ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА КОАПП
Сборники Художественной, Технической, Справочной, Английской, Нормативной, Исторической, и др. литературы.



                Стихи современных поэтов

ЛИН ХЕДЖИНЯН
ЯНКА (Дягилева Яна Станиславовна)
Арон Крупп (1937-1971)
Алексей Иващенко
Олег Митяев
Йоргос Сеферис ТРИ ТАЙНЫЕ ПОЭМЫ
Евгений Власов
Андрей Тарасов. Иришкина книжка
Владимир Ланцберг
ПЕРЕВОДЫ ИЗ ТОЛКИЕНА
О. Григорьев П О Э Т
Крапивин
Антон Беpман
Лев Рэмович Вершинин БАЛЛАДА О БОЕВОМ СЛОНЕ
Е. ПЕРЦУЛЕНКО ИЗ "ПЕСЕН КНИГИ СТРАНСТВИЙ"
ИССА перевод Т. Соколовой-Делюсиной
Маслаков Д.
ЗАЧАРОВАННЫЕ ОСТРОВА ХАРЬКОВ-1992
ИЗ "ПЕСЕН АЛОЙ КНИГИ"
Матвеева
Анатолий НАЙМАН
ПИТЕР СИНФИЛД
Виталий Кальпиди
Элла Крылова
ОСУЖДЕННЫЙ НА ДОРОГУ
Игорь Глотов
Эдвард Лир
Эдмунд Спенсер
Г.Рейхтман
РИЧАРД У. ПАЛМЕР-ДЖЕЙМС
Таня Сороко
Екатерина Горбовская
Книга стихов Натальи Нестеровой "ИЗБРАННОЕ"
Михаил Трегер
Сергей Татаринов

ЛИН ХЕДЖИНЯН

     Поэтический язык является языком исследования.
     Стихотворение не память, но конструкция открытия (хотя
вoзможно также, что оно иногда открывает воспоминания).
     Оно не запись переживания, но сознание переживания ю в этом
смысле стихотворение первично, изначально. Наконец, в моем
случае, поскольку я никогда не пишу того, что уже знаю, никогда
не пишу пост-фактум, процесс письма симультанен и равен процессу
мышления. Стихотворение есть сознание моего сознания. Можно
изолировать все ю объект (наверное, шляпу), эмоции (наподобие
любви или любопытства), условия освещения (либо мгновение
бессонницы), понятие (например, эти: размер, масштаб,
относительность ю дисконтинуальны). Но, даже изолировав что-либо
от настоящего момента, вид мышления, происходящий как письмо,
когда пишешь об этом, вовлекает изолированное в мириады иных
мгновений во все более и более усложненных взаимосвязях.
     Однако это все равно, что сказать, будто в письме можно
начинать повсюду, начинать вновь и вновь, а поэтому возможности
мысли и, следовательно, письма неисчерпаемы. В итоге я редко пишу
короткие стихотворения. Предпочитая открывать пространство
исследования в неустанном возвращении к нему ю в этом контексте
жизнь поэта есть жизнь наблюдения, переживания, внимания к детали
и уготовления к непредсказуемому, ю так опять и опять начинается
поэзия.

КОМПОЗИЦИЯ КЛЕТКИ

1.1       Долг писателя ю в предложении.

1.6       Предложением излучаемы скалы зрачку.

2.13           Предпосылки покоятся между камнями.

2.14           Человек, о котором я говорю, находится между
часами.

3.1       Исследование взыскует большего количества слов.

3.4       Предощущает неуемное время и место.

3.5       Реальность в неустанном движении понуждает предметы
          являться такими, как если бы этому месту являли они
          принадлежность.

4.2       Именно!

5.8            В близорукость облака проливают неподвижность и
формы.

5.10           Между верой и зрением.

5.11           Индивидуализм требует индивидуума и неверия.

6.12           И соболезнуют солнцу.

7.1       Природа, словно гипотенуза.

7.2       Дверь замещает.

8.3            Как у поэта: "Детали должны звучать в 130 раз
громче,
          иначе поэзии не бывать".

9.13           ...прибавления (например: скорость, различие,
          длительность)

10.14          Где ослабляют природные вещи.

10.12          Там не возможен катарсис.

11.2           Что представляет проблему в ограничении.

11.10          Так женщина преодолевает свою недостаточность,
другим
          позволяя стать в очереди перед собой.

12.2      Пространство спрессовано в емкостях гораздо больших
          объемов.

13.4      Не меньше того, как если б сказать, что душа сама по
          себе это ю ошибка.

13.5           Лишь возникает вопрос, как она тут как тут.

14.2           На слуху возрастающая социальность.

14.11          В этом контексте секс кажется весельем
строительства.

15.3           Каждое место, где воображению удается себя
отыскать ю
          замещает его словом "язык".

16.3      В потоке между структурами шок различения
          ощущает наш ум.

17.1           В моем понимании "равенство" значит не
безразличие,
          но отстраненность.

18.2      В поэзии легкие отнюдь не артикулирующий орган.

19.10          Я думаю ю вот почему научена речи.

20.7      Это была проблема масштаба.

20.8      Когда части превосходят масштаб, его скорлупу ю
          это эротика.

21.4           Капля воды отброшена раскаленной плитой.

22.4      Любовь.

23.4      Люди повсюду видят очертания лиц.

24.4      Портрет мой ю горшок, по которому я стучу ложкой.

24.7           Звон души в глине истории.

25.1      И мир проливается, приковывая внимание.

26.7      Хочется развоплощенья в пространство, которое в нем.

27.3      Пунктиром, плита, узнавание ю слова не из лучших
          (воображенье наблюдает себя).

28.9      Об этом думала неоднократно: близорукость так же
          обязана телу, как и душе.

28.12          Итак, судьба выпукла подобно зрачку.

29.12          Такой же ветер округлый.

30.1      Я замыкаю свой ум, чтобы спать, не преступая порог
          своей скромности.

31.4      Человек обязан удерживать все, что может быть схвачено
          зрением.

31.4      Однако такая позиция понуждает к чувству возвышенного.

32.8      Два человека одновременно не могут быть голыми, так
          как им надлежит обмениваться своей видимостью.

33.9      Убежище и передышка вовсе не то, что входит в
          намерения их чрезмерной реальности.

34.1      Безустанное круговращенье psiche.

34.6.          Я хочу сказать, что не намерена быть итогом чему
бы то
          ни было.

35.5.          Эти слова необыкновенно желанны, насыщенны, как в
          восприятьи того, что вне времени, нескончаемого:
          ежедневный урок.

36.10          Находится между публичностью и солнечным диском.

37.1      И ты дорожный патруль?! вне себя? вокруг тела и в
          каждом атоме тела, в котором его становление.

38.2      Тогда сексуальность лишь радостный, ликующий интерес.

38.14          В конце-концов это основано на узнавании.

39.4      Это спеленуто брешью между сознанием и фактом.

40.2      Все объект зрения.

41.9      Дети собирают переводные картинки животных и пуговицы.

42.8      То, что мы начали, постоянно прерывность не дает
          завершить.

43.6      Память открыта еще большей реальности.

43.8      Для взора и клетки.

44.1      Необходимость ю то же, что трель, что пунктир.

45.1      Клетке не возгордиться стабильными достиженьями.

46.1      Дрожь прорастает в передаче нашего знания.

47.5      Люди обучаются в имитации или порой в контр-имитации,
          как те, например, кто на море страдает от качки.

48.10          Почему не выкрашу в синий все имяполагающие
материи.

49.5      Разве зеленое ю желтое плюс что-то другое?

50.5.          Тот, кто никогда стебля не видел, тот не поймет.

51.1      Тяжкое желтое замещение умирающей ночи.

52.10          А звук сам по себе ю вселенский словарь
          функционального гула растений.

52.13          Откуда исходит совершенный язык.

53.1      То и есть вдохновение, что к этому постоянно
          питает доверие

53.7      Время, из которого мне не сбежать, моя кожа.

54.7      Вопрос "кто?" исчезает.

55.6      Однако я была брошена, в один лишь как бы конец
          в интроспекции: животное, парус, крыло.

56.4      Склонность макушки ю только попытка обозначить себя.

57.3      Единица познания ю зерно филосфии этики.

58.6      Утрата смысла щекотки или бегущей воды, или предельно
          неприятного шока, когда прерваны все ощущения
          добровольной, однако врожденной наклонности всегда
          уходить, смысла растущего звука, просто, как такового,
          и смысла отличий ю ошибка зрачков самих по себе.

59.4      Время ю склад, где оно возрастает.

60.6      Множество крохотных фильмов были показаны на моей коже
          множеством крохотных кинопроекторов, причиняя ей зуд,
          принося мне бессонницу.

61.6      Пространство, павшее между нами, возвеличивает
          расстояние.

61.7      До n'ой степени силы мы можем следить.

61,9      Невозможность насытить себя ю часть языка.

62.5      И это несколько слов сказать понуждает тебя.

63.10          Еще шире упрямая капля между человеком и камнем.

64.1      В раздражении я повествую.

65.14          Чайка, моча, некролог, сфера, случайность,
          электричество, лилии.

66.10          Середина.

67.9      Жизнь после сна... ю но и там ожидают прозрения и
          гениталии.

68.1      Кость сообщительности пуста.

68.7      Сознанье сознания или различных сознаний чистый
          рассудок полнит молвой.

69.1      Стихотворение ю точная метонимия.

69.3      Этот камень, указуя на камень, скорее скажет о краже,
          чем я.

69.4      Опять-таки серия взрывов: череп в душе, душа в черепе,
          etc.

70.1      Неразделимы раздевание и чистота.

70.4      Изведено тело из мысли.

71.11          Но следует знать, почему эмоции в первую очередь
          отсылают нас к призракам.

72.9      Содержание или же форма? ю никогда и ломаного гроша
          не стоила эта проблема.

73.1      На фоне в воде.

74.1      Бесконечно суровое чувство пестует секс.

75.5      Пример # 3: "Моя смертная сущность и знание не дают
          мне гарантий в том, что может случиться".

76.1      Отброшена прочь в психологическом смысле, со сцены.

77.4      Реальность неисчислима, но может быть создана.

77.13          Начала включают 9) шок молнии и 136) утопленника в
          воде.

77.14          Ощущение собственной бесконечности личность
          рассекает впервые на две равные части.

78.4      Грамматик, по колено в воде, оставляет ее и себя
          обнаженными по поясницу.

79.1      Наблюдение не просто подмена.

79.13          Это чувство множественной анатомии.

80.8      Выявление взмывает из вод.

81.3      А после оказавшись где-либо, это (где-либо)
          уходит безо всякой нужды.

81.18          Вся цепь интроспекций подобна воде, скользящей по
          холоду.

82.10          В себя заглянуть невозможно
          без того, чтобы не смотреть на другого.

83.1      На чем, в конце-концов, отдохнут ваши глаза.

84.3      Одинокое тело, чья функция состоит в представлении
          королевы.

85.16          Радость упряма, если ю из прошлого, которое нигде
          не имеет конца

86.2      Это остается в поле предвиденья, поскольку содержит и
          секс.

86.10          Или только аорист, как в искушении, остается как
          выбор.

87.9      Политический бум, который однажды придется узнать.

88.7      Возможно, конструктивность теперь навсегда.

89.8      Условия во времени сталкиваются с собственным
          произволом.

90.7      Это мысль без ее головы.

91.9           Тело высказывания: "милое следствие".

92.1      Бодрствую и моя субьективность того результат.

93.3      Я моралист и замен в этом нет.

94.20          Тогда это будет спецификой рода.

95.1      Sir, Madam, я не оставлял своей работы на протяжении
          многих лет, а годы, поверьте, прошли вовсе не в
          праздности, хотя сама работа не приобрела
          популярности.

96.5      Долг, наука, выпуклость, волны.

96.14          И нечто в этом.

97.14          Что-то должно полнить это.

98.14          В великой сексуальной жизни у них не было воли
          ко времени

99.4      Крепкий запах травы ю теперь все близко телу.

100.4          В различьи полов лежат более глубокие предпосылки,
          нежели нежность.

101.2          Восхождение пыли разрушено минералом.

103.3          Синтаксис: мера с вкрапленьями радости.

103.4          Является ли "оно" наслаждением?

103.5          Нескончаемость не в процессе конца.

104.8          Любой, кто согласен, тот возрастает.

105.13         "Например..." ю выражение лишь переноса.

106.5          Секс ю бесстыдная четкость.

106.14         Обыденность шествует в рощах.

107.1          С волной себя самого ты здесь вместе со мной.

108.4          Чувствительность ю замечательное одиночество.

109.1          Из одиночества чудесная заглушенность мгновения
          ложится на грудь.

110.9          Странное дело, связавшее меня по рукам.

111.1          И твои щеки!

111.2          Говори же о тайнах!

111.10         Сюжетное, сентиментальное тело, в котором сидим мы
на
          склоне... ю чтобы восторг.

112.1          Любовь ю несовершенная форма истории.

112.11         Дан обнаженный предмет и произростают азалии.

113.3          Они абсолютно необходимы для материнства.

114.9          Но деньги себя не предлагают поэзии.

115.11         Что суть предметы в поэме, посвященной отбору.

116.4          Роенье.

117.10         Достаточно много симметрий, чтобы распределяться.

118.12         Но завтра ю оно ли то самое уникальное будущее.

119.3          Совпадающий мертвый.

119.16         Но каждый на солнце, как на булавке.

120.6          Сигнал.

121.15         Часть и частица телесности, которым посвящаем
поэзию.

122.12         Стихотворение по отношению к языку то же, что
личность
          по отношению к обществу.

123.7          Так играем мы в пузыри.

124.5          У циклопа один глаз, у бабушки две груди.

124.18         Действительность в действительности.

125.9          Стихотворение есть чувственное измерение запасов.

125.19         Великая трилогия воли.

126.1          Я описываю расстояние между двумя,
зафиксированными в
          языке точками.

126.4          Объекты воли.

127.2          Полусубъект, полуобъект ю вот в чем интимность
          заключается описания.

128.10         Уроки поэзии.

128.12         Вообрази, что весь опыт будет разделен на две
равные
          части, но тело и разум будут вместе всегда, на одной
          стороне

129.4          Мы были там, где Х встречается с Y, ю мы тронулись
с
          места и они встретились вновь.

130.2          Что же тогда не сносит нас к описанию?

130.21         Таким образом, необходимо быть пунктуальным и
ждать.

130.22         Таким образом, это ю теория длительности.

131.4          Человек вокруг своего позвоночника, взгляда.

132.15         Я как я есть, а она или он ю обнаженные.

133.5          Шума нет вне вещей.

134.8          Это ю описание активизированных частиц.

135.8          Слово, оно большой палец ноги.

136.2          Слова в разрывах и все же овальны.

137.8          Вещи включаются в описания ю слова любят свое
          достояние.

138.5          И референтность света.

139.6          Не аккуратны ли мы?

140.3          Два бытия свершаются в словах, из которых они были
          созданы.

140.9          Каждому предшествует его же желание.

141.18         Желание ю визуальный историк.

142.10         А мы приблизились к середине самой алфавита.

143.1          Политически.

144.5          И глаза делают.

144.6          Мне нравится давать волю глазам.

145.7          Да не произнесется "желание" ю мы подумаем лучше о
          верификации.

146.12         Шкала.

147.11         Письмо есть именно это несистемное накопление
находок
          и заявлений.

148.6          После погода, после либидо.

149.6          Затем перспектива, ступени.

150.2          Все ю зелень.

150.3          Чтобы читать нужен магический глаз.

151.7          Противного не дано, не так уж и плохо служить
          опосредованием.

152.10         Оно могло бы исчезнуть, однако оно появляется.

154.13         Надлежит ли выйти ему в сознание бессознательного?

154.14         Хорошо б это знать.

Из книги Вариации: возвращение слов.

Думнать опять... бизнец... вписавший порядок....

Постоянно возвращаясь к размышлению о том, что каждый думает или
хочет думать о себе как об уникальном явлении. Нередко человек
думает, что его искусство, его перижвание, опыт каким-то обрзом
глубже точго, что чувствует и переживает другой: моя любовь, мое
страдание, мое озарение.

Быть неповторимым, всегда новым, оригинальным означает неамерене
быть значительным. Мысль заключается в том, что быть не таким
означает быть вторичным, банальным в значении: иначе, старым и
заурядным. Что предполагает кого-то, живущего в повторении того,
что было.

Художники нередко заискивают у безумия, находят его романтичным,
подчеркивая свою эксентричность, чтобы доказать им присущую
ценность.

И это оттого, что страдание сумасшедшего мнится необкновенно
реальным, что его безумие фактически доказывывает реальность его
страдания и силу переживания. Это и "свело его с ума". Но
противололожное, оно в самом деле реально. Что характерно для
безумия, так это это то, что оно разлучает своих жертв с
действительностью, творя состояние, в котором частная
действительность настолько приковывает внимание, что исключает
другие, общие реальности. Действитетельно, страдание сумасшедшего
длится в его собственном безотносительном контексте, который
может быть уже нашего. Колокольчик, невнятно прозвучавший в
ларце, мнится источником грома, а мельчувшая в дверном глазке
тень кажется чем-то неизмеримо огромным.

Сумасшедствие более легкосердечно. Думать опять... близнец...
вписавший порядок...

Благодородство, или же ярость. Если вещь кажется истинной, далже
пусть на короткое время, тогда правда ли то? У истины прошедшее
время. Реальность одновременно временная и временна. Реальность
культуры может себя изменять, и то, что было мышлением, его
основными чертами, будет открыто, как чистая видимость. Подобно
культуре американских индейцев, погибшей в нашу эпоху.

из книги ПЕРЕДЕЛ

1.

Согласье к согласным
сводит сонет.
Воробьи. Ветру сродни
Сквозящему в прутьях колючих гнезда,
птицей входящему, гласную

нанизывающему на клюв.
Когда невозможно помыслить сразу две вещи
по меньшей мере думаем дважды, гребец
по воде срывается в путь. Ее описание жизни
на девяносто процентов авантюрный роман.

Все, что удалось извлечь из морали
это выкрикнуть
имя кого-то, кого уже знали.
В интеллектуальной воде шелест вязанья
да опушенные скалы, мнится, хрипят
на ветру. Подобно ребенку

так искренне просто я обнаружила
как тяжко с друзьями, замыкаясь в симпатии.
У меня они были. Иные а) агрессивны
возлюбленны, б) противоречивы по сути
либо в) непредсказуемы, дугообразны ю подобно лозе.

С фрейдистским вкусом веселья мы ощущали
раскаянье за наших безжалостных повитух.
Но за обретеньем огня
неизбежно открытие влаги.

Глазурью на глине наливаются облака
маслянистые птицы собираются в лоснящемся небе.
Маячит жирно луна,
соскальзывет, крадучись по дороге за нами.
Анархия спит
в преизбыточном

времени, под стать вялой терминологии.
Безымянные толпы (любопытно кого?) напоминают
кладку стены без цемента. Завтра ю тот же
все день в моем опыте. Но только сон
доставит радость из радостей

щедрую, если проснуться.

2.

Ностальгия, она элексир
из вины извлеченный... Писала...
пальцами не-пишущей руки
коснулась приборной доски. "Машина, привет".
"Mама, привет" мне в ответ.

Город антиавтомобилен. Она, кто всю свою жизнь
провела в городе, законы его
впитав в свою кровь...но это безумие, правда,
...она, ожидавшая, когда сфетофор изменит свой цвет,
ступила в движение

прямо на красный. Объекты мерцают всегда.
Дождь угрожает, но, что он может поделать.
Шумит, хлещет, сечет...
где-то между опустошенным и полным...
возбужденье ментально, оно изнутри,

как остаются они угрюмо спокойны.
Мы остановились в городе
над которым и впрямь лили дожди.
Отражения поили сады.
В движеньи сжимались поля,

деревья остановили пейзажи.
Вспышка собственного раздражения.
Фотография умоляет о капле истории.
Автомобиль направленный в фотографию.
Это встречает при пробуждении.

3.

Только-только появляется солнце.
Первый, нелегкий
нарушенный миг молочным желтком ю
великолепие мига в клаустрофобии.

Возможно ли "Рай" созерцать,
не думая при том о любви?
Вламываясь в открытое, верю,
что будет...
порой это требует
лишь только заведомого совпадения. Золото

окаменевших сот залегает
под железоподобной выгодой ферм.
Ржет моя лошадь.
Мой пес лает в саду, сокрушаясь:
"Великолепно! Прекрасно!"

