ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА КОАПП
Сборники Художественной, Технической, Справочной, Английской, Нормативной, Исторической, и др. литературы.



   Лиз КАРЛАЙЛ
   ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА

   Открывай уста твои за безгласного и для защиты всех сирот. Открывай уста твои для правосудия и для дела бедного и нищего.
   Кто найдет добродетельную жену? Цена ее выше жемчугов; уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка; она воздает ему добром, а не злом во все дни жизни своей.
 Притчи Соломона. 31:9-12


   Пролог
   Кто найдет добродетельную жену?

   Июнь 1818 года

   Лорд Делакорт не верил собственным глазам: неужели его мечта наконец-то осуществилась? Перед ним вдруг явилось самое совершенное творение Господа с роскошным бюстом, напоминавшим два спелых персика. Освещенные золотисто-розовыми лучами заходящего солнца, струившимися в открытую дверь конюшни, эти божественные округлости подпрыгивали, матово переливаясь, при каждом движении их обладательницы, вводя мужчину в искушение.
   Он осторожно подался вперед, чтобы лучше видеть поверх створки двери. «Персики» еще раз колыхнулись, и неожиданно для себя Делакорт пожелал немедленно сойти с пути праведного на скользкую дорожку порока. Его несказанно удивило и это внезапно нахлынувшее вожделение, и вкус старого Уолли Уолдрона.
   Сначала ему не слишком хотелось развлекаться в грязном лошадином стойле с местной шлюшкой, тем более сознавая, что она сегодня предназначена другому. Пресыщенный и весьма разборчивый виконт предпочитал иных женщин – тех, что берут только его деньги и ублажают только его прихоти.
   Однако эта женщина с нагой грудью и копной огненно-золотых волос была слишком хороша, чтобы пройти мимо.
   Сегодняшний день на ипподроме Ньюмаркета оказался для него неудачным. Первые четыре заезда закончились без происшествий и выигрышей, а в пятом первой пришла Сэндс-Сеттинг-Стар, на которую все, в том числе и Уолли, ставили двенадцать против одного, зато лошадь Дэвида приплелась в самом хвосте. Все деньги, которые он выделил на бега, иссякли – равно как и бренди в их с Уолдроном последней бутылке.
   Между тем тот сиял от радости, когда Сеттинг-Стар перелетала через линию финиша. Получив выигрыш, он, усмехаясь, обернулся к Делакорту и удивил его щедрым предложением. Мол, в конюшне ждет, изнывая от нетерпения, сладкая «пышечка», но ему, Уолдрону, не хочется уходить с ипподрома: госпожа Удача, как известно, ревнива.
   От скуки и досады виконт решил согласиться и хотя бы взглянуть на «предложение».
   – Но учти, старик, – предупредил Уолдрон, многозначительно подмигнув, – у этой кошечки острые коготки.
   – Вот как? – отозвался Делакорт, впрочем, не сильно обескураженный. Еще не было таких кошечек, которых он не заставил бы замурлыкать.
   Пожалуй, эта милашка и впрямь оказалась лакомым кусочком. Не слишком уверенно балансируя на перевернутом лошадином корыте, виконт, совершенно зачарованный ее плавными, волнообразными движениями, с восхищением смотрел, как красотка натягивает через голову ситцевую сорочку. Она расправила складки ткани на своих соблазнительных «персиках» и потянулась за чулками. У него пересохло во рту, дыхание пресеклось. Делакорт уже не слышал гула Ньюмаркета – его с головой накрыла волна чувственного возбуждения.
   О да, он с готовностью заменит Уолдрона в объятиях этой жрицы любви. Но тут его словно ударило током. «Пышечка» одевается! Медлить нельзя. Боясь передумать, Делакорт в мгновение ока спрыгнул с корыта и ворвался в конюшню, плотно затворив за собой дверь.
   Рыжевато-золотые кудри подпрыгнули, чулки скользнули на пол. Женщина, обернувшись, зажала рот рукой. Ее голубые глаза испуганно округлились. Выходит, она никого и не ждала. Не растерявшись, Делакорт прижал красотку к груди и пылко зашептал ей на ухо:
   – Не бойся, малышка! Уолли приносит тебе свои извинения: он не сможет прийти. Но я охотно избавлю тебя от разочарования.
   Однако красотка явно намеревалась хранить верность Уолдрону. Она с силой уперлась ладонями в плечи Делакорта и резко оттолкнула его от себя.
   – Кто вы такой? – прошипела она. – Немедленно убирайтесь! Вы что, сумасшедший?
   Несмотря на хмель, неожиданно ударивший Делакорту в голову, он осознал, что перед ним безупречный образчик женской красоты.
   – Прекрати! – ласково произнес он, опуская руку и обхватывая ее роскошные ягодицы. – Я доставлю тебе гораздо больше удовольствия, чем старик Уолли… и вдвое больше заплачу. – Он прижал ее бедра к своим, просунул колено между ослабевшими ногами красотки и нежно откинул ее назад.
   Женщина возмущенно дернулась и уперлась спиной в стену. Еще больше округлив глаза, она открыла рот и с шумом втянула воздух, словно собиралась позвать на помощь.
   Немного встревожившись, Делакорт зажал ей рот рукой. Кажется, здесь что-то не так… Но отступать было поздно: кровь, отхлынув от головы, уже прилила к чреслам. Потеряв способность разумно мыслить, он купался в бездонных омутах огромных прекрасных глаз, вдыхая волнующий аромат ее кожи. Пребывая в этом несколько ошеломленном состоянии, он как-то неловко повернулся и наступил на подол ее сорочки.
   В то же мгновение оба они повалились в сено, причем Делакорт наполовину накрыл красотку собой. Раздался резкий треск – это порвалась ткань. Извиваясь под ним, точно дикая кошка, женщина отчаянно сопротивлялась. В Делакорте боролись два противоположных чувства – растерянность и вожделение.
   – Ну не упирайся же, малышка! – прошептал он, охваченный бурным порывом страсти. – Я заплачу вдвое больше твоей цены. – И он как можно ласковее погладил ее ножку, одновременно убирая ладонь с ее губ.
   В ответ рыжая прелестница пребольно укусила его в руку и расцарапала ногтями шею.
   Боль только подстегнула и без того неудержимое желание. Делакорт, отдернув руку, смерил красотку горящим взором.
   – Ах, вот, значит, как? – прошептал он, восхищаясь вкусом старого Уолли: кошечка с коготками – это и впрямь нечто!
   Женщина опять попыталась высвободиться, и Делакорт, чтобы укротить ее, впился ей в губы страстным поцелуем. Она на секунду замерла, а потом ответила на поцелуй, выгнув бедра ему навстречу.
   Ай да Уолдрон – знает толк в женщинах! Во всяком случае, начало было чертовски многообещающим. Поцелуй все не кончался. Красотка томно стонала, легко касаясь языком его языка и дрожа от наслаждения. Ее руки соскользнули с его плеч на талию, а колено поползло вверх по его ноге.
   Но тут она неожиданно резко вздернула другое колено с явным намерением попасть по самому чувствительному для мужчины месту.
   На его счастье, она промахнулась. Удар был почти точен, но все же прошел мимо цели.
   Делакорта обуяли сомнения – эта рыжая бестия, пожалуй, ведет себя странно для своей профессии. Тем временем кошечка уже вцепилась ему в волосы… Ну, знаете, это уж слишком! Пора сматывать удочки.
   Но ретироваться он не успел. Девица со всей силой дернула его за волосы, а потом хватила кулаком под ребра. Проклятие! Да во всей Англии не хватит спиртного, чтобы заставить его переспать с этой рыжей ведьмой. К черту Уолли и его обещания!
   – Намек понят, мэм, – прорычал он, опершись на локти и готовясь встать.
   В этот момент дверные петли зловеще скрипнули, и Делакорт резко поднял голову. Женщина под ним словно обмякла от облегчения, а на пороге возник маленький, тщедушный паренек, одетый в облегающие бриджи.
   Он ворвался в конюшню и остановился как вкопанный.
   – О Боже, миледи! – ахнул он, отводя глаза.
   Делакорт неуклюже поднялся с пола и тут заметил еще одного мужчину. Это был молодой джентльмен, лицо которого показалось ему знакомым, но имени его он не сумел припомнить. Однако сквозь дурман сдерживаемого вожделения до него все же дошло, что он совершил какую-то ошибку. Может быть, перепутал стойла?
   – О Джед! – вскричала девушка звучным грудным голосом. – И Харри! Слава Богу! – Она кое-как встала на ноги, стараясь стянуть в кулаке порванную на груди сорочку.
   Харри? Ну да, точно, так его и зовут. Юный Харолд Маркем… Такой-то. Обнищавший граф… чего-то. Делакорт решительно отряхнулся и протянул руку.
   Но Харолд Маркем. Такой-то стоял как истукан, ошарашено хлопая глазами.
   – Тысяча извинений, Харри! – смущенно пробормотал Делакорт. – Я решил, это девица Уолдрона. Некрасиво вышло.
   Но к его удивлению, рыжеволосая амазонка привалилась спиной к стене конюшни, скрестив руки на груди в трогательно-оборонительном жесте, и судорожно вздохнула. Этот вздох исторгся, казалось, из самой глубины души, ее хрупкие плечи содрогнулись.
   О Боже, нет! Только бы она не заплакала!
   Делакорта неожиданно охватила паника, даже руки у него задрожали. Что он такое натворил в этой конюшне?
   Ему вдруг стало нехорошо. Сцена, непосредственным участником которой он был, представилась ему совершенно в ином свете. На долю секунды ему почудилось, что эта красавица с огненными волосами – совсем другая женщина. И дело происходит в абсолютно незнакомом темном и уединенном месте. В другое время. Женщину изнасиловали. Она напугана…
   Делакорт поспешно зажал рот рукой.
   О Господи, его сейчас вывернет прямо здесь, посреди лошадиного стойла Ньюмаркета! Он боролся с желудочными спазмами, пытаясь подавить последствия неумеренных возлияний из-за неудач сегодняшнего дня, потом медленно поднял глаза и взглянул на незнакомку, которая, все еще, дрожа всем телом, стояла у стены.
   Как же она прекрасна! И в этой красоте вдруг промелькнули одиночество и беззащитность. Его недовольство жизнью, тщательно культивируемое высокомерие по отношению к близким, горечь последних десяти лет вдруг волной поднялись в душе и разом схлынули, пролившись, казалось, из самого сердца невидимой лужей крови.
   Внезапно охваченный состраданием, он потянулся к женщине, чтобы обнять ее, прижать к груди…
   И замер, пораженный неожиданной мыслью.
   Нет. Он не имеет права. Эта женщина ему не принадлежит. Странно, впрочем, что она не бросилась на шею своему дорогому Харри, как следовало ожидать. Выпрямив спину, она отошла от стены и нагнулась, чтобы поднять с пола чулки.
   Было видно, что она рассержена, но это не умаляло ее прямо-таки неземной красоты.
   Виконт, немного успокоившись, надел маску обычного холодного безразличия.
   – Ну что, – бросил он как можно небрежнее, – все, можно считать, улажено? Ладно, пойду, не буду вам мешать.
   Но в этот момент Харолд Маркем наконец-то обрел дар речи.
   – Э-э… л-лорд Делакорт, если не ошибаюсь? – произнес он, с трудом выговаривая слова. – П-прежде чем вы уйдете, позвольте задать вам один вопрос: почему вы пытались изнасиловать мою сестру?
   Преподобный мистер Коул Амхерст предавался ежедневным любовным утехам с женой, когда дворецкий, постучав в гардеробную, объявил об очередном визите лорда Делакорта, его беспутного шурина.
   Тяжко вздохнув, ее светлость несколькими точными движениями завершила начатое, потом завязала на муже галстук и, хлопнув его по мягкому месту, выпроводила из спальни – узнать, каким новым лихом занесло к ним этого гостя.
   Сама же Дженет, или леди Килдермор, кротким нравом не отличалась, поэтому ей пришлось на пару минут задержаться, дабы совладать с поднявшимся в душе раздражением. В последнее время милый братец начал выводить ее из себя. Увы, Дэвид приходился ей всего лишь сводным братом, а уж если быть до конца точной, то еще и тайным – то есть незаконнорожденным.
   Но Дженет не желала быть точной. Она всем сердцем любила Дэвида и охотно хранила его секреты. Однако ее бесили его несносный характер и умение появляться в самый неподходящий момент. И вот он опять в Элмвуде, приехал донимать ее!
   Хотя… он же вызвал не ее, а Коула. Как странно! Ее муж и Дэвид усердно демонстрировали взаимную неприязнь или, лучше сказать, с удовольствием друг над другом измывались. И немудрено: свет не видывал еще двух столь разных людей.
   Интересно, зачем брату понадобился Коул? На дворе уже стемнело, к тому же Дэвид собирался провести эту неделю в Ньюмаркете. Почему же он здесь, в самом центре Кембриджшира, почти в тридцати милях оттуда?
   Снизу донесся сердитый голос брата, и Дженет не удержалась от любопытства. Вколов в волосы последнюю шпильку и погладив свой круглый животик, она отошла от зеркала и сбежала по лестнице с быстротой, пожалуй, непозволительной для дамы в ее положении.
   Суть мужского спора стала ей ясна еще раньше, чем она ступила на лестничную площадку первого этажа.
   – А я говорю, она будет моей женой, черт возьми! – басил Дэвид за дверью гостиной. – Прошу тебя, Амхерст, сию же минуту пошли кого-нибудь к архиепископу! Воспользуйся своим влиянием, достань мне особое разрешение! Срочно!
   Внезапно Дженет услышала пронзительный женский крик:
   – Боже правый, да ты и впрямь сумасшедший! Не просто насильник, а еще и безумец! Достань хоть дюжину разрешений, каких хочешь – особых или обычных, – но я скорее сойду в могилу высохшей старой девой, чем выйду замуж за психопата!
   Потом Дженет услышала голос мужа. По его мягкому тону было ясно, что он пытается урезонить шурина.
   Но Дэвид оставался непреклонен.
   – Возможно, ты права и я действительно сумасшедший. Но как было не свихнуться, проведя целых три часа в одном ландо с рыжей сварливой мегерой? – прорычал он.
   – О! – воскликнула женщина. – А кто в этом виноват? Я, что ли?
   Из кухни высунулась голова миссис Бертвистл. За маленькой экономкой маячила кухарка. Сердито взглянув на них, Дженет прошагала по коридору в гостиную.
   – Какой у вас здесь занимательный разговор! – благодушно сказала она, поплотнее прикрывая за собой дверь. – Наша прислуга вся внимание.
   На нее обратилось сразу три пары удивленных глаз. Амхерст слегка побледнел, взгляд Дэвида горел упрямством и горькой насмешкой. Однако внимание Дженет остановилось на стройной очаровательной девушке с волосами цвета пламени.
   Она стояла у камина, одетая в поношенную мантилью и синее дорожное платье, явно видавшее лучшие времена. Несмотря на это, голову ее украшала изящная модная шляпка. Заплаканное лицо девушки выражало мрачную, непоколебимую решимость.
   – Разрешение на венчание без церковного оглашения брачующихся, выдаваемое архиепископом Кентерберийским.
   – Дорогая, – сказал муж Дженет, – будь добра, проводи лорда Делакорта в мою библиотеку. И распорядись насчет кофе. Бог свидетель, ему сейчас не помешает чашечка этого напитка.
   – Да не хочу я кофе! – вскинулся Дэвид. Дженет поразил его страдальческий, напряженный голос.
   – Конечно, дорогой, сейчас будет кофе, – прощебетала Дженет, – но сначала представь меня нашей гостье.
   – О Боже, я совсем забыл о приличиях! – Коул устало провел рукой по глазам. – Познакомьтесь, леди Сесилия, это моя жена, Дженет Амхерст, леди Килдермор. Дорогая, это леди Сесилия Маркем-Сэндс.
   – Которая скоро будет леди Делакорт! – процедил Дэвид сквозь зубы.
   Метнув на него уничтожающий взгляд, леди Сесилия, обернувшись к Дженет, присела в изящном реверансе. Эта милая девушка хоть и плохо одета, но явно хорошо воспитана, отметила про себя Дженет. Вот так история! Взявшись за ручку двери, она протянула другую руку брату.
   – Пойдем, Дэвид.
   – Ну, уж нет! – Он сдвинул брови и упрямо скрестил руки на груди. – Я никуда не уйду из этой комнаты, слышите? Меня обвинили, обругали и наверняка надули. Я приехал, чтобы исправить эту ужасную ошибку.
   – Ошибку? – Леди Сесилия Маркем-Сэндс яростно сверкнула глазами. – Вы совершили ошибку, когда решили взять меня силой! Вы полагали, что я мягкотелая дурочка и позволю надругаться над собой? Ошибаетесь.
   Дэвид вздернул подбородок. Взгляд его метал молнии.
   – А мне показалось, что ты была не против, Сесилия. Ведь ты отвечала на мой поцелуй. И отвечала страстно. Ты готова была отдаться мне!
   Сесилия топнула ножкой.
   – Ваша репутация всем известна, сэр. Я никогда в жизни не отвечу согласием такому мужчине, как вы!
   – Однако моя репутация не помешала тебе целовать меня, – парировал Дэвид.
   – Негодяй! – Она рванулась, было вперед, как будто собиралась прыгнуть на Делакорта и выцарапать ему глаза, но Коул ласково положил ладонь на ее плечо.
   Дэвид отступил на шаг и с мольбой взглянул на Коула.
   – Ты видишь? Она ненормальная! Бестия! Я не позволю ей… – он презрительно кивнул головой в сторону девушки, – оскорблять мое достоинство.
   Руки Коула, напрягшись, сжались в увесистые нехристианские кулаки.
   – Угомонись, Дэвид, прошу тебя! На мой взгляд, ты оскорбляешь себя собственными же признаниями. Или ты уходишь вместе с Дженет, или мы сейчас подеремся.
   По лицу Дэвида пробежала тень замешательства. Он послушно опустил руки и, к удивлению Коула, вышел из комнаты. Сестра поспешила за ним.
   Когда дверь за ними закрылась, Коул мысленно выругался и, подойдя к маленькому столику под окном, дрожащими руками налил два бокала вина.
   Вернувшись к девушке, он подал ей бокал.
   – Выпейте, дитя мое, – мягко сказал он, – или, если хотите, я налью вам капельку бренди. Девушка царственно расправила плечи.
   – Спасибо, – сухо произнесла она, – но я не нуждаюсь в успокоительном.
   Коул промолчал, жестом указав на кресло. Девушка нехотя села, аккуратно расправив юбку на коленях. Коул подошел к камину и принялся с остервенением ворошить угли кочергой.
   Черт бы побрал Дэвида!
   «Нет, нет! Прости меня, Господи, за такие слова, но этот парень вечно влипает в истории!» Коул боялся, что на сей раз его непутевый родственник не сумеет выбраться сухим из воды.
   Леди Сесилия Маркем-Сэндс была ему незнакома. Впрочем, Коул мало интересовался английской знатью: зачем забивать голову подобными пустяками? Как ученый и скромный служитель церкви, он ограничивался только теми вещами, которые были ему понятны.
   Но то, что случилось сейчас… Даже Коул предвидел большой скандал в свете и молил Бога, чтобы тот помог ему хоть как-то смягчить ситуацию.
   Он с громким лязгом сунул кочергу обратно в подставку и сел напротив леди Сесилии.
   – Видите ли, – мягко начал он, – лорд Делакорт – мой хороший друг, хоть со стороны это выглядит по-другому.
   – Он мне об этом сказал, – отозвалась девушка, насмешливо фыркнув.
   Коул медленно протянул ей руку.
   – Но, прежде всего я священник, поэтому можете не сомневаться: я сделаю все, что в моих силах, чтобы вам помочь. Вы мне верите?
   Леди Сесилия с подозрением взглянула на него, еще раз тихо фыркнула и осторожно вложила ему в ладонь длинные тонкие пальцы.
   Коул слегка встревожился. Несмотря на теплую весеннюю погоду, рука девушки была холодна как лед. Это, вероятно, от потрясения. Как только он увидел ее в гостиной – такую бледную, дрожащую и невероятно одинокую, то сразу же подбросил в камин еще поленьев, но это ее не согрело.
   Он осторожно сжал ее пальцы.
   – Моя дорогая, скажите, кто за вас отвечает? Яркие голубые глаза девушки сердито сверкнули.
   – Вообще-то я всегда отвечаю за себя сама, сэр. Коул мысленно улыбнулся.
   – Я имел в виду, леди Сесилия, есть ли у вас семья? Отец?
   Девушка понимающе сощурилась.
   – Мужчина, который меня опекает? Вы это хотите знать? – Она невесело усмехнулась. – Отвечаю: нет. Мой отец умер год назад. У меня есть только старший брат, Харри, лорд Сэндс. Но обычно я больше забочусь о нем, чем он обо мне.
   Коул облегченно вздохнул. Это хорошо: по крайней мере, хоть кто-то есть!
   – Тогда нам надо связаться с ним, мисс Маркем, – спокойно произнес он. – Дело довольно серьезное.
   – Серьезное? – повторила леди Сесилия дрожащим голосом, вырывая свою руку из руки Коула. – Можете не говорить мне об этом, сэр! Ваш друг жестоко оскорбил меня, и мой брат, прекрасно зная это, разрешил ему самым нахальным образом увезти меня из Ньюмаркета.
   Коул опустил плечи и задумчиво потер пальцем нос. Да, плохо дело…
   – Но почему же, мисс, ваш брат допустил такое?
   – Может быть, потому, что он бесхарактерный болван? – ощетинилась леди Сесилия, но быстро утратила боевой пыл. – Простите, – тихо сказала она, прижимая кончики пальцев к виску, как будто у нее разболелась голова. – На самом деле это не так. Просто Харри не знал, что полагается делать в таких случаях.
   – И что же, по-вашему, полагается делать?
   – Знаете ли, не каждый день молодому человеку приходится наблюдать, как его сестру лапает пьяный распутник. А когда Делакорт, вспылив, обвинил Харри в попытке заманить его в ловушку…
   – Заманить в ловушку? – резко перебил Коул. – О чем это вы?
   Леди Сесилия надменно вскинула голову.
   – У вашего друга Делакорта непомерное самомнение – ему кажется, что двое полунищих сирот способны насильно отвести его под венец, прельстившись его богатством. Меня еще никогда в жизни так не оскорбляли! – Она в сердцах сжала кулаки. – Мы с братом приехали развлечься, посмотреть скачки, и вдруг на меня нападает какой-то неизвестный наглец.
   Коул медленно отхлебнул хереса, собираясь с духом, чтобы задать щекотливый вопрос.
   – Простите, мисс, – наконец выдавил он, – но я вынужден спросить у вас: что вы делали в конюшнях Ньюмаркета? Да еще в таком виде? Насколько я понял, вы были там… – Он сделал строгое лицо. – Мне трудно говорить вам такие вещи, но конюшни ипподрома не место для молодой дамы – и одетой, и раздетой. Леди Сесилия сокрушенно покачала головой.
   – Это все из-за Харри. Долги. Наше поместье…– Она в нерешительности подняла на Коула огромные голубые глаза, но тот смотрел на нее в упор, побуждая говорить дальше. Он пока что ничего не понимал и опасался, что добиваться правды придется ценой женских слез.
   Леди Сесилия, вздохнув, начала снова:
   – Видите ли, мистер Амхерст, мой брат еще очень молод. К тому же страшно невезуч, хоть в этом и нет его вины. – Она энергично тряхнула копной огненных кудрей. – Так уж повелось в нашей семье. А мы с Харри несовершеннолетние.
   – Несовершеннолетние? – Коул окончательно приуныл.
   – К сожалению, да… Мне только что исполнилось восемнадцать, а моему брату еще нет двадцати одного. Наш опекун, дядя Регги, очень суров с Харри. Впрочем, часто его суровость оправданна. На этот раз Харри проигрался в карты этому ужасному мистеру Уолдрону и не находил себе места от отчаяния. Надо было как-то заработать, и я сделала то, что умела…
   Коул в ужасе охнул.
   – О Боже!
   Леди Сесилия вдруг от души расхохоталась.
   – Нет-нет, мистер Амхерст, это совсем не то, что вы думаете! Дело в том, что наша лошадь, Сэндс-Сеттинг-Стар, победила в пятом заезде. – Девушка подалась вперед. – Папа сам вырастил ее в Холли-Хилле, нашем поместье, – оно неподалеку от Аппер-Брэйфилда. Эта лошадка – единственная удача, которая встретилась моему отцу на жизненном пути. Она быстра, как молния. Выигрыш покрыл бы весь долг Харри, и этот подлец Уолдрон не пошел бы к дяде Регги, как грозился.
   Коул, нагнувшись, уперся локтями в колени.
   – Признаюсь, леди Сесилия, вы меня заинтриговали. Пожалуйста, продолжайте.
   Девушка принялась нервно теребить юбку своего дорожного платья.
   – Дело в том, сэр, что вчера вечером бедняга Джед, папин жокей, поужинал скумбрией в одной затрапезной гостинице Боттишема.
   – Боттишема? – удивился Коул.
   – Да. В отдаленных деревнях и жилье, и еда гораздо дешевле. Я говорила Джеду, чтобы он заказал пирог с бараниной, как мы с Харри, но перед скачками он ест, как воробышек, и…
   Коул резко выпрямился. Он уже понял, о чем собирается поведать его собеседница.
   – Итак, жокей отравился? А ваш брат не сумел найти другого и обратился к вам? Вы такого же маленького роста… – Коул замолчал.
   Леди Сесилия смущенно потупилась.
   – Верно… но я отличная наездница, сэр. Сейчас у нас в Холли-Хилле не хватает прислуги, и я помогаю Джеду. Он говорит, что у меня получается почти так же хорошо, как у него. К тому же мы с ним одной комплекции. – Она внезапно подняла голову, откинув с лица золотистые локоны. Глаза ее наконец просветлели. – И мы пришли первыми! Никто даже не понял, что это не Джед привел нашу лошадку к финишу.
   Коул с сомнением оглядел ее молочно-белую кожу и приметные волосы. Стоило одной лишь кудряшке выбиться из-под жокейской шапочки, и зрители сразу заметили бы подмену.
   – Вы в этом уверены, мое милое дитя?
   – Да. – Она замолчала, сдвинув брови к переносице. – Во всяком случае, я на это надеюсь – ведь иначе меня могут дисквалифицировать, и выигрыш нам не достанется. А мне так хочется помочь Харри! Будет обидно, если после всех моих трудов он так и не сможет вернуть долги.
   После всех ее трудов? Подумать только, какая беспечность: ее репутация под угрозой, а она волнуется не столько за себя, сколько за брата! Коулу захотелось накричать на девушку, но он все же сдержал раздражение.
   – Ваша забота о брате достойна всяческих похвал, леди, но нам сейчас надо решить гораздо более важный вопрос. Лорд Делакорт скомпрометировал вас и предлагает вполне достойный выход из положения. Он хочет жениться на вас. Похоже, он настроен очень решительно.
   Леди Сесилия уже открыла, было, рот, чтобы возразить, но Амхерст жестом остановил ее.
   – Выслушайте меня, пожалуйста. Делакорт скоро поймет – впрочем, уже понял, – что здесь не было… никакой ловушки. По сути, он неплохой человек. Как священнослужитель, я считаю своим моральным долгом дать вам совет: отбросьте все обиды и примите его предложение.
   Она решительно покачала головой:
   – Нет, мистер Амхерст, я этого не сделаю. А насчет того, что лорд Делакорт меня скомпрометировал… это не совсем так.
   Коул смущенно кашлянул. Он понял ее мысль, но чувствовал себя крайне неловко.
   – Скажите, леди Сесилия, вы действительно… э… когда лорд Делакорт вас целовал, вы… Видите ли, многие находят Дэвида весьма привлекательным мужчиной, и если он вам хоть немного понравился… – Тут Коул, окончательно смешавшись, замолчал.
   Тем не менее, лицо леди Сесилии уже пылало от стыда.
   – Да, он очень красив, – нехотя согласилась она, – но о его пороках слагают легенды. Мне не хотелось бы их обсуждать. Я не выйду замуж за лорда Делакорта, так что давайте, оставим эту тему, ладно?
   Коул нехотя кивнул. По правде, говоря, в душе он радовался ее отказу. Несмотря на почти скандальное стремление Дэвида жениться на этой бедной девушке, Коул сильно сомневался, что из этого повесы получится хороший муж, тем более при таких обстоятельствах.
   Впрочем, этих двоих явно влекло друг к другу, но они сами не замечали очевидного, охваченные праведным негодованием. Возможно даже, что здесь присутствовало нечто большее… или нечто худшее. В глазах Дэвида Коул разглядел какое-то странное выражение, а леди Сесилия, похоже, злилась не только на своего обидчика, но и на себя, хотя по молодости и неопытности вряд ли сознавала причину этого раздражения.
   «И что же теперь делать? – размышлял Коул. – А может, вообще не надо ничего предпринимать? Как она сказала, закрыть тему…» – Он отставил херес в сторону и сложил пальцы домиком.
   – Хорошо, мисс, я подчиняюсь вашему желанию. Но вы должны понимать: когда о случившемся узнают в обществе, ваша репутация сильно пострадает.
   Леди Сесилия беспечно тряхнула головой:
   – Никто ничего не узнает! Харри будет молчать, да и Джеду я доверяю, как самой себе. Что же касается лорда Делакорта, то, как я поняла, вы считаете его джентльменом. Значит, он тоже не станет болтать, верно? – Она подняла на него умоляюще-вопросительный взгляд.
   – С его уст не сорвется ни единого слова – я лично даю вам это обещание, – мрачно изрек Коул. – Но вы можете быть уверены, мисс, что вас больше никто не видел?
   Леди Сесилия, закусив губу, отвернулась. Наступило неловкое молчание.
   – Разумеется, меня видели, когда я садилась с лордом Делакортом в его ландо, – сказала она нерешительно. – Но ведь это не страшно, как вы полагаете? В конце концов, мы выехали средь бела дня, пробыв наедине всего несколько часов.
   Амхерст долго постукивал пальцем по краю бокала, не произнося ни слова. Если бы они ехали не так долго, да по ее поместью, да под присмотром ее родителей… тогда в словах Сесилии был бы смысл. Но она сирота, а ее брату, видимо, не хватило сообразительности поехать вместе с ней.
   Наконец он нарушил тишину:
   – Есть способ выйти из положения. Завтра Дэвид объявит о вашей помолвке…– Сесилия негодующе вскрикнула, но Коул жестом остановил ее. – Нет-нет, дитя мое, позвольте мне закончить. Жена скажет, что вы ее близкая подруга, каковой непременно станете к концу сегодняшнего дня. Если ваш отец был картежником…
   Сесилия угрюмо кивнула, продолжая покусывать губу.
   – Значит, первый муж моей жены – покойный – хорошо знал его. Никто не удивится тому, что вы с ней знакомы. Несколько осторожных намеков со стороны Дженет – и пойдет слух, будто вы с Дэвидом встретились здесь, в Элмвуде, пока гостили у нас, и с первого взгляда влюбились друг в друга.
   Леди Сесилия призадумалась.
   – Но послушайте, мистер Амхерст…
   Коул перебил ее:
   – Однако Дэвид есть Дэвид. Вы скоро поймете, что поступили опрометчиво, и ответите на его ухаживания отказом. Именно этого он и заслуживает. Таким образом, неотразимый лорд Делакорт станет отвергнутым женихом, и свет охотно над ним посмеется.
   Священник внимательно вглядывался в лицо девушки.
   – Ну, как, мисс, такой план вас устраивает? – мягко спросил он.
   Сесилия нерешительно смотрела на него. Несмотря на храбрые речи, она выглядела все такой же испуганной. И трогательно одинокой.
   Коул облегченно вздохнул. Это был самый лучший выход. Он поднялся с кресла и подал ей руку.
   – Тогда пойдемте, милая. Нам надо найти Дэвида и Дженет и объявить о помолвке.


   Глава 1
   Неисправимая Генриетта Хили

   Февраль 1824 года

   Графиня Уолрафен, в девичестве известная под именем Сесилия Маркем-Сэндс, недавно приобрела во владение самую роскошную виллу в Парк-Кресент. Последняя работа гения от архитектуры мистера Нэша славилась всеми современными удобствами, в том числе сливными уборными, а также роскошной лепниной по фасаду и бледно-желтой краской, нанесенной так искусно, что казалось, будто по стенам стекает растопленное сливочное масло.
   В Парк-Кресент не было ничего старого и традиционного, хотя титул графини Уолрафен был именно таковым. На взгляд Сесилии, его не мешало, как следует проветрить, ибо над всем Марилебоном витал затхлый запах вельможной надменности.
   Лондонская резиденция графа располагалась в самом сердце Мейфэра (Фешенебельный район лондонского Уэст-Энда.), в роскошном кирпичном особняке на Хилл-стрит, который графиня покинула, лишь только ее престарелый муж испустил свой последний вздох в почтенном возрасте пятидесяти семи лет. Его сын, Джайлз, который был на два года старше Сесилии, с удовольствием жил там теперь один.
   Сама же графиня Уолрафен нисколько не притязала на положение в свете, приличествующее знатной леди, несмотря на титул, еще более древний, чем титул мужа. Последнего несколько задевало данное обстоятельство, но в отличие от супруга Сесилия была начисто лишена сословных амбиций. «Что толку в короне пэров, – частенько размышляла она, – если целые поколения мужчин рода Маркем-Сэндс были и до сих пор остаются бестолковыми неудачниками?»
   Первый граф Сэндс был возведен в дворянское звание самим стариком Вильгельмом [1 - Имеется в виду Вильгельм Завоеватель (ок. 1027– 1087), английский король с 1077 г., когда, высадившись в Англии, разбил войско англосаксонского короля Гарольда II.]. В эпоху его владычества, известную алчностью, высокомерием и безбожностью двора, семья Сэндс была одной из немногих саксонских фамилий, которая не только выжила, но даже процветала под игом у норманнов.
   И это, по мнению леди Уолрафен, было последней удачей, выпавшей на долю ее предков. Во время Столетней войны [2 - Столетняя война (1337-1453) между Англией и Францией за французские провинции Гиень, Нормандию, Анжу, Фландрию, в результате которой Англия потеряла почти все эти территории (кроме г. Кале). Столетняя война завершилась капитуляцией англичан в Бордо.] большинство их земель было захвачено. В период государственного распада они были верными католиками, а вслед за восстанием Марии Кровавой [3 - Прозвище королевы Марии Тюдор (1517-1558).] сделались убежденными протестантами. В семнадцатом веке одному из них с помощью брака по расчету удалось заразить фамильным невезением богатую семью Маркемов.
   И понеслось: преуспевающие ранее дворяне Маркем-Сэндс совершенно непостижимым образом оказывались в проигрыше во всех политических конфликтах, гражданских волнениях, петушиных и собачьих боях, лошадиных скачках и прочих состязаниях, где только им доводилось участвовать. Апофеозом стали разгром Божественного Права Королей, которое они усердно приветствовали, и Реставрация, которую, разумеется, не поддержали.
   С самых ранних лет Сесилия поняла, что ей придется заботиться не только о себе, но и о своем непутевом старшем брате, нынешнем графе Сэндсе. Так продолжалось до тех пор, пока ее невестка Джулия, войдя в их семью, не сняла с ее плеч этот груз – впрочем, не слишком обременительный. С подачи той же Джулии Сесилия обрядилась в свадебное платье и вскоре покинула родовое поместье.
   При воспоминании об этом Сесилия вздохнула, подошла поближе к зеркалу и села. Кажется, у правого глаза появилась морщинка… Так и есть! А вот и еще одна, слева. Ну что ж, по крайней мере, в ее жизни существует некая последовательность: морщинки располагаются парами.
   Сесилия взяла расческу, потом отшвырнула ее и задумчиво оглядела туалетный столик, заставленный разными склянками и пузырьками. Она никак не могла отделаться от пугающего ощущения, что жизнь ее кончилась, так и не успев начаться. С первой годовщины смерти мужа прошло уже шесть месяцев, а в ее двадцатичетырехлетней душе – все тот же глубокий траур. Но почему? Разве она любит его?
   Как мужа – нет.
   Скучает по нему?
   Да, пожалуй, не очень…
   Вдруг из гардеробной донесся пронзительный визг. Этта!
   Сесилия уронила лицо на руки. О Господи, что опять натворила эта неумеха?
   В этот момент из гардеробной показалась Этта. Держа перед собой шаль из изумрудно-зеленой шелковой тафты, она выглядывала в большую коричневую дырку в центре. Даже через отверстие Сесилия видела слезы, струившиеся по худому личику Этты.
   – Ох, леди Уолрафен! – вскричала горничная, трагически закатывая заплаканные глаза. – Посмотрите, что я наделала! Вам надо как следует меня высечь! Спустите с меня шкуру и отправьте обратно в королевскую армию. Буду зарабатывать на жизнь своим прежним ремеслом.
   Сесилия вымученно улыбнулась.
   – Ничего страшного, Этта. Я надену платье из голубого шелка.
   Но горничная, как обычно не унималась:
   – Я только на секундочку оставила утюг, и вот нате вам! – Она энергично встряхнула прожженную ткань. – Только взгляните, мэм! Я никудышная служанка. У меня не хватает мозгов, чтобы гладить такие тонкие вещи… – Этта опять закатила глаза и залилась слезами. – Вряд ли я хоть чему-нибудь смогу научиться!
   Услышав эти слова, Сесилия поднялась и выхватила шаль из рук своей горничной.
   – Прекрати, Этта! – приказала она, раздраженно топнув ногой. – Я не желаю слушать подобные речи, ясно? Из-за чего ты расстроилась – из-за какой-то шали? Господи, да у меня их целая дюжина! Хватит рыдать, встань прямо и расправь плечи. Кто в тебя поверит, если ты сама в себя не веришь?
   – Ну, хорошо. – Этта в последний раз драматически всхлипнула. – Сейчас принесу вам голубую. Но предупреждаю заранее: она далеко не так красива, как эта зеленая. А я хочу, чтобы вы отлично выглядели на званом вечере у миссис Роуленд. Черт возьми…
   – Не чертыхайся, – мягко заметила Сесилия.
   – Ладно, не буду, – согласилась Этта, ничуть не сбившись с мысли. – Я уверена, сэр Джайлз, как всегда, будет следить за каждым вашим движением.
   Не переставая болтать, Этта ринулась в гардеробную, швырнула в угол дырявую шаль и встряхнула висевшее на плечиках вечернее платье из голубого шелка.
   – Знаете, леди Уолрафен, мне иногда кажется, что ваш пасынок в вас немножко влюблен. Конечно, это не значит, что он будет за вами волочиться. Мужчина не всегда идет на поводу у своих… прихотей, если вы меня понимаете.
   – Кажется, понимаю, – несколько неуверенно пробормотала Сесилия, приложив ко лбу тыльную сторону ладони. О Боже! Этта работает у нее уже три недели и за это время ничуть не исправилась. – Джайлз заботится обо мне, вот и все. Давай лучше займемся моими волосами. Какую мы сделаем прическу? Этта пропустила ее вопрос мимо ушей.
   – А миссис Роуленд? – продолжала она, перебирая охапку батистового белья. – Экая бестия! Страшная, костлявая, брови домиком! Трудно представить, что ее муж – кузен милого мистера Амхерста!
   – Как и все мы, преподобный мистер Амхерст не выбирал себе родственников, – сухо отозвалась Сесилия. – А что касается Эдмунда и Энн Роуленд, то у них свои привычки. Если они настолько ограниченны, что превыше всего ценят высший свет, ради Бога! Но за глупость надо платить, и я с удовольствием вытрясу у них денежки для мистера Амхерста.
   Из гардеробной раздался заливистый смех Этты.
   – Еще неизвестно, кто из вас бестия, мэм! Ох, чует мое сердце, бедной миссис Роуленд скоро придется покупать новые матрасы для миссионерского дома нашего доброго священника! – Горничная, просунув голову в дверь гардеробной, сверкнула проказливой улыбкой. – Мистер Амхерст еще посмеется над старой грымзой! Ах, какая у него улыбка! Жаль, что такой красавчик – церковнослужитель, правда?
   Сесилия встала из-за туалетного столика и принялась рыться в своей шкатулке с драгоценностями, подыскивая что-нибудь подходящее к голубому шелковому платью.
   – Да, он очень симпатичный мужчина, – согласилась она с легкой усмешкой, выкладывая на ладонь тяжелое ожерелье из голубых топазов. – Но не обольщайся. Этта. Он глубоко набожен, хоть и не совсем традиционен. Его миссия в Восточном Лондоне приносит большую пользу.
   Этта кивнула, держа шпильки во рту.
   – Ага, – процедила она. – Многие райские птички хотят спастись от своих сутенеров, а этот добрый человек…
   Ее госпожа с грохотом уронила ожерелье.
   – Райские птички? – резко перебила она.
   – Проститутки, мэм, – перевела Этта, зажав зубами шпильки. – Вы уж меня простите. А что до пригожего мистера Амхерста, то я знаю кое-кого еще пригожей. Его друг – или друг его жены– лорд Делакорт. Вот это мужчина! Вы его когда-нибудь видели?
   – Этта! – одернула ее Сесилия, со смущением чувствуя, как к щекам приливает румянец. – Мне нет никакого дела до лорда Делакорта!
   – Ну да, конечно, – согласилась горничная, добродушно кивая. – Но он такой красавчик! Я рассказывала вам, мэм, про мою тетушку Мерси, хозяйку воровского притона на Рэтклифф-хайвей?
   – Да, – уныло вздохнула Сесилия. У Этты был целый легион родственников, и все они занимались незаконным промыслом.
   – Ну, так вот, – объявила Этта, – она знала одну девчонку из театра, довольно смазливую. Лорд Делакорт положил на нее глаз, понимаете? И обеспечил ей шикарную жизнь. Двое слуг, карета и маленькая дрессированная обезьянка в красной жилетке и с колокольчиками на шее. Эту обезьянку она брала с собой повсюду…
   – Послушай, Этта! – в пятый раз перебила ее Сесилия, с досадой повернувшись к горничной. – Мне вовсе не интересно слушать про дрессированную обезьянку!
   Меньше всего на свете Сесилия хотела думать о лорде Делакорте. Последние шесть лет она усердно гнала прочь все мысли об этом избалованном распутнике. Какое ей дело, что у него бесстыдно манящие, по-женски изящные губы, зеленые глаза, подернутые непроницаемой поволокой, словно океан в сумерках, и волосы… густые, темные и блестящие, как полированное красное дерево?
   Странно, но ее выводило из равновесия все в нем: низкий ироничный смех, отражение свечного пламени в его глазах, когда он кружил в танце по бальному залу. Не говоря уже о его аморальном поведении.
   Однако в узком кругу высшего общества Лондона у нее не было возможности от него спрятаться. К ее досаде, с годами Делакорт стал еще стройнее и мужественнее, а распутства в нем только прибавилось. Любовные похождения лорда были излюбленной темой великосветских сплетен. Когда он проходил по комнате, наименее сдержанные дамочки дружно вздыхали, изображая на лицах приторно-жеманные улыбки, раскрывали свои веера и часто-часто обмахивались, точно пытались разжечь огонь.
   Но приличным женщинам было недозволительно обращать внимание на такого мужчину. Все эти годы, что прошли с их встречи в Ньюмаркете, Сесилия старалась забыть Дэвида. Однако во сне ей часто грезилось, что его рука скользит по ее бедру, а жаркие губы целуют шею. Она просыпалась, пылая от стыда и вожделения. Делакорт пробудил в ней такие инстинкты, о существовании которых она даже не подозревала. Но все же Сесилия была неглупа и не столь уж неопытна, чтобы не разобраться, что было тому причиной.
   – Конечно, – вновь согласилась Этта, доставая из комода пару новых шелковых чулок. – Я опять отвлеклась от темы, да? Я только хотела сказать, что однажды видела его своими глазами, в Хеймаркете. Мы ездили туда с тетушкой Мерси. Господи, спаси и сохрани, какой же красивый мужчина! – Служанка воздела глаза к потолку. – Широкие плечи, упругий зад! Говорят, в постели лорд Делакорт – просто находка…
   – Этта! – прикрикнула на горничную Сесилия. – Хватит уже, в самом деле! Что за вульгарные речи? Я видела лорда Делакорта и его широкие плечи. Ничего особенного. Всего лишь смазливый развратник. Скажи-ка лучше, где сейчас подруга твоей тетушки?
   Горничная пожала плечами.
   – Не знаю, мэм.
   – Зато я знаю! – Ярость Сесилии внезапно прорвалась наружу. Она наверняка голодает в каком-нибудь работном доме, до срока постаревшая, изрытая оспой, тогда как его светлость со своим упругим задом нежится на Керзон-стрит, окруженный целой толпой вышколенных слуг.
   Улица в центральной части Лондона.
   Ровно в половине седьмого вышеупомянутый лорд Делакорт подъехал к роскошному кирпичному особняку своей сестры на Брук-стрит, как делал, по меньшей мере, четыре раза в неделю. Подняв трость с золотой рукояткой, он отбарабанил на двери свой обычный сигнал, и дверь, как всегда, немедленно распахнулась. На пороге возник Чарльз Дональдсон, дворецкий ее светлости.
   – Добрый вечер, Чарльз, – произнес виконт свое постоянное приветствие и, широко улыбаясь, скинул с широких плеч элегантное черное пальто. – Как дела?
   Дональдсон принял пальто Делакорта и ответил неизменно невозмутимым тоном:
   – Все в порядке, милорд. А у вас? Виконт постарался придать своему лицу беззаботное выражение.
   – Ах, Чарльз, – ответил он, – во всей Англии не сыщешь парня счастливее меня! А теперь скажи, где ее светлость? Впрочем, надо признаться, я совсем не уверен, что хочу ее видеть. – Он одарил дворецкого холодной улыбкой.
   Дональдсон понимающе кивнул. В последнее время их давний ритуал несколько изменился, причем не в лучшую сторону.
   – Она сегодня не в духе, милорд, – предупредил Дональдсон, – протирает ногами ковер в библиотеке.
   – Это плохой знак, – буркнул Делакорт. – А бренди там есть, Чарльз? – Вопрос был излишним: бренди в доме был всегда, и, как правило, его любимая марка – самый лучший, который только можно купить в Лондоне. Дональдсон строго следил за этим.
   – Да, милорд. Я поставил для вас бутылку на буфет. – Дворецкий украдкой оглядел коридор и нагнулся к Делакорту. – Разрешите вас предостеречь, милорд: она готовит очередной список. Боюсь, вам придется туго.
   – Гм! – Темные брови Делакорта сошлись на переносице. – Мамин лакей сегодня здесь? Дональдсон мрачно кивнул.
   – Привез новую записку.
   Делакорт угрюмо сжал челюсти.
   – Коварная женщина! – проворчал он. – А где Амхерст? Опять уехал спасать заблудших из пучины греха и порока?
   – Да, он останется в миссии до вечера. Вам придется разбираться с ней без него.
   Но, в конце концов, Делакорт разобрался только со своей жаждой. Прежде чем выслушать сестру, он осушил несколько рюмок бренди. Краем глаза, поглядывая на брата, леди Килдермор задумчиво шагала по роскошному турецкому ковру своей библиотеки, держа в руке карандаш и бумагу. Был ранний вечер, и на Брук-стрит громыхали колеса кебов. Дженет раздраженно покосилась на окно.
   Человеку, привыкшему к тихой сельской жизни, трудно было сосредоточиться в таком шуме, но ее мужа держала здесь неотложная работа. Впрочем, он поклялся, что скоро они вернутся в Элмвуд, а ему всегда можно было верить.
   Успокоенная этой мыслью, Дженет остановилась и покусала кончик карандаша.
   – Ну что ж, Дэвид, я думаю, эта тебе подойдет, – объявила она, поднеся бумагу ближе к свету. – Мисс Мэри Айерс. Молодая, благовоспитанная, с большим…
   Лорд Делакорт стукнул рюмкой об стол.
   – Прекрати, Дженет! – рявкнул он, со злостью отодвигая свое кресло назад. – Я не хочу жениться! Ни на мисс Мэри Айерс, ни на леди Кэролайн Керк. Вообще ни на ком, черт возьми! И хватит меня донимать!
   Дженет, в сердцах бросив на стол листок, обхватила живот и осторожно опустилась в кресло напротив.
   В животе толкался ребенок – ему явно не терпелось присоединиться к Арабелле, Давинии и малышке Фионе. Дженет смертельно устала сегодня, а теперь еще ее братец решил свести ее с ума.
   – Дэвид, дорогой, – начала она умоляющим тоном, – леди Делакорт шестьдесят семь лет, и она мечтает дожить до наследников! Если ты не можешь создать семью по любви, как я, тогда сделай это ради нее, ради сохранения титула.
   Дэвид допил оставшийся коньяк, потом оглядел огромный живот и усталое лицо сестры.
   – Судя по твоему теперешнему виду, в твоей жизни слишком много любви, дорогая, – сухо заметил он. – А на титул мне глубоко наплевать, и ты знаешь почему.
   Но Дженет не сдавалась:
   – Допустим, но как же Шарлотта? Кто-то же должен позаботиться о ней.
   – Шарлотту я обеспечу, – пылко сказал он, – и не за счет казны Делакортов, а своими собственными средствами. У меня есть кое-что за душой.
   Дженет досадливо поморщилась.
   – Да, конечно. Ты богат, как Крез. Но не деньги делают человека счастливым.
   Дэвид насмешливо взглянул на сестру.
   – Вот как? Значит, вы с мамой хотите меня осчастливить, составляя эти проклятые списки и навязывая мне разных мисс Мэри и леди Кэролайн? Я уже жалею, что познакомил вас друг с другом! Вы обе слишком любите совать свой нос в мои дела.
   Дженет сдвинула брови.
   – Леди Делакорт желает тебе добра. А Коул говорит, что мужчина не может полностью реализовать себя до тех пор, пока…
   – Нет! – вскричал Дэвид. – Не смей втягивать в это своего мужа, Дженет! Коула не интересуют мои дела, а меня не интересуют его. Мужчины, милочка, не лезут в чужую жизнь. И правильно делают.
   Дженет расхохоталась, запрокинув голову.
   – Ох, Дэвид! Ты такой умный и такой наивный! Неужели ты, в самом деле, думаешь, что мужчины не лезут в чужую жизнь?
   – Конечно, нет! У них есть занятия поважнее.
   Она опять расхохоталась.
   – Запомни, дорогой: женщины в своем лукавстве даже близко не сравнятся с мужчинами. Ведь мужчины считают себя самыми умными.
   – Зачастую именно так и бывает!
   – Иногда, – милостиво согласилась она. – Но я слишком хорошо знаю своего мужа, и, уверяю тебя, из нас двоих он самый хитрый.
   Дэвид обвел глазами ее стан.
   – Послушай, Дженет, когда ты сердишься, то говоришь очень странные вещи!
   Дженет довольно улыбнулась.
   – Тебе нужно завести детей, Дэвид. Каждый раз, когда кто-то из моих девочек садится к тебе на колени, в твоих всегда насмешливых зеленых глазах загорается теплый огонек. Так что не надо изображать передо мной бесчувственного прожигателя жизни. Меня не проведешь!
   Дэвид метнул на нее испепеляющий взгляд и потянулся к пузатому хрустальному графину, чтобы налить себе еще бренди.
   – Хватит меня мучить, дорогая! Лучше поговорим о чем-нибудь другом.
   – С удовольствием, – покорно согласилась Дженет.
   По спине Дэвида пробежал неприятный холодок. Если сестра так охотно сдалась, значит, она наверняка что-то задумала. Он рассеянно смахнул с брюк воображаемую пылинку.
   – Кстати, как девочки? Белла перестала изводить гувернантку?
   Взгляд Дженет рассеянно блуждал по комнате.
   – Да, почти.
   – Отлично! Знаешь, я хочу подарить Давинии на день рождения пони. Надеюсь, ты не возражаешь?
   – Нет-нет, нисколько. – Дженет слабо отмахнулась и сцепила руки на коленях.
   Дэвид вопросительно вскинул брови:
   – Что с тобой? Тебе нездоровится?
   – Не беспокойся, Дэвид, со мной все в порядке, – отозвалась она, нервно покручивая большими пальцами.
   – А как Коул и его «Дочери Назарета»? Он доволен работой миссии?
   – Да! Пожертвования растут.
   – А-а, капитал – это хорошо!
   Дженет заломила руки. Было видно, что она больше не выдержит.
   – Скажи, Дэвид, ты счастлив? Это все, что мне надо знать. Я желаю тебе настоящего счастья – такого, как у меня. Мне невыносимо думать, что ты печален и одинок.
   Делакорт презрительно усмехнулся, отодвинул бокал и вскочил с кресла.
   – Когда ты, наконец, угомонишься, Дженет? – спросил он, подходя к окну. Одной рукой пригладив свои густые темные волосы, он отдернул другой плотные шторы и уставился в холодную зимнюю ночь.
   – Ты уже бросил ту рыжую девицу, с которой я видела тебя на Бонд-стрит на прошлой неделе? – мягко спросила она.
   – Я скоро найду себе другую, – ответил он, обращаясь к оконному стеклу.
   – И снова с копной рыжих кудряшек?
   – Наверное, – согласился Дэвид. – Надеюсь, ты не думаешь, милая сестренка, что мне не хватает женского внимания?
   – Конечно, нет, – отозвалась Дженет. – Наоборот, женщин у тебя явный избыток. Она у тебя уже вторая в этом году. А ведь сейчас еще только февраль.
   – Ну и что? – резко спросил он.
   – В прошлом году их было восемь. Милый, ты меняешь любовниц каждые шесть недель.
   – Это не совсем точно, но я не понимаю, что тебя беспокоит, Дженет? Пока они на моем содержании, я забочусь об их удобствах, а когда наша связь кончается, обеспечиваю их деньгами. – Губы его скривились в горькой усмешке. – До сих пор все были довольны.
   – А ты, милый? – вкрадчиво спросила она. – Ты-то сам удовлетворен такими отношениями? Пытаясь завоевать весь мир, не теряешь ли ты частицу своей души?
   Дженет встала с кресла и подошла к окну. От стекла веяло холодом. Поежившись, она придвинулась ближе к Дэвиду, словно пытаясь согреться его теплом. Внизу, в тусклом свете уличного фонаря, стелился серебристый туман, создавая на булыжной мостовой Мейфэра ледяной матовый отблеск и окутывая улицу холодной загадочной пеленой. Эта картина напомнила воображению Дженет сердце ее брата, и ей захотелось плакать.
   Она ласково положила руку Дэвиду на плечо, чувствуя, как он расстроен. Дэвид в ответ повернулся к сестре, и лицо его вдруг стало трогательно-растерянным. На мгновение Дженет испугалась, что брат сейчас на нее накричит, но он медленно раскрыл объятия и прижал ее к груди.
   – Ах, Дженет! – выдохнул он в ее волосы. – Ведь у нас нет друг от друга никаких секретов?
   – Конечно, нет, – согласилась она. И в самом деле, несмотря на то, что общим у них был лишь один непутевый папаша, между ними существовала душевная близость, редкая даже для родных братьев и сестер.
   Они с Дэвидом были очень похожи – оба гордые, непреклонные и потому часто страдающие от одиночества. До появления в жизни Дженет Коула она и Дэвид не разлучались. Конечно, тогда у нее был муж, но первый брак оказался не слишком удачным. А у Дэвида оставались мать – вдова – и старшая сестра Шарлотта – сестра по духу, но не по крови.
   Зато Дженет – и то и другое. Дэвид родился вне брака в результате надругательства над молодой женщиной. Это была позорная семейная тайна, самый тяжкий грех отца Дженет.
   Дженет содрогнулась в объятиях брата. Разумеется, Дэвид часто думал о своем происхождении, но тщательно это скрывал. Его мать была из хорошей, но бедной семьи и служила у покойного лорда Делакорта гувернанткой, занимаясь воспитанием юной Шарлотты. Граф Килдермор, игрок и развратник, овладел ею в загородном доме Делакорта во время шумной вечеринки, когда она спускалась по черной лестнице в кухню, чтобы выпить перед сном чашку молока.
   Дженет была тогда совсем малышкой и спокойно жила с мамой в замке Килдермор. Ошеломленный произошедшим, лорд Делакорт скрыл от всех страшную правду, но, когда стало ясно, что несчастная гувернантка беременна, в благородном порыве женился на ней, дабы дать ребенку имя.
   Возможно, он рассчитывал таким образом загладить свою вину за то, что водил дружбу с негодяем Килдермором и принимал его в своем доме, где жила невинная девушка.
   Коул, разумеется, обо всем этом знал. А когда старшим сыновьям Дженет исполнилось четырнадцать, Дэвид и Дженет рассказали им эту историю. Но знать и понимать – разные вещи. Дженет очень жалела, что Дэвиду стала известна правда: на смертном одре их отец поведал обо всем случившемся много лет назад. Она, не задумываясь, отказалась бы от дружбы со сводным братом, только бы вложить слова умирающего обратно в его уста!
   Видимо, лорд искренне верил, что Господь Бог простит его, если он раскроет душу перед своим единственным сыном. Но поступок Килдермора принес облегчение лишь ему одному. Он отошел в мир иной, очистив свою совесть от греха, а Дэвиду предстояло жить, сознавая, что в его жилах течет позорная кровь бесчестного шотландца, а отнюдь не благородная нормандская кровь человека, который его воспитал.
   Но жизнь, как правило, несправедлива, и не стоит тратить время, жалея о былом. Дженет резко высвободилась из объятий брата.
   – Бывали ли у тебя минуты, Дэвид, когда ты ощущал себя счастливым? Что для этого нужно, ты можешь мне сказать?
   Он прижался к спине сестры грудью и опустил подбородок на ее макушку. Ему было страшно взглянуть ей в глаза.
   – Ах, Дженет, – произнес он тихо, с отчаянием, – если бы я это знал!
   В библиотеке стало тихо. Дэвид слышал только ритмичное дыхание Дженет, а та стояла не шевелясь, грустно размышляя о судьбе брата.
   Ну, зачем она его терзает? Ведь ей хорошо известно, почему он не хочет жениться. Его поместья, титулы и даже сама его кровь – все это чужое. Он не Делакорт! Он никто. Не благородный, не титулованный и никем не уважаемый. Впрочем, последнее – его собственная вина.
   И все же, как он объяснит столь позорную родословную своей будущей жене? А вдруг после этого она откажется выйти за него замуж? Или разгласит его тайну? Но еще хуже жениться, скрывая от избранницы правду своего происхождения.
   Однажды он уже вляпался в историю – в результате досадного недоразумения его чуть не заставили идти под венец. Но и сам он поступил нехорошо, предложив девушке руку и сердце, скрыв от нее свою биографию. Ведь если бы она вышла за него замуж, ее дети унаследовали бы его кровь.
   В конце концов, Дэвид с той девушкой расстался, несмотря на искреннее желание загладить свою вину. Оба они стали жертвами дурной шутки, и Сесилия вовсе не хотела выйти за него замуж. Уолли Уолдрон получил от Дэвида таких тумаков, что еле остался жив. Несмотря на все обстоятельства их знакомства, Дэвид продолжал добиваться расположения Сесилии, но все его усилия были тщетны: девица оказалась злопамятнее и непреклоннее, чем он надеялся. В ответ на предложение руки и сердца она оскорбила Дэвида и выставила его на всеобщее осмеяние.
   Хорошо хоть, что он избежал тюрьмы… и впредь стал осторожнее.
   Брату уже исполнилось тридцать два года. Он и сам прекрасно понимал, что в его жизни не хватает очень многого, а с тех пор, как Дженет вторично вышла замуж, он и вовсе словно потерял почву под ногами.
   Уединившись в загородной усадьбе с любимым мужем, Дженет, наконец, обрела подлинное счастье и создала замечательную семью, однако Дэвид лишился в ее лице самого верного друга, морального компаса и единственного человека, который был ему действительно небезразличен. В напрасной попытке избавиться от гнетущего одиночества и тоски он прибегал к всевозможным – не всегда благопристойным – увеселениям.
   Дэвид всегда прислушивался к словам Дженет. Вот и сейчас он сознавал, что она права: ему действительно пора остепениться – нельзя же всю жизнь порхать по чужим гостиным… и менее приличным местам. Есть риск потерять великосветский лоск в бесконечных загулах и в результате стать никому не интересным.
   Между тем он не видел впереди никакого просвета, как будто какие-то таинственные, непостижимые силы воздвигли перед его носом невидимую стену. К кому обратиться за советом? Только не к Дженет: она и так уже незаслуженно корила себя за ту неразбериху, что творилась в его судьбе.
   И не к матери. Если она узнает всю глубину его несчастья, это может стать для нее ударом, от которого ей будет трудно оправиться. Может, к Коулу? Но в минуты откровенности с самим собой Дэвид понимал, что отчаянно завидует зятю.
   Завидует его спокойной уверенности и сдержанности. Тем не менее, Дэвиду часто хотелось поговорить с Коулом – не о бегах, не о гончих собаках и не о погоде, но проклятая гордость сковывала его уста.
   Мысленно вздохнув, он слегка отодвинулся от сестры. Какой толк предаваться печальным размышлениям?
   В этот момент дверь распахнулась, и вошла няня. Вслед за ней в комнату хлынула стайка маленьких девчушек, окружив ноги Дэвида пеной белых ночных сорочек.
   – Дэвид, Дэвид! – шестилетняя Арабелла, обхватив его бедро, подняла кверху хорошенькое личико. – А мне выдлали дуб! – объявила она, тыча пальцем в щербатый рот. – Дашь мне за это гинею?
   Арабелла была точной копией Дженет – те же длинные черные локоны, те же лучистые глаза.
   – О Боже, какая же ты жадина, крошка-шотландка! – воскликнул Дэвид, подхватив ее на руки и подняв высоко в воздух. Не успел он поставить Арабеллу на пол, как по его ноге уже стала карабкаться Давиния. Эта девочка походила на отца: пышная копна русых волос, блестящие золотисто-карие глаза. Дэвид повалился в ближайшее кресло, увлекая за собой обеих племянниц.
   – Белла плакала, когда ей выдирали зуб, – прощебетала четырехлетняя Давиния, забираясь ему на колено.
   – И вовсе я не плакала! – возмутилась Арабелла, сердито взглянув на сестренку.
   – Плакала, плакала! – не унималась Давиния. Она обворожительно улыбнулась Дэвиду и приблизила губки к его уху. – Ты привез мне пони?
   Крошка Фиона осталась одна посреди комнаты. Досадуя на то, что все ее бросили, она плюхнулась на попку и громко заревела.
   – Давиния! – укоризненно остановила дочку Дженет, нагнувшись, чтобы поднять Фиону. – Хватит сочинять! И не вымогай подарки у крестного!
   – Тихо! – прошептал Дэвид Давинии. – Чуть-чуть помолчи. Давайте-ка все вместе сядем на диван. Мама хочет рассказать вам на ночь очередную сказку.
   – Правда? – ехидно спросила Дженет, подбрасывая Фиону на коленях. – И какую же сказку я хочу рассказать?
   Дэвид обнял одной рукой Давинию, другой – Арабеллу.
   – Как, неужели ты забыла, милая? Про одну чересчур любопытную маленькую девочку, которая все время совала свой нос в чужие дела, и ей его, в конце концов, оторвали.
   – О! – обрадовалась Арабелла. – Это, наверное, очень интересная сказка!
   Экипаж лорда Уолрафена подкатил к Портленд-плейс и резко свернул в Парк-Кресент – ровно за две минуты до назначенного часа. Сесилия, стоя в вестибюле, смотрела, как по лесенке спускается лакей Джайлза. Волосы ее были безупречно уложены, голубое шелковое платье тщательно отутюжено.
   Когда Джайлз вышел из кареты, сердце графини Уолрафен окончательно упало. Втайне она надеялась, что сегодня вечером он не сможет поехать вместе с ней на вечер к Роулендам. В конце концов, она вдова и не нуждается в провожатых! К Джайлзу она питала искреннюю симпатию: за маской холодного светского лоска скрывалось, в сущности, доброе сердце. Он приложил немало усилий, заботясь о ее благополучии. Уолрафен был из тех мужчин, с которыми женщине спокойно и надежно. Но почему в его присутствии у Сесилии иногда возникало чувство неловкости?
   Тем временем Джайлз уже поднимался на крыльцо. Выглядел он великолепно: свободный черный плащ модного покроя, густые черные локоны, еще влажные после ванны, строгий, но элегантный вечерний костюм. Сесилия вздохнула. По крайней мере, Джайлз охотно помогал ей в благотворительной работе… хоть и поругивал ее за то, что она ездит в Ист-Энд. Сегодня вечером по пути к Роулендам им надо будет многое обсудить.
   Дворецкий распахнул перед ним двери. Войдя в дом, Джайлз проворно нагнулся и поцеловал Сесилию в щечку.
   – Вы отлично выглядите, дорогая! – Сверкнув дежурной улыбкой, он украдкой оглядел ее с головы до ног. – На сегодняшнем вечере моя мачеха без труда затмит всех остальных дам!
   Они вышли на февральский холод и покатили к Риджент-стрит, а оттуда – в Мейфэр. Роуленды жили неподалеку от них, но это обстоятельство скорее приводило Сесилию в уныние. Приехав в гости, она поздоровалась с немногочисленными знакомыми, которые были также приглашены к Роулендам, после чего откровенно заскучала.
   Битый час она переходила от группы гостей, ей неприятных, к группе гостей незнакомых. В зале было душно, еда имела привкус древесных опилок, и Сесилии очень хотелось домой. Но она не могла уехать, не получив от Роулендов благотворительный взнос. Не напрасно же Этта прожгла утюгом ее шаль!
   Но вот уже битый час Эдмунд Роуленд был полностью поглощен беседой с каким-то высоким лысеющим джентльменом, тяжело опирающимся на резную трость, инкрустированную серебром. Они стояли неподалеку от широкой арки, выходящей в главный коридор, и не обращали на гостей никакого внимания. Хозяйки дома, Энн Роуленд, в гостиной тоже не было. Сесилия, незаметно пробравшись сквозь толпу, скользнула в тень, стремясь хоть ненадолго уединиться.
   Немного задержавшись на пороге, она через плечо Эдмунда увидела у парадной двери двух сонных лакеев, ожидающих новых гостей. С другой стороны была лестница в дамскую комнату отдыха. Сесилия, поспешно подхватив юбки, устремилась туда, но, пробегая мимо стоявшего у стены высокого бюро красного дерева, чуть не наступила на алую шелковую ленту, валяющуюся в темном углу, – видимо, кто-то обронил шарфик.
   Она быстро нагнулась, чтобы его поднять, но ткань с тихим шелестом ускользнула из ее пальцев.
   – Добрый вечер, леди Уолрафен, – послышался из-за секретера любезный женский голос.
   От неожиданности Сесилия вздрогнула.
   Весело улыбаясь, Энн Роуленд вышла на свет, свободной рукой подтягивая шарфик с пола.
   – Простите, я не хотела вас напугать, – ласково прощебетала она, с усмешкой глядя на Сесилию. – Мне очень приятно, что вы посетили нашу скромную вечеринку.
   Сесилия постаралась побыстрее взять себя в руки.
   – Мне тоже очень приятно, миссис Роуленд, – находчиво солгала она. – Я вижу, у нас с вами много общих знакомых.
   – Разумеется, – отозвалась Энн, – поэтому нам стоит сойтись поближе, миледи. Не хотите ли прогуляться, подышать свежим воздухом?
   Но в этот момент Эдмунд Роуленд оглянулся и в упор посмотрел на свою жену.
   – Прошу прощения, – наконец сказала она, быстро прикрыв глаза ресницами. – Я вынуждена взять свое предложение обратно. Кажется, меня ждут в другом месте.
   Сесилия вдруг смутилась. Неужели Энн Роуленд подслушивала разговор своего мужа? Но зачем? По ее мнению, он вел себя совершенно безобидно.
   Однако Эдмунд, похоже, не слишком удивился, увидев здесь Энн. На Сесилию он даже не взглянул, но это и понятно: она стояла в тени, скрытая мебелью. Вероятно, хозяин дома даже не знал, с кем разговаривает его жена. Между тем это вряд ли имело для него значение, ибо он молча отвернулся и зашагал вместе со своим собеседником к парадной двери, а пышные красные юбки миссис Роуленд тем временем уже прошуршали по вестибюлю и скрылись за углом.
   Сесилия поспешно взбежала по лестнице, но дамская комната отдыха оказалась переполнена. Задержавшись перед зеркалом, она изобразила на лице холодную полуулыбку, которую отработала за время выходов в свет, после чего спустилась обратно, на первый этаж, и вернулась в шумную гостиную. Пора либо действовать, либо незаметно исчезать.
   Но тут на глаза ей попался Эдмунд. Его пожилой приятель ушел, и хозяин дома направлялся прямо к ней с другого конца комнаты. Отлично! Именно этого она и ждала.
   Проходивший мимо официант слегка задел ее плечом. В порыве безотчетной досады Сесилия схватила с подноса бокал шампанского и жадно отпила большой глоток. Это был уже третий ее бокал, и явно не лишний. Мужчины, подобные Эдмунду Роуленду, выводили ее из себя, но, слава Богу, она умела от них отделываться.
   Четыре года назад Сесилия впервые появилась в свете и с тех пор частенько ловила обращенные к ней плотоядно оценивающие взоры Эдмунда. Когда она вышла замуж, он обнаглел еще больше. Роуленд считал себя неотразимым красавцем, она же видела в нем просто напыщенного, расфранченного болвана, к тому же обладавшего, если верить слухам, весьма дурными привычками.
   Недавно, после смерти отца жены, Эдмунд вступил во владение скромным (по понятиям общества) наследством и чудесным домом в Мейфэре, что избавило его от вечных судебных тяжб по поводу неплатежеспособности. Теперь, когда ее строгий папаша почил в бозе, жена Эдмунда Энн с головой окунулась в водоворот светских развлечений. Самой заветной ее мечтой был список гостей, пестрящий старинными титулами богатых соседей. В число последних входила и Сесилия.
   Эдмунд галантно поклонился и прикоснулся губами к ее перчатке.
   – Какая великая честь для нас, леди Уолрафен! – пропел он елейным голосом. – Миссис Роуленд и я счастливы, видеть вас в нашем доме.
   Сесилия через силу улыбнулась, готовясь к тактическому маневру.
   – Вот как? – отозвалась она, неспешно отпивая еще глоточек шампанского. – А со стороны ваша жена производит впечатление весьма сдержанной особы.
   Эдмунд, скривив тонкие губы, вежливо подал ей руку.
   – Давайте пройдемся по комнате, мэм, – предложил он. – Весь Лондон радуется, что вы наконец-то сняли траур и можете снова одарить нас своим приятным обществом.
   В этот момент мимо них опять прошел один из официантов, и Роуленд тоже взял себе бокал.
   – Скажите мне, милая затворница, как вы проводите время? Ведь вы так одиноки!
   В этих словах прозвучал прозрачный! намек. Сесилия забросила удочку:
   – Как мило с вашей стороны, мистер Роуленд, что вы думаете о нас, скорбящих вдовах! – прощебетала она, взглянув на него из-под опущенных ресниц. – Но, боюсь, вам будет неинтересно слушать про мои повседневные дела. Не говоря уж о том, чтобы оказать мне помощь.
   Эдмунд Роуленд, резко остановившись, одарил ее широкой плотоядной улыбкой.
   – Вы ошибаетесь, мэм. Я крайне заинтересован всем, что касается вас, и всегда мечтал помочь вам в каком-нибудь деле.
   Сесилия томно взглянула на своего собеседника поверх хрустального бокала.
   – О, Боже, – прошептала она, не сводя глаз с Эдмунда, – как я рада это слышать! Знаете, обычно мужчины только делают вид, что их интересуют личные проблемы несчастных вдов.
   – Неужели? – Эдмунд многозначительно опустил взгляд.
   – Представьте себе, да, – вздохнула Сесилия, которая решила слегка подразнить желанную добычу, поводив у него перед носом наживкой. – Они не способны доставить женщине удовольствие. Так обидно, когда мужчина не выполняет своих обещаний!
   Глаза Эдмунда загорелись. Он подвел Сесилию к кадке с пальмой, стоявшей в углу комнаты.
   – О, надо совсем не иметь чести, чтобы огорчить такую обаятельную женщину, как вы, леди Уолрафен! – отозвался он.
   Прекрасно, наживка проглочена!
   – Обаятельную?
   – Конечно, – сказал Роуленд, придвигаясь ближе. – Что касается меня, то я всецело в вашем распоряжении. Клянусь, что оправдаю ваше доверие!
   – Правда? – тихо восхитилась она, мысленно подсекая воображаемую рыбку.
   – Ну конечно! Когда мы останемся наедине, вам стоит только намекнуть, чего именно вы хотите, и я приложу все усилия, чтобы выполнить ваше желание.
   – Замечательно! – подхватила Сесилия, чокнувшись с ним шампанским. – Уединяться вовсе не обязательно, но вы меня успокоили, сэр! Немного неловко в этом признаваться, но я пришла сюда в надежде привлечь ваше внимание.
   – Да что вы? – Эдмунд был явно польщен. Он заглянул ей в глаза и вроде бы слегка поперхнулся. – А я и не знал…
   Кажется, у этого скользкого лощеного типа и впрямь запершило в горле. Заглотнул наживку? Как легко она его подловила! И только сейчас у него зародились первые сомнения…
   Сесилия залпом допила остатки шампанского, лучезарно улыбнулась и игриво похлопала его по руке.
   – Ох, мистер Роуленд! – воодушевлено воскликнула она. – Я поняла, что на вас можно рассчитывать, как только узнала, что преподобный мистер Амхерст – ваш кузен!
   При этих словах румянец сошел со щек Эдмунда.
   – Мой кузен, говорите? – Он нервно усмехнулся. – Надо будет сказать спасибо дорогому Коулу.
   – Мы все должны сказать ему спасибо. – Сесилия, воздев глаза к небу, напустила на себя благочестивый вид. Правда, у нее мелькнула мысль, что, пожалуй, это был уже перебор, но останавливаться и менять тактику не следовало: момент наступил решающий. – А я, мистер Роуленд, благодарна ему вдвойне, – продолжила она, стараясь, все же не переигрывать. – Даже не знаю, как я пережила бы смерть дорогого Уолрафена, если бы не моя работа в миссии мистера Амхерста.
   – В м-миссии?
   – Ну да. – Сесилия одарила его еще одной обворожительной улыбкой и в последний раз дернула удочку. – Итак, что конкретно вы хотите для меня сделать, мистер Роуленд? Не стесняйтесь! Я должна знать ваши возможности.
   – Мои возможности? – взгляд Эдмунда заметался по комнате, словно ища открытую дверь или хотя бы щелочку в полу, куда можно было бы провалиться. Он громко закашлялся.
   Сесилия тронула его за рукав.
   – Что с вами, мой дорогой мистер Роуленд? Горло заболело? Берегите себя. На дворе февраль: чуть простудишься – и ангина обеспечена. Эдмунд снова кашлянул.
   – Нет, – проскрипел он в ответ, – с горлом все в порядке.
   – Правда? Вот и хорошо. Тогда продолжим. – Сесилия медленно тянула на себя удочку с бьющейся рыбкой. – Вы такой занятой человек, поэтому, я думаю, будет лучше, если вы пожертвуете один раз крупную сумму наличными. А, кроме того, нам всегда нужны волонтеры – если, конечно, вы согласны ездить в трущобы Ист-Энда. По правде, говоря, там не так уж сильно воняет.
   – В т-трущобы Ист-Энда?
   Сесилия перешла на заговорщицкий шепот:
   – Да. Знаете ли, некоторым людям на это просто наплевать. Одно дело – желание помочь самым нижним слоям общества, и совсем другое – реальная деятельность во имя братской любви и христианской морали. Вы согласны?
   Эдмунд стал совсем бледным.
   – Братской любви?
   – Вот именно! – Сесилия энергично кивнула, изучая лицо жертвы. Нет, он не простодушная плотвичка, скорее угорь – верткий и противный. – Не далее как на прошлой неделе я была на таком же званом вечере, в доме близкого друга герцога Йоркского. Впрочем, не буду называть имен. Так вот, этот джентльмен очень похож на вас.
   – На меня?
   – Он так же, как и вы, занимает видное место в высшем обществе и, от души, желая помочь нашему делу, дал мне банковский чек на пять тысяч фунтов. А вы готовы последовать его примеру? Только не надо смущаться!
   Выловленная рыба уже лежала у ног Сесилии, шевеля плавниками и в отчаянии разевая рот.
   Вдруг кто-то легко тронул ее за руку. Это Джайлз. Он принес дубинку, чтобы добить пойманную добычу. Дубинка была в образе тучной матроны с фиолетовым тюрбаном на седых напудренных волосах, которая висела на его руке, сопя и кряхтя. Какая удача!
   – Смотрите, – вскричала Сесилия, – вот и Джайлз! А с ним – милейшая леди Уильям! Джайлз, дорогой, ты ни за что не догадаешься: мистер Роуленд желает внести пожертвование в нашу миссию! Он жертвует… – Сесилия вопросительно вскинула бровь и нежно взглянула на Эдмунда.
   Тот затравленно смотрел на заплывшую жиром матрону. Леди Уильям Хиз была известной на всю округу сплетницей.
   – П-пять тысяч фунтов, – наконец произнес он с запинкой, снова прочистив горло.
   Брови Джайлза от удивления поползли вверх.
   – Боже правый!
   – Вот это да! – одобрительно вскричала леди Уильям Хиз.
   – Потрясающе! – нежным голоском пропела Сесилия, благоговейно прижимая к груди руки. – Вы так добры, сэр! Ваша щедрость поистине не знает границ. На сегодняшний день это наш самый крупный благотворительный взнос.
   Рыба еще раз дернулась и судорожно открыла рот.
   – А к-как же герцог Йоркский? – с запинкой спросил Эдмунд. – Вы же сами сказали… что его друг… пожертвовал пять тысяч фунтов…
   Сесилия сделала невинные глазки.
   – О Господи! Я, наверное, оговорилась, простите! Тот джентльмен внес пятьсот фунтов. Разумеется, если я вас запутала… вы можете передумать…
   Леди Уильям, подняв лорнет, вперила в Эдмунда строгий взгляд. При этом она подалась вперед, и корсет ее угрожающе заскрипел, а огромный фиолетовый тюрбан вклинился в самый центр компании. Лучше и не придумаешь!
   Эдмунд возмущенно нахмурился.
   – За кого вы меня принимаете? – надменно спросил он. – Я всегда верен своему слову!
   Джайлз проводил удалявшегося Эдмунда Роуленда сочувственным взглядом, а леди Уильям, воспользовавшись паузой, отвернулась, чтобы ухватить с подноса очередную порцию печеночного паштета.
   – Послушай, Сесилия, – неодобрительно прошептал Джайлз, – я больше не желаю принимать участие в твоих авантюрах. В отличие от тебя это не кажется мне христианским долгом. Черт возьми, я сам выпишу тебе чек на приличную сумму, и хватит с меня! Сесилия нежно улыбнулась.
   – Но, Джайлз, это же так забавно! Я очень благодарна тебе: ты подоспел как раз вовремя. А леди Уильям! Эта женщина – просто гений.
   – Простите? – леди Уильям повернулась к ним, все еще жуя. – Я не ослышалась – вы назвали мое имя?
   Лицо Сесилии вновь озарилось очаровательной улыбкой.
   – Ну да, мэм. Я сказала Джайлзу, что давно не имела удовольствия вас видеть. Непременно приходите к нам на чай в Парк-Кресент. По правде сказать, мне странно…
   Но леди Уильям решительным жестом вскинула свободную руку, проглатывая остатки паштета.
   – Нет-нет, моя милочка! Вы не заманите меня своими красивыми голубыми глазками! – Она задумчиво помолчала. – Хотя, признаюсь, я восхищена тем, как вы обработали Роуленда. Насколько мне известно, этот человек, мягко говоря, вовсе не склонен к благотворительности.
   Но Сесилию было не так просто обвести вокруг пальца.
   – О, леди Уильям! Почему же вы не поддерживаете преподобного мистера Амхерста? Ведь он так усердно спасает души невинных женщин, скомпрометированных мужчинами! И как правило, мужчинами богатыми, с хорошим положением в обществе.
   Леди Уильям сардонически усмехнулась. Фиолетовый тюрбан при этом слегка покачнулся.
   – Моя милая, наивная леди Уолрафен! Приличные женщины могут быть скомпрометированы только в том случае, если у них отсутствуют моральные принципы. Это известно всем!
   «Вот она, христианская мораль!» – подумала Сесилия. В душе ее удушливой волной всколыхнулось неприятное воспоминание.
   – Всем? – спросила она с вызовом и так сильно стиснула в кулаке пустой бокал, что чуть не надломила ножку. – И кто же из нас имеет право назначать сих всеведущих судей, леди Уильям? Я имела возможность убедиться, что приличных женщин очень часто обманывают, поэтому…
   – Сесилия, дорогая! – решительно вмешался в разговор Джайлз, взяв инициативу в свои руки. – Прости мне мою забывчивость. Четверть часа назад я распорядился, чтобы подали мою карету. У тебя усталый вид. Надеюсь, ты не станешь возражать, если я отвезу тебя домой?
   Часы пробили одиннадцать. Сесилия оглядела комнату. Джайлз прав: леди Уильям слишком узколоба, чтобы можно было убедить ее хоть в чем-либо, да и в самом деле пора возвращаться. Некоторые гости уже разъехались, что было нетипично даже для лондонского межсезонья.
   Вымученно улыбнувшись, Сесилия посмотрела на пасынка и, поднявшись, взяла его под руку.
   – Как ты внимателен, Джайлз! Я и впрямь совершенно измотана. Поехали!


