быть, теперь мне позволено будет взять слово?
   – Давно пора, – быстро вставил дон Эстебан. Губернатор взглянул на него, досадливо поморщившись, затем снова обратился к Рефухио:
   – Мне представляется, сеньор Карранса, что вы действительно похитили сеньориту Сандовал, по ее настоянию или преследуя свои собственные цели, – неважно.
   В такого рода подробности мы пока вдаваться не будем. Какие бы мотивы вами ни двигали, вы не могли не знать, что совершаете противозаконной поступок.
   Губернатор сделал паузу, но Рефухио не воспользовался ею, чтобы сказать хоть что-то в свое оправдание. Казалось, его мысли витают где-то очень далеко, а ко всему происходящему в этой комнате он потерял интерес.
   – Также совершенно ясно, что я не могу вменить вам в вину преступления, в которых вас подозревают, поскольку это не подкреплено доказательствами. То, что вы похитили эту даму, еще не значит, что вы – Эль-Леон. Поэтому я не намерен вас здесь дольше задерживать.
   Слова губернатора были встречены одобрительными возгласами. Друзья Рефухио, Висенте, сеньор Хуэрта, его чаррос шумно приветствовали решение власти. Дон Эстебан в ярости стукнул кулаком по столу, так что бумаги Пачеко разлетелись в разные стороны.
   – Тихо! – повысил голос губернатор, приводя бумаги в порядок. – Хватит шуметь, я еще не закончил.
   – А что такое? – спросил сеньор Хуэрта. Губернатор не удостоил его ответом, снова повернувшись к Рефухио.
   – Я не стану вас больше задерживать, сеньор, несмотря на то что, на мой взгляд, в этих обвинениях вполне может присутствовать какая-то доля правды. Но все, что я могу сделать, – это послать в Испанию запрос на предоставление нам описания этого бандита, Эль-Леона.
   – Неслыханно! Это переходит все границы! – завопил дон Эстебан. – Я требую, чтобы вы взяли этого человека под стражу немедленно!
   – Ах так, сеньор? – протянул губернатор, поднимаясь с кресла. – А не желаете ли и вы за компанию посидеть за решеткой, пока не придет ответ из Испании? Возможно, Рефухио Карранса захочет, в свою очередь, выдвинуть против вас обвинение в распространении клеветнических слухов о нем.
   – Вы не посмеете!
   – Вы так считаете? – Взгляд губернатора, обращенный на дона Эстебана, потемнел, в голосе слышалась угроза. – Я представляю верховную власть на огромной территории, вплоть до Рио-Гранде. Я здесь полноправный хозяин и никому не позволю указывать мне, что я должен делать.
   – Но-но, полегче. У меня есть влиятельные друзья, которые помогут мне живо сбить с вас спесь!
   – Я верю вам, дон Эстебан, – произнес Пачеко сквозь зубы. – Но нисколько вас не боюсь. Вы намекаете на то, что я могу потерять это место? Ну так знайте, что мое самое заветное желание – оставить эту должность и уехать обратно в Испанию. – Губернатор отвернулся от разъяренного вельможи. – Я уже принял решение и от своего слова не отступлюсь. Покорно благодарю вас, господа, за то, что вы оказали мне доверие, во всем положившись на правосудие. Всего вам наилучшего.
   Они разошлись, не заставив себя долго упрашивать. По дороге на гасиенду мужчины поминутно салютовали из ружей, выражая таким образом свою радость. Ведь они одержали серьезную победу. Запрос губернатора должен будет пройти большой путь. Его отправят в Мехико-Сити, затем в Веракрус, потом через весь океан в Испанию. Он может затеряться в пути, а если и достигнет места назначения, то исчезнет в ящике стола какого-нибудь чиновника и о нем совершенно забудут. Не исключено также, что если описание Эль-Леона все-таки будет прислано в Новую Испанию, то оно будет таким неопределенным, что установить по нему личность преступника не представится возможным. И потом, пока это случится, пройдет не менее полутора-двух лет.
   Само собой, многие в Севилье и Кордове наверняка знали, что Рефухио Карранса и Эль-Леон – одно лицо, а если не знали, то догадывались. Но мадридские власти, скорее всего, пребывали на этот счет в полном неведении. И они не могли действовать, основываясь только на чьих-то домыслах. Нужны были очень веские доказательства, а их сбор – дело долгое и трудное.
   Так что сейчас угроз дона Эстебана не стоило бояться. Рефухио был на свободе. Они все были свободны. И еще одно событие давало повод для радости – скоро им всем предстояло погулять на свадьбе. Они весело переговаривались, хохотали, отпускали шуточки. Только Пилар, Рефухио и новоиспеченный жених были словно в воду опущенные. За всю дорогу они не проронили ни звука.
   Сеньору Хуэрту первую ошеломили новостью о предстоящем бракосочетании, но особого восторга она по этому поводу не высказала.
   – Это правда, сынок? – спросила она, сжав ладонями лицо Чарро.
   – Да, мамочка.
   – И ты будешь счастлив и никогда больше не покинешь нас?
   – Да, мамочка.
   Она заглянула ему в глаза, затем обреченно кивнула:
   – Что же, свадьба так свадьба. Но мы должны как следует подготовиться.
   – Но зачем же так спешить, – попыталась возразить Пилар.
   Мать Чарро повернулась к ней:
   – А какой смысл тянуть?
   – Никакого смысл