Она видит предметы
в снисходительном-зыбком чаду.
Между тем в переулке зреет великая музыка ю
зябликов хор. Мнится, все
должно находиться в массе звучания, где,
в пение ос себя заплетая
и пауков, они возникают, чтобы
молить о реальности. И мере

привычной следуя знания,
я присягаю не смеху,
но рассеянью вещей. К левой ладони
прижав правой указательный палец,
обозначить: а) Питание,

б) Порция, в) Стоимость, г) Чрезмерное утешение
сравнимо с забытой, нескончаемой клятвой.

4.

Вообрази же того, кто страх
своей смерти изучает в метафоре или
влюбляясь. И снова сегодняшний день
превращается в завтра, как если бы в пруд
ступить из корыта ю

 ю и мимо! ю вниз через ров.
Всплеск расщепленной воды, на солнце опал
 ю миг, когда одно, два, пять ю слова мои
пункт прибытия длинному поезду мысли ю
сохнет песок.

Романтический интеллект (слова
не избежать) заключает в себя
великолепие жизни всецело. Срываются
капли мышления (свет нашего дня
сфере подобен), чтобы прянуть назад. Свет

на воду нисходит
(потому что день ю  основание дома)
и точки движения, зажженные им
ненавязчиво строги. Одни вещи быстрее

другие помедленней, и так мои руки,
как мельница, попадают в медленные рукава
а разум давно уже в парке,
тогда как ноги мои еще только к порогу несут.

Так, желанием карикатурно продолженные,
встречаются два направления опыта ю
сколь же податливы! Букета
тяжесть добавлена. Пес вдогонку за катящимся
яблоком, блок размыкается

и в смещении что-то ю
но телефон. Звонит человек
поперек разделен.
За ним тишины тащится баржа, груженая
великолепием счастья, безымянно
растраченным жизнью.
Преступление? тот вид автобиографии.
Исповедь? тот вид непонимания ю

подобно тому, как предать невозможную цель.
Кто превозможет? Как назидание
ночи, чтобы та опустилась.

5.

"Ангелы, видимо, вовсе не знают,
что пребывают в движеньи". Весна
инструкция не для меня... внешняя кротость
... остатки чудовищного примера.

Впереди поставлено дерево,
чтобы ветер сильней раскачивал комнату.
У меня слишком острое чувство несправедливости
... одиночество непривычно... когда дрожью
к музыке исписываю салфетки
в неподходящем для этого месте.

Во времена желания, рассудка
терпение разума эквивалентно теченью.

6. юность

Каждый факт обретает подвижность. Вообрази
связь с этой жизнью частицей, наивной,
как на открытке, связанной чем-то
с пейзажем, застывшим в мгновеньи или,
как звук, напоминающий свои же истоки.

Ниже по улице белая, как молоко (связующе-
белое) уселась собака, с нетерпеньем
глядя на хвост, равно как с подозреньем
обычным в отношениях старых друзей. Она

притворяется, будто дел просто по горло
для чего одиночество попросту необходимо
(как тем, кто по природе застенчив,
                        избегают беседы).
Потом задней лапой за левым ухом скребет,
как если бы деньги считала,
чихает, встает, словно из тех,
кто только что нанял квартиру
в стволе засохшего огромного дерева.
Невыносимое предощущенье разрыва,

чей хаос звучанья знаком,
словно воздух. И сдавленность...
незадача какая... иными словами, я тогда
настежь открыта (тарелки, вращаясь,
взмывают, уносятся прочь) сродством...
случившиеся слова... В неизбежном,
себя постигающем описании пейзажа.
... я люблю воду в мерцаньи деталей...
Мы и впрямь были молоды, и меня
выворачивало, когда от стены до стены
полы застилались коврами.
Я каталась по ним.

Покорность. Вызов.
Истерия лишь дрожь. Обычная
одержимость (сама по себе
решительна в направленьях) уходит...
оставляя будущему доктрину
эффективных уроков.

С моим темным зрением слух бы иметь,
в судорогах будучи вещью...
только перемещает, никогда не творит...
вымести мух чудовищной чуши
из головы. Пигменты в возможности таятся...
замочная скважина на белой стене...
дом это ю пастбище. Различья вещей
когтим в подчиненном желании.

7.

Стоящий на самом краю скалы испытывает
определенное удовольствие, в упоении думая,
               "а что, если прыгнуть".
Но внезапно вздымается море
и с любопытством глупым на него смотрит.

Падают драгоценные капли дождя. Раскаянье
и решенье тоску отсчета до бела выжигают
в движении стрелок назад. Даже
в Пост-Рациональном обществе слово
как "преданный" пес
не ведает устали в повтореньи ю
опять и опять

его звонкий голос (стянут в кольцо
узкого эхo) звучит в темном воздухе раннего
утра... сыро, опасность
ребенок готов угодить под машину
бросаюсь, выталкиваю, безопасность...

себя повторяя. Я не могла раковину
"украсть" у природы
С другой стороны, я не могла просто ее уронить.
В конце-концов, где-то на берегу
я ее потеряла, но где, как ю совершенно не помню.

Так частица каждая знания
(благодаря близорукости и так далее) лишь умножает собой
романтизм, ряд перемен, окропленных
"маленькой музыкой",
как если бы шоссе взорвало

мириадом стеклянных брызг этот
молочно-пасмурный воздух.
Холмиста моя удача клаустрофобика, ю звучанье
шоссе почти материнское.
Рот предполагает в еде ю
благородство какое, мы уплатили сполна по счетам!

Порядок в еде сохраняют тарелки. Дом заявляет
(неудовлетворительный прототип), что
автомобиль есть бронированная книжная полка.
Словно деревянные стены,
моя клаустрофобия проницаема звуком.

8. невинность

Красный автомобиль на шоссе
вот-вот ринется прочь. Несуразная вера
наивна в настоящем желательном времени.
Садовник ю критик убогий этих вещей.
Быть печальным смешно. Пурпур

салфеток скотчем прихвачен
к холодильнику, по края ими набита кастрюля.
Иногда простейшие объяснения
не уступают жестокой наивности. Ее блохам

это озеро было знакомо. Я раздернула
занавески для света ю ты знаешь, как это в семьях
 ю подняться, пока еще все остальные *серьезны ю
однако все косвенно ю метит
мнимые связи, покуда psyche

 ю опосредовано ю по-научному
самосознание ю в свою очередь было
романтично в своих персонажах.
В автобиографическом плане раскаянье
требует детерменизма
с ограниченьями (и невинность).

9.

Солнце поднялось на три дуба.
Авторитарный свет ю действие, которое сводит
к туману или к пыльце. Вес (паника
дело лишь психотехники) или вторжение горизонта.
Что до нас, предпочитающих логику в мысли ю ошеломление!

Свободной судьбы вылинял цвет,
теперь она, как соломенная корзина.
В ресторане я сидела одна, вслушиваясь в звучавшее
на периферии зрения ю близкое и такое знакомое, .

Обратный выдох зевка. Местоимение "ia"
занимает долгое время, пока не утратит значения.
Замещено более быстрой логикой, немедленного
согласованья. Алмазовидность Допплерова эффекта
широкобедра, как жизнь в доме. Пол усеян

пшеничным печеньем и крохотными апельсинами
и взьерошенный пушистый затворник,
золотистый и белый, как пес,
толчется (соскальзывая) по кругу одуряющей сцены,

тогда как двое ребят (каждый по очереди
поводя рукой над тарелкой и в то же время
небрежно и нежно дитя баюкая в колыбели)
зовут его "Ту-у-ай" или "Ту-у-и" либо "Ту-ви".

Правда, ю в кругу друзей
я действительно, случается, взвинчена.
Однако, если я по душе им, пусть навещают.
Путешествующему дня не дано.

10. публичность

Мои пальцы сведены к трем
для того, что б писать. Нервы
 ю предприятие и графика.
Типичность это ю формулировка,
подобно рассвету. Выражаться претенциозными афоризмами

 ю новизны дрожжи ю восторг в объясненьях
доказывает то, чем природа является ю глаза
копошатся в стенном смехотворном узоре ю
яблок неравномерно-частичная праздность ю
провозглашая их на арене.

Крайнюю степень публичности дисконтинуальность
для меня означает. В сканировании болтливом ю
как паутина, уничижающая волны пространства ю
постоянно безумная уязвимость не потому, что хрупка,
но потому, что фальшива ю

тех, кто присвоен ею в предвосхищении.
Сейчас август (6 или 7), обширный, текучий.
Природа нам позволает исследовать
воздействие исследования на восприятие
и в то же время полнит удовлетворением. Так, облака

которые, мнится, входят в мир
из одной точки небес,
передают собой время, перенимая их свет
накапливая звук, словно дорога в пустыне, впитывающая
и уходящая за горизонт. Ветер

крепчает, а пение птиц переливается
в строках, параграфах, в пищеводе. Жестко-
обрамленный крипт. Успокаивающе во дворе
лает привязанный пес ю в прерывность,
впитывающую чувство работы.

11

Общественные движения сопровождают мелодию
повторениями. Так начинаем. Затем выворачиваем
звук наизнанку, к правому уху тянемся левой рукой.
Рвемся к окну и голосами народа
кричим "Семья!" Это Папа, Мама была права.

Он собран в нежную горсть собственного воображения.
Однако фантастической симметричностью
управляет равностояние. Внизу
хлопает дверь, ревут сливные бачки,
на улице рев вращают двигатели машин, радио

исторгает утробно басы, дети на улице
в крике поднимают каждое слово на иглу пика,
два пса, один небольшой, глубокий другой
лают, и звонит телефон.
Телефон ю орудие пытки.

Новых Американских ритмов шумы
вливают в мир напряжение.
В моем предложении только одно сообщение. О пюпитр
 ю все осины суть те же деревья,
безлиственны, в росте привольны.

Камера ю ножницы, из предложения
стирающие сообщение. Пальцы сокращают
пространство. Распорядители праздников отдыхают
у моря. Железнодорожный вагон
следует уходящей волне.

В волнах существует два уровня,
к которым льнут люди: карабкаясь коленями
и локтями. В полдень, стоя здесь, без особенной спешки
это ощущает себя не столько водой, сколько огнем,

12

Я субъект эгоистического стремления
к усовершенствованию. Была ли душа моя кем-то отмечена?
Прячась за неуемную страстность, человек
на улице утверждает, что его пес полу-волк.
Это, как речь, которая ищет строфы сонета.

Эллипсис бодрости и аппетит.
Нетрудное дело пересыпать песок ю весь день
напролет провести
в телефонных переговорах ю была коробка
полная молний, перемешенных полностью ю приехали,
храня безопасное сходство. Я был в Европе

за собственный кошт ю запружена рабочими
и солдатами, невозможно пробраться,
собирая пожертвования, так что я просто сел
и, когда они выходили, я брал с них деньги.
Ты знаешь, что это каменная стена, если видишь такую.

Переход мира в поэзию?
Дремота ю ошибка для вожделения. Анекдот
который всегда берегут, чтобы потом рассказать,
выражая прямое желание.

из книги КЛЕТКА

_

В темном небе все созвездия эротичны,
рабивают улицу настежь.
Улица преступает дома.
По случаю тело свое "я" преступает.
Ежедневно кто-то кого-то сметает
и мать кого-то в печали... чтоб превозмочь.
Постель известна как место исхода.
Вне ю изумленье звездой ю
восхищение.
Проблема лишь скорлупы, т. е. масштаба.
И тогда эротизм ю это частицы,
превозмогающие масштаб соразмерности,
пронизывающие его скорлупу.

* * *

В ночном кошмаре моих намерений
свернуто описание.
Птица следует птице ю но сквозь пелену.
Может ли человек захлебнуться восторгом?
Ласточки в каденциях щебета (люди овладевают
порой языками, как, например, другие мажутся
грязью). Свет
всем объемом помещается в день.
Он спит на протяжении места в ночи ю пожелай
и с кошмаром, и светом начнется игра.
Пузыри интенций ю существуют они, каждый
облечен новой вселенной.
Приговор и совмещающий метод.
Совокупленье лягушек у лужи ю
органы. Двигатель
внутреннего сгорания осыпает аплодисментами.

Слушай нас, ибо ласков наш слух.
Все случится, коль скоро помыслил.
Незнакомый блаженства знак означает налет хрипотцы.
В сердце судороги брезжит росток пространства ю
зрение вспять.
Тела особенное смятение.
Метод описывающий и симфонический взрыв.
Разум молочно-лазурный, небо поверх ю и это их жизнь.

Не обязательно солнце взойдет именно здесь.
Это должно лишить их рассудка!
Наутро муж рассказал, он слышал приключения
                         в моих сновидениях,
я говорила: "ни один и ни мертвый, ни один
и не мертвый": вот кто и есть "интеллектуальное тело",
либо оно должно быть "красотою ума"!
Тело непроницаемо, когда в сострадании бьешься вокруг.
Зубы ю жемчужные пропилеи, тело ю Эдема каркас,
спрессовано, так что, скорей всего, прерывности нет,
не продлить, не избегнуть.

* * *

Дело писателя в том, чтобы питать
     зиянье зеленого и желтую жизнь
     человеческого зрачка, начало которого в "я".
В дробленьи дождя, вспоенном ливнями,
     еще прежде, чем довелось мне узнать,
     как печатать по сторонам, ю той, кому
     затем был задан вопрос, что у ней общего
     с этой природой, той,
     что ответила: лишь соразмерность,
     возможность.
Читатели разных пособий
сопровождаемы в дальнейшем на жительство.
В точности сопротивления точность ю
     взнуздывает, срывая с места мгновение.
Слова скалами излучаемы глазу.
Пылинки, частицы, тот род или этот,
взгляды ю вовлечены в солучение.
Восшествие в вогнутость.
В смерти не обязательна несовершенность.

Лин Хеджинян
из Книги "КЛЕТКА"

page 92, CELL

Такое приращение бесконечности
     смерть
Но несвершение
Не устоять в том же нам месте
     чтобы на это взглянуть,
     но...

Спозаранку, утром однажды
     три дерева стали возможны,
     ни единого звука,
     что б удержать воздух...
     список неполон

Я хочу там, где кто-то
     питает лишь склонность

Есть жизнь и затем
     обжитое пространство
Залив испещренный
     так подступает
Небес широкие лезвия,
     синева и еще синева
     уходя себя оставляет.

Из непрерывного, полудня,
     не замыкаясь
Средина
Того, что мы также должны постепенно
     в жизнь отбывать,
     целопкупность
Говорящую самое себе
     не сокрывшую
     никаких толкований.

page 90, CELL

В раздраженьи
     я строго последовательна
     в изложеньи
Хронологична
Снова начни
Гляди, жизнь опять - это
     разъятье цветения.

Вечная зелень и желтое
     образуют различные формы
     соединяя окончания лучей
     каждый раз по-иному.
Словно в обрамленьи мгновения
     бабочка
Нет ближе слов
     сокровенному сходству,
     чем эти
Благодаря опыту их в нашем труде
     мы создаем
Звуки шагов
Вечное разделение в расширеньи
     явления для этой страницы
     и переноса
     в траву

Нет места у человека
     для революций забвения
Лишь время
Двоим встреча не суждена
     во временах отличенья
Их время - материя, оно сексуально

page 88, CELL

Жены - слова андрогины
Стражи
Определяют нехватку души
     к одиночеству
     нескольких волн.

Тогда, что такое любовь?
Что понуждает меня
     сказать несколько слов
Порой совершенно чисты и пусты
     в своем наказании.

Источник сравнения
Важнее открыть
     что оно есть
     или что оно есть
Просто фантазии
     мои определяют идеи

Форма может силой
     или пустое огромное
     обрамленье -
     (примечание переводчика: frame)
Змеящаяся белизна волны
     исчезает, однако
     каково изумление смотреть
     вслед уходящей нескончаемо вниз
Минующей все средостенья рассудка.

page 173, CELL

Мы описываем расстояние языка
     от различных закрепленных
     позиций
Точка дождя
     точка зерна
Я всегда себя объясняю
Объекты воли
Вплетенье волокон
Волосы - расточение сердца
Однако эпифеноменальны волосы.
Раздражение
Синева
Синеву поместить в заключение
И с доле некоего оптимизма
     я тешу себя мыслями
Вкрапления те
Мой кремнезем
Связь будет между нами возможна
     но в переходах бесчисленных
Чтобы всех рассмешить
     человек зарывает свое тело
     в песок
Взрывы портретов,
     гениталии кверху
     вздымаются
И еще, остальные все переходы
     те, которые  - между

page 92, CELL

Видимое - чтобы совершенствовать глаз
Глаз - чтобы совершенствовать
     душу
Человек, ощущаемый в кремнеземе
     отражается в улицах
     по ночам
В цитате внимания
     в черноте очертания.

page 154, CELL

Любовь - это незавершенная
     "форма" истории
Приумноженная, впитанное число,
     буксир
Я живу на Расселл Стрит
Это прямая,
     изгиб
Вне слияния - какое имеет
     к ней отношение память
Кажется, помним
     на левой странице -
     то, где слово "любовь"
Запах жестокости - скальпель
     снимает мышцы с ноги
     человека беспомощного и
     живого
Раздеты, чтобы стать достоянием разума
Отданы небу
Мы получаем тусклое солнце,
     форточку, плывущих зверей.
Дан обнаженный объект
     и посулы азалии
Дантовы муки умирают задолго
     до того как писать
Они уходят только лишь
     с одной остановкой
     между рассветом
     и разлучением
Любовь "объясняет вещи
     только лишь нам"

page 177, CELL

Мы не понимаем того, что мы слышим,
     мы предчувствуем это
Холм на солнцепеке
     слегка стерней ощетинился
Деревья только отчасти
     могут рябью коснуться
     солнца синих теней
Там мы, где Х встречается с Y
     мы тронемся с места
     а им встреча опять
Секс слишком холоден
     чтобы творить

ОТРИЦАНИЕ ЗАМКНУТОСТИ

Нравится нам это или нет, но наши глаза пожирают квадраты, круги,
всевозможные сфабрикованные формы, провода на столбах,
треугольники на шестах, круги на рычагах, цилиндры. шары, купола,
кубы, более или менее изолированные или в сложных взаимосвязях.
Глаз проглатывает их и отправляет в некий желудок, который либо
крепок, либо слаб. Люди, которые потребляют все и вся, должны,
видимо, извлечь пользу из своих великолепных желудков.

Пауль Клее, "Мыслящий глаз".