   Глава 2
   В которой Делакорт становится жертвой карточного шулерства

   Преподобный мистер Амхерст приехал домой усталый и расстроенный. Целый день он мотался по унылым трущобам, совсем недолго побыл наедине с любимой женой и дочками, а потом его позвали на первый этаж, где он вместе с пасынками изображал радушного хозяина перед своим непутевым шурином.
   Но и одной минуты наедине с Дженет хватило, чтобы возродить самые худшие его опасения.
   Она опять начала волноваться за Делакорта – и это сейчас, когда ей совсем не стоило выходить из равновесия! Коулу хотелось отругать жену, напомнив ей, что ребенок, которого она носит под сердцем, – вот их самая главная забота на сегодняшний день, но он поборол в себе это желание, поскольку тоже сильно тревожился за Дэвида.
   По мнению Амхерста, Делакорт слишком долго вел беспутную жизнь. В свете его считали одним из самых высокомерных, сумасбродных и праздных джентльменов во всем Лондоне, но Коула беспокоило совсем другое: несмотря на внешний респектабельный вид, Делакорт был глубоко несчастным человеком. И хотя преподобный мистер Амхерст имел обширный опыт врачевания страдающих душ, он не знал, как ему помочь.
   Если человек наслаждается праздной, греховной жизнью, то священнику обычно нетрудно воззвать к его совести – только самый отпетый негодяй не чувствует вины за свои проступки. Но когда человек, не находя ни в чем смысла, мечется, меняя развлечения, но не получает никакого удовольствия, – тут случай тяжелый. Делакорт относился именно ко второму типу скучающих бездельников.
   Несколько лет назад Коул вдруг поверил, что Дэвид наконец-то нашел свое счастье, прилетевшее к нему на крыльях ужасного недоразумения.
   Сесилия Маркем-Сэндс показалась мистеру Амхерсту именно той женщиной, которая сможет излечить заносчивого виконта от тоски. В тот день, когда была объявлена ложная помолвка лорда Делакорта с леди Сесилией, Дэвид на глазах Коула беспокойно вышагивал по коридору Элмвуда, точно молодой папаша в ожидании рождения ребенка. Делакорт даже пытался ускорить свадьбу, а потом, когда леди Сесилия отказалась его видеть, он поехал в Букингемшир побеседовать с ее дядей и братом, надеясь, что они уговорят свою строптивую родственницу принять его предложение.
   Но леди Сесилию, казалось, его внимание только оскорбляло.
   Всем своим знакомым Делакорт объяснял, что выполняет свой долг джентльмена. Леди Сесилия еще слишком молода и не знает, что для нее лучше. Однако даже случайному свидетелю разговора об этом браке было ясно, что причина небывалой настойчивости виконта кроется вовсе не в стремлении соблюсти светские правила, а в том, что он по-настоящему влюблен.
   Лорд Делакорт всегда презирал условности и с удовольствием этим бравировал, но судьба подшутила над ним – Сесилия Маркем-Сэндс оказалась его первой и последней любовью, которая, увы, не принесла ему счастья.
   Расторгнув фальшивую помолвку, леди Сесилия лишь через два года начала выезжать в свет. Дженет полагала, что ее запоздалый дебют в лондонском обществе связан скорее с внезапной женитьбой Харри Маркем-Сэндса, чем с желанием выйти замуж.
   К этому времени симпатичная девушка превратилась в необычайно красивую женщину, само воплощение сдержанности и изящества. Несмотря на историю с Дэвидом, за Сесилией ухаживали немало молодых распутников и степенных женихов. Юный ловелас Джайлз Лоример пал первой ее жертвой, а вскоре примеру Джайлза последовал его овдовевший отец. В промежутке между ними Сесилия также нисколько не скучала.
   Ухажеры леди Сесилии создавали Делакорту серьезную конкуренцию, тем более что из них только он один считался убежденным грешником. Тем не менее, Дэвид старался как мог вновь привлечь ее внимание, расценивая ее появление в свете как раскаяние.
   Но он ошибался.
   В конце сезона она тихо, без лишней шумихи вышла замуж за отца Джайлза Лоримера, лорда Уолрафена, который был вдвое старше ее и вдвое беднее Дела-корта. Поступок удивил всех, ибо в обществе думали, что Сесилия предпочтет богатого жениха.
   На этот раз Делакорту удалось скрыть свое разочарование с большим успехом. Он и раньше был беспутным малым, а теперь и вовсе пустился во все тяжкие.
   Насколько знали Коул и Дженет, Делакорт не разговаривал с леди Уолрафен на протяжении всей ее супружеской жизни. Однажды на званом вечере они видели, как он обошел по кругу всех приглашенных, что было чудовищным нарушением этикета, только чтобы не здороваться с Сесилией. Присутствующие тоже это заметили, но у каждого хватило ума и такта не посмеяться над несчастным виконтом в открытую.
   Лорд Уолрафен умер через три года после свадьбы. Делакорт отказался даже отправить письмо с соболезнованиями. Казалось, он вообще не понимал, что с ним происходит, и оттого не ведал, как ему жить дальше.
   А что же все-таки происходило?
   Любил ли Делакорт Сесилию Маркем-Сэндс? Даже Коул не мог ответить на этот вопрос. Но похоже, причины его наваждения были более глубокими. Дэвид мучился угрызениями совести, причем так сильно, что Коул только диву давался.
   Да, Делакорт чуть не взял Сесилию силой – поступок отвратительный и достойный всяческого порицания. Разумеется, он чувствовал себя виноватым, но Сесилия холодно отвергла все его попытки загладить свою вину. Впрочем, она вела себя так, скорее, из осторожности, чем, руководствуясь желанием отомстить. По мнению Коула, более безжалостного наказания для своего ближнего придумать было трудно.
   Послужит ли это Дэвиду хорошим уроком? Коул с сомнением покачал головой и начал одеваться к ужину.
   Но, несмотря на усталость и веселую болтовню Дженет, Амхерст даже за столом не переставал ломать голову над неприятностями шурина. Потом Дэвиду и старшему пасынку Коула, лорду Мерсеру, принесли портвейн, и вся семья перебралась в гостиную, но и там Коул продолжал размышлять, как помочь Дэвиду вновь обрести душевное равновесие.
   Большие стенные часы в соседнем кабинете пробили одиннадцать. Дженет, подавив зевок, тут же встала, держась одной рукой за поясницу.
   – Простите, джентльмены, но я пойду спать, иначе, по меньшей мере, двоим из вас придется нести меня до постели.
   Коул нежно взглянул на жену.
   – Мы бы с удовольствием тебя отнесли, милая, – ласково сказал он и обратился к младшему пасынку, лорду Роберту Роуленду: – Робин, подай маме руку и проводи ее наверх, пожалуйста.
   Лорд Роберт мигом вскочил и кинулся выполнять поручение отчима.
   Дэвид проследил глазами за Дженет. Как только она и Роберт исчезли за дверью, он обернулся к зятю.
   – Послушай, Амхерст! – начал он с упреком. – Это уже четвертая ее беременность за восемь лет! Как видно, вы, служители церкви, гораздо более… как бы это сказать… пылки, чем можно было бы предположить.
   Коул спокойно откинулся в кресле.
   – К чему ты клонишь, Дэвид? – мягко спросил он. – И вообще, какое тебе дело до моей семейной жизни? Я хорошо забочусь о Дженет.
   Дэвид покосился на Стюарта.
   – Ты называешь это «заботой» – брюхатить женщину каждые два года? – сухо спросил он.
   Стюарт, явно смущенный, поднялся с кресла, подошел к буфету и налил себе рюмку хереса.
   Амхерст некоторое время молча смотрел на шурина. Наконец он произнес:
   – Это похвально, что ты так печешься о сестре, но твои тревоги совершенно напрасны.
   – Неужели? Коул резко встал.
   – Не хочу продолжать этот спор. Давайте-ка лучше сыграем в вист.
   В этот момент в комнату вернулся Робин.
   – О, карты! – радостно воскликнул он, услышав предложение отчима. – Отлично!
   – Какие будут ставки? – осведомился Дэвид, с равнодушным видом поправляя манжеты рубашки.
   Коул, нагнувшись к столу, молча налил себе еще бренди.
   – Пять партий по двадцать гиней, – наконец предложил он, ставя графин на поднос.
   – Годится, папа! – с энтузиазмом согласился Робин.
   – Выигрыш отдадим миссии «Дочери Назарета», – продолжил священник. – Должен сказать тебе, Робин, что мне известно – ты, к моему большому сожалению, пополняешь свое денежное содержание в «Бочонке с кровью», игорном притоне «Ковент-Гардена», так что сегодняшнее пожертвование не слишком ударит по твоему карману.
   Робин уткнулся подбородком в галстук.
   – Все это замечательно, – задумчиво сказал Дэвид, – только чертовски скучно.
   – Разумеется, куда нам до твоих обычных партнеров по игре! – невозмутимо согласился Коул. – Но я, как подобает хозяину, не хочу, чтобы мои гости, привыкшие к более веселым развлечениям, томились от скуки. Может быть, придумаем что-нибудь другое?
   – Например? – Дэвид подозрительно сощурился.
   – Предлагаю сыграть на интерес.
   – На какой именно? – осведомился Дэвид, скрывая за сдержанностью манер стремление еще хоть немного побыть в обществе племянников и зятя: ему совсем не хотелось возвращаться домой, чтобы провести вечер в одиночестве.
   – Если ты выиграешь три партии из пяти, – задумчиво протянул Коул, – я выполню любое твое желание – разумеется, в рамках законности и морали. Возможно, я сумею как-то облегчить твою тревогу за сестру.
   Дэвид мрачно усмехнулся.
   – Любое мое желание? – прошептал он, скосив глаза на Робина. – А если я попрошу, чтобы ты надолго – или даже насовсем – избавил мою сестру от новых беременностей? Надеюсь, ты понял, что я имею в виду?
   – Это очень серьезная просьба, сэр, – заметил Коул. – К тому же не забывай, что и у Дженет есть голова на плечах. И все-таки я обещаю сделать все от меня зависящее, как только она разрешится от очередного бремени.
   – Отлично! – обрадовался Дэвид. – Стюарт, давай-ка, придвинем этот столик поближе к огню. А ты, Робин, принеси нам, пожалуйста, две новые колоды карт.
   Но священник по-прежнему оставался в кресле, неторопливо вращая в руках рюмку с бренди.
   – А ты, Дэвид, – интригующе проговорил он, – разве не хочешь узнать, о чем попрошу тебя я? Дэвид и Стюарт уже оторвали столик от пола.
   – Это не важно, – небрежно бросил Дэвид. – За пятнадцать лет я еще ни разу не проигрывал в вист.
   – Вот как? – равнодушно спросил Коул. – И все-таки я считаю своим долгом заранее сказать тебе, о чем намереваюсь просить, иначе игра будет нечестной.
   – Ради Бога, – снисходительно разрешил Дэвид, неся столик к камину.
   – На время родов я отправляю твою сестру в Элмвуд. Мы с ней уедем в ближайшие десять дней и останемся там на три месяца. Я хочу, чтобы до нашего возвращения ты выполнял мои благотворительные обязанности.
   Дэвид уронил столик на ногу племяннику.
   – Проклятие! – взвыл Стюарт, схватившись за ступню и подпрыгивая на одной ноге.
   Но ни «Коул, ни Дэвид не обратили на него ни малейшего внимания. Робин пододвинул кресло к столику и усадил в него старшего брата.
   Наконец Делакорт заговорил:
   – Хорошо, но скажи мне, чем ты там занимаешься? Ведешь бухгалтерию? Выклянчиваешь здание для миссии? Или выписываешь банковские чеки?
   – У меня гораздо больше работы, и ты сам в этом убедишься.
   Дэвид поднял руку, словно возражая зятю.
   – Это не имеет никакого значения. Я все равно тебя обыграю. – И обратившись к племяннику, продолжил: – Распечатывай первую колоду, Робин. Мы с Коулом вытянем карты и посмотрим, кто с кем в паре. Мужчины, придвинув кресла к столику, вытянули карты. Дэвиду в партнеры достался Стюарт, Робин сдавал первым. Игра началась весьма азартно. Коул и Робин первую партию проиграли, Дэвид же легко набрал нужные очки и вышел в трех конах.
   Вторая партия тянулась бесконечно. Удача явно изменила Делакорту. За восемь конов он взмок как мышь и послал за второй бутылкой бренди. Наконец Коул, забрав последнюю взятку, выиграл со счетом семь – шесть. Было ясно, что все четверо засели здесь надолго.
   Третью партию команда Коула выиграла «всухую». Уже два – один! Дэвид тихо выругался. У него появилось нехорошее предчувствие.
   Неужели он проиграет в карты человеку, ни разу не бывавшему в игорных домах, и зеленому юнцу, еще не достигшему совершеннолетия? Ну уж нет, такому позору не бывать! Он изо всех сил сосредоточился.
   Робин раздал карты для четвертой партии. Козырь – бубны. На руках у Дэвида – одна лишь черная масть. Он хлебнул немного бренди для храбрости, склонился над столом и принялся играть так, будто его противником был сам дьявол. Впрочем, Коул уже и впрямь казался ему дьяволом в обличье священнослужителя.
   Что касается Робина, то он часто без надобности сбрасывал козыри, но даже с таким неопытным партнером Коулу удавалось выигрывать. После десяти напряженных конов Дэвид и Стюарт все-таки победили, однако Коулу непостижимым образом везло. Дэвид еще никогда не видел столь удачливых картежников. Будь на месте его зятя кто-то другой, менее порядочный, Дэвид, пожалуй, обвинил бы соперника в шулерстве.
   Пятая партия оказалась стремительной, как нож гильотины. Уже через два кона счет угрожающе склонился в пользу Коула. Часы пробили час ночи, когда хозяину дома выпало сдавать в последний раз. Он со свойственной ему точностью раздал карты и небрежно открыл козыря – пиковую даму.
   Дэвид, судорожно сглотнув, взглянул на стиснутый в руке веер из кроваво-красных карт. Проклятие! Черная дама, точно злая фея, лежала на столике, суля ему три месяца каторжных работ в миссии «Дочери Назарета».
   Дэвид рассеянно потянулся к бутылке, стоявшей у его локтя. Коул сделал то же самое.
   Уже потом, вспоминая этот момент, Дэвид никак не мог понять, как все произошло – бутылка, опрокинувшись, с грохотом покатилась по столу, бренди залило красивую инкрустацию. Игра была прервана. Дэвид со Стюартом вытерли столешницу носовыми платками и подняли бутылку.
   В последний раз оглядев поверхность, Делакорт убедился, что она сухая и что колода и листок с записью очков не пострадали. В этот момент Робин перегнулся через столик к отчиму, снимая карты одной рукой.
   – Папа…
   – Ш-ш! – прошипел тот с несвойственной ему строгостью. – Во время игры – никаких разговоров.
   – Но, папа! – не унимался юноша.
   – Все вопросы потом, Робин! – отрезал Коул. – Пожалуйста, не мешай мне сейчас.
   Стюарт открыл кон, и вскоре выяснилось, что почти все пики у Коула. Робин играл с мрачным безразличием, но даже ему везло.
   Последняя партия была подобна погребальной песне. Получив, наконец, право хода, Дэвид открыл свою карту, но Коул побил ее тузом пик.
   Дэвид отчетливо ощутил на шее холодок смертоносного лезвия.
   Спустя какое-то время Робин, собрав карты, отложил их в сторону. Коул, закончив записывать, оторвался от учетного листка.
   – Ну что ж, джентльмены, выигрыш при перевесе всего в три очка! – объявил он, с торжествующей улыбкой оглядев присутствующих. – Стюарт, ты должен миссии ровно тридцать гиней. Можешь отдать завтра.
   – Слушаюсь, сэр.
   Коул обратился к шурину:
   – А ты, Дэвид, приступишь к работе в пятницу. Судя по всему, тебе не помешают четыре дня отсрочки.
   Дэвид провел по лицу дрожащей рукой.
   – В котором часу? – пробормотал он сквозь пальцы, словно пытаясь отгородиться от реальности.
   – Где-нибудь около одиннадцати. Заедешь, представишься дежурной экономке и начнешь работу. В ближайшие дни я ознакомлю тебя с бумагами и отвечу на все вопросы. На следующей неделе – совет правления, так что тебе надо подготовиться.
   – Подготовиться… – эхом повторил Дэвид. Коул взглянул на него с некоторой тревогой.
   – Послушай, Дэвид, если это тебя хоть сколько-нибудь утешит, я действительно собираюсь позаботиться о Дженет в том смысле, в котором ты просил. Нам уже достаточно детей, чтобы ощущать себя счастливыми, и я уговорю ее подумать о своем здоровье. – Произнеся это обещание, Коул внезапно хлопнул ладонями по столешнице. – На этом, господа, мы завершаем наш вечер. Я хочу спать.
   Уставясь в темный угол, Дэвид медленно отодвинул свое кресло от стола.
   – Пойду-ка я в клуб, – проворчал он. – Кажется, мне нужно еще немного выпить. Стюарт сорвался с места.
   – Я с тобой!
   Коул с легким недовольством взглянул на пасынка. Юному лорду Мерсеру было всего восемнадцать, и перед ним лишь недавно открылись двери заветного клуба «Брукс», но бледное, несчастное лицо Дэвида заставило Коула проявить снисходительность.
   – Ну что ж, ступайте. Доброй вам ночи. А ты, Робин, пожалуйста, останься. Нам надо поговорить.
   Медленным, тяжелым шагом Делакорт вышел из комнаты в сопровождении старшего племянника. Робин выжидательно смотрел им вслед.
   – Вы слишком сурово поступили с Дэвидом, сэр! – с вызовом сказал юноша, как только дверь гостиной затворилась.
   Коул встал из-за карточного стола, подошел к окну и сел на длинную кожаную кушетку, дав знак Робину расположиться в кресле напротив.
   – Я догадываюсь, о чем ты сейчас думаешь, – слабо улыбнулся он ему.
   Робин, плюхнувшись в кресло, лениво вытянул ноги.
   – Скажи, папа, каким образом Дэвид и Стюарт ухитрились нам проиграть?
   – Тебе ли спрашивать о таких вещах! – Коул многозначительно подмигнул. – На то была воля Господня…
   – Неужели? Значит, это Господь подсказал тебе поменять под столом колоды? А потом – перед тем как сдавать – припрятать три козыря?
   Коул грустно усмехнулся.
   – Конечно! Господь и впрямь иногда вершит чудеса, сын мой. А ты, как я вижу, научился подмечать шулерские штучки в «Бочонке с кровью». Я старательно скрываю от мамы твои ночные похождения, хоть и не жду от тебя благодарности.
   Робин скрестил руки на груди.
   – Людям с твоим положением не пристало обманывать. – Его явно больше волновал грех отчима, чем собственный. – Конечно, у тебя есть на то какие-то свои причины, хотя ты не считаешь нужным меня в них посвящать.
   Коул, подавшись вперед, легонько похлопал мальчика по колену.
   – Послушай, Робин, это только со стороны, кажется, будто я поступил неправильно. Но мой обман – не совсем обман… Я пытался исправить старую ошибку. Поверь мне на слово, если можешь.
   Робин долго смотрел на Коула. Наконец взгляд его слегка смягчился, и он утвердительно кивнул. Они вместе встали, взяли лампы, и пошли наверх спать.
   Сэр Уильям Блэкстоун как-то написал, что «человек создан для общества». Сей премудрый юрист наверняка согласился бы, что самая важная часть общественной жизни джентльмена – это двери его частного клуба. Где бы они ни располагались – на Джермин-стрит или в Сент-Джеймс, за ними в трудную минуту можно было укрыться от любых невзгод, какие только встречались на жизненном пути любого мужчины, будь то вздорная любовница, небрежный портной или неудачная неделя в Эпсоме.
   И лорд Делакорт не являлся исключением.
   К несчастью, в эту ночь слишком многие нуждались в утешении подобного рода. Едва он, устроившись в своем любимом кресле в главной гостиной клуба, отправил услужливого официанта за бутылкой самого лучшего портвейна, как на пороге появился Эдмунд Роуленд.
   Сначала Делакорт не обратил на него внимания. Они отнюдь не были друзьями – строго говоря, между ними сложились довольно натянутые отношения, больше похожие на вражду.
   Эдмунд имел сомнительную честь быть племянником покойного мужа Дженет. Таким образом, он приходился Стюарту двоюродным братом, а по материнской линии являлся кузеном Коула. Это был такой запутанный клубок кровных связей, что Делакорт даже не пытался разобраться, кем же Роуленд ему приходится.
   По его мнению, семейство Эдмунда весьма напоминало змеиное гнездо, от которого юного Стюарта следовало всячески ограждать. Несмотря на то, что Делакорт приходился, его матери всего лишь сводным братом, он искренне желал племяннику добра.
   Принесли вино. Мерсер сел рядом с Дэвидом, и за столом воцарилось напряженное молчание. Проходившие мимо джентльмены кивали в знак приветствия, пытаясь завести разговор, но суровое лицо Делакорта отбивало у них желание задержаться. Ни Делакорт, ни Мерсер, ни словом не обмолвились о проигранной партии.
   «Да и что тут вообще говорить?» – размышлял Дэвид. Он поступил крайне неосмотрительно, согласившись на пари. И все-таки как… как это могло произойти? Проиграть Коулу? Просто невероятно! Теперь целых три месяца придется на него работать, ведь отказаться – значит нарушить слово джентльмена.
   Нет, он будет трудиться, и плевать на насмешки! Но в глубине души ему хотелось послать Коула к чертям на раскаленные сковородки… «Тоже мне, картежник!»
   – Сыграем в карты? – предложил лорд Мерсер, прервав его мысли.
   Дэвид со стуком поставил рюмку на стол.
   – О Господи, Стюарт, ты что, шутишь?
   – Н-нет, сэр! – пролепетал юный маркиз. – Но не можем же мы сидеть здесь всю ночь и молчать, испепеляя взглядами каждого, кто осмелится пройти мимо.
   Губы Дэвида скривились в мрачной усмешке.
   – Ты никак в няньки ко мне записался?
   – Да нет же, – возразил Стюарт. – Просто я вижу, каково вам сейчас. Нельзя оставлять человека одного в таком ужасном состоянии. Мне очень жаль, что папа нас обыграл.
   Дэвид улыбнулся ему и легко поднялся с кресла.
   – Ну что ж, идем! Сегодня я уже не рискну испытывать удачу, но ничего плохого не будет, если мы немножко посмотрим, как играют в кости.
   Дэвид нарочно выбрал самую интересную игру. Сам он был азартным, но опытным игроком; знал, когда нужно остановиться, и гордился этим. Уже достаточно долгое время он ни разу не проигрывал. Столик, к которому они подошли, был окружен высшей английской знатью. В этом клубе был реальный мир во всей своей бесстыдной красе, резко контрастировавшей с добродетельными занятиями Амхерста. Мир, в котором предстояло освоиться юному лорду, и Дэвид взял на себя труд ввести в него мальчика, ни на минуту не оставляя его одного без помощи и совета.
   Когда в игре наступила пауза – банкир подсчитывал очки, – Дэвид подошел поближе к столу и, откашлявшись, спросил:
   – Джентльмены, имели ли вы удовольствие познакомиться с моим другом, Стюартом Роулендом, лордом Мерсером?
   Большинство ответили утвердительно, но двое игроков вышли из-за стола, чтобы им представили молодого маркиза. В этот момент кто-то задел Дэвида плечом. Обернувшись, он увидел Эдмунда Роуленда, который решительно подошел к их кружку из четырех человек.
   – Ба, кого я вижу! – воскликнул Эдмунд. – Это же мой юный кузен Стюарт! Совсем уже взрослый! Сэр Лестер… мистер Рид. – Он кивнул, двоим джентльменам, которые беседовали с юным маркизом. – И конечно, милорд Делакорт! Всем добрый вечер!
   – Добрый вечер, кузен, – холодно бросил Стюарт. Эдмунд стрельнул в сторону Дэвида оценивающим взглядом.
   – Мой милый мальчик, – сказал он, оборачиваясь к Стюарту. – Если ты хочешь пробиться в высшее общество, тебе следует быть представленным одним из родственников. Заезжай ко мне на будущей неделе. Поболтаем. – Он ловко открыл изящную эмалированную табакерку и высыпал щепотку табаку себе на тыльную сторону ладони. – Могу я присоединиться к игре?
   – Да, конечно, – любезно отозвался мистер Рид. – Я уже закончил, так что можете занять мое место. Эдмунд поднял бровь.
   – Ну что, испытаем удачу, Делакорт? – спросил он вкрадчиво, но с вызовом.
   Мистер Рид от души расхохотался.
   – Клянусь Богом, Роуленд, для вас будет лучше, если он откажется!
   Сэр Лестер Блейк, будучи уже в подпитии, поднял рюмку немного дрожащей рукой.
   – Нет, Роуленд, сегодня ночью вам не стоит играть с таким сильным противником, как Делакорт, – подхватил он. – Говорят, вы совсем недавно лишились пяти тысяч фунтов стерлингов.
   Эдмунд мрачно покосился на Джайлза Лоримера, лорда Уолрафена, который, стоя у соседнего столика, наблюдал за игрой.
   – Я вижу, слухи распространяются быстро, – тихо сказал он. – Но для меня было большой честью внести свой скромный вклад в благородное дело кузена.
   Сэр Лестер громко расхохотался.
   – Вы уверены, Роуленд, что хотите пожертвовать деньги именно миссии, а не хорошенькой патронессе мистера Амхерста?
   Эдмунд прищурился.
   – Что за чушь! На мой взгляд, леди Уолрафен – невероятно холодная дама… во всяком случае, в отношении мужчин. И бедняге Делакорту это известно лучше всех нас.
   Внезапно смутившись, Делакорт растерянно переводил взгляд с одного собеседника на другого.
   – Послушайте, Роуленд, – начал он, стараясь говорить спокойно, – я что-то не пойму: какое отношение имеет леди Уолрафен к миссии Коула Амхерста?
   В глазах Эдмунда появилась насмешка.
   – Самое непосредственное. Похоже, наша милая леди решила посвятить себя служению «Дочерям Назарета». Вы что же, не знали об этом?
   Делакорт хотел нагрубить Эдмунду, но вдруг почувствовал безотчетную тревогу. И дело здесь было вовсе не в Эдмунде, а в том имени, что так легко слетело с его уст.
   – «Дочери Назарета»? – вмешался в разговор Стюарт. – Это та самая организация, которой ты должен управлять, пока папа будет в Кембриджшире?
   Мистер Рид и сэр Лестер быстро переглянулись и прыснули со смеху. Эдмунд непроизвольно приоткрыл рот от изумления. Дэвид бросил на племянника испепеляющий взгляд, но было уже поздно.
   – Вы шутите, лорд Мерсер? – выдавил сэр Лестер между приступами смеха.
   Рид тем временем утирал выкатившуюся от смеха слезу. Стюарт держался абсолютно непринужденно, не понимая, насколько неуместна была здесь подобная откровенность.
   – Лорд Делакорт будет работать там не по собственному желанию, – охотно пояснил маркиз. – Просто он проиграл папе в вист, а ставкой в игре было временное назначение на должность управляющего миссией.
   Мужчины окончательно развеселились, и теперь к ним присоединился и Эдмунд.
   – Ну и ну! Всем известный картежник лорд Делакорт проиграл моему набожному кузену! Дэвид схватил Стюарта за руку.
   – Прошу прощения, джентльмены, – рявкнул он, – но нам нужно срочно поговорить.
   Он подтащил своего чересчур честного племянника к их столу и минут пятнадцать пытался втолковать тому, в каком невыгодном свете он оказался по его милости. Стюарт искренне извинялся, но это уже не имело значения. Дэвид чувствовал себя униженным, как никогда раньше. Вечер был безнадежно испорчен. Наконец он выдернул Стюарта из кресла и потянул, было, его к выходу, но заметил, как сэр Лестер и мистер Рид метнулись от книги записей пари, хихикая, точно напроказившие школьницы. Дэвид резко сменил маршрут, увлекая за собой Мерсера.
   В глаза ему тут же бросилось свидетельство его позора – свежая запись, сделанная жирными чернилами.
   «Сэр Лестер спорит с мистером Ридом на пятьдесят гиней, что до первого мая лорд Д. переспит с некоей овдовевшей графиней».
   Дэвид скривился, как от зубной боли. Боже правый! Никому не составит труда догадаться, о ком шла речь в этом пари. Сесилия Маркем-Сэндс, или Сесилия Лоример. Или леди Уолрафен… Как ее ни назови, Эдмунд прав: у этой злопамятной тигрицы, несмотря на бешеный нрав, вместо крови в жилах ледяная водица. Она не способна ни полюбить сама, ни оценить любовь другого человека.
   Пеннингтон-стрит в районе Сент-Джордж Мидлсекс навевала чувство мрачной безысходности. Такое влияние этой улицы объяснялось главным образом ее соседством: с одной стороны – кишащий преступниками Лондон-Сити, с другой – Шедвелл, населенный сутенерами, ворами и прочими отбросами общества. Далеко к западу жила лондонская знать, которой нравы Сент-Джорджа казались еще более неприемлемыми, чем обычаи Франции, а тайны – мрачнее самой черной Африки.
   Однако южная сторона Пеннингтон-стрит была погружена в настоящий, реальный мрак. Мрак этот повергал Сесилию в дрожь всякий раз, когда она раскрывала шторы на верхнем этаже офиса миссии. Закопченная кирпичная стена высотой в двадцать футов тянулась вдоль лондонских доков, отгораживая Пеннингтон-стрит от белого света и частично – от портового шума, но не задерживая долетавшее с Темзы зловоние.
   Сесилия закрепила штору и вернулась к своему весьма исцарапанному письменному столу. Три таких стола, разнокалиберные стулья, два стеллажа и маленький рабочий столик составляли обстановку этой узкой комнаты с высоким потолком. Света стало чуть больше, зато ковровая дорожка под окном казалась еще более потертой, а в воздухе тошнотворно пахло вареной капустой, которая предназначалась на обед обитателям миссии наверняка в качестве основного блюда.
   Но это все ничего, напомнила себе Сесилия. Главное, что в здании «Дочерей Назарета» – этом оплоте доброты и покоя для заблудших душ – было тепло и чисто. Снизу доносились топот ног, звон колокольчиков и дребезжание стекол больших арочных окон.
   В архитектурном плане миссия представляла собой не что иное, как пять одноквартирных домов раннего георгианского стиля с общими боковыми стенами и множеством дверей, немного напоминая кирпичный муравейник. На нижнем этаже располагалась прачечная, где весь день напролет скрипели отжимные машины. Верхний этаж был отведен под просторную общую спальню, и оттуда слышались шаги чьих-то ног в грубых башмаках – там постоянно что-то мыли, скребли и чистили.
   Это была суровая жизнь, но большинство обитательниц привыкли к гораздо худшей. Впрочем, цену, которую они за нее заплатили, многие из них считали непомерно высокой. Женщины, решившие вступить в миссию, обязаны были навсегда покончить с проституцией и воровством, ежедневно изучать Библию и осваивать ремесла – шитье, стирку и даже кожевенное дело.
   Большую часть их продукции покупали моряки и портовые грузчики. Таким образом, миссия получала небольшой доход. В отличие от многих представительниц ее класса Сесилия не питала никаких иллюзий относительно общества «Дочери Назарета». Она понимала, что хоть это и не работный дом, но его членам тоже приходится трудиться в поте лица.
   Сев за стол, Сесилия открыла первый гроссбух. К вящей радости мистера Амхерста, финансовые дела миссии стали ее специальностью, ибо в этой женщине, помимо очарования, идеально сочетались математический ум и способность беспощадно вытрясать денежки из доверчивой знати.
   Поступив работать в миссию, Сесилия не представляла, что ее там ждет. Аристократы из высшего света охотно участвовали в заседаниях правления и время от времени принимали у себя дома сборщиков пожертвований, но, когда Сесилия предложила Коулу Амхерсту свою помощь, она полагала, что тот попросит ее организовать очередной благотворительный ужин, и не более того.
   В то время она только-только похоронила мужа, и ее жизнь, которая и раньше была не слишком насыщенной событиями, начисто лишилась смысла. Сесилия, чувствуя себя молодой и неопытной, боялась будущего, поскольку полностью зависела от мужчин. Возможно, именно поэтому она была восхищена работой преподобного Амхерста в трущобах Мидлсекса.
   Вычисляя баланс, Сесилия привычно быстро складывала цифры, записывая итог под каждой колонкой. Не успела она закончить и трех страниц, как в дверь громко постучали.
   Оторвавшись от работы, Сесилия увидела на пороге кабинета Этту, которая всегда поджидала ее, решительно не соглашаясь отпускать свою госпожу за пределы Мейфэра в одиночестве. Лицо служанки было необычно бледным. За спиной девушки маячил силуэт высокого худощавого мужчины.
   – К вам посетитель, мэм, – объявила Этта с несвойственной ей серьезностью.
   Мужчина резко шагнул вперед, держа в руках потрепанную шляпу. На нем был недорогой костюм из темной шерсти и черное пальто-пелерина, делавшее его похожим на крупную хищную птицу с растрепанными перьями.
   Вид у незнакомца был внушительный, но не злой. Его жесткие внимательные глаза за пару секунд оценили Сесилию, ее наряд и обстановку комнаты.
   Сесилия встала из-за стола и вышла вперед, чтобы поприветствовать странного гостя.
   – Я – леди Уолрафен, – объявила она. – Вы хотели меня видеть?
   Этта закрыла дверь, оставив их наедине. Зловещий знак! Мужчина откашлялся.
   – Вообще-то я пришел к его преподобию мистеру Амхерсту, но внизу мне сказали, чго его сейчас в миссии нет. Ваша… – он замолчал, подыскивая нужное слово, – ваша мисс Хили привела меня сюда.
   Сесилия указала на кресло перед столом.
   – Проходите же, мистер?..
   – Де Рохан, – сказал он, нерешительно шагнув к креслу. – Максимилиан де Рохан, главный инспектор береговой полиции Темзы.
   – П-полиции? – Сесилия снова машинально опустилась на стул. – Зачем же к нам пожаловала полиция? Наши женщины совершенно безобидны.
   Инспектор де Рохан продолжал стоять.
   – Насколько я знаю, недели три назад вы взяли в миссию ирландскую девушку, мисс Мэри ОТэвин. С ней была подруга или младшая сестра.
   – Вы, наверное, имеете в виду Китти, – сказала Сесилия, пытаясь побороть внезапно охватившую ее тревогу. – Мэри и Кэтлин ОТэвин. Да, они живут здесь около двух недель.
   – Возможно, Китти ОТэвин и живет здесь, миледи, но ее сестра – уже нет, – ответил де Рохан, наконец, усаживаясь в предложенное ему кресло. Судя по всему, он тоже чувствовал себя не в своей тарелке.
   Несомненно, ему было неловко разговаривать с Сесилией, и не только из-за того, что она женщина, но также из-за ее знатного происхождения. Говорил он низким ворчливым тоном; кроме того, в его речи слышался легкий континентальный акцент: наверняка, он тоже не был англичанином – скорее всего недавно приехал из Европы. Но отнюдь не неловкость мистера де Рохана беспокоила Сесилию.
   – Что это значит? Почему вы утверждаете, что Мэри уже не живет здесь? – спросила Сесилия. Мистер де Рохан поерзал на жестком стуле.
   – Мне бы хотелось сначала потолковать с мистером Амхерстом, – произнес он растерянно. – Кроме того, я должен увидеть ее сестру. Один из наших людей, информатор речной полиции, вчера ночью следил за подозрительным с точки зрения закона пакгаузом, а утром обнаружил на Перл-стрит, в проходе между домами, тело Мэри ОТэвин.
   – Тело? – Сесилия выронила карандаш, который крутила в руке. Он со стуком упал на стол. – Вы хотите сказать – труп?
   Де Рохан горько усмехнулся.
   – Когда человеку перерезают горло от уха до уха, получается труп.
   Сесилия попыталась встать с кресла, но не смогла. Де Рохан тоже начал неуверенно приподниматься, явно колеблясь, предложить ли ей свою помощь, но Сесилия жестом остановила его.
   – Нет-нет… я в полном порядке.
   – Прошу прощения, – проворчал он, вновь скользнув взглядом по ее дорогой одежде. – Я забылся. Мне вообще не следовало с вами говорить. Рассказы о подобных зверствах – не для дамских ушей.
   – Вот как? – немного раздраженно спросила Сесилия. – Спасибо, сэр, за заботу о моих чувствах, но могу вас заверить, что я ежедневно сталкиваюсь здесь с такого рода вещами. Достаточно просто пройтись по Флит-стрит, чтобы увидеть все проявления человеческой жестокости. К вашему сведению, я приезжаю в доки не затем, чтобы подышать свежим утренним воздухом.
   Губы мистера де Рохана скривились в ухмылке, и он вдруг показался Сесилии довольно-таки симпатичным.
   – Разумеется, мэм.
   Сесилия пропустила эту реплику мимо ушей.
   – У вас есть подозреваемый, сэр? Де Рохан грубо хохотнул.
   – Нет, и я не намерен его искать. Несчастную девушку мог убить кто угодно.
   – Но за что? Зачем нападать на бедную ирландку, у которой в кармане нет ни пенса?
   Во взгляде полицейского мелькнула снисходительность.
   – Таковы издержки ее профессии, мэм. В окрестностях Мидлсекса проститутки погибают очень даже часто. Сесилия хлопнула ладонями по столу.
   – Нет! – возмутилась она. – Вы ошибаетесь, мистер де Рохан! ОТэвин – не проститутка. Если бы она хотела и дальше вести грешную жизнь, то не пришла бы сюда.
   Де Рохан иронически взглянул на нее.
   – Значит, вы полагаете, мэм, будто все женщины, переступившие порог вашей миссии, тут же становятся паиньками, забыв прежние привычки? – сухо спросил он. – Заблудшие овечки немедленно превращаются в непорочных голубок, устремляясь к светлым идеалам добра? Вы так себе это представляете?
   – О Боже, конечно, нет! – Сесилия с досадой и удивлением смотрела на полицейского. – Некоторые женщины приходят к нам по второму, а то и по третьему разу. Как можно спасти их, если этого еще не сделал Господь? Мы никого не держим насильно, но наша главная задача – устранить причины греха: бедность, отсутствие профессии… Мэри не смогла бы заработать достаточно денег, загуливая в одну ночь из семи – ведь все дни, кроме воскресенья, наши девушки работают.
   – Загуливая? – повторил инспектор немного растерянно.
   Сесилия порадовалась тому, что всегда внимательно слушала болтовню Этты.
   – Шляясь по панели, – предложила она другой вариант, изо всех сил стараясь держаться храбро.
   – Мне знакомо это выражение, леди Уолрафен. – Однако было заметно, что ее познания шокируют его.
   Сесилия пожала плечами. Трудно ожидать от человека неведения, если он работает в таком месте.
   – Скажите, леди Уолрафен, – осторожно продолжил де Рохан, – эти девушки… как они занимались своим ремеслом?
   – Что вы имеете в виду? – не поняла Сесилия и с удивлением увидела, как на его суровом лице проступил слабый румянец.
   – Они работали в борделе? – уточнил он. – Или просто выходили на улицы, когда нуждались в деньгах? Сесилия нахмурилась, пытаясь сосредоточиться.
   – Не знаю. Разве это имеет какое-то значение? Де Рохан откинулся на спинку стула.
   – Возможно, имеет, – задумчиво протянул он, справившись с мимолетным смущением. – Девицы, работающие организованно, обычно имеют покровителей: сутенеров, содержательниц публичных домов… – одним словом, людей, кровно заинтересованных в том, чтобы их подопечные были живы. И рьяно охраняющих их территорию.
   Сесилия похолодела. Какой ужас! Бедная Мэри! Чтобы справиться с подступающими слезами, она, снова схватив карандаш, принялась нервно крутить его в пальцах.
   – Вы говорите, Мэри нашли возле Перл-стрит? Это рядом с приютом для подкидышей?
   – Да. – Де Рохан нахмурился. – И что же? Сесилия медленно покачала головой.
   – Не знаю… Но может быть, она оставила там ребенка? Впрочем, в нашей миссии не принято расспрашивать женщин об их прошлом. Дело в том, что каждый понедельник Мэри просила миссис Куинс, нашу экономку, отпустить ее во вторник вечером в сиротский приют. А на следующий день она всегда выглядела… немного подавленной.
   – Вы бываете здесь ежедневно? – удивленно спросил инспектор.
   – Нет, всего три дня в неделю, и то по нескольку часов. Остальные два дня работает леди Киртон. – Сесилия робко улыбнулась. – Мы показываем пример непогрешимой морали высшего света. А по выходным здесь заправляет миссис Куинс. – Она подняла глаза. – Так что же вы намерены делать, мистер де Рохан? Инспектор немного помолчал.
   – Даже не знаю, – наконец произнес он. – Я представитель береговой полиции, а это дело находится в ведении приходской церкви. Однако миссию «Дочери Назарета» очень любят поминать в парламенте. – Он снова пожал плечами. – Местные судьи хотят во всем навести порядок, и в настоящий момент уголовный полицейский суд на Боу-стрит переполнен.
   – Очень жаль, что девушки, найденные мертвыми в Сент-Джордже, не вызывают столь же пристального внимания правительства и властей, – холодно заметила Сесилия.
   Полицейский резко встал. Ее слова, очевидно, показались ему оскорбительными.
   – Спасибо, леди Уолрафен. Будьте так любезны, позовите сестру убитой. Я сообщу ей о случившемся.
   – Нет! – вскинулась Сесилия. Инспектор де Рохан не производил впечатления человека чуткого. – Лучше это сделаю я.
   Де Рохан отрицательно покачал головой.
   – Мне надо самому побеседовать с ней.
   – Конечно, если она будет в состоянии говорить. – Сесилия замялась. – Известно ли вам, мистер де Рохан, что есть еще одна девушка– Маргарет Макнамара? Кажется, ее зовут просто Мэг. Она пришла сюда вместе с сестрами ОТэвин. Вам, наверное, следует поговорить и с ней тоже?
   В непроницаемых черных глазах де Рохана мелькнуло нечто, похожее на уважение.
   – Спасибо, – отозвался он. – Может быть, кто-то из них и скажет нам что-нибудь полезное.
   Сесилия, кивнув, дернула шнурок звонка, вызывая Этту. В это время дня младшая мисс ОТэвин должна была шить брюки для моряков: миссия получила большой заказ от экипажа торгового судна, который требовалось непременно выполнить на следующей неделе.
   Сесилия твердо решила в любом случае оставаться на стороне Китти ОТэвин. А потом отправить сообщение мистеру Амхерсту. Разумеется, он будет сильно удручен, узнав об этой трагедии. Вопреки всякой логике Сесилия чувствовала себя виноватой: она не смогла защитить девушку, которую доверили ее заботам.
   Китти быстро нашли, и Сесилия сообщила ей скорбную весть. На душе у нее было тяжело – это оказалось даже труднее, чем известить Джайлза о смерти отца. Китти не задала ни одного вопроса – ей было не до того. Услышав, что сестра ее убита, она побелела как полотно и чуть не упала в обморок. Миссис Куинс заботливо проводила бедняжку на второй этаж, в спальню. Даже видавший всякое де Рохан понял, что сейчас ее лучше не тревожить.
   Как только Кэтти и экономка удалились, Сесилия немедленно послала Этту за Мэг Макнамара. Узнав о смерти подруги, та явно испугалась, однако повела себя совсем не так, как Китти. Судя по всему, Максимилиан де Рохан не внушил ей доверия. Эта девушка показалась Сесилии куда более скрытной, чем сестры ОТэвин.
   Сначала она отвечала на все вопросы де Рохана «нет»: ей не известно, куда уходила Мэри ОТэвин; нет, она не знает, с кем могла поссориться Мэри; Мэри никогда не делилась с ней своими тайнами; но, в конце концов, под нажимом де Рохана призналась, что у старшей из сестер действительно был ребенок. Когда Мэг заговорила об этом, голос ее заметно смягчился.
   – Она родила его года два назад, но оставить у себя не могла. – Мэг немного помолчала. – Отдала в сиротский приют и радовалась, что ребенка туда приняли. Это была девочка. Несколько месяцев назад, перед самым Рождеством, она умерла.
   – Но почему же тогда… – вмешалась в разговор Сесилия, но поднявшаяся в душе горечь не дала ей закончить вопрос.
   Мэг растерянно перевела взгляд с де Рохана на нее.
   – Вы хотите знать, почему она, как ни в чем не бывало, продолжала каждую неделю ходить туда? У Мэри была добрая душа. Кладбище расположено на заднем дворе приюта, и ее, видать, тянуло на родную могилу. И потом, привязалась она к остальным сиротам. – Голос Мэг зазвучал сдавленно. – А может, Мэри и вовсе не понимала, что ее дочки больше нет. С некоторыми такое случается.
   – Вы знаете, кто был отцом ребенка? – осторожно спросил де Рохан девушку.
   Мэг презрительно расхохоталась, обнажив желтые неровные зубы.
   – Один богатый чудак. – Усмешка сбежала с ее лица. – В общем, у Мэри был мужчина, который ее содержал. Но он испарился раньше, чем она узнала про свою беременность.
   Сердце Сесилии обожгло ледяной яростью.
   – Почему же она не потребовала от него денег на воспитание ребенка?
   Мэг презрительно фыркнула.
   – Все не так просто, миледи. Впрочем, она приходила к нему в отель, хотела передать записку. Но портье ее прогнал – сказал, что тот парень там больше не живет. Что ж, очень даже может быть. У нас здесь ведут себя не так, как принято у господ.
   – Как его звали? – настаивал де Рохан, подавшись вперед. – Откуда он?
   – От меня вы узнать ничего не сможете, – устало откликнулась Мэг. – Я не знаю, кто он, – Мэри никогда не называла мне его имя. В нашем деле много болтать вредно. Но у него был загородный дом, где он иногда останавливался. Однажды он взял ее с собой. Она рассказывала, как там красиво – кругом розы! – Девушка снова фыркнула. – Дуреха! Стоило ли мечтать о таких вещах! Но он ее не убивал. Зачем? Кому, какое дело, что у богатого распутника рождается ребенок на стороне? И с каких это пор, черт возьми, полицейских стала волновать наша жизнь?
   – Вы правы: ему незачем было ее убивать, – мягко согласился де Рохан и взялся за спинку стула, собираясь встать. – Я вернусь через пару дней поговорить с сестрой убитой. Надеюсь, к этому времени она придет в себя.
   – Бесполезно, – бросила Мэг. – Китти ничего не знает. Мэри скрывала свой позор от младшей сестры. К тому же Китти все время жила с отцом в Сент-Джайлзе, пока прошлой весной он не умер от лихорадки. Ей всего пятнадцать лет.
   Де Рохан холодно оглядел девушку.
   – Как долго вы работали с Мэри?
   Мэг явно пожалела о своей болтливости.
   – Я познакомилась с ней незадолго до того, как она родила ребенка.
   – Вы работали в борделе? – предположил де Рохан, пытаясь ее разговорить. – Все трое? Мэг впервые отвела глаза.
   – Да. В заведении мамаши Дербин неподалеку от Блэк-Хорс-лейн. – Она вдруг взглянула на Сесилию. – Мне можно идти, мэм? Я ведь не обязана отвечать на его вопросы? После такой страшной вести хочется побыть одной.
   Сесилия обернулась к де Рохану. В его черных глазах мелькнула досада.
   – Я не имею права допрашивать ее против воли, – натянуто сказал он.
   Сесилия, которая знала закон не хуже де Рохана, кивнула. В ту же минуту Мэг выбежала из комнаты. Де Рохан встал и официально распрощался.
   – Всегда к вашим услугам, леди Уолрафен. Увидимся через несколько дней.
   Полицейский ушел, и Сесилия осталась одна в комнате, которая вдруг стала необычно холодной и пустой. Из глаз ее покатились долго сдерживаемые слезы. Однако несмотря на ужасное душевное состояние, она, взяв себя в руки, медленно выдвинула ящик стола и достала оттуда чистый лист бумаги. Настало время сообщить ужасное известие мистеру Амхерсту.
   Конечно, Ист-Энд – место неспокойное. Здесь за каждым углом таится призрак смерти. Но это не умаляло горя Сесилии. Ей казалось, что сегодня они потеряли не только одну из подопечных, но еще и ребенка. Сесилия не могла избавиться от леденящего сердце ощущения, что жизнь в миссии уже никогда не вернется в прежнее русло.