     В письме наиболее важная ситуация, будучи одновременно
формальной и открытой, создана взаимодействием двух полей
плодотворного конфликта, борьбы. Одно из них образуется
естественным импульсом к замкнутости, защищающей или понимающей,
и равного ему импульса, со всей непреложностью отправляющего к
нескончаемому и постоянному ответствованию тому, что осознано
нами как "мир", незавершенный и несвершаемый. Другого рода борьба
неустанно развивается между литературной формой или
"конструктивным принципом" и материалом письма. Первое
предполагает поэта с его или ее субъективной позицией, тогда как
второе объективирует стихотворение в контексте идей и самого
языка.
     Оси, пересекающие эти два поля оппозиций, не параллельны.
Форму нельзя приравнять к замкнутости, точно так же как сырой
материал ю к открытости. Я сразу это подчеркиваю, чтобы избежать
дальнейших недоразумений. (Для большей ясности можно было бы
сказать, что замкнутый текст есть такой текст, в котором все
элементы произведения смыкаются в единственное чтение. Каждый из
элементов ратифицирует такое чтение и освобождает текст от какой
бы то ни было игры неопределенности. Открытый текст ю это текст,
все элементы которого максимально активизированы по причине того,
что идеи и вещи опровергают (не избегая) утверждение о том, что
они замкнуты в пространстве стихотворения. На деле слияние формы
с крайней открытостью оказались бы разновидностью "Рая", к
которому стремится стихотворение: цветущим средоточием
ограниченной бесконечности. Не составляет труда назвать средства
ю структурирующие средства ю которые могут служить "открытию"
поэтического текста, зависящие от элементов произведения и,
конечно же, от намерений писателя. Иные из них предназначены для
организации и, в особенности, для реорганизации произведения.
Открытый текст, по определению, открыт миру и прежде всего
читателю. Он предлагает участие, отвергает власть автора над
читателем и, по аналогии, власть, подразумеваемую другими
(социальными, экономическими, культурными) иерархиями. Открытый
текст предполагает не столько директивное, сколько порождающее
письмо. Писатель выходит из-под тотального контроля и ставит под
сомнение власть как принцип, контроль как мотив. Особое внимание
открытый текст обращает на процесс, будь это процесс оригинальной
композиции или последующих композиций читателя, и потому
сопротивляется культурным тенденциям, стремящимся
идентифицировать и зафиксировать материал, превратить его в
продукцию, ю то есть, такой текст сопротивляется редукции.
"Фактически, речь идет об иной экономике, которая отклоняет
линеарность замысла, подрывает цель-объект желания, размывает
фокус поляризации желания только на удовольствие и расстраивает
привязанность к одному-единственному дискурсу." (Люси Айрегерай).
     Повторение, обычно используемое для объединения текста или
гармонизации его составляющих в таких произведениях, как и в
написанной, впрочем, в несколько ином ключе, моей книге "Моя
жизнь", оспаривает нашу склонность к изолированному,
определенному и ограниченному объему значения, закладываемого в
событие (предложение, строку). Здесь, где определенные фразы
встречаются вновь и вновь, но в ином контексте и с новыми
акцентами, повторение разламывает исходную смысловую схему.
Первое чтение дает настройку, затем смысл вовлекается в движение,
изменяясь и расширяясь, и переписывание, которым становится
повторение, откладывает завершение мысли на неопределенный срок.
     Существуют и более сложные формы построения. По словам
Китса, разум должен быть "руслом, открытым всем мыслям". Мое
намерение (не уверена, что я в нем преуспела) в более поздней
работе "Сопротивление" заключалось в том, чтобы написать
продолжительную по форме лирическую поэму, иначеюдостичь
максимального вертикального напряжения (той точки времени, в
которую проваливается Идея) и максимального горизонтального
расширения (Идеи пересекают пейзаж и становятся горизонтом и
погодой). Я избрала абзац как единицу, представляющую мгновение
времени, мгновение сознания, мгновение, содержащее все мысли,
частицы мысли, впечатления, импульсыювсе эти разнородные,
особенные и противоречивые элементы, включенные в деятельный и
эмоциональный разум в любое мгновение. В это мгновение поэма, как
и писатель, становится разумом.
     (...) Один из результатов композиционной техники,
выстраивающей произведения из дискретных и несопрягаемых единиц
(в действительности, я бы хотела, насколько это возможно,
превратить каждое предложение в завершенное стихотворение) ю
появление заметных брешей между единицами. Читатель (но и
писатель) должен преодолеть конец абзаца, периода, перекрыть
дистанцию между предложениями. "Разве любители поэзии, ю
спрашивает Китс, ю не желали бы найти Место, оказавшись в
котором, они смогли бы искать и избирать, и где образы столь
многочисленны, что большинство из них, будучи забыты, вновь
обретаются нами в новом чтении... Не предпочтут ли они это тому,
что можно успеть прочесть, покуда г-жа Вильямс спускается по
лестнице?" (Джон Китс в письме Бенжамину Бейли, 8 октября 1817г.)
Вместе с тем, все, что пребывает, скажем так, в разрывах,
остается важным и информативным. И чтение отчасти происходит как
восстановление этой информации (в запаздывании взгляда) и как
изобретение тотчас структурируемых идей (в продвижении вперед).
     (...) Отношение формы или "конструктивного принципа" к
материалу произведения (к его идеям, концептуальному массиву, а
также к самим словам) ю есть первичная проблема "открытого
текста", проблема, с которой письмо каждый раз сталкивается
заново. Может ли форма артикулировать изначальный хаос (сырой
материал, неорганизованную информацию, незаконченность,
беспредельность), не лишая его вместе с тем пульсирующей
жизнетворности, порождающей силы? Или, более того, может ли форма
породить потенцию, раскрывая неопределенностьюлюбознательности,
незавершенностьюразмышлению, превращая беспредельность в полноту.
Мой ответюда. Формаюне закрепление, но деятельность.
     В своей статье "Ритм, как конструктивный принцип стиха" Юрий
Тынянов пишет:
"Мы лишь недавно изжили знаменитую аналогию: формаюсодержание =
стаканювино. Беру на себя смелость утверждать, что слово
"композиция" в 9/10 случаев покрывает отношение к форме как
статической. Незаметно понятие "стиха" или "строфы" выводится из
динамического ряда; повторение перестает сознаваться фактом
разной силы в равных условиях частоты и количества; появляется
опасное понятие "симметрии композиционных фактов", опасное, ибо
не может быть речи о симметрии там, где имеется усиление."

     (Ср. с высказыванием Гертруды Стайн из "Портретов и
Повторений": "Вещь, которая кажется точно такой же вещью, может
казаться повторением, но есть ли... Есть ли повторение или же
есть настояние. Я склонна думать, что повторение как таковое не
существует. И в самом деле, как может быть... Выражение какой-
либо вещи не может быть повторением, потому что смысл такого
выражения есть требовательность, а если вы требуете, вы должны
каждый раз использовать усиление, а если вы используете усиление,
повторение невозможно, поскольку каждый жив и не мог использовать
одно и то же усиление"). Тынянов продолжает:
"Единство произведения не есть замкнутая симметричная целость, а
развертывающаяся динамическая целостность... Ощущение формы при
этом есть всегда ощущение протекания (а стало быть изменения)...
Искусство живет этим взаимодействием, этой борьбой."
     Язык открывает то, что можно знать, и что, в свой черед,
всегда меньше того, что язык может сказать. Мы сталкиваемся с
первыми ограничениями этих взаимоотношений еще в детстве. Все,
что ограничено, можно представить себе (верно или неверно) как
объект, по аналогии с другими объектамиюмячами, реками. Дети
объективизируют язык, обмениваясь им в игре, в шутках,
каламбурах, загадках или скороговорках. Они открывают для себя,
что слова не равны миру, что смещение, подобное параллаксу в
фотографии, разделяет вещи (события, идеи, предметы), и что слова
для нихюэто сдвиг, приоткрывающий брешь.
     (...) Поскольку мы обладаем языком, мы оказываемся в особом,
специфическом отношении с объектами, событиями, ситуациями,
которые конституируют то, что мы принимаем за мир. Язык порождает
свои собственные характеристики в психологической и духовной
обусловленности человека. На деле он почти и есть наша
психологическая обусловленность. Психология создается в борьбе
между языком и тем, что он притязает описать и выразить, как
следствие нашего ошеломляющего переживания беспредельности и
неопределенности мира, наряду с тем, что столь часто оказывается
неадекватностью воображения, желающего познать мир, а для
поэтаюеще большей неадекватностью языка, дающегося, чтобы
описывать его, оспаривать или раскрывать. Эта психология вводит
желание в самое стихотворение, точнее в поэтический язык, для
которого мы должны сформулировать мотив стихотворения. Языкюодна
из принципиальных форм, которую принимает наша любознательность.
Он лишает нас покоя. Как заметил Франсис Понж: "Человекюэто
любопытствующее тело, центр тяжести которого выпадает за его
пределы". Думается, этот центр располагается в языке, благодаря
которому мы ведем переговоры с нашим умом и миром; тяжесть во рту
выводит нас из равновесия и устремляет вперед.
"Она лежала на животе, прищурив глаз, ведя игрушечный грузовик по
дороге, которую расчистила пальцами. Затем пролом раздражения,
вспышка синевы, перехватывающая дыхание... Ты можешь увеличить
высоту последующими добавлениями, а поверх надстроить цепь
ступеней, оставляя туннели или же проемы окон, как я делала,
между блоками. Я подавала знаки, чтобы они вели себя как можно
тише. Но словоюэто бездонная копь. Волшебным образом оно стало
беременно и раскололось однажды, дав жизнь каменному яйцу
величиной с футбольный мяч. (Лин Хеджинян, "Моя жизнь")."
     Язык никогда не находится в состоянии покоя. Его синтаксис
может быть таким же сложным, как мысль. И опыт использования
языка, который включает опыт его понимания, равно как речь или
письмо, неизбывно деятеленюинтеллектуально и эмоционально.
Движение строки или предложения, либо последовательности строк и
предложений обладает и пространственными, и временными
свойствами. Смысл слова, находящегося на своем месте,
производится одновременно и его побочными значениями, и
контактами с соседями по предложению, и выходом из текста во
внешний мир, в матрицу современных и исторических референций.
Сама идея референтности пространственна: вот слово, а вот вещь, в
которую слово пускает любовные стрелы. Путь от начала
высказывания к его концуюпростейшее движение; следование же по
коннотационным перепутьям (то, что Умберто Эко называл
"смысловыводящими прогулками") представляет собой куда более
сложное, смешанное движение.
     Чтобы определить эти рамки, читателю надлежит, скажем так,
"прогуляться" из текста вовне, чтобы отыскать межтекстовую
поддержку (аналогичные темы и мотивы). Я называю эти
интерпретивные движения смысловыводящими прогулками; это отнюдь
не причуды читателяюони вызваны дискурсивными структурами и
предусмотрены всей текстовой стратегией, как необходимый
конструктивный элемент. (Умберто Эко, "Роль читателя").
     Вместе с тем, продуктивность языка проявляется и в другого
рода активности, которая знакома каждому, кто пережил очарование
и магию слов, притягивающих смыслы. Это первое, на что обращает
внимание в произведениях, построенных случайным образом либо на
основе произвольного словаря (некоторые из работ Джексона
МакЛоу), либо на основе словаря, ограниченного каким-либо
несообразным смыслу критерием.
     (...) Невозможно найти ни одного словесного ряда, совершенно
свободного от возможного повествовательного или психологического
содержания. Более того, хотя "историю" или "тон" таких
произведений разные читатели будут интерпретировать по-разному,
их прочтения ограничены определенными пределами. Необязательность
словесных рядов не означает их абсолютной свободы. Письмо дает
развитие сюжетам и, стало быть, словам, которые мы для них
используем.
     (...) "Одержимость познанием"ютаково еще одно проявление
тревоги, порождаемой языком, в связи с чем можно вспомнить
утверждение Мефистофеля из "Фауста" о том, что, слыша слова,
человек уверен, будто в них скрыт некий смысл.
     Природе языка свойственно порождать и в какой-то мере
оправдывать подобные фаустовские устремления. Конечно,
утверждение, что языкюэто смысл и посредник в обретении познания
и неотъемлемой от него власти, старо. Знание, к которому увлекает
или которое обещает язык, обладает природой как сакральной, так и
секулярной, как искупительной, так и утоляющей. Позиция nomina
sunt numina (утверждающая, что имя и вещь принципиально подобны),
что подлинная природа вещи имманентно наличествует в имени, что
имена сущностны) полагает возможным некий язык, идеально
совпадающий со своим объектом. Будь это так, мы смогли бы
посредством речи или письма достичь "единства" со вселенной или
хотя бы с ее частями, что является условием полного и
совершенного знания.
     Однако если по сценарию Эдема мы получили знание о животных
посредством их именования, это произошло не благодаря сущностной
имманентности имени, но потому что Адам был таксономистом. Он
выделил отдельные особи, открыл понятие классов и организовал
виды, в соответствии с различными их функциями и отношениями, в
систему. "Именование" предполагает не отдельные слова, а
структуру.
     Как указывает Бенджамин Уорф, "каждый язык есть обширная
моделирующая система, отличная от других, в которой содержатся
предписанные культурой формы и категории, посредством которых
личность не только сообщается, но и анализирует природу,
подчеркивает определенные типы связей и явлений или пренебрегает
ими, направляет свое мышление в определенное русло, возводит дом
своего сознания". В этой же, кажется, последней своей статье (она
написана в 1941 году и озаглавлена "Язык, разум, реальность")
Уорф пытается высказать нечто, переходящее в область религиозных
мотиваций:
"Идея слишком сильна, чтобы ее можно было запереть во фразе, я бы
предпочел оставить ее невысказанной. По-видимому, ноуменальный
мир ю мир гиперпространства, высших размерностейюждет, чтобы
стать открытым всем наукам (лингвистика будет в их числе),
которым он придаст единство и целостность. Он ожидает открытия в
соответствии с первым аспектом его реальности моделирующих
отношений, немыслимо разнообразных и однако же несущих в себе
узнаваемое родство с богатой и систематической организацией
языка."
     Это подобно тому, что, следуя Фаусту, я назвала
"одержимостью знанием", которая в какой то мере является
либидонозным явлением, взыскует искупительную ценность у языка. И
то, и другое вполне приемлемо для фаустовской легенды.

     Частично опираясь на психоаналитическую теорию Фрейда,
феминистская мысль (особенно во Франции) еще более явно
отождествляет язык с властью и знанием (политическим,
психологическим, эстетическим), которые специфическим образом
отождествляются с желанием. Замысел французских феминисток
состоит в том, чтобы направить внимание к "языку и
бессознательному не как к изолированным сущностям, но к языку как
к единственному проходу в бессознательное, к тому, что было
репрессировано и что, будучи высвобождено, разрушает наличный
символический порядок, названный Лаканом "законом отца" (Элен
Маркс).
     Но если наличный символический порядок определяется "Законом
отца", и если стало понятно, что он не только репрессивен, но и
фальшив, извращен алогичностью своего обоснования, то новый
символический порядок должен быть "женским языком" и
соответствовать женскому желанию.
     Эрогенные зоны женщины ноходятся всюду. Она испытывает
наслаждение почти везде. Даже не касаясь истеризации всего ее
тела, можно сказать, что география ее наслаждения гораздо
разнообразнее, множественнее в своих различиях, полнее, тоньше,
нежели это представляется... "Она" беспредельно другая в себе.
Безусловно, в этомюпричина того, что ее называют темпераментной,
непознаваемой, сложной, капризной, ю не говоря уж о ее языке, в
котором "она" движется во всех направлениях. (Люси Айрегерай,
"Новый французский феминизм").
     "Женское текстовое тело, и это признано фактом, всегда
бесконечно, никогда не кончается, ю говорит Элен Сикье.юВ нем нет
замкнутости, оно безостановочно".
     Узкое определение желания, его отождествление с
сексуальностью и буквальность генитальной модели женского языка,
на которой настаивают некоторые авторы, выглядят довольно
проблематично. Желание, возбуждаемое языком, более интересным
образом расположено в самом языке, как желание сказать, создать
вещь речением, но и как подобное ревности сомнение, проистекающее
из невозможности утолить это желание.

     (...) В бреши между тем, что хочется сказать (или тем, что
осознается таковым), и тем, что возможно сказать (что выразимо),
слова обещают сотрудничество и оставленность. Мы восторгаемся
нашим чувственным вовлечением в материю языка, мы томимы желанием
соединить слова с миром, заполнить брешь между нами и вещамиюи
страдаем от своих сомнений и неспособности совершить это.
     Однако неспособность языка слиться с миром позволяет нам
отделить наши идеи и нас самих от мира, а вещи в немюдруг от
друга. Неразличимоеювсего лишь аморфная масса,
различимоеюмножественность. Невообразимо полный текст, содержащий
все, будет на самом деле закрытым текстом, и потому он будет
невыносим.
     Главная деятельность поэтического языкаюформальная. Будучи
формальной, делая форму различной, она открывает, создает
вариативность и множественность, возможность артикулировать и
прояснять. Не сумев слиться с миром, мы открываем структуру,
различие, общность и раздельность вещей.

(1984 - Беркли)

Из книги "ОХОТА: Краткий русский роман"

Глава 72: Природа

Иней осыпается с дерева
Мы обладаем состоянием природы
Вероятно мне нужно дерево ю оно признает меня
     и потому меня утвердит
Природа как описатель ю с русскими именами вещей
Природа, к которой льну через стол, который
     входит в ее же владения
Это третье (нечеловеческое) лицо
Блекнущий интерес, сахарная диета, большой палец руки
     пред прямодушной луной
Природная часть этой мысли берет начало во сне
Все это миную в развитии своем
Охотник пребывает в собственной безыскусности
Природа прибывает в убывании личного
     (персональность), происходящего в прибыли
Она присваивает безличный рассказ ю здесь, мы
     вот, бесконечны
Усталость легка, неспособность
     что-либо признать
Падал снег и рябило сквозь снег от людей
     идущих в снегу, одновременно отражавшихся в нем.

Глава 75: Страсть

Страсть ю отчуждение, которое привносит любовь
Там, где мы, поднимаясь, бороздили сугробы
     они изменяли свой цвет
Ревность всего лишь крупинка другой одержимости
Впиться в распад ю что порождает ощущение голода
Колебание, тление мыслящих мышц
     соединяют которые
Страсть не соединяет людей, лишь открывает
Они различаются, но тот взгляд был невидим
Однако, сказала я, все это утишает банальность,
Это не страсть, чтобы качнуться
Это страсть, чтобы слышать
У одного открыты глаза, у другого закрыты
Снегопад расцветал всеми оттенками яблока
Страсть залегала в его глухом звуке падения, восторг
Терпение ю в преодолении, телу для того и дано

Глава 79: Смерть

Затылок ждет смерти
Чувство слабости, нежное безразличие
Чрезмерно широкой листвой осеняет дерево речи
Смерть предполагает отсутствие тени
Голова каждого ю холм, выеденное яйцо
Что оно думает? ю невозможно помыслить
Оно не имеет различия
Оно должно быть само по себе, что немного пугает
Кто-то воздух поверх в объятия заключает
И это постоянно незримо, затылок над шеей
Приветствуя тебя, он бессловесен
В нем не содержится памяти
Мне бы хотелось верить в него, но это будто бы ждать
Почему же нежданны

Глава 109: Смена времен года

Итак, совершенно волшебным образом случилось, что в одно
прекрасное и бесконечное утро моим достоянием стала
множественность широко распахнутых окон и солнца, льющегося в
расщелины едва видимой яркости ю почему бы в этом не видеть
особенный смысл?
Материя, сущность стала столь невесомой, что с не в состоянии
была впитывать более сырость, аккумулировать влагу, поэтому ветер
беззвучно несет ее мимо нефритовой чешуи, плывущей между ветвями
цветущей сосны над простертой невской водой, не отражающей
ничего, не ощущающей ничего
Четыре дня жары пролетело
И впрямь, возможно ли, что только четыре?
Что до меня, то вопреки законам меланхоличного чередования и
смены дней, ни завершения, ни конца нельзя было вычленить из того
часа, когда я вернулся домой и растянул на балконе в виде тента
кусок полотна, который с тех пор хлопает на ветру, несмотря на
то, что знаки зноя и первые приметы духоты стали гораздо
очевидней и невыносимо белое солнце повисло недвижно в
стронцианово-лазурном пыльном небе, вместе с тем неуловимо
смещаясь к неким границам, слишком умозрительным, чтобы позволить
одно отличить от другого, день от ночи и саму ночь, в любом
случае схожую со свечой, горящей поутру, и, наступи к 10 вечера,
она исполнила бы комнату первыми лучами духоты, шафранно-желтым
кипением, от которого не спас бы и жалкий тент, всхлипнувший лишь
только ветер изменил направление и целиком рухнувший вниз, в
ветви деревьев
Это напоминает мне жонглера, который жонглировал в церкви
плодами, поскольку у него не было иного "языка"
Ощущение безумной ясности на всех уровнях сменялось пульсирующим
жаром его рук, хищно движущихся к некой материализации, подобной
языку, невзирая на отчетливое чувство неуверенности касавшихся
предметов, ю до той поры, покуда в них отпадала потребность.
В эту изумительную брешь безмолвия, в неустанно разрастающееся
зияние "максимального давления", гасившее то, что он называл
счастьем
Вечером первого дня голову расколола головная боль.
Я провел всю ночь на балконе, не предвидя конца ни ее, ни
рассвета, ни моей головной боли, которая стала плоской и прямой,
под стать тропе, ведущей к определенным условиям, о которых
трудно что-либо сказать, разве что они не имеют ничего общего с
временем
На следующий день я проехал в метро пересел в автобус и вскоре
был у озер, где за зарослями сирени наткнулся на заброшенные
корты, засыпанные раскаленной бледно-серой хвоей.
Я просто лег на песок и уснул, я видел во сне
Однако существует опасность в том, что повествуемая жизнь
превратится в "приключение", а каждое приключение неумолимо
движется к разрешению ю но как я могу сказать, что не люблю
приключений?
Сейчас я думаю о поразительной древности ощущения того,
     что это происходит.