   Глава 3
   В которой леди Уолрафен сталкивается с неприятностями

   Мистер Хайрам Прингл был весьма уважаемой личностью, степенным джентльменом старой школы с неисправимо консервативными взглядами, которые он, впрочем, никогда не навязывал своему господину. Сорок лет из шестидесяти пяти мистер Прингл добросовестно и терпеливо служил у сменявших друг друга виконтов Делакортов – вспыльчивых, суетно-тщеславных, а порой еще и хвастливых.
   Но в эту пятницу утром Принглу вдруг захотелось оставить многолетнюю службу. Он проводил испепеляющим взглядом очередной, уже седьмой по счету, безупречно накрахмаленный галстук, упавший на пол гардеробной комнаты его светлости. Не отрывая глаз от большого зеркала, лорд Делакорт протянул руку и раздраженно щелкнул пальцами. Прингл нехотя подал ему восьмой.
   Сам же лорд Делакорт тщетно пытался понять, почему именно сегодня проклятые галстуки никак не хотели драпироваться красивыми складками; почему его любимый жилет казался чересчур тесным, а новые сапоги с отворотами немилосердно жали. Кроме того, он не совсем понимал, зачем едет в миссию Коула – в безукоризненном ли платье или не одетым вовсе.
   Но ехать все же необходимо. А может, пойти на Брук-стрит и отказаться от выполнения пари? Нет, джентльмен обязан держать свое слово. Пусть он стал посмешищем всего клуба, но, в конце концов, ему всегда было плевать на чье-либо мнение, тем более какого-то там Роуленда.
   К тому же крайне маловероятно, что в миссии «Дочери Назарета» он встретит Сесилию Маркем-Сэндс. У него не было ни малейшего желания разговаривать с ней, и до сих пор ему вполне удавалось избегать ее общества в узком светском кругу. Да и вряд ли она посещает миссию для падших женщин.
   Экономка, как же! Дэвид знал этот тип женщин. Чопорно-неприступные, они важно фланировали по гостиным, критикуя туалеты знакомых дам и хвастаясь своей благотворительностью, целыми днями сплетничали и совали нос в чужие дела.
   Нет, такие особы не станут марать холеные белые ручки о людей низкого происхождения. Даже он со всеми своими привычками к роскоши не чета утонченной леди Уолрафен.
   Сегодня Дэвид чувствовал себя на удивление усталым, даже слегка постаревшим. Глянув в зеркало, он обнаружил, что галстук под номером восемь завязался таким же бесформенным узлом, что и предыдущие. Смачно выругавшись, он снова сорвал с шеи проклятую тряпку и швырнул ее на пол.
   Утро пятницы в Парк-Кресент выдалось холодным и для февраля необычно ясным. Но яркое солнце не радовало леди Уолрафен, ибо сегодня был день похорон Мэри ОТэвин. Сесилия отправилась на Пеннингтон-стрит часом раньше, чтобы закончить бухгалтерские расчеты. Леди Киртон, хоть и была преисполнена самых лучших намерений, являлась дамой весьма поверхностной, ограничивая свою деятельность в миссии лекциями о чистоте, религии, смертных грехах и прочих подобных вещах. Разумеется, все это было достойно самых высоких похвал, но Сесилия предпочитала практическую работу.
   Между тем нужно было оплачивать счета за услуги и подводить денежный баланс, чтобы мистер Амхерст знал, сколько чистого дохода-при носят магазины и прачечная, и мог рассчитать возможности своей организации по содержанию пятидесяти женщин на следующий месяц.
   Поразмыслив, Сесилия твердо решила пойти на похороны. К черту приличия! У бедной Мэри было мало друзей, но она была доброй, веселой девушкой. Несправедливо, если на отпевание придут всего два человека и обращенные к усопшей последние слова священника эхом отзовутся в почти пустой церкви.
   Сесилия вышла из кареты и почти бегом ворвалась в парадные двери. В здании стояла гнетущая тишина. Она поднялась по узкой лестнице. Все, мимо кого она проходила, выглядели подавленными. Из швейных мастерских не доносилось ни пения, ни шуток, а в коридоре не было обычной возни.
   Было ясно, что смерть Мэри нарушила хрупкое ощущение защищенности женщин, которые начали понемногу привыкать к заботе и безопасности. То, что убийство произошло за пределами миссии, утешало слабо. Вздохнув, Сесилия отправила Этту на первый этаж помогать в магазине и разложила на столе бухгалтерские книги, готовясь к утренней работе.
   Но не успела она заточить новый карандаш, как раздался стук в дверь и в кабинет влетела раскрасневшаяся Этта, взволнованно размахивая коротенькими ручками.
   – Вы ни за что не догадаетесь, мэм! – воскликнула она. – Ни за что, клянусь!
   Сесилия не торопясь, отложила в сторону нож для точки карандашей.
   – Ты права, – согласилась она, – не догадаюсь, пока ты не скажешь, в чем дело.
   Этта, которая чуть не подпрыгивала от радости, округлила глаза.
   – О, мэм! Он здесь! В миссии «Дочери Назарета»! Представляете? Говорит, что его прислал сюда мистер Амхерст. Можно, я приглашу его в ваш кабинет? Он хочет поговорить с начальством.
   Сесилия, поднявшись, в замешательстве нахмурила брови и нагнулась над письменным столом.
   – Послушай, Этта, я не понимаю… Кто хочет поговорить с начальством? И на какую тему?
   – Наш красавчик лорд Делакорт! – Этта воздела глаза к небу. – Он здесь, на первом этаже, или я не Генриетта Хили! Его подтянутый зад обряжен в дорогие панталоны, а синий сюртук пошит из такого тонкого сукна, словно оно соткано из волос ангелов!
   Сесилия резко села.
   – Лорд Делакорт? – пролепетала она. – Что ему могло тут понадобиться? – Охваченная странным чувством неотвратимости судьбы, она растерянно подняла глаза на служанку. В голове Сесилии роились самые разные предположения, но вдруг она вспомнила, как ловко выкачала денежки у Эдмунда Роуленда. – Может быть… его уговорили сделать благотворительный взнос?
   Этта поморщилась.
   – Может быть.
   Сесилия облегченно вздохнула. Пожалуй, это единственная причина, по которой мистер Амхерст мог прислать сюда Дэвида. Всем известно, что Делакорт – близкий друг жены священника. В свете поговаривали, будто раньше их связывало нечто большее. Однако с Амхерстом они приятели, и, значит, она обязана оказать ему радушный прием. Как бы только не поперхнуться этим самым радушием!
   Сесилия вскочила со стула и расправила юбку. Ладони ее внезапно взмокли.
   Этта встревожено присмотрелась к своей госпоже.
   – Что с вами, миледи? Вы так побледнели! Сесилия не без труда сделала строгое лицо.
   – Со мной все в порядке. Пожалуйста, пригласи сюда лорда Делакорта.
   Этта подозрительно прищурилась.
   – У меня такое чувство, мэм, что вы уже знакомы с его светлостью, только не хотите признаваться. Если этот смазливый прохвост может причинить вам какие-то неприятности, я сию же минуту выставлю его за дверь, и плевать мне, что он виконт!
   Сесилия вздернула подбородок.
   – Не говори глупостей, Этта! Я прекрасно справлюсь с таким тщеславным и испорченным типом, как Делакорт. Пригласи его в кабинет, будь так любезна! Меня ждут серьезные дела, к каковым его визит ни в коей мере не относится.
   Между тем, когда Этта проворно выскользнула за дверь, Сесилия призналась себе, что мысль о предстоящей беседе с этим человеком сильно ее взбудоражила. Не в силах усидеть на месте, она принялась расхаживать взад-вперед по ковровой дорожке, расстеленной под окнами. Делакорт… Что ему нужно, черт побери?
   Она с поразительной ясностью вспомнила момент их последней встречи. Это было два месяца назад, на вечеринке в загородном доме – первом светском развлечении, которое она посетила по окончании траура. Вообще-то она не собиралась ехать и не поехала бы, если бы знала, что встретит там его. Однако на вечеринку были приглашены все сливки общества – единственные люди, с которыми знался Делакорт, и Сесилия, безусловно, понимала, что его присутствие среди гостей было неизбежно.
   Он появился в самый разгар танцев. Сесилия, скучая, в одиночестве спустилась на первый этаж. На ней было ее любимое вечернее платье из зеленого шелка, а плечи прикрывала шаль, ныне прожженная, но, несмотря на это, она чувствовала себя слишком обнаженной после двух лет замужества и года траура – ей казалось, что взгляды присутствующих обращены только на нее.
   Ничего не подозревая, она пробиралась меж танцующих в поисках хозяйки дома, и вдруг, словно по заказу, все пары отхлынули назад, точно морская волна, и она увидела в другом конце зала его. Он стоял у окна, обрамленного алыми бархатными шторами, склонясь к руке леди Снеллинг, женщины весьма знатного происхождения.
   Сесилия застыла на месте, не в силах отвести глаз. Делакорт был одет, как всегда, изысканно, но с легкой небрежностью, только добавлявшей ему элегантности: черный костюм, расшитый золотом шелковый жилет цвета слоновой кости и завязанный под самым горлом галстук, украшенный булавкой со сверкающим изумрудом.
   А волосы! Его главное достоинство – густые, темно-каштановые, с рыжеватым отливом.
   – Темный бордо, – услышала она как-то суждение о цвете волос Дэвида из уст одной восхищенной дамы, которая, судя по всему, знала толк в подобных вещах. Но в тот вечер волосы Делакорта, отражая свет сотен свечей, казались иссиня-черными, как беззвездная ночь.
   Сесилия постаралась переключить свое внимание на что-нибудь другое. Какое ей дело до того, как он одет и каков цвет его волос? Но было уже поздно.
   Видимо, кое-кто из гостей заметил ее растерянность, и оживленное перешептывание привлекло внимание Дэвида. Не выпуская пальцев леди Снеллинг и изящно подбоченясь, Делакорт чуть-чуть повернул голову и посмотрел на Сесилию, украдкой скользнув взглядом по ее фигуре.
   Сесилия почувствовала себя еще более обнаженной. Щеки ее запылали огнем.
   Адресовав леди Снеллинг несколько слов, Делакорт обворожительно улыбнулся и, отпустив ее руку, размашистым шагом вышел из зала. Как гораздо позже узнала Сесилия, больше в том доме его не видели.
   – Боже правый! – Знакомый голос резко прервал ее воспоминания.
   Сесилия, вздрогнув, обернулась.
   Он стоял в дверях, и казалось, будто его ноги, обутые в блестящие сапоги с отворотами, приросли к месту.
   Сесилия на мгновение словно окаменела, но все же сумела сделать шаг вперед и при этом сохранить невозмутимое выражение лица.
   – Милорд? – выдавила она почти ровным тоном. Но Делакорт явно не собирался поддерживать видимость светской беседы.
   – Что ты здесь делаешь? – спросил он. – Я просил, чтобы меня провели к…
   – К начальству? – подсказала Сесилия, вскинув голову. – Дело в том, что сегодня пятница, а в этот день начальство здесь – я.
   Густые черные брови Делакорта почти сомкнулись на переносице.
   – Не понимаю, – раздраженно бросил он. – Мне нужен человек, который управляет миссией. При чем здесь пятница?
   Сесилия подошла к: своему письменному столу, и эта диспозиция вселила в нее немного уверенности.
   – Я экономка миссии «Дочери Назарета», – сухо объяснила она, – и одна из двух дам, представляющих совет правления. Я работаю здесь три раза в неделю по нескольку часов.
   Губы Дэвида скривились в презрительной усмешке.
   – И чем же вы здесь занимаетесь, леди Уолрафен, разрешите узнать?
   В душе Сесилии всколыхнулась волна гнева.
   – По-вашему, разумеется, я использую доброе имя мужа в собственных целях, не так ли? – возмущенно воскликнула она.
   Делакорт удивленно приподнял брови.
   – Не могу представить, каким образом можно это сделать.
   – А вы ко всему прочему еще и наглец, сэр!
   – А вы не слишком гостеприимны, – парировал он.
   – Мое присутствие поддерживает моральные устои миссии, – заявила Сесилия, отбросив всякую вежливость. – Но я с содроганием думаю о том, какое влияние на наших женщин может оказать ваше присутствие.
   – Я все понял, – ответил он слащавым, слегка поддразнивающим тоном.
   У Сесилии появилось такое ощущение, что он нарочно явился сюда, чтобы вывести ее из равновесия.
   – Зато я ничего не понимаю, – сказала она сердито. – Зачем, черт возьми, вы пришли?
   Подошвы сапог лорда Делакорта, оказывается, вовсе не приросли к порогу. Без всякого усилия он сдвинулся с места и с ленивой мужской грацией пересек комнату. На лице его было написано горькое разочарование.
   – Можно мне сесть?
   Сесилия спохватилась: она совершенно забыла о хороших манерах!
   – Конечно. – Она указала на кресло, стоявшее напротив нее, и опустилась на свой стул.
   Делакорт был мужчиной высоким, длинноногим и стройным – и весьма изящным. Однако каким-то непостижимым образом ему удалось заполонить собой всю комнату, обстановка которой стала казаться еще более убогой по сравнению с его дорогой одеждой. Он небрежно развалился в кресле, сложив пальцы рук домиком, и начал без всякого вступления:
   – Видите ли, я пришел сюда, чтобы руководить миссией.
   Сесилия открыла, было, рот, но, быстро опомнившись, поспешно его закрыла.
   – Что вы сказали?
   – В ближайшие три месяца, – терпеливо и очень вежливо объяснил Делакорт, – я буду управлять этим богоугодным заведением вместо преподобного мистера Амхерста. Он попросил меня об этом, и я согласился.
   – Попросил вас?
   – Вернее будет сказать, заставил хитростью.
   – Видно, к этому его вынудили какие-то чрезвычайные обстоятельства, – съязвила Сесилия.
   – Да, если рассматривать его поступок с точки зрения милосердия, – сухо согласился Делакорт. При всех его томных движениях и размеренной грации было видно, что в данный момент виконт весьма далек от милосердия. – Жена Амхерста слегка приболела, и он повез ее домой, в Кембриджшир. Они пробудут там до конца весны, а я пока буду его замещать.
   – Замещать его? – Сесилия резко вскочила. – Вы шутите?
   С легкой ухмылкой Делакорт, протянув руку, взял гроссбух, лежавший на столе верхним в стопке.
   – Если хотите, можете мне не верить, миледи, – отозвался он, нарочито небрежно листая бухгалтерскую книгу, – но я говорю совершенно серьезно.
   Сесилия, скрестив на груди руки, принялась мерить шагами пространство за столом.
   – О Господи! Интересно, что это у Амхерста с головой?
   – Надеюсь, вы не рассчитываете услышать ответ на свой вопрос прямо сейчас? – задумчиво произнес он, пробегая глазами колонки цифр. – Скажите-ка, вот здесь, в записи за прошлый месяц «расходы на мыло», какая цифра – семь? Или два?
   – Но… это же неприлично, сэр! До крайности неприлично!
   Рука Делакорта застыла в воздухе.
   – Теперь уже я вас не понимаю, мэм, – проговорил он очень тихо.
   Уязвленная его самоуверенностью, Сесилия обернулась к нему и гневно сузила глаза.
   – Позвольте, я буду с вами откровенна. Вы, сэр, – отпетый мот и бездельник, – заявила она, бесстрашно встретив его стальной взгляд. – У вас мораль уличного кота, а ваша репутация сродни грязной половой тряпке. Тех денег, что вы тратите в месяц на одни только жилеты, нам хватило бы на содержание дюжины женщин.
   – О Боже! – простонал он. – Надеюсь, вы все сказали?
   – Нет, не все! – выкрикнула Сесилия, пылая праведным негодованием. – Глава миссии должен быть человеком чести, примером высокой нравственности и гарантом финансового благополучия организации. Он не имеет права бегать по игорным притонам, соря деньгами направо и налево.
   Заметив, как Дэвид побледнел, Сесилия испытала злорадное удовольствие.
   – Вы серьезно оскорбили меня, мэм! – рявкнул он. – Я никогда в жизни не сорил деньгами.
   – Вот как? Возможно, в этом я ошибаюсь. Но вы же не будете спорить с тем, что ваша нравственность оставляет желать лучшего?
   Делакорт, вскочив с кресла, с размаху бросил гроссбух на стол. Пролетев по вощеной столешнице, толстая книга упала на пол, увлекая за собой карандаши.
   – Послушай, Сесилия, я вовсе не обязан перед тобой отчитываться! – резко заявил он, не обращая внимания на стук раскатившихся по полу карандашей. – Ни в моральных принципах, ни в финансах, ни в особенностях моего характера. У тебя была возможность сделать мою жизнь адом, но ты ею не воспользовалась. Так что теперь не смей меня отчитывать!
   Сесилию затрясло как в лихорадке.
   – Негодяй! – прошипела она.
   Делакорт еще сильнее побледнел, и Сесилия поняла, что зашла слишком далеко. Его рука, сжавшись в кулак, обрушилась на стол.
   – Может, хватит? За последние годы я порядком устал от твоих бесконечных оскорблений. Черт возьми, Сесилия, когда-то я пытался быть вежливым – очень вежливым, но ты все время вела себя со мной невыносимо грубо.
   Сесилия решительно подошла к нему, переступая через карандаши.
   – Неправда!
   Делакорт горько усмехнулся.
   – Впрочем, это понятно, мэм, ведь вы были замужем за старым козлом.
   Лицо Сесилии вновь вспыхнуло от возмущения.
   – Негодяй! Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне? Тем более что ты сам… – Сесилия умолкла, задохнувшись от ярости и стыда.
   Делакорт гневно сжал кулаки.
   – Что – я? – взревел он. – Ну что я сделал, скажи? Какой непростительный грех совершил? Да, ты мне понравилась! Да, я принял тебя за другую, тем самым, причинив тебе жуткие неприятности. Но ты не можешь утверждать, будто я не пытался загладить свою вину! В этой истории пострадали мы оба!
   Сила его гнева была пугающей, но Сесилия решила не отступать ни на йоту.
   – Вы, милорд, в своей жизни не страдали ни дня! Вы и понятия не имеете о том, что это значит.
   – А вы, мэм, закоснели в своем высокомерии, – процедил он сквозь зубы. – Ведь вам ничего обо мне не известно!
   Сесилия решительно двинулась к двери.
   – Мне известно гораздо больше, чем хотелось бы, – огрызнулась она, собираясь выставить его за порог. – Заявляю вам прямо, сэр: один из нас должен немедленно покинуть это помеще…
   Но договорить она не успела. Делакорт с ужасом увидел, как голова ее вдруг откинулась назад, а руки судорожно взлетели в воздух. Только когда из-под ее туфли вылетел карандаш, он понял, в чем дело, но было уже поздно. Сесилия, качнувшись назад, ударилась головой о дверной косяк. Раздался громкий стук, и она, обмякнув, сползла на пол.
   Не помня себя, Делакорт бросился к ней и упал на колени. Гнев его моментально истаял, сменившись паническим страхом.
   – Сесилия! – вскричал он, схватив ее за хрупкие плечи.
   В эту секунду в комнату вбежала Генриетта Хили.
   Не обращая внимания на горничную, он склонился над Сесилией, обнимая ее одной рукой, а другой легонько похлопывая по щеке.
   – Сесилия! – шептал он. – О Боже! Что я сделал с тобой на этот раз?
   Веки Сесилии слабо затрепетали.
   – Ох! – простонала она.
   Этта тут же бросилась к хозяйке.
   – Боже правый! – бормотала служанка, ощупывая голову Сесилии опытными руками. – Как это вы ухитрились упасть, мэм? Крови как будто нет, только вот шишка будет огромная.
   Сесилия, обведя мутным взглядом Этту и Делакорта, поднесла руку к затылку.
   – Господи! – выговорила она с трудом. – Делакорт, ч-что случилось?
   – Не волнуйся, Сесилия, – прошептал он, подхватывая ее свободной рукой под колени и легко поднимая с пола. Черный бомбазин накрыл его руку, подобно ночному водопаду, в ноздри ударил теплый, дразнящий аромат ее кожи.
   Делакорт обернулся к служанке.
   – Принесите, пожалуйста, лед и полотенце, – распорядился он.
   Этта бросила на него внимательный взгляд, но быстро опомнилась.
   – Сию минуту, милорд! – Присев в торопливом реверансе, она проворно выбежала в коридор.
   Дэвид быстро пересек комнату и уложил Сесилию на длинный кожаный диван, стоявший под окнами. Когда ее затылок коснулся подлокотника, она, поморщившись от боли, произнесла:
   – Проклятие! – и попыталась приподнять голову.
   – Вот умница, – с легкой улыбкой проговорил Делакорт, затем, скинув с себя сюртук, скатал его в комок и осторожно подложил ей под плечи. – Так лучше?
   Сесилия опять откинулась на подлокотник дивана.
   – Д-да, – она коснулась кончиками пальцев виска и снова поморщилась, – спасибо. Я что, наступила на карандаш?
   Все еще стоя на коленях у дивана, Делакорт принялся расправлять ее юбки.
   – Да. – Он аккуратно прикрыл подолом ее лодыжки. – Это я виноват. Мне не следовало так швырять этот твой гроссбух.
   – Ты здесь ни при чем. Это я слишком неуклюжая! – В этот момент зрение Сесилии начало проясняться, и она, наконец, поняла, в какой опасной близости от нее и от ее юбок находится лорд Делакорт.
   Странно, но это нисколько ее не встревожило. Когда-то слова «Делакорт» и «юбки», сложенные в одну фразу, заставили бы ее опасливо поежиться, но сейчас Дэвид даже без своего элегантного сюртука, с галстуком, съехавшим набок, и встрепанными волосами выглядел как-то по-мальчишески безобидным.
   Делакорт был по-прежнему бледен, и у Сесилии создалось впечатление, что ее падение, в самом деле, очень сильно его напугало. Да, она презирала этого человека, но была совсем не рада, что заставила его так обеспокоиться.
   – Если честно, мне совсем не больно, – сказала она, протягивая руку. – Помогите мне сесть, пожалуйста.
   Лорд Делакорт с укоризной посмотрел на нее.
   – Послушайте, леди Уолрафен, я настаиваю на том, чтобы вы легли.
   Это было сказано тоном, не терпящим возражений. Сесилия хотела было ответить какой-нибудь колкостью, но от удара голова у нее болела, а сердце уже утратило воинственный пыл.
   Взглянув на сильного, крепкого Делакорта, она вдруг почувствовала себя совсем беззащитной.
   Он отвел взгляд и, нагнув голову, принялся рассматривать складки ее юбки. Несмотря на головокружение, Сесилия вновь невольно залюбовалась его волосами – густые, темные и прямые, они выгодно подчеркивали аристократические черты его лица.
   Не вставая с пола, он рассеянно провел тыльной стороной ладони по черной ткани и уронил руку себе на колено.
   – Ты и вправду так сильно любила его, Сесилия? – тихо спросил он после долгого молчания.
   – Что, простите?
   Лорд Делакорт холодно улыбнулся:
   – Ты любила Уолрафена? Мне казалось, что ты уже сняла вдовий траур.
   Только тут до Сесилии дошел смысл его вопроса.
   – А, вы про платье! Нет, милорд, дело в том, что я собираюсь идти на похороны.
   Задумчивое выражение на лице Делакорта сменилось удивлением.
   – На похороны? Сесилия спохватилась.
   – О Господи, я же опаздываю! – Кое-как сев на диване, она растерянно уставилась на Делакорта. Что она здесь делает?
   Дэвид неодобрительно покачал головой, но все же подал ей руку.
   – Спасибо, – поблагодарила Сесилия. – Мне нужно ехать, и немедленно!
   Не успел Делакорт возразить, как вернулась Этта с маленьким свертком влажной ткани.
   – Нет-нет! – запротестовала Сесилия, отмахиваясь от горничной, которая попыталась положить сверток ей под затылок. – Мне не нужен лед. Вели подать карету!
   Не поднимаясь с колен, Дэвид быстро взглянул на служанку.
   – Про какие похороны говорит леди Уолрафен?
   Сесилия ответила вместо Этты:
   – Разве Амхерст не сказал вам про мое письмо? Одну из наших девушек нашли мертвой – ее убили. В глазах виконта вспыхнула тревога.
   – О Боже! Здесь, в миссии?
   Превозмогая боль, Сесилия покачала головой.
   – Нет, на Перл-стрит. Позапрошлой ночью. – Она взглянула на Этту. – Китти уже уехала? Служанка кивнула.
   – Да, полчаса назад вместе с Мэг Макнамара.
   Опершись на диван, Сесилия встала. Делакорт проворно подхватил ее под локоть, и она машинально приняла его помощь.
   – Я ничего не знаю ни про какое убийство, – взволнованно заявил Дэвид. – Если бы Амхерсту принесли записку, он бы обязательно ее прочитал. Вчера леди Килдермор растянула лодыжку, и он хлопочет над ней, как курица над цыпленком.
   Внезапно Сесилии захотелось смеяться – несомненно, это сказались последствия травмы головы.
   – Если он курица, то кто тогда ты? – спросила она, все еще держа его под руку. – Мартовский кот? Делакорт нахмурился:
   – Не пытайся увести разговор в сторону. Ты плохо себя чувствуешь и должна остаться здесь.
   Его голос обрел прежнюю уверенность, и это слегка отрезвило Сесилию. Какие шутки могут быть у нее с этим виконтом – безнравственным, распутным бездельником?
   – Ну что ж, можешь проводить меня домой – но только через Мурфилдс, – спокойно предложила она, – ибо я все равно пойду на церковную службу, хочешь ты этого или нет.
   – Даме не место на похоронах, – настаивал он, – тем более в таком районе.
   – Район не имеет значения. К тому же никто не узнает, что я там была.
   Делакорт, прищурившись, взглянул на нее.
   – Ты не можешь быть в этом уверена, Сесилия. Она громко расхохоталась.
   – Это католическая месса по проститутке из Ист-Энда, Делакорт, – резко бросила она. – Я сильно сомневаюсь, что твои великосветские друзья забредут на подобное мероприятие, спутав его с мюзиклом.
   Не прошло и часа, как виконт Делакорт оказался в холодной пустой церкви, расположенной рядом с одной из самых мрачных лондонских площадей. Он оглядел сводчатый зал и недоуменно спросил себя, какие черти его сюда принесли. Как видно, Сесилия уже оправилась от удара головой: если бы ей требовалась помощь, она взяла бы с собой служанку, которая как раз и хотела ехать, но он настоятельно пожелал выполнить свои джентльменские обязанности и сам напросился в провожатые.
   А эта ее служанка… У Дэвида не было ни малейших сомнений относительно того, где Сесилия ее нашла. Он готов был проглотить сигару – причем зажженную, – если эта бойкая смазливая девчонка не служила раньше в каком-нибудь борделе «Ковент-Гардена».
   Перед отъездом из миссии Этта заново и довольно неумело уложила пушистые волосы леди Уолрафен и водрузила поверх шляпку с вуалью, чуть сдвинув ее на затылок. Странно, но это действо очаровало, если не сказать загипнотизировало, Делакорта. На какое-то мгновение ему даже захотелось запустить пальцы в огненно-рыжие локоны леди Уолрафен.
   Это непостижимое желание сводило его с ума – так же как и недавний страх, испытанный им во время ее падения. Что это с ним происходит? Ведь он терпеть не может леди Уолрафен и старательно избегал ее все эти годы!
   Проворно вскочив, он пробормотал извинения и спустился вниз покурить, а заодно и встретить карету Сесилии.
   И вот он здесь, в центре Сент-Мэри-Мурфилдса, рядом с Сесилией Лоример – женщиной, которую он, как ему казалось, глубоко презирает. Сквозь высокие стрельчатые окна пробиваются тусклые лучи зимнего солнца. Один лучик упал на нежное лицо Сесилии, мягко осветив его. Чувствуя сильное замешательство, Делакорт опустил глаза, стараясь украдкой все же рассмотреть свою спутницу.
   Он уже забыл, как она изящна и красива. Прошло слишком много времени с тех пор, как он близко видел ее лицо. Первая встреча не в счет: тогда внимание Делакорта было приковано к кое-чему пониже.
   Да, теперь он жалел о случившемся. И вина, испытываемая им до сих пор, искупала то удовольствие, которое он получил, созерцая ее наготу. Однако удовольствие и впрямь оказалось потрясающим. О Господи, какое же у нее было гибкое, стройное тело! Тело, которое со временем стало еще красивее, если верить роскошным формам, скрытым сейчас ее строгим черным платьем. Он отдал бы все свое состояние, лишь бы еще раз прикоснуться к этим восхитительным округлостям…
   О нет! Дэвид слишком хорошо знал, что мужчина может испытывать влечение к женщине, даже если она ему не нравится. А Сесилия Лоример ему не нравилась. Неприступная, язвительная бестия. Но как же хороша она была в его объятиях!
   Никто так и не узнал правду о его неблаговидном поступке, а два года спустя Сесилия вышла замуж за весьма почтенного джентльмена.
   Делакорт тщетно пытался понять, что же она нашла в старом лорде Уолрафене, который был вдвое старше ее. И каково ей сейчас, оставшись вдовой, жить в одиночестве? Еще до замужества Сесилии Джайлз, которого частенько видели в ее обществе, надеялся жениться на ней, но из этого ничего не вышло: старик Уолрафен украл невесту у наследника. Может быть, они с Джайлзом теперь любовники? Впрочем, в свете говорили, что Сесилия решительно отвергала все предложения связать свою судьбу с кем-либо. А жаль – разумеется, с чисто физической точки зрения: такая женщина – и ничья!
   Пожалуй, ему надо было отказаться от дурацкого пари с Амхерстом. Но как сейчас это сделать, не уронив достоинства? Если только Сесилия уговорит Коула дать ему отставку, в противном же случае придется работать. Интересно, удастся ли совместить приятное с полезным? Она по-прежнему не уверена в себе и пуглива, как овечка, хотя давно уже рассталась с невинностью. Быть может, достаточно пылкий подход превратит этот айсберг в горячую лаву?
   При мысли об этом Дэвид непроизвольно сжал руку, лежавшую на спинке церковной скамьи, и глубоко вздохнул, глядя в темноту алтаря. Это будет азартная охота! До сих пор ему всегда удавалось овладеть женщиной, которую он желал.
   Внезапно Делакорт вспомнил, где находится, и осознал, какой кощунственный поворот приняли его мысли. Он никогда не был настолько благочестивым, как его зять, но даже ему не хотелось навлекать на себя гнев Господний, предаваясь грешным помыслам во время похоронной мессы. Он восслал к небесам краткую молитву о прощении, и в этот момент священник неторопливо вышел из ризницы, пересек алтарь и зычно откашлялся. Делакорт облегченно вздохнул.
   Когда отпевание закончилось, Сесилия потихоньку сунула в руку священника щедрое денежное пожертвование и в сопровождении Делакорта вышла из темной церкви на солнце, которое в столь скорбный день светило непозволительно ярко. Оставалось лишь надеяться, что бедняжка Мэри обрела такой же свет в конце своего земного пути.
   Остановившись у кованых железных ворот церковного дворика, Сесилия окинула печальным взглядом Банхилл-роу, но не увидела ни Китти, ни Мэг. Девушки как в воду канули. Делакорт каким-то образом успел послать за ее каретой, оставленной ими на улице неподалеку.
   Он бережно провел Сесилию по тротуару и, не дожидаясь кучера, сам распахнул дверцу. Скрип петель вернул Сесилию к реальности, и она осознала, кто стоит рядом с ней.
   Когда юбки леди Уолрафен прошуршали мимо, Делакорт с непроницаемым лицом обратился к ней:
   – Вы сразу же поедете домой, не так ли, мэм? – спросил он с нажимом, словно и не собирался ее провожать.
   Сесилия, поплотнее закутавшись в плащ, подняла к нему лицо. Она уже и забыла, какой он высокий!
   – Боюсь, что нет, – ответила она, наконец. – Мне надо вернуться на Пеннингтон-стрит – доделать кое-какую работу.
   Лорд Делакорт недовольно поморщился.
   – Вы сильно ударились головой, и у вас был крайне трудный день, – твердо заявил он. – Советую вам отдохнуть.
   Но Сесилия уже поднималась по лесенке и, устроившись на сиденье, раздраженно сказала:
   – Послушайте, Делакорт, вы же оставили свой экипаж около здания миссии. Почему бы вам не поехать со мной? Я-то все равно поеду, хотите вы этого или нет.
   С самым мрачным видом Делакорт забрался в карету.
   – Я вижу, вам очень нравится всегда поступать наперекор разумным советам.
   Сесилия сидела молча, глядя в окно. В душе ее вновь вскипала волна беспричинного гнева. Но почему она злится? Ведь он ведет себя не более вызывающе, чем остальные знакомые ей мужчины, – однако в их присутствии у нее не трепещет сердце и румянец не заливает щеки. Надо за это его наказать – он вполне заслуживает кары!
   Делакорт нетерпеливо постучал золотым набалдашником трости по крыше, экипаж тронулся с места.
   Сесилия раздраженно обратилась к нему:
   – Я попросила бы вас впредь не давать указаний моему кучеру.
   Делакорт надменно поднял брови.
   – Как я понял, вы хотите вернуться на Пеннингтон-стрит, – холодно ответил он. – Чтобы это сделать, кто-то должен дать указания кучеру.
   – Да, но мне кажется, вы не имеете на это никаких прав.
   Делакорт сорвал с головы элегантную шляпу и швырнул ее на сиденье напротив.
   – Я вижу, тебе очень хочется со мной поссориться, Сесилия.
   Та, рывком развязав тесемки плаща, сбросила капюшон.
   – Я не просила вас сопровождать меня на мессу, – заявила она. – Вы сами вызвались.
   – А что же я должен был делать, мэм? Вы плохо себя чувствовали. Из-за вас моя репутация и так уже достаточно пострадала…
   – Ваша репутация? – перебила она.
   – Я не смогу называть себя джентльменом, если отпущу больную женщину одну в такую клоаку, как Уайтчепел.
   – Если бы не поехали вы, поехала бы моя горничная!
   – Однако ты забыла мне об этом сказать. – Его голос был низким и хриплым. – В самом деле, Сесилия, порой мне кажется, что ты нарочно меня мучаешь.
   Сесилия поспешно откинулась в тень, чтобы он не увидел ее пылающих щек. О Господи, и зачем только он навязался ей в попутчики?
   – Я не разрешала вам называть меня по имени, – произнесла она ровным, холодным тоном.
   Делакорт, подавшись вперед, заглянул ей в лицо.
   – А должна бы разрешить, моя милая, – вкрадчиво сказал он. – Вспомни: когда-то мы были обручены. Все вокруг считали нас влюбленной парой, а потом ты, опомнившись, решила, что я негодяй.
   Делакорт поднял руку и легко, словно боясь оцарапать нежную кожу, провел длинными изящными пальцами по изгибу ее подбородка.
   Эта ласка была короткой, но не слишком искренней. Хотя Делакорт сидел в тени, Сесилия смогла разглядеть в его глазах злые зеленые огоньки. Губы его были крепко сжаты, на скулах поигрывали желваки.
   Сесилия передернула плечами. В душе ее боролись противоречивые чувства: вожделение, возмущение и замешательство.
   – Оставь меня в покое, Дэвид, – прошептала она. Тот, словно не слыша, смотрел сквозь нее.
   – Почему? Почему я должен оставить тебя в покое, Сесилия? Ведь я могу сделать с тобой такие вещи, которые не сделает ни один воспитанный мужчина. Если я захочу, ты будешь кричать и царапаться, как дикая кошка. И именно об этом ты сейчас думаешь, не так ли?
   – Я сказала: оставь меня в покое!
   Но Дэвида было уже не так-то просто остановить.
   – Помнишь, Сесилия, как я поцеловал тебя в первый раз? – тихо проговорил он. – Нет? А я помню. О да, такое не забывается! У меня даже осталось доказательство – шрам на шее сзади.
   Сесилия почти физически ощущала исходящую от него волну враждебности. Но почему вдруг он так разозлен? За последние шесть лет Делакорт не выказывал ей ничего, кроме холодного равнодушия.
   Взволнованная его близостью, она вжалась в угол кареты. Дэвид пошарил рукой, ища свою шляпу, но Сесилия истолковала его движение ошибочно.
   – Больше ко мне не прикасайся! – прошипела она, резко отпрянув.
   Глаза Делакорта полыхнули гневным огнем, но он быстро отгорел, сменившись ледяным презрением.
   – Да ни за что на свете, – прищурившись, тихо сказал он. – Скорее я до конца жизни лишу себя женского общества или стану трезвенником, чем попытаюсь еще раз завоевать ваше расположение, миледи.
   Карета внезапно резко накренилась вправо, сделав поворот на Бишопсгейт. От неожиданности Сесилия ударилась спиной о стенку экипажа, схватилась за дверцу, а свободной рукой, удерживая шляпку, умудрилась задеть шишку на голове.
   – Ох! – вскрикнула она, понимая, как смешно выглядит со стороны в съехавшей набекрень шляпке. Чувственные губы Делакорта подозрительно изогнулись, он прижал к ним костяшки пальцев и отвернулся к окну.
   Сесилия хотела сказать какую-нибудь колкость, но вдруг заметила Китти ОТэвин, уныло бредущую по тротуару. На ней был плохо сшитый серый плащ, висевший на узких плечах как на вешалке, и вполне приличное платье из простой черной саржи, которое ей дала расторопная миссис Куинс. Подметая подолом юбки неровную мостовую, Китти шла к реке, низко опустив голову и ссутулившись.
   Сесилия остановила кучера и, опустив окно, окликнула девушку.
   – Китти, почему ты одна? – спросила она. – Где мисс Макнамара?
   Лицо Китти на мгновение стало виноватым, а взгляд метнулся к тенистому началу улицы.
   – Мэг решила проведать маму, – объяснила она, потирая тыльной стороной ладони покрасневший от холода нос. – У нас увольнительная до темноты.
   Сесилия, совершенно забыв про Делакорта, замерла от какого-то нехорошего предчувствия. По спине ее побежали мурашки. Впрочем, стоит ли так волноваться? Мэг и Китти знают этот район как свои пять пальцев. Она постаралась непринужденно улыбнуться.
   – Самое главное, чтобы она вернулась засветло. Но что с тобой, Китти? Хочешь, мы тебя подвезем? Китти покачала головой.
   – Спасибо, миледи, не нужно, – грустно ответила девушка. – Я сейчас успокоюсь.
   Сесилия кивнула ей на прощание, и карета двинулась дальше. Лицо Делакорта то освещалось ярким светом ясного зимнего дня, то исчезало в тени.
   – И опять ты одна, – заметил он медоточивым голосом. – Никуда тебе от меня не деться!
   – Это ненадолго, – бросила Сесилия, отводя глаза.
   – На три месяца, – прошептал он с усмешкой. – На три долгих месяца…
   Сесилия мрачно взглянула на него и ответила с вызовом:
   – Ну что ж, быть может, это пойдет вам на пользу.
   И тут Делакорт, к ее полнейшему удивлению, откинул голову назад и громко расхохотался.
   Да, он смеялся – смеялся над собой, как умалишенный, в продолжении всего пути до самого порта.
   В этот вечер Сесилия поужинала ветчиной и спаржей в полном одиночестве. Она могла бы пригласить Джайлза – после смерти старшего лорда Уолрафена они часто трапезничали вместе, – но сегодня ей хотелось о многом поразмышлять, да и на душе было тревожно и тоскливо.
   Что же с ней происходит? Она ведь привыкла к одиночеству – даже будучи замужем, она редко видела своего супруга, которого постоянно и надолго отрывали от дома обязанности политика. Сесилию это не удручало – ведь они не любили друг друга. Насколько она могла судить, лорд Уолрафен женился на ней, чтобы иметь возможность появляться в свете с молодой красавицей женой. А она вышла замуж, потому что мечтала о семье.
   Ну что ж, по крайней мере, ожидания одного из супругов их брак оправдал. Почему же сегодня вечером богатый дом Сесилии – символ ее независимости – казался ей пустым и слишком просторным? После ужина она долго бродила по комнатам, пытаясь объяснить свое беспокойство скорбью по бедной Мэри ОТэвин, но в глубине души прекрасно понимала, что дело не только в этом.
   Сесилия была немного наивна, но отнюдь не глупа. Те чувства, которые она испытывала к Делакорту, вызывали в ней нешуточную тревогу. Господи, ну почему именно он? Почему надо было влюбиться без памяти в распутника Делакорта, тогда как ее муж – хороший, порядочный человек, которому она всегда желала добра, – не вызывал в ней ровным счетом никакого интереса?
   Во время первого и последнего светского сезона Сесилии за ней ухаживал целый полк весьма симпатичных молодых людей, но она была к ним абсолютно равнодушна. Однако стоило ей, взглянув в дальний конец бального зала, увидеть Делакорта, прожигавшего ее насквозь своими зелеными глазами, и все ее тело загоралось огнем.
   Сначала он нарочно мучил ее – во время вальса, грациозно скользя мимо, бросал быстрый взгляд через плечо партнерши, даря Сесилии томную, загадочную полуулыбку.
   Если она не обращала на Дэвида внимания, он удваивал усилия – нежно подхватывал ее под локоток, шептал на ушко комплименты и, пригласив на танец, заводил доверительную беседу низким, страстным голосом. Сесилия не могла противиться столь мощному напору мужского обаяния, хоть и чувствовала себя совершенно растерянной в этом море бурных, неведомых ранее ощущений.
   В то время она полагала, что Дэвид преследует ее лишь затем, чтобы отомстить за испытанное унижение, когда она ответила ему отказом, и эта мысль выводила ее из себя. Она охотно подогревала свой гнев, подливая масла в огонь праведного возмущения.
   Сесилии стало совсем грустно. Ну почему она так молода и неопытна? Конечно, злиться гораздо легче, чем смириться с правдой: да, она была влюблена в Делакорта, и, если бы они встретились при других обстоятельствах, все могло быть иначе. Поэтому она холодно, порой даже жестоко отвергала все его попытки сближения, пока он, наконец, не отступился.
   Когда появился лорд Уолрафен, она испытала нечто похожее на облегчение. Он выглядел степенным, был неизменно ласков, но, пожалуй, немного пресен. Зрелый, надежный мужчина в отличие от ее отца, брата… и Делакорта. Мужчина, с которым не страшно идти по жизни, который подарит ей благородное имя и желанных детей.
   Но, выйдя замуж за Уолрафена, не нанесла ли она Делакорту еще большее оскорбление? Может быть, он вовсе не хотел ее мучить? Вдруг он хотел с ней помириться? Сесилия вспомнила, как он бывал раздражен в ее присутствии, и это предположение перестало казаться ей столь уж невероятным. Да, однажды Дэвид причинил ей зло. Но не была ли ее месть неоправданно жестока?
   Увы, он по-прежнему воспламенял ее одним лишь взглядом или прикосновением и, что хуже всего, сам прекрасно это сознавал. К своему стыду, она все еще мечтала о том неземном блаженстве, которое ей сулили его объятия. Ради этого блаженства она готова была забыть об осторожности…
   О нет! Даже у себя дома, наедине с собой, она не станет лелеять подобные мысли!
   Сесилия вдруг осознала, что стоит посреди гостиной. Интересно, как давно она сюда попала? Сегодня вечером она отпустила пораньше немногочисленных слуг, оставив на посту только Шоу, дворецкого, поэтому ей некому объяснять, почему она бесцельно слоняется по комнатам, снимает с полок книги, заталкивает их обратно и переставляет коллекцию фарфоровых безделушек. Сесилия подошла к письменному столу, чтобы просмотреть дневную почту. Там был только непомерный счет от портнихи и письмо от жены Харри, в котором сообщалось, что они намерены провести нынешний сезон в Лондоне.
   Сесилия бросила письмо на стол. Бедняга Харри! Он слишком поспешно женился. Этот брак был несчастлив, но Сесилия не испытывала сочувствия к своей невестке. Войдя в их семью, Джулия немедленно выставила ее из Холли-Хилла, тем самым, вынудив пойти под венец с первым встречным, и при этом имела наглость уверять, что Сесилия, расторгнув помолвку со скандально известным Делакортом, уже не могла рассчитывать на хорошего жениха. Конечно, после неожиданного предложения Уолрафена Джулия пожалела о своих неосторожных словах, но их с Сесилией отношения были безвозвратно испорчены.
   Ну да ладно, пусть живут, как хотят. В конце концов, это их дело. Озабоченная своими неурядицами, Сесилия опять начала расхаживать по дому. Громкий стук в парадную дверь застал ее на пороге гостиной. Дворецкий, бесшумно выскользнув из комнаты, впустил нежданного гостя.
   Сесилия с удивлением увидела полицейского инспектора, мистера де Рохана. Войдя, он стянул с головы шляпу, обернулся и отдал резкую команду кому-то оставшемуся на крыльце. В ту же секунду огромный черный пес – вероятно, мастиф – плюхнулся возле порога, положив голову на лапы и устало вздыхая.
   Де Рохан был одет почти так же, как в прошлый раз. Сесилия заметила, как дворецкий украдкой изучает необычного посетителя.
   Крайне заинтригованная, Сесилия шагнула вперед.
   – Спасибо, Шоу, вы можете идти. Я сама провожу мистера де Рохана.
   Понимающе кивнув, тот бесшумно удалился. Сесилия пристально взглянула на гостя.
   – У меня такое ощущение, сэр, – сказала она, – что вы принесли плохие вести. Может быть, пройдете в гостиную?
   – Нет, спасибо. – Было видно, что де Рохан немного растерян. – Простите, что побеспокоил, но сегодня вечером я опять заезжал в миссию, чтобы продолжить беседу с Мэг Макнамара и Китти ОТэвин, но мисс Макнамара, похоже, пропала.
   – Как пропала? – воскликнула Сесилия. – Днем Мэг ходила навещать мать. Может, она просто задержалась?
   Де Рохан покачал головой.
   – Ее мать работает в уайтчепелской пивной, но Мэг уже месяц там не видели. – Он вздохнул. – Поверьте, леди Уолрафен, обычно береговая полиция не занимается поисками пропавших проституток. Вам, пожалуй, не стоит волноваться, но миссис Куинс не находит себе места. Она надеется, что вы знаете, куда Мэг могла пойти.
   Ощутив безотчетный страх, Сесилия в упор посмотрела на де Рохана.
   – К сожалению, я ничем не могу вам помочь, сэр. Да, я была последней, кто видел Мэг. Но что все-таки случилось? Мне кажется, инспектор,, вы сильно обеспокоены.
   – Вы проницательны, миледи, – ответил тот с холодной улыбкой. – Видите ли, когда я расспрашивал Мэг о Мэри ОТэвин, мне показалось, что она чего-то недоговаривает.
   – Недоговаривает?
   – За внешней заносчивостью Мэг Макнамара можно было явно угадать, что она боится, хотя она почти ничего нам не рассказала.
   По вестибюлю прошелся сквозняк, и Сесилию пробрала дрожь. Глаза де Рохана были непроницаемыми, лицо – мрачным.
   – Что вы намерены предпринять, мистер де Рохан? – решительно спросила она. – И что делать мне? Пожалуйста, подскажите.
   Де Рохан, покачав головой, пошел к выходу.
   – Ничего, – тихо отозвался он. – В данный момент никто ничего не сможет сделать. Но если Мэг вернется, сразу же дайте мне знать.
   – Да, конечно, – согласилась Сесилия.
   Де Рохан, открыв дверь, шагнул в ночь, и в тот же момент огромный черный зверь, зловещим клубком свернувшийся у порога, поднялся на лапы.
   – Какой чудесный пес! – заметила Сесилия. – Вы правильно сделали, что позвали его в дом.
   Как будто поняв ее слова, мастиф энергично завилял хвостом. Де Рохан удивленно посмотрел на Сесилию, потом улыбнулся.
   – Вы очень любезны. – Он щелкнул пальцами и тихо скомандовал: – Люцифер, рядом!


   Глава 4
   В которой лорд Делакорт ведет себя поистине героически

   – О! – простонала Дженет. – Дэвид! Сильнее, сильнее! Вот так, хорошо. Ага, здесь. О, как приятно!
   Делакорт резко отпустил затянутую в чулок ногу сестры.
   – Черт возьми, Джонни, ты совсем меня не слушаешь.
   Дженет, слегка приподняв голову с груды пуховых подушек, взглянула на брата поверх огромного живота.
   – Я слушаю! – произнесла она заискивающе. – Ну же, растирай мне ногу, Дэвид! Во время массажа я слышу лучше.
   Делакорт выпрямился в кресле, которое лакей Дженет по ее распоряжению поставил в изножье шезлонга.
   – У тебя есть муж, Дженет, – проворчал он, – пусть он и массирует тебе ногу. В конце концов это из-за него ты растянула связки.
   Дженет, вытянув губки трубочкой, опять откинулась на подушки.
   Делакорт взъерошил волосы.
   – Повторяю, Дженет, на мой взгляд, Сесилии отнюдь не подобает работать в миссии. – Он подался вперед, задумчиво жестикулируя. – Ну, посуди сама: дама ее положения каждый день разгуливает по грязным портовым трущобам среди разного сброда! Коул, наверное, спятил!
   Дженет, не отвечая, протянула ему другую ногу. Делакорт издал многострадальный вздох и положил ее себе на колено.
   – И больную лодыжку тоже потри, пожалуйста, – не унималась она, тихонько тыча в него мыском. Делакорт резко отпрянул.
   – Перестань, Дженет, я этого не люблю!
   – Тогда массируй! – тоном, не терпящим возражений, приказала та.
   – Ладно! Пусть войдут твои слуги и увидят тебя в такой фривольной позе.
   – Родив пятерых детей, я, пожалуй, потеряла стеснительность, – заявила Дженет. – А теперь давай вернемся к разговору о миссии. Неужели, милый братик, тебя совсем не огорчает, что Коул навязал тебе свою работу? Я ожидала, прежде всего, услышать из твоих уст упреки в его адрес. – Она вопросительно изогнула темные брови. – Ведь ты страшно сердит, не так ли?
   Делакорт какое-то время непонимающе смотрел на сестру, потом выражение его лица изменилось.
   – Да, конечно, – раздраженно согласился он. – Не представляю, что на него нашло! Вообще-то я всегда знал, что твой муж – большой чудак… но, черт возьми, неужели он забыл, какой ад устроила мне эта рыжая бестия?
   Дженет постаралась изобразить сочувствие.
   – Ты прав, дорогой. У Коула, должно быть, совсем память отшибло.
   Делакорт, оторвав взгляд от лица сестры, продолжил массаж, умело, растирая изгиб ее ступни.
   – И это еще не самое страшное, – тихо пробормотал он. – Ты не поверишь, Джонни, какими неслыханными оскорблениями осыпала меня эта дикая кошка!
   – Мой бедный мальчик! – Дженет приглушенно хмыкнула. – Может, попросить Коула, чтобы он освободил тебя от уплаты карточного долга?
   Делакорт поднял голову.
   – Ни в коем случае! Это будет не по-джентельменски.
   – Даже если я попытаюсь замолвить за тебя словечко? – спросила она, склонив голову набок и внимательно глядя на брата.
   – На это я тем более не соглашусь! – отрезал Дэвид. Внезапно его зеленые глаза сузились, и он вновь принялся делать массаж. – Знаешь, Дженет, мне все-таки кажется, что Коул придумал все это, чтобы отомстить Сесилии. Трудно вообразить человека, менее пригодного для подобной работы, но ни за какие блага мира я не признаюсь в этом леди Маркем-Сэндс! Или Лоример. Как там ее фамилия, черт возьми?
   – Ее фамилия – Лоример, – вкрадчивым голоском подсказала Дженет. – Как ты помнишь, она была замужем за лордом Уолрафеном.
   Делакорт вдруг начал столь энергично растирать ей лодыжку, что Дженет, охнув, отдернула ногу.
   Дэвид залился краской.
   – Прости, – пробормотал он смущенно, как будто его поймали на чем-то постыдном.
   Дженет с некоторым усилием села и нагнулась к брату.
   – Послушай, Дэвид, может, расскажешь, что тебя тревожит? Мне кажется, здесь кроется нечто большее, нежели обида на оскорбление, нанесенное бывшей любовницей…
   – Она никогда не была моей любовницей, Дженет, – перебил ее Дэвид. – И довольно ясно дала мне понять, что я недостоин, касаться ее даже пальцем.
   – И это тебя нисколько не беспокоит? – лукаво спросила Дженет, но, видя, что брат не собирается отвечать, сделала это за него. – Разумеется, нет. Но что же тогда тебя беспокоит? Ты же сам говорил на прошлой неделе, что у нас с тобой нет секретов друг от друга.
   – Просто я тревожусь, – хрипло бросил он. – При всей моей нелюбви к леди Уолрафен я теперь в ответе за ее благополучие. Ист-Энд – да и вообще весь Мидлсекс – очень опасный район, почти Афганистан. Там уже произошло одно убийство. Бедную девушку, которая пришла в миссию в надежде найти там приют, жестоко зарезали на Перл-стрит, причем без всякой причины.
   Дженет, удивленная услышанным, слегка приподняла бровь.
   – Я вижу, ты в курсе всех дел миссии.
   – Кто-то же должен быть в курсе, раз твой муженек решил уехать! – Делакорт нахмурился. – После похорон я отправился к главному магистрату города, но этот идиот начал скулить, что не может выделить людей для расследования убийства проститутки. Похоже, он полагает, что если труп обнаружил агент береговой полиции, то там и должны заниматься этим делом!
   – Вот как?
   – Да. А нам всем, мол, лучше держаться подальше, – бушевал Делакорт, – потому что береговая полиция более компетентна и хватка, чем Боу-стрит! Все же я дал ему понять, что, если он хочет удержаться в своем кресле, пусть возьмет ответственность на себя – или я напущу на него парочку бешеных псов из министерства внутренних дел. Пиль с удовольствием поможет мне, ибо подобная неразбериха и дефицит кадров – это как раз то, против чего он борется.
   – Слушай, Дэвид! – воскликнула Дженет, прекрасно понимая, что его угрозы – отнюдь не пустые слова. Он имел огромное влияние, только не часто брал на себя труд пользоваться им. – Может быть, мой муж все-таки совершил не такую уж большую ошибку?
   – О Боже, Дженет! – Делакорт выглядел потрясенным. – Что ты имеешь в виду? Дженет улыбнулась:
   – Сначала ты рассказываешь мне, как сильно волнуешься за леди Уолрафен – женщину, которая, по твоим же собственным словам, тебе абсолютно безразлична. Теперь ты озабочен судьбой молодой проститутки, с которой даже не был знаком, и распекаешь полицию от лица министра внутренних дел!
   Делакорт посмотрел на нее в упор.
   – Дженет, за кого ты меня принимаешь? Твой интриган муж хитростью втянул меня в эту работу, но я доведу ее до конца, черт возьми!
   Дженет уловила в. его голосе несвойственные ему стальные нотки.
   – Ты думаешь, эта девушка погибла не случайно? – спросила она.
   Лицо Делакорта было очень серьезным.
   – Думаю, да. – Он вдруг понизил голос. – Но наверняка есть люди – очень неприятные люди, – которые не хотят, чтобы рынки живого товара сокращались. Возможно даже, некто пытается бросить тень на работу Коула. Ему самому это не приходило в голову, а, Дженет?
   – Не знаю, милый, – отозвалась та беззаботно.
   – Ну что ж, значит, придется мне думать за него. – Он вдруг остановился, и устало провел рукой по своему красивому лицу.
   – Послушай, – сказала Дженет, пытаясь скрыть внезапно охватившую ее тревогу, – когда сегодня днем ты встречался с Коулом, ты говорил ему все то, что сейчас говоришь мне?
   – Конечно.
   Дженет машинально подалась вперед и начала расправлять складки на батистовом галстуке Дэвида.
   – Я вижу, милый, – сказала она, ловко подтянув узел, – твой лакей халатно относится к своим обязанностям. Я найду тебе нового, а Прингла завтра же отправь в длительный отпуск.
   – Нового лакея? – грустно переспросил Делакорт. – Оставь, Дженет! Зачем мне новый лакей? Прингл служит у меня уже двенадцать лет.
   – И за это время ни разу не был в отпуске. – Дженет сдвинула брови в шутливом осуждении. – Ты страшный эгоист! Немедленно пошли Прингла в Брайтон… или на озера!
   – Но я без него не смогу!
   Дженет, не обратив внимания на эту реплику, продолжала:
   – Видишь ли, некогда я оказала лорду Рэнно небольшую услугу, и теперь он у меня в долгу. Сейчас Эллиот уехал домой, в Шотландию. Как ты знаешь, он дальний родственник королевы. Но к несчастью, его лакей считает ниже своего достоинства выезжать куда-либо севернее Оксфорд-стрит.
   Делакорт мрачно взглянул на сестру.
   – Может быть, Прингл и в самом деле заслуживает отпуска. Но я не уверен, что мне нужен другой слуга – тем более такой, который сам решает, куда ему ехать, а куда нет.
   – У меня сложилось впечатление, что слуга Эллиота – очень смышленый парень… во всех отношениях, – настаивала Дженет. – Я сейчас же велю ему отправляться на Керзон-стрит. Разумеется, он будет служить тебе только временно.
   В зеленых глазах Дэвида вспыхнули веселые искорки.
   – Как скажете, мэм!
   Дженет, придвинувшись ближе, погладила его по щеке.
   – Дэвид?
   –Что?
   – Доверься мне, дорогой.
   Делакорт хотел возмутиться, но, по счастью, ему помешала служанка Дженет, Агнеса. Просунув голову в дверь кабинета, она сообщила, что сундуки уже спущены с чердака и что горничная ждет дальнейших указаний.
   Дженет нагнулась, чтобы обуться.
   – Послушай, Дэвид, – начала она, – я хочу попросить тебя кое о чем. Пока нас не будет, присматривай за мальчиками, особенно за Робином. – Дженет серьезно взглянула на брата. – Он пристрастился к игре в кости, и мне бы не хотелось, чтобы Коул узнал об этом.
   Делакорт, поднявшись, протянул ей руку.
   – Да, конечно.
   Дженет неуклюже встала.
   – А Стюарта надо любой ценой отвадить от кузена Эдмунда! Вчера этот негодяй имел наглость оставить у нас свою визитную карточку!
   – Я присмотрю и за ним, – охотно заверил ее Делакорт. Дженет, тяжело опершись на руку брата, пошла вместе с ним к двери.
   – Ой, Дэвид, а ты продолжишь обучать моих сыновей фехтованию? Чарли даст тебе ключ от бального зала.
   – Да, конечно, – сказал Делакорт уже в третий раз, осторожно выводя сестру в коридор.
   Когда они подошли к лестнице, Дженет чмокнула его в щеку.
   – А теперь иди к Коулу. У него для тебя целая кипа папок и корреспонденции.
   Попрощавшись с братом, Дженет в сопровождении Агнесы поднялась к себе в комнату. Как только за ними закрылась дверь, она обернулась к горничной.
   – Агнеса, ты можешь прямо сейчас отнести записку леди Делакорт?
   – На Керзон-стрит? – заинтересовалась Агнеса. – Конечно.
   Дженет бросилась к письменному столу, стоявшему под окном, и схватила лист писчей бумаги.
   «Мы в двух шагах от цели», – думала она, проговаривая вслух то, что писала:
   – «Отправь своих слуг в отпуск и при первой возможности приезжай ко мне в Кембриджшир…»
   Во время двухчасовой деловой беседы с Коулом Делакорт то и дело мысленно возвращался к разговору с сестрой. Он никогда не слушал ничьих советов, но к словам Дженет всегда относился очень внимательно. Иногда ему казалось, что она наделена даром провидицы, которым обладали многие представители рода Камеронов – в средние века одна супружеская пара даже была сожжена за это на костре.
   Но сам виконт не умел предсказывать будущее, иначе немедленно поспешил бы домой. Как нарочно, он тянул время – заехал в клуб, чтобы прочитать «Тайме» и пообедать с приятелями, отчаянно скучая в их компании и тяготясь пустой застольной болтовней, и лишь затем вернулся в свой городской дом на Керзон-стрит, имея намерение, каким бы странным оно ни казалось ему самому, отправить Прингла в Брайтон ближайшей почтовой каретой.
   Он направился в голубую гостиную, чтобы выпить чаю в обществе матери, но на полпути увидел Шарлотту, которая везла ее светлость в сторону лестницы.
   – Мама! – крикнул он. – Шарлотта! Почему вы не в гостиной?
   Шарлотта, резко остановившись, развернула кресло, в котором сидела леди Делакорт.
   – Дэвид, милый! – ответили женщины хором. В этот момент на лестнице за спиной у Шарлотты появился лакей, неся на плече тяжелый сундук.
   – Мама… – Делакорт удивленно уставился на сундук. – Это что, твой багаж?
   – Нет-нет, милый, – проговорила та, подняв голову и глядя на него в лорнет. – Это багаж Прингла.
   – Прингла? – Делакорт вытаращил глаза. – Куда это он собрался, черт возьми?
   Леди Делакорт заметно смутилась.
   – Кажется, в Брайтон. Леди Килдермор прислала записку…
   Взгляд Делакорта потемнел.
   – Ах, вот оно что!
   – Да, – виновато подтвердила мать, – но если ты не хочешь, чтобы он уезжал… Ой, я совсем забыла! У нас теперь появился другой лакей.
   – Другой лакей?
   – Ну да. Очаровательный малый! Как его… Кэмпбелл? Кендалл? – Ее светлость растерянно развела руками, как бы извиняясь за свою забывчивость. Но Делакорта было не провести. Он знал, что у этой женщины, несмотря на возраст, память острее бритвы.
   – В общем, – небрежно вмешалась Шарлотта, – он уже наверху.
   Делакорт ощутил легкую панику.
   – Как наверху? Что он там делает?
   Леди Делакорт изящно повела хрупкими плечами.
   – Он пошел в твою гардеробную, милый, – разбирать вещи. Так он сказал.
   В этот момент на лестницу вышел Прингл вместе с очередной группой лакеев, спускавших багаж. Казалось, он помолодел лет на десять. Обогнув кресло леди Делакорт, он, остановившись перед Дэвидом, схватил его за руку.
   – Спасибо, милорд! – пылко сказал лакей. – Я приеду первого июня.
   И с этими словами удалился. Еще два лакея, вопросительно взглянув на хозяйку, замерли у лестницы, держа на весу сундуки.
   Лицо старой дамы опять стало виноватым.
   – Поставьте все в вестибюле, Хейнс. Моя карета прибудет не раньше чем через час.
   Делакорт больше не стал возвращаться к этому вопросу. Итак, обе они уезжают. Видимо, к себе в Дербишир. Но сейчас ему следовало заняться куда более насущным делом: посмотреть, что за человек раскладывает его одежду.
   Мистер Джордж Джейкоб Кембл был весьма значительной персоной – джентльменом новой формации, но необычайно консервативных взглядов. Он искренне полагал, что его миссия на этой грешной земле заключается в поддержке и духовном просветлении недалеких людей. По мнению Кембла и к его величайшему сожалению, таких людей было слишком много.
   Знай Дэвид, что его ждет наверху, он не стал бы так спешить. Но он ничего не подозревал, поэтому тихо расхаживал по своей спальне, время, от времени украдкой заглядывая в гардеробную.
   Делакорт мог поклясться, что не издал ни звука, и, тем не менее, мужчина, что находился в гардеробной, обратился к нему, не поднимая головы и не отрываясь от своего занятия (в этот момент он тщательно пересчитывал галстуки Делакорта).
   – Вы звонили, сэр? – мелодично пропел он и только потом поднял свои темно-серые глаза на Делакорта. Это был худощавый мужчина неопределенного возраста, одетый так изысканно, как дай Бог каждому завсегдатаю клуба «Брукс».
   – Кто вы такой, черт возьми? – прорычал Делакорт.
   – Меня зовут Кембл, – объявил тот, протягивая руку. Делакорт был страшно удивлен и почему-то немного напуган.
   – Вот как? – выдавил он.
   Кембл отложил в сторону галстуки Делакорта и принялся наводить порядок на полках шкафа.
   – Мне нужен свободный вечер в четверг и выходной в воскресенье, – коротко заявил Кембл. – Объяснить зачем?
   – Не стоит. – Сдержав улыбку, Делакорт окинул мужчину понимающим взглядом. – Бурная светская жизнь, не так ли?
   – Совершенно верно. – Кембл, внезапно перестав рыться в вещах, хмуро ощупал ткань любимой жокейской куртки Делакорта.
   – Вам не нравится моя куртка? – небрежно спросил Делакорт, подступая чуть ближе к двери. Кембл перешел к вешалкам с жилетами.
   – Ничего, сойдет. Главное – подобрать к ней нейтральный жилет, – рассеянно бросил он. – У вас есть такой?
   – Есть, – мягко отозвался Делакорт. – Но я не совсем понимаю, почему вы роетесь в моих вещах.
   Кембл метнул на него весьма презрительный взгляд, – За этим меня сюда и прислали, милорд. Стрэт… сэр Рэнно получил записку, в которой сообщалось, что мне надо срочно явиться в этот дом. Делакорт округлил глаза.
   – Срочно? Интересно, с чего это леди Килдермор решила, что мне срочно нужна помощь…
   Но тут Кембл охнул от ужаса, не дав ему договорить.
   – Боже мой! – вскричал он, отдернув руку, точно его ужалила змея.
   – В чем дело?
   Кембл, схватив один из новых жилетов Делакорта, бесцеремонно сорвал его с вешалки.
   – Мне кажется, сэр, причина ее спешки кроется именно в таких manque de gout [4 - Недостаток вкуса (фр.)]! – изрек осуждающе он, выразительно тряхнув жилетом.
   Но Делакорт, который спал почти на всех уроках французского, понял лишь одно: его оскорбили.
   – На что вы намекаете, сэр? – с вызовом спросил он. – Этот жилет – последний крик моды!
   – Вполне допускаю. Моды для умалишенных, – буркнул Кембл, брезгливо держа темно-малиновый шелковый жилет двумя пальцами, точно по нему ползали вши.
   – Но этот цвет называется «воронья кровь»! – продолжал возмущаться Делакорт. – И мне он нравится! Я ни за что не откажусь от него.
   Кембл вернул спорный предмет туалета к остальным и обернулся к своему новому господину.
   – Давайте договоримся сразу, милорд, – решительно начал он, надменно взмахнув рукой. – У меня есть определенная репутация, и я намерен ее беречь. Я согласен у вас служить, но вы, в свою очередь, не должны бегать по городу расфуфыренным в пух и прах, точно какой-нибудь мелкий курьер с Боу-стрит. Я не допущу этого!
   – Не допустите? – Делакорт шагнул в гардеробную и с вызовом подбоченился. – Послушайте, дражайший…
   Кембл метнул на него уничтожающий взгляд.
   – Поймите же, наконец, – язвительно продолжил он, – в жизни любого мужчины наступает момент, когда он должен прекратить безудержную гонку за модой.
   С определенного возраста следует одеваться в более приглушенных тонах…
   – С определенного возраста? К вашему сведению, сэр, я еще не старик!
   Неожиданно Кембл подошел ближе и дотронулся кончиком холодного пальца до уголка глаза Дэвида, оттянул кожу к виску и резко отпустил.
   – Гусиная лапка, – констатировал он со знанием дела. – Вам тридцать три года, и ни днем меньше.
   Дэвид был поражен, если не сказать больше. В словах лакея не было и тени злорадства. Боже правый, ведь ему нет еще и тридцати двух! Его день рождения только через два месяца. А он-то полагал, что выглядит на свой возраст, если не моложе…
   Сомнения закрались в его душу. В последнее время он чувствовал себя жутко усталым, потерял вкус к жизни, а временами на него наваливалась непонятная тоска. Неужели такое безрадостное существование наложило отпечаток на его внешность? О Господи, неужели он уже не так красив, как раньше? Еще немного – и он превратится в стареющего, крикливо одетого павлина! И что тогда? Подагра? Розовый фрак?
   – Табак? – перебил его мысли Кембл. Делакорт плюхнулся в кресло перед туалетным столиком.
   – Нет, спасибо, – пробормотал он. – Впрочем, рюмочка бренди не помеша…
   Кембл, неучтиво перебив его, процедил сквозь зубы:
   – Вы курите, милорд?
   – А… – Делакорт пристыжено поднял глаза. – Да, люблю хорошие сигары.
   – Необходимо немедленно бросить, – заявил лакей, презрительно взмахнув рукой. – Курение не для вашего типа кожи. Появятся морщины, зубы испортятся, кожа станет желтого оттенка. Но вы не волнуйтесь! Я приготовлю свою фирменную маску для лица из коньяка и огуречного сока, будете наносить ее на лицо дважды в день в течение двух недель и станете совершенно другим человеком!
   – Но я не хочу становиться другим человеком! – взбеленился Делакорт, пытаясь обрести былую уверенность в себе.
   Кембл молча пожал плечами.
   – Тогда я задам вам тот же вопрос, милорд, который вы задали мне в самом начале: зачем я сюда пришел?
   Делакорт удивленно поднял брови. Интересно, сколько понадобится усилий, чтобы сломать Кемблу руку?
   – Я понятия не имею, зачем вы сюда пришли!
   – Если дело не в кризисе вкуса, значит, здесь что-то похуже. – Лакей прищурился. – Вас шантажируют, милорд?
   – О Господи, нет! – ответил Делакорт. Этот субъект начал его забавлять.
   Кембл, скрестив руки на груди, постучал мыском ботинка по полу.
   – Вам изменяет любовница? Или хотите отомстить человеку, который вас оскорбил? Делакорт резко поднялся с кресла.
   – Клянусь Богом, сэр, вы очень странный тип!
   – Возможно, – легко согласился Кембл, – но мне кажется, что у вас неприятности. Вероятно, вы и сами пока не знаете, какие, но мы это скоро выясним, будьте уверены!


   Глава 5
   Опаленная огнем озарения

   В понедельник утром Делакорт, как и обещал Амхерсту, встал на рассвете, позволил одеть себя как приличного джентльмена не слишком молодых лет и неслыханно рано – в половине девятого – явился на Пеннингтон-стрит, где его тут же передали в натруженные руки миссис Милдред Куинс.
   Эта матрона с суровым взглядом показалась ему чересчур дорогой ценой за карточный проигрыш. Но долг есть долг, и Делакорт, стиснув зубы, покорился судьбе. Во всяком случае, ему совсем не хотелось показать миссис Куинс – широкоплечей, видавшей виды даме, – что он не очень-то рад взвалить на себя обязанности руководителя. Она слишком напоминала ему его дядю Найджела. Но это уже совсем другая история…
   Впрочем, миссис Куинс была беззаветно предана своему делу. Она устроила ему подробную экскурсию по всему зданию миссии, начиная с подвалов и заканчивая чердаками, в течение которой Делакорт без особого интереса обозрел просторную, полную неаппетитных запахов кухню, огромную прачечную, заставленную дымящимися деревянными лоханями и жутко грохочущими отжимными машинами, а также швейные мастерские. Для самых способных обитательниц миссии имелся даже кожевенный цех.
   До сего момента Делакорт ни разу не задумывался над тем, из чего сделаны его перчатки, как сшиты брюки и каким образом стирается его белье, но теперь он взглянул на своих слуг другими глазами. Виконт осматривал цеха с чувством, близким к благодарности по отношению к людям, занятым черным ручным трудом.
   В каждой комнате сидели девушки, прилежно склонив головы над работой. Вид у них был вполне дружелюбный, но, когда они косились на Делакорта, он остро сознавал себя здесь чужим, испытывая при этом нечто похожее на вину. Разумеется, подопечные мистера Амхерста должны были к этому привыкнуть: благонамеренная верхушка общества нередко посещала миссию, чтобы поглазеть на бедных девушек, как на подопытных кроликов. Впрочем, положа руку на сердце, Делакорт именно таковыми их и считал.
   Удивительно, но ему было неловко признаваться в этом даже самому себе. Дэвид никак не мог разобраться в охватившем его смешанном ощущении неловкости и жалости. Миссис Куинс сообщила, что в миссии пропала еще одна девушка, Маргарет Макнамара, которую он смутно помнил по ритуальной службе.
   – Да, вот так, – мрачно добавила экономка. – Кому-то мы помогаем, а кто-то бежит от нашей помощи, стремясь заработать деньги более легким путем. И вы это очень скоро поймете, милорд.
   Дэвида так и подмывало сказать, что он не желает ее слушать, что попал в этот адский кроличий садок, с избытком наполненный христианским милосердием, потому что продулся в карты. А еще потому, что больше никто не возьмется за эту проклятую работу, от которой все шарахаются, как одинокий ночной прохожий от грязной бродячей собаки, увязавшейся за ним.
   К черту! Он не желает переживать за этих незнакомых людей, но, понимая, что такими речами миссис Куинс не проймешь, прикусил язык. Тут зазвонил колокольчик, возвестив о начале утреннего чтения Библии. Экономка неторопливо вышла из комнаты, величаво приосанившись. Делакорт остался один.
   Он вошел в большой кабинет. На самом дальнем от двери столе уже высилась огромная кипа папок и бумаг, обещанных Коулом. Здесь было тихо, в закопченные окна заглядывали тусклые лучи утреннего солнца.
   В кабинете неприятно пахло вареной капустой, щелочным мылом и запустением. Делакорт вспомнил свой последний визит сюда. Неужели всего три дня назад он сидел за этим самым столом, любуясь женщиной с лицом ангела и телом богини?
   А потом она вдруг упала. Ее голова, увенчанная копной огненно-рыжих локонов, с громким стуком ударилась о дверной косяк… В тот момент он отчетливо понял: если с ней случится что-то более серьезное, он этого не переживет.
   Делакорт, опустившись в кресло, устало закрыл лицо руками. Слава Богу, череп Сесилии Маркем-Сэндс оказался таким же непробиваемым, как и ее сердце.
 //-- * * * --// 
   Украшенная гербом карета леди Уолрафен остановилась перед миссией ровно в одиннадцать. Лакей опустил лесенку, и Сесилия, как всегда в сопровождении Этты, вошла в здание. Странно, но сегодня ей все казалось каким-то другим: улицы Ист-Энда, которые она проезжала, – грязнее, а магазин – меньше и теснее, чем на прошлой неделе. Она знала, что на втором этаже впечатление будет таким же.
   Вообще-то Сесилия думала, что он не придет. Или если придет, то часам к шести вечера, надменно усмехаясь, усталый и не выспавшийся после ночного кутежа, но, только еще переступив порог миссии, инстинктивно поняла, что Делакорт уже у нее в кабинете.
   Представив мысленно эту картину, Сесилия возвела глаза к потолку. Этот негодяй наверняка развалился в ее любимом кресле, закинув щегольские сапоги на письменный стол.
   Взлетев по лестнице, она ворвалась в кабинет, расправив плечи, со стопкой бухгалтерских книг в руках.
   Но к ее удивлению, Делакорт мирно сидел за столом у стены – самым маленьким из трех. Он что-то писал, сосредоточившись, и когда она вошла, то даже не поднял головы.
   Какая неслыханная наглость! Сесилия нарочно громко уронила гроссбухи на стол.
   Делакорт медленно оторвал глаза от бумаг, и Сесилия с удивлением поймала его недоумевающий взгляд. Видимо, он и в самом деле не слышал, как она вошла. Ее охватила растерянность. Теперь он наверняка будет выжидать момент, чтобы над ней поиздеваться.
   – Ага! – объявила она, решив начать атаку первой. – Я вижу, вы опять здесь.
   – А где же мне быть? – спросил он, неторопливо поднимаясь из кресла. – Если мне не изменяет память, сейчас утро понедельника.
   Сесилия с громким скрипом отодвинула свое кресло.
   – Уже одиннадцать, милорд, – холодно сказала она. – К вашему сведению, утро давно кончилось.
   – Я прекрасно знаю, который час, мэм. Большую часть утра я провел здесь, вместо того чтобы нежиться в ванне у себя дома. – Делакорт сухо улыбнулся. – Мы продолжим эту ребяческую перебранку? Или займемся делами? Как мне кажется, их у нас хватает. – Дэвид, взяв со стола письмо, раздраженно помахал им в воздухе. На листке был отчетливо виден герб министерства внутренних дел.
   Сесилия растерялась. Похоже, он говорил совершенно серьезно.
   – Послушайте, – пробормотала она, – неужели вы, в самом деле, намерены… здесь остаться?
   Он вновь поднял на нее свои зеленые глаза.
   – Разумеется, мэм. Если это вас так сильно тревожит, то, может, уйдете вы? – Он произнес эти слова ласково, почти вкрадчиво, однако взгляд его был все таким же насмешливым.
   Ну, это уже чересчур!
   – Но мне нравится работать в миссии, – тихо сказала она. – Интересно, с чего вдруг вы решили меня изводить – ведь раньше вы старательно меня избегали?
   Лицо Делакорта оставалось по-прежнему непроницаемым.
   – Избегал вас?
   Сесилия попыталась сделать суровое лицо, но у нее ничего не вышло.
   – Не далее как два месяца назад вы, наговорив мне резкостей, ушли с вечеринки в Огдене.
   – Я? – Делакорт, изобразив удивление, медленно вышел из-за стола. – Сесилия, милая, вы льстите самой себе. Мне надо было в город по срочному делу. «Так, значит, вы тоже были тогда в Огдене?
   Щеки Сесилии запылали.
   – Да, была… то есть вы были. Это видели все. Он подошел к ней. Стук его тяжелых сапог отозвался эхом в большом кабинете.
   – Ты все так же легко краснеешь, Сесилия. И становишься в этот момент еще красивее!
   Теперь он стоял совсем близко. Слишком близко. Сердце Сесилии, на мгновение, остановившись, бешено застучало.
   – Я вам не верю, – выдавила она. Тщательно наблюдая за каждым движением Сесилии, Делакорт крепко сцепил руки за спиной.
   – Дорогая моя, а во что же тогда ты веришь? Что я уехал из Огдена из-за тебя? – Дэвид немного понизил голос, и его следующие слова прозвучали чересчур интимно. – Или что ты некрасива, когда краснеешь?
   – Вы нарочно оскорбляете меня. – Сесилия обиженно вздернула подбородок, но это получилось у нее как-то неубедительно. – И уже не в первый раз.
   Взгляд ее смягчился, что немного насторожило Делакорта. Было бы лучше, если бы она шипела и царапалась. Но огромные голубые глаза Сесилии вызывали в нем целую бурю пугающих ощущений: досаду, гнев, растерянность… даже искушение, черт побери! Но он ни за что ей этого не покажет. Не хватало еще уронить свое достоинство в ее присутствии.
   Дэвид так сильно сжал сцепленные руки, что у него онемели пальцы, и очень спокойно произнес:
   – Ты можешь себе представить, Сесилия, что последние шесть лет я страдаю от неразделенной любви? – Запрокинув голову, он через силу рассмеялся. – А может, от неутоленного желания. Но мужчина обычно не стремится подавлять столь ничтожные чувства, тем более, когда их так легко удовлетворить с кем-либо другим.
   Взгляд Сесилии заметался по комнате. Она подняла руку, потом неуверенно опустила ее на пояс, словно готовясь его оттолкнуть. Так ли это? Дэвид пытался поймать ее взгляд, но она старательно его отводила.
   Тогда он шагнул ближе и, пристально смотря в ее глаза, различил в них тщательно подавляемое негодование. Но было там и нечто другое.
   Желание – вернее, слабая его тень. Но Делакорт понимал, что оно мучает ее, ибо был весьма опытным соблазнителем.
   Нежно дотронувшись до подбородка, он приподнял ее лицо. Огненно-рыжий локон скользнул по его запястью, точно шелковистый язычок пламени.
   Делакорт, с трудом загасив наплыв неожиданных чувств, заставил себя опомниться. Только расчетливый флирт и беспощадный сарказм!
   – Да, я хочу тебя, Сесилия, и хотел всегда, – признался он наигранно-безразличным тоном. – А какой нормальный мужчина тебя не захочет?
   – Не смейте разговаривать со мной в таком тоне, сэр! – Сесилия так резко отпрянула от него, будто боялась, что он овладеет ею прямо здесь, посреди кабинета.
   – Ты не веришь мне? Ах, Сесилия, какая же ты наивная! – Он замолчал, насмешливо прищурившись. – Я легко могу предоставить тебе довольно… ощутимое доказательство.
   Сесилия отскочила, округлив глаза. Делакорт еще немного приблизился, и она, отступая, наткнулась на письменный стол.
   – Нет! – вскричала она. – Вы же говорили… Уже не внимая голосу разума, Делакорт всем телом притиснул ее к столу.
   – Что именно я говорил, милая? – пробормотал он, любуясь ее длинными черными ресницами. Темные брови Сесилии сошлись на переносице.
   – Насколько я помню, милорд, вы говорили, что скорее откажетесь от плотских утех до конца жизни!
   – А может, я лгал, Сесилия? – прошептал он, поднося ее руку к губам. – Я очень часто лгу. – Повернув ее руку ладонью вверх, он легко коснулся языком пульса. – И у меня неплохо получается.
   Произнеся это, Дэвид взглянул на нее из-под опущенных ресниц. Дыхание Сесилии сделалось частым и прерывистым, испуг в ее душе сменился чувственным волнением. Он нежно прикусил ее ладонь и мысленно засмеялся, очарованный немедленной реакцией: раздув тонкие ноздри, она прикрыла глаза.
   О Боже, как же он ее хочет!
   А она – его.
   И он не знал, что пугало его больше.
   Лучше бы сразу положить конец и тому и другому. Дэвид опять прижал пылающие губы к ее ладони.
   – Знаешь, милая, мне кажется, что если кому-то из нас надо уйти, так это тебе. Как видишь, я с трудом сдерживаю свои животные инстинкты и, пожалуй, могу в любой момент потерять над собой контроль.
   Сесилия, тут же очнувшись, отдернула руку.
   – Наглец! Ты флиртуешь с каждой встречной женщиной! Скажи, ради Бога, зачем тебе еще я? Он поднял на нее глаза.
   – Потому что ты жаждешь принадлежать мне. Согласись, Сесилия, что я прав! Ты хочешь, чтобы я с тобой флиртовал, вел себя как распутник. Оправдал твои ложные представления обо мне. Ведь настоящий джентльмен не может вызвать желания в сердце добродетельной женщины, верно?
   Сесилия на мгновение потеряла дар речи.
   – Ты не вызываешь во мне никаких чувств, кроме презрения, – выдавила она наконец.
   Внезапно его сарказм улетучился – его вытеснило более опасное чувство. Делакорт подступил ближе, заставив ее отпрянуть.
   – Послушай, Сесилия, – прошептал он, всколыхнув своим дыханием, мягкий локон у нее на виске, – мне почему-то кажется, что ты лжешь – так же, как и я.
   Неожиданно для самого себя он поцеловал ее, а она, как ни странно, не оказала сопротивления.
   Сесилия была растеряна, слегка возбуждена и очень напугана. В прошлый раз Делакорт был пьян, потому и решился на такое безумство, но сейчас… он обнял ее нежнее, упиваясь страстным поцелуем.
   Сесилия, словно по мановению волшебной палочки, перестала негодовать. Ее пальцы, вначале жестко упиравшиеся в грудь Дэвида, машинально сомкнулись на лацкане его сюртука.
   Делакорт пытался внушить себе, что по-прежнему играет с ней, оставаясь при этом бесстрастным, но тут она тихо застонала, и он вконец потерял голову. Его ладонь скользнула к изящному изгибу ее спины. Пышная грудь Сесилии прижалась к его торсу. Делакорт перестал гадать, почему она ему нравится, – он был способен думать только о том, как долго ее хотел.
   Вдруг Сесилия приглушенно вздохнула, и восторг момента неожиданно испарился. Ощутив ее смятение, Делакорт прервал поцелуй и выпустил ее из объятий.
   Она смотрела мимо него на что-то за его плечом.
   – Оставь меня в покое, Дэвид, – тихо попросила она, – и пожалуйста, убери руки.
   – Мои руки при мне, Сесилия, – отозвался он, чувствуя, что порыв непрошеного чувства пропал окончательно. – А вот где твои?
   Опустив глаза, она с ужасом увидела, что рука ее все еще сжимает лацкан сюртука.
   Дэвид осторожно кашлянул.
   – Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что другую руку ты найдешь где-нибудь под сюртуком. Скорее всего, на талии.
   Сесилия отшатнулась от него как от огня и, округлив глаза, зашла за стол, будто эта материальная преграда могла помочь ей сохранить благоразумие.
   – Убирайся! – прошипела она. – Не… не заставляй меня…
   – Ты не должна бояться, Сесилия, – мягко перебил он, – я не из тех мужчин, которые принуждают женщин к любви.
   – Нет? – с вызовом спросила она. – Значит, женщины сами падают к твоим ногам? Делакорт лениво улыбнулся:
   – Бывает и так.
   – Можешь на это не рассчитывать! К своему удивлению, он уловил в ее тоне неуверенные нотки.
   – Сесилия, – ласково сказал он, оставив насмешки, – желанием нельзя управлять, как бы тебе этого ни хотелось. И заставлять другого человека подчиняться нехорошо. Надеюсь, ты понимаешь, о чем именно я веду речь?
   – Скажи мне, Делакорт, – бросила Сесилия с вызовом, – какая женщина захочет быть соблазненной мужчиной, оскорбившим ее?
   Внезапно он понял, что тяготило ее – презрение к самой себе, а хуже этого ощущения и быть не может.
   – Милая, – ласково произнес он, – не пора ли тебе простить меня за то, что я когда-то заставил тебя испытать плотское желание? И самое себя – за то, что ты возжелала мужчину, которого не слишком уважаешь?
   Кровь отхлынула от ее лица.
   – Пойми, Сесилия, – продолжал Делакорт, – взаимное притяжение, которое вдруг возникает между двумя людьми, – это ее величество Судьба. Удача или злой рок – назови как угодно, но суть от этого не изменится. Помоги нам Господь! Только не нужно меня обвинять. Это несправедливо.
   Сесилия то ли усмехнулась, то ли всхлипнула – она, и сама не смогла бы разобраться.
   – Это похоже на сумасшествие, Сесилия, – тихо продолжал он. – Человек просто сходит с ума от желания, но достаточно это сделать – и все пройдет.
   «А может, и не пройдет», – подумал он, но вслух не сказал.
   – Ты в этом большой дока, не так ли? – прошептала она еле слышно.
   – В чем именно?
   – В искусстве соблазнять.
   Дэвид молча покачал головой. Похоже, разговаривать с ней бесполезно.
   Сесилия провела ладонью по столу.
   – Может, все-таки уйдешь? – попросила она. – Иначе придется уйти мне.
   – Ладно, Сесилия, иди, – сказал он с горькой усмешкой. – Пусть у меня будет еще одна причина для угрызений совести.
   – Да никогда в жизни ты не испытывал угрызений совести!
   Она была не права, но Делакорт оставил этот выпад без ответа.
   – Ты назвала меня бездельником, Сесилия, – тихо сказал он. – Такое оскорбление трудно проглотить.
   – Значит, схватив меня в охапку, ты, таким образом, отомстил за оскорбление?
   Делакорт нехотя признал ее правоту – и, помимо всего прочего, этот сегодняшний поцелуй был величайшей глупостью с его стороны.
   – Ладно, Сесилия, ты победила, – ответил он, вздохнув. – Я клянусь, что больше тебя не трону! Я буду твоим пленником, и ты, наконец, сможешь сделать то, что должна была сделать много лет назад.
   – И что же именно? – мрачно спросила она. – Застрелить тебя?
   – Да нет, – Делакорт усмехнулся, – наставить меня на путь истинный.
   Сесилия словно приросла к полу, и в этот момент раздался громкий стук в дверь. Оба они резко повернули головы.
   В комнату вплыла миссис Куинс, само воплощение христианского негодования.
   – Пойдемте со мной, миледи, – начала она, ткнув пальцем в потолок. – Опять Нан таскает Молли за волосы и ругается, как боцман. А все из-за парня, который утром принес уголь!
   Сесилия отправилась отчитывать заблудшую Нан и провела весь день в цехах, оказывая обитательницам «Дочерей Назарета» моральную поддержку. Оставшись один в кабинете, Дэвид заскучал, но постарался убедить себя в том, что без нее ему все-таки лучше: когда у человека вырывают больной зуб, во рту, конечно, остается дырка, однако заканчиваются страдания.
   Ничего серьезного не произошло, просто он, как всегда, от нечего делать пококетничал с красивой женщиной. Но, черт возьми, Сесилия слишком не уверена в себе! А ведь она уже вдова – ей надо бы, расслабившись, насладиться свободой.
   Впрочем, мужская интуиция настойчиво подсказывала Делакорту, что сегодня днем она уже не вернется в кабинет, а значит, о наслаждении свободой не могло быть и речи. Поэтому он направил все свое внимание на стопку бумаг и писем, которую оставил ему Коул. Первым было письмо из министерства внутренних дел. Как видно, шум, который Дэвид поднял там, не остался без последствий. Дело об убийстве Мэри ОТэвин было тут же передано начальству береговой полиции – необычный, но впечатляющий факт. Отлично!
   Делакорт вскрыл второе письмо, доставленное в миссию нарочным. К его удивлению, на исцарапанный стол выпал банковский чек с подписью Эдмунда Роуленда. Подняв его, он взглянул на аккуратно пропечатанные нули и тихо присвистнул. Боже правый! Выходит, в «Бруксе» недаром смеялись над стариной Роулендом! Эта рыжая бестия, в самом деле, обобрала его до нитки. Интересно, как ей это удалось?
   Черт возьми, опять его мысли вернулись к Сесилии! И когда только это кончится? Он яростно взрезал ножом очередное письмо.
   Одеяла! Дэвид вздохнул. Северный церковный приход жертвует миссии дюжину одеял. Что ж, тоже неплохо. Потом шли письма от двух самых крупных благотворителей – видимо, так же, как и Роуленд, они жертвовали миссии деньги для очистки собственной совести.
   По наблюдениям Дэвида, Коул и леди Киртон в отличие от Сесилии умели лишь с высокомерным видом раздавать советы. Но чтобы навести порядок в нищем и преступном Ист-Энде, надо, засучив рукава, постараться, как следует осушить это болото человеческих пороков.
   Делакорт вдруг спохватился. Да что это с ним, ей-богу? Неужели он тоже становится праведником?
   А как же его репутация? Проведя здесь всего два дня, он уже приобрел образ мыслей эдакого моралиста-лицемера. Если так пойдет и дальше, то он, пожалуй, скоро начнет бороться за профсоюзы и, как человек чести, вынужден будет уйти из «Брукса».
   Сесилия оставила с Нан и Молли миссис Куинс, но никак не могла собраться с духом, чтобы вернуться в кабинет. Все еще чувствуя дрожь в коленях, она еле-еле плелась по темному коридору, словно приговоренная к смерти по пути на эшафот. Подойдя к двери, она взялась было за ручку, но, струсив в самый последний момент, убежала в гостиную.
   Боже правый, неужели она совсем потеряла благоразумие? Сесилия подошла было к бюро орехового дерева, уперлась в него руками, нагнула голову и, глубоко дыша, постаралась успокоиться. Опять она позволила Делакорту себя разозлить! И не только разозлить… При всем своем богатстве и влиянии он просто-напросто наглец и распутник, но она по-прежнему теряла голову от одного взгляда его зеленых глаз…
   Черт бы его побрал! Сесилия резко села и хватила кулаком по крышке бюро. Стоявшая на нем свеча, выпрыгнув из подсвечника, скатилась на пол. Не обратив на это внимания, Сесилия поднялась и начала мерить шагами комнату. Господи помоги, он будет работать вместе с ней в миссии целых три дня в неделю! При мысли об этом у нее противно заныло под ложечкой.
   Она подошла к окну. Внизу, на улице, как всегда, было оживленно. Проехала тележка с углем, прошел торговец, затем элегантная карета, запряженная четверкой лошадей, повезла корабельного магната в южный док, встречать торговое судно. Обычный день на Пеннингтон-стрит.
   Сесилия медленно отвернулась. Надо пойти домой, принять ванну, прокатиться верхом. Выпить, в конце концов. Все, что угодно, только не эта пытка!
   Внезапно дверь распахнулась, и, к удивлению Сесилии, в комнату вошла Китти ОТэвин, неся стопку свежевыстиранного постельного белья. Сесилия двинулась ей навстречу, и девушка от неожиданности испуганно вскрикнула.
   Тут же забыв про свои тревоги, Сесилия взяла у Китти простыни и положила их на кресло.
   – Я напугала тебя, Китти? – тихо спросила она. – Прости.
   Китти покачала головой.
   – Нет, миледи. Просто я… просто… – Она продолжала дрожать.
   Взяв ее за руку, Сесилия подвела девушку к дивану.
   – Сядь, Китти. Мне надо с тобой поговорить. Китти нехотя опустилась на диван.
   – Со мной все в порядке, миледи.
   Улыбнувшись через силу, Сесилия села на другом конце. Китти казалась очень усталой: под глазами темные круги, да и вообще вид такой, будто она всю ночь напролет таскала камни.
   – Как ты себя чувствуешь, Китти? Ты что-то плохо выглядишь.
   Китти, отведя взгляд, механически повторила:
   – Со мной все в порядке, миледи. Осторожно протянув руку, Сесилия заправила девушке за ухо выбившуюся прядку русых волос.
   – Китти, твоя жизнь только начинается, а ты уже потеряла сестру. У тебя есть еще родные? Есть куда пойти? Я могу устроить тебе переезд – в Ирландию, даже в Америку, если нужно.
   Китти, уставившись на свои колени, покачала головой.
   – Нет, миледи, у меня никого больше нет.
   – А ты думала, что тебе делать дальше? Скажи, чем мне помочь тебе? Хочешь, я найду тебе работу? На хорошую прачку всегда спрос.
   Китти встревожено посмотрела на Сесилию.
   – Нет! Мне нравится здесь. Я бы хотела остаться. Я буду много работать, миледи, клянусь!
   Сесилия погладила ее по руке.
   – Китти, дело не в работе…
   Она замолчала. Ей хотелось сказать, что женщины, приходящие в миссию, должны научиться какому-то ремеслу и вернуться домой, но Китти была слишком подавлена, чтобы безболезненно воспринять это.
   – Конечно, ты можешь остаться здесь и жить, сколько пожелаешь, – заверила она девушку. – Послушай, Китти, а ты больше не вспомнила ничего важного для полиции? Какие-нибудь сведения, которые помогли бы найти убийцу?
   Китти отрицательно покачала головой, но Сесилия продолжала настаивать:
   – Ты можешь сказать, Китти, почему вы все трое вдруг пришли в миссию? Мне это кажется очень странным.
   Китти, наконец, подняла глаза.
   – Это Мэг придумала, – тихо заговорила она, – и Мэри. Как-то поздно вечером они поднялись в нашу комнату, разбудили меня и сказали, что уходят. Мне ничего не оставалось, как только пойти с ними. Вот и все, что я знаю, – закончила девушка срывающимся голосом, и при этом взгляд у нее был такой, будто она хотела убежать из комнаты.
   – Понятно. Ты можешь продолжать работу, если хочешь, я больше не буду тебя беспокоить.
   Когда Китти ушла, Сесилия немного успокоилась, но на душе у нее было как-то печально. Собственные неприятности по сравнению с чужими горестями показались ей сущим пустяком. Часы на каминной полке пробили три. О Боже, пора домой! Решив не возвращаться в кабинет, она сразу же спустилась на первый этаж.
   Посетителей в магазине не было. Расторопная Этта уже пошла за каретой. Продавщица старательно подметала пол. Сесилия повернулась к двери, чтобы снять с вешалки свой плащ, как вдруг услышала, что та обращается к ней.
   – Леди Уолрафен, – испуганно проговорила девушка. – Миссис Куинс давно не спускалась. Мне что-то тревожно.
   – Тревожно? – спросила Сесилия, застегивая плащ. – В чем дело, Бетти? Опять сломалась касса?
   Бетти, поставив веник в угол, неторопливо вышла из-за прилавка.
   – Нет, мэм, дело не в этом, – ответила она, вытирая руки фартуком. – Часа два назад приходил какой-то незнакомый мужчина и задавал разные вопросы.
   Де Рохан? Его имя Сесилии сразу пришло в голову, но она подумала, что едва ли полицейский инспектор будет задавать вопросы в ее присутствии.
   – Кто он такой, Бетти? Полицейский?
   Бетти смутилась.
   – Нет, мэм, вряд ли… Хотя и впрямь немного похож на полицейского.
   Сесилия, подняв капюшон, начала заправлять под него волосы.
   – Он спрашивал меня? Или лорда Делакорта? Что именно он хотел?
   – Он спрашивал про ту девушку, которую зарезали. – Бетти нервно сунула руки в карман фартука. – Хотел знать, здесь ли она. Я сказала, что не могу отвечать на такие вопросы.
   Сесилия на мгновение замерла.
   – И что же?
   Бетти пожала плечами.
   – Я попросила его обождать и хотела позвать кого-нибудь из вас, но он ушел.
   Сесилия облегченно вздохнула. Этот человек наверняка не имеет отношения к убийству: он не знал, что случилось с Мэри, и полагал, что найдет ее в миссии.
   – Может, это тот ее знакомый? Или бывший… э… клиент?
   Бетти явно обрадовалась такой осведомленности Сесилии.
   – Да, мэм, похоже на то.
   – Ты можешь описать, как он выглядел? – настаивала Сесилия.
   К несчастью, большой наблюдательностью Бетти не отличалась.
   – Я очень волновалась, мэм, – сказала она, виновато глядя на Сесилию. – Такой высокий, представительный… одет прилично, но не слишком дорого.
   Сесилия усомнилась, что сможет добиться от Бетти чего-то еще. В этот момент к магазину подъехала ее карета.
   – Послушай, Бетти, – мягко сказала она, – ты поступила правильно, отказавшись отвечать на его вопросы. Если он опять появится, сразу же посылай за миссис Куинс, договорились?
   Робко опустив глаза, Бетти присела в реверансе. – Да, мэм, обещаю.
   Делакорт так и думал, что Сесилия не вернется в кабинет. Битых два часа он писал письма, а потом, с отвращением отбросив перо, отправился домой. Но стоило ему сесть в карету, как мысли его вновь вернулись к Сесилии. Он по-прежнему сердился на нее за отказ и за то, что она так плохо о нем думает.
   Эти мысли были навязчивы, как зубная боль. Всю дорогу до дома он ругал себя последним болваном. Может, Сесилия и желала его, но по-прежнему не уважала и не любила. Зачем же он начал с ней заигрывать? Наверное, просто почувствовал груз прошедших лет, прожитых так бесцельно, или поддался воспоминаниям.
   Зажмурившись, Дэвид откинул голову назад. Боже правый, как же ненавистны ему эти воспоминания! Все это пустые надежды, несбыточные мечты. Даже с закрытыми глазами он четко, как наяву, видел ослепительный луч солнца, золотивший нежное лицо и стройное женское тело. Делакорт вздохнул. Мягкие ищущие губы робко прижимаются к его губам. Невинная девушка… О Боже!
   Он крепко зажмурился. Кровь беспокойно стучала в висках в унисон колесам кареты. Между тем пейзаж за окном менялся: закат окутывал деревья и здания вдоль дороги тусклым розовым светом. Сев прямо, Дэвид вытянул руки перед собой.
   Да, несомненно, это руки уже не совсем молодого мужчины. И все-таки он был уверен, что его интерес к Сесилии вызван отнюдь не тем, что беспечная молодость уступает место зрелости. Сесилия Маркем-Сэндс не поддалась на его ухаживания, как и следовало ожидать от светской женщины. А как неопытны были ее поцелуи…
   Но почему-то, размышляя об этом, вместо угрызений совести Дэвид испытывал чувство восторга.
   Два года она была замужем за другим, однако по-прежнему Недооценивала своего обаяния. Он еще никогда не встречал таких женщин, а уж на его веку их перебывало немало. Все они были одинаковы, не считая незначительных отличий. Будучи не слишком тщеславным, Делакорт все же точно знал, что умеет угождать дамам. Он разгадывал все их уловки: напускной восторг, откровенную застенчивость, ложную скромность, и, в конце концов, они сдавались под напором его страсти.
   Но никогда еще Дэвид не целовал женщину, которая была бы так настроена против него. А может быть, против себя самой? Противоречивые чувства Сесилии – боязнь любви, гнев, желание – казались ему вполне искренними, и с его стороны было жестоко мучить ее. Несмотря на все свои недостатки, он никогда не обращался с женщиной нарочито грубо.
   Да, Дэвид не мог забыть обиду, которую она нанесла ему. Всякий раз, когда он вспоминал то, что между ними произошло… то, что он испытывал до и после их первого поцелуя, в душе его вспыхивал затаенный гнев. Как бы ему хотелось, чтобы все было иначе! А впрочем, если уж быть до конца откровенным, ему хотелось секса, ибо тело его вновь изнывало от знакомого голода. От необходимости погасить свое желание в жарком лоне женщины, которая дрожит от вожделения, а тело сливается с его телом в сладком чувственном пожаре.
   Сколько же он будет мучиться? Слишком долго. И день ото дня ему становилось все хуже, а уж последние три ночи он чуть ли не дымился, до самого рассвета ворочаясь без сна в одинокой постели. Да, он был гедонистом – кое-кто даже называл его сибаритом, – но людское мнение виконта не волновало. Его аппетиты были всем хорошо известны. Впрочем, играл он по честному: хорошо платил и отдавал столько же, сколько и брал, если не больше.
   Делакорт умел обуздывать порывы страсти, но был награжден природой сильной чувственностью. Быть может, она досталась ему в наследство от негодяя отца? Вспомнив, как появился на свет, Дэвид чуть не хватил кулаком по оконному стеклу кареты.
   Нет, черт возьми, он не такой! Распутник, повеса, но не насильник! Он никогда не возьмет женщину против ее воли, а Сесилия Маркем-Сэндс по-прежнему не желала его.
   Приехав на Чаринг-Кросс, Делакорт, взяв перчатки, громко постучал тростью по крыше экипажа. Ему надоело мучиться в темном тесном салоне от неудовлетворенного желания, а самое главное – от вновь пробудившейся совести, тем более что у него было еще одно неотложное дело.
   Он направил кучера на Керзон-стрит, потом свернул на север и проехал по Сент-Мартинс-лейн, попав в очередные трущобы – квартал на окраине «Ковент-Гардена», состоящий из вереницы одноэтажных домов, закоулков и узких улочек. Выйдя из кареты, он быстро дошел пешком до Роуз-стрит и остановился на пороге скандально известного трактира «Овечка и флаг», прозванного «Бочонком с кровью» за жуткие кулачные бои, частенько случавшиеся в его стенах. Обычно здесь кишел разный сброд, среди коего встречались представители как низших, так и высших слоев общества. Однако сегодня Дела-корта привели сюда не скука и не желание выпить.
   Черт бы побрал Коула и Дженет! Шагнув в трактир, он понял, что пришел не зря. В глубине зала, забросив ногу на обшарпанный деревянный стол, сидел лорд Роберт Роуленд, бесстрастно наблюдая за азартной игрой в кости, которую вели два молодых щеголя.
   Задержавшись у стойки бара ровно настолько, чтобы смочить горло, Делакорт начал пробираться к Робину стараясь не вдыхать запахи горького эля и немытых тел. В тускло освещенном углу, казалось, повисло напряжение – ощутимое и густое, как табачный дым. Делакорт увидел лицо другого мужчины, и самые худшие его опасения подтвердились. Дженет беспокоилась не зря!
   Напротив Робина, вальяжно развалясь в кресле, сидел Ратлидж, по прозвищу Бентам (Порода бойцовых петухов.), – скандальный распутник, чьи похождения могли бы вогнать в краску самого Делакорта, не говоря уж о племяннике. Странно, что юный авантюрист опять в городе. По слухам, два года назад он бежал из Лондона после дуэли, которая закончилась для его соперника мучительной смертью. Говорили, что Ратлидж путешествует по Ближнему Востоку и Индии, но теперь было совершенно очевидно, что этот дьявол вернулся. Он сидел, глядя на Робина, на плечи его падали длинные черные волосы, а возле локтя высилась аккуратная стопка банкнот.
   Сидящий напротив Ратлиджа, как мышь взмокший Робин казался невинной овечкой в стае волков! Пока Делакорт решал, как бы поудачнее вмешаться, племянник, утерев лоб, придвинул табакерку из севрского фарфора к лежавшей на столе кучке монет и долговых расписок и дрожащим голосом объявил сброс.
   Делакорт нагнулся к самому уху Робина.
   – Интересная игра, не так ли? – тихо спросил он. Тот вздрогнул, точно от выстрела, и моментально вскочил.
   – О Боже! – вскричал Робин, узнав дядю, но, как и его мать, этот юноша умел быстро приходить в себя. – Какая встреча! – непринужденно объявил он, протягивая руку. – Это вы, Делакорт!
   Игроки, подняв головы, весело приветствовали подошедшего.
   – Вы знакомы с моим приятелем Вейденом? – продолжал Робин. – А с этим старым авантюристом?
   Делакорт не был знаком с ними, однако натянуто кивнул.
   – Очень приятно, мистер Вейден, мистер Ратлидж.
   Робин с нервной улыбкой оглядел их, потом сунул большие пальцы за подтяжки и важно качнулся на каблуках.
   – Каким ветром вас занесло на Роуз-стрит, милорд? Делакорт оставил этот вопрос без ответа. Отступив, он пристально оглядел племянника.
   – Фи, Робин! – воскликнул он, постаравшись скопировать потрясенную мину своего камердинера Кембла. – Большие пальцы за подтяжками? Ты похож на каменщика с Нэша (Комплекс домов вокруг Риджент-парка в Лондоне.) Не говоря уж о том, что от такой позы портятся складки на брюках.
   Робин резко выдернул пальцы из-под резинок. Лицо его, сияющее дружелюбием, помрачнело.
   Делакорт кивнул на игральный стол.
   – Помнится, я обещал отыграться после виста. – Он сухо улыбнулся. – Может, поедем на Керзон-стрит? С удовольствием угощу тебя ужином.
   Физиономия юного картежника вытянулась еще больше.
   – Прямо сейчас?
   – А почему бы и нет? – Делакорт поднял бровь. – Надеюсь, ты не настолько беспечен, чтобы играть в этой крысиной норе?
   – Нет-нет! – покачал головой Робин, округлив глаза. – Конечно, нет!
   – Слава Богу, я в тебе не ошибся, – мягко сказал Делакорт, дружески обнимая его за плечи. – Утром мой повар собирался приготовить молоденького барашка. Годится?
   Делакорт и Робин вместе вышли на Роуз-стрит, продолжая весело болтать. Когда они ступили в темноту Гудвинс-Корта, Делакорт немного сбавил шаг, опасаясь нападения бандитов или карманников. Ему хотелось поскорее увести юношу домой, потому что узкий переулок, который и днем-то был не слишком приветлив, в этот час казался особенно зловещим.
   Возможно, Делакорт в какой-то мере обладал интуицией своей сестры или просто очень хорошим слухом, но он заранее почуял неладное. Не успел он толкнуть Робина себе за спину, как дверь ближайшего дома резко распахнулась, с грохотом стукнувшись о кирпичный фасад. Чья-то мясистая рука выпихнула на улицу рыдающую женщину в платье из розового атласа и плаще красного бархата, которая, не удержавшись на ногах, неуклюже упала на грязный тротуар, испачкавшись в пыли.
   Из дома вышел мужчина, быстро прошагал по булыжникам и остановился рядом с ней. Это был здоровенный парень, одетый дорого, но безвкусно.
   – Я же сказал тебе, дура, что мы будем делать с тобой все, что захотим! – прохрипел он, грубо схватив ее за плащ и отводя назад руку, сжатую в кулак. – И хватит ныть! Сейчас же возвращайся к той потаскухе, на которую работаешь, толстозадая!
   Даже издалека Дэвид разглядел расквашенный нос и заплывший глаз женщины.
   – Стой здесь, – приказал он Робину, быстро подходя к ним.
   Женщина – довольно молодая – тихо всхлипывала.
   – Я отдам твои деньги, Граймс, – взмолилась она, – только отпусти!
   Мужчина, грязно выругавшись, рывком поднял ее с тротуара и резко встряхнул. Делакорт услышал, как у нее стукнули зубы. Протянув руку, он слегка похлопал парня по плечу тростью.
   Тот, немного ослабив хватку, обернулся и уставился на Делакорта, удивленно раскрыв рот.
   – В чем дело? – злобно прорычал он, испепеляя его взглядом. Его голос скрипел, как ржавая ось телеги.
   – Мой милый друг, – произнес Делакорт, изобразив улыбку, – мне кажется, этой даме не по душе ваши ухаживания. Советую вам ее отпустить.
   – Что-о? – взревел парень. – Ты кто такой, черт возьми? – Тем не менее, он отпустил женщину, которая, проворно метнувшись по переулку, спряталась за дверью ближайшего дома.
   Делакорт, нарочно поставив свою элегантную трость на мысок ботинка мужчины, подался вперед.
   – Скажем так: я – ценитель женской красоты, – отозвался он очень мягко, – и мне совсем не нравится то, что вы с ней сделали.
   Мужчина неловко переступил с ноги на ногу и, вновь оглядев виконта с ног до головы, шагнул назад.
   – Ты не знаешь, с кем связываешься, чертов вельможа! – прорычал он. – Думаешь, тебе можно вот так запросто совать нос в чужие дела?
   – Я в этом абсолютно уверен.
   – Убирайся! – Граймс смачно сплюнул на тротуар.
   – И не подумаю. – Делакорт опять улыбнулся. Пальцы его левой руки сомкнулись в кулак, но ради Робина он держан руку прижатой к боку.
   – Два соверена, – заявил Граймс. – Эта колченогая сучка больше не стоит. Заплати – и она твоя!
   Достав кошелек, Делакорт бросил парню несколько монет.
   – Полагаю, мы в расчете. А теперь забудь о том, что знаком с этой девушкой, – очень медленно проговорил он, подняв глаза на негодяя. – Надеюсь, ты меня понял? А то, как бы у тебя не было неприятностей с полицией. Или с кем-нибудь похуже.
   – Да пошел ты! – сказал Граймс, засовывая монеты в карман.
   – Вот и отлично, – заключил Делакорт, – значит, договорились.
   Уже давно стемнело, когда лорд Роберт, Дэвид и их неожиданная спутница подъехали к дому на Керзон-стрит, хотя Делакорт понятия не имел, зачем взял ее с собой. Догадываясь, что проститутку из «Ковент-Гардена» нельзя проводить в парадные двери, тем более если живешь в таком районе, как этот, он направился к черному ходу, ведя за собой Робина и испуганную до полубессознательного состояния девушку. Делакорт плохо представлял, что с ней дальше делать, самой же бедняжке, видимо, было все равно. Пока они ехали по Мейфэру, она не проронила ни слова и не задала ни единого вопроса. Даже когда он привел ее к дверям, она подавленно молчала, что лишний раз демонстрировало степень того отчаяния, в котором постоянно жила.
   Делакорт заглянул в дом. К его досаде, в холле уже распоряжался его новый камердинер. Вероятно, он спустился на первый этаж с явным намерением дать хорошую взбучку остальным слугам.
   – Это крахмал? – кричал Кембл, потрясая перед носом прачки охапкой галстуков. – Да как вы смеете называть это крахмалом, мэм? По-моему, это просто алебастровая замазка! Я не позволю повязывать такие галстуки под приличные воротнички, вам ясно?
   – Добрый вечер, Кембл, – вкрадчиво сказал виконт, ступив за порог. – Сетон, вы можете вернуться в прачечную.
   – Нахалка! – прорычал лакей вслед уходящей прачке и обернулся к Делакорту. Лицо его несколько смягчилось, но в следующее мгновение его взгляд упал на грязный бархатный плащ и розовое атласное платье девицы. Потом Кембл увидел притаившегося в тени юного Робина и опять сердито сдвинул брови.
   – Послушайте, милорд, этого я категорически не одобряю! – негодующе воскликнул он.
   – Чего именно? – сухо осведомился Делакорт. – Мой новый menage a trios (Любовь втроем (фр.).)?
   Кембл уничтожающе посмотрел на своего господина.
   – Вам не кажется, что этот мальчик еще слишком юн? Робин смело шагнул вперед.
   – Вовсе нет, – возразил он, не поняв намека Кембла. Во всяком случае, Делакорт очень надеялся, что он его не понял.
   – Помолчи, Робин, – тихо попросил он, улыбнувшись лакею. – Кембл, это сын леди Килдермор, лорд Роберт Роуленд. Мне поручено приглядывать за мальчиком, пока она в своем загородном имении.
   – И заниматься для него сводничеством? – мрачно спросил Кембл. – Ее светлость будет вне себя от радости!
   Делакорт слишком устал, чтобы спорить. Он швырнул шляпу и трость на скамью у двери.
   – Я тоже не в восторге, когда вы называете мою прачку нахалкой, – произнес он. – Мне очень жаль, что я задел вашу щепетильность, Кембл, но мы с Робином случайно встретили эту женщину, возвращаясь из «Ковент-Гардена», и спасли ее от беды.
   Гнев Кембла немного смягчился. Он шагнул ближе, разглядывая девушку.
   – Вот как?
   Быстрыми точными движениями Делакорт сорвал с рук перчатки и бросил их поверх трости.
   – Да, у нее вышла ссора с клиентом.
   – Я вижу, здесь не обошлось без тумаков, – хмуро заметил Кембл. Цокая языком, он осторожно подвел девушку к ближайшему канделябру, и что самое странное, она не сопротивлялась. – Как тебя зовут, голубушка? – проворковал лакей, повернув ее избитое лицо к свету.
   – Дот, – прошептала она. Кембл улыбнулся:
   – Ну что ж, Дот, мы приложим к глазу кусочек мяса, а разбитую губу смажем ромашковым бальзамом, составленным по моему рецепту. – С этими словами он повел ее в сторону кухни.
   Делакорт, облегченно вздохнув, вдруг почувствовал беспокойство.
   – Послушайте, Кембл, – остановил он камердинера, – как вы думаете, что нам с ней делать?
   – Что делать? – Тот недоуменно пожал плечами. – Я немного подлечу ее, а больше мы вряд ли сможем что-нибудь для нее сделать.
   Делакорт, словно решившись на что-то, быстро достал кошелек.
   – Знаете, старина, у меня на примете есть один приют – миссия Амхерста на Пеннингтон-стрит. Отправьте, пожалуйста, посыльного за наемным экипажем и этой же ночью отвезите туда Дот.
   Во взгляде девушки мелькнула тревога, но Дэвид, шагнув ближе, дружески положил руку ей на плечо.
   – Не бойтесь, это – безопасное место. Религиозная миссия, а не бордель. Миссис Куинс, сестра-хозяйка, позволит вам помыться в ванне и уложит спать, идет? А если вы не захотите там остаться, завтра решим, как поступить.


   Глава 6
   Миссис Куинс управляет ходом событий

   В среду утром Сесилия пришла на Пеннингтон-стрит пешком и, минуя кабинет, влетела в учебный класс, едва успев к одиннадцатичасовому чтению Библии. Вообще-то она не любила морализировать, особенно теперь, когда Делакорт вернулся в ее жизнь и слишком живо напомнил ей о ее собственных низменных порывах. Но сегодня была ее очередь.
   Когда она встала за лекторской кафедрой, пятьдесят пар глаз устремили на нее взгляд, и шум в классе поутих. Как, всегда радушно поздоровавшись, Сесилия открыла Библию на Книге пророка Даниила, произнесла краткую молитву и прочла историю Седраха и огненной печи. Несмотря на ее старания, женщины откровенно скучали. Их не впечатлил рассказ о том, как Седрах прошел сквозь пламя, ибо им самим, до недавнего времени живущим в трущобах Шедвелла, довелось испытывать нечто подобное, и не один раз.
   В конце урока Сесилия захлопнула книгу, и шум возобновился. Миссис Куинс поспешила вперед, чтобы увести своих овечек в мастерские. Тут Сесилия заметила среди знакомых уже подопечных худенькую черноволосую девушку. Та сидела на скамье сгорбившись, с лицом, покрытым синяками, и одной рукой обнимала Китти ОТэвин. В отличие от остальных эти двое даже не пытались встать и выйти из класса.
   – Миссис Куинс! – позвала Сесилия. Экономка устремилась к ней.
   – Слушаю вас, миледи.
   – Про Мэг по-прежнему никаких вестей?
   – К сожалению, нет, мэм.
   У Сесилии упало сердце, хотя другого ответа она и не ждала. В этот момент черноволосая девушка ласково погладила Китти по голове.
   – А вон та девушка рядом с Китти – новенькая?
   – Да, – ответила миссис Куинс, слегка сдвинув брови. – Ее зовут Дот Кинг. Милейший лорд Делакорт прислал ее сюда позапрошлой ночью.
   – Д-Делакорт? – с запинкой переспросила Сесилия.
   – Ну да! По словам его слуги, он спас девушку от клиента – тот избивал ее прямо посреди мостовой, – ровным тоном доложила экономка. – Ужас, мэм! У бедняжки места живого нет – причем там, где… впрочем, мне, миледи, об этом даже говорить неловко.
   Сесилия прекрасно поняла, на что намекала почтенная миссис Куинс.
   – Ее изнасиловали, не так ли, миссис Куинс? Та кивнула.
   – И как я догадываюсь, не один мужчина! – Сказав это, Сесилия гневно хлопнула Библией по кафедре. – Этот негодяй должен быть арестован! – с жаром заявила она. – Я попрошу лорда Делакорта немедленно заняться этим.
   Миссис Куинс взглянула на нее с добродушной снисходительностью.
   – Ничего не получится, миледи, и вы сами это прекрасно знаете. К тому же мне знаком такой тип людей, как лорд Делакорт. Он не станет действовать подобным образом.
   Услышав это, Сесилия удивилась:
   – Но почему? Я вас не понимаю. Миссис Куинс критически прищурилась.
   – Поверьте, миледи, все эти нежные слова и томные взгляды – просто маска. В душе лорд – человек суровый. Он не станет тревожить констеблей из-за банды развратников, тем более, если с ними можно справиться гораздо более эффективными средствами.
   Сесилия покосилась на двух девушек, которые по-прежнему сидели не шевелясь. Она полагала, что уже привыкла к ужасам и жестокостям их мира, но оказалось, что это не так. И не приведи Господи ей привыкнуть, иначе она будет пригодна лишь на светские чаепития, танцы и душеспасительные проповеди.
   – По-вашему, лорд Делакорт – плохой человек, миссис Куинс? – спросила она после долгого молчания.
   Экономка, улыбнувшись, покачала головой.
   – Конечно, нет! Он вовсе неплохой, просто…
   Закончить она не успела – в этот момент Китти с трудом поднялась на ноги, уронив на пол подставку с молитвословом. Попытавшись выйти в проход, она покачнулась, и Сесилия увидела, что девушка стала бледнее, чем обычно, еще больше похудела.
   – Ей плохо, мэм, – в отчаянии прошептала Дот, помогая Китти удержаться на ногах.
   Встревоженная Сесилия направилась к ним, но тут Китти снова покачнулась, прижав руку ко рту. Ее подбородок дернулся кверху, а глаза округлились от страха.
   Расторопная миссис Куинс с поразительной быстротой бросилась к бочонку для угля, но немного опоздала. Китти уже стошнило. Сесилия вместе с новенькой девушкой поддержали ее, а потом осторожно усадили на первую скамью.
   Достав из кармана фартука носовой платок, миссис Куинс стала на колени и вытерла Китти лоб.
   – Ну-ну, милая, – ласково приговаривала она, – ведь тебе уже лучше, правда?
   Китти кивнула и тут в ужасе заметила испачканные юбки Сесилии.
   – Ох, миледи! – простонала она. – Посмотрите, что я наделала!
   – Ничего страшного. – Сесилия сжала ее холодную руку. – Нужно вызвать врача, он поможет тебе.
   – Хм, – понимающе произнесла миссис Куинс, – пожалуй, лучше акушерку. – Она говорила уверенно и без всякого осуждения.
   Китти пристыжено взглянула на нее.
   – Какой у тебя срок, милая? – тихо спросила экономка.
   Девушка снова опустилась на скамью и, вся, дрожа, прижалась к Дот.
   – Не знаю, – прошептала она в отчаянии, положив руку на живот. – Четыре или пять месяцев. Сесилия ахнула.
   – Но, миссис Куинс, этого не может быть! Вы только взгляните на нее! Прозрачная, как стекло. Та, кряхтя, поднялась с колен.
   – Да, она очень похудела. И перепугана до смерти. – Экономка подняла подбородок бедняжки. – Посмотри на меня, Китти. У тебя кровотечение? Скажи мне правду, не бойся.
   Китти чуть заметно кивнула.
   Миссис Куинс со вздохом обернулась к новенькой.
   – Дот, помоги мне отвести ее наверх и уложить в постель. Леди Уолрафен права. Все-таки здесь нужен врач.
   Утром в среду лорд Делакорт первым делом заехал в полицейский участок, чтобы узнать, как продвигается расследование убийства. Поговорив с ответственными людьми, он решил не пускать это дело на самотек, но, к сожалению, нужного ему человека, главного инспектора де Рохана, на месте не оказалось.
   Узнав об этом, Делакорт выхватил у офицера, стоявшего за первой конторкой, перо и бумагу, немало удивив полицейского, и быстро набросал список вопросов. Он не носил при себе печати и не видел нужды в секретности, поэтому протянул ему листок, не заклеив его.
   – Как можно быстрее передайте это инспектору, – приказным тоном распорядился он.
   Офицер растерянно заморгал и, наконец, взял бумагу. Рука его чуть заметно дрожала.
   – С-слушаюсь, милорд!
   Взглянув на него, Делакорт испытал мгновенную неловкость. Скорее всего, этот полицейский впервые сталкивался с представителем высшего света, а сам он не общался с блюстителями порядка вот уже почти двадцать лет – с того самого дня после драки в Хеймаркете, когда старик констебль приволок его домой.
   Пожалуй, это несправедливо – выплескивать накопившееся за неделю раздражение на человека, который не сделал ему ничего плохого. С опозданием, осознав этот факт, Делакорт попытался улыбнуться.
   – Простите. У меня была трудная неделя. Понимаете, убили одну девушку, и я… – он замолчал. – В общем, мне нужно срочно связаться с мистером де Роханом, – продолжил он более мягко. – Будьте так любезны, скажите ему об этом.
   Поразительно, как много значит доброе слово!
   – Хорошо, милорд, – ответил офицер, и в его голосе звучало сочувствие.
   Делакорт собрался, было идти, но вдруг обернулся.
   – Да, вот еще один вопрос для де Рохана. – Он вновь взял листок и, написав на полях какое-то слово, повернул записку так, чтобы офицер мог прочитать. – Вы, случайно, не знаете этого парня? – спросил он, постучав пальцем по написанной фамилии. – Продавец с Гудвинс-Корт утверждает, что он торговец кружевами и шелком, однако я сильно подозреваю, что на самом деле этот субъект занимается куда менее достойным промыслом.
   – Да? И каким же? Делакорт натянуто улыбнулся.
   – Точно не знаю. Может быть, поставляет женщин для своих приятелей…
   Офицер сдвинул брови.
   – Граймс… Фамилия, может, и знакомая, но мы на нашем участке в основном имеем дело с кражами и контрабандой. – Внезапно лицо его просияло. – А вот мистер де Рохан раньше работал на Боу-стрит и помнит всех тамошних мошенников. Что именно вы хотите узнать?
   – Можно ли как-нибудь доказать, что этот тип проворачивает незаконные операции, – ответил Делакорт. – Желательно свидетельство констебля, судебного пристава, таможенника, налогового инспектора… короче, человека с острым пером или тяжелой дубинкой.
   – Ах, вот оно что! – радостно сказал офицер. – Ну, тогда вам определенно нужен главный инспектор. Я спрошу его об этом, как только он придет.
   Делакорт широко улыбнулся.
   – Я был бы вам очень признателен. Он вскочил в экипаж, стоявший у дверей полицейского участка, и отправился на Пеннингтон-стрит. В душе он ликовал.
   «Ну что ж, мистер Граймс, вы скоро пожалеете о том, что попались на моем пути!» Чем чаще Дэвид вспоминал Дот Кинг, тем сильнее жаждал возмездия. Если мужчина способен ударить одну женщину, то наверняка ударит и другую, и третью… Для подобной болезни профилактика лучше лечения.
   Подъехав к миссии, он прошел через магазин и стремительно поднялся по лестнице. Сегодня утром ему нужно было успеть выполнить еще одно важное дело – извиниться.
   Но Сесилии в кабинете не оказалось. Делакорт ждал около двух часов, пока не отчаялся. Итак, она ушла из миссии. Эта упрямица продолжает избегать его!
   Усмехнувшись, Делакорт почувствовал, что кровь его опять взыграла. Он принялся бродить по мрачным серым коридорам с бессмысленным намерением найти Сесилию, но вместо этого нашел ее болтливую горничную, которая тут же выложила ему ужасную историю Китти ОТэвин и сообщила, что приехал врач из Саутуорка.
   А потом неожиданно он наткнулся на Сесилию. Она сидела, ссутулившись, подперев подбородок ладонью, в старом кресле возле спальни третьего этажа. Ее хрупкие узкие плечи были зябко сведены. Сердце Делакорта преисполнилось жалостью. Она выглядела такой усталой и такой невероятно красивой!
   Внезапно Делакорт испугался, что она плачет. Однажды он уже видел ее на грани слез, и это воспоминание до сих пор не давало ему покоя. Почему она сидит здесь совсем одна?
   Дамам высшего света не годится сталкиваться с мирскими невзгодами. Кто, черт возьми, несет за нее ответственность? Пустоголовый Харри? Или ее напыщенный пасынок Джайлз? Такая женщина, как Сесилия, должна жить в загородном доме, заниматься хозяйством, играть с детьми, надежно защищенная от бед преданным мужем.
   Впрочем, это, безусловно, не его дело.
   Делакорт постарался сдержать негодование.
   – Сесилия! – негромко позвал он, поставив одну ногу на ступеньку лестницы и небрежно ухватясь рукой за перила.
   Подняв глаза, она растерянно заморгала, словно не узнавая его.
   Делакорт в темпе преодолел последние пять ступенек и подошел к ее креслу.
   – Сесилия, я очень сожалею о том, что случилось с мисс ОТэвин. Доктор еще у нее?
   Сесилия молча кивнула, медленно убирая со лба выбившийся локон. Какой одинокой и подавленной выглядела она в холодном темном коридоре! Забыв о гордости, Делакорт опустился на колени возле ее кресла.
   – Что с тобой? – Он нежно взял в ладони ее маленькую руку.
   Она молча откинулась на спинку кресла, даже не пытаясь высвободиться.
   – Китти потеряет ребенка, Дэвид, – очень тихо произнесла она. – Потеряет, потому что сама еще совсем девочка. Ей только пятнадцать лет, и она слишком долго жила в голодном и страшном мире. – Сесилия судорожно вздохнула.
   В этот момент скрипнула дверь, и в вестибюль, пригнувшись под низкой притолокой, вышел высокий мужчина средних лет с докторским чемоданчиком. Следом за ним появилась миссис Куинс. Она осторожно вынесла тазик с розоватой водой и поставила его на маленький коридорный столик. Делакорт поморщился, осознав всю реальность происходящего.
   – Как она, сэр Джеймс? – Сесилия медленно поднялась с кресла. – А ребенок? Он будет жить? Доктор хмуро покачал головой.
   – Она слаба, леди Уолрафен, – признался он, – очень слаба. У меня мало надежды на спасение ребенка.
   Сесилия издала странный горловой звук и на шаг отступила назад. Экономка, подойдя ближе, ласково похлопала ее по плечу.
   – Ну-ну, миледи, не расстраивайтесь! Такое у нас уже бывало. Сэр Джеймс сделал все, что мог. Ребенок в руках Господа.
   – Господь Бог призывает к себе слишком много наших подопечных, – произнесла Сесилия с мукой и горечью в голосе. – И мне это невыносимо видеть. Эти девушки так же хотят иметь детей, как и все остальные.
   Миссис Куинс хотела, было что-то возразить, но сдержалась.
   – Успокойтесь, леди Уолрафен! Я понимаю, каково вам сейчас.
   Делакорт больше не смог сдержаться, видя страдания Сесилии.
   – Скажите, что для этого нужно? – вмешался он в разговор, не потрудившись представиться. – Я имею в виду – что нужно, чтобы мисс ОТэвин опять стала здоровой?
   Доктор немного надменно взглянул на него.
   – Что для этого нужно, милорд? – удивленно переспросил он. – Хорошая пища, чистая вода и воздух, не загрязненный копотью и табачным дымом. Ей нужна приличная работа – чтобы не ходить по улицам, продавая себя, – и спокойное, безопасное окружение, чтобы растить ребенка. Как вы думаете, можем мы все это обеспечить?
   Делакорт разозлился. Чем он заслужил презрение доктора? За кого тот его принимает, черт возьми? Делакорт высокомерно оглядел врача с головы до ног, но увидел лишь усталого мужчину средних лет с осунувшимся лицом. Крахмальные манжеты его были запачканы кровью.
   И тут Дэвида словно пронзила вспышка молнии. Ему захотелось больше никогда не видеть доктора в этом убежище несчастных. Праведный гнев уступил место пониманию.
   Подобно многим представителям своего класса, виконт полагал, что болезни общества легко излечимы. Такая точка зрения казалась оскорблением тому, кто ежедневно погружался в пучину нищеты и отчаяния.
   Неожиданно он с удивлением услышал, что Сесилия встала на его защиту:
   – Я уверена, сэр Джеймс, что лорд Делакорт не хотел говорить банальности. Дело в том, что он еще не до конца сознает все наши трудности.
   Лицо доктора немного смягчилось, и он примирительно произнес:
   – Да-да, конечно. Сегодня у всех нас был тяжелый день.
   – Скажите, сэр, – спросила его Сесилия, – что еще мы можем сделать для Китти?
   Порывшись в своем чемоданчике, доктор извлек оттуда пузатый флакон и передал его миссис Куинс.
   – Давайте ей каждые четыре часа, – ответил он. – Держите в тепле, хорошо кормите: крепкий бульон, жидкий заварной крем из яиц и молока, тушеное мясо, – если она захочет, есть, в чем я сомневаюсь. Помимо того, что мисс ОТэвин беременна, она сильно переживает смерть своей сестры, и здесь я помочь бессилен.
   Миссис Куинс энергично кивнула.
   – Да, на душе у бедняжки нелегко, но она молчит. Упрямая и сдержанная, как все ирландцы. Внезапно Делакорт спросил:
   – Ее можно перевозить, доктор? Быть может, мы подыщем для нее более подходящее жилье.
   – Перевозить? – удивился сэр Джеймс. – Наверное, но только если кровотечение и тошнота прекратятся, и она начнет поправляться. Но куда ей ехать?
   Не дожидаясь ответа, доктор молча застегнул пряжку чемоданчика и направился к лестнице.
   – До пяти часов меня можно найти в хирургическом отделении больницы Святого Томаса, – бросил он через плечо. – Если ей станет хуже, пошлите за мной.
   Миссис Куинс, тут же подхватив тазик с водой, пошла вниз следом за сэром Джеймсом, оставив Дела-корта с Сесилией в коридоре. Сесилия в изнеможении откинулась на спинку кресла.
   Со странной грустью Делакорт осознал, что они впервые провели вместе больше пяти минут, не ссорясь. Вот только жаль, что причиной тому послужила такая трагедия.
   Почти машинально он положил руку ей на плечо.
   – Сесилия, милая, мне надо тебе кое-что сказать, но это подождет. Можно, я вызову карету и отправлю тебя домой?
   Она слабо качнула головой.
   – Не знаю.
   –Сегодня ты здесь уже ничем не поможешь. Твое платье испачкано, да и вообще тебе нужно отдохнуть. Сесилия смотрела мимо него, в глубь коридора.
   – Наверное, вы правы, – тихо ответила она.
   – Конечно, прав.
   Она встала, и его рука соскользнула с ее плеча. – Пойду, соберу свои вещи, – печально сказала Сесилия, медленно подходя к лестнице. Вдруг она оглянулась, обратив к нему немного странный взгляд. – Мы увидимся вечером, милорд?
   – Вечером? – переспросил Дэвид, и сердце его наполнилось глупой надеждой.
   – На сегодня назначено собрание членов правления, миссии, – объяснила она ровным тоном, – и нынче моя очередь принимать их у себя.
   – Ах, собрание… – тихо повторил Дэвид, но тут в нем вновь возродилась надежда. – Значит, я должен приехать к тебе домой?
   – Парк-Кресент, номер три. Мы собираемся каждую третью среду месяца. Но если у вас другие планы…
   Делакорт вспомнил роскошную актрису со светло-каштановыми волосами, которую заприметил в прошлом месяце в Королевском театре. Сегодня та давала последний спектакль, и, он собирался предложить ей другую, более заманчивую роль, но, подойдя к Сесилии и вдохнув сладкий аромат ее тела, тут же забыл о былых намерениях.
   – Других планов у меня нет, – заверил он. – Прежде всего, я должен выполнять обещание, данное мной Амхерсту.
   Гораздо позже, в сгущающихся февральских сумерках, Генриетта Хили, поплотнее запахнув полы теплого шерстяного плаща, взглянула поверх лужайки Риджент-парка – туда, где по водной глади канала скользила узкая лодка, возвращаясь для новой загрузки. На причале стоял лодочник, широко расставив ноги и наматывая на руку веревку. Он неторопливо обернулся и подмигнул Этте.
   Налетевший ветерок подхватил шарфик на шее у девушки, и она зябко поежилась.
   – Этта, да ты вся дрожишь! – встревожилась Сесилия. Они шагали, цепляясь подолами юбок за мерзлую зимнюю траву. – Какая же я невнимательная! Может, пойдем домой?
   – Брр! – произнесла Этта. – Уже темнеет, мэм. Неужели вам не холодно?
   Сесилия невесело усмехнулась.
   – Я все-таки пополнее тебя, Этта, – она резко остановилась, – и охотно поделилась бы с тобой жирком. Этта расхохоталась.
   – Не надо, мэм! У вас хорошая фигурка – округлая, все в меру. Мужчинам глаз не отвести. Сесилия придирчиво оглядела служанку.
   – Не преувеличивай, Этта. А вот ты слишком худа…
   Внезапно в ее памяти живо возникла Китти – хрупкая, бледная, дрожащая от слабости и тошноты. Наверняка для нее ребенок – вовсе не ценность, а всего лишь очередная проблема. Безусловно, чтобы поддержать ее здоровье, она распорядится давать ей дополнительное питание – побольше мяса и молока, но будет ли девушка есть?
   Этта незаметно покосилась на свою госпожу.
   – Вы опять думаете о бедняжке Китти, – понимающе сказала она. – Но как говорит моя тетя Мерси, нельзя исцелить весь мир, мэм.
   Сесилия медленно зашагала дальше, свернув на широкую тропинку, проложенную между каналом и парадным входом в ее дом.
   – Скажи мне, Этта, как же так получилось? Этта пожала узенькими плечами.
   – Был опасный период месяца, а бедняжка, наверное, забыла про губку.
   – Забыла про что? – не поняла Сесилия.
   Им навстречу шли два щеголеватых молодых джентльмена. В разговоре они склонили головы друг к другу, и высокие тульи их касторовых шляп почти соприкасались. Не обращая на них внимания, Сесилия обернулась к Этте и даже в сумерках с удивлением заметила, что та покраснела.
   – Ох, мэм! – наконец ответила Этта. – Вы же вдова, как вы можете не знать про такие вещи?
   – Не знать про что? Этта вздохнула.
   – Если мужчина не пользуется резинкой, значит, нужно смочить кусочек губки уксусом – или бренди, если есть – и… э… вставить его туда. Разве светских дам этому не учат?
   . – Нет, – пролепетала озадаченная Сесилия. – Что надо вставить?
   Мужчины подошли совсем близко, но от досады Этта не обратила на них внимания.
   – О Боже, миледи! – воскликнула она. – Губку! Чтобы не забеременеть!
   Один из молодых людей захихикал, прикрыв рот рукой в элегантной лайковой перчатке. Теперь покраснела Сесилия.
   – Господи, Этта! – прошипела она. – Я же не спрашивала тебя, каким образом Китти забеременела! Мой вопрос был более абстрактным.
   – Абстрактным… Как это?
   – Не важно.
   Во всяком случае, Этта умела выводить ее из хандры. В конце парка в роскошных домах одно за другим загорались окна. Ей вдруг захотелось поскорее вернуться домой и укрыться от мирского зла за стенами цвета слоновой кости.
   Она быстрее пошла к дому, но любопытство все-таки пересилило.
   – А что ты имела в виду, Этта, когда говорила про опасный период месяца?
   На этот раз, прежде чем заговорить, Этта огляделась.
   – Надо считать дни, мэм, чтобы знать, когда у вас будет середина цикла. В этот период особенно легко забеременеть, поэтому надо пользоваться губками, – громко прошептала она. – Неужели ваша мама вам ничего не рассказывала?
   – Моя мама умерла, когда я родилась, – тихо ответила Сесилия. – Сестры у меня нет, только тетя, а она живет далеко. Наверное, я кажусь тебе жутко глупой?
   – Не в обиду будь, сказано, мэм, но с вашими знакомствами просто необходимо знать такие вещи.
   – Ты намекаешь на лорда Делакорта? – догадалась Сесилия. – Но даже я не настолько глупа. К тому же я ему совсем не интересна, он попросту надо мной издевается.
   – Такой мужчина обязательно будет издеваться над вами, мэм. Но мне кажется, вы не совсем понимаете почему. Ладно, пойдемте быстрее, я расчешу вам волосы, а потом уйду ночевать к тете Мерси.
   Сесилия послушно ускорила шаг. Этта ошибается. Она прекрасно понимает, почему Делакорт издевается над ней, причем уже много лет. Ей до сих пор не давало покоя воспоминание об их самом первом поцелуе. Она хотела его и тогда, и сейчас.
   И все-таки сопротивлялась. Таким мужчинам сопротивляться легко – достаточно лишь вспомнить разницу между плохим и хорошим, между моралью и безнравственностью. Но сегодня днем, в миссии, он предстал перед ней совершенно другим. В его голосе чувствовалась боль, а в прикосновениях – нежность. Отказать этому новому Делакорту было, пожалуй, невозможно.


   Глава 7
   Полуночный гость

   В этот вечер лорд Делакорт немного задержался с поездкой в Парк-Кресент: несмотря на все старания Кембла, виконт битый час мучился с выбором приличного галстука, но, наконец, сдался, оставив обычный «а-ля каскад», который категорически отверг всего две недели назад.
   Сегодня галстук почти не имел значения, да и вообще в последнее время у него странным образом сместились приоритеты.
   Пока кучер пробирался сквозь сплошной поток экипажей на Риджент-стрит, Делакорт достал из кармана письмо, которое только что доставил ему посыльный. Ответ инспектора де Рохана был краток и точен, но записку, написанную бисерно-мелким почерком, было очень трудно перечитывать в тусклом свете каретного фонаря. Впрочем, это было не важно – он и так знал, о чем в ней говорится.
   Дэвид взглянул в окно на повозки и экипажи, с грохотом проезжающие по булыжной мостовой. Вечер выдался холодный, темные свинцовые тучи обещали дождь.
   В неярком свете уличных фонарей Делакорт видел, как прохожие отходят от витрин магазинов, толпами валят из кофеен, и невольно спрашивал себя, есть ли в их жизни какие-нибудь сложности. Куда они спешат со столь озабоченным видом? И куда едет он сам? Пытается идти наперекор судьбе, которая, быть может, предписала ему навсегда остаться Делакортом – ироничным, ленивым, никчемным существом? Ответа на свой вопрос Дэвид не знал.
   Карета, качнувшись, остановилась. Он взбежал на крыльцо и увидел, что в маленькой гостиной Сесилии уже полно народу. Дворецкий, высокий бледный тип с простуженным голосом и водянистыми глазами, проводил его, и тут же взгляд Делакорта выхватил из толпы леди Киртон, пожилую вдову, которая, как и Сесилия, работала в миссии.
   Делакорт познакомился с ней только на днях, и, к его удивлению, она очень ему понравилась. Он направился в ее сторону, на ходу здороваясь с остальными членами правления. Удивительно, но всех их он знал, хотя и не очень хорошо. Когда-то он ошибочно считал их поверхностными светскими мотыльками, но каждый из присутствующих рано или поздно проявлял активность – кто в политике, кто в общественных делах, и ни один из них не был представителем светской элиты.
   Джайлз тоже был здесь – как всегда, одетый с иголочки, с немного надменным видом. Леди Киртон представила Делакорта своему другу, полковнику Лодервуду, но почти тут же их пригласили ужинать. Дэвида усадили между Джайлзом и лордом Риджем, где ему, несомненно, надлежало играть роль буфера: незадолго до смерти старика Уолрафена Джайлз подвизался реформатором в палате общин, а Ридж был закоренелым тори. Делакорт немало удивился, заметив за столом сэра Джеймса Сиза, врача миссии.
   Делакорта принимали по-разному: полковник Лодервуд – с явным подозрением, лорд Ридж – сердечно и приветливо. Несмотря на это, он решил быть вежливым со всеми, и это оказалось легко – гораздо легче, чем не смотреть на Сесилию.
   Сияя немного неестественной ослепительной улыбкой, Сесилия сидела во главе стола, обращаясь, то к одному, то к другому члену правления. Ее бриллиантовые серьги в свете канделябров вспыхивали яркими искорками. Обычно она одевалась очень скромно, но сегодня вечером на ней было открытое платье из темно-зеленого крепдешина – то самое, в котором Дэвид видел ее на вечеринке в Огдене. С тех пор платье изменилось – стало менее официальным, – но Делакорт все равно его узнал, ибо это глубокое декольте лишало его дара речи, заставляя испытывать необъяснимое неудовольствие.
   Разумеется, Сесилия понимала, как откровенно обнажена ее высокая белая грудь. Зачем же, черт возьми, было напяливать такое платье непременно сегодня? Конечно, в своей простоте оно было весьма элегантным, а декольте Сесилии заслуживало того, чтобы его показывать. Зеленый цвет выгодно оттенял роскошные золотисто-рыжие волосы. Но может быть, она специально надела это платье, чтобы произвести на кого-то впечатление? А если так, то на кого именно?
   Дэвид украдкой оглядел собравшихся мужчин, но почти все они были либо женатыми, либо почти стариками. И тут взгляд его упал на Джайлза. Черт побери! Да, этот парень весьма хорош собой! Красивый, и ума не занимать. Если у него и есть какие-либо грешные помыслы, то он их умело скрывает. Только теперь Делакорт обратил внимание, что Джайлз сидит по левую руку от Сесилии и, время от времени наклонясь к ней, по-хозяйски берет за руку и что-то говорит тихим, чересчур ласковым голосом. Делакорт не на шутку встревожился.
   К его облегчению, вскоре собравшиеся перешли к обсуждению дел миссии, и ему надлежало принять участие в общем разговоре. Он оказался весьма подготовленным докладчиком, ибо сумел ответить на большинство вопросов и внести несколько существенных поправок. Самой насущной проблемой были деньги: следовало оплатить январский счет за уголь.
   Еще одной волнующей темой стала смерть Мэри ОТэвин. Все одобрительно зашумели, когда Делакорт, тщательно подбирая слова, рассказал то, что узнал о ходе полицейского расследования. Сесилия молчала. На сэра Джеймса эта история произвела, пожалуй, сильное впечатление. Тем не менее, полковник Лодервуд, хоть и был почти слепым, в течение всего вечера подозрительно косился на Делакорта.
   Делакорт решил не обращать на него внимания. Разговор перешел в область политики. Разгорелись споры, но Дэвид постоянно возвращался мыслями к убитой девушке и ее пропавшей подруге. Были ли эти два события как-то связаны между собой? Или у него попросту разыгралось воображение? И как помочь сестре убитой? Как ни странно, он чувствовал ответственность за произошедшую трагедию.
   Одеваясь к ужину, Дэвид долго беседовал об этом происшествии с Кемблом. У камердинера возникло множество вопросов, каждый из которых Делакорт намеревался обсудить с де Роханом. К удивлению Дэвида, Кембл оказался неплохим знатоком человеческой натуры – причем самых темных ее сторон.
   Делакорт припомнил основные факты из письма де Рохана. Инспектор подтвердил, что у Мэри, в самом деле, был незаконный ребенок, ныне покойный. Отец ребенка неизвестен. Китти ОТэвин настоятельно заявляла, что у ее сестры не было ни драгоценностей, ни дорогой одежды, ни денег. Таким образом, грабеж исключался. Расспросы хозяйки публичного дома, в котором раньше работала Мэри, тоже ничего не дали следствию.
   В тот вечер Мэри ушла из детского приюта в восемь часов, как делала каждую неделю уже целый год. Заключение врача гласило, что Мэри не пыталась сопротивляться убийце и не была изнасилована, но Дэвид не стал упоминать такие подробности при дамах.
   Но ведь Сесилия в конце концов обязательно спросит об этом. При этой мысли Делакорт пришел в замешательство. Вряд ли у него найдутся силы ей ответить. Сегодня утром, когда он увидел ее сидящей в кресле, все перевернулось в его душе. Гораздо удобнее было считать ее бессердечной ханжой.
   Он опять поднял глаза. Сесилия о чем-то увлеченно беседовала с лордом Риджем. Он невольно залюбовался синими искорками, загоравшимися в ее глазах, и, не разбирая слов, заслушался мелодичным тембром ее голоса. Неожиданно сквозь шум прозвучал ответ Риджа. – О нет, леди Уолрафен, – весело пробасил он, – я вам не враг! Браните-ка лучше Делакорта. Вот кто истинный тори!
   На мгновение Сесилия забыла о жарком споре с лордом. Дэвид, который всего несколько секунд назад сидел с закрытыми глазами, теперь смотрел на нее в упор, словно, вдруг проснувшись, узрел нечто удивительное. Его густые темные ресницы были широко распахнуты, а с лица исчезло обычное томное выражение. Сесилия увидела в его взгляде спокойное сочувствие и… что-то еще. Может быть, досаду? Или тщательно оберегаемую тайну?
   Ей стало не по себе. Она вспомнила его поцелуй, и голова ее пошла кругом.
   Боже милостивый, она совершенно терялась, когда он к ней прикасался, дразнил ее, говорил разные вещи, которые никак не могли быть правдой. И все-таки испытывала к нему почти непреодолимое желание. Наконец, к ее облегчению, густые ресницы Дэвида слегка опустились, и он опять стал прежним Делакортом.
   Ее бросило в жар. О Господи, ведь ее собеседник ждет ответа, а она совершенно забылась от волнения!
   Сесилия, поспешив отложить вилку, опустила дрожащую руку на колени.
   – Сэр Ридж, – тихо произнесла она, стараясь говорить ровным тоном, – мы все отбросили наши идейные разногласия ради успешной работы миссии. Я спросила только, почему парламент не может сделать то же самое. Может быть, послать наших дам не только в благотворительные организации, но и в палату общин?
   Леди Киртон засмеялась.
   – Ох, Сесилия! Ваш покойный муж пришел бы в ужас, услышав от вас подобные речи. Сесилия покачала головой.
   – Я все такая же лояльная тори – просто пытаюсь найти компромисс.
   – Милое мое дитя, – проворчал Лодервуд, – с вашими взглядами вы очень похожи на Джайлза, а не на политику-тори!
   Сидевший напротив полковника лорд Ридж взмахнул ножом для фруктов.
   – А это не одно и то же, моя дорогая!
   – Может быть, – легко согласилась Сесилия. – Но мне кажется, Пиль неплохо поработал в качестве секретаря внутренних дел. Джайлз говорит, что скоро он заставит новый комитет парламента провести реформу полиции, и тогда ваши политики-тори обеспечат безопасность простых женщин Ист-Энда.
   – Реформа! – недовольно буркнул лорд Ридж. – Я уже возненавидел это слово. А Джайлзу следует последить за своей лояльностью!
   Джайлз, призывая к вниманию, поднял палец.
   – Боюсь, наш оптимизм относительно деятельности мистера Пиля оказался преждевременным, Сесилия. Опять заволновалась ирландская оппозиция, и скоро он будет занят проблемой национальной и религиозной дискриминации.
   – Да, и это еще один вопрос, на который мы не должны тратить время, – заметил лорд Ридж.
   Слуги начали уносить со стола пустые тарелки. Лодервуд, подтянувшись, отсалютовал Риджу своим бокалом с вином и выпил его до дна, а Сесилия пожалела, что посадила рядом двух столь непримиримых оппозиционеров.
   – Мне кажется, нам стоит бороться против дискриминации силами католической церкви, – смело заявила она. – Я считаю, что ирландцы страдают из-за несовершенства нашей политической системы. Добрая четверть подопечных нашей миссии – ирландки. Вы только посмотрите, что случилось с Мэри ОТэвин!
   – Право же, Сесилия, – осторожно вмешалась леди Киртон, – я не думаю, что Мэри убили из-за ее ирландского происхождения.
   – Конечно, нет. – Сесилия поставила свой бокал на стол. – Ее убили потому, что она была бедной ирландкой и выросла в Сент-Джайлзе.
   Делакорт, резко отодвинув от стола свой стул, достал из жилетного кармашка массивные золотые часы.
   – О! Уже так поздно! – воскликнул он, едва взглянув на циферблат. – Портвейн, джентльмены?
   Когда гости допили кофе, Делакорт нарочно задержался, ожидая, когда все разойдутся. С каждой шляпой и тростью, которые дворецкий подавал гостям, волнение Сесилии нарастало. Почти в отчаянии она смотрела вслед уезжавшим каретам, пытаясь различить в темноте цвет ливреи, хотя кучера Делакорта еще не вызвали.
   Прежде чем уйти, Дэвид хотел поговорить с Сесилией. Он полагал, что Джайлз останется, но тот, сославшись на какие-то дела в клубе, быстро удалился. Леди Киртон и полковник покинули дом последними. Бедняга Шоу чуть не падал под тяжестью многочисленных пальто.
   – До свидания, дорогая, – тихо сказала леди Киртон, чмокнув Сесилию в щеку. – Постарайтесь не попасть в беду.
   Сесилия усмехнулась.
   – Вы же пригласили меня в пятницу на чай, Изабелла. Вряд ли я успею попасть в беду за такое короткое время!
   – Да, кстати! – вспомнила леди Киртон, пока дворецкий помогал полковнику надеть пальто. – Вчера у меня была весьма необычная гостья…
   – Кто именно? – заинтересовалась Сесилия.
   – Представьте себе, Энн Роуленд, жена Эдмунда. Я с ней едва знакома и ума не могла приложить, зачем она ко мне пожаловала.
   – Ничего удивительного! – фыркнул полковник Лодервуд. – Эта женщина неутомимо карабкается по ступенькам светской лестницы, оставляя свои визитные карточки везде, где только можно.
   Леди Киртон бросила на него скептический взгляд.
   – Не говорите глупостей, Джек, – ласково укорила она. – Если это и так, то с какой стати она пришла ко мне? Ведь я почти не бываю в свете.
   – Вы с ней встречались раньше, Изабелла? – с интересом спросила Сесилия.
   Леди Киртон кивнула, маленькие розовые перья на ее шляпке задорно качнулись.
   – Конечно, и это-то как раз самое странное. Видите ли, ее муж хочет, чтобы она стала волонтершей.
   – Где именно? – резко спросил полковник.
   – В миссии «Дочери Назарета», где же еще? Она весьма заинтересована нашей деятельностью. Сесилия пожала плечами.
   – Что ж, пускай. Лишний благотворительный ужин или музыкальный вечер нам не помешает.
   – Ужин! – фыркнул Лодервуд. – Я сомневаюсь, что у них хватит средств прокормиться самим после столь щедрого пожертвования.
   Но леди Киртон покачала головой.
   – Нет, Сесилия, она хочет работать в миссии. Наставлять заблудших женщин. Но мне кажется, что такая особа, как она, не годится для подобного дела. Я пыталась ее отговорить, но тщетно. Муж заставляет ее играть роль этакой щедрой бессребреницы… – Леди Киртон внезапно осеклась. – Ох, кажется, я говорю нехорошие вещи!
   Полковник Лодервуд помог леди Киртон надеть плащ.
   – Вы говорите совершенно правильные вещи, моя дорогая, – сказал он, ласково похлопав ее по плечу. – Пойдемте, а то Шоу еще больше простудится на таком холоде. Уже моросит дождь со снегом.
   – Я сейчас же велю Шоу лечь в постель, – уверенно заявила Сесилия, привстав на цыпочки и поцеловав Лодервуда в щеку. – Милый полковник, смотрите, не оступитесь – ступеньки скользкие.
   – Не оступиться? – проворчал полковник, обернувшись к открытой двери. – Ценный совет, юная леди! Не забывайте о нем сами и знайте, что слепой человек иногда видит больше, чем вам кажется!
   Наконец дверь затворилась. Сесилия хотела попросить Шоу, чтобы он вызвал Делакорту карету и подал ему пальто, но тот опередил ее.
   – Могу я поговорить с тобой перед уходом, Сесилия? – тихо спросил он. Шоу деликатно удалился.
   – Да, конечно. – Она любезно кивнула в сторону гостиной. Делакорт прошел туда следом за ней. Теперь, когда все разошлись, комната выглядела очень уютной.
   Взгляд Делакорта быстро скользнул по стенам, изящно задрапированным синевато-серым шелком. На полу лежал толстый абиссинский ковер того же цвета с красно-коричневым узором. Высокий потолок был обшит панелями в тон стенам с белой лепниной в виде гирлянд и медальонов.
   В окна, занавешенные до половины темно-синими бархатными шторами, светила луна. Делакорт представил, какой красивый вид открывается с верхних этажей. В камине уже догорал огонь, но в комнате было тепло от дюжины канделябров. Плюшевая мебель выглядела скорее удобной, чем модной. Камин окружали два кресла и диван, перед ними стоял изящный письменный стол.
   Сесилия молча стояла у открытой двери, не приглашая Дэвида сесть. Похоже, она хотела, чтобы он поскорее убрался из ее дома.
   Как назло, слова застряли у него в горле. Он рассеянно взял с резного письменного стола фарфоровую безделушку. У Сесилии было несколько таких предметов, но эта особенно притягивала взгляд – маленький кувшинчик в виде танцующей девушки, покрытый зеленой и красной эмалью. Делакорт нервно покрутил кувшинчик в руке.
   – Симпатичная вещица, – наконец, сказал он.
   – Это династия Мин, – объяснила она, переходя от двери к краю дивана. – Одна из моих любимых, подарок Джайлза на мой двадцать первый день рождения.
   – У тебя много фарфора, – сказал он, машинально оглядывая комнату.
   – Пожалуй, фарфор – это моя единственная слабость, – откликнулась Сесилия, шагнув чуть ближе.
   – Все… очень красиво, – заметил Делакорт.
   Помедлив с ответом, Сесилия подняла свои голубые глаза и посмотрела на него в упор. Ее тревога слегка улеглась. Может быть, та беда, которую они разделили сегодня днем, изменила их отношения?
   – Вы любите восточный фарфор, милорд? Делакорт, с удивлением уловив в ее голосе насмешку, поставил кувшинчик на стол.
   – Не очень, – признался он. Уголки ее губ немного приподнялись.
   – Я так и думала. – Она указала на кресла, стоявшие по обеим сторонам от камина. – Присаживайтесь. И говорите, что вам нужно.
   «Сказать ей, что мне на самом деле нужно? – подумал Делакорт. – Да ни за что на свете! Если бы я сам это знал…»
   – Я хочу, чтобы мы сказали друг другу правду.
   – Правду? – переспросила Сесилия, сев на краешек сиденья и гордо выпрямив спину. Делакорт расположился напротив.
   – А еще я хочу извиниться, – тихо проговорил он. – Два дня назад я вел себя недостойно.
   Сесилия опустила взгляд на колени и принялась нервно разглаживать складки юбки.
   – Тогда зачем… зачем же вы так себя вели?
   – Не знаю, – честно ответил он. – Но нам нужно помириться, Сесилия. Во всяком случае, до тех пор, пока не закончится моя работа в миссии. Потом, когда я уйду, ты можешь опять меня возненавидеть.
   Сесилия упрямо вздернула подбородок.
   – Дэвид, я не испытываю к вам ненависти. Когда-то мне казалось, что и впрямь ненавижу вас, но я была слишком молода и наивна. Я еще не знала, что такое настоящая трагедия. Но вы, милорд… – Она вытянула губы и слегка покачала головой.
   – Что – я, Сесилия? – требовательно спросил он. – Говори! Давай разберемся: почему мы все время ссоримся, как дети? О Господи, да это же невыносимо!
   Сесилия, глубоко вздохнув, некоторое время смотрела на огонь, догоравший в камине. Наконец, не поднимая глаз на Делакорта, она заговорила:
   – Вы сердитесь, милорд. И прикрываетесь своим гневом, как… как плащом. Кутаетесь в него, отгораживаясь от всех остальных.
   У него перехватило дыхание от ее дерзости – впрочем, нет, от ее откровенности.
   – Может быть, ты не испытываешь ко мне ненависти, Сесилия, – натянуто проговорил он, – но, по-моему, недолюбливаешь меня.
   Она отвернулась от огня. Если бы можно было пригвоздить человека к креслу взглядом, то Дэвид остался бы там навсегда.
   – Вы сами не слишком себя любите, Делакорт. Люди считают вас гордым, заносчивым, даже мстительным. Но мне начинает казаться, что вы просто очень несчастный человек. Интересно, почему?
   Сердце Делакорта стало биться очень медленно. У него возникло ощущение, будто перед ним отворилась дверь в темную пугающую пустоту, и ему захотелось поскорее закрыть ее.
   – Ты упомянула о трагедии, Сесилия. Но что ты понимаешь под этим словом?
   Сесилия быстро встала, подошла к маленькому столику из красного дерева, на котором стояли графины и рюмки, и хотела, было откупорить одну бутылку, но внезапно резко опустила руку.
   – Наверное, – тихо проговорила она, – для кого-то трагедия – это попросту несбывшиеся надежды. Мы все чего-то ждем от жизни… но иногда наши ожидания не оправдываются… – Она помолчала, взвешивая свои слова, потом продолжила: – Простите, милорд, но сегодня я не настроена вести философские беседы. Хотите чего-нибудь выпить перед уходом?
   Делакорт понял, что она вежливо выпроваживает его, однако не подал виду.
   – Я бы выпил немного бренди, если у тебя есть. День выдался утомительный.
   Сесилия наполнила рюмку бренди отличного качества, потом взяла другой бокал и налила туда немного хереса. Подойдя к Делакорту, она протянула ему рюмку. Когда он взял напиток, их пальцы на мгновение соприкоснулись. На душе у Делакорта стало удивительно спокойно, но, к сожалению, все быстро закончилось, и в руке у него осталась лишь рюмка с бренди, который он не слишком-то хотел пить.
   Вдруг Делакорт осознал, что смотрит на Сесилию, не отрывая глаз. Она, должно быть, считает его идиотом. Ее странные откровения потрясли его больше, чем он полагал. С трудом сосредоточившись, он начал подбирать в уме какую-нибудь язвительную реплику.
   – Ты сегодня очень хорошо выглядишь, Сесилия, – сказал он наконец своим обычным беспечным тоном. – Необычайно красивый зеленый шелк… Но когда я видел тебя в последний раз, это платье было другим.
   Сесилия, опустив глаза, провела ладонью по изумрудному шелку юбки, держа в другой руке бокал с вином.
   – Да, это было совсем новое вечернее платье, – объяснила она, явно радуясь возможности уйти от серьезного разговора. – Правда, я надела его всего один раз, с тех пор как сняла траур. А потом Этта прожгла утюгом шаль, так что пришлось переделать его в платье для ужинов. Но как ты можешь знать… – Вдруг рука ее застыла, и она вопросительно взглянула на Дэвида.
   Тот судорожно перевел дыхание. Сесилия стояла рядом и смотрела на него в упор.
   – Ты уже видел меня в этом наряде, да? – очень тихо спросила она.
   Немного смутившись, он опустил глаза. Повисла долгая пауза.
   – Зачем же ты солгал, сказав, что не заметил меня в Огдене? Я не обижаюсь – просто хочу знать.
   Делакорт начал лепетать что-то в ответ, но, к счастью, из трудного положения его вывело появление в открытых дверях гостиной дворецкого Сесилии.
   – К вам посетитель, миледи, – простуженным голосом просипел он. – Опять главный полицейский инспектор.
   Де Рохан! Как раз тот человек, которого Дэвид искал. Секундой раньше он готов был улизнуть поскорей из этой гостиной, теперь же его не выгонит отсюда даже свора лютых собак!
   Сесилия бросила на него взгляд, ясно говоривший о том, что выяснение подробностей того вечера еще не закончено, но тут вошел инспектор.
   – Спасибо, Шоу, – сухо сказала она. – А теперь идите отдыхать. Это приказ. Скоро полночь, а вам нездоровится.
   Шоу удалился, весьма довольный такой заботой со стороны хозяйки. Сесилия, обернувшись к гостям, представила их друг другу. Услышав имя Дела-корта, де Рохан поднял густые черные брови.
   – Милорд, – холодно произнес он, отвесив на удивление изящный поклон, – надеюсь, мой ответ на ваш сегодняшний запрос удовлетворил вас?
   – В сложившейся ситуации я пока не нахожу ничего удовлетворительного, – натянуто ответил Делакорт, оглядев простой сюртук из черного льна и начищенные черные ботинки полицейского. – Но это не ваша вина.
   Полицейский посмотрел на Дэвида с легкой обидой.
   – Вы также просили, милорд, чтобы мы постоянно следили за вашим знакомым из Гудвинс-Корта. Хочу вам сообщить, что для этого выделено несколько опытных агентов.
   Дэвид поклонился.
   – Благодарю вас.
   Сесилия молча с любопытством, смотрела то на одного мужчину, то на другого.
   – Пожалуйста, присаживайтесь. Хотите бренди, мистер де Рохан? Или горячего пунша?
   – Спасибо, нет. – Де Рохан присел на диван перед камином. – Я зашел всего на минутку.
   Делакорт снова опустился в кресло и взял свою рюмку.
   – Уже довольно поздно, мистер де Рохан, – сказал он, рассеянно вращая бокал с бренди. – Надеюсь, вы не имеете обыкновения ходить по домам в столь неподходящее время?
   Лицо де Рохана еще больше потемнело.
   – Леди Уолрафен просила, чтобы я немедленно сообщал ей все, что узнаю о Маргарет Макнамара. Я же не виноват, что ее обнаружили поздно вечером.
   – Обнаружили? – сдавленно вскрикнула Сесилия, судорожно стиснув подлокотники кресла. – Мэг… она мертва?
   Де Рохан обернулся к ней.
   – Да, мэм. Мне хотелось бы принести вам более радостные вести, но – увы.
   – Что произошло? – тихо спросила Сесилия.
   – Я не находил себе места с того самого дня, как она пропала, – признался де Рохан, – и дал задание всем службам искать ее. А сегодня вечером в участок пришел патрульный и сообщил, что из реки выловили труп девушки.
   Делакорт не мог видеть искаженного горем лица Сесилии.
   – Может, это какая-то ошибка? – спросил он, хватаясь за последнюю надежду. Де Рохан горько усмехнулся:
   – Вряд ли, милорд. Я лично был в морге. Сесилия на мгновение зажмурилась, но потом все же нашла в себе силы задать следующий вопрос:
   – Она утонула?
   – Нет, миледи, – мрачным тоном ответил полицейский.
   – Тогда что же? – резко спросил Делакорт. Де Рохан покосился на Сесилию, как будто оценивая ее выдержку.
   – Ей перерезали горло, – наконец ответил он, вновь взглянув на Делакорта, – а потом привязали труп к швартовой тумбе над лестницей «Пеликан» и спустили на воду, как лодку.
   – О Боже, – прошептал Делакорт. – А кто ее нашел?
   – Мальчишка-поваренок из трактира «Проспект Уитби». Он шел по переулку рядом с трактиром и увидел веревку.
   – Зачем же убийце понадобилось ее привязывать? – задумчиво спросил Делакорт. – Неужели он не понимал, что ее найдут?
   – Я уверен, что он сделал это нарочно, – мягко сказал де Рохан.
   – Вы думаете, это предупреждение?
   – Предупреждение? – прошептала Сесилия. – Кому?
   – По-вашему, оно предназначено Китти ОТэвин, не так ли? – вмешался Делакорт, обращаясь к де Рохану.
   – Да, – отозвался полицейский. – Эти женщины чего-то боялись. Вот почему они искали убежища в миссии.
   – Вы хотите сказать… что они от кого-то прятались? – спросила Сесилия. – Бедная Китти! Де Рохан пожал плечами.
   – Китти сильно нервничает. А Мэг Макнамара вела себя поначалу почти, враждебно. Сперва я списал это на счет врожденного презрения к полиции, но вскоре заподозрил нечто более серьезное.
   – Достаточно серьезное, чтобы стать причиной убийства, – добавил Делакорт. Поднявшись с кресла, он принялся мерить шагами комнату. – И что же теперь, инспектор?
   Де Рохан тоже встал.
   – Теперь я пойду домой и немного посплю, – сказал он, устало, проводя рукой по волосам, – а утром вернусь в «Проспект», поговорю с поваренком и прислугой. А заодно поищу свидетелей на берегу реки.
   – Я пойду с вами, – заявил Делакорт, возвращаясь к камину.
   Взгляд де Рохана на мгновение выразил неудовольствие, но потом инспектор покорно кивнул.
   – Возможно, так будет лучше. Низшие классы боятся гнева знати куда больше, чем власти полиции. Тем более что у нас этой власти не так уж и много.
   Делакорт мысленно согласился с этим. Да, к сожалению, де Рохан прав. И Сесилия тоже была права, когда жаловалась на необходимость реформирования полиции. Пожалуй, ему следует почаще бывать на заседаниях министерства, чтобы знать, почему, черт возьми, ничего не делается.
   – Я заеду за вами в Уэппинг в девять, если не возражаете, – предложил он полицейскому. – А если мы ничего не узнаем, что вы будете делать?
   – Вернусь на Пеннингтон-стрит, – уверенно ответил де Рохан, – и добьюсь правды у Китти ОТэвин.
   – Я тоже там буду, – сказал Делакорт серьезным тоном. – Может быть, что-то и прояснится.
   – Не надо давить на Китти! – вскричала Сесилия, вскакивая с кресла. – Я опасаюсь за ее здоровье – она очень больна.
   Де Рохан слегка приподнял брови.
   – Простите, миледи, но если мы сейчас на нее не надавим, то из больной она может превратиться в мертвую.
   – И все-таки я согласен с леди Сесилией, – задумчиво проговорил Делакорт. – Китти действительно должна отдохнуть. Как сказал сэр Джеймс, ей нужен свежий воздух и хорошее питание. А еще ей нужна безопасность. Я найму людей для охраны миссии, а через пару дней мы с ней поговорим.
   Сесилия хотела возразить, но Делакорт поднял руку.
   – У нас нет другого выхода, Сесилия. Как только Китти немного окрепнет, я отправлю ее в мое дербиширское имение. А когда она окончательно поправится, моя экономка найдет ей какую-нибудь работу по дому.
   Сесилия уставилась на Делакорта, как будто у него вдруг выросла вторая голова.
   – Да, – задумчиво сказал де Рохан, – по-моему, это неплохое решение. К тому же, если вы предоставите ей убежище, она охотнее согласится на разговор.
   – Я хочу при этом присутствовать, – вмешалась Сесилия, тряхнув своими огненно-золотыми кудрями. – И учтите, я не позволю вам напугать ее, даже ради пользы дела, – ведь она беременна.
   Де Рохан, сцепив руки за спиной, молча кивнул.
   Выслушав все это, Делакорт встревожился. Ему совсем не нравилось то, что Сесилия собиралась и дальше участвовать в этом опасном деле. Но разве она прислушается к его советам? Осторожно кашлянув, он обратился к инспектору:
   – Вы не могли бы подсказать, как нам вести себя при встрече с Китти?
   Де Рохан покачал головой.
   – Если бы я знал, милорд! Прежде всего, нам надо выяснить имена их постоянных клиентов. И, кроме того, где они работали – в публичном доме или где-нибудь еще?
   – Может, в этом деле замешаны торговцы белыми рабами? – предположил Делакорт, вспомнив самые мрачные теории Кембла. – Или контрабандисты? Или скупщики краденого?
   Де Рохан долго смотрел на него оценивающим взглядом.
   – Нет, контрабандисты вряд ли, – ответил он, наконец. – Я тоже думал про воров и скупщиков краденого, но, по правде говоря, эти девушки похожи на обычных небогатых проституток.
   – Но зачем убивать обычных проституток? – в замешательстве спросил Делакорт. – Если только убийцы не сумасшедшие. А если сумасшедшие, значит, они очень опасны.
   – Да, они очень опасны, – согласился де Рохан. – Мы это уже установили. Теперь нам осталось только выяснить, кто они. – С этими словами, по-военному четко развернувшись на каблуках, он поклонился Сесилии. – Простите, леди Уолрафен, что потревожил вас так поздно. Мне пора. Если можно, я заеду к вам в пятницу на Пеннингтон-стрит.
   Делакорт рассчитывал, что она передумает, но его надежды оказались напрасными. Сесилия, с готовностью кивнув, вышла вслед за полицейским из гостиной.
   В полном молчании они прошли по коридору. Сесилия подала ему пальто, шляпу и открыла дверь. С коврика у порога, отлично выспавшись, поднялся Люцифер. Сесилия сказала псу несколько ласковых слов, и полусонная собачья морда расплылась в довольной ухмылке.
   Инспектор слегка улыбнулся, подозвал мастифа и вышел на крыльцо, но на второй ступеньке остановился и поднял голову. Густые тучи над Риджент-парком внезапно разошлись, и в просвете появился сказочно яркий осколок луны.
   Несколько мгновений де Рохан смотрел в ночное небо.
   – La lima crescente, – благоговейно прошептал он.
   – Что, простите?
   Де Рохан повернулся к ней, слегка смущенный.
   – Полумесяц, – перевел он. – Просто мне вспомнилась старая поговорка моей бабушки.
   Сесилия улыбнулась. Этот полицейский определенно начинал ей нравиться.
   – Вы итальянец, мистер де Рохан?
   – Не только, но моя бабушка из Милана. – Он молча смотрел на нее, словно ожидая какого-нибудь презрительного жеста или возгласа, однако Сесилия вовсе не собиралась делать что-либо подобное.
   – И что же говорила ваша бабушка? – ласково спросила она. – Я обожаю старые поговорки.
   Он удивленно взглянул на нее, думая, что она смеется над ним, но это было не так.
   – Если облачной зимней ночью увидишь на небе полумесяц, – сказал он, ступив на тротуар, – то скоро сбудется твоя самая сокровенная мечта. – У подножия лестницы он обернулся. Лицо его превратилось в мрачную маску. – Но мечты Мэг Макнамара уже никогда не сбудутся, верно?
   Сесилия отрицательно покачала головой.
   Де Рохан долго смотрел ей в глаза.
   – Впрочем, будем надеяться, что сегодняшняя ночь принесет счастье вам, bella signora, – мягко сказал он. – Желаю вам buona notte.
   С этими словами он резко развернулся, быстрым изящным движением надел шляпу и исчез во мгле.
   Совершенно забыв свое смущение по поводу зеленого платья, Делакорт сидел в гостиной, размышляя о страшных известиях, которые принес де Рохан. Делакорт всегда был смелым, решительным человеком, даже, пожалуй, часто себе же во вред, но, когда он думал об убийствах Мэри и Мэг, по спине его пробегал холодок страха. Он чувствовал себя ответственным за происходящее. Коул за городом, и, значит, он сам должен – нет, просто обязан – позаботиться о том, чтобы убийца был отдан в руки правосудия. И это еще не все. Он должен обеспечить безопасность Сесилии, и невозможно угадать, какая из этих задач была потруднее.
   Черт бы побрал де Рохана! Он словно намеренно втянул Сесилию в это проклятое дело. А между тем ему, как никому другому, должна быть понятна вся опасность работы в Ист-Энде, тем более после таких событий. Что, если убийца проник в саму миссию? Что, если он… или они… думают, что Сесилия знает больше, чем есть на самом деле? Что, если, не дай Бог, она действительно узнает от Китти что-либо опасное?
   А де Рохану только это и нужно. Расследовать преступления – его работа.
   Дэвид допил бренди и небрежно отставил рюмку. Уличные часы пробили полночь. Было слышно, как Сесилия на крыльце разговаривает с де Роханом. Как защитить самого себя, Делакорт знал. Больше того, через несколько недель он опять вернется к прежней праздной жизни – будет играть в карты, ходить в клуб и к портному. Но Сесилия была чужда развлечений, три раза в неделю усердно трудясь, словно обычная продавщица. В сознании Дэвида возникло кошмарное видение: в темном безлюдном переулке Сесилию выталкивают из ее кареты, а он в этот момент далеко и не может помочь!
   Чтобы отвлечься; Дэвид взял ведерко с углем и кочергу и принялся поправлять огонь в остывающем камине, но воображение его по-прежнему продолжало работать. Когда Сесилия вернулась в гостиную, Делакорт уже успел утратить и благие намерения, и сдержанность.
   – Сесилия, – начал он, глядя на огонь в камине, – мне не нравится, что ты вместе с инспектором собираешься разговаривать с Китти. Я полагаю, нам надо пересмотреть штат миссии.
   Атмосфера в комнате опять стала напряженной. Сесилия прошла по ковру к камину, шурша шелковыми юбками. Чувствовалось, что она раздражена.
   – Что вы сказали, Делакорт? – переспросила она натянутым тоном.
   Дэвид выпрямился и повернулся к ней.
   – Доки и их окрестности – опасное место, и здание миссии не может считаться надежным убежищем. Двоих женщин уже убили, и нет никакой уверенности, что бандиты на этом остановятся.
   – Но при чем здесь штат миссии?
   Делакорт чувствовал недовольство в ее голосе, но вопрос был слишком серьезным, чтобы оставить его без внимания.
   – Меня восхищает твоя преданность делу, но тебе больше не стоит работать с этими несчастными женщинами. Это становиться слишком рискованным.
   Сесилия усмехнулась. Делакорт увидел в ее голубых глазах ледяные искры и понял, как бестактно прозвучали его слова.
   – Рискованно? – переспросила она. – По-вашему, милорд, если я богата и имею титул, значит, меня надо беречь больше, чем Мэри и Китти?
   – Я этого не говорил, Сесилия, – буркнул он и, отвернувшись, сердито ткнул кочергой в горящие угли.
   – Не говорили, – голос ее дрожал от гнева, – но подразумевали. Значит, вы считаете мою жизнь более ценной, чем жизнь этих женщин?
   «Конечно, глупенькая! – хотел крикнуть Делакорт. – Ты для меня дороже всех сокровищ мира!»
   Но он не мог ей этого сказать, выразив словами те чувства, что комом подступали к горлу.
   Безмолвно стоя словно истукан, он смотрел в пылающий огонь, так сильно сжимая в руке кочергу, что ногти впивались в ладонь. Сесилия тем временем взволнованно расхаживала по гостиной.
   – Ты больше не должна ходить на Пеннингтон-стрит, – тихо проговорил Дэвид. – Я сейчас возглавляю миссию, и это мой приказ.
   – Но почему? Ты ищешь предлог, чтобы отделаться от меня?
   Отделаться от нее? Боже правый! Делакорт был уверен, что ему уже никогда от нее не отделаться – с тех самых пор, как их губы впервые слились в поцелуе.
   – Отвечай же, Делакорт! Отвечать? Хорошо, он ответит!
   – Ты дочь знатных родителей, у тебя благородное воспитание, Сесилия. Не будь же такой упрямой, послушайся меня!
   – Благородное воспитание? – удивленно переспросила Сесилия.
   Он обернулся и увидел, что она стоит рядом с ним, решительно скрестив руки на груди.
   – Именно так.
   – Пожалуй, милорд, я расскажу вам историю большинства женщин, попадающих в миссию. – Грудь Сесилии взволнованно вздымалась от волнения. – Вы не хотите узнать, как они воспитаны? Да, у кого-то из них происхождение ниже, у кого-то выше, но поверьте мне – все они потеряли невинность не по своей воле.
   – Я сейчас не настроен, выслушивать нравоучения, Сесилия, – произнес он угрожающим шепотом. Но Сесилия не собиралась умолкать.
   – А мне безразлично, как вы настроены! Многие из этих девушек сначала работали служанками, горничными и продавщицами, иногда даже гувернантками. А потом их совратил мужчина – несомненно, считавший себя благородным джентльменом…
   – Замолчи, Сесилия! – Дэвид вновь так сильно стиснул кочергу, что онемели пальцы. – Я не желаю этого слушать!
   – Да, джентльменом, – повторила она, повысив голос, – который полагал, что имеет право брать все, что ему захочется. Вам, милорд, знаком этот сценарий, не так ли?
   В висках Дэвида бешено застучала кровь.
   – Не надо, Сесилия! – хрипло выдавил он, машинально взмахнув кочергой. – Ради Бога, не надо!
   – Нет, скажите мне, Делакорт… – прошептала она. Глаза ее налились слезами. – Скажите! Как женщине сохранить свое доброе имя, если у нее нет заступников? Кто ее защитит? И кто поможет ей растить детей – разумеется, незаконнорожденных?
   Безудержная ярость ослепила Дэвида. Он уже не понимал, что делает.
   – Черт бы тебя побрал, Сесилия! – исступленно вскрикнул он. Кочерга, взметнувшись кверху, со звоном обрушилась на письменный стол. Изящный фарфоровый кувшинчик разлетелся на множество безобразных осколков.