Глава 144: Описание

Мое описание в пространстве творит лицо мое,
     рассказ мой
     его изменяет
Повествование установлено изменением
Атеизм ныне самое адекватное описание,
     как воздух свободно, независимо, будто огонь
Однако в эпоху, исключающую религию, обращаться
     к атеисту из глубин невозможно
Быть может, лицо мое судьбой установлено
Но повествование мое погрязло в каких-то лохмотьях
Осколки, погнутая труба, плакат
     провозглашают стертую память
Бабушки подбираются ближе, чтобы увидеть восторг
Они уставились на мое пальто
Ты ушел к благосостоянию невероятной длины
     и, далекому от исчезновения, тебе удалось
     сесть в сотый автобус
Но то, что смешно, становится грустным, если смотреть
     на смешное больше, чем нужно
Стало быть, сущностно знать как засыпать, и
     какое выбрать для этого время
Грязь скребется в рассудок, в самосознании отражая лицо
Они ожидали и драма погружалась в последствия

Глава 212

Отчуждение ю это условие крайнего дуализма
Чем и напоминает оно одиночество
Одновременное утверждение и отрицание одного и того же
Одиночество дает ощущение пространственности всего,
     включая  пространство рассудка,
     для которого повторения никогда ю одни повторения
     но настояние в перемене
Но отчуждение настаивает на том, что жизнь
     есть нечто твоему опыту неподвластное
Или же что-то врывается в твои глаза, благо
     дана была такая возможность, освобождая все
     от всего, изолируя мельчайшие факты
Итак, важно, что между фразами могут иные
     быть введены и то, что  они, следуя логике, вступят
     в посредничество, мир возвращая к стабильности
     и писатель не будет выглядеть идиотом
Искренность в подобных условиях подчинена
     восприятию, даже такому, которое не воспринять
Такие условия не обязательно необходимы
И ни в чем не нуждаются
Обеспеченный сон
И посредование как и прежде живет
Что мне понятно, так это лишь тончайшее колебание
И видение некоторых вещей недвижимо

Глава 269: Смерть

Тысячи вещей приносит нам вся наша жизнь
Несет ли нам смерть тысячи исключений?
Между белой крупинкой, спрессованным ветром
     и молоком огуречным утрачена связь
Что сохраняет пробуждение вина, которое пьют
     за красный магнитофон
     или за бумажный размокший кораблик
Отголоски спокойной угрозы сопровождают в такси
     напоминая длительность речи забытой
Сошли на нет все эмоции, почти рыдая ощутила я это,
     пройдя семь пролетов ступенек между стен в граффити,
     читая которые, не шевелила я ртом: ожидаю
У жизни больше пауз, чем это нужно
И помню, как отвернулась, чтобы скрыть незнакомое
     до сих пор подергивание глаза
Смерть ю больше
Больше ю  и ничего больше
Прежде, чем вперед двинется время, мы тоже
     должны будем двигаться, однако
     никоим образом к описаниям реальности
Разрешение не оставляет пространства в сознании
Жизнь была довольно реальна
Смерть не менее бесчисленна

                        ЯНКА
        (Дягилева Яна Станиславовна,
         1966-1991, г.Новосибирск)

                       * * *

Разложила девка тряпки на полу,
Раскидала карты-крести по углам,
Потеряла девка радость по весне,
Позабыла серьги-бусы по гостям.

По глазам колючей пылью белый свет,
По ушам фальшивой трелью белый стих,
По полям дырявой шалью белый снег,
По утрам усталой молью белый сон...

Развернулась бабской правдою стена,
Разревелась-раскачалась тишина...
По чужим простым словам, как по рукам,
По подставленным ногам, по головам...

А в потресканом стакане старый чай.
Не хватило для разлету старых дел.
Фотографии - там звездочки ясны,
Как же сделать, чтоб всем было хорошо?

Все, что было, все, что помнила сама,
Смел котейка с подоконника хвостом...
Приносили женихи коньячок,
Объясняли женихи, что почем...

Кто под форточкой сидит - отгоняй.
Ночью холод разогнался с Оби.
Вспоминай почаще солнышко свое -
То не ветер ветку клонит,
Не дубравушка шумит...

                       * * *

Край, сияние, страх, чужой дом
По дороге в сгоревший проем,
Торопливых шагов суета
Стерла имя и завтрашний день,
Стерла имя и день.
Через час оживу разноцветной рекой
Под дождем,
Мелким ветром пройду над живой темнотой...
Лай, сияние, страх, чужой дом,
Управляемый зверь у дверей
На чужом языке говорит
И ему не нужна моя речь
Отпустите меня
Я оставлю свой голос, свой вымерший лес
свой приют
чтобы чистые руки увидеть во сне.
Смерть, сияние, страх, чужой дом,
Все по правилам, все по местам,
Боевая ничья до поры
Остановит часы и слова
Отпустите меня
Отпустите меня
Отпустите меня
Отпустите меня

     РИЖСКАЯ

А ты кидай свои слова в мою прорубь,
Ты кидай свои ножи в мои двери,
Свой горох кидай горстями в мои стены,
Свои зерна в зараженную почву...

На переломанных кустах - клочья флагов,
На перебитых фонарях - обрывки петель,
На обесцвеченных глазах - мутные стекла,
На обмороженной земле - белые камни.

Кидай свой бисер перед вздернутым рылом,
Кидай пустые кошельки на дорогу,
Кидай монеты в полосатые кепки,
Свои песни - в распростертую пропасть.

В моем углу засохший хлеб и тараканы,
В моей дыре цветные краски и голос,
В моей крови песок мешается с грязью,
А на матраце - позапрошлые руки,

А за дверями роют ямы для деревьев,
Стреляют детки из рогатки по кошкам,
А кошки плачут и кричат во все горло,
А кошки падают в пустые колодцы...

А ты кидай свои слова в мою прорубь,
А ты кидай свои ножи в мои двери
Свой горох кидай горстями в мои стены...

     ОСОБЫЙ РЕЗОН

По перекошенным ртам,
Продравшим веки кротам
Видна ошибка ростка

По близоруким глазам,
Не веря глупым слезам,
Ползет конвейер песка

Пока не вспомнит рука
Дрожит кастет у виска,
Зовет косая доска

Я у дверного глазка
Под каблуком потолка

Крылатый ветер вдали
Верхушки скал опалил
А здесь ласкает газон

На то особый резон
На то особый отдел
На то особый режим
На то особый резон

Проникший в щели конвой
Заклеит окна травой,
Нас поведут на убой

Перекрестится герой,
Шагнет раздвинувши строй
Вперед за Родину в бой

Пусть сгинут злые враги
Кто не надел сапоги,
Кто не простился с собой

Кто не покончил с собой
Всех поведут на убой

На то особый отдел
На то особый режим
На то особый резон

                       * * *

Под руки степь, в уши - о вере,
В ноги поклон - стаи летят...
К сердцу платок, камень - на шею,
В горло глоток - может, простят...
Ленту на грудь, столько искали,
Сжатые рты - время, вперед...
Крест под окном, локти устали,
Знамя на штык - козел в огород...
Серый покой, сон под колеса,
Вены дрожат, все налегке...
Светлый, босой, кукиш у носа
Рядом бежать на поводке...
Вечный огонь, лампы дневные,
Темный пролет, шире глаза,
Крепкий настой, плачьте, родные,
Угол, свеча, стол, образа...
Под руки - степь, стаи летят, -  может, простят...

                       * * *

Я неуклонно стервенею с каждым смехом, с каждой ночью,
С каждым выпитым стаканом,
Я заколачиваю двери, отпускаю злых голодных псов
С цепей на волю -
Некуда деваться, нам остались только сбитые коленки...
Я неуклонно стервенею с каждым разом...

Я обучаюсь быть железным продолжением ствола,
Началом у плеча приклада,
Сядь, если хочешь - посиди со мною рядышком на лавочке,
Покурим, глядя в землю.
Некуда деваться, нам достались только грязные дороги...
Я неуклонно стервенею с каждым шагом...

Я неуклонно стервенею с каждой шапкой милицейской,
С каждой норковою шапкой,
Здесь не кончается война, не начинается весна,
Не продолжается детство -
Некуда деваться, нам остались только сны и разговоры...
Я неуклонно стервенею с каждым разом,
Я неуклонно стервенею с каждым шагом,
Я неуклонно стервенею с каждым часом...

                       * * *

От большого ума лишь сума да тюрьма,
От лихой головы лишь канавы и рвы,
От красивой души только струпья и вши,
От вселенской любви только морды в крови...
В простыне на ветру по росе поутру...
От бесплодных идей до бесплотных гостей,
От накрытых столов до пробитых голов,
От закрытых дверей до зарытых зверей...
Параллельны пути, черный спутник, лети!
Он утешит, спасет, он нам покой принесет...
Под шершавым крылом ночь за круглым столом,
Красно-белый плакат - эх, заводи самокат!
Собирайся, народ, на бессмысленный сход,
На всемирный совет - как обставить нам наш бред?
Вклинить волю свою в идиотском краю,
Посидеть, помолчать да по столу постучать,
Ведь от большого ума лишь сума да тюрьма,
От лихой головы лишь канавы и рвы...

                       * * *

Мне придется отползать...
От объявленья войны во все четыре струны,
От узколобой весны во все четыре стены,
От подгоревшей еды за все четыре беды,
От поколения зла в четыре черных числа...
Накинуть старый мундир,
Протертый кем-то до дыр...
Мне придется обойтись
Без синих сумрачных птиц,
Без разношерстных ресниц,
Да переправить с утра, что не сложилось вчера,
Оставить грязный вагон да продолжать перегон
По неостывшей золе на самодельной метле,
Раскинуть руки во сне, чтоб не запнуться во тьме...
Мне придется променять
Осточертевший обряд на смертоносный снаряд,
Скрипучий стул за столом на детский крик за углом,
Венок из спутанных роз на депрессивный психоз,
Психоделический рай на три засова в сарай...
Мне все кричат "берегись",
Мне все кричат "берегись"

      ПО ТРАМВАЙНЫМ РЕЛЬСАМ

А мы пойдем с тобою погуляем по трамвайным рельсам,
Посидим на трубах у начала кольцевой дороги,
Нашим теплым ветром будет черный дым с трубы завода,
Путеводною звездою будет желтая тарелка светофора

Если нам удастся, мы до ночи не вернемся в клетку,
Мы должны уметь за две секунды зарываться в землю,
Чтоб остаться там лежать,когда по нам поедут серые машины,
Увозя с собою тех, кто не умел и не хотел в
                                   грязи валяться...

Если мы успеем, мы продолжим путь ползком по шпалам,
Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах...
Надо будет сжечь в печи нашу одежду, если мы вернемся,
Если нас не встретят на пороге синие фуражки.

Если встретят, ты молчи, что мы гуляли по трамвайным
                                           рельсам -
Это первый признак преступленья или шизофрении,
А с портрета будет улыбаться нам Железный Феликс,
Это будет очень добрым, это будет очень справедливым

Наказанием за то, что мы гуляли по трамвайным рельсам,
Справедливым наказаньем за прогулку по трамвайным
                                            рельсам...
Нас убьют за то, что мы гуляли по трамвайным рельсам,
Нас убьют за то, что мы гуляли по трамвайным
                                            рельсам.
НАС УБЬЮТ ЗА ТО, ЧТО МЫ С ТОБОЙ ГУЛЯЛИ ПО ТРАМВАЙНЫМ
                                            РЕЛЬСАМ.
                       * * *

Неволя рукам под плоской доской,
По швам, по бокам - земля под щекой,
Песок на зубах, привязанный страх,
Кем брошена тень на ветхий плетень?
На серый сарай, на сгнивший порог -
Там преданный рай, там проданный бог,
Седьмая вода, седьмая беда,
Опять не одна до самого дна.
До самого дна, на стенах крюки,
На них - червяки, у них - имена,
У края доски застывшей реки
С наклоном доски и с красной строки.
У берега лед - сажай вертолет,
Нам некуда сесть - попробуем здесь,
Над кучей имен под шерох знамен,
На тонкую сеть прозрачных времен...
Неволя рукам по швам, по бокам,
Под плоской доской - кто ты такой, кто ты такой...

                       * * *

Не догонишь, не поймаешь,
Не догнал, не воровали,
Без труда не выбьешь зубы,
Не продашь, не на...ешь...
Эту песню не задушишь, не убьешь,
Эту песню не задушишь, не убьешь!

Дом горит - козел не видит,
Дом горит - козел не знает,
Что козлом на свет родился -
За козла и отвечать...
Гори, гори, ясно, чтобы не погасло,
Гори, гори, ясно, чтобы не погасло!

На дороге я валялась,
Грязь слезами разбавляла:
Разорвали нову юбку
Да заткнули ею рот...
Славься великий рабочий народ,
Непобедимый, могучий народ!

Дом горит - козел не видит,
Он напился и подрался,
Он не помнит, кто кого
Козлом впервые обозвал!..
Гори, гори, ясно, чтобы не погасло!
Гори, гори, ясно, чтобы не погасло!

Лейся, песня, на просторе,
Залетай в печные трубы,
Рожки-рожки черным домом
По красавице-земле!
Солнышко смеется громким красным смехом,
Гори, гори, ясно, чтобы не погасло!

                       * * *

Коммерчески успешно принародно подыхать,
Об камни разбивать фотогеничное лицо,
Просить по-человечески, заглядывать в глаза
Добрым прохожим...

Продана смерть моя... Продана...

Украсить интерьеры и повиснуть на стене,
Нарушив геометрию квадратных потолков,
В сверкающих обоях биться голым кирпичом
Тенью бездомной...

Продана смерть моя... Продана...

Иду я на веревочке, вздыхаю на ходу,
Доска моя кончается, сейчас я упаду,
Под ноги, под колеса, под тяжелый молоток -
Все с молотка...

Продана смерть моя... Продана...

Подмигивает весело трехцветный светофор
И льется моя песенка ветрам наперекор
И радоваться солнышку и дождичку в четверг,
Жить-поживать...

Продана смерть моя...

                       * * *

На черный день - усталый танец пьяных глаз, дырявых рук,
Второй упал, четвертый сел, восьмого вывели на круг,
На провода из-под колес, да ни три буквы с-под асфальта
В тихий омут буйной головой,
Холодный пот, расходятся круги...
Железный конь в защитный цвет, резные гусеницы в ряд,
Аттракцион для новичков - по кругу лошади летят,
А заводной калейдоскоп гремит кривыми зеркалами,
Колесо вращается быстрей,
Под звуки марша головы долой...
Проела моль цветную шаль, на картах тройка и семерка,
Бык, хвостом сгоняя мух, с тяжелым сердцем лезет в горку,
И лбов бильярдные шары от столкновенья раскатились
Пополам на обе стороны,
Да по углам просторов и широт.
А за осколками витрин обрывки праздничных нарядов,
За прилавком попугай из шапки достает билеты
На трамвай до ближнего моста,
На вертолет без окон и дверей,
В тихий омут буйной головой,
Колесо вращается быстрей...

                       * * *

Нелепая гармония пустого шара
Заполнит промежутки мертвой водой,
Через заснеженные комнаты и дым
Протянет палец и покажет нам на двери,
Отсюда - домой...
От этих каменных систем в распухших головах,
Теоретических пророков, напечатанных богов,
От всей сверкающей, звенящей и пылающей х..ни -
Домой...
По этажам, по коридорам лишь бумажный ветер
Забывает по карманам смятые рубли,
Сметает в кучу пыль и тряпки, смех и слезы, горе, радость,
Плюс на минус дает освобождение - домой...
От холода и ветра, от холодного ума,
От электрического смеха, безусловного рефлекса,
От всех рождений и смертей - перерождений и смертей -
Перерождений - домой...
За какие такие грехи задаваться вопросом -
Зачем и зачем,и зачем,и зачем,и зачем,и зачем,и зачем..?
Домой...

                       * * *

Деклассированным элементам - в первый ряд,
Им по первому по классу надо выдать все!
Первым классом в школе жизни будет им тюрьма,
А к восьмому их посмертно примут в комсомол...
В десяти шагах отсюда светофор мигал,
Желтым светом две минуты на конец дождям,
А в подземной переходе влево поворот,
А в подземном коридоре гаснут фонари...
Коридором меж заборов через труп веков,
Через годы и бурьяны, через труд отцов,
Через выстрелы и взрывы, через пустоту,
В две минуты изловчиться проскочить версту...
По колючему пунктиру, по глазам вождей,
Там, наружи, мертвой стужей, по слезам дождей,
По приказу бить заразу из подземных дыр,
По великому навету строить старый мир...
Деклассированным элементам - в первый ряд...

                       * * *

Крестом и нулем запечатанный северный день,
Похожий на замкнутый в стенах семейный скандал.
Рассыпалось слово на иглы и тонкую жесть,
А злая метель обязала плясать на костре.
Столетней бессоницы в горле гудят провода,
Болит голова, это просто болит голова...
А вот и цена, и весна, и кровать, и стена,
А вот чудеса, небеса, голоса и глаза...
Чужая дорога неверною левой рукой
Крестом зачеркнула, нулем обвела по краям.
А я почему-то стою и смотрю до сих пор,
Как многоэтажный полет зарывается в снег.
Истлевшая осень золой на осколках зубов,
Конечную степень усталости меряет ночь...
Болит голова, это просто болит голова...
Стоять и смотреть - это просто простить и молчать.
Крестом и нулем разрешились пустые места,
В безвременном доме за разумом грохнула дверь.
Рассыпалось слово на иглы и тонкую жесть,
А злая метель обязала плясать на костре...

                       * * *

Я оставляю еще пол-королевства -
Восемь метров земель тридевятых,
На острове вымерших противоречий -
Купола из прошлогодней соломы.
Я оставляю еще пол-королевства -
Камни с короны - два высохших глаза,
Скользкий хвостик прошлогодней крысы,
Пятую лапу бродячей дворняжки.
Я оставляю еще пол-королевства,
Весна за легкомыслие меня накажет.
Я вернусь, чтоб постучать в ворота,
Протянуть руку за снегом зимою.
Я оставляю еще пол-королевства
Без боя, без воя, без грома, без стрема,
Ключи от лабораторий на вахте, я убираюсь,
Рассвет в затылок,
Мне дышит рассвет, пожимает плечами,
Мне в пояс рассвет, машет рукою...
Я оставляю еще пол-королевства...

                       * * *

Мы по колено в ваших голосах,
А вы по плечи в наших волосах,
Они по локоть в темных животах,
А я по шею в гибельных местах.
Мы под струей крутого кипятка,
А вы под звук ударов молотка,
Они в тени газетного листка,
А я в момент железного щелчка.
Мы под прицелом тысяч ваших фраз,
А вы за стенкой, рухнувшей на нас...
Она на куче рук, сердец и глаз,
А я по горло в них, и в вас, и в нас...

     АНГЕДОНИЯ

Короткая спичка - судьба возвращаться на Родину
По первому снегу по рыжей крови на тропе
Жрать хвою прошлогоднюю горькую, горькую, горькую, горькую
На сбитый затылками лед насыпать золотые пески

Святые пустые места - это в небо с моста
Это давка на транспорт по горло забитый тоской
Изначальный конец: голова не пролазит в стакан

А в восемь утра кровь из пальца - анализ для граждан
Осевшая грязь - допустимый процент для работ
Сырой "Беломор", елки-палки, дырявые валенки
Ножи в голенищах и мелочь звенит, звенит, звенит, звенит,
                                                  звенит

А слепой у окна сочиняет небесный мотив
Счастливый слепой учит птичку под скрипочку петь
Узаконенный вор: попроси - он ключи оставляет в залог

Ангедония - диагноз отсутствия радости
Антивоенная армия антипожарный огонь
Сатанеющий третьеклассник во взрослой пилотке со
                                             звездочкой
Повесил щенка - подрастает надежный солдат

А слабо переставить местами забвенье и боль?
Слабо до утра заблудиться в лесу и заснуть?
Забинтованный кайф заболоченный микрорайон

Рассыпать живые цветы по холодному кафелю
Убили меня - значит надо выдумывать месть
История любит героев, история ждет тебя
За каждым углом с верным средством от всех неудач

Как бы так за столом при свечах рассказать про любовь
Как бы взять так и вспомнить что нужно прощенья просить
Православная быль: ориентиры на свет - соляные столбы

Жрать хвою прошлогоднюю горькую, горькую, горькую,
                                     горькую, горькую
Ангедония
Ангедония
Ангедония
Ангедония

-----------------------------------------------------------------------------

                          УШЛА ЯНКА

     Вчера в 9 часов утра в притоке Оби реке Ине рыбаками было
обнаружено тело Яны Дягилевой, поэта, певицы, рок-барда из Но-
восибирска.
     9 мая Янка с родственниками была на даче. Ушла погулять и
не вернулась.  Ждали,  надеялись - в последнее время Янка была
печальна и неуравновешена: может быть, куда-то уехала, вернет-
ся?
     В милицию  сообщили  только в понедельник,  тринадцатого.
Поиски результатов не дали - только вчера...
     Как сообщил  по  телефону  начальник  Новосибирского ГУВД
полковник Корженков,  опознание неопровержимо подтвердило лич-
ность погибшей. Судмедэкспертиза еще предстоит, но, по предва-
рительным данным,  признаков насильственной смерти нет.   "Это
или несчастный случай, или самоубийство", - считают в милиции.
     Янка не записала ни одной пластинки,  не выступала по те-
левизору, но  была  известна ценителям рок-музыки всей страны.
Наша газета писала о ней 23 сентября прошлого года.  Ни  одной
фотографии в редакции нет.
     Нам, видимо, еще предстоит осознать, кого мы потеряли...