   Глава 8
   Лорд Делакорт – сокрушитель

   Сесилия ошеломленно смотрела на остатки щедрого подарка Джайлза, покрывавшие письменный стол, диван и даже край подола ее юбки. В гостиной наступила жуткая тишина. Внезапно Дэвид, со стуком швырнув кочергу на мраморную каминную полку, подошел к Сесилии и, схватив в объятия, рывком прижал ее к груди.
   – Черт бы тебя побрал, Сесилия! – повторил он, но это прозвучало уже совсем по-иному.
   Это не был нежный поцелуй любовника. Дэвид проник языком ей в рот, пальцами зарывшись в роскошные золотистые локоны. Его щетина больно царапала ей лицо.
   Сесилию захлестнуло волной неведомого прежде чувства. Она задрожала от бурного томления, которое ощущала всегда, когда Дэвид прикасался к ней, но на этот раз все было по-другому. На этот раз им владело не одно лишь плотское вожделение. Сесилия почти физически ощущала душевную боль и тоску. Повинуясь безотчетному порыву, она тесно прижалась к его груди. Дэвид, застонав, провел ладонью по ее спине, резко сблизив их бедра. В ту же секунду она перестала волноваться за праведность своих чувств.
   Все мысли о прошлом разом покинули ее. Бесконечные ссоры, множество взаимных оскорблений были забыты. Сесилия сознавала, что Дэвид обижен, и хотела загладить свою вину. А, кроме того, она хотела его самого – с того самого дня, как он повалил ее в сено и чуть было не изнасиловал.
   О Боже, что за безумное искушение! На мгновение Сесилия пожалела, что им тогда помещали. Если бы она отдалась ему там, в конюшне, подчинившись собственным грешным порывам, не было бы этих шести лет мучений.
   Было еще не поздно обуздать это пылкое безумие, но Дэвид желал ее по-прежнему, и Сесилия ответила на его поцелуй, жадный и требовательный.
   – Ох, Сесилия, – пробормотал он, спрятав лицо в ее волосах и проведя ладонями по ложбинке между ее лопаток. – Ума не приложу, почему ты имеешь надо мной такую власть?
   Гнев Дэвида испарился, но сам он по-прежнему был горяч. Сесилия скользнула губами по краю его высокого крахмального воротничка, с наслаждением вдыхая легкий мужской аромат, смешанный с экзотическим запахом сандалового одеколона. Боже правый, она и не знала, что мужчина может так соблазнительно пахнуть!
   Ее руки исследовали его высокое, стройное, по-кошачьи гибкое тело, узкие бедра, широкие плечи. Мечта портного. Фантазия женщины. О Господи, сколько же раз его образ преследовал ее во сне!
   Почувствовав, что ее руки забрались ему под жилет и погладили спину, он содрогнулся от чувственного наслаждения, которое тут же передалось ей. Пальцы Дэвида осторожно коснулись ее груди, и он оторвался от ее губ.
   – Да, – прошептала Сесилия, не смея взглянуть ему в глаза.
   Этого было достаточно. Дэвид спустил с ее плеча платье, обнажив одну грудь.
   – Боже, – благоговейно прошептал он, – какое совершенство!
   Обхватив ладонью восхитительную округлость, он нежно провел большим пальцем по соску, наблюдая, как он твердеет от его прикосновения, а потом, нагнув голову, принялся ласкать его языком. Сесилия, мигом забыв обо всех приличиях, движением плеча сбросила платье до талии, борясь с желанием раздеться полностью.
   Но Дэвид неожиданно резко поднял голову и вновь привлек ее к себе.
   – Хватит, Сесилия, – сдавленным голосом произнес он. – О Господи, хватит! Мы… я… должен остановиться. Это безумие!
   Сесилия растерянно подняла на него глаза. Как он был красив! Сердце ее чуть не выпрыгнуло из груди.
   – Ты меня не хочешь? – еле слышно прошептала она.
   Дэвид, закрыв глаза, нежно провел тыльной стороной ладони по ее округлой щеке.
   – Желание не имеет ничего общего с приличиями, – мягко отозвался он и невероятно медленно приблизил губы к ее губам.
   Если их первый поцелуй был подобен вспышке огня, то этот походил на поток раскаленной лавы. Ей отчаянно захотелось отдаться ему, слиться в единое целое. Смутно сознавая, что делает, Сесилия вытянула из его брюк полы рубашки и погладила гладкую упругую спину.
   Ловкие пальцы Дэвида тем временем уже расстегивали пуговицы на ее платье.
   – Корсет, – прошептала она, прижавшись губами к его горячей шее.
   – Меня не удержат никакие силы на свете, милая! – отозвался он, снимая зеленый шелк с ее рук.
   – Нет, – всхлипнула Сесилия, – мой корсет!
   Но все возражения были напрасны. Они вместе упали на пол, на мягкий ковер, и Дэвид накрыл ее своим телом.
   – О Боже, Сесилия! – прошептал он, с усилием отрываясь от ее губ. – Я должен заполучить тебя. Сейчас же!
   – Да, – ответила она, и Дэвид начал лихорадочными движениями поднимать ее юбки. По ногам Сесилии прошлась струя холодного воздуха.
   Дэвид, сев на пятки, быстро, словно боясь очнуться, отбросил в сторону ее туфли и чулки. Движения его были на удивление неловки. Внезапно полунагая Сесилия смутно осознала, что напоминает скорее обычную проститутку, чем светскую даму, но желание пересилило скромность и воспитание. Она протянула к Дэвиду обе руки. Он сорвал с себя галстук и сюртук и небрежно бросил их в темноту. Сесилия забралась под его рубашку и погладила плоский мускулистый живот. Резко вздохнув, он поспешно стал расстегивать брюки.
   Сесилия замерла, но отступать, пожалуй, было поздно.
   Однако Дэвид, похоже, не торопился. Приподнявшись на локтях, он скользнул взглядом по ее обнаженной груди, плечам и, наконец, остановился на лице.
   – Дэвид? – прошептала она. Он опустился, шумно дыша.
   – В чем дело? – спросила Сесилия тихим, срывающимся шепотом.
   Дэвид не знал, что ей ответить. Он был совершенно растерян.
   О Господи, он не должен давать волю своим чувствам!
   Перед ним сияло ее полуобнаженное тело, которое каждую ночь являлось ему в мучительных грезах. Но во взгляде Сесилии отчетливо читались сомнение и смущение. Они-то и заставили его благоразумие вернуться.
   Почти физически он ощутил сладкий запах сена. Вспомнил, как пол уходил у него из-под ног, а великолепное молодое тело Сесилии прижималось к его телу. Он хотел воспользоваться представившимся случаем для собственного удовлетворения, совершенно не думая о ней самой. Проклятие, да он ничуть не лучше своего развратного отца!
   – Ох, Сесилия, – прошептал Дэвид, – мне кажется, нам нельзя… это нехорошо.
   Едва он произнес это, как ему показалось, что она дрожит от негодования, но тут же почувствовал на щеке ее теплые слезы и молча перекатился на бок, увлекая ее за собой. Теперь Сесилия оказалась сверху. Он поднял руку и осторожно убрал упавшую ей на лоб прядь волос.
   – Т-ты меня не хочешь! – всхлипывая, прошептала она.
   Тут он все понял.
   – Нет, Сесилия, это не так! Она вяло покачала головой.
   – Нет, т-так! – Она снова всхлипнула. – Ты н-не хочешь меня так же, как и Уолрафен! Ты просто надо мной издеваешься. Никто никогда меня не хотел. Я нравлюсь только таким ужасным мужчинам, как Эдмунд Роуленд! – Она судорожно вздохнула. – Н-но почему, почему?
   Дэвид нежно обвил Сесилию руками. Его рубашка успела намокнуть от ее слез. Он не был готов к такому наплыву чувств и не знал, что делать и что говорить. Женщины, с которыми он спал раньше, никогда не плакали. Он им за это не платил.
   Приподняв голову, он ласково поцеловал ее в лоб.
   – Сесилия, дорогая, ты очень красива. Любой мужчина в здравом уме будет тебя хотеть.
   – Не лги мне, Дэвид, – пролепетала она несчастным голосом, уткнувшись лицом в его рубашку. – Ты меня не хочешь. Меня не хочет ни один приличный мужчина.
   Эти слова огорошили Дэвида. Приличный мужчина? Раньше она называла его распутным бездельником. Странно… Он ласково отвел ее лицо немного назад и заглянул в заплаканные глаза.
   – Сесилия, неужели ты никогда не замечала, как мужчины следят за твоими движениями, когда ты идешь по комнате? Если бы заметила, то поняла, что сейчас ошибаешься.
   Она смущенно вытерла слезы.
   – Ты поцеловал меня в тот день, когда впервые появился в миссии, – произнесла она почти осуждающе, – и мне показалось, что ты меня хочешь.
   – Я действительно тебя хотел, – грустно признался он. – Но дело в том, что желание мужчины – довольно сложная вещь.
   – Я так и поняла, – согласилась она с легкой горечью в голосе.
   – Ох, Сесилия! – вздохнул он, притянув ее ближе. – Ну что мне с тобой делать?
   Тут его поразила одна догадка, которая многое объясняла. Но как, черт побери, джентльмену спросить про такое?
   – Скажи мне, Сесилия, – нерешительно начал он. – когда ты была замужем… Уолрафен не хотел… или, вернее, не мог… э… выполнять свой супружеский долг?
   – Это не совсем так. – Она шмыгнула носом. – Он говорил… что я хорошенькая. И пытался. Два или три раза. Но у него ничего не вышло. Мне кажется, я ему просто не нравилась. А после этого он гладил меня по голове и… называл меня прилежной женой. – В голосе ее послышалось страдание. – Но я не была женой в истинном смысле этого слова. Я была никем.
   – Ох, Сесилия!
   – Боже мой, как стыдно! Зачем я все это тебе говорю?
   – Сесилия, – нежно сказал Дэвид, – ты умоляла меня заняться с тобой любовью. Поверь мне, я думал об этом.
   – Какой ужас! – простонала она.
   – Здесь нет ничего ужасного, – прошептал он, стараясь не слишком радоваться супружеским неудачам Уолрафена. – Видишь ли, твой муж был уже немолодым мужчиной. Я уверен, что он старался изо всех сил.
   На самом деле Дэвид полагал, что одна только грудь Сесилии способна возбудить даже мертвого. Он вновь ощутил прилив надежды.
   – Тогда почему же он на м-мне женился? – жалобно спросила Сесилия, не замечая возродившегося интереса Дэвида.
   «Наверное, чтобы переплюнуть своего сына, над которым всегда измывался», – предположил Дэвид, но вслух произнес совсем иное:
   – Он женился на тебе, потому что ты красивая женщина, способная разбудить страсть любого мужчины, – ласково ответил он. – Я не сомневаюсь, что он тебя очень любил.
   – Но если любишь человека, обычно хочешь им овладеть, – прошептала она. – Даже я это знаю.
   Сесилия немного неуклюже приподнялась, села и начала поспешно натягивать рукава платья, чтобы прикрыть наготу. Странно, но ее спокойные, покорные движения вызвали у Дэвида желание заплакать. Все, что он услышал, было так грустно…
   Дэвид встал перед ней на колени. Он действительно ее хотел, всегда, но в глубине души сознавал, что его чувства не ограничиваются обычным вожделением.
   А Сесилия, похоже, нуждалась лишь в том, чтобы ее желали, хотя наверняка плохо понимала значение этого слова. Разумеется, он сам приложил руку к этому •непониманию, ибо шесть лет назад она была слишком молода и неопытна для мужчины его склада, а потом вышла замуж за человека, который по сравнению с ним казался ей здравомыслящим и надежным.
   И все же Дэвиду почти удалось ее соблазнить, когда она была восемнадцатилетней девственницей. А если бы, в самом деле, удалось? Наверное, оба они стали бы еще несчастнее. Он резко сел и заговорил, боясь передумать:
   – Все дело в этой комнате, Сесилия. Мы с тобой – на полу, на ковре. Это совсем не романтично. Джентльмену следует по-другому обращаться с такой бесценной женщиной, как ты.
   Она растерянно заморгала.
   – Не понимаю.
   Дэвид подался вперед, взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал.
   – Послушай, Сесилия, если ты меня хочешь, – мягко проговорил он, – если совершенно твердо в этом уверена и можешь признаться в этом сейчас, когда твой разум не затуманен вожделением, тогда позволь мне проводить тебя наверх, в твою спальню. Я все сделаю так, как нужно. Так, как ты заслуживаешь. Я не подведу тебя, обещаю.
   Сесилия несколько мгновений молчала, потом доверчиво протянула к нему руку.
   – Я знаю, – прошептала она.
   Они поднялись в полной темноте на второй этаж. Дэвид открыл перед Сесилией дверь спальни, подвел ее к маленькой кровати на столбиках, сел на край и притянул к себе. В его темных глазах отражался свет лампы, которую Этта оставила непотушенной.
   Холодный дождь превратился в снежную крупу и яростно хлестал по стеклам, но здесь, в спальне, было тепло и уютно. Мягкие отблески огня в камине плясали по лицу Дэвида, подчеркивая его аристократические черты. Он молча протянул руку и начал вынимать шпильки из роскошных волос Сесилии.
   Пышные локоны дождем рассыпались по ее плечам, и Дэвид взялся за лиф платья.
   – Ты не пожалеешь, Сесилия? – прошептал он и слегка дрожащей рукой стянул шелковые рукава с ее рук.
   Она, не отрываясь, смотрела на его длинные изящные пальцы.
   – Нет, – прошептала она, закрывая глаза. – Только покажи мне, как доставить тебе удовольствие.
   – Сесилия, – нежно ответил он, – тебе не надо для этого ничего делать. Мне достаточно только взглянуть на тебя, чтобы испытать удовольствие, граничащее с безумием.
   Вскочив на ноги, Дэвид повернул ее спиной и принялся ловко расстегивать мелкие пуговки. Потом его пальцы скользнули по ее ключицам.
   – На мне… корсет, – взволнованно напомнила она.
   – Ничего, я справлюсь.
   – О! – Щеки Сесилии вспыхнули. – Конечно, ведь тебе наверняка приходилось раздевать очень многих женщин, – добавила она чуть печально.
   – Это так, но сегодня я хочу раздеть только одну, – сказал Дэвид, целуя ее в маленькое ушко. В его голосе послышались нотки сочувствия. – Сесилия, милая, я давно уже не невинный юноша. И строго говоря, недостаточно хорош для тебя – ты всегда это знала. И все-таки я постараюсь доставить тебе удовольствие и доказать, насколько ты мне желанна.
   Дэвид осторожно спустил платье Сесилии на талию и взял в ладони ее пышную грудь, наслаждаясь ее тяжестью и бархатистой кожей. Он ласкал ее, стоя сзади, легко проводя губами по шее и волосам.
   Он, в самом деле, безудержно ее хотел! Сесилия почти чувствовала его обжигающий взгляд на плечах. Что за невыносимое наслаждение! Невольно застонав, она бессильно запрокинула голову.
   – О Боже, Сесилия, – прошептал Дэвид, слегка сдавив ее соски. – Сейчас ты еще более красива, чем тогда, когда я впервые…
   Повернувшись к нему лицом, Сесилия страстно поцеловала его в губы. Охваченная желанием, она не хотела вспоминать прошлые обиды.
   Снежная изморось билась в окна в такт ее пульсу. Дэвид закрыл глаза, опахнув щеки густыми ресницами, и впился поцелуем в губы Сесилии.
   Внезапно он оторвался от ее рта и, в одно мгновение, скинув с нее одежду, крепко прижал к себе. Его руки прошлись по ее обнаженным плечам, спине и остановились на ягодицах.
   Издав приглушенный нетерпеливый стон, Дэвид повалил Сесилию на постель, сбросил с себя рубашку и остальную одежду. Сесилия, приподняв голову, смотрела на свою грудь.
   – Она у меня… слишком большая, правда? Дэвид улыбнулся:
   – У тебя невероятно красивая грудь. Об этих спелых персиках я мечтал все последние годы. – Он лег на кровать рядом с ней, любуясь ее великолепным телом.
   Сесилия почувствовала, что краснеет. Она никогда еще не лежала обнаженной в постели с мужчиной. Даже Уолрафен в своих неуклюжих и тщетных попытках супружеской близости никогда полностью ее не раздевал. В камине постреливали угли, бросая неверные отблески красноватого света на ее кожу. Сесилия потянулась, было к одеялу, чтобы накрыться, но Дэвид удержал ее руку.
   – Не надо, Сесилия.
   Он перевернул ее на спину, навис над ней и, нагнув голову, стал медленно покрывать поцелуями ее грудь. Его темные густые волосы, упав вперед, пощекотали ее пылающее тело. Сесилия вскрикнула от удовольствия.
   Боже правый, она никогда не знала такой сладкой пытки! Впрочем, Дэвид считался человеком, искусным в делах любви, но сейчас Сесилии было не до его репутации.
   Все еще нависая над ней, он продолжал ласкать ее грудь, а другой рукой погладил живот.
   – Как же ты красива и женственна! – прошептал он, опуская руку ниже.
   Его пальцы творили чудеса. Сесилия, приглушенно вздохнув, попыталась отпрянуть, но он удержал ее на месте, продолжая так умело ласкать сокровенную ложбинку, что ей хотелось кричать и рыдать от наслаждения.
   – О… Прекрати, Дэвид! – Сгорая от стыда и удовольствия, Сесилия уперлась пятками в спинку кровати и выгнулась навстречу его руке.
   Кончиком горячего языка Дэвид пощекотал ее сосок.
   – Сладкие персики… – хрипло прошептал он. – Ты можешь свести с ума любого!
   Дэвид прижался животом к ее бедру, и она, почувствовав, насколько он возбужден, инстинктивно закинула ногу ему на талию. Она так хотела… а чего, не знала сама.
   Дэвид осторожно опустил ее ногу.
   – Не торопись, – попросил он, и она погладила ладонями его упругие ягодицы.
   Он слегка приподнялся на руках и взглянул на нее горящими глазами.
   – Бог мой, Сесилия!
   Неожиданно он опустил голову, сильным движением раздвинул ее ноги и принялся ласкать языком те самые потаенные места, которые только что ласкали его пальцы. Сесилия, сдавленно вскрикнув, приподняла бедра, но Дэвид снова опустил их вниз. Сладкая пытка продолжалась.
   Дэвид начал терять контроль над собой. Желание овладеть Сесилией постепенно становилось нестерпимым. Как же она хороша! Даже слишком хороша для него, привыкшего к платной любви… Но выдержит ли она боль?
   Нет, на этот раз его ничто и никто не остановит.
   Сесилия извивалась на постели и что-то невнятно бормотала, цепляясь руками за покрывало. Ее волосы разметались по подушке роскошной огненно-золотой копной, шелковистая кожа в свете камина матово поблескивала.
   Все шесть лет горячечных фантазий Делакорта не шли ни в какое сравнение с реальностью. Внезапно Сесилия подалась назад, часто и прерывисто дыша.
   Дэвида бросило в жар, но он продолжал умело распалять ее вожделение языком. Он обещал доставить ей удовольствие, и она его получит, черт возьми, даже если ему предстоит взорваться от воздержания!
   Но первой взорвалась Сесилия. Напрягшись всем телом, она приглушенно застонала.
   – Ах, ах… ах, Дэвид! – задыхалась она, поглаживая руками собственное тело. Пальцы их встретились, и Делакорт осыпал поцелуями ладони Сесилии и ее лицо, а потом как мог крепко прижал к себе и держал в своих объятиях до тех пор, пока она не притихла.
   – Войди в меня, – прошептала она хрипловатым голосом. – Я так хочу, прямо сейчас. Пожалуйста! Знаю, что это грешно, но я не могу больше!..
   Дэвид снова обнял ее.
   – Ох, Сесилия! – пробормотал он, уткнувшись ей в волосы. – Ты должна понимать… если мы оба этого хотим, то здесь нет ничего грешного.
   – А ты… хочешь? – неуверенно спросила она. – Ты хочешь меня? Дэвид усмехнулся.
   – Так сильно, что мне даже больно, глупышка. – Он лег на нее и снова поцеловал. Какая же она красивая и какая хрупкая! Слишком хрупкая. Ну что ему с ней делать? И с самим собой тоже?
   Приподнявшись, Дэвид раздвинул ей ноги и осторожно, всего на дюйм, проник в неизведанное дотоле Эльдорадо.
   Сесилия, содрогнувшись от нового приятного ощущения, начала двигаться ему навстречу.
   Дэвид принял ее ритм. Это было так необычно! И так чудесно!
   Сесилии и в голову не могло прийти, что можно испытывать с мужчиной такое наслаждение, но все же ей хотелось большего.
   – Пожалуйста, Дэвид, – вздохнув, попросила она.
   – Не сейчас, – произнес тот шепотом.
   – Сейчас, немедленно! – умоляла Сесилия.
   – Нет! – выдохнул он, но внезапно, глухо застонав, полностью погрузился в ее лоно.
   Острая боль пронзила все ее тело, но как-то незаметно уступила место наслаждению. Наконец-то их тела слились воедино.
   – О Боже! – благоговейно прошептал Дэвид, откинув назад голову и закрыв глаза. На его красивой шее вздулись жилы, все тело было предельно напряжено.
   – Тебе не больно? – спросил он еле слышно, почти нечеловеческими усилиями обуздывая себя.
   – Н-нет, – выдавила она, чувствуя, как его плоть пульсирует в ее утробе. Боль окончательно прошла, и теперь ей хотелось, чтобы он начал двигаться. Сесилия страстно содрогнулась и приподняла бедра, схватив его руками за ягодицы.
   Дэвид моментально открыл глаза.
   – Не надо! – выкрикнул он. – О, всемогущий Господь! Не… не подымайся! И не толкайся! Прошу тебя, Сесилия, не двигайся вообще!
   Град за окнами перешел в моросящий дождик, и комната погрузилась в тишину, нарушаемую лишь шумным дыханием Дэвида.
   – Тебе неприятно? – тихо спросила она, подняв руку, чтобы откинуть волосы с его лица.
   – Еще как приятно, Персик, – пробормотал он. – Так приятно… что, мне кажется, я сейчас умру.
   Она старалась делать так, как он просил, – то есть лежать смирно, не шевелясь, но ее нога непроизвольно скользила по его ноге, а бедра выгибались ему навстречу. Ослепляющие ощущения приближались. Дэвид негромко вскрикнул, но Сесилия все теснее прижималась к нему, желая чего-то такого, чего и сама не могла понять.
   – Пожалуйста… – всхлипнула она, – прошу тебя, не останавливайся!
   Дэвид посмотрел на нее потемневшими от всепоглощающего желания глазами.
   – Не буду, – шепнул он, убыстряя темп.
   Молча, кивнув, она схватила его за напрягшиеся плечи.
   О, как же это было замечательно! Сесилия стонала и задыхалась, испытывая неземное блаженство. Она крепко обнимала Дэвида, страстно шепча его имя, и, наконец, сладкая пытка завершилась долгожданным взрывом, соединив в одно целое их одинокие души и жаждущие любви тела.
   Дэвид долго держал Сесилию в объятиях, прижавшись мокрым от любовного жара подбородком к ее лбу, потом, вздохнув, медленно перекатился на бок, увлекая ее за собой. В полном изнеможении Сесилия тотчас погрузилась в глубокий сон без сновидений.


   Глава 9
   Делакорт просыпается в раю

   Дэвид открыл глаза. Полусонный, он оторвал голову от мягкой груди Сесилии и огляделся по сторонам. В камине догорал огонь, в угасающем свете едва виднелась пара кресел, туалетный столик эпохи Людовика V и гардероб – обычная мебель дамского будуара. Стены были задрапированы зеленой и золотой тканью – таких уютных гнездышек он повидал на своем веку немало.
   И все же, когда он взглянул на спящую Сесилию, у него перехватило дыхание от наплыва странных чувств. Сесилия, вздохнув во сне, повернулась к нему лицом, уютно устроившись на подушке. Дэвид залюбовался соблазнительным изгибом ее бедра и копной роскошных волос, падавших ей на плечо. Ему отчаянно захотелось обнять эту женщину.
   Господи, что за мысли? Быстро поднявшись, Дэвид подошел к окну и отдернул шторы. На улице, кажется, потеплело. Все вокруг было окутано зловещим туманом, булыжники мостовой блестели, словно лакированные. В коридоре верхнего этажа пробили часы. Сколько же раз – четыре или пять?
   Он оглянулся на Сесилию и понял, что не уйдет из этого дома, пока не сделает какую-нибудь невообразимую глупость. Например, разбудит ее, упадет к ее ногам и начнет бессвязно лепетать, что любит ее с первого дня их встречи.
   Черт возьми! Он не имеет права даже думать об этом! Стараясь не смотреть на роскошное нагое тело Сесилии, он прикрыл его владелицу одеялом, быстро оделся и тихонько, точно вор, спустился по лестнице. В некотором роде он и впрямь был вором: в порыве безумного желания взял то, что ему не принадлежало.
   Войдя в гостиную, Дэвид торопливо надел пальто. Одежда Сесилии в беспорядке валялась на полу. Дэвид решил, что с его стороны будет не по-джентельменски уйти, оставив здесь такую картину – еще неизвестно, кто обнаружит ее завтра. Уж конечно, не Сесилия, которая крепко спит сном праведницы.
   Он быстро собрал ее вещи, опять пробрался к ней в спальню и, бросив все на стул у двери, невольно в последний раз взглянул на кровать. Сесилия лежала, свернувшись под одеялами, как котенок. Поддавшись мимолетному порыву, Дэвид схватил ее шелковый чулок и сунул в карман, после чего поспешил вниз и вышел в сырое февральское утро.
   Вскоре он сидел в одиночестве в темном экипаже, который с грохотом катил в район Портленда, и пытался убедить себя, что его тайный побег – это дань уважения женщине, с которой он провел незабываемые часы. Сесилия вряд ли захотела бы, чтобы слуги увидели его выходящим на рассвете из ее спальни. Но на самом деле им двигала обычная трусость – он попросту не знал, что ей сказать после сегодняшней ночи.
   Эта ночь… О Боже!
   Было ли это началом чего-то прекрасного? Или всего лишь концом упорного наваждения? Нет, только не это! Дэвид и сам в точности не знал, чего хотел, но не мог так просто отказаться от Сесилии. Она ему нужна, как никогда прежде!
   И что же теперь? Пасть к ее ногам? Умолять выйти за него замуж? Черт побери! Он уже поступил так однажды, но эта когтистая кошечка просто фыркнула ему в лицо. Можно ли быть уверенным, что она не повторит это сейчас? Что изменилось с тех пор в их отношениях? Да, она назвала его приличным мужчиной, но стал ли он в ее глазах более благородным, после того как, наконец, овладел ею? Дэвид, глубоко вздохнув, печально опустил голову.
   Нет, Сесилия не должна винить его в том, что произошло, но вполне вероятно, что, проснувшись, она станет серьезно сожалеть о случившемся. И эти сожаления только оправдаются, когда она узнает правду о его происхождении. Теперь ему придется – нет, он обязан – все ей рассказать, ничего не утаив.
   Делакорт обернулся к исчезающему вдали дому на Парк-Кресент и понял, что должен провести с ней ночь еще раз. Но захочет ли она этого после столь жалкого его дебюта? Черт возьми, скандально известный лорд Делакорт сначала поддался угрызениям совести, а потом не сумел усмирить свою похоть!
   Когда она проснется, кем он предстанет в ее мыслях – наглецом или джентльменом? В порыве ярости он разбил ее драгоценную фарфоровую танцовщицу – пусть даже эту штуковину ей подарил напыщенный липучка Джайлз, его поступок все равно перешел все границы. А теперь он удрал из ее дома, поджав хвост, как нашкодивший щенок. Необходимо вернуться и поговорить с ней. И конечно же, извиниться.
   Но ведь тогда, шесть лет назад, не с этого ли все началось? Нет, все-таки сейчас он ее ни к чему не принуждал – во-первых, еще в Нью-Маркете он усвоил, что с ней надо вести себя иначе, а во-вторых, ее доверие к мужчинам было слишком сильно подорвано, причем не без его участия, и такое поведение нанесет ее ранимой душе незаживающую рану.
   Может, просто спросить, что ей от него нужно? Да, пожалуй. Пусть она решит это для себя, иначе оба они окончательно запутаются.
   Тихо напевая себе под нос незамысловатую песенку, Генриетта Хили взяла из вороха белья на стуле лучшую нижнюю юбку своей госпожи и критически оглядела ее со всех сторон.
   Сесилия нехотя открыла глаза и взглянула на горничную.
   – Ах, – вздохнула она, забросив руки за голову и лениво потянувшись.
   – Доброе утро, мэм, – весело объявила Этта, беря в руки сорочку Сесилии. – Хорошо спали? А я вот не выспалась! Внизу, в кофейне Снида, загорелся дымоход. Вы не представляете, какая поднялась суматоха! И потом этот снег… В довершение всего внуки тетушки Мерси плакали всю ночь напролет. Странно… – сказала она, перекинув одежду Сесилии через руку, – один чулок пропал.
   Сесилия снова сонно потянулась.
   – Твоя тетушка Мерси потеряла чулок? – Она зевнула, изо всех сил пытаясь проснуться.
   – Да нет же! – Этта сердито наморщила лоб. – Пропал ваш чулок – один из тех, белых, которые мадам Джермейн заказывала специально к зеленому платью.
   В этот момент Сесилия, увидев свою одежду, тут же вспомнила недавние события.
   – О Боже! – Она резко села на постели, лихорадочно оглядываясь вокруг.
   – Ничего страшного, мэм, просто чулок, – легкомысленно бросила Этта. – Вряд ли он окажется в постели.
   – О Боже! – повторила Сесилия. Совершенно нагая, она вскочила с кровати, на ходу просовывая руки в рукава халата. – Который час? Где Шоу? Кто-нибудь заходил в гостиную?
   – В гостиную? – удивилась Этта. – Не знаю, мэм. Но Сесилия, не слыша ее, уже спешила к двери.
   – Так-так! – проговорила Этта, понимающе хмыкнув. – Кажется, вы, мэм, наконец-то окунули ножку в воду!
   В семь утра Дэвид сидел в своем любимом кресле для чтения, глядя в потолок. Вернее, он должен был видеть потолок, но, открывая глаза, различал лишь бледно-зеленый туман.
   – Я похож на змею, которая пытается сбросить кожу, но кожа застряла у нее на ушах, – сердито проворчал он.
   Кембл, который, стоя рядом, ритмично точил бритву, прервал свое занятие.
   – У змей ушей нет, – негромко заметил камердинер.
   – Долго еще я должен это терпеть, черт возьми? – Дэвид попытался рассердиться, но у него ничего не вышло: все лицо его было залеплено особым составом Кембла.
   Над ним нависла высокая тень, и он почувствовал, как холодный палец ткнулся ему под глаз.
   – Я могу снять огуречные ломтики, – надменно произнес Кембл, – а маска пусть останется еще на четверть часа.
   – Еще на четверть часа? О Боже, Кембл, к девяти мне надо быть в Уэппинге!
   – Вы желаете явиться туда немедленно или сначала приобрести соответствующий вид? – поинтересовался Кембл.
   – Немедленно! Я должен искать преступников вместе с полицейским инспектором! Какая разница, как я буду при этом выглядеть?
   – Прошу вас, сэр, на меня не кричать! – с присущим ему достоинством проговорил Кембл. – Человеку вашего возраста нельзя жить в таком режиме. Вывернулись домой в пять утра и даже не расстелили постель! Мой дорогой, это называется «бессонная ночь».
   – Я все же немного поспал, – проворчал Дэвид.
   – Вот как? – хихикнул лакей. – Надеюсь, не слишком долго?
   – Вам никогда не говорили, что вы ведете себя неподобающим образом? – Дэвид заерзал на стуле. – Сейчас же снимите с моего лица эту дрянь! Нам необходимо поговорить.
   – О, рад это слышать! – пробормотал Кембл, схватив полотенце и обвязав его вокруг шеи своего господина. – Она замужем? Вас застали вдвоем? Может, мне поехать туда и подкупить ее слуг?
   – Пока не надо…
   – Неужели вы действительно?..
   Тут Дэвид понял, что проболтался.
   – Черт возьми, я не это имел в виду…
   – Весьма досадная оговорка, милорд, – заметил Кембл, прыснув со смеху.
   Дэвид попытался сменить тему:
   – Послушайте, вы должны кое-что для меня сделать. Я хочу, чтобы завтра днем вы поехали на Боу-стрит и наняли парочку посыльных. Потом пригоните в миссию мою дорожную карету и заберете Китти – ту девушку, у которой убили сестру, а посыльные должны отвезти ее в мое имение в Дербишир.
   – Будет сделано, милорд, – отозвался Кембл уже совершенно серьезным тоном. – Как я понимаю, вас беспокоит ее безопасность?
   – Вот именно. – Кембл отлепил от век Дэвида кусочки огурца и бросил их в мусорную корзину. – Кроме того, до сих пор мы получили от нее очень мало сведений.
   – Хм, – сказал Кембл, стирая полотенцем огуречный состав с его щеки. – Я могу чем-то вам помочь?
   Дэвид, с трудом повернув голову, взглянул на камердинера. Странно, но этот человек начинал ему нравиться – несомненно, еще один признак помутнения рассудка. Его присутствие было подобно холодному ливню – не слишком приятно, зато освежающе. Иногда Дэвид спрашивал себя: что общего было у маркиза Рэнно со всезнающим Кемблом?
   Тем не менее, предложение Кембла имело смысл. Может быть, де Рохану и Сесилии вовсе не понадобится беседовать с Китти.
   – Люди простого происхождения… не очень-то доверяют знати, верно? – задумчиво проговорил Дэвид. – И это, пожалуй, прискорбно.
   – Прискорбно? – Кембл сухо усмехнулся, принимаясь намыливать лицо своего господина. – Если это кажется вам прискорбным, милорд, посмотрите, как они ведут себя с сыщиками или полицейскими. – Он говорил весьма уверенно, с явным знанием дела.
   – Что вам известно о жизни в Ист-Энде, Кембл? – с интересом спросил Дэвид. Кембл минутку помолчал.
   – Моих сведений хватает на то, чтобы выжить, милорд, – сказал он тихо, продолжая работать. – Что я должен сделать для вас?
   – Эта девушка… – вернулся Дэвид к своему вопросу, – я боюсь, что ей известно что-то, что может быть очень опасно для нее. Сумеете ли вы разговорить ее?
   Двумя аккуратными движениями Кембл закончил бритье.
   – О мой паша, ваше желание – для меня закон! – Он изящно поклонился, по-восточному сложив руки перед собой.
   – Боже, следите за бритвой! – Дэвид в ужасе отпрянул.
   Но Кембл был ловок во всем. Дэвид, с облегчением вздохнув, продолжил:
   – Одним словом, попытайтесь поговорить с Китти. Только осторожно! На ее долю выпали серьезные испытания.
   – Доверьтесь мне, милорд, – ответил лакей, очищая лезвие о край медного тазика.
   Дэвид чувствовал, что ему и впрямь можно довериться. При желании Кембл бывал очень обаятельным и, несмотря на свою ворчливость, имел, в сущности, доброе сердце. Такой человек сумеет расположить женщину к себе.
   Кембл снял полотенце с шеи Дэвида, потом молча помог ему одеться. Делакорту не слишком хотелось все утро разъезжать по Лондону в поисках китайских безделушек, но еще больше его пугало то, что ему надлежало сделать днем.
   Взявшись за галстук, Дэвиду внезапно пришло в голову, как можно выйти из создавшегося положения.
   – Кембл?
   – Да? – Лакей высунул голову из гардероба Дэвида.
   – Вы что-нибудь понимаете в антикварном фарфоре? – небрежно спросил он, заводя конец галстука в петлю.
   Тонкие брови лакея слегка приподнялись. Он подал Дэвиду пальто.
   – В вазах династии Мин и тому подобном?
   – Да-да! – Дэвид, отступив от зеркала, придирчиво оглядел получившийся узел.
   – Простите, милорд, – с достоинством произнес Кембл, – но сам я предпочитаю династию Цин.
   – Ого! – Дэвид надел пальто. – Да ты прямо-таки находка! А мог бы ты достать для меня что-нибудь в этом роде?
   – Конечно, – Кембл гордо расправил плечи. – Я знаю нескольких скупщиков краденого в Сент-Джайлзе. И парочку законных торговцев предметами искусства в Странде. Что именно вам нужно?
   – Э… с полдюжины фарфоровых безделушек. Зеленого цвета.
   – С полдюжины? – переспросил Кембл. Дэвиду показалось, что в глазах лакея мелькнула улыбка. – Конечно, милорд. Вы только скажите своему управляющему, что мне нужны наличные деньги на эти покупки.
   – Скажи ему сам, – бросил Дэвид, натягивая перчатки, – и побыстрее. Я попал в чертовски затруднительную ситуацию.
   – Хорошо, – спокойно ответил Кембл. Когда Делакорт вновь оторвал глаза от зеркала, тот уже исчез.
 //-- * * * --// 
   К четверти десятого утра туман еще не рассеялся. У реки он был еще плотнее, обволакивая Дэвида вязким холодом. Стоя рядом с де Роханом на обочине дороги, он наблюдал за таверной «Проспект Уитби» и за соседним переулком, по которому мужчина в мокром кожаном жилете катил большую бочку к лестнице «Пеликан». Дэвид едва различил в конце переулка второго мужчину, который держал в руках веревку. Их лодка, наверное, стояла на реке, у подножия лестницы.
   – Ее нашли здесь? – спросил Дэвид.
   Мужчины с бочкой спустили свою ношу вниз по ступенькам и исчезли из виду. Де Рохан быстро шагнул на проезжую часть, позвав за собой Люцифера, который, похоже, повсюду сопровождал его. Полы длинного черного пальто инспектора развевались, придавая ему в утреннем тумане сходство с карающим ангелом.
   Дэвид проследовал за ним в переулок – вернее, в узкий проход, – где друг за другом они прошли несколько ярдов по направлению к реке. В конце переулок немного расширялся. Де Рохан несколько минут побродил вокруг, глядя в землю, потом шагнул на лестницу и посмотрел на реку. Те уже отплывали – их маленькая лодка с плеском отчалила от ступенек и растворилась в тумане.
   – Через полчаса будет прилив, – тихо сказал де Рохан. – Здесь искать бесполезно. Пойдемте в «Проспект».
   – А что там делать? – поинтересовался Дэвид, не совсем понимая, зачем им туда идти.
   Когда они подошли к таверне, мастиф привычно плюхнулся на пороге, словно бывал здесь ежедневно.
   – Для начала поговорим с мальчиком, если он еще не исчез, – ответил инспектор, пожимая плечами, – а потом посмотрим – может, встретим кого-нибудь из знакомых.
   – Я сомневаюсь, что у меня есть знакомые среди завсегдатаев подобного заведения, – буркнул Дэвид, с подозрением оглядывая дверь.
   Но он ошибся. Как только они вошли и их глаза привыкли к полумраку, по узкой лестнице с громким топотом спустился не кто иной, как отпетый авантюрист Ратлидж. Насвистывая веселую мелодию, он застегивал жилет под наспех завязанным галстуком; на руке у него висел сюртук.
   В другом конце зала, у стойки, худой мужчина резал ломтиками стилтонский сыр. У его локтя стояла тарелка с четвертинками луковицы. Подняв голову, он увидел Ратлиджа, и во взгляде его мелькнуло узнавание. Но не успел он заговорить, как Дэвид неторопливо шагнул навстречу.
   – Доброе утро, мистер Ратлидж, – тихо сказал он. – Какая неожиданная встреча!
   Ратлидж повернулся в его сторону, вглядываясь в полумрак.
   – Ба! Опять ты, Делакорт? – радостно воскликнул он. – Не правда ли, эти бедные таверны по-своему привлекательны? – Лукаво подмигнув, молодой человек подошел к стойке бара и запихнул себе в рот кусок сыра.
   – Доброе утро, Ратлидж, – вздохнул бармен, откладывая в сторону нож. – Хотите чего-нибудь на дорожку?
   Жуя сыр, Ратлидж надел сюртук, который, судя по его жалкому виду, этой ночью служил ему подстилкой. А вот чем занимался сам Ратлидж, Дэвид не стал даже предполагать.
   – Налей мне кофе, Пратт, – сказал Ратлидж. – И включи сыр в мой счет. – Он прошагал по залу и опустился на скамью, стоявшую вдоль грязных окон, выходивших на реку.
   Бармен явно намеревался пренебречь двумя новыми посетителями, но де Рохан медленным, размеренным шагом подошел к бару и оперся локтем о стойку.
   – Мне надо поговорить с мальчиком, который вчера обнаружил труп на реке, мистер Пратт. Бармен взглянул на него с усмешкой.
   – Он не имеет к этому никакого отношения, де Рохан. Пусть лучше ваши парни поговорят с рабочими, вычищающими русло, и портовыми грузчиками.
   Де Рохан побарабанил пальцами по исцарапанной дубовой стойке.
   – Найди его, Пратт, – сказал он устало. – Я спал всего три часа, у меня промокли сапоги, и мне больше нечего делать, кроме как допрашивать всех матросов с толстыми кошельками, которые переступят порог твоего кабака. Так что прошу тебя, сделай мне одолжение. – Ни слова больше не говоря, де Рохан оттолкнулся от стойки бара, пересек зал и, пройдя мимо столика Ратлиджа, сел за выступом стены рядом с кухней.
   Делакорт последовал за ним, покосившись на Ратлиджа. В это время девушка-служанка с сонными глазами нагнулась к столику Бентама, чтобы поставить глиняную кружку с кофе и положить измятую, газету. Рассеянно глядя в туман, тот погладил ее по ножке и задержал руку на ягодицах, потом резко поднял голову, как будто девушка оказалась не той, которую он ожидал увидеть. Она отвесила ему не слишком пылкую пощечину и вернулась к своим делам.
   – Вы его знаете? – спросил де Рохан, когда они уселись на стульях в углу.
   – Очень мало. Его зовут Бентам Ратлидж. Бездельник голубых кровей.
   Дэвид невольно поглядывал через плечо на Ратлиджа, за тщательно отработанной учтивостью которого, несомненно, скрывалась глубоко запрятанная злость. Эта злость будет кипеть до тех пор, пока он не достигнет зрелости, ожесточая его сердце и красивые черты лица.
   Губы Дэвида скривились в горькой усмешке. Как легко он угадывает характер этого повесы! Не потому ли, что был когда-то таким же, как Ратлидж? Интересно, насколько сильно ожесточился он сам?
   Дэвид вспомнил, как, будучи всего на несколько лет младше теперешнего Ратлиджа и успешно окончив Харроу, а потом Оксфорд, приехал в Лондон – богатый, знатный, не лишенный привлекательности юноша. Он считал само собой разумеющимся, что общество должно было падать к его ногам в немом обожании. А потом пришло письмо от отца – вернее, от человека, который обесчестил его мать. И жизнь потеряла всякий смысл, превратившись в череду дней.
   Какая же тайна гнетет Ратлиджа? Делакорт чувствовал, что она у него есть. Впрочем, ему-то какое дело? Хоть бы со своими трудностями разобраться!
   В этот момент дверь кухни распахнулась, и в зал, вытирая руки о грязный фартук, вошел высокий стройный паренек лет шестнадцати.
   – Меня зовут Томас, сэр, – сказал он, нерешительно остановившись у их столика.
   Де Рохан улыбнулся, но одними губами – глаза его оставались серьезными.
   – Я и этот джентльмен хотим расспросить тебя о девушке, которую ты нашел в реке. Томас выпустил фартук.
   – Я мало что знаю, – сказал он, пожимая плечами. Дэвид неторопливо достал из кармана пару монет. Он продвинул крону по исцарапанному столику, и де Рохан неодобрительно покачал головой.
   – Ну что ж, давай, послушаем, что ты знаешь, – предложил Дэвид вкрадчиво, звонко щелкнув монетой по дереву, – а потом ты расскажешь то, что мог бы знать. – Он аккуратно положил рядом с кроной соверен.
   Мальчик округлил глаза.
   – Что вы такое говорите? Как это – «мог бы знать»? – спросил он с подозрением. Дэвид повел плечом:
   – В таком месте, как это, полно разных слухов.
   Мальчик приподнял бровь и оценивающе оглядел одежду Дэвида. По выражению его лица было видно, что он намерен отвечать.
   – Я вышел в сумерках, – начал он, – чтобы выбросить картофельные очистки и другой мусор, и заметил якорь, привязанный к швартовой тумбе. Но лодки поблизости не было. Я выглянул за уступ и увидел ее. Она качалась на воде лицом вниз, раскинув руки, как ангел.
   Де Рохан казался разочарованным.
   – Ты хорошо ее разглядел?
   – Я стоял там, пока сторожа вытаскивали ее из воды. Она ужасно раздулась. Но я сразу понял, что это Мэг.
   – Как же ты это понял, если она лежала лицом вниз? – вмешался Дэвид, нагнувшись через стол.
   – Я узнал ее платье, – признался поваренок, – темно-красное, из атласа. Она все время его носила.
   – Она часто сюда заходила? – спросил де Рохан.
   – Я работаю в «Проспекте» уже четыре года и знаю всех. Она постоянно бывала здесь, – гордо заявил мальчик. – У нас всегда полно моряков, портовых грузчиков и матросов. Иногда даже джентльмен-другой забредает – обтяпать по-тихому какое-нибудь дельце.
   Де Рохан снова взглянул на Ратлиджа.
   – У тебя есть комната наверху? Томас понял намек полицейского и покачал головой.
   – Мэг ею не пользовалась. Она жила в доме, в котором работала.
   – А ты кого-нибудь знаешь из ее обычных клиентов?
   – Я никого из них не видел. – Он нагнулся чуть ближе к Дэвиду и кивнул головой в сторону Ратлиджа. – Спросите вон у него. Кажется, он знаком с кем-то из ее дружков – иногда подсаживался к ним и задавал странные вопросы.
   Дэвид с удивлением поднял брови, но де Рохан молча смотрел на реку – туда, где в тумане сгрудились баржи и торговые суда.
   – Скажи мне, Томас, – попросил он задумчиво, – как она была привязана?
   Томас посмотрел на него, словно не совсем уяснил смысл вопроса, потом ответил:
   – У нее на шее была окровавленная веревка.
   – Но как эта веревка была завязана? – настаивал де Рохан. – Каким узлом?
   Внезапно в глазах паренька засветилось понимание.
   – Морским, – быстро ответил он. – Добротным, крепким морским узлом. И веревка была совсем новая.
   – Молодец, – похвалил его де Рохан. – А когда в последний раз Мэг заходила в трактир, не помнишь?
   – Дня три назад, – спокойно ответил мальчик.
   – Три? – с сомнением переспросил Дэвид. – Ты уверен?
   Томас задумчиво наморщил лоб.
   – Был понедельник. Она пришла рано, около одиннадцати. Пратт уехал на рынок за овощами, и здесь оставались только я и Нелли.
   – Она приходила одна? – осведомился де Рохан. – Как она была одета?
   Мальчик слегка растерялся.
   – В темно-красное платье, как обычно. Она кого-то искала.
   – Может быть, клиента? – настаивал де Рохан.
   – Не знаю, – ответил Томас. – Она мне сказала: «Томми, проследи за человеком, который зайдет сюда и будет меня спрашивать». Потом она подмигнула мне и дала целый шиллинг, но никто не заходил – она ни на кого не обратила внимания. В полдень я выходил и больше не видел ее – ну, только уже мертвую.
   Де Рохан молча барабанил пальцами по столешнице. Руки у него были такие же худые и смуглые, как и лицо. «Интересно, откуда он родом?» – спросил себя Дэвид.
   – Итак, у нее в кармане была приличная сумма, – задумчиво проговорил инспектор. – Она всегда давала тебе деньги?
   – Нет, никогда не давала, – признался мальчик. – Я, ей-богу, здорово удивился. И вообще она была похожа на кошку, которая объелась сливками. Но может быть, мне показалось.
   – Может быть, – мягко отозвался де Рохан.
   Томас ушел к себе на кухню. «Если у Мэг появились деньги, значит, она кого-то шантажировала», – предположил Дэвид. Оглядев зал, он заметил, что Ратлиджа уже нет в трактире.
   Его исчезновение не слишком огорчило Дэвида. Найти такого человека, как Бентам, проще простого – достаточно лишь заглянуть на ближайшие петушиные бои или в самый азартный игорный притон.
   Пробило десять утра. Сесилия, бродя по дому, не находила себе места. Сегодня на нее одно за другим сыпались разные несчастья. Несмотря на лихорадочные поиски, таинственно исчезнувший чулок так и не нашелся. Она вернулась к себе в спальню и вопреки своему обыкновению заказала завтрак наверх, представив насмешливые взгляды слуг, которые наверняка обо всем догадались. Пока Этта готовила ей ванну, Сесилия попыталась съесть тост, но, подавившись, закашлялась, опрокинула чашку с чаем и засыпала крошками всю постель.
   Этта выбежала из ванной, чтобы похлопать ее по спине. На лице ее было лукавое, понимающее выражение. Слабо отмахнувшись от еды, Сесилия пошла к ванне в надежде утонуть – или хотя бы облегчить душевные раны долгим сидением в горячей воде.
   Все тело ее ужасно болело. Раздевшись, она обнаружила на ноге с внутренней стороны маленькое пятнышко крови. Ничего, пустяки. Странно, что при том, сколько времени она проводила в седле, у нее вообще потекла кровь. И все-таки это было неопровержимым доказательством – с этой ночи ее девственность наконец-то утрачена.
   С мучительным стоном Сесилия опустилась в обжигающую воду. Нет, она ничуть не жалела о потере невинности, но Боже правый, кому она ее отдала? Делакорту! Убрав с лица мокрые волосы, Сесилия откинула голову на край ванны и уставилась на высокие, обшитые дубовыми панелями стены.
   В конце концов, это даже забавно! В течение шести лет она старалась избегать Делакорта, а он – ее. И вот насмешница судьба – правда, при некотором содействии мистера Амхерста – забросила ее в постель именно к нему!
   Нет, неправда. Никуда судьба ее не забрасывала. Она, поддавшись вожделению, сама схватила Дэвида за руку и притащила наверх, в спальню. А когда он начал ее отговаривать, предлагал остановиться, все же настояла на своем.
   Ну что ж, выходит, она всегда питала нездоровое пристрастие к зеленоглазым распутным красавцам. Во всяком случае, не она единственная совершила такой грех – Дэвид одним лишь взором мог заставить женщину раздеться и броситься в его объятия. Если верить слухам, многие пали жертвами его чар. Неожиданно мысль эта больно кольнула ее в сердце. Что, если она стала всего лишь очередным пунктом в длинном списке его любовных побед?
   Нет, не может быть! Все выглядело совсем по-другому. Сесилия начала сомневаться, что хоть сколько-нибудь знает Дэвида; он, пожалуй, оказался гораздо сложнее, чем она думала. Прошлой ночью она почти физически ощутила охвативший его гнев, но гнев этот был вызван столь очевидной и глубокой болью, что у нее зашлось от жалости сердце. А когда он прижал ее к груди и поцеловал, ей показалось, что он сражается с целой бурей противоречивых чувств, бушующих в его душе.
   Когда-то она считала Дэвида просто тщеславным распутником, но теперь поняла, что он не лишен чести и… какая-то в нем была незащищенность. В душе Сесилии всколыхнулись воспоминания, вселив некоторую надежду. Но на что же она надеется, глупая?
   Сесилия вдруг усмехнулась, а потом расхохоталась в полный голос. Наконец-то все встало на свои места.
   Она просто-напросто влюблена в Делакорта!
   Да, влюблена по уши в самого скандального вертопраха Англии. В мужчину, с которым шесть лет назад поклялась больше никогда не встречаться. Сесилия плеснула в лицо холодной водой, чтобы хоть немного успокоиться.
   Этта громко постучала в дверь.
   – Вам плохо, миледи?
   Сесилия постаралась взять себя в руки.
   – Да, Этта, мне плохо, – вздохнула она, прижав ладонь ко лбу. – И боюсь, что это навсегда. – Взяв полотенце, Сесилия внезапно почувствовала какое-то лихорадочное возбуждение. – Но ты мне ничем не можешь помочь. Приготовь мой коричневый костюм для верховой езды, и вели Джеду оседлать Зефира. Я хочу прокатиться верхом. Было бы хорошо, если б я свалилась и свернула себе шею.
   Этта впервые не нашлась, что ответить.
   Сесилия появилась в Гайд-парке в такой час, когда на улицах можно увидеть лишь торговцев и дворников. Ей нравилось ездить верхом рано – людей мало, и можно прокатиться не только легким галопом. Она старалась избегать представителей высшего света, делающих ежедневный променад.
   Сесилия проехала ворота в начале Парк-лейн, направилась к главной дороге и остановилась на отвесном утесе, глядя, как с Серпентайна поднимается туман. В парке было пустынно, если не считать двоих джентльменов, которые брели у самой воды, где цветущие сиреневые крокусы возвещали о приходе весны. Довольная, она вдохнула холодный воздух, дала знак Джеду и отпустила Зефира.
   Почти час они кружили по парку, сбавляя скорость рядом с пешеходными дорожками и пускаясь галопом там, где это было возможно. Джед ехал позади Сесилии – следил за ней, а заодно соревновался в искусстве умелой езды.
   Наконец она перешла на шаг. Зефир, пофыркивая, пошел назад по Роттен-роу. Верховая езда возымела свое действие. Голова Сесилии прояснилась, руки перестали дрожать. Недавние события из ночного кошмара превратились в реальную проблему.
   Теперь, в свете дня, Сесилия отчетливо осознала, что одной ей не разобраться. Следующий шаг должен сделать Дэвид. Сама же она не имела представления, как продолжать эти непонятные отношения.
   Она была уверена лишь в том, что хочет его – но мужчину, с которым провела вчерашнюю ночь, а не надменного аристократа, которого он играл на публике.
   Сесилия слишком долго считала Дэвида пустым, развратным типом, и теперь ей было совсем не просто изменить свое мнение. Она подозревала, что и он пребывал в такой же растерянности. Но как назло, ей еще никогда не доводилось испытывать такую страсть, что разгорелась между ними, и она не знала, как дальше вести себя с ним.
   Впрочем, любой огонь когда-нибудь угасает. У Дэвида полно любовниц – он меняет их чуть ли не каждую неделю. На что же ей надеяться с ее-то неопытностью? Подумав об этом, Сесилия горько вздохнула. Пора возвращаться домой, и постараться избавиться от наваждения.
   Она заставила себя думать о миссии, и в первую очередь о загадочной гибели Мэри и Мэг. Инспектор де Рохан явно полагал, что она может помочь в расследовании, хотя Дэвид был с этим не согласен. Сесилия решила сегодня же днем проехать по Блэк-Хорс-лейн. Ей очень хотелось увидеть заведение мамаши Дербин – всем известно, что порой женский глаз, подмечает такие вещи, какие не увидит мужской.
   Она крикнула Джеду, чтобы он ехал домой, и поскакала в гору, но в этот момент снова увидела двух джентльменов, все еще стоявших на берегу Серпентайна. Первого Сесилия не разглядела, а второй был пожилым, с вытянутым, бледным, морщинистым лицом, в длинном сером пальто и элегантной шляпе. Резко развернувшись, он медленно, прихрамывающей походкой, зашагал по гравийной дорожке прочь. В неярком свете облачного дня его трость блеснула серебром.
   В голове Сесилии шевельнулось смутное воспоминание. Она повнимательнее взглянула на мужчину, шедшего по краю берега, но Эдмунд Роуленд – а это был он – заметил ее первым.
   – Доброе утро, леди Уолрафен! – крикнул он, вскинув руку и направляясь к ней.
   Сесилии пришлось остановиться и ответить на приветствие:
   – Доброе утро, мистер Роуленд.
   – Вы прелестно выглядите, несмотря на пасмурный день! – сказал он, подходя к Зефиру и пытаясь взяться за уздечку.
   Но норовистый конь испуганно дернул мордой и сердито фыркнул, забрызгав Эдмунда слюной. Тот встряхнул рукой и изящным жестом достал из кармана носовой платок тонкого льна.
   – Ради Бога, извините! – вскричала Сесилия, пытаясь сохранить серьезное лицо, пока Эдмунд вытирал манжету пальто. – Боюсь, что от утреннего холода у Зефира начался насморк. К тому же он немного побаивается незнакомцев.
   Роуленд натянуто улыбнулся и сунул платок в карман.
   – Значит, мне необходимо подружиться и с лошадью, и с ее хозяйкой, – отозвался он. – Не желаете спешиться и прогуляться вдоль озера, дорогая?
   Сесилия почувствовала себя неловко. Благодаря ее хитрости миссия получила очень щедрое пожертвование, и было бы невежливо ему отказать, поэтому она с его помощью спрыгнула с лошади, передав поводья Джеду.
   Эдмунд ловко подхватил ее под локоток и повел к воде.
   – Я часто слышал, что красавица леди Уолрафен ездит верхом лучше всех прочих лондонских наездниц, – заявил он, – но, только увидев вас собственными глазами, поверил в это. А каков конь!
   Не многие мужчины справятся с таким мощным скакуном.
   Сесилия слегка разрумянилась от удовольствия. Ее неприязнь к Эдмунду тут же была забыта.
   – Спасибо, мистер Роуленд, – поблагодарила она, прекрасно зная, что верховая езда – это единственное, чем она могла похвастаться в свете. – Признаться, я больше всего на свете люблю кататься на лошадях.
   Эдмунд нарочито удивленно поднял брови и крепче сжал ее локоть.
   – Больше всего на свете? – тихо переспросил он. – Мне очень жаль, что вы предпочитаете столь необычное для молодой женщины времяпрепровождение…
   Сесилия без труда поняла, к чему он клонит.
   – Я веду довольно одинокую жизнь, мистер Роуленд. И она меня вполне устраивает.
   – Моя дорогая, – ласково проговорил Эдмунд, – простите, если я вас ненароком обидел. Я хотел бы стать вашим другом.
   – Моим другом? – с подозрением повторила Сесилия.
   – Конечно. – Они подошли к парковой скамье. Она нехотя села. К ее облегчению, Роуленд сел на приличном расстоянии от нее. – Как восторженный поклонник вашей красоты, – продолжил он, – и близкий родственник – кузен Коула, – я рад возможности побеседовать с вами наедине… – Внезапно он умолк, и выражение его лица вдруг сделалось нерешительным.
   – Я вас слушаю, – поощрила его Сесилия. Эдмунд недоверчиво улыбнулся и покачал головой.
   – О нет, моя милая! – Он воздел глаза к небесам. – Меня следует высечь за такие низменные предположения. Давайте лучше поговорим о более насущных вещах. Скажите, вы пойдете в пятницу к леди Киртон на чай? Мы с Энн имели честь быть приглашенными. И на бал тоже. Очевидно, это дань благодарности за наш взнос в благородное дело миссии.
   Сесилия оставила вопрос о приглашении без ответа.
   – О каких низменных предположениях вы говорили? – осторожно спросила она.
   Эдмунд пренебрежительно отмахнулся.
   – Леди Уолрафен, добродетельная женщина не должна обращать внимание на разные намеки и слухи.
   – И все же я настаиваю, мистер Роуленд. Эдмунд выглядел крайне удрученным.
   – Ну, хорошо, – прошептал он, покосившись на Джеда, который стоял неподалеку. – Я уверен, что Коул просто в силу собственной беззаботности не подумал о том, как это выглядит со стороны… – Он опять замолчал и отвел глаза.
   – Что именно выглядит со стороны? – продолжала допытываться Сесилия, с каждой минутой чувствуя себя все более неуютно.
   Эдмунд посмотрел на нее.
   – Ваша работа под началом этого подлеца Делакорта. И о чем только думал мой кузен? Все знают, что вы отказали этому человеку, и отказали за дело. В конце концов, вы были совершенно невинны, а он… в общем, он уже был отпетым негодяем. Кроме того, Делакорт – человек мстительный. Но теперь об этом уже пишут! Какой ужас!
   Сесилии стало совсем плохо.
   – Пишут?
   Эдмунд казался искренне встревоженным.
   – В книге записей пари, в «Бруксе». И ставят против вас, моя милочка. А предмет спора очень неблаговидный.
   Было совершенно ясно, что имел в виду Эдмунд. Если бы Сесилия Маркем-Сэндс услышала такую новость шесть лет назад, ее тут же стошнило бы в траву. Но графиня Уолрафен скорее умрет, чем поддастся слабости. К тому же графиня еще не успела позавтракать.
   Сесилия царственно расправила плечи.
   – Мистер Роуленд, не сомневаюсь, что вы желаете мне добра, – серьезно сказала она, – но у нас с лордом Делакортом нет никаких разногласий. Я могу с полным правом заявить, что мы с ним… мы с ним теперь друзья. Если людям хочется думать, что в наших отношениях есть что-то большее, пусть думают. Но боюсь, что из-за этого им придется облегчить свои карманы.
   Эдмунд нагнулся к ней и ласково положил руку на ее плечо.
   – Признаться, милочка, вы сняли тяжкий груз с моей души. Сам не знаю почему – наверное, из-за преданности семье, – я опасаюсь, что мой дорогой кузен обвинит во всем меня, если в его отсутствие с вами что-то случится.
   Сесилия выдавила слабую улыбку. Она никогда не думала, что Коул настолько близок с Эдмундом. По правде, говоря, это ее насторожило.
   – Можете не беспокоиться. Вы выполнили свой семейный долг, – ответила она и сменила тему. – Скажите, пожалуйста… кто был тот высокий джентльмен, с которым вы разговаривали? Он показался мне знакомым.
   Эдмунд нахмурился:
   – Я сильно сомневаюсь, что вы можете быть знакомы с этим человеком.
   Тут перед глазами Сесилии появилась инкрустированная серебром трость.
   – Я вспомнила! Он был гостем на вашем званом вечере.
   – Нет, моя милочка, вы ошибаетесь.
   – Нет-нет, я совершенно уверена, что видела его у вас дома.
   Эдмунд тихо засмеялся.
   – Вы могли его видеть, но разве что в вестибюле. Он не был в числе гостей. Это мой брокер с Леденхолл-стрит. – Он сморщил нос. – К тому же он еврей. Таких людей на званые вечера не приглашают.
   Его слова показались Сесилии довольно жестокими.
   – Вот как? Это, должно быть, очень досадно – отвлекаться на дела посреди всеобщего веселья, – холодно произнесла она.
   – Конечно, – ответил Эдмунд, не обратив особого внимания на ее тон. – Но мне надо было срочно подписать кое-какие бумаги. Кстати, надеюсь, Уолрафен оставил ваши дела в полном порядке? Мне не хотелось бы совать свой нос в чужие проблемы, дорогая, но я неплохо подкован в вопросах бизнеса. Если у вас возникнут трудности, смело обращайтесь ко мне.
   – Спасибо, но обычно мне помогает Джайлз. Он огорчается, что я с ним редко советуюсь. – У Сесилии не было желания обсуждать эти вопросы, тем более с Роулендом. Впрочем, и с Джайлзом тоже. Она исправно, в рамках закона вела свои дела и не нуждалась в лишних советчиках.
   С башни Сент-Джеймсского дворца донесся бой часов.
   – О Боже! – воскликнула Сесилия, мигом вскочив со скамейки и радуясь возможности наконец завершить разговор. – Уже час дня? Как быстро летит время! Мистер Роуленд, к сожалению, я должна вас покинуть.
   Эдмунд встал, собираясь подсадить ее на лошадь, но Джед поспешно вышел вперед и сделал это сам. Они поскакали по Парк-лейн в направлении дома. Немного отъехав, Сесилия обернулась. Роуленд шагал к поджидавшему его на дороге ландо.
   Лорд Делакорт и инспектор де Рохан провели безрезультатно еще один час на берегу Темзы, разговаривая с мистером Праттом и Нелли, служанкой таверны. Потом де Рохан и Дэвид в сопровождении Люцифера (эта мрачного вида собака получила свою кличку явно недаром) бродили по улицам, стуча в двери каждого магазинчика и каждого трактира в пределах пятиста ярдов от «Проспекта». Скрытные обитатели Ист-Энда в ответ на вопросы инспектора боязливо отмалчивались.
   Впрочем, Дэвид понимал, что им действительно нечего сказать. Наивно было надеяться, что кто-то из них видел, как двое бандитов приметной внешности тащили из наемного экипажа номер такой-то мертвую женщину в красном платье.
   Как еще вчера предположил де Рохан, убийца мог спокойно привезти труп на лодке откуда угодно – к югу от Уайтчепел-роуд почти каждый умеет вязать морские узлы. Вспомнив все эти обстоятельства, Делакорт в очередной раз с уважением взглянул на инспектора. С каждой минутой он все больше восхищался его упорством и сообразительностью.
   В полдень де Рохан сообщил, что ему надо отлучиться по другому делу. Вчера поймали двух португальцев-контрабандистов, и на судебном заседании, назначенном на два часа дня, требовалось его присутствие. Дэвид вкратце изложил де Рохану свои планы насчет Китти, высадил его и собаку возле Уэппинга и велел кучеру ехать домой. Продрогнув до костей, плохо соображая после бессонной ночи, он был не в силах делать какие-либо выводы из услышанного сегодня утром.
   Приехав на Керзон-стрит и нигде не найдя Кембла, Дэвид принял ванну, спустился на первый этаж и машинально сел за стол в свое кресло, чтобы вкусить, наконец, долгожданный ленч. Мысли его разбегались, и он не сразу заметил, что тарелки с бифштексом перед ним не оказалось.
   Стоявший в дверях лакей осторожно кашлянул, и только тут Делакорт почувствовал странное напряжение, повисшее в воздухе. Он перевел взгляд с лакея на стол и в немом изумлении обнаружил жуткую статуэтку со зловеще блестящими черными глазами.
   На том самом месте, где должен был, источая восхитительный аромат, дожидаться жареный бифштекс, стояла фарфоровая фигурка, изображающая мальчика с надутыми щеками, выкрашенными в яркий травянисто-зеленый цвет. На мальчике не было ничего, кроме желтой полосы ткани, обмотанной вокруг бедер. Дэвид медленно повернул голову и увидел на буфете целый ряд подобных – только чуть менее устрашающих – фарфоровых предметов.
   Моментально вспомнив утренний разговор с камердинером, он взревел, призывая того к себе.
   Вскоре в столовой появился виновник произошедшего.
   – Что это такое, черт возьми? – спросил Делакорт, указывая на непрошеного фарфорового гостя. Кембл гордо выпрямился.
   – Чудесная вещица, не правда ли? – Камердинер самодовольно улыбнулся. – Я знал, что она вам понравится.
   – Скорее лишит разума, – пробормотал Делакорт. Он раздраженно потянулся к кофе и бифштексу, отпихнув статуэтку подальше. – Послушайте, Кембл, я в жизни не видывал таких уродливых предметов. Надеюсь, вы отдали не слишком большую сумму за этих колченогих, зеленых, полуголых…
   Возмущенно фыркнув, Кембл нагнулся к столу и схватил статуэтку со скатерти.
   – Я не виноват! – пылко начал он. – Я же говорил вам, что предпочитаю Цин. Так нет, вам захотелось Мин, да еще зеленый. – Он осторожно поставил странно искривленное основание статуэтки себе на локоть и сунул ее Делакорту под нос. – Так получите свой зеленый Мин!
   – О Боже, вы сведете меня с ума своими минами и цинами! – проговорил Дэвид, потирая виски кончиками пальцев. – Что это вообще такое?
   – Черепица для крыши.
   – Черепица? – взвился Делакорт, отодвигая тарелку. – Я велел вам купить китайские фарфоровые статуэтки – маленьких танцовщиц, вазочки, кубки и прочее, – а вы принесли мне черепицу, на которой стоит гадкий восточный гном?
   – Там есть несколько ваз, – с достоинством возразил Кембл, кивнув на буфет, – и два кубка. А про китайскую танцовщицу вы мне ничего не говорили! Кроме того, эта черепица сейчас в моде…
   – В моде! – вскричал Делакорт, разводя руками. – Как и те проклятые мрачные жилеты, которые вы заставляете меня носить!
   Кембл любовно погладил зеленого человечка по блестящей макушке.
   – Редкая вещь, – заявил он. – Если повесить ее над дверью, она будет отгонять злых духов.
   – О да, разумеется. – Делакорт попробовал кофе. – Даже в пьяном угаре я близко не подойду к этой штуковине!
   – Послушайте, как вам только не совестно! – С крайне оскорбленным видом Кембл прижал к груди фарфорового мальчика. – Ради вас я мотался с утра пораньше по туману в Сент-Джайлс! Вы хоть представляете, как это опасно? Я рисковал жизнью и здоровьем только ради того, что вам хочется произвести впечатление и забраться в постель к какой-то женщине! И даже не пытайтесь это отрицать! А теперь вы разыгрываете из себя знатока и ценителя искусств. Как будто вы способны отличить Мин от Мейсена!
   – Проклятие! – перебил его Делакорт, с громким стуком ставя чашку с кофе на стол. – Упакуйте все это в коробку и велите подать карету.