                                            О.ПШЕНИЧНЫЙ

     Память
                  СМЕРТЬ ВЫБИРАЕТ ЛУЧШИХ...

     У меня в сумке до сих пор  "живет"  старый  блокнот  -  с
прошлой осени,  с "Рок-Азии".  Обложка его перемазана пастой -
это от плотного, мощного "саунда" группы Янки Дягилевой - панк
-фолк-рок-барда - потек стержень. Там же, в блокноте, два гус-
то исписанных листочка с  вопросами  к  Янке,   заготовка  ин-
тервью... Но  интервью  не  получилось:   Янка не согласилась.
"Просто поговорить - пожалуйста, но в газете не должно быть ни
строчки...". - "Но почему?  Может быть,  Вам это не нужно,  но
это может быть нужно другим...".  - "Те, кому нужно, сами раз-
берутся, кто  я и зачем все это...".  В ней не было избалован-
ности, рокерского "форса" и хлесткоэпатирующего выпендрежа.  В
эпицентре беззапретной  "рок-азиатской" вольницы мы разговари-
вали с ней на "Вы", и не испытывали от этого стеснения...
     Я действительно не записала тогда ни строчки. Но время от
времени обрывки из этого разговора потом всплывали  в  памяти.
Мы заговорили о Башлачеве,  о его смерти,  и Янка сказала, что
да, бывает так плохо, что хочется и пожалеть себя, "но я тогда
думаю, что есть люди,  которым еще хуже, чем мне. Чего себя-то
жалеть..." - "Слышала, будто на "Мелодии" готовится Ваша плас-
тинка?" - "Ложь.  Не записывалась и записываться не собираюсь,
даже если предложат...".  И опять про то,  что если кому  нуж-
но... На  фоне бесконечных разговоров о коммерческих подходах,
о "раскручивании" групп,  о том,  как прорваться,   пробиться,
продраться, Янкины слова были чем-то вроде стакана воды,  вып-
леснутого в лицо.  Янка с отвращением смотрела на толпу, мирно
шелестевшую в табачном тумане клуба участников,  и яростно че-
канила: "Я ненавижу тусовку. Эти люди хоронят рок..."
     Простите, Яна!   Я не знаю,  как по-другому озвучить свой
"Реквием" для Вас.  Вы погибли,  и мы, скорее всего никогда не
узнаем, был  ли  то  несчастный  случай или страшная необходи-
мость. Смерть самых лучших выбирает,  а живым оставляет  право
мучиться потерями и болью...
                                               Е.ГАВРИЛОВА

                           О ЯНКЕ ДЯГИЛЕВОЙ

                   "ДОСКА МОЯ КОНЧАЕТСЯ..."

     Когда умерла Янка,  думалось:  сейчас аукнется, как после
смерти Башлачева.  Как после катастрофы с Цоем.  И  ничего  не
произошло. Выяснилось,   что ее песни (и вообще о ней)  совсем
мало кто слышал. "Кто умерла?.." - Яна Дягилева, певица такая.
     Я не смогу,  наверное,  объяснить,  почему к правильным и
обыкновенным чувствам - боли, жалости, недоумению - примешива-
ется ощущение какой-то угрозы:  обессилевшей воли, нарушенного
слова. Редко когда гибель одного человека излучает  в  будущее
густую струю немоты:  без вариаций, без "продолжение следует".
Вычеркнут еще один мир обещанных возможностей.  По этой улице,
сколько теперь ни иди, жить негде: нумерованные пустыри, немо-
та, ступор.
     ХХ1 век  приветствует наше приближение снайперскими выст-
релами, девяностые годы - последние годы - разборчиво  опусто-
шают русскую  жизнь.   Смерть гурманствует,  из писателей взяв
Венедикта Ерофеева,  из режиссеров - Сергея  Параджанова,   из
священнического чина  -  отца Александра,  из певцов - Виктора
Цоя, из молодых актеров - Никиту Михайловского.  Из людей - на
круг - Андрея Сахарова.  Я не сравниваю "масштабы индивидуаль-
ности" (хотя бы потому,  что смысл слова "индивидуальность" не
признает никаких сравнительных масштабов), я говорю о простом:
за каждым открывался путь - сделался пустырь,  вновь  сузилось
обживаемое пространство будущего. Умерла Янка, и что говорить,
опять то же самое.  Малый,  темный уголок жизни, но в нем была
душа - вынули душу.
     Янка - имя, голос, кассета "Великих Октябрей" - возникла,
когда от  русского  рок-движения  уже остались рожки да бабки.
Абсолютная ее неподдельность и  необходимость  были  очевидны.
Пленку передавали  послушать  с оглядкой,  не кому попало:  до
пронырливых коммерсантов (как раньше - до бдительных гебистов)
доводить сведения о ней никто не хотел.  "Знаешь Янку - и мол-
чи".
     Очень пугало,  что ее рабочим полем стал панк-рок:  мрач-
ный, грязный, одержимый манией самоубийства (всерьез или напо-
каз - нужно еще подумать,  что хуже). Но именно через панк, по
нынешним временам,  проходит граница между искусством и  неис-
кусстом, именно  здесь  -  зона  максимального  напряжения для
"нижних чинов" культуры.  Панк-рок открыл, вернее сказать, пе-
репроверил на  себе (дело не новое),  что изо всех общечелове-
ческих ценностей нижнего регистра лишь одно не  поддается  ут-
руске: отчаяние   парий.    То  самое  гумилевское  "холодное,
презрительное горе",  разменянное на тысячи и тысячи заурядных
жизней, дегениализированное, опустившееся в клоаку и преиспод-
нюю массового сознания.
     Всего два выхода для честных ребят:
     Схватить автомат и убивать
                         всех подряд
     Или покончить с собой - с собой,
                         с собой, с собой, -
     Если всерьез воспринимать этот мир.
                          (Егор Летов)
     Янка сделала невозможное: приняв беспросветность, стала в
ней источником  света,   перевела  панковскую остервенелость в
состояние трагизма. Все, о чем философствовал Егор Летов, Шива
русского рока,   о  чем бесновался Ник Рок-н-ролл (если Егор -
Шива, Ник,  пожалуй,  будет Арджуной), - в Янке обретало живой
голос, человеческий облик: прорастало из тезиса и крика в пес-
ню.
     Косную музыку  панка  Янка  делала  тайным заклятием - не
проклятием. Такой незащищенной серьезности,  такой  чистоты  и
открытости вслушивания в отчаяние - ни у кого, никогда в "ниж-
нем царстве" мировой культуры.  Великая Дженис Джоплин глушила
эту же  боль  экстазом саморазрушения и поисками транса - Янка
работала без болеутоляющих.

     Фальшивый крест на мосту сгорел
     Он был из бумаги он был вчера
     Москва упала пустым мешком
     Над городом вьюга из разных мест
     Великий праздник босых идей
     Посеем хлеб соберем тростник
     За сахар-чай заплати головой
     Получишь соль на чужой земле

     было ощущение:  то,  от чего всех рядом дергает и кривит,
на нее с чудовищной,  ненавидящей силой давит.  На  "стрем"  и
"стеб", на всю эту муторную панковскую браваду у нее не хвата-
ло - сил?  времени? желания? Я помню концерт, на котором панки
по обыкновению "оттягивались" напоказ:  выли,  терзали мебель,
чуть пульт не перевернули,  пока Ник орал "Старуху". С выходом
Янки за минуту вся дурь отшелушилась. Она пела. Ее слушали.

     Серый покой сон под колеса
     Вены дрожат все налегке
     Светлый босой кукиш у носа
     Рядом бежать на поводке.

     Это не похоже на текст песни - так заговаривают  болезни,
так кликушествуют, так кричат в любви. Господи, как ее любили!
Люди, у которых шрамов на венах больше,  чем пальцев на руках,
могли затеять  меж  собой обстоятельную сибирскую выясняловку:
ты Яночку толкнул,  ты даже не заметил,  она тоже не заметила,
но все равно - извинись перед Яночкой... Ее берегли почти бла-
гоговейно, собственной нежностью ошеломляясь,  млея от  света.
"Янка несет  свет" - это как-то очень спокойно про нее выгова-
ривалось: без пафоса и без стыда за слово.
     ..."Не уберегли?" Это тебя, поганца, не уберегли: ищи ви-
новатых.
     Она знала свое место в отчаянном, монотонном, нечленораз-
дельном мире.  Янка была открытием звука. Ее песни звучали как
ее имя: в них усиливался самый первый, самый простой гласный -
чистая нота страдания.  Открытое "а" - как открытая рана:   не
крик, музыка крика.

     Коммерчески успешно принародно
                          подыхать
     Об камни разбивать фотогеничное
                              лицо
     Просить по-человечески
               заглядывать в глаза
     Добрым прохожим -
     Продана смерть моя
     Продана.

     Я знаю немного вещей, горших, чем эта песня с оставленной
под конец считалкой:  "доска моя кончается, сейчас я упаду..."
И последний гитарный перебор,  и вот этот выкрикнутый-выдохну-
тый, музыкой ставший,  Первый звук - единственный, который да-
ется людям от рождения, и который в невыносимую минуту заменя-
ет все остальные.  Даром,  что ли,  в  славянской  грамоте  он
именуется "Аз"?  Аз есмь "а": звук боли и есть самоопределение
человека.
     На том и конец,  "аз" - последняя буква алфавита. Прости,
Янка.

     Параллель пути черный
                     спутник летит
     Он утешит спасет он нам покой
                          принесет
     Под шершавым крылом да за
                   круглым столом...

                                      Александр СОКОЛЯНСКИЙ

--------------------------------------------------------------------------------
                 ПАНК-ЗВЕЗДА ИЗ ГЛУХОЙ СИБИРИ

     Рок-музыка, как времена года.   Стоит  бывшим  ребятам  с
клубных подмостков отправиться в супертурне на Марокану или на
"МТВ", как с самого низа поднимаются все новые и новые с гита-
рами наперевес... И им есть что сказать. Именно поэтому сегод-
ня мы рассказываем о Янке Дягилевой - не вписанной в супербиз-
нес певице нового рок-поколения.
     Панк умер в России.   Так  как  собственно  не  оказалось
предмета искусства: вся жизнь, как панк. Поэтому ни "Секс пис-
толз", ни Свинья не снискали всенародной славы...

     "От большого ума - лишь
               сума да тюрьма
     От лихой головы -
           лишь канава и рвы
     От красивой души -
       только струпья да вши..."

     Нехитрая народная мудрость, этот хрупкий голос - это Янка.
     Вне стадионов и теленастырных хит-парадов,  эта сибирская
певица - поэт - композитор знакома каждому, кто следит за сго-
ранием Феникса советской рок-музыки.  От Урала до Камчатки  ее
боготворят, и  на  каждом фестивале все задают друг другу один
вопрос: "А Янка приехала?" Если да - все  нормально.   Потому,
что живые  концерты  - это единственный шанс послушать...  Ну,
кроме плохоньких записей.
     Хорошее слово "индепендент".  "Независимые". Ими были все
настоящие русские рокеры доперестроечной эры. Это ныне они пы-
таются собрать до последнего колоска стадионную жатву. Клубные
команды на стадионе. Смешно, как "Аукцион" на Уэмбли. Янка Дя-
гилева стадиона не соберет. Это факт. Но -

     "Собирайся, народ,
           на бессмысленный сход
     На всемирный совет,
           как обставит наш бред
     Принять волю свою
           в идиотском краю..."

     Русской культуре везло -  ее  умудрились  сохранить  Юлий
Ким, Анатолий  Ким  и Виктор Цой.  Теперь вот пришла сибирская
девчонка Янка,  и стало ясно, что второй этап развития русской
рок-музыки без огромной страны "Сайберии" не обойдется.
     Ближайший аналог на Западе Янке - Патти Смит - она  также
неконформна и также ее творчество связано с глубинными корнями
народной традиции.  Янка заполнила собой разрыв между роком  и
русской культурой,  когда эту брешь оставили после себя Виктор
Цой и Дима Ревякин.
     После двадцати  лет  экспериментов  России с рок-н-роллом
наконец-то начала проклевываться естественная,  не вымученная,
связь это  музыки с древней народной культурой.  Порядком при-
шибленной.
     О чем  поет Янка?  В отличие от групп "социального рока",
которые потерпели поражение в зрительских симпатиях,  в песнях
Янки нет социального протеста.  Ну так же, как нет его в нику-
дышных грязных дорогах, в зоне Припяти, в наших несчастных ма-
терях, которые  всю  жизнь мечтали,  что хоть мы-то будем жить
лучше.
     И не надо жать на педаль, когда можно сказать просто:

     "Здесь не кончается война
     Не продолжается весна
     Не начинается лето
     Нам остались только
              сбитые коленки..."

     В отличие от Патти Смит, которую у нас знают просвещенные
круги меломанов,  у Янки нет своего Ленни Кейя - классного му-
зыканта. Поначалу  с ней играли ребята из "Инструкции по выжи-
ванию", где сама Янка числится менеджером.  (Талант  многогра-
нен?) Клубная любительская команда.
     Нет у нее и продюссера. Требовательного. Западного толка.
Эту роль  пытается  взять на себя русский панк в обличье хиппи
Егор Летов ("Гражданская оборона"). Но его ненависть настолько
губительная для музыки, что сквозь нее слушатель продирается с
трудом.
     И он убивает искусство Янки.  (Извини,  Егор!).  Пример -
все записанные вместе песни, за исключением, пожалуй, "Деклас-
сированным элементам".
     Душу греет именно ранняя Янка.  На этом пути - было буду-
щее русской современной музыки. Можно назвать ее "рок".
     Легкая отстраненность в исполнении и потрясающая мелодич-
ность. Даже неподготовленного слушателя,  когда он слышит этот
мальчишеский ломкий голос, "цепляет" сразу:

     "А мы пойдем с тобою
       погуляем по трамвайным
                    рельсам -
     Посидим на трубах
       у начала кольцевой дороги
     Нашим теплым ветром
       будет черный дым с трубы
                    завода
     Если нам удастся,
       мы до ночи не вернемся
                    в клетку..."

     И вдруг будничная констатация:  "Нас убьют за то,  что мы
гуляли по трамвайным рельсам".  Рок-Оруэлл такой. "1984"-1990.
Но никаких жалоб. И в этом ее сила.
     Только мне  всегда было интересно - в какой сибирской де-
ревушке она слышала столько народных песен?

                                              И.МАЛЬЦЕВ

-------------------------------------------------------------------------------

     КОНТР КУЛЬТ'УРА 1 за 1990г.

     По мотивам альбома "Деклассированным элементам"

                                        Катя Пригорина
               ПЯТЬ ВОСТОРГОВ О ЯНКЕ

     На кого похожа плотная,  желтоглазая тигроватая Янка?  Ни
на кого,  или на Жанну д'Арк, девушку из народа, одержимую та-
инственными голосами. "Выразить словами невозможно" состояние,
в которое повергают меня янкины голоса-баллады  -  "вены  дро-
жат", но это, увы, не мои слова, а ее собственные.
     Чем покорила меня Янка с первого взгляда?  Спокойствием и
естественностью, с которой она держалась в раздерганно-возбуж-
денной толчее столичного квартирника.  Решительная и смущенная
одновременно, Янка, нависнув над гитарой, впадала постепенно в
некий "медитативный транс" (определение опять же  не  мое,   а
краденое). Впрочем,   я бы отнесла его не только к самому выс-
туплению, но и к той атмосфере,  в которую погрузился  яростно
сопротивлявшийся тому респектабельный флэт с "Мадонной" в сер-
ванте и сладчайшим Маковским на стене. Аккурат под Маковским и
пылала Янка,   захлестывая  публику  давно не виданной искрен-
ностью исполнения и потоками живительной и  драматичной  женс-
твенности... Неожиданным получилось завершение. Кажется, впер-
вые за весь вечер,   выглянув  из-под  песочной  челки,   Янка
вскинула руку  и  уже  подсевшим  голосом умоляюще произнесла:
"Еще одну песню,  одну - последнюю..." Забалдевший  народ  был
тронут и окончательно покорен.
     Чем удивила меня Янка?  Звучанием изначально акустической
балладно-кантровой лирики  в  электричестве  - когда мне потом
притащили альбом.  На фоне рокочущего Егорова баса, атональной
гитары второго  плана Янкино пение,  нисколько не утратив про-
никновенности, обрело разнообразие,  объемность и еще  большую
притягательную энергию.  Действительно прекрасную обволакиваю-
щую ауру не сдержала даже общая кастрюльность записи.
     Чем восхитила  меня  Янка?  Текстами,  текстами и еще раз
текстами. Завораживающим сочетанием недамского размаха и эпич-
ности с щемящим лиризмом. Слова "Особого резона", "От большого
ума", "Берегись" я бы напечатала карабкающейся вверх  лесенкой
- каждая следующая фраза неожиданней и круче предыдущей. С за-
миранием у сердца ждешь, что вот сейчас дыхание у Янки кончит-
ся, и она споткнется на какой-нибудь банальной "рыбе".  Но тут
вклинивается издевательски-абсурдное "знамя на штык,  козел  в
огород" - и вся эта чудная пирамида вместо того,  чтобы разва-
литься на куски,  уплывает неведомо куда,  и уже  "параллельно
пути черный спутник летит" - все завертелось по новой.
     После Башлачева мне не доводилось  слышать  ничего  столь
своевольно и  в  то же время стройно сложенного,  возникающего
как бы единым духом,  сразу и целиком.  Так воспринимаются  не
только отдельные лучшие вещи. Все песни текут как один монолог
-исповедь, звучащий на разные лады,  с разной долей  откровен-
ности и  внятности - не только для слушателя,  но и для самого
автора. Наверное.
     Лексика, обороты,  спонтанный разнобой Янкиных стихов ас-
социируются прежде всего с двумя вещами.  Как исток - фольклор
во всех  смыслах  этого слова - от традиционного до совкового.
Как источник - тот же фольклор, но опосредованный поэзией Баш-
лачева. К счастью,  неизмеримо преобладает первое, причем даже
не как литературный образец,  а как способ чувствовать и соот-
носить внутреннее  и  внешнее.   Некоторые вещи поэтому трудно
назвать стихами. "Под руки в степь, в уши о вере, в ноги потом
стаи летят.  К сердцу платок, камень на шею, в горло - глоток,
- и в самом конце изнемогающий всхлип - может  простят".   Это
вряд ли сочинено, но сложилось само и захватывает не словами с
отдельным смыслом, а магической значимостью целого, как причи-
тание, плач или заклинание.
     Янкины взаимоотношения с совковым фольклором  выходят  за
рамки обычного  для  рок-поэзии  соцартистского иронизирования
над лживыми мифами.  Вербальные клише - от патетически-патрио-
тического "Вперед  за  Родину  в бой" до безобидного школьного
"железного Феликса" и уж совсем общеупотребительного  "особого
отдела" (и  вообще особого чего бы то ни было)  складываются в
блоки так, что сквозь их привычную стертость и обеззвученность
проступает жуткая изначально бесчеловечная суть. На этом мрач-
ном эффекте целиком построен текст "Особого резона" - одной из
самых сильных и законченных вещей альбома.
     Не знаю, какие импульсы преобладают в янкином творчестве,
но иногда кажется,  что она лишь добросовестно записывает зри-
тельные впечатления.  За фантастическими строчками с  зашифро-
ванным смыслом возникает очень определенный ряд зрительных об-
разов, словно  увиденных  сверху,   с  полета,   с   движения.
Невозможно отделаться от ощущения, что ты не столько слышишь и
понимаешь, сколько видишь и оказываешься вовлеченным в вообра-
жаемое пространство.   Будь  я художником,  не удержалась бы и
проиллюстрировала, например,  "Декорации" ("Фальшивый крест на
мосту сгорел"),   хотя бы в такой работе оказалось бы мало са-
мостоятельной ценности - ввиду заданности центрической  компо-
зиции и густого контрастного колорита.
     Впрочем, архаичный метод иллюстрирования для Янки не  го-
дится: "На  черный  день"  -  не  картина,  а динамичная смена
кадров видеоклипа.  А лирически-гротесковый сюжет "По трамвай-
ным рельсам" так и просится в параллельное кино:  готовый сце-
нарий с энергичной мрачновато-интригующей завязкой, захлебыва-
ющимся отчаянием погони в кульминации и обреченной застылостью
финала. С предельной краткостью обозначены не только  зловещий
удушливый пейзаж,  предрешенность конца героев и темп развития
действия, но даже резкий монтажный перепад:  "Ты увидишь небо,
я увижу землю на твоих подошвах". Сценаристу удалось стать ре-
жиссером и оператором своего фильма.
     ...Янку принято сравнивать с Джанис Джоплин.  По-моему, в
этом мало смысла - правда, в сопоставлении с отчественными рок
-дамами его  еще меньше.  Монументальность Янкиного стиля зас-
тавляет увидеть и в Насте и в Инне в лучшем случае кружевниц.
     Обращаясь все же к Янке с Джанис,  думается,  что при со-
поставимой силе темпераментов они являют собой  два  принципи-
ально разных  способа общения с людьми.  Джанис - это западная
раскованность, эмоциональность,  открытость чувств - вплоть до
самозабвенно-смертельной экзальтации.  У Янки,  впитавшей сла-
вянские традиции,  напряжение и боль прорываются сквозь  сдер-
жанность, почти строгость исполнения, покой - лишь тогда, ког-
да сдержать их уже действительно невозможно.
     Чем потрясла меня Янка? Истинной трагичностью творчества,
необыкновенной вообще для рока конца 80-х.  Вред совкового бы-
тия, мрачность  урбанистических закоулков и затерянность в них
человека в янкиной интерпретации выглядят не иронической  чер-
нухой, не  мрачным  фарсом,  а именно тем,  что в классические
времена называлось высокой трагедией. Даже совершенно матерные
куплеты: "Я повторяю десять раз и снова" - звучат трогательно,
горестно и чисто.
     Трогательно, горестно и чисто...