   Глава 10
   В которой леди Уолрафен получает в дар троянского коня

   Слуги леди Уолрафен хорошо знали свою госпожу, поэтому расценили ее беспокойство и односложные фразы как признак душевного волнения. Обычно в леди Уолрафен не было ничего загадочного. Она говорила то, что думала, думала то, что говорила, и, как правило, вела себя немного беспечно.
   Однако сегодня в ее поведении не было ни тени беспечности. Большую часть дня она мерила шагами гостиную, до хруста ломая пальцы и что-то бормоча себе под нос. В конце концов, она распорядилась, чтобы ее горничная и карета были готовы к отъезду в течение часа.
   Поэтому, когда лорд Делакорт постучал в дверь дома под номером три на Парк-Кресент, Шоу встретил его с некоторой растерянностью. Все еще простуженный дворецкий уставился за его плечо, на украшенный лентами деревянный ящик, который два лакея отвязывали от экипажа Дэвида.
   – Может быть, сэр, я сначала посмотрю, дома ли она? – вежливо предложил Шоу.
   – Будьте так любезны, – отозвался Дэвид. – Но если леди Уолрафен нет, передайте, что это для нее.
   В глубине души он надеялся, что Сесилии дома не окажется, – он до сих пор не придумал, что же ей сказать. Наверное, разумнее всего оставить подарок на ступеньках крыльца и уехать.
   Но Сесилия была дома и приняла его, хоть и немного сдержанно. Или неуверенно? Делакорт не мог определить: он не привык иметь дело с женщинами, которых можно было назвать сдержанными и неуверенными. Слуги поставили ящик на пол перед диваном и удалились, плотно закрыв за собой дверь.
   – Это подарок, – пробормотал Дэвид, смущенно кивнув на ящик. – Я хочу извиниться.
   Тонкие брови Сесилии поползли кверху.
   – Извиниться? – удивленно спросила она. – Я не знала, что в подобной ситуации принято извиняться.
   Глядя на него, она слабо усмехнулась. Делакорт заставил себя улыбнуться в ответ. Сегодня Сесилия казалась еще краше, чем позавчера. На ней было открытое платье из плотного голубого шелка – глубокое декольте, корсаж, скроенный по последней моде, подчеркивал манящую округлость бедер.
   Опустив руку на спинку кресла, Сесилия перевела взгляд на ящик. Дома она не носила перчаток, и белая кружевная оборка манжеты упала на кисть. Делакорт представил себе, как было бы приятно растянуться на ее кровати и наблюдать, как эти тонкие изящные пальцы ласкают его…
   – Дэвид. – Она смотрела на него с нескрываемым любопытством. – За что ты хочешь передо мной извиниться?
   Дэвид почувствовал, как лицо его запылало. О Боже, он никогда в жизни не краснел!
   Смущенно шагнув ей навстречу, он неловко взмахнул рукой.
   – Надеюсь, этот подарок возместит тебе разбитую мной танцовщицу, – объяснил он и, понизив голос до хриплого шепота, продолжил: – Послушай, Сесилия… я не представляю, что на меня нашло вчера.
   Она прищурилась.
   – Ты жалеешь о том, что случилось? Он горько усмехнулся.
   – Я жалею лишь, милая, что не смог сдержать раздражение. По правде сказать, со мной такого раньше не бывало.
   Взгляд Сесилии скользнул по его лицу и остановился на губах.
   – Признаюсь, я, и сама была очень удивлена.
   Услышав это, Дэвиду захотелось обнять ее, но он не мог на это решиться, не находя слов для дальнейшего разговора и сомневаясь, что она захочет его слушать.
   Подняв руку, Дэвид нежно провел тыльной стороной ладони по щеке Сесилии.
   – Мне кажется, Сесилия, нам с тобой надо многое обсудить. Вчерашняя ночь… была сказочной.
   Как будто прочитав его мысли, Сесилия обхватила его руками за талию.
   – Похоже, мы сумели преодолеть неприязнь друг к другу.
   – Милая моя, – ласково сказал он, – никакой неприязни я к тебе не испытываю.
   – А что ты испытываешь ко мне, Дэвид? – тихо спросила она, прильнув щекой к лацкану его сюртука. – Я хочу, чтобы ты был со мной откровенным.
   Дэвид молчал. Ему казалось, что он стоит на скользкой ледяной горе, а внизу зияет бездонная пропасть.
   – Я тебя уважаю, – наконец отозвался он, – и боюсь сказать или сделать что-то не то.
   – Уважаешь? – Сесилия, прикрыв глаза, подалась назад. – Это вселяет надежду.
   Внезапно Дэвид больно схватил ее за плечи.
   – Скажи мне, Сесилия, – хрипло произнес он, – что ты хочешь от меня? Я сделаю все, что пожелаешь.
   Сесилия поняла: он пытается выяснить, будет ли она настаивать на женитьбе. Она не сделала этого вчера и не собирается делать сейчас. Дэвид не должен чувствовать себя обязанным, ведь она отдалась ему по доброй воле. Даже если он предложит ей выйти за него замуж, следует еще подумать над этим предложением.
   Да, она его любит, но в их отношениях нет самого главного – душевной близости.
   – Ты заблуждаешься. Мне ничего от тебя не нужно. Дэвид отпустил ее. Пальцы его чуть заметно дрожали.
   – Прости меня, – сказал он, нагнув голову и коснувшись лбом ее лба. – Я не так выразился. Я хотел сказать…
   Его неизменное нахальство явно его покинуло.
   – Черт возьми, Сесилия, у меня все мысли перепутались! Но ты сегодня великолепна! Может, все-таки посмотришь, что я тебе подарил?
   Несмотря на досаду, Сесилия нашла в себе силы усмехнуться. Ладно, пусть молчит и дарит подарки. Ради любви к нему она согласна потерпеть. Пока.
   – Хорошо, если только это не дрессированная обезьянка с колокольчиками на шее!
   – Дрессированная обезьянка? – переспросил Дэвид. – Какой болван станет дарить женщине такие нелепые подарки? Послушай, неужели тебе не хочется заглянуть в этот ящик?
   Опасаясь, что она откажется, Дэвид внимательно следил за ее лицом. Ему было легче засыпать ее подарками, чем подыскать нужные слова. Раньше, с другими женщинами, он никогда не испытывал подобных затруднений. Господи, он боялся ее потерять!
   Вместе с ним Сесилия подошла к дивану. В считанные секунды Дэвид развязал ленточки, открыл ящик и заставил ее развернуть вазы и кубки.
   Изумленно восклицая, она осторожно подносила к свету каждый предмет. Дэвид, сидя рядом, смотрел на нее с некоторым подозрением. Не померещилась ли ему эта улыбка, притаившаяся в уголках ее губ? А вдруг она обиделась? Вообще-то говоря, она имела на это полное право. Вчера он вел себя отвратительно и вот сегодня, вместо того чтобы ее утешить, мямлит что-то невнятное. Впрочем, похоже, Сесилия немного смягчилась…
   Увидев, что она потянулась к дну ящика, Дэвид попытался остановить ее руку. Их головы почти соприкоснулись и его дыхание всколыхнуло мягкий локон у нее на виске. Дэвид резко отпрянул.
   – Это последняя, – поспешно сказал он. – Так, ничего особенного. Просто безделушка. Боюсь, она тебе не понравится.
   – Обязательно понравится, – вежливо возразила Сесилия. – Я вижу, ты хорошо разбираешься в восточном фарфоре. – Очень осторожно она развернула бумагу. Наступило долгое молчание.
   – О Боже! – произнесла она, наконец, и в ее голосе послышалось веселое удивление. Делакорт встревожился.
   – Я же говорил: тебе не понравится.
   – Ох, Дэвид! – Не глядя на него, Сесилия подняла статуэтку, поставила ее себе на колени и медленно провела кончиками пальцев по желтой ткани, которой были обмотаны бедра зеленого человечка. – Впервые в жизни вижу такого уродца!
   Делакорт глубоко вздохнул, почувствовав острое разочарование. Внезапно Сесилия подняла голову, и он с удивлением увидел, что ее чудесные глаза увлажнились.
   – Сначала я думала, что ты хочешь меня задобрить, – прошептала она, – но ведь тебе пришлось потратить немало сил на поиски этих вещей. Как тебе удалось так быстро их найти?
   Дэвид смущенно развел руками.
   – Кажется, я совершенно не разбираюсь ни в фарфоре, ни в женщинах.
   Сесилия, усмехнувшись, быстро вскочила на ноги.
   – Давай отнесем его наверх. Интересно, как он будет смотреться.
   Она потащила все еще немного растерянного Дэвида вверх по лестнице, к спальне. В коридоре первого этажа им встретился Шоу, который не преминул неодобрительно взглянуть на них, а на лестничной площадке горничная, открыв рот, чуть не выронила веник.
   Но Сесилия ни на кого не обращала внимания. Решительно стиснув руку Дэвида, прижимая к груди статуэтку, она прошла в другое крыло. Там, сразу за ее спальней, в глубокой нише в форме морской раковины, располагался ряд полок, на которых стояло около дюжины необычных маленьких статуэток на странно выгнутых основаниях. Вчера ночью, ослепленный страстью, Дэвид в тускло освещенном коридоре не заметил этой коллекции. Но сейчас вспомнил слова Кембла, что это черепица для крыши. По правде, говоря, он никогда не интересовался подобными вещами. Теперь ему стало ясно, почему Сесилия сочла его таким внимательным. Судьба наконец-то улыбнулась ему, и он не собирался упускать такой шанс.
   Но Дэвида радовала не столько собственная удачливость, сколько откровенное ликование Сесилии. Она осторожно поставила зеленого человечка рядом с таким же, только красным, удовлетворенно вздохнула и начала любовно перебирать всю коллекцию, что-то, тихонько говоря себе под нос. Глаза ее сияли восхищением, щеки пылали. Надо будет попросить Кембла, чтобы он как можно скорее приволок еще дюжину таких уродцев. И плевать на деньги!
   Дэвид осторожно кашлянул.
   – Сесилия, я слышал, что эти ребята отгоняют злых духов. Может, поставишь статуэтку над дверью?
   – Нет, ни за что! – Сесилия повернула зеленого человечка к свету. – А вдруг какой-нибудь прохожий залезет и украдет?
   Дэвид внезапно порывисто обнял ее за талию и прижал спиной к своей груди.
   – Я имел в виду… – прошептал он, коснувшись губами ее шеи, – дверь твоей спальни.
   Сесилию бросило в жар. Она подняла глаза и увидела, что он показывает на притолоку.
   – Может быть… – растерянно выговорила она и вдруг усмехнулась. – А как ты думаешь, будет ли толк от этого человечка, если я поставлю его на столик у кровати?
   Делакорт прижал ее к себе крепче.
   – Сомневаюсь, – прошептал он и провел кончиком языка по ее ушку. – Я уже чувствую, как злые духи наступают. Может, попробуем их отогнать?
   Внезапно на лестнице послышались тяжелые шаги. Застигнутые врасплох, они испуганно отпрянули друг от друга, как юные любовники, и в то же мгновение на верхней ступеньке появился Шоу.
   – Прошу прощения, миледи. – Дворецкий покосился на Дэвида. – Так вам подавать карету? Дэвид перевел взгляд с Шоу на Сесилию.
   – Ты куда-то собралась? – спросил он, пытаясь скрыть разочарование.
   Сесилия слегка виновато потупилась.
   – Да. Я хотела прокатиться по Блэк-Хорс-лейн. Все амурные намерения Дэвида мигом испарились. Он вымученно улыбнулся.
   – Шоу, пожалуйста, оставьте нас на минутку. Дворецкий удивился, но все же ушел. Дэвид, обернувшись к Сесилии, сказал, тщательно подбирая слова:
   – Пожалуйста, поклянись мне, что не поедешь в публичный дом миссис Дербин.
   Сесилия сделала невинное лицо, но Дэвида было не провести.
   – Я просто прогуляюсь, и все. И со мной поедет Этта.
   Дэвид не знал, как поступить. Заставить ее остаться? Но он не имеет права приказывать ей. Придется поехать вместе с ней. Они до сих пор не выяснили, кто и за что убил тех двоих женщин. Вполне возможно, это как-то связано с заведением мамаши Дербин, но в любом случае Сесилия затеяла весьма рискованное предприятие.
   – С Эттой ты никуда не поедешь, – раздраженно сказал он. – Она не сумеет защитить тебя!
   Если тебе непременно нужно совершить эту глупость, ты поедешь со мной.
   – С тобой? – Сесилия удивленно подняла брови.
   – Да, – твердо произнес Дэвид, – в моей карете, с закрытыми гербами. – Он оглядел ее огненно-рыжие волосы и большие голубые глаза. Во всем Лондоне не найдется другой, похожей на нее женщины. – И ради Бога, Сесилия, прикрой лицо вуалью. Черной и густой. А лучше двумя. Иначе тебя узнают, когда ты раздвинешь занавески – а я уверен, что ты обязательно это сделаешь.
   Когда они добрались до места, сумерки уже сгущались. Вечер обещал быть необычно ясным. В темно-синем небе уже мерцала серебристая луна. Переулки и улицы, примыкающие к Блэк-Хорс-лейн, были окутаны мраком, но фонари еще не зажглись.
   Район Блэк-Хорс-лейн располагался неподалеку от доков, и поэтому, несмотря на позднее время, там было весьма оживленно. Мостовая кишела ростовщиками, торговцами и таможенниками, которые обслуживали моряков и бизнесменов.
   Дэвид молча смотрел на противоположную стенку кареты. Сесилия, чувствуя его напряжение, понимала, что тревожится он не за себя.
   Интересно, зачем ему понадобилось являться к ней сегодня? Только ли для того, чтобы извиниться? Может быть, он хотел сказать ей что-нибудь еще? Скорее всего, не одни угрызения совести были причиной его визита. А вдруг он раскаивается в том, что не смог вчера устоять? Не поднимет ли он ее на смех, узнав, как она боится потерять его?
   Впрочем, несмотря на сплетни, которые ходили в свете о Делакорте, Сесилия чувствовала, что жестокость ему несвойственна. Кроме того, мужчина не станет дарить дорогие подарки женщине, с которой намерен расстаться. Другая на ее месте заподозрила бы, что Дэвид соблазнил ее из чистой мести или для того, чтобы выиграть это гнусное пари в «Бруксе», но Сесилия так не думала.
   Странно, что теперь она нисколько не сомневалась в его порядочности, а ведь всего несколько дней назад у нее было совсем иное мнение о нем. Как же сильно она ошибалась!
   Она вспомнила свои ощущения, которые охватили ее, когда Дэвид наконец перестал ухаживать за ней в свете. Нет, это было не одно лишь облегчение. Она со стыдом признавалась самой себе, что играла с огнем, а когда огонь догорел, превратившись в холодную золу презрения, в душе ее родились обида и злость.
   Только сегодня она поняла: лорд Делакорт – не тот человек, с которым можно шутить. Не в силах удержаться, она взглянула на него из-под опущенных ресниц. Какое у него серьезное лицо! Как решительно сдвинуты брови!
   Наверное, ей придется дорого заплатить за то, что она так обращалась с ним все эти годы. Он по-прежнему желал ее и мог на время сделать своей любовницей. Но позволит ли ему гордость открыто ухаживать за ней? Едва ли он захочет выйти за рамки тайной любовной связи. Наверное, с ее стороны было глупо питать надежды на нечто большее, но ей так этого хотелось!
   Внезапно карета сбавила ход. Дэвид молча указал Сесилии на ближайшее здание. Это и было заведение мамаши Дербин – неплохой особняк с красивым фасадом и плотно зашторенными окнами. Странно, но дом этот, притулившийся на углу, между залитой ярким светом кофейней и табачной лавкой, выглядел совсем не таким пугающим, как представляла себе Сесилия. Человек непосвященный мог принять его за частное жилище, хоть и расположенное в не слишком благопристойном районе.
   Дэвид, подняв трость, три раза стукнул в крышу кареты.
   – Ну что ж, – заговорил он, наконец, – мы приехали. Только с улицы ничего не видно.
   Карета медленно остановилась у тротуара напротив переулка. С другой стороны подъехало очень элегантное ландо и встало перед табачной лавкой.
   Экипаж показался Сесилии смутно знакомым, но она не могла вспомнить, где видела его.
   Внезапно дверь кофейни распахнулась, и на мостовую упало пятно света. Хорошо одетый мужчина в пальто и шляпе поспешно вышел из ландо и, не спуская лесенки, помог сойти стройной элегантной даме. Лицо ее было прикрыто густой вуалью. Выйдя из экипажа, она весело засмеялась, положив руки на грудь мужчины.
   Он махнул рукой, отпуская кучера, и повел даму в заведение мадам Дербин. Сесилия была потрясена. Судя по манерам, эта дама – явно не проститутка. Может быть, она дорогая куртизанка? Но зачем мужчине, тоже на вид джентльмену, понадобилось вести ее в публичный дом?
   Сидевший рядом Дэвид брезгливо передернул плечами. Сесилия обернулась к нему.
   – Зачем они туда пошли?
   Он, казалось, ждал этого вопроса.
   – Скорее всего, они любовники, – объяснил он. – И дама наверняка замужем. Среди женщин высшего света есть немало любительниц тайных удовольствий. Они предпочитают, развлекаются там, где их никто не узнает.
   Сесилия безмерно удивилась. Она наслушалась рассказов Этты и считала себя хорошо осведомленной, даже искушенной, в большинстве житейских вопросов. Но о подобных вещах Этта никогда ей не говорила. Впрочем, Дэвиду можно верить. Он и сам, несомненно, посещал такие места, доставляя дамам «тайные удовольствия». Эта мысль привела ее в сильное замешательство.
   К дому подъехал еще один экипаж, на этот раз наемный. Вышедший из него мужчина, бросив кучеру монету, лениво зашагал к борделю. По его движениям можно было понять, что это еще юноша. Он небрежно, привычным движением толкнул дверь. Дэвид достал из кармана пальто небольшой блокнот и записал номер экипажа.
   Настало время действовать. Сесилия хотела, было раздвинуть шторки пошире, но Дэвид быстро перехватил ее руку.
   – Черт возьми, Сесилия, ты что, хочешь, чтобы тебя увидели?
   Она не ответила.
   – Ты знаешь этого человека? Дэвид, вздохнув, закрыл блокнот.
   – Сначала мне показалось, что знаю. Но… наверное, я ошибся. – Он посмотрел на нее с усмешкой. – У меня разыгралось воображение. В последнее время оно часто меня подводит.
   Эту реплику Сесилия тоже пропустила мимо ушей.
   – Дэвид, нам надо туда войти.
   – О Боже! – Дэвид подпер рукой голову. – Только этого нам не хватало!
   Она придвинулась ближе и умоляюще зашептала:
   – Но, Дэвид, ты же бывал в подобных заведениях, правда?
   Он взглянул на нее с кривой усмешкой.
   – Послушай, – продолжала Сесилия, – у меня густая вуаль. Никто не увидит моего лица. Мы войдем и сделаем вид… что хотим заняться тем же самым, что и все.
   Дэвид прыснул со смеху.
   – Что я слышу? Неужели мои мечты скоро сбудутся? – прошептал он, подавшись вперед и схватив ее в объятия. – Давай же скорее вернемся на Парк-Кресент!
   Сесилия в шутку стукнула Дэвида по макушке ридикюлем, но он продолжал смеяться.
   – Я серьезно – прошипела она. – Мы недолго пробудем там – только оглядимся. Может, встретим человека, который что-то знает про убитых девушек.
   – Опомнись, Сесилия! – воскликнул он, откинувшись на подушки. – Это тебе не светская вечеринка с чаепитием, где, расхаживая по гостиной, жуют бутерброды и болтают о пустяках.
   – Но что же делать? – спросила она, положив ридикюль на колени. – Я умираю от любопытства.
   – Ах, вот оно что! – тихо сказал он, ласково приподняв ее подбородок. – Тогда позволь, я отвезу тебя к себе домой, милая. Обещаю сполна удовлетворить твое любопытство. Но только там, а не здесь.
   Услышав это, Сесилия почувствовала, как у нее радостно заколотилось сердце. Значит, он все еще хочет ее! Впрочем, сейчас это было не самое важное.
   Она медленно подняла глаза и невольно залюбовалась в мерцающем свете каретного фонаря его красивым лицом, карими глазами и по-женски полными губами.
   И все же по его тону Сесилия поняла, что он готов уступить. А ей так хотелось попасть в заведение мамаши Дербин!
   – По-моему, это будет забавно, – настаивала она, соблазнительно опустив ресницы. – С тобой я буду чувствовать себя спокойнее, чем с Эттой.
   Внезапно Дэвид, схватив ее за плечи, резко рванул к себе. Шляпка съехала ей на один глаз.
   – Послушай, Сесилия, ты не должна переступать порог этого дома!
   Немного опомнившись, он тут же разжал руки и виновато взглянул в ее ошеломленное лицо.
   – Но ты же меня не послушаешь, верно? – горько спросил он. – Даже если я буду умолять тебя, бросившись на колени. Если я не пойду с тобой, ты вернешься сюда со своей замухрышкой-горничной.
   Наконец решившись, он достал из-под сиденья тяжелый пистолет и сунул его в глубокий карман пальто. Увидев это, Сесилия слегка заволновалась.
   – Опусти вуаль, – приказал он, – и не говори ни слова, понятно? Настал твой звездный час. Впрочем, мне тоже хочется посмотреть на того человека, который недавно вошел туда, а если я оставлю тебя здесь одну, ты все равно не усидишь на месте.
   Велев кучеру смотреть в оба, Дэвид взял Сесилию за руку и потащил ее к дому. Они вошли в парадную дверь и очутились в узком, тускло освещенном вестибюле. Их встретил широкоплечий низкорослый мужчина, лица которого Сесилия в темноте не разглядела.
   Дэвид сказал, что желает видеть миссис Дербин. Недовольно поворчав, мужчина проводил их в большую гостиную. Здесь стояли чайные столики, окруженные удобными креслами и диванами с гнутыми спинками среди искусственных пальм в кадках. Обстановка комнаты весьма располагала к уединению.
   Гостиная была полупустой. Слева от Сесилии женщина с мощным бюстом в желтом атласном платье о чем-то тихо разговаривала с посетителем, лицо которого оставалось в тени. Поодаль сидели еще двое мужчин. Развалившись в креслах и держа в руках бокалы с вином, они наблюдали, как изящная блондинка вешает свою одежду на спинку дивана, обитого красным атласом.
   Наконец, посовещавшись, мужчины встали. Один из них обнял блондинку за талию, и все трое удалились за шторы в заднюю часть комнаты. Сесилия, ощутив, как ее лицо заливается краской, порадовалась, что надела вуаль.
   В этот момент женщина в желтом обернулась и направилась к ним, радушно раскинув руки. Подойдя ближе, она окинула придирчивым взглядом стройную фигуру Дэвида.
   – Милорд, – произнесла она хриплым голосом, – для меня большая честь принимать вас в моем скромном заведении.
   Проклятие, она узнала его! Сесилия судорожно сжала руку Дэвида.
   Впрочем, чему тут удивляться? Посещая бордели, он, безусловно, вымостил себе дорогу в ад.
   – Добрый день, – поздоровался Дэвид, стараясь казаться спокойным. – Моя дама желает знать, какие… развлечения вы предлагаете.
   Миссис Дербин понимающе улыбнулась.
   – Милорд, наш дом не так изыскан, как те, к которым вы привыкли, – прошептала она, – но мы постараемся ублажить любую прихоть вашей дамы. Вы ищете партнершу? У меня много девочек…
   – He надо девочек, – перебил ее Дэвид, – и женщин тоже не надо.
   Миссис Дербин растерялась, но быстро взяла себя в руки и оценивающе посмотрела на Сесилию. Было видно, что ей очень хочется услужить знатным клиентам. В глазах ее зажегся огонек понимания.
   – Хотите мужской стриптиз? – предложила она, оглянувшись на мужчину, с которым только что разговаривала. – Обычно мы не оказываем таких услуг, но, может быть, этот джентльмен согласится провести с вами время. К сожалению, у нас больше нет тех развлечений, о которых он спрашивал.
   Мужчина, словно угадав, что речь идет о нем, быстро шагнул вперед. Неяркий свет упал ему на лицо. Дэвид испытал сперва удивление, потом стыд, а потом любопытство.
   Это и впрямь он! Бентам Ратлидж!
   Однако на сей раз он уже не казался беспечно-веселым. Лицо молодого человека искажала странная гримаса. Дэвид хотел оттащить Сесилию прочь, но тут Ратлидж усмехнулся, натянуто поклонился Сесилии и обвел ее горящим взглядом блестящих карих глаз.
   – Все знают, что вы безукоризненны в выборе женщин, милорд, – сказал он вкрадчивым тоном, – но сегодня, пожалуй, оплошали. Я вас жду, миссис Дербин, ведь мы еще не договорились. – Он вновь обратился к Дэвиду: – А что касается вас, милорд, то мы очень скоро увидимся. – С этими словами Ратлидж, нагло усмехнувшись, отошел прочь.
   Миссис Дербин заметно смутилась. Дэвид еще не знал, что именно произошло, но уже не сомневался в виновности Ратлиджа.
   Внезапно Сесилия заговорила.
   – Знаешь, милый, я передумала, – сказала она низким, гортанным голосом и взглянула на миссис Дербин. – Пришлите нам девочку. Только, пожалуйста, предоставьте более уединенное место.
   – Конечно, – сладко пропела хозяйка и ушла, чтобы поговорить со швейцаром.
   Дэвид резко обернулся к Сесилии.
   – Что ты делаешь, черт возьми? – яростно прошипел он.
   Глаза Сесилии вспыхнули.
   – Но мы же еще ничего не узнали! У Дэвида чесались руки схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть.
   – Может быть, вы, мэм, и не узнали, зато я теперь точно знаю, что связал свою судьбу с сумасшедшей. Я уже увидел то, что хотел, и готов покинуть этот дом.
   В этот момент вернулась миссис Дербин, держа в руке ключ.
   – Анджелина не разочарует вас, милорд, – прошептала она, многозначительно перекатывая ключ в пальцах. – Поднимайтесь в седьмой номер и ждите ее там.
   Дэвид, нехотя взяв ключ, с силой стиснул его в кулаке. Ну ничего, Сесилия заплатит за свои капризы! Может, приведя наверх, как следует ее отшлепать? Или привязать к стойкам кровати и ласкать до тех пор, пока она не взмолится о пощаде? А может, все же воспользоваться услугами, которые их ожидали? Это пойдет ей на пользу: будет знать, как не слушать его!
   Он поволок ее на второй этаж. Их номер был последним. По дороге Сесилия с любопытством разглядывала темный коридор, насыщенный стойкими запахами дешевой пудры и духов.
   Стены коридора были украшены скабрезными картинками, в нишах стояли гипсовые статуи обнаженных натур. Под коптящим подсвечником висело изображение некоего псевдогреческого бога, резвящегося с водной нимфой. Сесилия даже вытянула шею, стараясь получше все рассмотреть.
   Дальше было хуже. В алькове у двери под номером семь сюжет был таковым: Пан с рогами и копытами, перекинув полунагую пастушку через камень, воткнул ей член сзади.
   Сесилия резко остановилась.
   – О Боже! Это… – она нагнулась чуть ближе, разглядывая белые гипсовые ягодицы скульптуры, – это с-содомия? – наконец выдавила она.
   Дэвиду хотелось провалиться сквозь землю.
   – Не совсем, – прошипел он, с силой оттаскивая ее прочь. – Содомия – это нечто другое. И вообще помолчи, пожалуйста!
   Он отпер дверь и быстро втащил Сесилию в комнату, которая начала казаться ему спасительным убежищем. В камине ярко пылали угли, но тепло лишь усиливало приторный, назойливый аромат, проникавший из коридора. Дэвид, сняв с Сесилии плащ, тоже скинул пальто. Стульев здесь не было, поэтому он повесил одежду на подставку для ног.
   Обстановка в комнате была на редкость безвкусной. В центре стояла продавленная кровать с привязанными к стойкам кожаными ремнями и красным бархатным покрывалом, украшенным нелепым черным узором. На стене висела коллекция черных кожаных плетей с рукоятками, обвитыми красной шелковой веревкой. В углу кренилась набок плетеная ширма, за которой виднелись ночной горшок с крышкой и умывальник. Дэвид невольно содрогнулся. Да, прежде чем отсюда уйти, непременно захочется умыться!
   Сесилия, раскрыв рот, оглядывалась по сторонам. Только бы ей не взбрело в голову покопаться в шкафу! Один Бог ведает, что хранит там мамаша Дербин. К тому же Дэвиду совсем не хотелось сейчас отвечать на ее дурацкие вопросы.
   Послышался тихий стук в дверь, и в комнату вошла темноволосая девушка с весьма пышными формами.
   – Добрый вечер, – прощебетала она, с восхищением глядя на Дэвида. Тут она увидела Сесилию, и глаза ее слегка погасли. – Чем могу служить?
   Дэвид медленно шагнул вперед.
   – У тебя слишком явный акцент для девушки по имени Анджелина, – сухо заметил он. Анджелина прищурила один глаз. – Хозяйка говорит, что так лучше для дела, – ответила она. – Вы хотите посмотреть, как я буду с ней развлекаться? – вкрадчиво спросила она, кивнув на Сесилию. – Или у вас хватит сил на нас обеих? Дэвид натянуто улыбнулся.
   – Сил-то у меня хватит, но к подобным вещам я не привык, – небрежно отозвался он.
   Сесилия, негодующе охнув, метнулась к ним и достала из ридикюля банкноту.
   – Мы хотим, – поспешно вмешалась она, – задать вам несколько вопросов, только и всего.
   Анджелина в страхе отпрянула, но взгляд ее был прикован к банкноте.
   – Да? И что это за вопросы?
   – Нам нужны сведения о трех девушках, которые работали здесь, – объяснила Сесилия.
   – О трех! – Анджелина опять смерила Дэвида взглядом. – Ничего себе!
   Сесилия раздраженно тряхнула головой. Дэвид еле сдержал смех.
   – Это не то, что ты думаешь, – продолжала Сесилия. – Две сестры, Мэри и Кэтлин ОТэвин, и их подружка Мэг Макнамара. Ты их знала?
   Проститутка растерянно приоткрыла рот.
   – Нет… – она замолчала и еще раз покосилась на банкноту, – но кое-что слышала. Они у нас больше не работают.
   Дэвид подошел к ней, скрестив на груди руки.
   – Мы хотели бы знать, – тихо сказал он, – почему они ушли. Что-нибудь случилось? С вами, женщинами, плохо обращались? Заставляли делать что-то против вашей воли?
   Анджелина приняла оскорбленный вид.
   – Послушай, приятель… я люблю свою работу. Да и платят нам хорошо. За такие деньги можно много чего стерпеть.
   Дэвид криво усмехнулся.
   – Понятно. Я рад, что тебе твоя профессия нравится, но я вынужден предположить, что трем другим дамам она была не совсем по вкусу. Они убежали из этого дома среди ночи, и мне бы очень хотелось выяснить почему.
   – Клиенты их не обижали. Они остались бы здесь, если бы Мэг и Мэри не совали нос в чужие дела.
   – Что ты имеешь в виду? – спросила Сесилия.
   Анджелина упрямо уставилась в пол. Сесилия тряхнула банкнотой.
   – Смотри, – сказала она, – это больше, чем ты зарабатываешь в месяц. Взамен нам нужны только сведения об этих девушках. Ты расскажешь все, что знаешь, а мы вернемся на первый этаж и доложим миссис Дербин, какое отличное представление ты нам устроила.
   Анджелина подняла глаза и посмотрела сначала на Сесилию, потом на Дэвида.
   – Это случилось до того, как я сюда пришла, – нехотя начала она. – Но я слышала, что они украдкой ходили в подвал и там ублажали двух французских морячков. А этого делать нельзя.
   Сесилия нахмурилась.
   – Французских морячков? Анджелина громко фыркнула.
   – Старухе Дербин все равно, с кем ты будешь развлекаться – хоть с фонарным столбом, лишь бы ей за это платили. Но в подвал нам спускаться запрещено.
   – Почему? – отрывисто спросил Дэвид. Проститутка презрительно взглянула на него.
   – Догадайтесь сами. Дом стоит посреди доков. Но я… – Анджелина помотала головой, – я не должна ничего говорить про это.
   – А миссис Дербин известно о том, что происходит в подвале? – спросил Дэвид. – Или здесь замешан кто-то еще?
   Она опять пожала плечами.
   – Каждую неделю сюда приходит мистер Смит и берет с нее арендную плату. Она его боится. Так вот, у него есть ключ от подвала. Это все, что я знаю. Мистер Смит? Дэвид закатил глаза. – Этот мистер Смит – молодой щеголь с черными волосами и карими глазами? Анджелина хохотнула.
   – Вовсе нет. Я спала с ним пару раз. Эдакий здоровяк. К тому же не очень приятный. Любит делать это грубо, если вы меня понимаете. Но он уже немолод.
   Было ясно, что больше девица ничего не скажет. Сесилия протянула ей деньги.
   – Послушай, Анджелина, – сказала она вдруг по-мягчевшим тоном, – если тебе когда-нибудь разонравится твоя работа, ты всегда можешь уйти в другое место.
   Девица насмешливо фыркнула.
   – В работный дом? Или в католическую миссию? – Она покачала головой. – Ни за что на свете! Я предпочитаю иметь дело с мистерами Смитами.
   Дэвид задумчиво взъерошил волосы.
   – Вот что, Анджелина, – медленно проговорил он, – сейчас ты пойдешь к себе в комнату или куда-нибудь еще, где можно на время спрятаться. Когда часы на башне святого Георгия пробьют шесть, возвращайся сюда и сделай вид, что этой комнатой пользовались.
   – Хорошо, – согласилась та и пошла к двери. Но Дэвид схватил ее за руку. Боже, как же он мог позабыть!
   – Где в этой комнате глазки?
   – Глазки? – в ужасе вскричала Сесилия. Анджелина насмешливо покосилась на нее и кивнула на шкаф.
   – В гардеробе с левой стороны, но сегодня никто не платил за то, чтобы подглядывать.
   Проститутка сунула банкноту за корсет и двинулась к двери.
   Дэвид быстро подошел к стене и легко обнаружил глазок. Достав из кармана носовой платок, он завязал уголок узлом и заткнул им дырку.
   – Дэвид, – растерянно спросила Сесилия, – а з-зачем эти дырки в стене?
   Черт возьми, как же она надоела ему своими вопросами! Дэвид нехотя отвернулся от шкафа.
   – Дорогая моя, в этом мире полно извращенцев, – мрачно сказал он, – и подобные вещи доставляют им удовольствие. Теперь ты понимаешь, почему я не хотел тебя сюда вести?
   Сесилия побледнела. Дэвид подошел к ней и, обняв за плечи, привлек к себе. Она не сопротивлялась. Только сейчас до него дошло, какой ценой ей дался разговор с Анжелиной. Несмотря на то, что это было крайне опасно, она сделала это, поскольку считала нужным, а теперь дрожала в его объятиях.
   Не отрывая лица от груди Дэвида, Сесилия прерывисто вздохнула и погладила его по спине. На руках были перчатки, но ни они, ни три слоя одежды не уменьшили удовольствия от этого прикосновения.
   – Дэвид, – прошептала она, – пока мы ждем, ты займешься со мной любовью?
   – Нет, – быстро ответил он, оглядев дешевую комнату и стену, увешанную плетьми и веревками.
   Сесилия поняла, о чем он думает. Он считает ее слишком чистой, слишком невинной. Для него она по-прежнему девственная супруга лорда Уолрафена, а вовсе не та женщина, которая жаждет познать все тайны физического наслаждения. Конечно, сексуальный аппетит Дэвида не так просто удовлетворить, но ей очень хотелось научиться.
   Она выдержала его взгляд, усилием воли заставив себя не дрожать.
   – Не надо обращаться со мной как с ребенком, Дэвид. Если тебе хватило прошлой ночи, так и скажи. А если нет, то не заставляй меня разыгрывать невинность.
   Дэвид издал раздраженный возглас.
   – Я не понимаю, о чем ты говоришь.
   – Я хочу, чтобы мы были любовниками, – объяснила Сесилия. – Можешь принять это предложение, а можешь рассмеяться мне в лицо. Но если уж согласишься, я потребую, чтобы ты был мне верен до тех пор, пока мы оба не решим разорвать нашу связь. – Вот как? – Лицо Дэвида потемнело, губы скривились в ироничной усмешке. – И где же мы будем встречаться? – резко спросил он, отпустив Сесилию и отвернувшись. – Ты хочешь, чтобы я открыто приезжал на Парк-Кресент и вел себя с тобой как со своей содержанкой?
   Его вопрос заставил Сесилию призадуматься. В самом деле, как и где им встречаться? Да, она вдова, но титул обязывает соблюдать приличия. Принимать его у себя дома? Пожалуй, это будет не очень удобно. У Дэвида тоже нельзя: он живет с матерью и сестрой.
   Впрочем, ее слуги преданны и неболтливы… Но если Дэвид не предложит ей руку и сердце, она уже вряд ли когда-нибудь выйдет замуж, а значит, навсегда лишится репутации порядочной женщины.
   – Да, – кратко сказала Сесилия. Он обернулся.
   – Да, ты будешь ездить ко мне домой, – твердо заявила она. – Я не вижу в нашей связи ничего постыдного.
   – Потому что ты глупа, – процедил он сквозь зубы и сильно тряхнул ее за плечи.
   Сесилия подумала, что уже начинает привыкать к подобным ответам.
   – Я хочу, чтобы ты стал моим любовником.
   Внезапно Дэвид схватил Сесилию в объятия и повалил на дешевую кровать.
   Но дальнейших действий не последовало. Он лежал, приподнявшись на локте, и разглядывал ее лицо, волосы и свою руку, которая обнимала ее талию.
   – Неужели ты хочешь стать просто любовницей, Сесилия? – наконец спросил он, и она уловила в его голосе тень разочарования. – Причем любовницей такого распутника, как я? Тебе нужны дети, красивые белокурые малыши. – Он нежно погладил ее живот и бедра. – Твое тело предназначено для того, чтобы вынашивать детей, милая. Ты должна опять выйти замуж.
   Сесилия понимала: он имеет в виду не себя, а другого мужчину. Судя по всему, мысли о серьезных отношениях с ней не приходят ему в голову, или он просто-напросто гонит эти мысли подальше. И она к тому же требует верности, а мужчин всегда пугают любые обязательства перед женщиной.
   И все же она должна стать для Дэвида той единственной, которой он никогда не изменит!
   Но с таким человеком торопиться нельзя. Она подняла руку, откинула прядь волос, упавшую ему на лицо, и, не в силах сдержаться, провела кончиком пальца по его полной губе. Дэвид, закрыв глаза, нежно поцеловал ее палец.
   – Поцелуй меня, Дэвид, – прошептала она. – В губы, как прошлой ночью.
   – Не здесь, – хрипло прошептал он, прижимаясь губами к ее ладони.
   – Нет, здесь, – настаивала она.
   Он повиновался, но быстро прервал поцелуй.
   – Не надо, Сесилия, – сказал он, открывая глаза. – Только не говори, что я тебя не хочу. Я хочу тебя, и ты это знаешь. Но эта комната… вызывает во мне отвращение. А ты пытаешься уйти от серьезного разговора.
   – От какого разговора?
   Дэвид повернулся на бок и провел рукой по глазам.
   – Мы говорили о детях, которых ты должна родить. Я молю Бога, чтобы ты не зачала одного из них от меня.
   Сесилия, приподнявшись на локте, уставилась на него. Ей вспомнился совет Этты – совет, в котором она не нуждалась. В надежде избежать неприятной темы она нежно провела рукой по груди Дэвида.
   – Наверное, когда-нибудь я опять выйду замуж, – легко согласилась она. – Главное – встретить порядочного человека. Я, в самом деле, очень хочу детей. Много детей.
   Дэвид от души рассмеялся.
   – Много? Звучит смело. И сколько же детей ты хочешь, Сесилия?
   – Точно не могу сказать, – призналась она, перебирая в пальцах складки его галстука. – Четверых или пятерых. Или это уже чересчур? Насколько мне известно, у тебя богатый опыт общения с детьми. Твоя знакомая леди Килдермор родила пятерых, верно?
   Дэвид не ответил.
   – И этот человек… отец твоих детей… должен являть собой образчик нравственности, не так ли? – небрежно спросил он. – Быть хорошо воспитанным и иметь безукоризненное происхождение?
   – Разумеется. – Она усмехнулась. – А еще он должен быть красивым, состоятельным и с безупречным вкусом. Кроме того, ему надлежит угождать всем моим прихотям и осыпать меня дорогими подарками. У тебя есть кандидат на столь ответственную роль?
   Дэвид замер, не зная, что ответить.
   – Нет, – сказал он внезапно севшим голосом и поднял на нее глаза. – Ты предложила мне стать твоим любовником. Я с благодарностью принимаю твое предложение, Сесилия, – продолжал он. – Однако ты должна понимать, что когда-нибудь захочешь найти свой идеал мужчины.
   – Я понимаю, – тихо проговорила она. – Может быть, даже больше, чем тебе кажется.
   – Меня понять нетрудно, Сесилия, – сухо бросил он.
   – Правда? Рада это слышать! Итак, Дэвид, что мы будем делать до шести часов, если ты не хочешь заниматься любовью?
   Он усмехнулся и обнял ее одной рукой.
   – Мы будем делать то, что делают любовники большую часть дневного времени, милая, – ответил он, аккуратно придвинувшись к ней. – Спать. Я, например, не выспался. И думаю, ты знаешь почему.
   – Ой! – Сесилия, словно вспомнив что-то, прижала руку ко рту.
   – Что такое? – с подозрением спросил Дэвид.
   – Мой чулок!
   – Ах, чулок! – простонал он, откинувшись на спину. – Ты хочешь, чтобы я тебе его отдал?
   Глаза Сесилии в надежде округлились.
   – Так он у тебя?
   – Все вышло случайно. Он запутался в моем… в моем пальто, когда я утром одевался в твоей гостиной. Сесилия с облегчением вздохнула.
   – Можешь выбросить его. Но ты не представляешь, Дэвид, какое у меня было ужасное утро! Я думала, что чулок нашел кто-то из прислуги, и от волнения не находила себе места. А потом мы с Джедом поехали кататься верхом, и у Серпентайна я наткнулась на Эдмунда Роуленда.
   – На Роуленда? – брезгливо переспросил Дэвид. – Надеюсь, тебе удалось избежать разговора с этим напыщенным болваном?
   – Нет, пришлось немного прогуляться с ним. Кстати, он сообщил мне одну вещь… надеюсь, она тебя не слишком огорчит.
   Дэвид внимательно смотрел на нее.
   – Какую?
   Сесилия покраснела.
   – Ведь ты член клуба «Брукс», так? Неужели ты не слышал про одно очень неприятное пари, которое там заключили?
   Дэвид застонал.
   – Проклятие!
   – Значит, слышал?
   – Да. Именно Роуленд и приложил к этому руку, – мрачно изрек Дэвид. – Это он подбил двух пьяных оболтусов поспорить и оставить запись в клубной книге. Мне очень жаль, что ты об этом узнала.
   – Скажи, Дэвид, – вкрадчиво попросила она, – что именно там написано? Разумеется, я не доставила Эдмунду удовольствия, начав выпытывать у него подробности.
   Дэвид облегченно вздохнул.
   – Так ты ничего не знаешь?
   – Но ты расскажешь мне? Или я должна спросить кого-нибудь другого?
   Дэвид почувствовал себя зверем, которого загнали в ловушку. Из-за событий последних дней он совершенно забыл про гнусное пари сэра Лестера. Попадись ему сейчас Эдмунд, он в два счета свернул бы ему костлявую шею! Но Сесилия настойчиво требовала ответа.
   – Как всегда, ты не оставляешь мне выбора, Сесилия, – посетовал он. – Ну ладно, слушай. Видишь ли, сэру Лестеру Блэйку и мистеру Риду показался смешным тот факт, что я должен на время возглавить миссию. Когда-то ты меня обманула, и это до сих пор приводит в восторг некоторых бездельников. К тому же, как оказалось, все знают, что ты работаешь под началом Коула. Впрочем, сам я этого не знал. Во всяком случае, до того вечера.
   – Не знал? – удивилась Сесилия. Дэвид покачал головой:
   – Нет, но мои так называемые друзья не преминули мне об этом сообщить. И заключили пари на то, сколько времени мне понадобится, чтобы заманить тебя в постель.
   – Ого! И какой же срок они тебе назначили? Дэвид смущенно кашлянул.
   – Кажется, до первого мая.
   – Ну что ж, они явно недооценили твои способности, – задумчиво произнесла она. – А на какую сумму они спорили?
   – На пятьдесят гиней.
   – Это большие деньги! – Сесилия резко села. – Я рада, что мою добродетель так высоко ценят. Но теперь ты переспал со мной, и, значит, вопрос улажен?
   Дэвид пристально взглянул на нее.
   – Ты ошибаешься, Сесилия. Если два пьяных идиота решили поспорить о предмете, который их не касается…
   – Джентльмены это любят, – перебила его Сесилия на удивление беспечным тоном.
   – То я не обязан им в этом помогать, – закончил Дэвид. – Или ты хочешь, чтобы я рассказал о нас с тобой соседям по карточному столу?
   Сесилия усмехнулась.
   – Вы, сэр, вольны, делать все, что вам угодно.
   От дальнейших выяснений отношений Дэвида избавил бой часов на колокольне святого Георгия. Уже шесть! Он быстро соскочил с постели и потянул Сесилию к выходу – ему совсем не хотелось, чтобы Анджелина застала их в этой комнате.


   Глава 11
   В которой Делакорт соскакивает с раскаленной сковородки

   Им понадобилось всего несколько минут, чтобы покинуть заведение мамаши Дербин. Выходя за дверь, Дэвид сунул пышнотелой хозяйке крупную купюру, шепотом сообщил, как сильно ему понравилось представление Анджелины, и заверил – как можно более искренне, – что он еще вернется, после чего вывел Сесилию на улицу.
   Снаружи быстро смеркалось. Соседний переулок погрузился во тьму. Впереди на перекрестке с грохотом катила телега пивовара. Кучер похлопал хлыстом по шляпе, и обе кареты двинулись в ночь.
   Все еще сжимая руку Сесилии, Дэвид вышел на главную улицу. Почти все магазины давно закрылись, но неподалеку еще работал трактир. Заглянув в узкие окна, Дэвид увидел, что там тоже полно народу. По счастью, кучер ждал на углу, как ему и было велено.
   Он быстро подсадил Сесилию в карету и тихо сказал кучеру:
   – Дайте мне фонарь, Стрикхэм. Я пойду, прогуляюсь, а ты охраняй даму.
   Сесилия высунула голову из дверцы кареты: – Дэвид, ты куда?
   – Мне надо сходить по нужде. Сесилия не слишком-то ему поверила.
   – Тогда зайди вон за ту груду бочек, – прошептала она, сморщив носик. – Судя по запаху, там уже справила нужду половина жителей этих мест.
   Дэвид изобразил смущение.
   – Не заставляй меня краснеть, милая. Я очень стеснителен.
   – И поэтому берешь с собой фонарь? Как я понимаю, ты хочешь зайти за публичный дом. Что и говорить, весьма уединенное место!
   Дэвид усмехнулся.
   – Да, мне надо проверить, там ли расположен вход в подвал, – согласился он, принимая у Стрикхэма фонарь, – или он находится в табачной лавке. У этих домов общая стена.
   Он попытался захлопнуть дверцу, но Сесилия помешала ему это сделать.
   – Тебе нельзя ходить туда одному, – заявила она обеспокоено. – Это опасно.
   – Надеюсь, милая, ты не намерена меня защищать? – проворчал Дэвид, прикручивая фитиль.
   Сесилия откинулась на спинку, упрямо скрестив на груди руки.
   – Кто-то же должен это сделать. Хорошо, я останусь здесь, но тогда возьми Стрикхэма.
   Дэвид видел, как она встревожена, и, чтобы снять напряжение, решил отшутиться:
   – Неужели я так тебе дорог, милая, что ты даже пренебрегаешь возможностью ринуться навстречу опасности? Я искренне тронут.
   – Опять издеваешься? – воскликнула она, чуть не плача. – Ну иди! Пусть сообщник мамаши Дербин стукнет тебя по затылку кувалдой и отправит ближайшим рейсом в Калькутту!
   Дэвид, передав фонарь кучеру, запрыгнул в карету и, откинув вуаль, нежно поцеловал Сесилию в губы.
   – Прости меня, милая. Ты права, Стрикхэм пойдет со мной.
   С этими словами он удалился в сопровождении кучера. Сесилия нетерпеливо ждала в освещенном салоне кареты. Казалось, прошла вечность, прежде чем в переулке замаячил тусклый свет фонаря, и вскоре оба они, как ни в чем не бывало, подошли к экипажу. Протянув фонарь Стрикхэму, Дэвид забрался в салон.
   Сесилия приподняла вуаль и нетерпеливо подалась вперед.
   – Ну что?
   – Есть, – ответил Дэвид. – К лестнице ведет утоптанная дорожка, а на двери сразу три замка. Подозрительно, правда?
   Сесилия, облегченно вздохнув, откинулась на подушки сиденья.
   – И что же мы будем делать? – спросила она, потерев лоб ладонью.
   Дэвид покачал головой.
   – Ничего. Я расскажу обо всем де Рохану… Правда, пока не представляю, как объяснить ему нашу сегодняшнюю вылазку. У него может сложиться весьма нелестное мнение о моих сексуальных пристрастиях.
   Сесилия молчала. Видимо, это небольшое приключение потрясло ее больше, чем она ожидала. Она устало откинула голову и закрыла глаза.
   Дэвид зачарованно смотрел на нее. Как же она красива, его укрощенная тигрица! Под левым глазом у нее была маленькая родинка – темно-коричневое пятнышко на безупречно гладкой коже. Дэвид не мог оторвать от него глаз.
   Поток экипажей стал реже, и карета прибавила ход. После всех треволнений дня Дэвид с удовольствием любовался лицом своей спутницы. Черная вуаль красиво оттеняла ее фарфоровую кожу и выбившиеся из-под шляпки огненно-золотые локоны. Какие у нее губы – сладкие, полные, изящно очерченные, как у Купидона! И нос с чуть вздернутым кончиком.
   У Сесилии были длинные, на удивление темные ресницы и щеки, все время залитые краской – то бледно-розовой, то ярко-пунцовой. Каждое движение души отражалось на ее лице, и это ему тоже нравилось. Большинство знакомых ему женщин были искусными притворщицами, но румянец Сесилии постоянно выдавал ее чувства.
   И что же, черт возьми, ему с ней делать?
   Она предлагала себя в любовницы. Он не одобрял эту идею, но и не находил в себе сил отказаться.
   В то же время Сесилия не скрывала, что хочет еще раз выйти замуж и родить детей, четверых или пятерых. Разумеется, ей нужно, чтобы у них было безупречное происхождение. Она отвечала на его вопросы об этом с явной насмешкой, и все же в ее словах была доля правды.
   Сам Дэвид задумался о детях только после внезапной кончины Генри, первого мужа Дженет, который оставил ее молодой вдовой с двумя маленькими мальчиками на руках. Стюарт и Робин были очень милы, но, когда Дженет родила девочек, Дэвид совсем потерял голову. Эти милые создания так очаровательно лопотали, цепляясь за его палец своими маленькими кулачками! Они будили в нем древний инстинкт защитника – ему хотелось сделать все, чтобы оградить их от всевозможных бед.
   Он смотрел на Сесилию, сидящую напротив него. Да, из нее получится отличная мать. Как и Дженет, она будет тщательно заботиться и терпеливо воспитывать своих детей. О Боже, как он хотел, чтобы это были их общие дети!
   Возможно ли тЈкое? Это желание, спрятанное на самое дно души, появилось в нем с той минуты, как он впервые встретил Сесилию Маркем-Сэндс. Но Дэвид никогда не верил в любовь с первого взгляда. Он не был романтиком, однако все же признавал родство душ, видя, как расцвела от счастья его сестра после второго замужества.
   Мог ли он сделать Сесилию такой же счастливой? Черт возьми, он должен серьезно подумать! Их тайные свидания долго не продлятся. Она не захочет чернить свое имя связью с человеком, который слывет бездельником и распутником.
   И он действительно был таким – до тех пор, пока не начал работать в миссии «Дочери Назарета». За несколько дней его строптивость, досада на Коула, обхитрившего его, горячая убежденность в том, что он обделен судьбой, исчезли, когда он узнал, что там творится.
   Кроме того, в миссии оказалась Сесилия, которая вызывала в нем целую бурю противоречивых чувств. Он даже не мог ей честно ответить, почему украл проклятый чулок. Как же рассказать ей правду о своей жизни и, что самое главное, о происхождении? Как признаться, что он вовсе не виконт Делакорт?
   Впрочем, Сесилия, вероятно, примет это легко. Она очень искренняя в отличие от большинства женщин. Ей, пожалуй, можно доверять. Даже если его откровения приведут ее в ужас, и она откажется выйти за него замуж, он может не опасаться, что она помчится на Пиккадилли и растрезвонит его историю каждому встречному.
   Как же это трудно – обнародовать позор его горячо любимой матери… и открыть свое сердце! Согласится ли Сесилия после этого иметь от него детей?
   – Дэвид? – Сонный голос прервал его размышления. – Куда мы едем?
   Только сейчас до него дошло, что он не знает ответа на этот вопрос. Он велел кучеру трогать, но не сказал, куда ехать.
   – Ко мне домой, – заявил он, стараясь придать голосу уверенность. – Мы поужинаем на Керзон-стрит… Впервые за весь вечер Сесилия расстроилась.
   – Надеюсь, ты не водишь любовниц к себе домой? Ведь вы живете с мамой…
   Дэвид невольно разозлился.
   – Я не стал бы тебя так называть, – отрезал он. – И для мамы было бы большой честью принимать у себя такую гостью.
   Сесилия вымученно улыбнулась.
   – Но?..
   Она слишком хорошо знала Дэвида и уловила растерянность в его голосе. Он перестал хмуриться.
   – Но так случилось, что в данный момент я живу один, – сказал он уже мягче. – Мама и Шарлотта уехали в гости к леди Килдермор и отправили в отпуск почти всех слуг.
   – Понятно, – удивленно сказала Сесилия. – Они что, подруги?
   – Да, и очень хорошие. Сесилия немного помялась.
   – Дэвид, – осторожно начала она, – можно спросить тебя об одной вещи, которая меня не касается?
   – Конечно, милая. Я внимательно тебя слушаю. Сесилия потупила глаза и принялась теребить ручку ридикюля.
   – Твоя мама сильно расстроилась, когда ты не женился на леди Килдермор? – робко произнесла она. – Конечно, она старше тебя, зато богата и красива.
   Опять она задает дурацкие вопросы!
   – Нет, – медленно проговорил он. – Мы с ней просто дружим и никогда не собирались пожениться. К тому же мы бы ни за что не ужились: у нас слишком похожие характеры и темперамент… – Дэвид осекся, боясь сболтнуть лишнее. – Сесилия, я не хотел бы сейчас говорить о Дженет, – сказал он со вздохом. – Я хочу заняться с тобой любовью. Ты опустишь вуаль, войдешь в мой дом и позволишь мне проводить тебя в спальню, да? – Он ласково дотронулся до ее руки.
   – Мне не нужна вуаль. Дэвид нахмурился.
   – Я настаиваю, Сесилия. Я еще не готов к тем скандальным отношениям, которые ты так беспечно пытаешься начать.
   Она смутилась.
   – Вдовы часто заводят любовников. В этом нет ничего скандального.
   – Но только не для тебя.
   – Как скажете, милорд. – Сесилия, изящно вскинув руки, опустила на лицо вуаль. – Вот видишь? Когда мне что-нибудь нужно, я умею быть послушной.
   Дом Дэвида на Керзон-стрит являл собой образчик изысканной элегантности. Как он и сказал, в нем сейчас почти не осталось слуг, и они довольно долго ждали, пока им откроют дверь.
   С самым невозмутимым видом лакей принял у Сесилии плащ. Дэвид подал ей руку и повел по дому, предварительно небрежно, словно делал это каждый день, распорядившись, чтобы им принесли легкий ужин в спальню. На первом этаже располагались столовая, гостиная в сине-золотых тонах и красивая просторная веранда с застекленными дверями, выходившими в маленький сад.
   – Это утренняя комната мамы, – тихо сказал Дэвид, когда они начали подниматься по лестнице. Как будто почувствовав, что Сесилия удивлена его словами, он объяснил: – У мамы больные ноги, поэтому она живет на первом этаже. Так легче для слуг и для Шарлотты. А моя спальня наверху. Это меня вполне устраивает. Как видишь, дом довольно большой.
   Вскоре он отворил тяжелую дверь из красного дерева, и Сесилия увидела спальню, поразительную в своем строгом великолепии. Немногочисленная мебель была выдержана в коричневых и молочно-белых тонах. В центре комнаты возвышалась массивная кровать без полога. Пол покрывал ковер шоколадного оттенка. Справа, напротив камина, был устроен небольшой уголок отдыха: столик, коричневый кожаный диван и два кресла. Слева от кровати располагался огромный шкаф орехового дерева и письменный стол. Неглубокая ниша заканчивалась дверным проемом, ведшим в гардеробную.
   В камине весело потрескивал огонь, на маленьком столике у кровати стояли графин с портвейном и бокалы. Комната была небольшой, но теплой и уютной, без особой роскоши.
   Решив вести себя так же уверенно, как и он, Сесилия, подняв вуаль, бросила шляпку на кровать. Внезапно ее смутила одна мысль.
   – А где твой камердинер?
   – По четвергам у Кембла свободный вечер. Сообщив это, Дэвид порывисто схватил Сесилию за руку и привлек к себе. У нее перехватило дыхание. Нагнув голову, Дэвид медленно припал губами к ее губам. Охваченная страстным желанием, Сесилия всем телом прильнула к нему.
   Губы Дэвида были теплыми и чуть сладковатыми. Его щетина царапала ей кожу. Чтобы дотянуться до его лица, она привстала на цыпочки, с наслаждением ощущая его мускусный запах.
   Но на этом Сесилия останавливаться не стала. Опустив руки, она начала расстегивать пуговицы на его жилете, но Дэвид внезапно отпрянул, не прерывая поцелуя.
   – Ужин… – прошептал он ей в губы. – Сейчас должны принести ужин.
   Тут, как по команде, раздался громкий стук. Оторвавшись от Сесилии, Дэвид подошел к двери, взял у слуги один поднос и велел оставить остальное в коридоре, пересек комнату и поставил поднос на стол. За подносом последовали бутылка белого вина и ваза с фруктами.
   Сесилия изумленно подняла брови.
   – Вышколенная у тебя прислуга, – заметила она. Дэвид усмехнулся.
   – Скорее, оптимистичная.
   Сесилия хотела спросить, что он имеет в виду, но Дэвид, взяв бутылку, разлил вино и протянул ей бокал.
   – За сегодняшний вечер, – негромко произнес он, ласково глядя ей в глаза.
   Сесилия посмотрела на него.
   – За сегодняшний вечер, – повторила она. Дэвид выпил до дна.
   – Я бы плеснул его в огонь, милая, – весело сообщил он, – но это венецианское вино. Надеюсь, ты не возражаешь?
   Сесилия засмеялась и опустила глаза.
   – Вы такой же прагматик, как моя престарелая шотландская тетушка, милорд.
   К ее удивлению, он ничего не ответил. Тишина показалась Сесилии оглушительной. Что такого она сказала? Смущенная, она выпила вино, хоть это, наверное, было не очень разумно.
   – Если у тебя сегодня нет камердинера, – сказала она, отставляя бокал, – я могу предложить свои услуги.
   Дэвид расхохотался.
   – Не представляю себе большего удовольствия, миледи. Вы пойдете со мной в гардеробную?
   Сесилия проследовала за ним. Гардеробная Дэвида разительно отличалась от спальни. Если там спартанская обстановка говорила о скромности запросов Дэвида, то здесь личность лорда Делакорта представала в ином свете. Казалось, эти две комнаты принадлежат совершенно разным людям.
   Помимо встроенных шкафов и двух дубовых комодов, в гардеробной были длинная медная ванна, туалетный столик, гора коробок и шляпных картонок, деревянная подставка с множеством тросточек, высокая тумба для ювелирных украшений и ореховая вешалка с огромным количеством свежевыстиранных галстуков. Большое зеркало в раме из красного дерева добавляло этой чисто мужской гардеробной еще больше изящества.
   – У меня такое ощущение, что я весь пропитался запахом заведения миссис Дербин, – пробормотал Дэвид, развязывая галстук перед зеркалом. – Ты не возражаешь, милая, если я переоденусь в халат?
   Сесилия смело шагнула к нему.
   – Позвольте мне, сэр.
   На удивление уверенно она развязала затейливый узел, и галстук скользнул на ковер, к ногам Дэвида. Привстав на цыпочки, она чмокнула его в губы.
   – А теперь жилет. – С этими словами она проворно расстегнула оставшиеся пуговицы и стянула жилет с плеч Дэвида, тоже отправив его на пол.
   Дэвид иронически усмехнулся.
   – Боюсь, теперь мой камердинер перестанет брать выходные по четвергам, – заметил он, оглядывая растущий ворох одежды. – Пожалуйста, мэм, продолжайте.
   Сесилия опустилась на колени, сняла с него ботинки и бросила их в угол, потом, поднявшись, принялась вытягивать из брюк полы его сорочки. Дэвид покорно поднял руки.
   – А ты нетерпелива, – сказал он с веселой усмешкой.
   Но Сесилия не слушала. Руки ее нырнули под тонкую накрахмаленную ткань, пальцы запутались в волосках на его груди. Она почти физически чувствовала исходившую от него мужскую силу.
   Дэвид, наслаждаясь ее действиями, тихо застонал. Соски его затвердели от ее прикосновений. Окончательно осмелев, Сесилия подняла сорочку и помогла Дэвиду стянуть ее через голову.
   Ее губы тут же начали ласкать его мускулистую грудь.
   – Ах, Сесилия! – выдохнул он.
   Но она не хотела торопиться. Пусть помучается, как мучилась она!
   Кроме того, Сесилия отлично понимала: чтобы удержать такого мужчину, как Дэвид, ей надо многому научиться.
   Вдвоем, сталкиваясь руками, они справились с брюками.
   Следующий шаг был для Сесилии совершенно естественным и не имел ничего общего со скабрезными картинками и скульптурами, которые она видела днем, поэтому она без колебаний опустилась на колени, накрыв пол вокруг облаком шелка нижних юбок.
   – О Боже! – прошептал Дэвид, обхватив руками ее голову. – Не надо, Сесилия…
   Но, тем не менее, он не делал никаких попыток остановить ее.
   – Ох, милая, сжалься! – попросил он, вынимая шпильки из ее волос.
   Сесилия подняла глаза и увидела, что Дэвид стоит, запрокинув голову и открыв рот в немом крике. В следующее мгновение он быстрым движением поднял ее с пола и прижал к груди. Каблук ее туфельки зацепился за юбки, и Сесилия, пошатнувшись, упала на Дэвида. Послышался звук рвущегося шелка.
   Дэвид опустил ее на пол, неловко задев локтем вешалку. Кипа белого батиста слетела на ковер.
   Сесилия интуитивно закинула ногу на талию Дэвида и притянула его к себе. Он рухнул на колени. Туфелька соскользнула с ее ноги и покатилась по его спине.
   Дэвид закрыл глаза.
   – Ах, Сесилия… – прохрипел он, откинувшись назад. Его голова ударилась обо что-то твердое. Стоявшая сзади подставка с тросточками качнулась и свалилась сначала на ванну, а потом на пол. Шляпная коробка, раскрывшись, откатилась к стене. Дэвид в последний раз напрягся и замер.
   Сесилия прижалась губами к влажной коже на его шее. Судорожно сглотнув, он с трудом произнес:
   – Ох, Сесилия! Прости меня, пожалуйста. Сесилия ласково погладила его спину.
   – За что? – прошептала она.
   Дэвид зарылся лицом в ее распущенные волосы.
   – Я еще никогда… – произнес он, тяжело дыша, – не терял контроль над собой.
   Сесилия поцеловала его в шею.
   – Я польщена.
   Дэвид неуклюже приподнялся на локте и долго смотрел ей в лицо.
   – Я не знаю, что со мной, Сесилия, – наконец признался он. – Стоит мне дотронуться до тебя, и я забываюсь. Может быть, это сказывается возраст? Когда-то я был довольно опытным в таких делах.
   Сесилия усмехнулась.
   – Нет, Дэвид, ты по-прежнему довольно опытен.
   – Сейчас я все делал не так, Сесилия, – посетовал он. Сесилия провела пальцами по его мускулистой груди.
   – А что, если…– она помолчала, – что, если ты все делал правильно?
   Дэвид закрыл глаза и покачал головой.
   – Хороший секс – это как музыка или балет. В нем должны быть грация и ритм.
   – А вдруг ты ошибаешься? – спросила она, убирая густые темные волосы с его лица. – Может, он должен быть грубым, неукротимым… и не всегда утонченным и изящным? Конечно, я еще плохо разбираюсь в подобных вещах, – тихо добавила она, – но, насколько я знаю, никто не писал правил секса.
   Дэвид смотрел в ее невинные голубые глаза, и сердце его бешено колотилось. Медленно опустившись на колени, он прижался лбом к ее лбу, глядя ей в глаза.
   – Я боюсь, Сесилия, – выговорил он.
   – Чего? – удивилась она.
   – Тебя. Нас. Всего этого. Сесилия выдержала его взгляд.
   – Люби меня, Дэвид. Это все, что мне нужно. Я хочу, чтобы ты меня медленно, как вчера ночью, раздел и уложил в свою постель…
   – Сесилия… – Он не знал, что сказать. Весь его мир летел вверх тормашками. – Сесилия, милая, на это понадобится время.
   – У нас впереди целая ночь, – напомнила она. – Научи меня искусству любви.
   Дэвид встал, помог ей подняться и нежно, но сильно прижал к груди.
   – Ты и так уже знаешь слишком много, – прошептал он ей на ухо. – Я отлично понимаю, где ты научилась таким вещам, которые проделала только что со мной. И откуда в тебе это любопытство.
   Сесилия сердито оттолкнула его от себя.
   – Не надо обращаться со мной как с фарфоровой статуэткой, которая может нечаянно разбиться в твоих руках. Я женщина из плоти и крови!
   Они стояли, выжидательно глядя друг на друга посреди гардеробной, и молчали. В воздухе повисло почти осязаемое напряжение.
   – Я пытаюсь обращаться с тобой как с благородной дамой, Сесилия, – сказал, наконец, Дэвид, погладив ее по волосам.
   Она вздернула подбородок.
   – Я так долго была одна, Дэвид, – тихо проговорила она, опустив ресницы. – Мне надоела жизнь, лишенная страсти. Научи меня всему, что знаешь сам! Обещаю, что буду стараться удовлетворить тебя как никто другой.
   «Господи! – подумал Дэвид. – Ты уже это сделала…»
   Что же будет, если он продолжит ее обучение?
   Решительно взяв Сесилию за руку, он вывел ее в спальню и начал медленно вынимать из ее волос шпильки.
   Спустив с плеч ее шелковое платье, он вспомнил свои недавние фантазии. Ему тогда захотелось, чтобы ее руки были в белых кружевах. Но имеет ли он право требовать от неопытной женщины подобных изысков?
   Впрочем, несмотря на отсутствие кружев, ее прикосновения поистине сводили его с ума. И она еще хотела, чтобы он преподал ей науку страсти? Смешно! Встав у нее за спиной, Дэвид расстегнул все пуговицы, развязал все шнурки и окинул ее голодным, жадным взором.
   – Ты такая красивая, – прошептал он, – такая женственная!
   Он любовался ее пышной грудью, изящными изгибами талии и, бедер. Ее губы уже вспухли от поцелуев, розовые соски затвердели. Волосы ниспадали на плечи каскадом золотистых локонов. Дэвид восхищенно затаил дыхание.
   Да, она все-таки победила! Он сделает то, о чем она его просила.
   И не важно, хорошо это или плохо.
   Дэвид сел на кровать и посмотрел на Сесилию взглядом, полным желания.
   – Итак, что ты же хочешь узнать?