     ЯНКА: Почему я не даю интервью

     ...Я вообще  не понимаю,  как можно брать-давать какие-то
интервью. Я же могу наврать - скажу одно, а через десять минут
- совсем другое.  А потом все будут все это читать. Ведь чело-
век настоящий только когда он совсем один - когда  он  хоть  с
кем-то, он  уже  играет.  Вот когда я болтаю со всеми,  курю -
разве это я? Я настоящая только когда одна совсем или когда со
сцены песни пою - даже это только как если,  знаешь, когда са-
молетик летит, пунктирная линия получается - от того, ЧТО ЕСТЬ
НА САМОМ ДЕЛЕ.

     ЯНКА * ДИСКОГРАФИЯ

     "Не положено" (Акустический) ГрОб Рекордз, 1987
     "Деклассированным Элементам" ГрОб Рекордз, 1988
     "Домой" (1)                  ГрОб Рекордз, 1989
     "Ангедония"                  ГрОб Рекордз, 1989
     (1) Записанный в янв.  1989 г.  в студии С.Фирсова однои-
менный акустический альбом Янка за таковой не считает.

------------------------------------------------------------------------------

     КОНТР КУЛЬТ УР'а N 3 1991

                      И ВДАЛЬ НЕСЕТСЯ ПЕСЕНКА

     Здесь мне представляется человек,  который, наконец, приходит,
и все к нему бросаются,  спрашивают: "Ну, что?! Ну, как?!" А он от-
вечает: "Да что тут,  собственно,  можно сказать? И вообще я, пожа-
луй, спать пошел".
                                                       А.В.

     Наивные созвездия за медицинской ширмою накроют покрывалом мой
безвременный уход.
                                                       Янка

     Пухлый любитель арт-рока и наш постоянный подписчик, некто Юра
Артамонов, где-то в апреле, когда работа над этим номером шла к за-
вершению, позвонил мне и спросил:
     - Ну как, приготовили для журнала очередного покойничка?
     Юра, наверное,  помнит, как я расстроился: получалось, что нас
обвиняют в паразитировании на смерти.  Действительно,  первый номер
фактически открывался Селивановым,  второй - Цоем. С одной стороны,
вроде как  нельзя же было ничего про них не написать (тем более что
было, что).  С другой - выходило, что все некрологи и рассуждения о
судьбе ушедших  подозрительно  красиво  и  органично  вписывались в
ткань журнала,  чуть ли не цементировали его концепцию.  Вот  язви-
тельный читатель и имитировал неподдельное волнение:  дескать,  как
там поживает ваш хлеб, ребята?
     Семнадцатого мая  стало  официально известно,  что Янки больше
нет. Девятнадцатого мы ее хоронили.  Восемнадцатого была  годовщина
смерти Яна Кертиса,  но про это никто уже не вспомнил.  Может,  и я
вспомнил зря.
     Рок-журналист и уход, условно скажем, "рок-личности" - тем бо-
лее, уход по своей воле - тандем изначально  нравственно  ложный  и
изначально архетипичный.  "Уж сколько раз твердили миру". Например,
никакой не самиздат,  а вполне официальная типографская газета "Ав-
тотранспортник" весьма так жестко вещала минувшей осенью:
     "В КАКОМ-ТО СМЫСЛЕ РОК - ЭТО  РЕЛИГИЯ  СМЕРТИ,   ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ
ПРИНЦИПА "ЗДЕСЬ  И СЕЙЧАС",  ПОЭТОМУ САМЫЕ ЛУЧШИЕ И ИСТИННЫЕ РОКЕРЫ
УЖЕ МЕРТВЫ".
     У Анджея Вайды есть фильм "Все на продажу",  посвященный тому,
как некий кинорежиссер (автобиографический персонаж)   решил  снять
фильм о  смерти актера Збигнева Цибульского.  Цибульский перед этим
сыграл у того же Вайды в лучшем его,  наверное, фильме "Пепел и ал-
маз" роль  бойца  Армии Крайовой,  присягавшей после захвата Польши
Германией на верность эмигрантскому польскому правительству в  Лон-
доне. Армии, обреченной на гибель в условиях входа в Польшу советс-
ких войск,  которые пришли сажать правительство  СВОЕ.   Цибульский
потрясающе играл  обреченность и неизвестно,  поэтому ли - оказался
реально обречен (погиб в железнодорожной катастрофе).  В  "Пепле  и
алмазе" Вайда  снял с Цибульского все пенки ауры человека-не жильца
на этом свете. "Все на продажу" - фильм про то, как режиссер снима-
ет фильм  о  состоявшемся  "предназначенном расставаньи" - "встречу
впереди", однако,  не очень-то пообещавшем:  Вайда пока жив и,  как
говорится, дай Бог ему здоровья.  В фильме снимались друзья и кино-
соратники Цибульского,  играющие то, как они снимаются в этом филь-
ме. Главная  его мысль - что Настоящее Киноискусство рождается лишь
тогда, когда в людях не for a camera, а от испытания дикой ситуаци-
ей вспыхивают  потрясающие  душевные порывы,  при виде которых нор-
мальный человек или заплачет,  или закроет глаза - а циник-оператор
с охотничьим азартом все это снимает, приговаривая: "Какие кадры!"
     А у Янки есть песенка "Продано" - и все вы ее, конечно, помни-
те.
     Когда Янки не стало,  многие принялись обвинять Егора Летова в
том, что все произошло "не без его влияния".  "Ты же понимаешь, что
он-то никогда с собой не покончит". Причем это восхитительное обви-
нение исходило  всегда из уст фанатичных противников "эстетики суи-
цида".
     Трагичный и  пронзительный дуэт Егора с Янкой чем-то сроди то-
му, что проиграли Вайда и Цибульский - с той разницей,  что  у  нас
эта ситуация  оказалась  как  бы запечатана в андерграунде и оттого
более "человечна" (хотя Егор ненавидит это слово). Между тем, Вайда
- безо всяких там "несмотря" или "благодаря" остался и человеком, и
огромным глубоким художником. Впрочем, и он в последнее время вошел
в колею какую-то странную.
     Янка действительно была сама жизнь - предельно сжатая, горящая
с огромной  силой и огромной скоростью.  Егор жизнью никогда не яв-
лялся - он ее в о с п р и н и м а л.  Судьба восприятия -  пусть  и
трагического восприятия - другая судьба,  и механическое увязывание
ее с судьбой жизни стало бы хором иудеев подле претории.   "Янка  -
это то,   о чем поет Егор Летов,  а что такое Егор Летов,  не знает
никто".
     Человек вообще,  наверное,  не может умереть,  исходя из фило-
софской концепции.  Смерть человека так или  иначе  связана  с  его
судьбой, с  логикой его существования.  Иногда,  когда иссякает ес-
тественная энергия жизни,  человеку помогают  продержаться  родовые
либо шкурные инстинкты.  Если таковых начисто нет, с концом энергии
кончается жизнь.
     "Идеальный рокер"  в  мифологическом варианте (а жизнь в абсо-
лютном выражении может дотянуть до мифа) полностью лишен и шкурного
(по высшему счету)  начала, и родового. Он ищет абсолютной свободы,
а она не допускает шкурности и разрывает путы рода.  Father, I want
to kill  you.   Лучезарный  рокер в полной гармонии с миром масляно
лжив - как Борис Гребенщиков, этот фонтан фальшивого света.
     ...Те, кто  видел первые Янкины квартирники в Москве,  помнят,
сколько от нее исходило тогда жизненной силы, энергии, мощи чувства
- несмотря на совершенно безысходные тексты.  Но в сумме с размахом
творческой безбрежности безысходность выглядела высокой  трагедией.
Духовно анемичная, изверившаяся Москва ходила на Янку как куда-то в
эпоху Возрождения - дивясь в ней той силе чувств, какую не видела в
себе.
     Янка дальше и дальше пела почти все те же песни -  только  бе-
зысходности в  них становилось все больше,  а энергии - все меньше.
Мы ее ели.
     В обмен от нас она получала не энергию же, не ответный свет, а
до боли конструктивные предложения: "Давай, мы тебе альбом запишем".
     Конструктивизм и Возрождение.  Конструктивизм и барокко. Конс-
труктивизм и домик в деревне с аистом.
     Сейчас мы,  которые еще недавно были слабее ее стократ,  гово-
рим: "самые незащищенные - обречены".
     Мы ее доели.
     ...Похороны ее 19 мая - на кладбище под Новосибирском  -  были
какие-то странные,   полуидиллические.  Кладбище оказалось в густом
березовом лесу - могилы прямо посреди берез.  Небо было  совершенно
голубое, без единого облака.  Под голубым небом, в зелени несли ма-
ленький красный гроб. Стояло много новосибирских хипейных девочек с
жалобными глазами.   Одна  была  в огромных клипсах с фото-янками в
черной окантовке.  Другая сказала:  "Она была слишком чистой, чтобы
жить в этом мире" (Егор?).  Кто-то тихо,  просветленно плакал. Пили
водку. Пели птицы.
     В какой-то момент я на секунду отключился и подумал: "Господи,
наконец-то мы выбрались в лес!"
     Жизнь Янки  получилась  трогательно  маленькая (и одновременно
огромная), законченная и цельная.  Вместе со всеми ее песнями,   не
имевшими никакого отношения к "искусству" (ср.,  скажем,  с Ахмато-
вой) - это были только верные и чистые ноты той же жизни.  У Башла-
чева в  песнях  были и собственно "искусство",  и просто жизнь - он
оказался словно мостом от искусства литературы к чистой Янке.  Путь
Башлачева был длиннее, сложнее и извилистее, но дорогу он ей проло-
жил (не к смерти, смерть здесь только следствие). Янке перемещаться
уже не пришлось:  она сразу появилась как абсолютная точка на конце
его движения - точка,  где искусства уже нет,  где оно смешно и  не
нужно. Где остается чистая жизнь,  отлитая в слова, сконцентрировн-
ная до оцепенения. Грань, на которой долго не устоять: либо иди на-
зад, "на продажу", либо - вперед, но там уже не пространство-время,
а вечность.
     У Шевчука,  например (почему,  почему опять Шевчук? причем тут
Шевчук?) такая вещь-жизнь, где ни тени искусства, была вообще всего
одна -  "Счастливый билет" - в том виде,  в каком он был записан на
"Периферии". С совершенно корявым,  пестрящим нелепейшими наречиями
текстом. Тем не менее, тогда, стало понятно, что, скажем, Гребенщи-
ков - уже только метафизические ананасы в шампанском,  а вот ЭТО  -
настоящее. В  дальнейшем  Шевчук писал куда более поэтически совер-
шенные тексты, но все это и рядом не лежало. А "Счастливого билета"
xватило, чтобы  обеспечить  ему  кредит  доверия  на всю оставшуюся
жизнь.
     Янка, конечно,   не писала корявых текстов,  там было другое -
какие-то гитары,  барабаны и прочая ересь.  Но главное тут то же  -
все это ее по-человечески не загораживало, как загородили бы Гаина,
Ефимов или даже Андрей Сучилин.  И самое главное, что себя не заго-
раживала она сама.  В византийской иконописи существовал канон, ко-
торый удерживал мастера от замутнения чистого  духа  своим  земным,
амбициозным произволом.  Янка удержалась сама, она сама себе была -
канон. В роке (о,  мерзкое слово!) не остается Лиц, не поросших ли-
чиной земного произвола. То, что должно само из человека исходить -
как свечение его подлинной внутренней сущности, его смысла - затап-
тывается, засирается суетно-мелочно-хамским "Дай я сам!". Прыгнуть,
пукнуть, гаркнуть, сваять "концепт", скривить рыло, махнуть ногой -
лапа, она у тебя сама должна махать!  А не махнула - так сделай ми-
лость, не маши.
     Обычно, правда, Лика просто нет - и бесчисленными личинами ке-
пок, манг-манг, нэпов, номов и иже с ними - зарастает выщербленное,
обезличенное пространство:   из человека выдран кусок тела,  и рана
заполняется гноем и сукровицей.  На месте Храма  вырастает  бассейн
"Москва".
     Безверие пост-модерна отвечало обманутой вере.  Обменялось оно
- на валюту - еще лучше, чем обманутая вера на рубли. Это все та же
земля, на которую поначалу так успешно воротился Гагарин.   Необме-
нявшаяся Янка  осталась верой необманутой.  "Свет любви ни для кого
не служит путеводным лучем к потерянному раю; на него  смотрят  как
на фантастическое  освещение  краткого любовного "пролога на небе",
которое затем природа весьма своевременно гасит как совершенно  не-
нужное для последующего земного представления".
     Успокойся, Юра Артамонов.  Сказали тебе ясно:  журнала  больше
нет. Попили кровушки - и будет.
     Это, конечно, слишком слабое оправдание тому, что статью эту я
писал - предполагая, что она будет напечатана (хотя честно старался
забыть последнее). Но все равно статьи б ы л и (и будут, еще и еще)
- в "Комсомольской правде",  "Экране и Сцене", "Независимой газете"
- черт знает где - и все они,  помещая некролог, словно утверждали:
вот, ушла часть мира, который мы описываем.
     Они, наверное, искренне верили в это. Хотя мир был просто кос-
мически другой.
     А мне все хочется верить,  что я пытался создать  им  какой-то
противовес -  или модель противовеса - и в этом-то якобы и есть мое
оправдание.
     ...Они писали - о Янке - "депрессия - это болезнь, и она изле-
чима". Такой вывернутый "Заводной апельсин". Наверное, и песни были
не нужны - да?  - ведь вылечишься,  и петь больше незачем. Все-таки
не Елена Образцова. А Янка летела уже совсем в другом измерении, "в
небо с  моста" - высоко-высоко,  и жалкие крючочки незваных лекарей
могли сечь воздух лишь очень далеко от нее,  внизу,  у той же самой
земли, куда поначалу так успешно воротился Гагарин.

     28-30 мая 1991 г.                              С.ГУРЬЕВ

     Далее в  журнале следует интервью и ГрОб-хроники Егора Летова.
Все это,  как и практически все последующее содержание номера, было
написано и сверстано до янкиной смерти.

-------------------------------------------------------------------------------

                              -= ЯНКА =-

                               "ДОМОЙ"

      1) Тихий омут
      2) Они и я
      3) Декорация
      4) Особый резон
      5) Полкоролевства
      6) Берегись
      7) Медведи ходят на охоту
      8) Печаль моя
      9) Стервенею
     10) Рижская
     11) От большого ума
     12) По трамвайным рельсам
     13) Кто ты такой?
     14) Прощание
     15) Гори, гори ясно
     16) Домой
     17) Болит голова
     18) Продано
     19) Деклассированным элементам

                          ****ТИХИЙ ОМУТ****

     На чёрный день - усталый танец пьяных глаз, дырявых рук
     Второй упал, четвёртый сел, восьмого вывели на круг.
     На провода из-под колёс, да на три буквы из-под асфальта
     В тихий омут буйной головой.
     Холодный пот. Расходятся круги.

     Железный конь. Защитный цвет. Резные гусеницы в ряд
     Аттракцион для новичков - по кругу лошади летят,
     А заводной калейдоскоп гремит кривыми зеркалами.
     Колесо вращается быстрей,
     Под звуки марша головы долой.

     Поела моль цветную шаль. На картах тройка и семёрка
     Бык, хвостом сгоняя мух, с тяжёлым сердцем лезет в горку
     Лбов бильярдные шары от столкновенья раскатились пополам
     По обе стороны,
     Да по углам просторов и широт.

     А за осколками витрин - обрывки праздничных нарядов,
     Под полозьями саней - живая плоть чужих раскладов.
     За прилавком попугай из шапки достаёт билеты на трамвай
     До ближнего моста,
     На вертолёт без окон и дверей,
     В тихий омут буйной головой,
     Колесо вращается быстрей.

                     ****МЫ ПО КОЛЕНО/ОНИ И Я****

     Мы по колено в ваших голосах,
     А вы по плечи в наших волосах.
     Они по локоть в тёмных животах,
     А я по шею в гибельных местах.
     Мы под струёй крутого кипятка,
     А вы под звук ударов молотка.

     Они в тени газетного листка,
     А я в момент железного щелчка.
     Мы под прицелом тысяч ваших фраз,
     А вы за стенкой, рухнувшей на нас.
     Они на куче рук, сердец и глаз,
     А я по горло в них, и в вас, и в нас.

                          ****ДЕКОРАЦИЯ****

     Фальшивый крест на мосту сгорел,
     Он был из бумаги, он был вчера.
     Листва упала пустым мешком,
     Над городом вьюга из разных мест.

     Великий праздник босых идей,
     Посеем хлеб - соберём тростник.
     За сахар в чай заплати головой -
     Получишь соль на чужой земле.

     Протяжным воем - весёлый лай
     На заднем фоне горит трава.
     Расчётной книжкой моё лицо.
     Сигнал тревоги - ложимся спать.

     Упрямый сторож глядит вперёд,
     Рассеяв думы о злой жене.
     Гремит ключами дремучий лес,
     Втирает стёкла весёлый чёрт.

     Смотри с балкона - увидишь мост,
     Закрой глаза и увидишь крест.
     Сорви парик и почуешь дым,
     Запомни: снова горит картон.

                         ****ОСОБЫЙ РЕЗОН****

     По перекошенным ртам, продравшим веки кротам,
     Видна ошибка ростка.
     По близоруким глазам, не веря глупым слезам,
     Ползёт конвейер песка.
     Пока не вспомнит рука, дрожит кастет у виска,
     Зовёт косая доска.
     Я у дверного глазка, под каблуком потолка.

     У входа было яйцо или крутое словцо.
     Я обращаю лицо.
     Кошмаром дёрнулся сон. Новорождённый масон
     Поёт со мной в унисон.
     Крылатый ветер вдали верхушки скал опалил,
     А здесь ласкает газон.
     На то особый резон.

     На то особый отдел,
     На то особый режим,
     На то особый резон.