   Глава 12
   Semper veritas [5 - Всегда правдив (лат.)]

   – Как мужчина и женщина могут доставить друг другу удовольствие, – быстро ответила она, осторожно убирая прядь волос с его лба. – Я хочу узнать, где тебя надо ласкать, чтобы было приятно. Покажи мне позы, в которых… – она залилась краской до самой груди, – в которых мужчина и женщина занимаются сексом…
   – Любовью, – поправил Дэвид. Нагнув голову, он поцеловал ее в живот. – Мы с тобой занимаемся любовью. Ты понимаешь разницу?
   – А ты? – вкрадчиво спросила она. Дэвид заглянул ей в глаза.
   – Да, милая, очень хорошо понимаю.
   Он молча встал, снял с себя оставшуюся одежду и откинул в сторону покрывало, жестом приглашая ее лечь. Чувствуя необычайный прилив страсти, он скользнул взглядом по ее обнаженному телу, вольно раскинувшемуся на постели.
   Пожалуй, сегодня это продлится совсем недолго. С Сесилией он вновь превращался в двадцатилетнего юнца, сгорающего от вожделения.
   Дэвид лег на постель рядом с ней и, приподнявшись на локте, погладил кончиками пальцев ее пышную грудь, любуясь тем, как контрастирует ее бледная полупрозрачная кожа с его смуглыми руками.
   – Знаешь, Сесилия, у меня есть идея получше. Давай ты будешь говорить, где тебя нужно ласкать?
   – Хм…– Сесилия откинула голову назад и судорожно сглотнула. – Давай.
   – Так приятно? – прошептал он, легко проведя рукой по ее животу.
   Сесилия застонала и закрыла глаза.
   – Да, продолжай…
   – Не будем торопиться. – Он нагнулся и прошелся губами по изгибу ее ушка, а потом скользнул языком в углубление раковины. – А так?
   – О! – выдохнула она.
   Его прикосновения были легкими, едва ощутимыми, но ее с головой захлестывали горячие волны желания.
   Дэвид начал нежно покусывать мочку ее уха, и Сесилия невольно приподняла бедра, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание от наслаждения.
   – Да, Сесилия, – прошептал он. – Очень скоро я определю все твои сокровенные места. Но торопиться мы не будем.
   Сесилия, стиснув в кулаке простыню, приоткрыла губы, словно в безмолвной мольбе.
   Дэвид продолжал ласкать ее. Какие это были упоительные, даже порой пугающие ощущения!
   Тишину в комнате нарушало лишь тиканье часов на каминной полке и слабое потрескивание углей.
   – Ах… Дэвид… – через некоторое время простонала Сесилия в любовном бреду, побуждая его к более решительным действиям.
   О Боже, и в этом сражении она опять вышла победительницей!
   В полном изнеможении Дэвид упал на нее, ожидая, когда его тело и дух воссоединятся вновь.
   Сесилия проснулась, когда уличные часы пробили три раза. Она неловко приподнялась на локтях и оглядела комнату. Огонь в камине догорал, одна лампа уже погасла, но в воздухе еще витал сладкий запах страсти.
   Сесилия посмотрела на спящего мужчину, который лежал рядом с ней, и почувствовала необъяснимую нежность. Ей совсем не хотелось расставаться с ним, даже до сегодняшнего вечера.
   Она подняла руку и отвела с лица спутанные волосы. Все же ей пора домой. Боясь опять заснуть, она поспешила выскользнуть из теплых объятий Дэвида и заставила себя встать с кровати. Уже коснувшись ногами пола, она невольно оглянулась. Во сне Дэвид казался еще красивее. Правда, щетина делала его немного похожим на пирата… или на благородного разбойника Робин Гуда.
   Сесилия сонно потянулась. Интересно, каким Дэвид был в детстве? Баловала ли его мама? Она на ее месте непременно баловала бы.
   Стараясь не разбудить его, она прошлась по комнате, неслышно ступая босыми ногами по пушистому ковру, и остановилась возле камина, над которым висел портрет. В элегантном кресле эпохи королевы Анны величественно восседала седая дама – прямая как струна, с карими, широко посаженными глазами и невозмутимым выражением лица. Руки ее лежали на изогнутых подлокотниках. При всей царственности ее позы было видно, что дама уже немолода.
   Сесилия сразу догадалась, что это и есть мать Дэвида. Их родство бросалось в глаза: тот же надменно вздернутый подбородок, тот же непреклонный, решительный взгляд. Да, леди Делакорт не походила на женщину, которая балует своих детей.
   Сесилия отошла от камина и пересекла комнату. На противоположной стене висела чудесная картина, написанная маслом: большой загородный дом в ландшафтном парке. Видимо, это одно из его поместий – может быть, дербиширское. Даже на первый взгляд имение впечатляло своим богатством.
   Она отвернулась от картины и зевнула. Ей очень хотелось вернуться в теплую постель, но если она это сделает, то проспит до рассвета. Чтобы чем-то заняться, она подошла к письменному столу, повертела в руках старомодную шкатулку, механический карандаш и миниатюру величиной с ладонь с изображением изящной кареглазой девушки.
   Заинтересовавшись, она перевернула миниатюру и прочитала четкую надпись на обороте: «Мисс Брантвейт, 1794 г.». Это сестра Дэвида – Шарлотта! Сесилия улыбнулась. Оказывается, Дэвид сентиментален. Она поставила миниатюру на место и тут заметила небольшую фарфоровую коробочку с крышкой.
   Прищурив наметанный глаз коллекционера, Сесилия нагнулась ближе к столу. Даже в тусклом свете была заметна красивая роспись. Она подняла крышечку и с удивлением обнаружила, что коробочка изнутри выложена бархатом. Из чисто женского интереса Сесилия сунула внутрь палец… и наткнулась на массивный мужской перстень.
   Не в силах сдержать любопытство, она извлекла его из коробочки и снова подошла к камину. Металл холодил руку. Опустившись на колени, Сесилия поднесла перстень к свету. Она никогда не видела, чтобы Дэвид его носил. Это было старинное кольцо с выгравированным фамильным гербом, по обеим сторонам от которого в золото были вставлены необработанные рубины.
   Присмотревшись, Сесилия разглядела рисунок: изогнутый птичий коготь, впившийся в шотландский чертополох. Надпись на латыни гласила: «Semper veritas».
   «Всегда правдив». Знакомые слова…
   Сесилия резко поднявшись, уронила перстень на пол. Он подпрыгнул на ковре и со стуком упал на кирпичи перед камином. Сесилия, затаив дыхание, замерла; взгляд ее метнулся к кровати. К счастью. Дэвид по-прежнему тихо посапывал. Она села на корточки, схватила перстень и положила его в коробочку. Эта вещь явно не предназначалась для посторонних глаз. Но почему на нем герб графства Килдермор? Сесилия видела его много раз на дверях элегантной черной кареты, которая привозила в миссию преподобного мистера Амхерста.
   Может быть, его подарила Делакорту графиня Килдермор? Но когда? И зачем? Судя по всему, перстень был дорог Дэвиду, иначе он не хранил бы его на столь почетном месте. Такую вещь Дженет Амхерст могла подарить своему любовнику или же человеку, за которого надеялась выйти замуж.
   Может быть, в старых сплетнях есть доля истины? Это объясняло легкую неприязнь Дэвида к Амхерсту. Придя к такому выводу, Сесилия не на шутку огорчилась. Впрочем, она прекрасно понимала, что у Дэвида до нее было множество женщин, но все же мысль эта была ей крайне неприятна. Она медленно вернулась к кровати и легла рядом с ним.
   Он даже не пошевелился. А жаль! Ей хотелось спросить, что это за перстень. Хотя, пожалуй, такой вопрос был бы вмешательством в личную жизнь Дэвида, а мужчины ох как не любят подобного. Да и понравится ли ему, что она копалась в его вещах? К сожалению, то, что она обнаружила, никак не повлияло на ее чувства. Кем бы ни считали в обществе Делакорта – повесой, распутником, надменным аристократом, – Сесилия его Чертополох – эмблема Шотландии, любила, наконец-то увидев за сплетнями живого человека.
   Мало того, она начинала верить, что Дэвид тоже любит ее. Правда, он признался, что боится. Но чего? Обязательств? Вряд ли. Здесь было что-то более серьезное. Ну что ж, она наберется терпения и дождется, когда он сумеет преодолеть свои опасения.
   Приподнявшись, Сесилия нежно поцеловала Дэвида в щеку. Пора ехать. Надо разбудить его и попросить, чтобы он ее проводил, иначе слуги заметят, что хозяйка не ночевала дома. Этта уже видела, как она искала чулок. Ее горничная – девушка неглупая, она быстро сообразит, что к чему, и от души посмеется над ней.
   Но, несмотря на ее поцелуи, Дэвид никак не просыпался, и тогда она нежно прикусила зубами мочку его уха. Веки его задрожали, он открыл глаза и привлек ее к себе. Лицо его озарилось очаровательной сонной улыбкой.
   – Ты так красива, Персик, – прошептал он немного хриплым со сна голосом.
   Она игриво ткнула его пальцем в ребра.
   – Бессовестный лжец!
   – Ошибаешься, – сказал он, вдруг посерьезнев. – У меня много недостатков, но я никогда тебе не лгал и лгать не буду.
   «Всегда правдив», – вспомнила она. Лучше бы он солгал ей, сказав: «Я люблю тебя, Сесилия, как еще никого не любил». Но, увы, эти слова были бы неискренними.
   Взгляд Дэвида стал растерянным.
   – Я обещал тебе полную откровенность, милая, поэтому должен сказать одну вещь, – смущенно произнес он. – Мне надо объяснить тебе, откуда у меня эта фарфоровая штучка.
   Боже, он видел, как она разглядывала перстень!
   – Не надо, Дэвид, – смутившись, перебила она. Он схватил ее за руку и притянул к себе.
   – Я хочу быть до конца честным, – настаивал он. – Ты должна узнать, как ко мне попали все эти вещи… я имею в виду – черепица.
   Черепица? Сесилия облегченно вздохнула.
   – Ах, ну конечно! Дэвид помолчал.
   – Видишь ли, ее купил не я, а мой камердинер. Это он выбрал все эти фарфоровые фигурки. Но, по-моему, он неплохо разбирается в таких вещах.
   Сесилия сдержала смех.
   – Значит… Мин попал к тебе случайно? Дэвид виновато кивнул.
   – Как романтично! – Сесилия озорно улыбнулась.
   – Романтично? – прорычал он, навалившись на нее всем телом. – Я сейчас покажу тебе романтику, маленькая негодница, причем без коробки, украшенной ленточками и бантиками!


   Глава 13
   В которой лорд Робин распевает сладкозвучные песни

   Вернувшись из Парк-Кресент, после того как отвез Сесилию, Дэвид не смог больше заснуть, несмотря на то, что очень устал, и до рассвета было далеко. Простыни еще хранили запах духов Сесилии, и ему не хотелось лежать на них одному. Растянувшись поверх одеяла, он уставился в потолок, рассеянно размышляя о том, как огромна его кровать по сравнению с остальной мебелью спальни.
   Нужна ли ему такая большая постель, если он все время спит один? Вчера вечером он без колебаний привел сюда Сесилию, хоть раньше никогда не развлекался с женщинами на Керзон-стрит. Интересно почему? Леди Делакорт и Шарлотта часто уезжали из дома, но он всегда предпочитал заплатить деньги и удовлетворить свои потребности в другом месте.
   Дэвид встал. Если Сесилия не сможет его полюбить, он заменит эту кровать на меньшую!
   Он до сих пор не решался открыть ей тайну своего происхождения. Боялся, что это признание огорчит его мать. Дженет все годы, прошедшие со смерти отца, хранила эту тайну, даже когда Коул потребовал, чтобы она объяснила свою привязанность к Дэвиду: она знала, что брат ее не доверяет Коулу.
   Дэвид был глубоко тронут преданностью Дженет. В мире, полном лжи и бесчестья, она стойко держала данное ему слово, хотя это было не слишком просто. Но сейчас он готов был отказаться от всех своих секретов, лишь бы узнать, как относится к нему Сесилия.
   Когда-то его она отвергла, и память о тех днях до сих пор наполняла его сердце горечью.
   Пытаясь прогнать невеселые воспоминания, Дэвид подошел к столу, выдвинул ящик и достал лист писчей бумаги. Надо послать сообщение де Рохану. Он зажег лампу и уставился на бумагу, белеющую на столе из красного дерева. Перед его мысленным взором возникло другое письмо, написанное на таком же ослепительно белом листке.
   Пять с небольшим лет назад он, наконец, понял, что его внезапная помолвка с Сесилией Маркем-Сэндс никогда не завершится свадьбой. В начале августа нарочный доставил на Керзон-стрит письмо от ее дяди Реджиналда: «С сожалением сообщаю вам, что моя племянница не может стать вашей женой. Прошу вас порвать с ней все отношения и больше не считать ее своей невестой…»
   До того Дэвид воспринимал все происходящее как игру. Шестью неделями раньше он отвез в «Тайме» объявление о помолвке. Странно, но в тот момент ему не казалось, что он приносит в жертву личное счастье, дабы загладить досадную ошибку, – он вполне искренне поверил в то, что Сесилия пойдет с ним к алтарю, прельстившись его богатством и положением в свете.
   Многократно перечитав письмо сэра Реджиналда, он испытал одновременно и гнев, и облегчение. Гнев – от того, что она ему отказала. А облегчение – от того, что он все-таки не попался в ловушку. Сесилия не пыталась разыгрывать невинную девицу, дабы его разжалобить; она попросту не нуждалась ни в нем, ни в его деньгах.
   Тихий стук в дверь вывел Дэвида из задумчивости. Резко повернув голову, он взглянул на каминные часы. Черт возьми, уже утро! Принесли горячую воду. Он велел войти, и слуга внес два больших медных ведра.
   За ним появился Кембл. Бодро пожелав хозяину доброго утра, он прошествовал в гардеробную, чтобы помочь приготовить ванну. Дэвид нагнулся над столом, собираясь писать письмо де Рохану, но тут раздался пронзительный крик камердинера.
   – О Боже! – Кембл остановился на пороге спальни, пылая от негодования. – Скажите на милость, зачем вы разгромили гардеробную?
   Дэвид зажмурился, вспомнив вчерашнюю ночь.
   – А что там такое? – смущенно спросил он.
   Кембл, скрестив руки на груди, гневно постучал по ковру мыском ботинка и указал подбородком в глубь комнаты.
   – Ваша лучшая шляпа-цилиндр безнадежно испорчена! – объявил он. – Это просто кощунство! Подставки и коробки валяются на полу! Рубашки и галстуки смяты! Я бы ни за что не стал работать у вас, если бы знал, что вы… что вы… – Камердинер задохнулся от ярости.
   – Ну и что же я? – поощрил его Дэвид.
   – Что вы горький пьяница! – закончил Кембл, брезгливо взмахнув рукой. – А иначе как объяснить этот погром?
   Дэвид низко нагнул голову, чтобы не было видно лица.
   – Я постараюсь исправиться, – пристыжено пообещал он. – Будь так любезен, позвони слуге и вели подать кофе. Думаю, это поможет.
   Дэвид выпил кофе, написал письмо де Рохану, отправил его с конюхом и с наслаждением принял ванну. Все это время Кембл прямо-таки кипел от возмущения. Он подготовил Дэвиду утренний костюм, а когда тот поднялся из воды, подал ему пушистое мягкое полотенце.
   Тут камердинер увидел на плече у хозяина царапины и криво усмехнулся.
   – Хм-м… – задумчиво проговорил он, помогая Дэвиду вытереться. – Я еще никогда не видел, чтобы бутылка из-под бренди оставляла подобные отметины.
   Стараясь не обращать внимания на подозрительные взгляды камердинера, Дэвид поспешно оделся: а вдруг эта кошечка Сесилия оставила на его теле еще какие-нибудь следы?
   – Меня не будет до вечера, – объявил он, пока Кембл надевал на него строгое серое пальто, сшитое из великолепного дорогого сукна.
   – Меня тоже, – отозвался камердинер, утешительно похлопав его по плечу. – Как вы помните, я должен отправить Китти ОТэвин в Дербишир.
   – Совершенно верно! Надеюсь, она немного окрепла и выдержит переезд.
   – Да, она хорошо себя чувствует. – Кембл отошел назад и критически оглядел шелковый галстук Дэвида.
   – Вы справлялись о ее здоровье?
   – Вчера вечером я отправил записку вашей экономке – той матроне со стальным взглядом, – пробурчал камердинер, расправляя узел. – Пожалуй, здесь не помешает маленькое украшение.
   – Вы на редкость толковый помощник! – похвалил его Дэвид.
   – Я всегда говорил, что к серой шерсти как нельзя лучше подходит скромный бриллиантик. – Кембл воткнул в галстук булавку.
   – Ну, я пошел, – сказал Дэвид, надевая шляпу. – Сегодня вы мне еще понадобитесь. Я наметил на вечер целую кучу дел.
   Кембл весело усмехнулся.
   – Надеюсь, после этих дел вас не придется перевязывать?
   – Надеюсь, что нет, – мрачно ответил Дэвид, выходя за дверь.
   Он сел в карету и отправился на Брук-стрит. В столь ранний час на Мейфэре еще не было большого движения, и на всю поездку ушло несколько минут. Дворецкий и большинство лакеев уехали вместе с Дженет в Кембриджшир, поэтому его встретила одна из новых горничных.
   Услышав, что Дэвид хочет видеть лорда Роберта Роуленда, девушка заметно встревожилась.
   – Простите, м-милорд, – залепетала она, – но я не знаю… дома ли он…
   – Вам велено не пускать посетителей, не внушающих доверия? – Делакорт швырнул шляпу на столик в вестибюле. – Не волнуйтесь, вам не придется его беспокоить. Я возьму это на себя. – Он быстро скинул пальто и поднялся по лестнице.
   Горничная осталась стоять в вестибюле, удивленно открыв рот.
   Остановившись у спальни Робина, Дэвид постучал, но ответа не последовало. Он стянул перчатку и со всей силой забарабанил кулаком – тоже безрезультатно. Тогда он ударил ногой. Дубовая дверь задрожала, но осталась запертой.
   Зато открылась дверь спальни Стюарта, расположенной напротив.
   – О Господи, хватит! – раздался стон за спиной у Дэвида. – Входите и делайте с этим остолопом все, что хотите, – можете даже придушить его прямо в постели, только не надо больше стучать!
   Дэвид обернулся.
   – Прости, – прошептал он.
   Маркиз Мерсер высунул голову за дверь, сдувая падающий на нос кончик ночного колпака.
   – А, это вы? – пробормотал он, прищурив один глаз. – Ну что ж, заходите. Стуком вы его не разбудите. Если, конечно, он дома.
   Дэвид усмехнулся.
   – Разве ты не присматриваешь за братом?
   Стюарт, наконец, открыл оба глаза и иронически поднял брови.
   – Кажется, это поручено вам, – сказал он и резко захлопнул дверь.
   Пожав плечами, Дэвид повернул ручку двери спальни Робина. Так и есть – не заперто. Он подошел к кровати и отдернул полог. Лучше бы он этого не делал! В нос ему ударил смрад, способный менее стойкого человека свалить с ног.
   От племянника разило дешевым джином и еще более дешевым одеколоном. Робин лежал на животе с голым задом, вытянувшись по диагонали. Одна его нога свисала с края кровати до самого пола.
   – Просыпайся! – приказал Дэвид, шлепнув Робина по белым ягодицам.
   Робин дернулся, перевернулся на спину и приподнялся на локте. Каштановый чуб упал ему на глаза.
   – Черт возьми! – проворчал он, убирая волосы с лица, и удивленно уставился на Дэвида, который аккуратно натягивал на руку перчатку.
   Наконец до юного негодника дошло, что происходит.
   – Ох, Дэвид… – простонал Робин, – в какую рань вы меня разбудили! Дэвид ухмыльнулся.
   – Ранняя пташка встает с рассветом. Так вставай и пропой мне сладкозвучную песнь.
   – Черт возьми! – раздраженно выругался Робин, усаживаясь в постели. – Я вам не пташка!
   – Может, и не пташка, – согласился Дэвид, стаскивая его с кровати, – но петь ты будешь, мой мальчик!
   Шатаясь и спотыкаясь, Робин пошел за ним и неуклюже рухнул в кресло, обхватив голову руками.
   – Проклятие! – буркнул он, глядя в пол. – Про что я должен петь?
   Дэвид дернул шнурок звонка в надежде, что какой-нибудь слуга принесет кофе, и сел рядом с племянником у камина. На полу у их ног валялась одежда Робина.
   – Ты споешь мне про досточтимого Бентама Ратлиджа.
   Услышав это, Робин поднял голову и на удивление быстро протрезвел.
   – Я ничего не знаю про старину Бентли, – горячо возразил он. – Черт возьми, чего вы от меня хотите? Иногда я вижу его в городе, только и всего.
   Вот ведь бессовестный лгун! Дэвид встревожился, что не сможет вытянуть у племянника нужные сведения.
   – Ты не так меня понял, – тихо сказал он. – Я хочу узнать, где ты виделся с Ратлиджем. А еще – где он живет и куда ходит по вечерам. Говорят, он питает склонность к азартным играм. Мне надо выяснить, какой именно игорный дом он посещает. Думаю, ты сумеешь мне в этом помочь.
   Робин удивленно поморгал.
   – Ну… я видел его в «Овечке и флаге».
   – Когда это было? Я знаю, что он недавно вернул» ся из Индии. Интересно, на каком корабле он приплыл?
   В спальню вошла горничная и поставила на столик поднос с кофейным сервизом. Осторожно покосившись на Робина, она тихо вскрикнула. С подноса упала чайная ложка и звонко стукнулась об пол.
   Робин быстро скрестил руки на груди и закинул ногу на ногу, но горничная уже исчезла за дверью. Дэвид брезгливо, двумя пальцами поднял с пола измятую рубашку и бросил ее Робину.
   – Итак, что ты можешь рассказать про мистера Ратлиджа? – спросил он.
   Робин растерянно заморгал.
   – Он появился в городе месяц или два назад. Кажется, он действительно был в Индии. Кстати, я знаю, на каком корабле он прибыл, – добавил он уже веселее.
   – Вот как? – обрадовался Дэвид. Робин кивнул.
   – «Королева Кашмира», – быстро сообщил он. – Его подружка Нина как-то выпила лишнего и вырезала перочинным ножом название судна на столе. Она сказала, что это ее счастливый корабль.
   Ну что ж, на этот раз счастье улыбнулось и Дэвиду.
   Интересно, «Королева Кашмира» еще стоит в порту?
   Вполне возможно, ведь судну нужно время на разгрузку и ремонт. Надо будет узнать. Если Ратлидж замешан в провозе контрабанды, то на этом корабле мог находиться нелегальный груз… причем такой ценный, что ради сохранения тайны совершено два убийства.
   Дэвид встал, подошел к столу и налил кофе себе и Робину. Вложив одну чашку ему в руку, он снова сел в кресло.
   – Что ты знаешь о семье Ратлиджа? Где он живет? Робин замялся.
   – Кажется, он родом из Глостершира, но бывает там редко. У него есть старший брат, лорд Трейхерн. Ратлидж живет в Хэмпстеде, в бывшем доме жены брата.
   – Говорят, Ратлидж – азартный игрок. Робин чуть не поперхнулся кофе.
   – Мне ничего не известно о его привычках, – небрежно отозвался он, со стуком ставя чашку на стол. – Впрочем, может, и так.
   Дэвид задумчиво продолжал потягивать ароматный напиток.
   – Тогда послушай меня, – мягко начал он. – Если ты с ним играешь, то ты дурак, потому что он все равно выиграет. А долг чести надо отдавать, даже если проиграл отпетому негодяю и еще не достиг совершеннолетия. Ты меня понял?
   Робин с готовностью кивнул:
   – Конечно. Но вам не стоит беспокоиться на этот счет.
   – Слава Богу. И вот еще что, мой мальчик: несмотря на свою молодость – ему от силы двадцать пять лет, – Ратлидж очень опасен.
   – А по-моему, он очень милый парень. – фыркнул Робин.
   Дэвид, пристально посмотрев на него, пояснил:
   – Этот милый парень впервые убил человека, когда ему не было восемнадцати, и с тех пор отправил на тот свет еще парочку несчастных. Будь осторожен, Робин. Мне не хочется, чтобы ты кончил свою жизнь за карточным столом или на дуэли с таким авантюристом, как Ратлидж.
   Робин заметно побледнел, но не вымолвил ни слова. «Пожалуй, его все-таки проняло», – подумал Дэвид, отставляя, пустую чашку.
   – Итак, как называется этот игорный дом?
   – «У Люфтона», – быстро сказал Робин, – на Джермин-стрит.
   После разговора с Робином Дэвид велел своему кучеру ехать в миссию. Ему не терпелось повидать Сесилию и убедиться в том, что она рада видеть его вновь. В глубине души он опасался, что когда-нибудь их непрочные отношения прервутся. Сегодня утром, отвозя ее в Парк-Кресент, он видел, как она подавлена. Но может быть, виною тому была бессонная ночь?
   Пока карета катила по улицам, Дэвид вспоминал сегодняшний разговор с Робином. Его беспокоили некоторые недомолвки племянника, а особенно его виноватое лицо. Впрочем, если бы с Робином что-то случилось, Дэвид уже знал бы об этом. Он всегда внимательно выслушивал светские новости.
   Нет, с Робином пока все в порядке. Но он связался с дурной компанией. Дэвид не знал, что и думать по поводу Бентли Ратлиджа. Ему казалось странным, что такой отпетый авантюрист живет в деревенской глуши Хэмпстеда, причем в доме своей невестки. Значит, он не слишком чурается родных. Вот только непонятно, почему, наезжая в город, Ратлидж селится в притоне контрабандистов. И почему он ходит в игорный дом Люфтона. Его завсегдатаи – люди приличные. Там редко случаются неприятности. Дэвид и сам когда-то играл у Люфтона, но нашел это место скучноватым. Впрочем, эта характеристика не помешала тому, что в его стенах разорилось несколько богатейших семей Лондона.
   Чем же этот притон приглянулся Ратлиджу? Да, там играли в карты, но развратом, пожалуй, не пахло. Может быть, Ратлидж ходил туда, чтобы облегчать карманы таких юных остолопов, как Робин? Или у него были еще более низкие цели? Что ж, придется вновь наведаться к Люфтону.
   Задумавшись, Дэвид не заметил, как карета подъехала к парадной двери миссии. В магазине все три работницы радушно с ним поздоровались. Спускаясь по лестнице, прачка со свежевыстиранной стопкой белья пожелала ему доброго утра. У Дэвида возникло странное ощущение, что он здесь почти как дома.
   Было только десять часов, но, открыв дверь кабинета, он увидел, что Сесилия уже на месте, и, к счастью, одна. Она подняла голову от работы и встала. Подойдя, Дэвид попытался обнять ее, но почувствовал сопротивление.
   – Доброе утро, милая, – сказал он, чмокнув ее в губы. Сесилия скромно опустила ресницы.
   – Доброе утро, Дэвид, – ответила она ласково, но слегка отчужденно.
   Дэвид был разочарован таким холодным приветствием: он не услышал в ее голосе страсти. Впрочем, она права – здесь надо думать только о работе.
   – Ты пришла рано, – заметил он, надеясь, что она по нему соскучилась. – И выглядишь замечательно. Это платье гораздо элегантнее, чем те, которые ты обычно носишь в миссии.
   – Сегодня мы с Джайлзом едем на чай к леди Киртон, – бросила она, перебирая бумаги, лежавшие на столе. – Через две недели ее дочь выходит замуж, и в честь этого торжества она устраивает уйму увеселительных вечеров.
   У Дэвида упало сердце. Он-то решил, что она надела это бледно-желтое платье с кружевами и оборками ради него.
   – Мне не хватало тебя, Сесилия, – тихо сказал он, проведя тыльной стороной ладони по ее щеке. – Утром моя постель была такой пустой! Ты оставила пустоту даже в моем сердце.
   Сесилия разыграла удивление.
   – А я слышала, что у вас нет сердца, милорд. Дэвид нарочито трепетно поднес к губам ее руку.
   – Да, у меня нет сердца, – согласился он, драматически заглядывая ей в глаза, – я отдал его тебе. Сесилия отдернула руку.
   – Не надо так шутить, Дэвид. Ему очень хотелось обнять ее, но он боялся, что она не позволит ему сделать это.
   – Я не шучу, милая. Почему ты так строга со мной? На что сердится моя маленькая кошечка? Лицо Сесилии немного прояснилось.
   – Прости меня, Дэвид. Я знаю, что ты хороший, добрый человек, хоть и пытаешься это скрывать. Он опять погладил ее щеку.
   – Ты мне льстишь! Значит, сегодня вечером мне придется возвращаться домой одному? Остается только надеяться, что горничная сменила постельное белье, иначе запах твоих духов всю ночь не даст мне заснуть.
   Сесилия улыбнулась.
   – Ох, Дэвид, ты когда-нибудь можешь быть серьезным? – Она рассеянно взяла карандаш и принялась крутить его в пальцах.
   Он схватил ее за руки, и карандаш упал на стол.
   – Что мне делать, Сесилия? Когда ты рядом, я полон счастья и надежд, но, когда тебя нет, мне очень плохо.
   – И что же ты предлагаешь? – спросила она, с вызовом взглянув на него.
   – Может быть, нам соединиться узами брака? – небрежно спросил Дэвид, надеясь, что она не слишком разгневается. – Конечно, если ты этого хочешь, – поспешно добавил он.
   Сесилия долго молча смотрела на него.
   – Нет уж, благодарю покорно, – наконец процедила она ледяным тоном и, высвободив руки, отвернулась к окну. – У меня уже был муж, который женился на мне по ошибке, и я не хочу повторения.
   – Что ты имеешь в виду?
   – Если я когда-нибудь опять выйду замуж, – тихо проговорила она, не оборачиваясь, – то за человека, который не сможет без меня жить. Это будет брак по любви. Мы должны безоговорочно доверять друг другу. Кроме всего прочего, такое решение не принимается впопыхах.
   Дэвид подошел к ней и ласково положил руки на ее напряженные плечи.
   И зачем только он заговорил о браке? Сейчас не место и не время делать предложение, тем «более женщине, которая почти наверняка ему откажет. Он обязан во многом разобраться сам, прежде чем просить ее руки.
   – Сесилия, – выдавил он, целуя ее в волосы, – ведь ты хочешь остаться моей любовницей? Ты еще не передумала?
   – Нет, не передумала. – Она, наконец, обернулась и внимательно посмотрела на него своими большими голубыми глазами. – Тебя это пугает?
   Дэвид вымученно засмеялся. Ему был невыносим этот серьезный разговор. Шутки давались куда легче… и были гораздо безопаснее.
   – Да, милая. Больше всего я боюсь, что ты поймешь свою ошибку и…
   Договорить он не успел – в этот момент раздался стук в дверь. Дэвид и Сесилия отпрянули друг от друга, и на пороге возникла раскрасневшаяся миссис Куинс.
   – Не одно, так другое! – мрачно объявила она.
   – Что случилось? – хором спросили они. Экономка, расправив плечи, выпрямилась во весь свой немалый рост.
   – Нан украла фальшивое ожерелье Мадди, – сообщила она, ткнув пальцем в потолок. – А когда поднялась суматоха, не догадалась выбросить его в окно, а спрятала себе под подушку.
   – Какой ужас! – пробормотала Сесилия, нервно разглаживая руками свою юбку. – Я сейчас же с ней поговорю.
   Миссис Куинс с благодарностью закивала.
   – Будьте так любезны, мэм. Нан не помешает прослушать еще одну лекцию о десяти Божьих заповедях.
   – Да, конечно… – Сесилия уже шла к двери.
   Внезапно Делакорт схватил ее за руку. Сесилия застыла на месте, удивленно глядя на него. Миссис Куинс тоже обернулась к Дэвиду.
   – Вы хотите что-то спросить, милорд?
   – Да, хочу. – Делакорт сосредоточенно размышлял, как сформулировать свой вопрос, дабы он не звучал оскорбительно для дамских ушей. – Насчет десяти Заповедей. Мне кажется, миссис Куинс, вы специалист.
   – Специалист по заповедям? – сухо спросила экономка.
   – Вот именно. Насколько я помню, одна из них запрещает нам желать жену своего ближнего.
   Сесилия покраснела до корней волос. Миссис Куинс некоторое время смотрела на Дэвида как на умалишенного.
   – Да, вы правы.
   – Но что значит «желать», мэм? Не только восхищаться красотой лица и тела, а испытывать похоть? Заметно смутившись, миссис Куинс кивнула.
   – Это страшный грех, милорд. Делакорт сдвинул брови.
   – А если он умер?
   – Кто? – испугалась миссис Куинс.
   – Мой ближний. Тот, чью жену я возжелал. – Делакорт мило улыбнулся и простодушно развел руками. – Я хочу узнать, насколько строги эти заповеди. Знаете, миссис Куинс, мне кажется, что отсутствие четких формулировок способно свести иных благочестивцев на стезю порока.
   Матрона уперлась мощными кулаками в не менее мощные бедра.
   – Не обижайтесь, милорд, но, когда адское пламя будет лизать ваши ягодицы, вам будет не до четких формулировок.
   Делакорт задумчиво потер подбородок.
   – Да, мэм, – серьезно сказал он, – признаюсь, здесь вы меня поймали.
   Тут экономка немного смягчилась.
   – Впрочем, если муж – покойник, это значит, что у него уже нет жены и заповедь в данном случае неприменима.
   Делакорт многозначительно поднял палец.
   – Вот-вот! Мне тоже приходило это в голову. Однако прежде чем провести беседу, вам следует очень тщательно продумать все детали, чтобы не ввести в заблуждение своих слушателей. Так будет безопаснее, верно?
   Лицо миссис Куинс опять приняло тревожное выражение.
   – Милорд, я не совсем понимаю, о чем вы толкуете. Сесилия, сорвавшись с места, поспешила к двери, шурша шелковыми юбками.
   – Не слушайте его, миссис Куинс, – шепнула она, прошмыгнув мимо экономки. – Видимо, утром камердинер слишком туго затянул его галстук.
   Метнув на Сесилию пристальный взгляд, миссис Куинс следом за ней вышла из комнаты. Но как только исчезли серые саржевые юбки матроны, на пороге возник Максимилиан де Рохан – как всегда, весь в черном. За ним показался Люцифер; его лохматая голова доставала инспектору до бедра.


   Глава 14
   Моральное разложение инспектора де Рохана

   – Я получил ваше письмо, – произнес полицейский вместо приветствия.
   За время их встреч Дэвид успел заметить, что инспектор был человеком весьма немногословным.
   – Хорошо. – Он подвел гостя к креслу у письменного стола. – Присаживайтесь, де Рохан.
   – Я привел собаку, – объяснил офицер слегка виноватым тоном. – На улице играют дети. Если они начнут его дразнить…
   – Конечно, конечно, – перебил его Дэвид. – Давайте перейдем к делу. Нам надо многое обсудить.
   Если де Рохану и не нравилось, что Дэвид постоянно вмешивается в его расследование, то у него хватало ума это скрывать. С громким скрежетом инспектор отодвинул кресло, бросил на стол свой кожаный портфель и сел справа от Дэвида. Люцифер плюхнулся на пол у его ног.
   – Я подозреваю, что за вашими вопросами кроется любопытная история, – сказал он с улыбкой.
   – К сожалению, вы правы, – признался Дэвид. – Но об этом позже. Скажите, вам удалось выяснить, кому принадлежит бордель мамаши Дербин?
   Улыбка де Рохана померкла.
   – Да, – нехотя сказал он. – Но это вряд ли нам поможет. Судя по документам, публичный дом находится в собственности одной пароходной компании. В таких вещах очень трудно разобраться.
   Дэвид задумчиво постучал по столу серебряной ручкой.
   – Вы узнали адрес компании?
   – Узнал, но на двери висит табличка, что, контора закрыта из-за эпидемии гриппа. Может быть, это действительно так – сейчас полно больных.
   – Проклятие! – выругался Дэвид, хватив кулаком по столу. – И мы ничего не можем сделать? А если вышибить дверь?
   Де Рохан невесело рассмеялся.
   – Вы рассуждаете как истинный аристократ, милорд. Разумеется, если вы вышибете дверь, вам за это ничего не будет. Но полиция не имеет права предпринимать ничего подобного. На сегодняшний день я не располагаю уликами, и поэтому у меня нет оснований кого-либо допрашивать, – добавил он, – даже если парадная дверь конторы будет болтаться на петлях.
   Дэвид вскочил из-за стола.
   – Извините, инспектор. Вы правы, у нас нет улик, но, может быть, нам удастся их раздобыть? Де Рохан скептически пожал плечами.
   – Я не желаю вас слушать.
   – Так не слушайте, – сказал Дэвид, криво усмехнувшись.
   Полицейский нахмурился.
   – Как вы проникли в заведение мамаши Дербин? – хмуро спросил он.
   Дэвид, вздохнув, снова сел в кресло.
   – Этого вопроса я ожидал. Видите ли, мне пришлось притвориться клиентом. Здесь затронута честь джентльмена.
   Де Рохан напряженно кивнул.
   – Продолжайте.
   В этот момент в кабинет вернулась Сесилия. Де Рохан и Дэвид немедленно встали. К удивлению Дэвида, полицейский отвесил даме почтительный поклон.
   – Доброе утро, леди Уолрафен, – радушно поздоровался он.
   – Доброе утро, инспектор, – ответила она так же приветливо и тут заметила Люцифера. – О, вы привели вашу милую собачку!
   Пес, свернувшийся на полу у ног де Рохана, посмотрел на нее невыразимо преданным взглядом, потом по щенячьи перекатился на спину, раскинул лапы и высунул язык. Сесилия, сев на корточки, почесала Люцифера за ухом.
   – Инспектор пришел передать нам сведения, которые я у него запрашивал, – объяснил Дэвид, глядя, как ее пальчики перебирают блестящую черную шерсть. – Тебе не стоит забивать этим голову, Сесилия.
   Сесилия молча встала и взялась за спинку кресла, стоявшего напротив кресла Дэвида.
   – Чепуха, – небрежно бросила она, усаживаясь. – Я хочу все узнать.
   Дэвид отметил, что де Рохана ничуть не смущало ее присутствие. И он очень надеялся, что Сесилия ничего не скажет по поводу вчерашней ночи.
   – Итак, о чем вы говорили, лорд Делакорт? – спросил полицейский.
   – Э… – Дэвид опять покрутил в пальцах ручку. – В общем, я сказал мамаше Дербин, что мне нужна партнерша на вечер, – начал он. – Она провела меня в гостиную, и там я увидел Бентама Ратлиджа. Вы его помните? Мы столкнулись с ним в «Проспекте Уитби».
   Де Рохан встревожился.
   – Распутник голубых кровей?
   – Он самый. Удивительное совпадение, не так ли?
   – В моей работе, – медленно проговорил де Рохан, – редко встречаются совпадения. Где он живет?
   – В Хэмпстеде. Во всяком случае, так мне сказали.
   – Странное место для человека с подобной репутацией, – тихо заметил де Рохан.
   – Вот именно, – пробормотал Делакорт. – Я тоже об этом думал.
   Де Рохан открыл портфель, и что-то быстро записал в блокнот.
   – Что еще вы о нем знаете? Дэвид пожал плечами.
   – Честно говоря, не так уж и много. – Он вкратце рассказал о происхождении и привычках Ратлиджа, не забыв упомянуть и тот факт, что юноша сбежал в Индию после неудачно закончившейся дуэли. – Дурное семя, – заключил он, – хотя…
   – Что же? – поощрил его инспектор.
   Дэвид поймал на себе внимательный взгляд Сесилии.
   – Хотя в его возрасте я был не намного лучше, – тихо признался он и прокашлялся. – Надо сказать, встреча со мной не доставила Ратлиджу большой радости. Он явно смутился, мне даже показалось, что он едва сдерживает злость.
   – А человек, с которым этот Ратлидж стрелялся на дуэли, – внезапно вмешалась Сесилия, – он остался жив?
   – Да, – тихо ответил Дэвид, – но чуть было не умер. Впрочем, Ратлидж был избалованным сыночком состоятельного отца и мог без особых опасений остаться в Англии.
   Сесилия задумалась. Де Рохан откинулся на спинку кресла.
   – Ну и как, нашли вы себе партнершу? – спросил он.
   Дэвид быстро кивнул, боясь, как бы Сесилия не встряла в разговор – де Рохан не должен догадаться о том, что она тоже была в публичном доме.
   – Я заплатил проститутке по имени Анджелина, и она рассказала мне все, что знает. Как я понял, те две девушки спускались в подвал, а это строго запрещено.
   Сесилия подняла голову, словно собираясь, что-то добавить. Увидев это, Дэвид поспешно продолжил:
   – Они встречались там с двумя французскими моряками и, возможно, увидели нечто такое, чего не должны были видеть. В ту же ночь они собрали вещи и сбежали, прихватив с собой младшую сестру.
   Дэвид сбросил ботинок на случай, если придется незаметно дать Сесилии знак.
   – Ваша райская пташка сказала, что именно они там увидели?
   Сесилия открыла, было, рот, и Дэвид выполнил заранее продуманное движение, результат которого оказался двояким: когда мысок его ноги, скользнув ей под юбки, коснулся гладкой икры, по его телу прошла волна острого желания, но зато она не вымолвила ни слова.
   – Она… она предполагает, что в подвале хранится контрабанда, – выдавил он.
   – Контрабанда? – переспросил де Рохан.
   К удивлению Дэвида, Сесилия неверно истолковала его действия. Также сбросив туфельку, она, игриво проведя затянутой в чулок ножкой по его лодыжке, принялась ласкать ее пальчиками.
   Дэвид испытывал смешанное чувство вожделения и облегчения. После напускного равнодушия Сесилии ему отрадно было принимать от нее столь явные знаки внимания. Он попытался вспомнить вопрос де Рохана.
   Полицейский раздраженно вздохнул.
   – Милорд, она сказала вам, что там хранится контрабанда?
   Дэвид никак не мог сосредоточиться.
   – Э-э… нет. Она намекнула, но мы… то есть я так и не понял, знает ли она это наверняка.
   – Что еще? – спросил де Рохан, не замечая смятения своего собеседника.
   Дэвид судорожно сглотнул. Сесилия продолжала поглаживать его ногу. Голова ее была слегка откинута назад, губы соблазнительно приоткрыты, длинные темные ресницы полуопущены. Все его внутренности плавились, растекаясь потоком горячей лавы, и лишь одна часть тела вела себе противоположным образом.
   Чтобы справиться с желанием, Дэвид до боли закусил губу.
   – А еще…– выдавил он, – она сообщила, что по понедельникам утром к мамаше Дербин заходит некий мистер Смит и берет с нее арендную плату.
   – Это все?
   Дэвид чувствовал, как пылает его лицо.
   – Пожалуй, все.
   Полицейский взглянул на него с любопытством.
   – Вам плохо, милорд? Вы весь горите. Надеюсь, вы не заразились гриппом?
   При этих словах инспектора Сесилия взмахнула ресницами и убрала ногу.
   Дэвид попытался изобразить удивление.
   – Нет-нет, со мной все в порядке, – объявил он слегка надменно, дабы не выдать своих истинных чувств. – По словам девушки, мамаша Дербин очень боится мистера Смита. Больше того, у него есть ключ от подвала. К сожалению, по описанию он даже отдаленно не похож на Ратлиджа.
   Де Рохан усмехнулся.
   – Очевидно, мистер Смит – всего лишь лакей. Человек такого знатного происхождения, как Ратлидж, не станет марать руки контрабандным товаром.
   – Пожалуй, вы правы, – согласился Дэвид. – А что касается этой райской пташки, то она не привыкла общаться с полицией.
   Де Рохан задумчиво кивнул.
   – Итак, вы хотите проникнуть в подвал?
   – Вы же знаете: нам, аристократам, от скуки чего только не взбредет в голову, – холодно отозвался Дэвид. Инспектор прищурился.
   – Вот теперь я и подавно не желаю вас слушать. На губах Дэвида заиграла легкая улыбка. – Я так и предполагал.
   Мрачное лицо де Рохана немного прояснилось.
   – Отлично, – сказал он. – Я рад, что вы разумно смотрите на вещи.
   Дэвид небрежно отмахнулся.
   – Послушайте, инспектор, я пойду в подвал, и вы меня не остановите, однако мне вполне понятно ваше нежелание вмешиваться.
   Полицейский сердито отодвинул портфель. Его черные глаза пугающе блеснули.
   – Вы ставите меня в затруднительное положение, милорд. Я не имею права участвовать в вашей затее.
   – В этом нет необходимости. Я отправлюсь в подвал один.
   Сесилия больше не могла сдерживаться.
   – О Боже, Дэвид! – выпалила она. – Ты хочешь, чтобы тебя убили?
   Де Рохан мрачно усмехнулся.
   – Леди Уолрафен абсолютно права.
   – Я пойду туда, – медленно проговорил Дэвид, в упор, глядя на полицейского. – А вам лучше об этом даже не знать.
   – Вы прекрасно понимаете, что я не могу одобрить вашего намерения. Ну что ж, я вижу, вам нравится рисковать. Могу вас заверить, что труп пэра, найденный в Ист-Энде, привлечет гораздо больше внимания, чем контрабандисты.
   – К сожалению, в своей жизни я совершил немало глупостей, и поход в подвал борделя меня не страшит. – Дэвид натянуто улыбнулся. – Я тронут вашей заботой, но хочу попросить, чтобы вы не слишком за меня волновались.
   – А я хочу, – де Рохан помрачнел, – чтобы министерство отправило это проклятое дело на Боу-стрит. Дэвид слегка приподнял брови.
   – Сегодняшний вечер вас устроит?
   Де Рохан открыл портфель и достал карандаш.
   – Черт возьми! В котором часу?
   – Все зависит от того, пожелаете ли вы сначала поехать вместе со мной. На Джермин-стрит есть один игорный притон, куда часто наведывается мистер Ратлидж.
   Тут Сесилия вновь не выдержала:
   – Послушай, Дэвид, это уж слишком! Если ты будешь повсюду совать свой нос, тебе не поздоровится. Де Рохан одобрительно кивнул ей:
   – Я совершенно согласен с вами, миледи.
   – Значит, я повсюду сую свой нос? – ехидно спросил Дэвид. – А разве не вы, мэм, заставили меня пойти… – Осекшись, он продолжил уже примирительным тоном: – Китти грозит опасность. Мы не можем прятать ее вечно. Ты же не хочешь, чтобы случилась новая беда?
   Сесилия, растерянно заморгав, отвернулась.
   – Да, это вполне вероятно, – прошептала она.
   Де Рохан смущенно поерзал в кресле, и Дэвид понял, что их спор весьма напоминает легкую любовную перебранку.
   – Я не могу пойти с вами, – твердо сказал полицейский. – У меня нет ни подходящей одежды, ни членской карточки.
   – Это игорный дом, а не клуб. Там не спрашивают карточек. Вам надо лишь выглядеть богатым прожигателем жизни. – Дэвид сделал паузу. – А если вы появитесь вместе со мной, вас пропустят без разговоров. Приезжайте на Керзон-стрит к девяти часам вечера, и мой камердинер вас оденет, хотя вам достаточно сменить пальто и повязать шелковый галстук. Кембл об этом позаботится.
   Де Рохан смутился еще больше.
   – Я поеду с вами, – вдруг заявила Сесилия. – Жди меня к девяти.
   – Никуда ты не поедешь! Это неприлично для дамы. Сесилия возвела глаза к небу.
   – Ох, Дэвид, не говори ерунды! В какой игорный дом вы собираетесь?
   – К Люфтону.
   Сесилия обрадовано всплеснула руками.
   – К Люфтону? Это не такое уж злачное место. Туда ходят замужние дамы и вдовы. Вы, инспектор, отлично будете там смотреться. К тому же, если мы придем втроем, это вызовет гораздо меньше подозрений.
   – Вы правы, мэм, – сказал полицейский уже не в первый раз.
   Дэвид гневно глянул на него исподлобья.
   – Что вы заладили как попугай? Или привыкли соглашаться с каждой глупой дамочкой? Бьюсь об заклад, вы наверняка женаты! Неужели они отбили у вас всякое желание сопротивляться?
   – Кто это «они», поясни, пожалуйста? – взвилась Сесилия.
   Дэвид не знал, что на это ответить, однако де Рохану, похоже, их препирательства надоели. Он решительно поднялся с кресла.
   – Итак, сегодня, в девять вечера, – проворчал он. – Мне совсем не нравится ваша затея, но я приеду.


   Глава 15
   В которой ее светлость получает благоразумный совет

   Чаепитие у леди Киртон оказалось для Сесилии настоящим испытанием. Дэвид проводил ее до кареты, и это совсем не понравилось приехавшему в миссию Джайлзу. Оба мужчины невзлюбили друг друга с первого взгляда.
   В гостиной леди Киртон было жарко и людно. Приглашенные, переходя из одной части комнаты в другую, вели скучные разговоры со знакомыми и осыпали поздравлениями обрученную пару. Сесилия от души пожелала молодым счастья и присоединилась к торжеству, но ее настроение омрачал буквально дышавший ей в затылок Эдмунд Роуленд.
   Как бы от него отвязаться? Может, попытаться выудить еще пять тысяч? Будет знать, как преследовать ее! Стоя с чашкой чая в руке, Сесилия смотрела, как Джайлз и другие гости топчутся вокруг счастливой парочки. Эдмунд зудел ей на ухо о своем сапожнике, новом кабриолете и планах переустройства дома на Маунт-стрит.
   О Боже, он просто невыносим!
   Вдруг совсем рядом послышался низкий женский голос.
   – Дорогой, – промурлыкала Энн Роуленд, обращаясь к мужу, – оставь леди Уолрафен в покое. Мы тоже хотим с ней пообщаться.
   Эдмунд густо покраснел, как напроказивший школьник, которого застали на месте преступления.
   – Конечно, дорогая, – отозвался он, отходя от Сесилии.
   Странно, но лицо Энн Роуленд не выражало ни малейшей ревности. Суровая красавица вдруг сделалась воплощением радушия.
   – Моя дорогая леди Уолрафен, – весело сказала она, подставляя Сесилии локоть, – на моем званом вечере мы с вами так и не смогли побеседовать. Вы чудесно выглядите. А какой симпатичный у вас пасынок!
   Сесилия нехотя взяла ее под руку и, оглянувшись, увидела, что Эдмунд разговаривает с леди Киртон.
   Миссис Роуленд нагнулась к уху Сесилии.
   – Не сердитесь на моего мужа, милочка, – вкрадчиво сказала она. – Страшный зануда, правда?
   – Вовсе нет, миссис Роуленд, – солгала Сесилия. – По-моему, он очень мил.
   Услышав эти слова, Энн, запрокинув голову, громко расхохоталась.
   – Моя дорогая, наверное, такая тактичность помогла вам вытерпеть брак с Уолрафеном.
   – Простите, – смущенно выдавила Сесилия, – но я вас не понимаю.
   – Иные мужья довольно скучны, не так ли? – спросила миссис Роуленд доверительным тоном. Они обошли гостиную по кругу.
   – Я никогда не считала Уолрафена скучным, – тихо ответила Сесилия. – Честно говоря, мы с ним редко виделись. Он был постоянно занят политическими делами.
   Миссис Роуленд молча кивнула.
   – Но теперь, моя милая, вы вдова и можете делать все, что пожелаете. Многие дамы позавидовали бы вашей свободе. Впрочем, умная женщина всегда найдет способ выйти из повиновения мужчине.
   Сесилия растерянно смотрела на свою собеседницу.
   – Возможно. Уолрафен никогда не навязывал мне свою волю.
   На самом-то деле он вообще мало обращал на нее внимания, но она не собиралась в этом признаваться, тем более этой лисе Роуленд.
   – Может быть, у него просто не хватало смелости, – задумчиво предположила миссис Роуленд.
   Сесилии стало не по себе. Должно быть, это отразилось на ее лице, потому что Энн слегка побледнела.
   – О Господи, надеюсь, вы не думаете, что Эдмунд плохо со мной обращается? У нас очень счастливая семья.
   – Рада это слышать, – пролепетала Сесилия, но ей показалось, что миссис Роуленд побаивается своего мужа.
   Улыбнувшись, Энн похлопала Сесилию по руке и сменила тему:
   – Расскажите мне про работу в миссии, милочка. Эдмунд только о ней и твердит.
   – С удовольствием. Ведь вы с супругом всегда вносите самые щедрые пожертвования. Энн просияла.
   – Я уже говорила леди Киртон, что муж собирается к вам заехать. А еще он хочет, чтобы я тоже помогла вашей организации.
   – Это было бы большой честью для нас.
   – Честно говоря, я уже придумала, чем могу быть вам полезна. Видите ли, мне нужна новая горничная. Ведь вы отпускаете своих девушек на домашнюю службу? Я слышала, что ваша служанка раньше тоже работала в миссии. Мне очень нравится, как она укладывает вам волосы.
   Сесилия потрогала свою прическу, но нащупала лишь обычную копну спутанных локонов. Неужели Этта, сама того не подозревая, открыла новую моду? Ей стало смешно.
   – Вообще-то у нас не принято отпускать девушек на домашнюю службу, – возразила она.
   – Вот как? – удивилась миссис Роуленд. Сесилия покачала головой.
   – Они сами выбирают работу, которая им интересна, а мы помогаем им с обучением. Этта дерзнула замахнуться на работу горничной, и я предоставила ей такую возможность, только и всего.
   Миссис Роуленд слегка растерялась.
   – Ну что ж, я скажу Эдмунду. Придется нам изобрести что-нибудь другое.
   В этот момент к ним подошел Джайлз под ручку с древней тетушкой леди Киртон из Шропшира, но миссис Роуленд явно не питала интереса к старухам.
   – Мне надо идти, – сказала Энн Сесилии, ласково похлопав ее по руке, – но прежде позвольте дать вам один совет.
   Сесилия немного удивилась, но согласно кивнула.
   – Поменьше бывайте на людях со своим симпатичным пасынком, милая, – прошептала миссис Роуленд. – Злой сторожевой пес обычно отпугивает ухажеров. – И с этими словами она удалилась.
   К четверти десятого обстановка в гардеробной лорда Делакорта накалилась до предела. Макс де Рохан еле сдерживался. Казалось, еще немного – и он накинется на камердинера его светлости с кулаками.
   Задумчиво обхватив подбородок большим и указательным пальцами, Кембл ходил мимо полицейского сначала в одну, потом в другую сторону, как маятник, который никак не может уравновеситься. Время от времени он издавал странные горловые звуки.
   Прачка Сетон (ее пригласили на случай, если вдруг понадобится что-то срочно переделать) стояла поодаль и в немом благоговении взирала на происходящее. На одной руке у нее висел дорогой черный сюртук, на другой – шесть шелковых галстуков. Судя по круглым глазам девушки, Кембл держал ее в страхе. Наконец камердинер остановился и отнял руку от подбородка.
   – Великолепно! – объявил он, покосившись на Дэвида. – Просто великолепно! Длинные ноги, а плечи! Само совершенство!
   Дэвид окинул взглядом фигуру де Рохана.
   – Вам не кажется, что он выше и немного крупнее меня? – спросил он, обернувшись к Кемблу. Черные глаза де Рохана сверкнули.
   – Черт возьми, Делакорт, я вам не породистый конь, которого выставляют на продажу! Дэвид посмотрел ему в лицо.
   – Простите, сэр, мы не хотели вас оскорбить. Джентльмены целыми днями рассуждают о подобных вещах.
   – Неудивительно, что вы решили освоить профессию взломщика, – фыркнул де Рохан. – Вам, наверное, здорово наскучила такая жизнь.
   – Да, вы правы, – задумчиво отозвался Дэвид, ничуть не обидевшись.
   Кембл вдруг вскинул руку и дважды щелкнул пальцами. Сетон поспешно шагнула к нему. После секундного размышления Кембл снял с ее протянутой руки один из галстуков и аккуратно повязал его де Рохану на шею.
   Вновь отступив назад, он критически оглядел полицейского.
   – Он на несколько дюймов выше вас, милорд, – сказал камердинер. – Но брюки ему подойдут, и сшиты они из хорошего материала. Сюртук… тоже годится. А вот жилет – нет, нет и нет!
   Де Рохан мученически закатил глаза. Кембл заложил на галстуке складки, сделал шаг назад, нахмурился и перевязал узел заново.
   – Другой! – крикнул он, и Сетон живо подала ему галстук из черной крахмальной ткани. Кембл ловко завязал его и кивнул. – Отлично! Строго, конечно, но с цветом его волос будет прекрасно смотреться.
   – Конечно, – одобрил Дэвид. – А как насчет жилета?
   Кембл опять щелкнул пальцами и подошел к вешалке с жилетами.
   – Сетон, принеси мне, пожалуйста, малиновый, – распорядился он.
   Дэвид задохнулся от возмущения.
   – Но… это же моя «воронья кровь»! Вы сказали, что его надо выбросить! Что такое носят только сумасшедшие!
   – Ну что ж, – проворчал де Рохан, – значит, этот жилет был предназначен мне.
   Не обращая на него внимания, Кембл презрительно поднял брови.
   – И вы еще со мной спорите? – спросил он Дэвида. – У него смуглая кожа! Ему этот жилет подойдет, а на вас он смотрится как огнестрельная рана.
   – Но… но… – мямлил Дэвид, не находя, что ответить.
   Кембл невозмутимо обернулся к де Рохану.
   – Надеюсь, вы согласитесь оставить его себе, инспектор, – почтительно сказал он. – Подай пальто, Сетон, и можешь идти.
   Увидев, что битва за малиновый жилет проиграна, Дэвид вздохнул и перешел к менее спорным вопросам.
   – Вы отправили Китти в Дербишир? – осведомился он у Кембла.
   Камердинер надел на полицейского пальто, аккуратно одернул манжеты и удовлетворенно кивнул.
   – Да. Она уехала сегодня днем вместе с двумя сопровождающими. Но сначала я с ней поговорил. Вы правы, ей почти ничего не известно. Я узнал лишь, что ее сестра ходила в подвал с двумя французскими моряками, хорошими знакомыми мисс Макнамара. Они недавно приплыли из Индии на торговом судне…
   Дэвид насторожился.
   – На торговом судне? А как оно называется?
   Де Рохан перестал хмуриться и, подойдя ближе, весь обратился в слух.
   Кембл перевел взгляд со своего господина на полицейского.
   – Этого она не сказала, но я понял, что мисс Макнамара давно водила дружбу с моряками и знала, когда они прибудут в порт.
   Дэвид обернулся к де Рохану.
   – Несколько недель назад мистер Ратлидж прибыл из Индии на «Королеве Кашмира». Что это – еще одно совпадение, которых, по-вашему, не бывает?
   – Возможно, – задумчиво согласился инспектор. – Нам не составит труда выяснить, кто владелец «Королевы Кашмира». А, узнав расписание судна, мы сможем побеседовать с членами экипажа.
   Дэвид, вздохнув, взялся за свой фрак.
   – Ну что ж, – устало, сказал он, – давайте покончим с примеркой, де Рохан. Скоро ночь, а у нас впереди много дел. Из Сент-Джеймса нам надо будет поехать на Блэк-Хорс-лейн. Как жаль, что нельзя поспать хотя бы пару часов!
   Де Рохан хохотнул.
   – Лучше пожалейте о том, что у вас нет под рукой опытного взломщика, который умеет вскрывать замки быстро и в темноте.
   Кембл, который в этот момент выбирал булавку для галстука де Рохана, задержал руку над шкатулкой и медленно обернулся к Дэвиду.
   – Вы хотите вскрыть замок?
   – Э… да, – признался Дэвид. – А вы что же, умеете…
   Камердинер с легкой тревогой покосился на полицейского, потом опять посмотрел на Дэвида и слегка пожал плечами.
   – Конечно, – ответил он, взяв из шкатулки маленький овальный рубин и воткнув его в галстук полицейского. – Когда и где?
   Дэвид очень надеялся, что Сесилия откажется принимать участие в их вылазке, но надежды его оказались тщетными. Она сидела на длинном парчовом диване в утренней комнате его матери, скромно сложив руки в перчатках на коленях. Когда они вошли, она, вскочив, быстро подошла к ним.
   Лицо Сесилии пылало от волнения. Темно-розовое платье с легкой шалью такого же цвета красиво оттеняло золотистые волосы и подчеркивало синеву глаз.
   – Инспектор! – Она схватила его за руки, словно хотела закружить в вальсе. – Вы потрясающе выглядите! А этот жилет просто восхитителен! Голубиная кровь, не так ли?
   – Воронья кровь, – вяло поправил ее Дэвид.
   – Да, верно! – согласилась Сесилия. – Я еще никогда не видела такого элегантного костюма.
   – Благодарю вас, миледи, – сказал инспектор, смущенно отдернув руки.
   – Сегодня вечером нам лучше называть вас мистер де Рохан, – спохватилась Сесилия. – Ты, Дэвид, тоже прекрасно одет.
   Карета ждала на улице. Дэвид подал Сесилии руку, и они спустились на первый этаж.
   – А где же Люцифер, мистер де Рохан? – спросила Сесилия, разочарованно оглянувшись вокруг.
   – Мой пес просил его извинить: он не любит официальных мероприятий, – серьезно ответил полицейский.
   Сесилия весело засмеялась.
   Они быстро добрались до Сент-Джеймса, но по дороге Сесилия надумала устроить небольшой военный совет.
   – Я решила изменить наш план, – сказала она.
   – Вот как? – язвительно спросил Дэвид.
   – Да. Мы вызовем меньше подозрений, если придем в игорный дом по отдельности. Сначала появимся мы с мистером де Роханом. Я представлю его как моего родственника, который приехал из северного Брэйфилда осмотреть достопримечательности Лондона.
   – Но, леди Уолрафен, – осторожно возразил де Рохан, – мы с вами совсем не похожи. Сесилия ничуть не смутилась.
   – Вы будете дальним родственником. А ты, Дэвид, подождешь пять минут и войдешь следом за нами.
   Дэвид скрестил руки на груди.
   – Не понимаю, зачем это надо, – проворчал он. Сесилия упрямо вздернула подбородок.
   – Сейчас объясню, милорд. Если мы с вами войдем вместе, половина игорного зала прекратит игру, и вы знаете почему.
   – Да, но тебе следовало подумать об этом раньше – до того, как ввязываться в эту авантюру.
   Но в душе Дэвид признавал, что Сесилия права. Ему хотелось незаметно проскользнуть в толпу, увидеть завсегдатаев дома Люфтона, расспросить прислугу, подкупить ее, если надо. В этом деле он вполне мог обойтись без де Рохана, но ему хотелось, чтобы полицейский как следует, рассмотрел Бентама Ратлиджа. Вполне вероятно, что они еще встретят его где-нибудь.
   Дэвид обернулся к сидевшему рядом инспектору.
   – Присмотрите за ней, пожалуйста, – недовольно буркнул он. – А теперь вопрос к вам обоим: вы умеете играть хоть во что-нибудь?
   Сесилия засмеялась.
   – Я отлично играю в вист и неплохо – в мушку. Кроме того, Джед и Гарри научили меня бросать кости. Дэвид раздраженно вздохнул.
   – Ты не будешь бросать кости, – мрачно предупредил он.
   – Вы будете смотреть, как играю я, миледи, – милостиво разрешил де Рохан. – У меня тоже есть некоторый опыт в подобных вещах.
   Обсудив план действий, Сесилия и де Рохан вышли у дверей игорного дома. Швейцары не узнали их, но, увидев элегантную карету Сесилии и рубиновую булавку де Рохана, впустили новичков.
   Внутри было многолюдно. Несколько человек, слоняясь из комнаты в комнату, вели светские беседы и искали место для игры, но большинство уже склонились над столами. Немногочисленные женщины играли только в карты. Взгляд Сесилии выхватил из толпы парочку дам полусвета, жавшихся к своим кавалерам.
   Шествуя вслед за де Роханом, она с любопытством осматривалась по сторонам. Стены были обиты крикливо-золотистым золотым шелком, на полах лежали красные ковры. Каждый зал освещался огромными люстрами и настенными канделябрами, укрепленными над игорными столами. Вскоре присутствующие, заметив Сесилию в компании неизвестного смуглого красавца, начали заинтересованно перешептываться.
   Гордо выпрямив спину, Сесилия улыбалась и раскланивалась со знакомыми. Вдруг она увидела сэра Клифтона Уорда, который играл в кости за ближайшим столиком. Этот юный баронет был хорошим другом Джайлза. И он уже шагал к ним! Черт возьми, нагоняй от пасынка ей обеспечен!
   Сесилия нагнулась к уху своего спутника.
   – Простите, мистер де Рохан, я забыла ваше имя.
   – Максимилиан, – прошептал он, – или просто Макс.
   Подойдя ближе, сэр Клифтон поклонился.
   – Леди Уолрафен, – он поднял брови с плохо скрываемым неодобрением, – какая приятная неожиданность! А Джайлз знает, что вы пришли?
   – Джайлз? – У Сесилии подогнулись колени. – Он что, тоже здесь?
   Баронет отрицательно покачал головой.
   – Нет, сегодня я его не видел. Сесилия, быстро взяв себя в руки, представила обоих мужчин друг другу.
   – Макс де Рохан? – задумчиво переспросил сэр Клифтон, с любопытством оглядывая инспектора. – Из северного Брэйфилда? Добро пожаловать в Лондон. Если вам понадобится помощь при знакомстве с городом, смело обращайтесь ко мне.
   В этот момент один из игроков торопливо шагнул в тень, словно не желая быть увиденным.
   – Мой кузен хочет сыграть в кости, – вмешалась Сесилия. – А я понаблюдаю, если вы не возражаете.
   – Конечно, – согласился сэр Клифтон, жестом приглашая к столу.
   Де Рохан сел, и игра возобновилась. Сесилия стояла за спинами сэра Клифтона и Макса де Рохана, глядя на стол, но время, от времени осматривая комнату в поисках Дэвида. Прошло уже больше пяти минут. Где же он? Может, она зря не послушалась его и оказалась в этом сомнительном месте? Вокруг нее бурлила разгоряченная азартом толпа, причем женщины казались такими же, лихорадочно возбужденными, как и мужчины.
   Вдруг Сесилия ощутила, что кто-то стоит возле нее.
   – Кто вы – обычная распутница или скучающая жена? – услышала она вкрадчивый голос. Сесилия отпрянула.
   – Сэр, – надменно начала она, оглянувшись, – кажется, мы с вами не знако… – и осеклась. Перед ней стоял юный повеса, которого они с Дэвидом встретили в заведении мамаши Дербин.
   Бентам Ратлидж, опустив глаза, провел костяшками пальцев по верхней губе.
   – Что, потеряли дар речи? – Он нагло смотрел на нее из-под темных густых бровей. – При встрече со мной с женщинами это бывает часто – даже не знаю, радоваться или огорчаться.
   – Советую огорчиться, – огрызнулась Сесилия. – А что касается вашего первого вопроса, то я вдова. Оставьте меня в покое.
   К ее удивлению, Ратлидж, почтительно поклонившись, попятился.
   – Прошу прощения, мэм, если я вас обидел, – сказал он уже серьезным тоном. – Я хотел немного пофлиртовать, только и всего.
   Было видно, что он искренне расстроен и в самом деле хочет уйти. Сесилия спохватилась. Разве можно упускать такую возможность! Она быстро прижала пальцы к виску, как будто запамятовала его имя.
   – Извините, мистер?..
   Во взгляде Ратлиджа мелькнул огонек надежды.
   – Ратлидж. – Он шагнул ближе и сложил перед собой руки на манер церковного певчего. – Скандально известный Бентам Ратлидж к вашим услугам. Можете называть меня просто Авантюристом, – он мило улыбнулся, – как делают все порядочные люди.
   Сесилия с трудом сдержала улыбку.
   – Простите, мистер Ратлидж, – сказала она чуть мягче, – у меня болит голова, поэтому я не в духе. Меня зовут Сесилия, леди Уолрафен.
   Выразительные глаза Ратлиджа округлились.
   – Значит… вы дама света, – разочарованно протянул он. – Признаюсь, я надеялся украсть вас у того болвана, с которым вы сюда пришли, и предложить свою защиту.
   – Защиту? Мне кажется, сэр, что обычно вы предлагаете женщинам нечто другое.
   Ратлидж весело расхохотался. В уголках его карих глаз проступили симпатичные лучики-морщинки.
   – Знаете, мне всегда нравились умные женщины с острым язычком. – Он склонил голову набок и внимательно посмотрел на Сесилию. – Как вы думаете, что меня ждет, миледи?
   – Скорее всего, мистер Ратлидж, вы попадете в ловушку, расставленную одной из таких умных женщин, и она до конца ваших дней будет своим острым язычком сдирать с вас шкуру.
   – Боже правый! – Ратлидж изобразил страдание. – Я весь дрожу при мысли об этом.
   Сесилия почувствовала, что краснеет. Ратлидж вдруг испугался.
   – О Боже, – проговорил он несчастным голосом, – опять!
   – Что опять?
   – Я оскорбил еще одну богатую и красивую женщину. Теперь вы ни за что не согласитесь убежать со мной и обеспечить мне достойную жизнь.
   Сесилия чуть не прыснула со смеху.
   – Вы заслужили отказ, мистер Ратлидж. Такому человеку, как вы, нужны серьезная жена и полдюжины детишек.
   Лицо Бентама неожиданно омрачилось.
   – А знаете, пожалуй, вы правы. Но, увы, вряд ли найдется женщина, которая согласится выйти за меня замуж.
   Сесилия уловила в его тоне искреннюю грусть. Стук игральных костей вдруг сделался каким-то далеким. Она смутно слышала голос де Рохана, объявившего «восемь», смех игроков, возгласы участия. Ратлидж смотрел на нее в упор, глаза его странно блестели. Она понимала, что этот мужчина опасен, что он действует на женщин, как заклинатель на змей, но сердце ее невольно откликалось на его откровенность.
   – Не унывайте, мистер Ратлидж, – посоветовала Сесилия. – Воспользуйтесь вашим обаянием, и светские дамы упадут к вашим ногам.
   Ратлидж едва заметно улыбнулся. Она явно задела его за живое.
   – А вы когда-нибудь мечтали о детях, леди Уолрафен? – спросил он после долгого молчания. Ей показалось, что она не расслышала.
   – Простите, что?
   – Мечтали ли вы о детях? – смущенно повторил он. – Почти все женщины очень хотят их иметь.
   Теперь Ратлидж задел ее за живое. С каким удовольствием она влепила бы ему пощечину!
   Но его вопрос не был дерзостью. Откуда ему знать про ее затаенную боль? Странный молодой человек! И кто бы мог подумать, что здесь, в игорном притоне, глупый флирт может перейти в серьезный разговор?
   – Да, – тихо ответила она, – я очень хочу детей. А вы, мистер Ратлидж?
   Ратлидж цинично хохотнул.
   – Моя дорогая леди Уолрафен, – сказал он, лукаво прищурясь, – у меня уже есть дети. Ведь я отпетый негодяй!
   Сесилия с удивлением уловила в его тоне холодок отчуждения.
   – Простите, мистер Ратлидж, сколько вам лет?
   А вот это уже было явной ошибкой. Горечь в глазах Бентама сменилась непочтительностью. Только сейчас Сесилия поняла, как близко друг к другу они стоят, и ощутила жар его тела.
   – Мне только что исполнилось двадцать три, – тихо ответил Ратлидж, опустив ресницы и низко нагнув голову. – Поцелуйте меня, миледи! Поздравьте молодого бездельника с днем рождения.
   Внезапно Сесилия почувствовала на своем обнаженном плече тиски чьих-то сильных пальцев.
   – Сесилия, дорогая, – властно проговорил Дэвид, – позовите вашего кузена. Нам пора домой. Ратлидж мрачно усмехнулся.
   – Опять мы с вами встретились, Делакорт, – сухо произнес он. – Удивительно, не правда ли?
   – По-моему, наши встречи слишком часты, – в тон ему отозвался Дэвид.
   Ратлидж напустил на себя скучающий вид.
   – Признаюсь, милорд, – сказал он очень тихо, обводя глазами зал и доставая из кармана сюртука серебряный портсигар, – мне надоело играть в кошки-мышки. Или вам не хватает мужества положить этому конец?
   – Не волнуйтесь, Ратлидж, мне вполне хватит мужества положить конец вашему существованию. Встретимся завтра утром на Меловой ферме.
   Сесилия охнула, колени ее подогнулись. Дэвид отпустил ее плечо, но тут же обнял за талию и привлек к себе. На них смотрели, по меньшей мере, полдюжины человек, которые наверняка заметили и хозяйский жест Дэвида, и его гневный тон.
   Ратлидж покосился на Сесилию.
   – Отложим этот разговор, милорд. Но тянуть слишком долго не будем.
   Сесилия резко развернулась, заставив Дэвида ее отпустить. Слава Богу, Макс де Рохан наблюдал за ними краем глаза. Он уже подсчитывал свой выигрыш, готовясь уйти.
   Ратлидж исчез в толпе посетителей, но Дэвид по-прежнему стоял на месте, и лицо его было темнее тучи. Когда они останутся наедине, ей придется несладко. Но это случится не сегодня. Сегодня Дэвид и де Рохан поедут на Блэк-Хорс-лейн. И если Дэвид уцелеет, то будет драться на дуэли с Бентамом Ратлиджем.
   Сесилия не знала, что страшнее. Ей оставалось только молиться, чтобы этой ночью Дэвид вернулся домой целым и невредимым. А что касается Ратлиджа, то она обязана что-то придумать, и поскорее, иначе рано или поздно один из них выбьет другому мозги – и причем ни за что ни про что.


   Глава 16
   В которой леди Уолрафен составляет план

   Всю обратную дорогу на Керзон-стрит Дэвид молчал. Ему хотелось отругать Сесилию за то, что она позволила негодяю Ратлиджу так откровенно флиртовать с ней, но он сидел молча, закусив губу и глядя в темноту. Де Рохану незачем наблюдать еще одну сцену их размолвки.
   Но, черт возьми, как она могла? Ведь она слышала его утренний разговор с полицейским и все-таки ринулась навстречу опасности! Впрочем, ее связь с ним многие сочли бы еще более компрометирующей, ибо его репутация была гораздо хуже, чем у Ратлиджа.
   Несмотря на ревность, Дэвид понимал, что Сесилия действовала из благих побуждений. Она не была кокеткой, ей просто хотелось вывести Ратлиджа на чистую воду. Но даже если Ратлидж невиновен в убийствах, ей ни в коем случае нельзя было знакомиться с этим человеком. Пожалуй, стоит завтра заехать к ней и доходчиво все объяснить.
   Затянувшееся молчание первой прервала Сесилия.
   – Ты все-таки поедешь на Блэк-Хорс-лейн? – спросила она дрожащим голосом.
   – Да.
   Она нервно расправила на коленях плащ из черного бархата.
   – Тогда, пожалуйста, на обратном пути заверни в Парк-Кресент и брось камешек в окно моей спальни. Мне надо знать, что все прошло благополучно. Если ты не сделаешь этого до четырех часов, я поеду вас искать.
   Дэвид не знал, что делать – смеяться или сердиться. В глубине души он был тронут: она волнуется за него! И даже невольно дала понять инспектору, что Дэвид знает, где находится ее спальня. Де Рохан, смущенно кашлянув, отвернулся к окну.
   – Ладно, я подъеду к тебе до четырех, – заверил ее Дэвид.
   – А вдруг…
   – Я подъеду, – твердо повторил он. После долгой паузы Сесилия кивнула.
   – Хорошо.
   – О, мэм, как быстро вы вернулись! – воскликнула Этта, когда Сесилия вошла к себе в спальню. – Стоило ли наряжаться ради пары часов?
   Сесилия устало стянула перчатки. Служанка сняла с нее плащ.
   – Я рассердила лорда Делакорта, – проворчала она, швырнув перчатки на кровать, – и он поторопил меня с отъездом.
   Этта изумленно округлила глаза.
   – Что опять случилось? Мне кажется, вы нарочно мучаете этого человека!
   Щеки Сесилии вспыхнули.
   – Я позволила Бентаму Ратлиджу немножко поухаживать за мной.
   – Ратлиджу? – переспросила Этта, складывая плащ. – Тому самому парню, которого вы видели у мамаши Дербин? И которого его светлость считает опасным?
   Досадливо поморщившись, Сесилия кивнула. Пожалуй, не надо было посвящать горничную в события последних дней.
   – Послушай, Этта, мистер Ратлидж– очень милый молодой человек. Только немного грустный. Я уверена, что он не имеет никакого отношения к убийствам. Осталось только убедить в этом Делакорта, пока они не подрались на дуэли. Этта недоуменно подняла брови.
   – Простите, мэм, но откуда вам знать, кто есть кто? Ведь вы так неопытны! Это дело лорда Делакорта.
   Сесилия опустилась в кресло перед туалетным столиком и сжала руки в кулаки, спрятав их складках платья.
   – Ох, Этта, не надо меня учить! – простонала она. – Мне еще предстоит выслушать обвинения Делакорта. Я точно знаю, что мистер Ратлидж невиновен.
   – Невиновен? – фыркнула Этта и принялась вынимать шпильки из волос своей госпожи. Сесилия энергично тряхнула головой.
   – Ну, может быть, совсем чуть-чуть…
   – Не крутитесь, мэм, – приказала Этта, зажав шпильки в зубах, – а не то я ненароком выколю вам глаз! Сесилия замерла.
   – Я хочу сказать, – объяснила она, когда ее длинные непослушные волосы рассыпались по плечам, – что Ратлидж неисправимый волокита. Кроме того, у него взрывной характер. Но это лишь маска, за которой скрывается что-то другое. Делакорт пошел не по тому следу. Я никогда себе не прощу, если с ним случится беда!
   Этта бросила горсть шпилек на туалетный столик и рассмеялась.
   – Не волнуйтесь за Делакорта, мэм. Он знает, что делает, уж вы мне поверьте!
   Взглянув на отражение горничной в зеркале, Сесилия прищурилась.
   – Ты так думаешь? А знаешь ли ты, что в эту самую минуту он вместе с полицейским де Роханом вскрывает замок в подвале дома мамаши Дербин?
   Этта помолчала, задумчиво водя расческой по волосам Сесилии.
   – Да, – нехотя призналась она, – это рискованно. Сесилия нахмурилась.
   – Еще бы! В последние дни Делакорт только и делает, что рискует! Если он останется цел после сегодняшней ночной вылазки, то устроит дуэль с Ратлиджем. Я должна этому помешать.
   – Вот как? – Движения горничной сделались медленнее. – И что же вы намерены делать? Сесилия задумалась.
   – Я поговорю с мистером Ратлиджем наедине. Он и Дэвид терпеть не могут друг друга, но я сумею вывести его на чистую воду.
   Рука Этты застыла в воздухе.
   – Ох, миледи… мне это совсем не нравится!
   Отправив Сесилию домой, Дэвид и де Рохан быстро переобулись в сапоги, надели темные брюки и вместе с Кемблом сели в карету. Их путь лежал в восточную часть Лондона, на Блэк-Хорс-лейн. В прошлый раз, когда Дэвид приезжал сюда с Сесилией, в этом районе было относительно тихо. Сейчас же, к его удивлению, здесь гудела толпа, состоявшая в основном из людей низкого происхождения и откровенных отбросов общества.
   – Рабочие идут в трактиры за зарплатой, – объяснил де Рохан, заметив его беспокойство.
   – За зарплатой? – переспросил Дэвид. – В пивные?
   – Обычное дело, милорд, – вмешался Кембл. Де Рохан фыркнул.
   – Считается, что так удобнее для начальства. Кембл невесело усмехнулся.
   – Скорее, для кабатчиков. И совсем неудобно для женщин и детей: их мужья и отцы за одну ночь пропивают все заработанные деньги.
   Дэвид промолчал. Вскоре его кучер остановился, как ему было ведено, в некотором отдалении. Все трое вышли из кареты. Дэвид взял у Кейла не зажженный фонарь.
   – Ступайте за мной, – сказал де Рохан, кивнув в сторону темного переулка. – Эта дорога параллельна главной улице и выводит к задней стене борделя.
   Они быстро зашагали мимо освещенных луной извилистых улочек: де Рохан – первым, Кембл – замыкающим. Тишину нарушали лишь заунывный вой собаки и странный ритмичный перестук.
   – Черт возьми, что это гремит? – тихо спросил Дэвид, оглянувшись через плечо.
   – Инструменты, – отозвался Кембл.
   – Судя по звуку, инвентарь взломщика, – мрачно добавил де Рохан.
   – Разве для этой работы требуются какие-то особые инструменты? – удивился Дэвид. – Я думал, воры орудуют шпильками для волос и молотками.
   Де Рохан застонал.
   – Странно, что, имея таких многоопытных слуг, вы так плохо осведомлены в подобных вопросах, милорд.
   Дэвид не знал, что на это ответить. Все-таки удивительный тип этот Кембл. Интересно, где Рэнно его откопал? Дэвид готов был поспорить, что Кембл не всегда работал камердинером.
   Через пять минут они оказались в другом конце переулка, тянувшегося за борделем мамаши Дербин и табачной лавкой. Де Рохан остановился и указал в темноту.
   – Лестничный колодец вон там, – прошептал он. – Я встану на караул.
   – Ну что ж, посмотрим, – сказал Кембл не без удовольствия.
   Ни разу не оступившись, камердинер спустился в черную дыру колодца. Дэвид слышал, как он быстро перебирает инструменты в поисках нужного.
   – И ты боялся ходить по Сент-Джайлзу, покупать мне фарфор? – прошептал Дэвид.
   Сосредоточившись на предстоящем, Кембл не обратил внимания на язвительный вопрос своего господина.
   – Три замка, – деловито сказал он. Дэвид только диву давался: куда подевался его придирчивый изнеженный камердинер? – И все одинаковые.
   Еще раз, звякнув инструментами, Кембл принялся за дело.
   Вместо обычного щегольского костюма на нем были черные брюки и такого же цвета старый сюртук из грубой ворсистой шерсти. Стоя в колодце, он почти сливался с темнотой. Дэвид с трудом разглядел, как камердинер опустился на колени и принялся рыться в черной сумочке. Бесшумно достав два или три серебряных предмета, он зажег огарок свечи, поводил ею вверх-вниз по двери, задул и взялся за первый замок.
   Вскоре раздался тихий щелчок. Следующие два замка открылись так же просто.
   В считанные секунды Дэвид спустился вниз, в затхлый смрад мочи и сырого грунта. Он осторожно толкнул дверь, и она со скрипом отворилась. Внутри было темно, но запах, присущий подвальному помещению, отсутствовал.
   Осторожно прошмыгнув мимо Кембла, Дэвид шагнул за порог и прислушался. Сверху доносились тихое бренчание расстроенного пианино и шаги гостей мамаши Дербин.
   Присев на корточки, он зажег фонарь. Если кого-то поймают, то лучше его одного – ему не хотелось, чтобы из-за этой его затеи пострадали другие. Фитиль вспыхнул, озарив желтым светом комнату с низким потолком и без окон. Подняв фонарь повыше, Дэвид пошел вперед. Никого!
   Он облегченно вздохнул и оглянулся на Кембла и де Рохана.
   – Вы можете остаться там, – сказал Дэвид, но оба они уже входили в подвал.
   Де Рохан закрыл дверь и начал рыскать по комнате, словно тигр в поисках добычи. Его сапоги тихо ступали по гладкому земляному полу. У задней стены стояли два деревянных стола и высокий шкаф. При виде шкафа глаза инспектора загорелись. Он быстро распахнул дверцы, свободно ходившие на смазанных петлях, но внутри было пусто.
   Дэвид указал налево. Там виднелась узкая деревянная лесенка, ведущая вниз, к маленькой, грубо сколоченной дощатой двери, запертой на щеколду.
   – Еще одна комната, – тихо сказал де Рохан. – Давайте посмотрим.
   Пригнувшись, они по очереди спустились и вошли в помещение с еще более низким потолком и аккуратно выложенным каменными плитами полом. Напротив одной, стены стояли четыре деревянные койки с соломенными матрасами. На низком столике, в глиняной миске, залитой расплавленным салом, торчал свечной огарок. Рядом валялись осколки разбитой чашки.
   – Кажется, мы под табачной лавкой, – прошептан де Рохан.
   Дэвид ходил по комнате, освещая углы фонарем. С внутренней стороны дощатой двери тоже была приделана щеколда. Скорее всего, именно это место предназначаюсь для тайных свиданий.
   Вдруг под каблуком его сапога что-то хрустнуло. Он отступил назад, нагнулся и поднял с пола маленькую деревянную рейку с врезанным в нее медным стержнем.
   – Взгляните, де Рохан, – прошептал он в темноте. – Что это, как вы думаете?
   Полицейский и Кембл подошли ближе. Кембл провел указательным пальцем по стержню, потом поднял глаза на инспектора.
   – Искусная резьба – азиатская или индийская работа, – сказал он.
   Де Рохан взял рейку и тщательно ее осмотрел.
   – Манговое дерево, – мрачно изрек он.
   Дэвид заметил под одной из коек маленький матросский сундучок и указал на него остальным.
   Де Рохан, встав на колени, вытащил сундучок из-под кровати. В нем оказались ворох тряпья, медный кубок, несколько сальных свечей и маленький нож с четырьмя лезвиями, изогнутыми в форме длинного когтя.
   Полицейский осторожно взял в руки странный инструмент.
   – Что за дьявольское орудие? – спросил Дэвид, держа фонарь над открытым сундуком.
   – Это ланцет для сбора сока опийного мака, – отозвался де Рохан. – Видимо, кто-то хранит его как сувенир.
   – Контрабанда опиума, – кратко изрек Кембл. Дэвид переводил взгляд с одного на другого.
   – Но опиум не запрещен, – сказал он. – Значит, кто-то ввозит опиум для незаконных целей? Де Рохан, кивнув, добавил:
   – И причем в обход таможни.
   – Думаю, нам нужно навестить «Королеву Кашмира», – заметил Дэвид.
   Де Рохан покачал головой, продолжая разглядывать затейливый ланцет.
   – Этот нож похож на индийский, – задумчиво проговорил он. – Но опиум обычно ввозят из Турции или Египта.
   – Вы имеете в виду законный ввоз, – вмешался Кембл. – А если кто-то имеет постоянный доступ к торговому судну, которое ходит в Индию…
   Дэвид встал на колени и достал из сундучка медный кубок.
   – Какая разница, откуда эти вещи? – спросил он рассеянно, изучая рисунок на кубке. – Вряд ли в подвале борделя будет храниться законно ввезенный товар.
   Согласно кивнув, де Рохан сунул деревянную рейку в карман пальто.
   – Вы правы, – сказал он.
   В этот момент Дэвид ковырнул пальцем дно медного кубка, покрытое темной смолой.
   – Что у вас там, Делакорт?
   Держа кубок на ладони, Дэвид протянул Кемблу свободную руку.
   – Послушайте, старина, дайте мне одну из своих серебряных отмычек.
   Недоуменно сдвинув брови, камердинер быстро достал из сумки две отмычки.
   Дэвид взял одну, соскреб кончиком немного смолы и, встав на колени, поднес отмычку к фонарному пламени. Нагнувшись, Кембл и де Рохан наблюдали за его действиями. Дэвид наклонял отмычку в разные стороны. Очень скоро комок смолы побелел и размягчился, подобно свечному воску, потом начал надуваться пузырем и зашипел.
   Дэвид тут же поднес его к носу и осторожно вдохнул.
   – Ага! – воскликнул он, отпрянув назад. – Это опиум!
   Лицо Кембла потемнело от негодования.
   – Вы бывали в опиумных притонах, милорд? Дэвид смахнул каплю опиума, упавшую на его сапог.
   – Бывал пару раз, – смущенно признался он, глядя в пол. – Вы, конечно, считаете меня конченым человеком?
   – Я предпочел бы услышать другой ответ, – прорычал де Рохан.
   Дэвид, невесело засмеявшись, встал с пола.
   – Я искал там пропавших друзей, – объяснил он. – К сожалению, люди иногда удаляются в подобные места, и никто не знает, когда они вновь объявятся дома.
   – Ваши друзья – дураки, милорд, – отрезал де Рохан.
   – Любители опиума и дураки не редкость в высшем свете.
   – Ваш легкомысленный высший свет создает черный рынок сбыта для подобного гнусного товара. Дэвид вернул Кемблу отмычку.
   – Я знаю, – тихо сказал он, – и не горжусь этим.
   – Лучше бы эти люди покупали опиум у жадных до денег лекарей, – проворчал полицейский. – Тогда бы они оставались в Уэст-Энде и умирали в собственных постелях, а не заражали своими гнусными привычками мой район.
   Кембл скучающе посмотрел на потолок.
   – Пока вы тут спорите, я схожу в ту комнату, – сказал он, направляясь к двери. – Кажется, я обронил отмычку.
   Но только он занес ногу через порог, как наверху заскрипели дверные петли.
   – Проклятие! – прошипел де Рохан. – Кто-то спускается по лестнице. Уходите, Кембл!
   Тот мгновенно исчез в темноте. Де Рохан проворно закрыл дверь на маленькую металлическую щеколду.
   Дэвид поставил фонарь и прижался к стене рядом с косяком. С другой стороны проема до него доносилось тихое дыхание де Рохана. Больше спрятаться было негде. Оставалось только надеяться, что Кембл сумеет убежать, а тот, кто сейчас спускается в подвал, не догадается заглянуть в эту комнату.
   Сердце Дэвида бешено колотилось. Топот ног по деревянным ступенькам позволял заключить, что в подвал вошел не один человек. Вдруг из-за дощатой двери отчетливо донесся женский голос. Дэвид сразу узнал, кому он принадлежит, – это была хозяйка борделя, мамаша Дербин.
   – Уф! Ненавижу этот проклятый подвал! – сказала она. – Кроме того, сегодня не понедельник, и у меня нет денег за аренду. Не понимаю, зачем мы сюда пришли. Разве нельзя было поговорить наверху?
   – Сейчас поймешь! – прорычал хриплый мужской голос.
   Раздался звук хлесткой пощечины. Чья-то голова ударилась о дверь.
   – Ты получишь еще, если не запретишь своим шлюшкам ходить сюда, – продолжал голос. – Из-за тебя мне придется сражаться с этим сукиным сыном де Роханом. Он и его ищейки крутятся по всему Уэппингу и задают слишком много вопросов.
   Но мамаша Дербин не сдавалась.
   – Послушайте, – холодно сказала она, – я не могу следить за девочками весь день напролет! Мне надо заниматься делами, я уже вам говорила. – Было слышно, как она поднялась с пола и прижалась к двери.
   – Держи своих крошек наверху, – прохрипел мужчина, – или перебирайся в другое место! Боссу нужен этот подвал. А теперь слушай внимательно. Из Константинополя прибыл корабль, он стоит на якоре в Блэкуолл-Рич.
   Дэвид лихорадочно рылся в памяти. Где же он слышал этот голос?
   – В моем расписании нет никакого корабля! – горячо возразила хозяйка борделя.
   – К черту расписание! Он должен был прийти через «Ковент-Гарден», но возникли проблемы. Кто-то – наверное, этот негодяй де Рохан – приставил констеблей с Боу-стрит следить за моим магазином. Если они будут и на берегу, груз придет по реке сюда.
   – И пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы купленные вами моряки не были полными придурками! – сердито потребовала мамаша Дербин.
   Мужчина тихо усмехнулся.
   – Ты права, у французов мозги в штанах. На этот раз я нанял китайцев. Может быть, они и выкурят немного товара, зато не притащат сюда шлюх.
   – Хорошо, – сказала мамаша Дербин после минутного молчания. – Когда они разгружаются?
   – Если понадобится, я тебе сообщу, – холодно бросил он. – Хотя босс собирается лично заняться этим делом.
   – Босс? – удивилась она. – Но почему?
   – Потому что у нас на хвосте полиция. Но тебя это не касается. Ступай наверх, глупая корова, и приведи мне ту худенькую черненькую шлюшку, на которую я положил глаз.
   Мамаша Дербин оттолкнулась от двери, доски тихо заскрипели.
   – Черт возьми! – вдруг выругался мужчина. – Кто-то ушел и не закрыл кладовку!
   «Глупая корова»…
   Дэвид, наконец, вспомнил, где слышал этот голос. «Ковент-Гарден», Боу-стрит. Граймс! Человек, который избил и, возможно, изнасиловал Дот Кинг в Гудвинс-Корте.
   И сейчас он откроет дверь… В кромешной тьме Дэвид нащупал холодную рукоятку пистолета. С каким удовольствием он размозжил бы Граймсу башку! Но этот негодяй не заслуживал такой легкой смерти.
   Однако дверь не открылась. Граймс еще раз ударил мамашу Дербин и задвинул деревянный засов. Теперь они заперты, и путей к спасению нет – если только Кембл из храбрости или по глупости сюда не вернется. Дэвид услышал шаги на лестнице.
   – Боже правый! – шумно выдохнул де Рохан в темноте. – Вы только что отняли у меня десять лет жизни, Делакорт.
   Дэвид вытащил руку из кармана и осторожно отодвинул металлическую щеколду. Впрочем, теперь это не имело смысла: дверь была заперта с внешней стороны.
   – Кембл что-нибудь придумает, – сказал Дэвид, стараясь придать своему голосу побольше уверенности.
   Тут, как по заказу, засов заскрипел, и дверь бесшумно отворилась.
   – Быстрее! – прошептал Кембл. – Выходите, пока они не вернулись!
   Дэвид почувствовал на своем плече руку камердинера.
   – Как вам удалось снова пробраться в подвал? – спросил он, подталкивая де Рохана к двери.
   – А я из него и не уходил, – ответил Кембл, пропуская полицейского вперед. – Я спрятался в шкафу. Ну, как вам понравилось это трогательное свидание?
   Дэвид, протянув Кемблу фонарь, пошел следом за ним по лестнице. За несколько секунд они выбрались из подвала, и Кембл аккуратно запер дверь. Мамаша Дербин никогда не узнает, что они здесь были.
   Пока они шагали темными извилистыми переулками, Дэвид объяснил, кто этот мужчина с хриплым голосом.
   – Мистер Граймс прав: за ним действительно наблюдает полиция, – усмехнулся инспектор. – Только по другой причине.
   – Да, – согласился Дэвид. – Я попросил установить за ним слежку после того, как он избил Дот Кинг. Этот тип мне сразу не понравился.
   Когда они подошли к карете, де Рохан сказал:
   – Мы должны доказать, что Граймс и загадочный мистер Смит – одно и то же лицо. Я не сомневаюсь в ваших словах, Делакорт, однако для суда этого мало.
   Нам надо найти корабль, о котором он говорил, и побывать на нем. Но Граймс, безусловно, на кого-то работает, и мне бы хотелось подсечь более крупную рыбу.
   В тусклом свете фонаря Дэвид внимательно смотрел на полицейского.
   – Ну что ж, придется побеспокоить мамашу Дербин, – согласился он. – Я немного посплю, а утром встретимся на Блэк-Хорс-лейн. Скажем, в десять часов в кофейне. Оттуда виден вход в бордель.
   Де Рохан замялся.
   – Вы по-прежнему хотите участвовать в расследовании, милорд? – отрывисто спросил он.
   – Да, хочу, – тихо ответил Дэвид.


   Глава 17
   Сломя голову – в Хэмпстед

   Сесилия обладала множеством самых разных достоинств, но, к сожалению, для окружающих, терпение и благоразумие не входили в их число. На другой день она села на лошадь и поскакала в Хэмпстед, прихватив с собой недовольного Джеда и не слушая леденящие душу предостережения Этты.
   Чем дальше от Большого Лондона уводила ее дорога, тем больше она убеждалась в правильности своего решения. Как и просила Сесилия, Дэвид разбудил ее рано утром. Выглянув в окно, она увидела его стоящим на тротуаре в круге света от фонаря. Судя по его хмурому лицу, он что-то обнаружил – от него прямо-таки исходили волны мрачной решимости.
   Теперь он с еще большим рвением будет гоняться за преступником, и посещать злачные места в поисках Бентама Ратлиджа. Сесилия боялась, что, преследуя этого юношу, Дэвид наткнется на настоящую опасность. И виновата, будет она. С тех пор как Дэвид переступил порог миссии «Дочери Назарета», она только и делала, что высмеивала его благородное рвение, полагая, что он не способен страдать за ближнего. Теперь он хочет доказать, что она была не права.
   Надо срочно что-то предпринимать. Сесилия не спала всю ночь, снова и снова вспоминая свой странный разговор с Ратлиджем. Его слова, лицо и ненароком вырывающиеся истинные чувства не давали ей покоя. Она все больше укреплялась в мнении, что он не тот человек, которого они ищут. Наверняка причиной дуэли послужило то обстоятельство, что Дэвид и Ратлидж были враждебно настроены друг против друга. В разговоре с инспектором Дэвид сравнил себя с Ратлиджем, причем в пользу последнего. Может быть, его неприязнь имеет личные корни?
   Как смягчить их отношения? Как заставить Дэвида отказаться от этого никому не нужного поединка? Сесилия не сомневалась, что Ратлидж невиновен, но, скорее всего что-то знает об убийцах Мэг и Мэри.
   Она подъехала к Риджент-парк. Отсюда открывался живописный вид на деревню Хэмпстед, но сейчас ей было не до красот пейзажа. Остановив Зефира перед церковью, она осмотрела аккуратный ряд домов и коттеджей, тянувшийся по краю пустоши.
   – И что теперь, миледи? – спросил Джед. – Не можем же мы стучаться во все двери до тех пор, пока не найдем этого парня.
   Сесилия поскакала вперед.
   – Поедем к главной улице, – уверенно сказала она, – расспросим торговцев.
   Но все оказалось не так просто. Ни один хозяин магазина никогда не слышал о мистере Ратлидже. Странно, что такой скандалист жил в деревенской глуши. Если молодой человек и впрямь был отпетым распутником, как полагал Дэвид, то сельские жители держали бы своих жен и дочерей под замком. Тем не менее, тихие улочки Хэмпстеда были полны женщин всех возрастов, с Ратлиджем незнакомых.
 //-- * * * --// 
   В кофейне на Блэк-Хорс-лейн утренний шум сменился тихим гулом голосов и звяканьем чайных ложечек о фарфор. Пахло крепким кофе и жареным хлебом. Владельцы магазинов, клерки и моряки один за другим выходили на улицу, чтобы заняться повседневными делами.
   Мимо столика Дэвида прошел мужчина в коричневом пальто, из его кармана торчала потрепанная газета. Но Дэвид, не замечая посетителей кофейни, рассеянно смотрел в грязное окно на низкое крыльцо перед входом в заведение мамаши Дербин.
   – Вы думаете о ней? – участливо спросил де Рохан, сидевший напротив.
   Дэвид медленно оторвал взгляд от окна и обернулся к полицейскому.
   – О мамаше Дербин? – удивленно спросил он. Инспектор покачал головой.
   – Я имею в виду леди Уолрафен. Дэвид криво усмехнулся.
   – Да, я думаю о ней, – тихо признался он, глядя в пустую кофейную чашку.
   Де Рохан деликатно кашлянул.
   – Я вас понимаю, – сказал он без всякого намека на зависть. – Она замечательная женщина.
   Дэвид со скрипом отодвинул свой стул от стола.
   – Давайте оставим в покое мою несчастливую личную жизнь, – сказал он, бросив на стол две монеты. – Пойдемте лучше поговорим с хозяйкой борделя – все равно отсюда ничего не видно.
   За пару минут они перешли оживленную улицу и проскользнули мимо тучного швейцара. Миссис Дербин сразу узнала их обоих. Взгляд, которым она удостоила полицейского, был полон страха и вызова одновременно. На Дэвида она косилась с плохо скрываемым подозрением.
   Сегодня на мадам было дешевое дневное платье из сиреневого ситца, туго обтягивающее ее полные руки и бюст. Сидя за чайным столиком, испещренным следами от чашек и царапинами, Дэвид внимательно разглядывал ее.
   – Я ничем не могу, вам помочь, инспектор, – повторила она в третий раз. Безусловно, это ее голос они слышали ночью в подвале!
   Полицейский глухо заворчал, как Люцифер, которого он на этот раз оставил на улице.
   Мамаша Дербин улыбнулась и кокетливо повела плечами.
   – Я уже говорила, что арендую в этом доме три этажа и ничего не знаю про подвалы и чердаки. Понятия не имею, где можно найти мистера Смита.
   – Я найду его, миссис Дербин, не сомневайтесь, – очень тихо сказал де Рохан.
   По ее лицу пробежала тень испуга.
   – Конечно. Если вы захотите следить за входом в мое заведение, я вряд ли сумею вам помешать. Рано или поздно он здесь объявится.
   Сказав это, мамаша Дербин победно взглянула на инспектора. Было ясно, что разговор закончен. Она ловко миновала все ловушки, понимая, что у них нет доказательств. Дэвид видел, как разочарован де Рохан. К сожалению, из законных методов они могли лишь установить постоянную слежку за борделем. Но даже это не гарантировало быстрого результата, особенно если так называемый товар придет не сюда, а в Ковент-Гарден. Граймс напрасно тревожился: у полиции не хватит людей, чтобы следить сразу за двумя местами. Кроме, того, Ковент-Гардена не входил в компетенцию речной полиции.
   Если нет законных методов, значит…
   Дэвид резко встал и взял свою шляпу.
   – Поймите, мэм, – холодно произнес он, – речь идет не только о контрабанде. Ваши деловые партнеры допустили серьезный промах, убив Мэри ОТэвин. Теперь я лично заинтересован в расследовании. Если полиция не сможет справиться обычными способами, то найдутся и другие средства. Надеюсь, вы догадываетесь, что я имею в виду?
   Мадам Дербин сильно побледнела. На белой коже ярко проступили красные пятна румян.
   – Да как вы… смеете… мне угрожать? – прошипела она, вскочив с дивана.
   Дэвид слегка сдвинул брови и достал из кармана пальто свою визитную карточку.
   – Я пока никому не еще угрожал. – Презрительным жестом он бросил карточку на ее столик. – Но когда я это делаю, мои угрозы звучат четко и ясно. Советую вам, после того как мы уйдем, хорошенько подумать. Если у вас возникнет желание что-то нам сообщить, пришлите записку в контору мистера де Рохана или мне вот по этому адресу.
   – Я сомневаюсь, что он мне понадобится, – елейным голоском произнесла хозяйка. Де Рохан покачал головой.
   – Позвольте узнать, миссис Дербин, вы когда-нибудь бывали в Брайдуэлле? – вкрадчиво спросил он. – Имеете ли вы хоть какое-то представление о том, что случается с людьми вашего круга в холодных, мрачных стенах этого исправительного заведения?
   Мамаша Дербин на мгновение замолчала, потом, как будто решившись, быстро подошла к стоявшему у стены маленькому ореховому бюро. Откинув столешницу, она достала из ящика лист бумаги, быстро написала адрес и протянула его де Рохану.
   – Я арендую этот дом у пароходной конторы, – натянуто сказала она. – Вероятно, там вы найдете нужного вам человека. А теперь, пожалуйста, уходите.
   Они вышли на улицу, залитую ярким солнечным светом. Де Рохан, раздраженно скомкав в кулаке листок, сунул его в карман.
   – Адрес тот же? – спросил Дэвид.
   – Да, – ответил инспектор. – Пожалуй, мне стоит еще раз заглянуть туда. Поедете со мной?
   – Лондонский исправительный дом, тюрьма; существовал до 1863 г.
   Дэвид отрицательно покачал головой. Они пересекли Блэк-Хорс-лейн и направились к ждавшей их карете.
   – Я не могу, – объяснил он. – Сегодня утром мне надо повидаться с ее светлостью. Пожалуйста, сообщите мне все, что узнаете там.
   После двух часов бесплодных поисков Сесилия оказалась в конце деревни, возле кузнечной лавки. Бентам Ратлидж казался неуловимым. Может, он нарочно скрывается? Или взял себе чужое имя?
   Неожиданно Сесилия вспомнила, что он живет в доме своей невестки и, значит, ни от кого не прячется. Дэвид называл де Рохану фамилию… Трейхерн!
   Джед быстро вышел из кузницы, куда она послала его выяснить адрес.
   – В конце улицы, – объявил он. – Надо свернуть и проехать мимо трактира «Замок». Третий коттедж налево.
   – Спасибо, Джед. – Сесилия облегченно вздохнула.
   Вскоре они миновали трактир и въехали в обсаженный с двух сторон деревьями и кустарником переулок. Третьим оказался старый двухэтажный домик из красного кирпича, увитый виноградом, с черной шиферной крышей и двойными дымоходами. Вокруг дома был разбит красивый сад, обнесенный кованой оградой.
   У дуба, росшего за забором, Сесилия спешилась и протянула поводья Джеду.
   – Я скоро вернусь, – сказала она, стараясь придать голосу побольше уверенности.
   Как только она подошла к калитке, из парадной двери вышла сгорбленная старуха в черной одежде и белом старомодном чепце с ленточками. В руке у нее была пустая корзинка для продуктов.
   Сердце Сесилии бешено застучало.
   – Добрый день, мэм, – вежливо поздоровалась она, когда та приблизилась к ней. – Мистер Ратлидж дома?
   Кивнув, старуха с равнодушным видом подняла щеколду и впустила Сесилию.
   – Если вы имеете в виду молодого мистера Бентли, – она махнула рукой за дом, – то он там, копается в саду.
   Сесилия не на шутку удивилась. Неужели это служанка Ратлиджа?
   – Спасибо, – выдавила она, ступив на извилистую гравийную дорожку.
   Женщина поздоровалась с Джедом и с лязгом закрыла железную калитку. Сесилия прошла мимо аккуратно подстриженных кустов самшита, высаженных в один ряд. Гравий тихо шуршал под ее жокейскими сапожками. В саду виднелись вскопанные цветочные клумбы. Вскоре извилистая дорожка привела ее к сиреневым кустам и шпалерному коридору, увитому плечистыми розами. Сесилия представила, как здесь чудесно летом.
   Внезапно коридор кончился, и она оказалась в прелестном саду с каменным фонтаном в центре. Вдоль ограды тоже зеленели розовые кусты; клумбы были искусно выложены низким каменным бордюром. В самом дальнем углу на одном колене стоял мужчина и внимательно разглядывал землю вокруг куста.
   Вдруг он схватил куст за основание и сильно встряхнул его.
   – Проклятые муравьи! – воскликнул он. – А ведь март еще только начался!
   Увлеченный осмотром растений, Ратлидж не заметил, как Сесилия подошла к нему. Он нагнулся ниже, продолжая хмуриться.
   Сесилия едва сдержала смех.
   – Мистер Ратлидж?
   Ратлидж быстро поднял голову, сощурившись от яркого дневного света. Разглядев гостью, он вскочил, небрежно отшвырнув грабли к ограде.
   – Леди Уолрафен? Вот так сюрприз, – тихо сказал он, переходя на лужайку. – Признаюсь, не ожидал.
   – Простите, что потревожила вас, мистер Ратлидж, – сказала она, – но ваша служанка велела мне пройти на задний дворик. Кажется, она пошла на базар.
   – А… это, наверное, моя няня. Здесь, в «Роузлендс», мы обходимся без церемоний.
   Ратлидж направился к ней. Его походка была полна опасной грации хищника. Вчерашняя дерзкая веселость сменилась недовольством.
   – Вы пришли ко мне с плеткой, миледи? – негромко спросил он, скользнув по ее фигуре внимательным взглядом. – Думаете, она вам понадобится?
   – Нет, конечно! – Сесилия поспешно бросила плетку в траву. – Я случайно ее захватила.
   Нагнувшись, Ратлидж поднял плетку. Он был без рабочих перчаток, и Сесилия обратила внимание на его мозолистые руки.
   – Не смущайтесь, леди Уолрафен, – сказал он, поигрывая плеткой. Глаза его лукаво заблестели. – Я уже знаю, зачем вы пожаловали.
   Сесилия слегка отпрянула.
   – Вы не можете этого знать, мистер Ратлидж, – сказала она на удивление ровным тоном. – Мне нужны некоторые подробности, и только.
   – Неужели? А мне кажется, вам нужно что-то еще, миледи.
   – Вы ошибаетесь, мистер Ратлидж!
   – Вот как? – прошептал он, шагнув чуть ближе. – Разве вы приехали не по просьбе вашего друга Дела-корта? – Он рассеянно поднял руку и поймал непослушный завиток волос, упавший ей на воротник.
   – Уверяю вас, это не так, – холодно отозвалась она, отведя его руку.
   – Тогда докажите мне, миледи, что явились сюда по собственной воле.
   – Вы меня не запугаете, мистер Ратлидж. Я уже поняла, что на самом деле вы очень милый молодой чело…
   Сесилия не успела договорить. Ратлидж, обняв ее за талию, сильной рукой притянул к себе. Она попыталась помешать ему, но он уже впился в ее губы. На какое-то мгновение Сесилию охватила паника. Ласки Ратлиджа были холодными и расчетливыми, а хватка неумолимой.
   Надо позвать Джеда! Пытаясь вырваться из объятий Ратлиджа, она освободила руку и отвела ее назад для пощечины. Но в следующий момент произошло нечто странное: Ратлидж вдруг оторвался от нее и упал, со стуком ударившись головой о каменное основание фонтана.
   Зажав рот ладонями, Сесилия уставилась на человека, который теперь возвышался над Ратлиджем. Это был не Джед.
   О Боже…
   – Сукин сын! – прошипел Дэвид, глядя на распластавшегося, на траве юношу. – Я переломаю тебе все ребра!
   Он замахнулся ногой в сапоге, но Ратлидж быстро пришел в себя, откатился в сторону и с проворством кошки вскочил на ноги.
   – Если ты хочешь драться, Делакорт, то я к твоим услугам! – с вызовом сказал он, сжав одну руку в кулак, а другой, подзывая Дэвида. – Иди же сюда, приятель! В этой глуши чертовски скучно.
   – Не при даме, свинья! – огрызнулся Дэвид. – Извинись перед ней немедленно! Ратлидж качнулся на каблуках.
   – За что я буду извиняться? – вкрадчиво спросил он. – Она сама ко мне пришла. Либо ей нужны не только сведения о моих знакомствах, либо ее подослал мужчина, чтобы она с помощью лести и хитрости сделала его работу.
   Дэвид схватил его за воротник и рванул к себе.
   – За это ты тоже извинишься!
   – И не подумаю, – усмехнулся Ратлидж, с силой оттолкнув Дэвида.
   – Мистер Ратлидж, – спокойно произнес Делакорт, – нам с вами придется встретиться в другом месте.
   Сесилия метнулась к ним.
   – Ты с ума сошел, Дэвид! Он только хотел меня поцеловать!
   Дэвид резко обернулся к ней, в глазах его горел злой огонь.
   – Помолчи, Сесилия. – Он опять посмотрел на Ратлиджа. – Кто будет вашим секундантом, сэр?
   – Лорд Роберт Роуленд, – сказал Ратлидж, отряхивая рукава своего сюртука.
   – Назовите другого, – потребовал Дэвид, – или, клянусь Богом, я убью вас прямо здесь, голыми руками! Ратлидж сухо усмехнулся.
   – Хорошо, я возьму мистера Вейдена. Сесилия опять рванулась вперед, но Делакорт остановил ее быстрым движением руки.
   – Не делай глупостей, Дэвид! Но Дэвид не слушал. Он жаждал крови. Надо, наконец, проучить этого зарвавшегося юнца!
   – Какое оружие вы предпочитаете, сэр? – спросил он.
   Ратлидж слыл метким стрелком, и можно было не сомневаться, что он выберет пистолеты. Однако, ухватив подбородок двумя пальцами, он на мгновение задумался.
   – Мечи. – Резко опустив руку, он весело улыбнулся. О Боже, ну и болван! Дэвид хорошо стрелял, а на мечах дрался еще лучше.
   – Хорошо, пусть будут мечи, – согласился он. Неожиданно лицо Ратлиджа расплылось в широкой ухмылке.
   – Вы хотите меня убить, милорд? Или просто подпортить мою смазливую физиономию?
   У Дэвида мелькнуло подозрение, что Ратлидж хочет умереть.
   – Это, сэр, как вам будет угодно. Ратлидж выдержал короткую паузу.
   – Ну, я, например, – сказал он с поклоном, – буду стараться отрезать ваше симпатичное ушко.
   – Что ж, попробуйте.
   Ратлидж потер руки, словно предвкушая удовольствие.
   – Отлично, – бодро заявил он. – Впрочем, зачем откладывать? У меня дома есть пара прекрасных флорентийских мечей. Правда, я ими еще не пользовался. Как я уже говорил, здесь чертовски скучно живется.
   Дэвид стал бесцеремонно выпихивать Сесилию за калитку.
   – Дэвид, опомнись! – умоляюще вскрикнула она, пытаясь сопротивляться. – Я пришла сюда как раз затем, чтобы избежать кровопролития! А если ты его убьешь? Или он тебя покалечит?
   Но Дэвид был совершенно глух к ее словам. Больно стиснув руку Сесилии, он решительно повел ее на другую сторону переулка. Джед, который остался присматривать за лошадьми, теперь держал в поводу взмыленные морды четырех вороных меринов.
   Красивая четверка была впряжена в дорогой изящный черный фаэтон – таким мог управлять только очень опытный кучер. Сесилия догадалась, что Дэвида направила сюда болтушка Этта.
   Дэвид молча подтащил ее к экипажу и затолкал внутрь, потом обернулся к Джеду:
   – Ты не должен был ее сюда привозить. – Он достал из кармана пистолет и отдал его кучеру. – Присмотри за ней. Если через четверть часа я не вернусь, возвращайтесь домой.
   Сесилия упрямо спрыгнула с высокой подножки, чуть не подвернув лодыжку.
   – Дэвид! Не делай этого! Один из вас может погибнуть!
   Дэвид обвел мрачным взглядом ее и Джеда.
   – Для вас обоих будет лучше, если погибну я. Сесилия ощутила прилив ярости.
   – Джед здесь ни при чем! Это я его привезла. Не забывай, что он мой слуга.
   – А вы, мэм, не забывайте, что очень скоро он может стать и моим слугой! После того как вы здесь побывали, в свете пойдут разговоры, и мне придется на вас жениться.
   – Вовсе нет, – возразила она. – Кажется, мы уже решили этот вопрос несколько лет назад.
   – Хватит спорить, Сесилия. Тебе срочно нужен муж. Ни одна разумная женщина не примчалась бы в логово негодяя Ратлиджа…
   – В его розарий! – поправила Сесилия. – Человек, которого ты считаешь дьяволом, мирно работал в своем саду!
   Дэвид, казалось, забыл про дуэль.
   – Сесилия, неужели ты не хочешь узнать, что мы обнаружили сегодня утром в подвале? Сесилия ощутила легкий укол вины.
   – И что же?
   – Контрабандный опиум. А твой милашка Ратлидж убил, по меньшей мере, трех человек и погубил репутацию множества женщин. Я буду с ним драться, и об этом очень скоро узнают все.
   Сесилия в исступлении топнула ногой.
   – Зачем ты вызвал Ратлиджа на дуэль? Он всего лишь поцеловал меня, и за это ты хочешь его убить? А если он тебя ранит? – истерически выкрикнула она. – Упрямый, самонадеянный болван!
   Дэвид зловеще прищурился.
   – Тут затронута твоя честь, Сесилия! – рявкнул он. – Я должен ее защитить.
   – Вот как? – спросила она, вызывающе вздернув подбородок. – А я думала, что ее должен защищать мой брат, Харри. Или на худой конец Джайлз.
   Все еще держась за щеколду, Дэвид резко развернулся. Полы его пальто взметнулись над блестящими сапогами. Лошади, шарахнувшись в сторону, недовольно зафыркали.
   – Как только я разделаюсь с Ратлиджем, я покажу тебе, что такое долг, рыжая бестия! – хрипло воскликнул Дэвид, подходя к ней.
   Неожиданно он прижал ее к своей крепкой груди, откинулся назад и властно поцеловал. Этот жадный поцелуй могли наблюдать и Джед, и все случайные прохожие, оказавшиеся в этот момент в переулке.
   Все закончилось так же быстро, как и началось.
   Дэвид с силой оттолкнул ее от себя. Сесилия растерянно поправила шляпку. Колени ее подгибались, она чуть не падала. Но Дэвид уже исчез, оставив калитку раскачиваться на ветру.
   Ратлидж ждал его в розарии. Под раскидистыми ветками вяза лежал длинный открытый футляр из кожи.
   – Смотрите, милорд. – Он сделал жест правой рукой. – Если не понравится, можем перенести нашу встречу на другое время и в другое место.
   – Годится, – заверил его Дэвид, скинув пальто и сюртук на траву. Вскоре туда же отправились сапоги и жилет, и он остался стоять на холодном мартовском ветру в рубашке, брюках и носках.
   – Ага! Я вижу, вы настроены серьезно, – тихо заметил Ратлидж.
   Дэвид не ответил. Он поднял маленькую садовую скамейку, Ратлидж взялся за другой конец, и вместе они убрали ее с площадки между фонтаном и вязом. Потом Ратлидж не торопясь, сбросил сапоги и сюртук.
   Кивнув на футляр, он предложил Дэвиду первому выбрать оружие. Дэвид не раздумывая взял один меч, крепко сомкнув пальцы на затейливой итальянской рукоятке. Он предпочел бы другие клинки, однако это лучше, чем стреляться на пистолетах. Он почти не сомневался в своей победе.
   Соперники не стали обсуждать формальности: правила ведения боя, отсутствие секундантов и даже тот момент, до которого будут драться. Похоже, Ратлиджу было все равно.
   Грациозно нагнувшись, он взял оставшийся меч и уверенно взвесил его на ладони.
   – Отличные, не правда ли, милорд? – бесстрастно спросил он. – Я приобрел их у одного итальянского вельможи, для которого наступили трудные времена. Будем надеяться, что сегодня нас с вами не постигнет та же участь.
   Дэвид не был настроен болтать. Он поднял меч, салютуя противнику.
   – К бою, мистер Ратлидж!
   Ратлидж быстро отсалютовал в ответ и сделал выпад. Мечи их скрестились, и громкий металлический звон был подобен грозному аккорду нестройной мелодии.
   Дэвид ощутил приятное волнение. Он уже не помнил, сколько раз ему приходилось сражаться на мечах, но каждый раз стук клинков будоражил его кровь. Забыв обо всем: о Сесилии, об убийцах, о де Рохане и о своих тревогах, – он видел перед собой лишь меч Ратлиджа, зловеще блестевший в лучах солнца.
   Дэвид выбросил вперед ногу, держа меч внизу. Ратлидж сверкнул глазами и отступил на шаг. Дэвид пошел на соперника, оттесняя его к вязу. Но Ратлидж также был опытным фехтовальщиком.
   Звуки тяжелого дыхания дуэлянтов смешивались с лязганьем стали. Дэвид на время дал Ратлиджу свободу действий, изучая его движения и тщательно подмечая все промахи. Но Ратлидж ошибочно принял это за неуверенность и сделал быстрый, но не совсем верный выпад, целясь Дэвиду в плечо.
   Тот мастерски отразил удар. Ратлидж продолжал нападать, но Дэвид каждый раз отводил его клинок в сторону.
   Однако Ратлидж был достойным противником. Стоило Дэвиду на секунду ослабить внимание, и он повторил атаку. Дэвид ловко увернулся и резко выбросил меч вперед, чуть не ранив Ратлиджа в бедро.
   Бентам опять пошел на Дэвида, заставляя его отступать. На лбу у Дэвида выступил пот. Недостаток точности Ратлидж с лихвой возмещал быстротой натиска – его ноги буквально летали по мерзлой земле, покрытой прошлогодней травой.
   Дэвид перешел в наступление и почти прижал Ратлиджа к дереву. На лице юноши мелькнул испуг. Их мечи скрестились в воздухе, потом опустились остриями к земле.
   Ратлидж вновь бросился в атаку; стальное лезвие скользнуло по правому предплечью Дэвида.
   Нанеся удар, он поспешно отступил назад, не сводя глаз с рассеченного рукава рубашки.
   Крови не было.
   – К бою, мистер Ратлидж! – призвал его Дэвид, поднимая свой меч.
   Дуэль продолжалась. Холодная сырая земля придавала Дэвиду бодрости. Мускулы на руке, сжимавшей оружие, вздулись узлами. Ратлидж снова ринулся на него, сверкая глазами и усмехаясь. Дэвид отразил нападение, повернув его клинок в сторону. В морозном воздухе звуки клацающего металла раздавались особенно звонко.
   Пару раз Дэвид чувствовал, что сможет пробить защиту Ратлиджа, но не спешил это делать. Силы Ратлиджа постепенно слабели. Его мастерство больше зависело от физической подготовки, чем от умственного расчета.
   Дэвид перехватил клинок Ратлиджа, зацепив им складки его галстука.
   Ткань развевалась на ветру, опасно отвлекая внимание. Дэвид быстро отступил.
   – Сними! – приказал он, опуская меч. Тяжело дыша, Ратлидж сорвал с оружия остатки галстука и швырнул их на землю.
   – К бою, милорд!
   Дэвид бросился на юношу и заставил его отступить. Движения Ратлиджа постепенно замедлялись. Он явно устал, но взгляд его прямо-таки пылал ненавистью. Дэвид дважды нарочно упустил возможность ранить своего противника.
   – Черт возьми! – прорычал юноша, понимая, что его щадят.
   Дэвид усмехнулся. Соперник почти утратил воинственный пыл. Настало время для разговора.
   Новыми атаками Дэвид вновь заставил его прижаться к дереву.
   – Скажи мне, что ты делал на Блэк-Хорс-лейн! Ратлидж, не ожидая такого вопроса, растерялся.
   – Где? – переспросил он неуверенно.
   – На Блэк-Хорс-лейн! – повторил Дэвид. – Я хочу знать, зачем ты туда ходил!
   Мечи вновь скрестились в воздухе.
   – Я искал… одного человека. – Ратлидж сделал очередной неловкий выпад.
   Дэвид отнял свой клинок от его груди.
   – Я не оставлю тебя в покое, – предупредил он, – пока ты не скажешь, кого именно ты искал и зачем.
   – Это тебя не касается, Делакорт! – прошипел Ратлидж. На лице его оставалось воинственное выражение, но ударам не хватало прежнего ритма.
   – А что ты делал в «Проспекте»?
   И опять в глазах Ратлиджа мелькнули страх и растерянность. Он опустил оружие, и в этот момент клинок Дэвида скользнул по его плечу. Белый батист окрасился кровью. Юноша отскочил назад, споткнулся о кочку и неуклюже растянулся на лужайке. Его меч отлетел в кусты.
   Дэвид быстро нагнулся, наставив острие своего оружия на горло Ратлиджа.
   – Ради Бога, не надо! – вскричала Сесилия.
   Только тут Дэвид понял, что она ослушалась его приказа и вернулась в сад. Вместе с ее голосом в его сознание ворвались шум ветра и крик птицы, кружившей высоко в небе. Но Дэвид не остановился. Он слегка вдавил острие меча в шею Ратлиджа. Поверженный противник откинул голову на траву.
   – Сначала ты извинишься перед дамой за то, что оскорбил ее, – процедил Дэвид сквозь зубы.
   – Извините… меня… леди Уолрафен, – выдавил Ратлидж.
   – Дэвид, он истекает кровью, – пролепетала Сесилия.
   Но Дэвид не слушал ее.
   – А теперь, сэр, давайте поговорим о деле, – сказал он, прищурившись.
   – Ты негодяй, Делакорт! – Ратлидж тяжело дышал, не сводя глаз с Дэвида. – Черт тебя подери, ну убей меня, если хочешь!
   – Нет, – тихо отозвался Дэвид. – Сначала ты ответишь на мои вопросы. Я могу убить тебя медленно, а могу и быстро. Вам выбирать, мистер Ратлидж!
   – Дэвид! – вскричала Сесилия. – Послушай же меня, наконец! Мне кажется, мы ошиблись! Ратлидж пошарил рукой по траве.
   – Мой сюртук, – прохрипел он. – Где мой сюртук? Схватив его сюртук, Сесилия подошла ближе. Лицо ее было мертвенно-бледным.
   – Мистер Ратлидж, вы же ранены!
   – Пустяки! Это просто царапина. Дайте мне мой сюртук, миледи.
   Сесилия бросила его на землю, рядом с рукой Ратлиджа. Он лихорадочно порылся в кармане, достал оттуда горсть бумажек и презрительно швырнул их в лицо Дэвиду. Полдюжины листков рассыпались по мерзлой траве.
   – Вот, заберите и убирайтесь! А хотите – убейте меня. Мне все равно.
   Не убирая меча, Дэвид встал на колени, поднял одну бумажку и осторожно ее развернул. Слова прыгали у него перед глазами: «Я должен предъявителю сего сумму в 1150 фунтов стерлингов. Лорд Роберт Роуленд».
   Дэвид растерянно заморгал. Острие его оружия соскользнуло с горла Ратлиджа.
   – Черт возьми, какой же я дурак! – прошептал он. Карточный долг? Разумеется, из-за этого он не стал бы убивать человека.
   – Там еще пять расписок, – сказал Ратлидж, тяжело дыша. – Возьмите и уходите. Я не собирался требовать с него долг. Я только хотел проучить этого щенка.
   – Не понимаю…– пробормотал Дэвид. Нагнувшись, он поднял еще одну расписку. 2200 фунтов! И подпись Робина. Наконец все стало на свои места.
   – О Господи, Делакорт, за кого вы меня принимаете? – продолжал Ратлидж. – Он же почти ребенок! Если вы хотите его защитить, запретите любящей мамочке выпускать его из дома. Я ему не нянька! – с горечью закончил он.
   Дэвид безвольно разжал пальцы. Меч упал в траву.
   – Так вы полагаете, Ратлидж, что я явился сюда из-за… из-за этих расписок?
   Ратлидж кое-как поднялся на ноги.
   – А из-за чего же еще? – спросил он. – Это вполне естественно. Говорят, вы его отец.
   Это была старая сплетня. Дэвид надеялся, что люди забудут ее, когда Дженет выйдет замуж. Но Ратлиджа не было в Лондоне два года. Может, он не знал об этом? Или у подобных сплетен долгий век?
   Сесилия молча подошла и протянула Ратлиджу носовой платок, чтобы он перевязал сильно кровоточащую рану. В отличие от Делакорта она не испытывала никакой растерянности.
   – Вы приплыли из Индии на корабле «Королева Кашмира»? – спросила она.
   Ратлидж сел, опершись спиной о ствол дерева, и прижал льняной лоскут к плечу.
   – Да, – подтвердил он, взглянув на нее из-под черной челки, – но при чем здесь это? Сесилия нахмурилась.
   – И вы играли в карты с сыном леди Килдермор? Ратлидж, запрокинув голову, расхохотался.
   – Простите, – сухо сказал он, обводя рукой сад, – но разве не в этом причина вашего неожиданного визита?
   Дэвид быстро собрал остальные долговые расписки Робина и сунул их в карман сюртука Ратлиджа.
   – Уверяю вас, мистер Ратлидж, я не имел понятия о том, что мой друг – повторяю, мой друг! – проиграл вам деньги. Если бы я знал, то заставил бы его заплатить. Впрочем, еще не поздно это сделать. Угроза тюрьмы быстро охлаждает головы любителям азартных развлечений.
   Ничего, не понимая, Ратлидж воззрился на Делакорта.
   – Погодите! Если вам не нужны расписки, то почему, черт возьми, вы меня преследовали?
   – Я вас не преследовал, Ратлидж. Но я сильно подозреваю, что вы в сговоре с мамашей Дербин. Мало того, вы околачивались в «Проспекте» и задавали там подозрительные вопросы.
   Сесилия вышла вперед.
   – Ведь вы были и в миссии, так? – тихо спросила она. – Видимо, вы не знали, что мы там работаем. Это вы заходили на днях в наш магазин и спрашивали Мэри ОТэвин?
   Ратлидж кивнул и отнял платок от раны. Слава Богу, кровотечение почти прекратилось. Несмотря на безудержный гнев, Дэвид не собирался его убивать.
   – После вчерашнего вечера я о многом догадалась, – сказала Сесилия, – поэтому и пришла сюда.
   Дэвид положил руку ей на плечо.
   – Сесилия, ради Бога, объясни. Но она даже не взглянула на него. Ее глаза не отрывались от Ратлиджа.
   – Вы отец ребенка Мэри? – тихо спросила она. – И хотели найти ее?
   Услышав это, тот лишился последних сил. Прислонив затылок к стволу дерева, он скомкал в кулаке окровавленный платок.
   – Не понимаю, – проговорил он, зажмурившись, – как женщина могла оставить свое дитя умирать в приюте? – Он задохнулся от подступившего к горлу рыдания. – Почему она ничего мне не сказала?
   – Вы и в самом деле не знали? – прошептала Сесилия.
   Ратлидж покачал головой.
   – Конечно, нет! А когда узнал, было уже поздно.
   Дэвид постепенно начинал понимать, о чем они говорят.
   Ратлидж почти заискивающе смотрел на Сесилию, как будто ждал от нее участия. Или прощения.
   – Я попал в глупое положение, – признался он. – Но я послал Мэри деньги с надежным курьером, их должно было хватить надолго. Потом я уехал из Лондона. Мэри ни словом не обмолвилась о ребенка. Если бы я знал, то взял бы ее с собой или отправил к своим родителям!
   Дэвид удивленно переводил взгляд с одного на другую.
   – Значит, все это время… – он осекся, – все это время вы искали Мэри ОТэвин?
   – Сначала искал, – признался Ратлидж, – а потом узнал, что ее убили, а ребенок умер… Дэвид судорожно сглотнул.
   – И тогда вы пришли на Блэк-Хорс-лейн, чтобы выяснить подробности у мамаши Дербин, – подсказал он.
   – Я пришел к ней, чтобы ее задушить, – поправил его Ратлидж, поднимаясь с земли. – Это из-за нее умерла Мэри.
   – И что она вам сказала? – мягко спросила Сесилия.
   Ратлидж печально покачал головой.
   – Уверяла, что ничего не знает. По ее словам, когда Мэри вернулась в бордель из той квартиры, которую я снимал для нее, она не была беременна и за душой у нее не было ни пенса. Мол, она оказала девушке любезность, взяв ее обратно.
   Дэвид пребывал в полном замешательстве.
   – А почему же вы… почему вы не сказали мне, что Робин проиграл вам такую сумму?
   – Может быть, меня остановила честь джентльмена, – язвительно изрек Ратлидж. – Или, если хотите, я решил проверить, за кого вы меня принимаете.
   «Он прав, – подумал Дэвид. – Долги – это дело чести джентльмена».
   – Я должен извиниться перед вами, мистер Ратлидж, – сказал он, тщательно подбирая слова. – Вы проявили удивительное терпение и снисхождение к моему юному другу. Лорд Роберт непременно заплатит вам долг.
   – Да не нужны мне эти проклятые деньги!
   – Тогда пожертвуйте их детскому приюту Мидлсекса, – предложил Дэвид. – Если это вас хоть немного утешит, Мэри ОТэвин вряд ли знала о своей беременности, когда вы уезжали из Англии. А что касается денег, которые вы ей дали, то один Бог знает, куда они подевались. Могло случиться все, что угодно, – ограбление, несчастный случай.
   Но Ратлидж его не слушал. Он стоял в одних носках, привалившись к вязу и скрестив руки на груди. Бледность лица юноши являла разительный контраст с яркой кровью, залившей его рубашку.
   Близился вечер, и налетевший холодный ветер трепал его черные волосы. Дэвид медленно нагнулся, поднял мечи и небрежно бросил их в футляр. Его смущал бесстрастный взгляд Ратлиджа, и он не испытывал гордости за то, что здесь только что произошло. Но как было поступить иначе? А может, ему попросту не хватает интуиции и душевной чуткости? Дэвиду очень хотелось думать, что это не так.
   Но одну вещь он все-таки сумел понять: почему меткий стрелок Ратлидж выбрал вместо пистолетов мечи? Во-первых, он не хотел убивать, а во-вторых, при всей своей браваде был неравнодушен к тому, какого мнения о нем окружающие.
   Дэвид взглянул на Сесилию, которая протягивала руки ему и Ратлиджу. Все его горькие мысли были разом забыты.
   – Пойдемте, мистер Ратлидж, – ласково сказала она юноше, понимая, что его душевная рана была гораздо глубже того пореза, который оставил меч Дэвида.
   Тот медленно поднял голову.
   – Пойдемте в дом, – повторила Сесилия, – нужно перевязать ваше плечо.


   Глава 18
   В которой леди Уолрафен приходится платить по счетам

   – Куда мы едем? – наконец спросила Сесилия, придерживая шляпку.
   Дэвид не ответил. Его галстук развевался на ветру, но он, не обращая на это внимания, подстегнул своих вороных, обдав конюха пылью. Покидая «Роузлендс», он велел Джеду отвести лошадь Сесилии в Парк-Кресент.
   Фаэтон стремительно летел по сельской местности. Дэвид сидел молча, сосредоточенно сдвинув брови. Сесилия боялась тревожить его разговорами.
   Когда карета повернула на лондонскую дорогу, Сесилия поняла, почему ей не хотелось нарушать молчание – она знала, что Дэвид тут же накинется на нее с обвинениями.
   И будет совершенно прав. Конечно, она поступила глупо, приехав к Ратлиджу. Ее безрассудство чуть не стоило жизни одному из них.
   Между тем они миновали оба поворота на Риджент-парк.
   – Куда мы едем? – опять спросила она, на этот раз более настойчиво. Было ясно, что он не намерен отвезти ее домой.
   Дэвид, наконец, обернулся. В тусклом вечернем свете она увидела, как бледно и напряженно его лицо.
   – На Керзон-стрит, – кратко ответил он. Казалось, ее вопрос удивил его.
   Карета свернула на Оксфорд-стрит. Сесилию швырнуло на Дэвида. Он взялся за поводья одной рукой, а другой по-хозяйски обнял ее за плечи на виду у стоявших вдоль улиц торговцев.
   Сесилия крепче ухватила шляпку. «Вот и хорошо, – подумала она. – Сейчас мы наконец выясним отношения – раз и навсегда».
   Сесилия прекрасно помнила, как Дэвид грозился жениться на ней. Он полагал, что она ни за что не согласится связать себя с ним узами брака, но это была его ошибка. Как раз о замужестве она и мечтала, хотя всего несколько недель назад подобные мысли показались бы ей безумием.
   Придя к такому выводу, Сесилия тихонько усмехнулась. Она всегда считала, что Дэвид не создан для семейной жизни, но теперь ее мнение о нем радикально изменилось, несмотря на то что между ними осталось много недосказанного.
   Через несколько минут они подъехали к крыльцу его дома. Отдав поводья, как всегда, невозмутимому слуге, Дэвид торопливо провел ее по комнатам к себе в спальню.
   Быстро заперев дверь, он привалился спиной к деревянной панели, как будто боялся вторжения посторонних, и пристально посмотрел на Сесилию.
   – Клянусь Богом, – тихо проговорил он, – ты мне за это заплатишь.
   – З-за что?
   Его лицо внезапно смягчилось.
   – Не знаю… – прошептал он, зажмурившись. – За все, что ты со мной сделала.
   Сесилия покачала головой.
   – Дэвид, я не хотела…
   Он резко взмахнул рукой, заставляя ее замолчать.
   – Послушай, Сесилия, – хрипло проговорил он, – ты меня доконаешь! Я больше не могу терпеть этот страх, эту ярость… Еще немного – и я взорвусь!
   Она растерянно смотрела на него. Что его так гнетет? И зачем он пытается подавить свои истинные чувства?
   Подняв руку, Сесилия нежно погладила Дэвида по щеке, задев пальцами уголок его губ.
   Он стоял с закрытыми глазами, ноздри его трепетали. Вдруг, словно очнувшись, он повернул голову, и губы его приникли к ее ладони.
   Ощущая прикосновение легких теплых пальцев Сесилии, Дэвид испытывал сразу и горечь, и гнев, и желание. Его бросало то в жар, то в холод. И если бы чувства были цветными, то душа его походила бы на калейдоскоп.
   Пытаясь отвлечься, Дэвид вспомнил, как подарил Сесилии ящик фарфора, а потом, внимательно всматриваясь в ее лицо, пытался понять, что именно она хочет от него услышать. Тогда он тщательно подбирал слова, стараясь не разгневать ее, но тем самым делал хуже им обоим – они порядком запутались в своих отношениях.
   Только теперь он понял, что Сесилия не из тех женщин, которые берут и требуют. Много лет назад, оскорбленный ее отказом, он из гордости не открыл ей своего сердца. Может быть, пора, наконец, это сделать?
   Его молчание напугало Сесилию.
   – Прости меня, Дэвид, – тихо сказала она, сама не зная, за что просит прощения.
   Он открыл глаза, и она увидела в них огонь желания.
   – Ты нужна мне, – хрипло прошептал он. – О Боже, Сесилия, как же ты мне нужна! Я хочу, чтобы ты все время была здесь, в моих объятиях, в моей постели…
   Сесилия ласково обхватила ладонями его лицо.
   – Я люблю тебя, Дэвид, – призналась она, утопая в темно-зеленых омутах его глаз.
   – Я тоже тебя люблю, Сесилия. И любил всегда. Она весело засмеялась.
   – Ну, допустим, не всегда.
   – Всегда! – резко возразил он. – И буду любить до конца своих дней. Один Бог знает, чем я, презренный повеса, заслужил твою любовь.
   Она привстала на цыпочки, чтобы его поцеловать, но он вдруг отпрянул и посмотрел мимо нее.
   – Я хочу тебя, Сесилия, – произнес он срывающимся голосом, – так сильно, что больно дышать.
   – Так возьми меня, – просто ответила она.
   Дэвид, закрыв глаза, перевел дыхание. Он выглядел усталым, лицо его осунулось, щеки покрывала отросшая за день щетина, но Сесилии он казался еще краше, чем всегда.
   В комнате стало почти темно. Сесилия, отвернувшись, начала раздеваться. Дэвид стоял у двери и молча смотрел, как она расстегивает плащ. Коричневое шерстяное платье упало на пол.
   – Знаешь. Сесилия… ты самое прекрасное существо на свете, – наконец выдавил он.
   Раздевшись, она повернулась, быстро развязала его галстук и небрежно отбросила его, потом стянула с его плеч сюртук. Дэвид по-прежнему стоял, привалившись к двери. Все его тело было напряжено.
   – Пойдем в постель, Дэвид, – прошептала она, осторожно вытягивая из брюк полы его рубашки. – Сейчас не время для разговоров.
   Как будто избавившись от невидимых оков, Дэвид оттолкнулся от двери и легко подхватил Сесилию на руки. Подойдя к кровати, он посадил ее на край и опустился на колени.
   – Сесилия, я не могу обещать… – прошептал он, – что сегодня ночью буду с тобой нежен.
   Его зеленые глаза завораживающе блестели. Она понимающе кивнула. Привстав, Дэвид снял рубашку и завозился с застежкой на брюках, потом бережно уложил Сесилию на пуховую перину.
   – Ради Бога, прости меня, – прошептал он и быстро вошел в нее, – прости!
   Сесилия, охнув, обхватила ногами его талию и прильнула к нему всем телом. Ей казалось, что она парит под потолком, а не лежит в его постели.
   – Ты моя, Сесилия, моя навсегда!
   Это соитие было стремительным и яростным.
   – Нет, Дэвид, не надо… я больше не могу… О! О! Боже мой!
   В предвкушении приближающегося экстаза Сесилия почувствовала дрожь во всем теле и, закрыв глаза, замерла.
   – Пожалуйста… – шептала она, но ответом ей были лишь хриплое дыхание Дэвида да ритмичный скрип кровати.
   Сумерки постепенно сгущались. Свечи в комнате не горели, камин был не разожжен, однако на лбу Дэвида выступили капли пота.
   Сесилия таяла под его натиском, ей хотелось раствориться в этом пожаре страсти.
   – Да! – воскликнула она, ощутив себя на пике блаженства. – О, Дэвид, да!
   Ее крик, разорвав тишину комнаты, разнесся по всему дому.
   Дэвид тяжело опустился на матрас. Сесилия медленно перекатилась на бок.
   Стало совсем темно. Она слышала, как тяжело дышит Дэвид. От его тела пахло потом, от волос – дорожной пылью. Это были приятные, земные ароматы, возбуждавшие не меньше дорогого одеколона, которым он обычно пользовался. Сесилия подняла ногу и зацепила ступней его лодыжку.
   Дэвид лежал, повернувшись к ней лицом, и смотрел в потолок.
   – Я люблю тебя, – прошептала она.
   Он неторопливо поднялся с постели и, ступая босиком по ковру, подошел к своему письменному столу. Сесилия услышала металлический звон, чирканье трута, затем звук стекла об стекло. В следующее мгновение лампа на столе зажглась, а Дэвид вернулся в постель.
   Застонав от удовольствия, она прижалась к нему всем телом. Дэвид обнял ее, и она почувствовала, как к ее нагому телу прикоснулось что-то холодное.
   – Сесилия, – нежно произнес он, – ты, в самом деле, меня любишь?
   – Да, – твердо ответила она.
   – Сегодня ночью я вручаю тебе свое сердце. Она удивленно посмотрела на него.
   – Я не понимаю.
   Дэвид, взяв ее руку, положил на ладонь какой-то небольшой предмет. В свете лампы ярко сверкнуло рубиновое кольцо.
   – Сесилия, я хочу, чтобы ты стала моей женой. Но сначала я должен сказать тебе одну вещь. Сесилия закрыла глаза.
   – Что часть твоего сер