     Проникший в щели конвой заклеит окна травой,
     Нас поведут на убой.
     Перекрестится герой, шагнёт раздвинутый строй,
     Вперёд, за Родину в бой!
     И сгинут злые враги, кто не надел сапоги,
     Кто не простился с собой,
     Кто не покончил с собой,
     Всех поведут на убой.

     На то особый отдел,
     На то особый режим,
     На то особый резон.

                        ****ПОЛКОРОЛЕВСТВА****

     Я оставляю ещё полкоролевства -
     Восемь метров земель тридевятых.
     На острове вымерших просторечий -
     Купола из прошлогодней соломы.

     Я оставляю ещё полкоролевства,
     Камни с короны, два высохших глаза,
     Скользкий хвостик корабельной крысы,
     Пятую лапку бродячей дворняжки.

     Я оставляю ещё полкоролевства,
     Весна за легкомыслие меня накажет.
     Я вернусь, чтоб постучать в ворота,
     Протянуть руку за снегом зимой.

     Я оставляю ещё полкоролевства.
     Без боя, без воя, без грома, без стрёма.
     Ключи от лаборатории на вахте.
     Я убираюсь. Рассвет
     В затылок мне дышит рассвет,
     Пожимает плечами,
     Мне в пояс рассвет машет рукой.

     Я оставляю ещё полкоролевства...

               ****МНЕ ПРИДЁТСЯ ОТПОЛЗАТЬ/БЕРЕГИСЬ****

     Мне придётся отползать...
     От объявленья войны - на все четыре струны,
     От узколобой весны - во все четыре стены,
     От подгоревшей еды - за все четыре беды,
     От поколения зла в четыре чёрных числа.

     Накинуть старый мундир, протёртый кем-то до дыр...

     Мне придётся обойтись...
     Без синих сумрачных птиц, без разношёрстных ресниц.
     Да переправить с утра что не сложилось вчера,
     Оставить грязный вагон и продолжать перегон
     По неостывшей золе на самодельной метле.
     Раскинуть руки во сне, чтоб не запнуться во тьме...

     Мне придётся променять...
     Осточертевший обряд на смертоносный снаряд,
     Скрипучий стул за столом на детский крик за углом,
     Венок из спутанных роз на депрессивный психоз,
     Психоделический рай на три засова в сарай.

     Мне все кричат: "берегись..."

                   ****МЕДВЕДЬ ВЫХОДИТ НА ОХОТУ****

     Горящим факелом в берлогу -
     Ногу обожгло.
     Два глаза мелкого калибра целятся насквозь.
     Четыре лапы на спасенье, когти и клыки.
     Беги, сынок,
     Скажи, что завтра будет новый день.

     Медведь выходит на охоту - душить собак.

     За дальним лесом выйдет солнце - на новый лад
     Сверкнут арканы. Сети, плети, суки на цепях.
     По деревянному помосту тяжело бежать,
     Промокла шкура под нагайкой -
     Рёв и разворот.

     Медведь выходит на охоту - душить собак.

                          ****ПЕЧАЛЬ МОЯ****

      Я повторяю десять раз и снова:
      Никто не знает как же мне хуёво...
      И телевизор с потолка свисает,
      И как хуёво мне - никто не знает.

      Всё это до того подзаебало,
      Что хочется опять начать сначала.
      Куплет печальный, он такой, что снова
      Я повторяю "как же мне хуёво".

                          ****СТЕРВЕНЕЮ****

Я неуклонно стервенею с каждым смехом
С каждой ночью, с каждым выпитым стаканом
Я заколачиваю дверь и отпускаю злых голодных псов
С цепей на волю
Некуда деваться:
Нам остались только сбитые коленки

Я неуклонно стервенею с каждым разом

Я обучаюсь быть железным продолжением ствола
Началом у плеча приклада
Сядь, если хочешь, посиди со мною рядышком на лавочке
Покурим, глядя в землю
Некуда деваться:
Нам остались только грязные дороги

Я неуклонно стервенею с каждым шагом

Я неуклонно стервенею с каждой шапкой милицейской
С каждой норковою шапкой
Здесь не кончается война, не начинается весна
Не продолжается детство
Некуда деваться:
Нам остались только сны и разговоры

Я неуклонно стервенею с каждым разом
Я неуклонно стервенею с каждым шагом
Я неуклонно стервенею с каждым часом...

                           ****РИЖСКАЯ****

А ты кидай свои слова в мою прорубь
Ты кидай свои ножи в мои двери
Свой горох кидай горстями в мои стены
Свои зёрна - в заражённую почву

На переломанных кустах - клочья флагов
На перебитых фонарях - обрывки петель
На обесцвеченных глазах - мутные стёкла
На обмороженной земле - белые камни

Кидай свой бисер перед вздёрнутым рылом
Кидай пустые кошельки на дорогу
Кидай монеты в полосатые кепки
Свои песни - в распростёртую пропасть

В моём углу - засохший хлеб и тараканы
В моей дыре цветные краски и голос
В моей крови песок мешается с грязью
А на матрасе позапрошлые руки

А за дверями роют ямы для деревьев
Стреляют детки из рогаток по кошкам
А кошки плачут и кричат во всё горло
Кошки падают в пустые колодцы

А ты кидай свои слова в мою прорубь
Ты кидай свои ножи в мои двери
Свой горох кидай горстями в мои стены

                       ****ОТ БОЛЬШОГО УМА****

От большого ума лишь сума да тюрьма
От лихой головы лишь канавы и рвы
От красивой души только струпья и вши
От вселенской любви только морды в крови

В простыне на ветру по росе поутру
От бесплодных идей до бесплотных гостей
От накрытых столов до пробитых голов
От закрытых дверей до зарытых зверей

Параллельно пути чёрный спутник летит
Он утешит, спасёт, он нам покой принесёт
Под шершавым крылом ночь за круглым столом
Красно-белый плакат - "Эх, заводи самокат!"

Собирайся, народ, на бессмысленный сход
На всемирный совет как обставить нам наш бред
                                           бред
                                             бред
Вклинить волю свою в идиотском краю
Посидеть - помолчать да по столу постучать

Ведь от большого ума лишь сума да тюрьма
От лихой головы лишь канавы и рвы

                    ****ПО ТРАМВАЙНЫМ РЕЛЬСАМ****

А мы пойдём с тобою погуляем по трамвайным рельсам
Посидим на трубах к начала кольцевой дороги
Нашим тёплым ветром будет чёрный дым с трубы завода
Путеводною звездою жёлтая тарелка светофора

Если нам удастся мы до ночи не вернёмся в клетку
Мы должны уметь за две секунды зарываться в землю
Чтоб остаться там лежать когда по нам поедут серые машины
Увозя с собою тех, кто не умел и не хотел в грязи валяться

Если мы успеем мы продолжим путь ползком по шпалам
Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах
Надо будет сжечь в печи одежду если мы вернёмся
Если нас не встретят на пороге синие фуражки

Если встретят, ты молчи что мы гуляли по трамвайным рельсам
Это первый признак преступленья или шизофрении
А с портрета будет улыбаться нам "Железный Феликс"
Это будет очень долго, это будет очень справедливым
Наказанием за то, что мы гуляли по трамвайным рельсам
Справедливым наказанием за прогулки по трамвайным рельсам
Нас убьют зато, что мы гуляли по трамвайным рельсами
Нас убьют за то, что мы с тобой гуляли по трамвайным рельсам

                        ****КТО ТЫ ТАКОЙ?****

Неволя рукам под плоской доской по швам по бокам
Земля под щекой, песок на зубах
Привязанный страх
Им брошена тень на ветхий плетень
На серый сарай, на сгнивший порог
Там преданный рай, там проданный рок
Седьмая вода, седьмая беда
Опять не одна
До самого дна

До самого дна по стенам крюки, на них червяки
У них имена у края доски застывшей реки
С наклоном руки и с красной строки

У берега лёд - сажай вертолёт
Нам некуда сесть. Попробуем здесь
На куче имён под шорох знамён
На тонкую сеть прозрачных времён

Неволя рукам по швам по бокам под плоской доской
Кто ты такой?..

                           ****ПРОЩАНИЕ****

Под руки в степь. В уши о вере
В ноги поклон. Стаи летят
К сердцу платок. Камень на шее
В горло глоток. Может, простят

Ленту на грудь столько искали
Сжатые рты. Время вперёд
Крест под окном. Локти устали
Знамя на штык. Козёл в огород

Серый покой. Сон под колёса.
Вены дрожат. Всё налегке
Светлый босой кукиш у носа
Рядом бежать на поводке

Вечный огонь. Лампы дневные
Тёмный пролёт. Шире глаза
Крепкий настой. Плачьте, родные
В угол свеча. Стол. Образа

Под руки в степь. Стаи летят
Может, простят...

                       ****ГОРИ, ГОРИ ЯСНО****

Не догонишь - не поймаешь. Не догнал - не воровали
Без труда не выбьешь зубы, не продашь, не наебёшь
Эту песню не задушишь, не убьёшь
Эту песню не задушишь, не убьёшь

Дом горит - козёл не видит
Дом горит - козёл не знает
Что козлом на свет родился
За козла и отвечает

Гори, гори ясно, что бы не погасло

На дороге я валялась - грязь слезами разбавляла
Разорвали нову юбку, да заткнули ею рот
Славься великий рабочий народ
Непобедимый могучий народ

Дом горит - козёл не видит
Он напился и подрался
Он не помнит, кто кого козлом впервые обозвал

Гори, гори ясно, что бы не погасло

Лейся песня на просторы, залетай в печные трубы
Рожки - ножки чёрным дымом по красавице - земле

Солнышко смеётся громким красным смехом
Гори, гори ясно, что бы не погасло

                            ****ДОМОЙ****

Нелепая гармония пустого шара
Заполнит промежутки мёртвой водой
Через заснеженные комнаты и дым
Протянет палец и покажет на на двери, отсюда
                 Домой!

От этих каменных систем в распухших головах
Теоретических пророков напечатанных богов
От всей сверкающей звенящей и пылающей хуйни
                 Домой!

По этажам, по коридорам лишь бумажный ветер
Забивает по карманам смятые рубли
Сметает в кучи пыль и тряпки, смех и слёзы, горе - радость
Плюс на минус даёт освобождение
                 Домой!

От голода и ветра, от холодного ума
От электрического смеха, безусловного рефлекса
От всех рождений смертей перерождений
Смертей перерождений
                 Домой!

За какие такие грехи задаваться вопросом зачем
И зачем, и зачем, и зачем, и зачем, и зачем
                 Домой!

                         ****БОЛИТ ГОЛОВА****

Крестом и нулём запечатанный северный день
Похожий на замкнутый в стенах семейный скандал
Рассыпалось слово на иглы и тонкую жесть
А злая метель обязала плясать на костре

Столетней бессонницы в горле гудят провода
Болит голова. Это просто болит голова
А вот и цена, и весна, и кровать, и стена
А вот чудеса, небеса, голоса и слеза

Чужая дорога неверною левой рукой
Крестом зачеркнула, нулём обвела по краям
А я почему-то стою и смотрю до сих пор
Как многоэтажный полёт зарывается в снег

Истлевшая осень золой на осколках зубов
Конечную степень усталости меряет ночь
Болит голова. Это просто болит голова
Стоять и смотреть - это просто простить и молчать

Крестом и нулём разрешились пустые места
В безвременном доме за разумом грохнула дверь
Рассыпалось слово на иглы и тонкую жесть
А злая метель обязала плясать на костре

                           ****ПРОДАНО****

Коммерчески успешно принародно подыхать
О камни разбивать фотогеничное лицо
Просить по человечески,заглядывать в глаза
Добрым прохожим

О, продана смерть моя

Украсить интерьеры и повиснуть на стене
Нарушить геометрию квадратных потолков
В сверкающих обоях вбиться голым кирпичом
Тенью бездомной

О, продана тень моя

Иду я по верёвочке, вздыхаю на ходу
Доска моя кончается - сейчас я упаду
Под ноги, под колёса, под тяжёлый молоток
Всё с молотка

О, продана смерть моя

Подмигивает весело трёхцветный светофор
И вдаль несётся песенка ветрам наперекор
И радоваться солнышку и дождичку в четверг
Жить - поживать

О, продана смерть моя

                  ****ДЕКЛАССИРОВАННЫМ ЭЛЕМЕНТАМ****

Деклассированных элементов в первый ряд
Им по первому по классу надо выдать всё
Первым классом школы жизни будет им тюрьма
А к восьмому их посмертно примут в комсомол

В десяти шагах отсюда светофор мигал
Жёлтым светом две минуты на конец дождям
А в подземном переходе влево поворот
А в подземном коридоре гаснут фонари

Коридором меж заборов через трупы веков
Через годы и бурьяны, через труд отцов
Через выстрелы и взрывы, через пустоту
В две минуты изловчиться - проскочить версту

По колючему пунктиру, по глазам вождей
Там, снаружи, мёртвой стужей по слезам дождей
По приказу бить заразу из подземных дыр
По великому наказу строить старый мир

Деклассированных элементов в первый ряд
Им по первому по классу надо выдать всё
Первым классом школы жизни будет им тюрьма
А к восьмому их посмертно примут в комсомол
                                                                 83192

                              Арон Крупп

                              (1937-1971)

        На плато Рассвумчорр

В тундре есть много гор,
Что цепляются за тучи.
На плато Рассвумчорр
Нас туманы, ветры мучат.
   На плато аппатит,
   Его нужно добывать.
   Аппатит твою, Хибины мать! 3 х 2 р.

Рассвумчорр очень крут,
Не приступные обрывы.
Камни вниз нас зовут,
Но пока еще мы живы.
   Про такую погоду
   Так и хочется сказать,
   Аппатит твою, хибины мать.

Лето так далеко -
Девять сотен километров.
А у нас на плато
Дуют северные ветры.
   Про такую погоду
   Так и хочется сказать:
   "Аппатит твою, погода, мать!"

Тундра- тот же Кавказ.
Только здесь чуть холоднее,
Только солнце у нас светит
Чуточку слабее.
   Да еще на Хибинах
   Нельзя позагорать,
   Аппатит твою, загара мать!

Нет у нас сигарет,
Курим мы "Байкал вонючий.
Уж давно солнца нет
Есть лишь только дождь и тучи.
   Эту жизнь в Хибинах
   Пора уже кончать.
   Аппатит твою, Хибины мать!

Но уехав домой,
Чтоб не все было забыто,
Мы захватим с собой
По кусочку аппатита.
   Чтобы вспомнив Хибины,
   С улыбкой мог сказать:
   "Аппатит твою, Хибины мать!"

1963 г.

*        Чудак

Эй, чудак, ведь ты все это выдумал сам.
Почему же таких как ты много?
Что за радость бродить по озябшим лесам,
Утопая в размокших дорогах.

        Грустно глядеть тебе во след,
        Когда уходишь ты в осенний ад,
        Неужто город хуже,
        Чем ноябрьский рассвет.
        Дороги, горы, дождь и листопад.

Что тебя заставляет в поход уходить
Летом, осенью, в дождь, в непогоду?
Ты совсем одичал, ты ведь даже любить
Не умеешь, а годы уходят...

        Слышишь, поет за стенкою джаз,
        Там пьют вино, тепло там и уют.
        Там будут танцевать.
        Забрось рюкзак хотя бы раз.
        Останься, а дороги подождут.

Но тебя не удержит ни джаз, ни коньяк,
Ни девчонка, что смотрит так строго.
За спиной твоей старый, бывалый рюкзак,
Что-то шепчет тебе о дорогах.

        Грустно глядеть тебе во след,
        Ты снова покидаешь Ленинград,
        И снова будешь где-то у костра
        Встречать рассвет.
        И вновь ломиться сквозь осенний ад.

Может быть, ты сегодня бредешь наугад
Без дороги, тропою опасной,
А когда ты вернешься усталый назад
Те кто ждут, скажут радостно "Здравствуй!"

        Здравствуй, уставший от дорог,
        Вернувшийся едва живым домой,
        Куда ты вновь уйдешь:
        На север, запад иль восток
        Неведомой туристскою тропой. (2 раза)

*        В дорогу

Мне все мерещатся дороги,
Они уходят, вдаль маня,
Мне сделать хочется так много
Узнать, что ждет в пути меня.

Мне хочется встречаться с ветром,
На "ты" с ним быть, а не на "вы".
И отдаваться километрам,
И забываться от ходьбы.

А если очень я устану,
Я песню сочиню в пути.
И эту песню петь я стану,
Чтоб легче было всем идти.

А если эта песня будет
Другими петься у костра,
Тогда скажу себе и людям,
Что молодость прошла не зря. 2 х 2 р.

Мне все мерещатся дороги,
Они уходят, в даль маня,
Но, черт возьми, на то ж и ноги,
Чтоб вдаль вели они меня.  2 х 2 р.

1963 г.

        Уходит отряд

Уходит отряд, уходит отряд.
Десяток людей покидающих город.
А где-то не спят и столетья подряд
Их ждут не дождутся озера.

Пр:     Горе пусть стережет у порога.
        Беды забыть поможет дорога.
        Звезды навстречу потянут лучи -
        Может быть это к чему-то ключи.

А ветер какой! А ветер какой,
Что сам ты как парус, а ветер навстречу,
А ветер такой, будто снежной рукой
Вцепился в усталые плечи.

Пр.

Пусть вечер не скоро, но будет костер
И блики костра на палатке шатровой.
Ночной разговор, гитарный минор.
А завтра в дорогу нам снова.

Пр.

        Десять звезд

Есть десяток звезд над головой
И топор чтоб нарубить дрова.
Так сложи рюкзак ведь это не впервой
Слышать нам разумные слова.

        О том, что в душных комнатах теплей,
        О том, что лес вблизи не голубой.
        Но нам дороже ртутных фонарей
        Вот этих десять звезд над головой.

Эти десять звезд, как маяки,
На краю неведомой земли.
Ведь нам нельзя, чтоб наши рюкзаки
Где-то дома прятались в пыли.

        Ведь нам нельзя привычкой обрастать
        И тешить полуправдами себя.
        Сумей без сожаленья оставлять
        Все то, что держит у дверей тебя.

Лижет красным языком костер
Черные ночные небеса.
И плывут над зеркалом озер
Белого тумана паруса.

        А наши песни слушают леса,
        И в чащу леса прячется беда.
        Приходят к нам из сказок чудеса
        В брезентовые наши города.

*       Три шлюпки

Над головой небосвод голубой,
Зелень лесов побокам,
Три шлюпки идут одна за другой,
Не подходя к берегам.
Все дальше на север уходит их путь,
И не успеть за ночлег отдохнуть.
  Раз, два, три... Зеленое и голубое...
  Раз, два, три, а в каждой шлюпке трое.
  Девять спин, девять спин, утомленных работой.
  То не слеза туманит глаза - капли пота. (2 р.)

Вечером к берегу шлюпки причаль,
И разводи костер.
Каша на всех, обжигающий чай,
Песня и разговор.
Утром опять шлюпки в воду столкнуть,
Веслами мерять не мерянный путь.
  Раз, два, три... Зеленое и голубое...
  Раз, два, три, а в каждой шлюпке трое.
  Раз, два три. Прошли по Браславским озерам,
  Путь позади, а впереди снова город. (2 раза)

1964 г.

        Сто дорог

Что нам знакомые дома.
Когда из них друзья ушли.
Когда ты на краю земли,
Не сможет песня жить сама.

        Ты песню унесла мою.
        Ее ты носишь в рюкзаке.
        Хочешь, я новую спою,
        Пущу ее вниз по реке.

Взлетит, как бабочка, с руки
И долетит до синих гор.
Она отыще Ваш костер,
Узнает Ваши рюкзаки.

        Согреет крылья у огня,
        Ее ты только подожди.
        Она расскажет про меня,
        Про то, что здесь идут дожди.

Гитара без тебя грустит,
И ты мне видишься во сне,
Не по накрашенной стене,
А по палатке дожь стучит.

        Нам сто разлук на долгий срок,
        Следы дороги на лице...
        И ждет с тобой нас сто дорог
        И сто свиданий в их конце.

1964 г.

*        Письма

Прошу Вас, не будьте ко мне слишком строги
За то, что я писем не буду Вам слать,
Считайте, что письма застряли в дороге.
Прежде, чем я их успел написать.   2 х 2 р.

Оставьте, не злитесь, что толку в бумаге,
Она не заменит мне Вас, Вам меня,
Считайте, живет где-то в мире бродяга,
Не смогший привычек в пути поменять.  2 х 2 р.

Вот так мне шагать сквозь разлуки и встречи,
И боль расставания прятать в глазах.
Но память, но память, схвативши за плечи,
Заставят не раз оглянуться назад.    2 х 2 р.

Прошу Вас, не будьте ко мне слишком строги
За то, что я писем не буду Вам слать,
Считайте, что письма застряли в дороге.
Прежде, чем я их успел написать.

1964 г.

*        Прощальная

Зима, зима, снега, ветра.
И значит, завтра в путь пора,
Не потому, что снег кружит,
А потому, что год бежит.

Осталось нам совсем чуть-чуть
Напиться, да в счастливый путь.
Мы пили часто средь друзей,
А нынче надо чуть сильней.  2 х 2 р.

А завтра будет рев турбин,
А завтра будешь ты один.
Кругом зима и холода
И только письма иногда.  2 х 2 р.

А самолеты и поезда
Нас разведут кого куда.
Конец исхоженных дорог,
Дорог нехоженных порог.

Зима, зима, снега, ветра.
И значит, завтра в путь пора,
Не потому, что снег кружит,
А потому, что год бежит.

1965 г. Начало зимы.

*        * * *

Не верь пословице, что правды нет в ногах,
Ее побольше там, чем в изысканных словах.
Не верь каналам, и домам, и городам,
Они ведь не всегда добры бывают к нам. 2 х 2 р.

Не верь глазам, не верь словам- они соврут
И только ноги никогда не подведут.
Чего ж ты ждешь каких-то необычных слов
Не передать словами содержанье снов 2х2р.

Знакома ты с очарованием дорог,
Ты исходила их и вдоль и поперек.
Зачем же это ожидание в глазах?
Я больше, чем дороги не смогу сказать 2х2 р.)

Не верь пословице, что правды нет в ногах,
Ее там больше, чем в изысканных словах.
Не верь каналам, и домам, и городам,
Они ведь не всегда добры бывают к нам.

1965 г. (Зима)

        Леса Белеоруссии

Все леса, леса, леса Белоруссии
Да полода, по-девченочьи капризная.
То озера, то болотца, словно бусины,
Там на ниточке реченочек нанизаны.

Мы идем то без дорог, то по дорогам.
Люди в селах нас встречают равнодушием.
Только песнями до самых слез растроганы,
Приглашают снова в гости, став радушными.

Парни пачки распечатали "Севера",
На девчонок из отряда загляделися.
Вот с такими погулять бы под вербами.
Ах, девченки, ну куда же вы делися

А над Вилией- рекой кладки шаткие,
А за Вилией тропа в лесу теряется.
Гаснет солнце, и над нашими палатками
Снова звезды в темном небе разгораются.

Все леса, леса, леса Белоруссии
Да полода, по-девченочьи капризная.
То озера, то болотца, словно бусины,
Там на ниточке реченочек нанизаны.

1965 г. май

*       Апрель

Лишь вчера была метель,
А теперь оттепель,
И звенит- поет капель
Про солнечный апрель.

Пр:     А снег все тает,
        За лыжи хватает.
        Не дает идти вперед,
        И назад не дает.      (Припев - 2 раза)

К лыжам снег пристает,
Ненадежным стал лед.
В лес уйти нам не дает,
И все вокруг плывет.

Пр.

А вокруг до небес
Влажный лес, важный лес.
Равнодушья полон весь
К тем, кто в апрель позел.

Пр.

Погляди, как влажны
Тучи в теплые дни.
Лыжи стали не нужны,
Ведь нет совсем лыжни.

        Но смысла нету
        В лесу ждать лета
        Мы из лыж плот собьем,
        И в апрель поплывем - 2 раза.

        Но смысла нету
        В лесу ждать лета
        Мы из лыж плот собьем,
        По весне поплывем.

1965 г.

*        Города

Города, города, крепко держат всегда.
Не дают уходить, не спешат отпустить
Убегают года, навещает беда,
Можешь выть, можешь пить, но не смей уходить.

А город силен: "Погоди, не ходи",
А песня уводит в снега и дожди,
А память года у печи не хранит,
А в памяти только походные дни.

Сотней дел и вещей от кастрюль и борщей
До любовей и жен ты всегда окружен
От бродячих ночей бережет нас Кащей,
Не допусти, ведь он, чтоб костер был зажжен.

И ждет непокорных беда и гроза.
Но в небо впиваются чьи-то глаза.
И значит опять кто-то снова уйдет.
У города дерзко себя украдет.

Но готовы отдать себя трижды распять,
За палатку, за лес, полный птиц и чудес,
За возможность не спать, чтобы солнце встречать,
За возможность залесть вглубь нехоженных мест.

И снова столбы отстают, отстают,
Уходят ребята искать неуют.
Ребята идут от уюта устав,
Для счастья другую усталость искать.

1965 г. май.

*        Проводы

Не от веселья песни были веселы:
Друзей в дорогу провожать так грустно.
А нам хотелось спрятаться за песнями
Уедет поезд - станет в мире пусто. - 2 х 2 раза

Уедет поезд- мы вольемся в улицы,
Неся с собой в свои квартиры зависть.
А там те же тени на стене сутулятся,
Там все привычно- так все утоялось - 2 х 2 раза

Там все привычно так до безобразия,
Дни- близнецы проходят и уходят.
Нас старят, старят дни однообразия
В десятки раз сильнее, чем невзгоды. - 2 х 2 раза

Но тепловоз пока рокочет сдержано.
Мы песнями сказать успеем много.
Ведь в наших песнях круто перемешаны
Разлуки, встречи, беды и дороги. - 2 х 2 раза.

Не от веселья песни были веселы:
Друзей в дорогу провожать так грустно.
А нам хотелось спрятаться за песнями,
Уедет поезд - станет в мире пусто. - 2 х 2 раза

1965 г. лето.

*        Я уйду в поход

Город празднует победу:
Не сумел уйти опять я.
Никуда уж не поеду
Буду в городе болтаться.

        Я, как зверь, попавший сдуру
        Под шальной заряд из дроби.
        Город снимет мою шкуру
        И к зиме сварганит обувь.  4 х 2 р.

Мне до самых слез обидно:
Без меня ушли ребята.
О дорогах петь мне стыдно,
Если не бываю там я.

        Мои песни неуместны
        В городах, концертных залах,
        Потому, что мои песни
        Для дорог и для привалов. 4 х 2 р.

Только рано, очень рано
Город празднует победу.
Он силен, а я упрямей,
Я опять в поход уеду.

        Мне не так уж важно лето,
        Пусть зима, пусть снег кружится.
        Я уйду в поход, и это
        Обязательно случится.  4 х 2 р.

1965 г. лето

*        Дождь

Небо забыло, и небо забыто,
В небе нет солнца, и в небе нет неба.
Сеется дождь через крупное сито,
Солнце- небыль, и звезды- небыль.

Солнце не видит, и солнце не слышит
Изломленных горестно тысяч губ,
Не видит, как горько плачут крыши,
Как слезы их рвутся потоком из труб.

В такую погоду не выйдешь из дома
Или из дома уйдешь навсегда.
Эта погода давно мне знакома.
Но дома я с ней не смирюсь никогда.

Дождь заливает костры и желанья,
Дождь вымывает из мира краски.
Тонут дома в белесом тумане,
И умолкают песни и сказки.

Станет ли в мире когда- нибудь лучше,
Или всегда лить воде, как беде...
Солнце вчера разогнало тучи,
Но разве дело только в дожде?

1965 г.

*        Городское утро

Крик петушков жестяных -
Это команда "Стоп"
И в черноту стены
Уходят картины снов.

То ли стволы двух берез,
А может быть, две сосны
Очень свои до слез...
Жаль, что ухожят сны.

Изгнан из комнат мрак,
Город спеша встает.
Слушает город "Маяк",
Кофе горячий пьет.

Транспорт родной кляня,
Сотню найдет злых слов.
Город во власти дня,
Люди во власти снов.

Вот ведь как много людей,
Ах, как тесно, тесно.
И вырастает день
Из недосмотренных снов.

День, чтобы строить дома,
День, чтоб варить обед,
Может быть счастье поймать,
Или упасть от бед.

День, чтобы строить дома,
День, чтоб бывать везде,
Может быть счастье поймать,
Может, отдаться беде. 2х2р.
1965 г.

*       Не грусти, когда зима

Не грусти, когда снега, не грусти
И не прячься от метелей в домах
Отпусти себя к зиме, отпусти,
Обласкает, обогреет она.  2 х 2 р.

Отласкает и укроет от бед,
Сказку новую расскажет тебе,
Снег подсветит синим светом луна,
Колыбельную споет тишина. 2 х 2 р.

Приходи, тебя леса позовут,
Ты не бойся темных просек лесных.
Ты увидишь то ли сон наяву,
То ли явь похожей станет на сны.  2 х 2 р.

Ну зачем тебе витрин витражи,
Ну зачем тебе тоской дорожить?
Слышишь, в дверь твою стучится зима,
Так не прячься от метелей в домах. 2 х 2 р.

1965 г.

        Осенняя песня

В небе крик журавлей- это песня осенняя
Над печалью полей, над осенними тенями.
Я слежу чуть дыша за полетом на юг.
Птичьи клинья спешат от метелей и вьюг.

        И плывет чуть простуженный
        Птичий горестный крик
        Над морями, над сушею,
        На чужой материк.

Ветер листья озер полосует морщинами,
По утрам на костер ставлю воду со льдинами.
И грят, и дрожат листья кленов, берез.
Но загасит пожар дождь потоками слез.

        Ветер сети связал в путях
        Из осенних дождей,
        Он запутал меня в сетях-
        Ни надежд, ни путей.

Но ведь эти дожди- а они уйдут, уйдут,
Журавлей проводив мир снегам отдадут.
И пойдут по снегам лыжные следы.
Нас ведь не испугать ватою из воды.

        Это птицам лететь на юг-
        Нам их в путь провожать.
        Это нам встречать время вьюг,
        И сквозь вьюги бежать - 2 раза.

1965 г.

*       Я привезу песню

Что делать, но у нас так повелось:
Разлука в нашем доме частый гость.
А вот прощаемся мы кое- как,
Уже с порога говорим пока.
Прощаться не научены совсем,
Вот возвращаться мы умеем все.
Грустит, листки роняя календарь.
Ушли друзья, недопращавшись вдаль.

Вот так же мы ушли, покинув дом,
К вершинам гор ушли мы впятером.
Недопращавшись, и опять как встарь,
Без нас, листки роняет календарь.
Здесь ночь от полнолуния светла,
А горы охраняют снежный клад.
Но ждут друзья нас в городах внизу.
Я им в подарок песню привезу.

Я песню привезу, ну а пока
Здесь рядом с нами бродят облака,
Рукой туманов к нам стучат в окно,
Когда в горах становится темно.
Покинув горы, мы придем назад.
Вернемся в город, где нас ждут друзья,
Ну а пока, грусти и не грусти,
А песню все же надо привести.

В горах петляют лыжные следы.
Мы огибаем логово беды.
И есть еще запасы в рюкзаках
И для привалов хватит табака.
А в городе друзья живут без нас,
А в городе давно уже весна.
А до весны всего нам час пути.
Так эту песню надо привезти. - 2 раза.

1966

        Карпаты

Вот, говорят, ты в городе грустишь,
А песни все тоскуют о дорогах.
За тридевять земель не улетишь,
Когда в запасе времени немного,
Не улетишь, не улетишь.

Мы не ушли за тридевять земель,
Но где-то по пути тоска отстала.
Среди весны пробрались мы к зиме,
Намного дней опередив усталость.
На много дней, на много дней.

Мы здесь живем на белых склонах гор
Близки нам горизонты и горбаты.
Снега, снега, куда не кинешь взор.
Сутулят спины снежные Карпаты.
Снега, снега, снега, снега.

Живем мы среди гор, и даже лес
Повыше нас подняться не решился.
Наш домик под названьем "Эдельвейс"
У самых снежных склонов приютился,
Наш "Эдельвейс", наш "Эдельвейс".

Мы жили, как живут на берегу,
Наш путь шел через рифы долгих буден,
Костры мы разжигали на снегу
И пели песни и горам, и людям.
На снегу, на снегу, на снегу.

1966

*       Песня о песнях.

                Что ж ты стоишь на тропе,
                Что ж ты не хочешь идти?
                Нам надо песню допеть,
                Нам надо меньше грустить...
                                Ю.Визбор

Наши лыжи у печки стоят,
Оплывает огарок свечи.
Пляшут тени на лицах ребят
И гитара негромко звучит. -2р.

Здесь скрестились десятки путей
Разных радостей, встреч и утрат.
Здесь гадают про завтрашний день
По рисункам истрепанных карт. - 2р.

А живем мы, дороги любя.
Нам разлуки - прочитанный том.
Ну, а песни - в них наша судьба,
Наше прошлое, наше потом. - 2р.

Нам еще переходы идти.
За туманом гоняться в лесах.
Знать, что в трудностях - радость пути,
Письма- песни с дороги писать.

Все разлукам и песням отдать
И узнать, что есть в радости боль.
В деревянных бывать городах,
На штормовках осаживать соль. - 2р.

Звездный ковш описал полукруг.
Вот и кончилась песня моя.
Стало сонно и тихо вокруг.
Наши лыжи у печки стоят. - 2 р.

1966

        Десять пальцев

Сколько у нас в жизни счастья?
Выпивка после разлуки.
Радости чуточку чаще,
Чем быть должно по науке.

Ленточки цвета корицы
Неторопливый бег.
Крылья расправив птицей
Песня напомнит тебе.

        Лес и озера, и снег в горах.
        Ах, 10 пальцев у нас на руках.

Сколько у нас в жизни горя?
Выпивка перед разлукой.
Ссора без всякой ссоры,
Горького плача звуки.

В собственных стенах закован,
Да вот никто не придет.
Темные окна знакомых-
Значит, никто не ждет.

        Горечь, обиды, дворцы из песка.
        Ах, десять пальцев у нас на руках.

Сколько ж в той жизни кручины?
Выпивка-так, без причины.
Ни до чего нету дела.
Дни, как большой понедельник.

Ветер за окнами воет.
Капли дождя на них.
Где-то спрятались двое,
С кем бы я смог на троих.

        Что-то вот горек мне дым сигарет.
        Ах, много дней в нашем календаре.

        О женитьбе
                Ходит грустный медведь.
                Бродит грустный медведь.
                        Б.П.Полоскин

Ах, жениться бы мне рыбкой в неводе,
Да все времени нет, да все негде.
То ли старый я, то ль с ума схожу.
Все с гитарою, как с сумой, брожу. - 2р.

И за окнами, и под соснами,
Чаще в городе, реже по свету.
А гитара мне- не поймуя, кто-
То ли горсть камней, толь букет цветов. - 2р.

Мне б все песни петь- было б лишь кому.
Да огнем гореть, да чернеть в дыму.
Ничего не жаль для товарищей.
Песня и пожар, и пожарище. - 2р.

Но мои друзья мне грозят, грозят:
"В песнях ты погряз - дальше так нельзя.
Заведи свой дом и угомонись.
Будешь петь потом, а пока женись. -2р.

И на старших глядя, дружок, учись,
Ведь гитары ради- так проходит жизнь.
Ведь совсем не дело все песни петь.
Ведь грустить, седея, даже медведь".

А, что я не женюсь- мне винить кого?
Может я обвиню Городницкого?
Если он не жениться советует,
Может быть, не женюсь я поэтому?

                Не женитесь, не женитесь,
                Не женитесь, не женитесь,
                Поэты.
                        (А. Городницкий).

1966 г.

*       Следы ровесников

Опять над головой костер качает дым,
Бредет сквозь лес в обнимку с песней тишина.
А мы идем искать ровестников следы,
Тех самых, что на четверть века старше нас. - 2 х 2 раза.

Им больше не стареть, и песен им не петь,
И что на сердце - никому не высказать.
Последние слова наткнулись на свинец...
Да не над всеми обелиски высятся.

Над ними то весна, то ветер ледяной...
Лишь быль в летах сплетается с легендами.
Ребят не воскресить ни бронзой орденов,
Ни песней, ни муаровыми лентами. - 2 х 2 раза

А им хотелось жить семи смертям на зло.
Семь раз не умирают- дело верное.
"Вперед" - и встали в рост, и шли на танки в лоб
С винтовкой  образца 91-го.

Давно отмыта гарь, развеялись дымы
И временем земные раны сглажены.
Мы ищем на земле ровестников следы -
Пусть вечные огни горят для каждого. - 2 х 2 раза.

Нам в памяти хранить простые имена-
Ни временем не смыть их, ни обманами.
Нам в памяти хранить и чаще вспоминать.
Ровестники, не быть Вам безымянными!

1967 г.

        Синяя птица

В ресницах соломенной крыши.
Слезою- дрожащие звезды.
Всегда убегал от синицы...
Вот рядом журавль- но поздно.

        Журавль, ты не мною был словлен,
        Небом- выцветшим ситцем.
        И кто-то красивым словом
        Назвал тебя синею птицей.

Вот рук твоих карточный домик
Вот синей птицы- дыханье.
И сами приходят ладони
К щекам твоим на свиданье.

        И смело пальцы отводят
        Память- смелые ласки.
        И щеки к ладоням приходят,
        И просится птица в сказку.

Но что же ты плачешь, птица?
Поставить рассвет в сказке точку.
Поставить на первой странице,
Придуманной летней ночью.

        Ну что же, нам не на что злиться.
        Лишь в памяти- память о лете.
        И добрые птицы- синицы
        Сплетут о нас кружево сплетен.

1966 г.

        За растром дождей.

За растром дождей косых, затяжных
Не станешь видна- уедешь.
Еще у недель пока я должник,
Еще быть мне домоседом.
В миграции птицы, в застывшей воде,
В осенних приметах книжных
И в тысячах лиц знакомых людей
И тебя и не вижу,
Не вижу.

А может, не ждать, уехать и мне,
Рукою махнув на сроки.
И где-то гадать на спинах камней,
Где прячутся песен строки.
И нервы подбив, как сбитый каблук,
В пути, что упрямо выгнут,
Ничто не забыв, лишь горечь разлук
Совсем забывать привыкну,
Привыкну.

Но честно часы считают часы,
Ты едешь, а я не скоро.
Лишь дождь моросит, и растром косым
Опутывает весь город.
Дымок сигарет, ознобая дрожь,
Да ветров веселая стая.
Дожди в октябре, и поезд сквозь дождь
Уходит столбы считая,
Считая.

За растром дождей косых, затяжных
Не станешь видна, уедешь.

1966

        Колыбельная

В тучи над черными крышами
Медленно солнце врезается,
Входят в окошко рыжие,
На белок похожие, зайцы,
Баю-бай, Баю-бай, Баю-бай.

Спят в своей гавани тральщики.
За день машины умаялись.
Сонного, сонного мальчика
Тихо баюкает маятник.
Баю-бай, Баю-бай, Баю-бай.

Тени шуршат над подушкою,
Сны к малышу приближаются,
Угол с простыми игрушками
Медленно преображается.
Баю-бай, Баю-бай, Баю-бай.

Детские сны забываются,
Как далека моя станция!..
К звездам и к солнечным зайцам
Руки все реже тянутся.
Баю-бай, Баю-бай, Баю-бай.

Зависть. Ну что же поделаешь:
Возраст- беднее фантазия,
И мои сны неумелые
Некому, в общем, рассказывать.
Баю-бай, Баю-бай, Баю-бай.

1966

*       Лыжные следы.

Улеглись на просеки, как в ножны,
Лезвия холодные метелей.
Тучи, тронув вожжи, осторожно
Сдвинулись, а звезды потеплели.

Старый месяц изогнул два рога
И в окно мое, а мне тревожно,
Может, где-то люди путь к дорогам
Потеряли в белом бездорожьи.

Может быть, зовут, а их не слышат
Вторит голосам их эха ругань.
Конь мой деревянный- мои лыжи-
В путь! Пора подтягивать подпруги.

В чаще леса, в пятнах лунных капель
Домик мой в снегу, как теплый остров.
К людям я лыжню тяну, как кабель,
Мне и тяжело, и очень просто.

Просто, как прокладывать дороги,
Сеять хлеб, рубить дрова для печки,
Обжигать горшки,- ведь мы не боги,
И поступки наши человечьи.

Может, никого я и не встречу.
Просто сам себе придумал дело.
След в снегу оставил, да не вечный,
Он до оттепели, до метели.

1967 г.

*       Северная

Мы уезжаем, до свиданья, город.
Колесам долго стыки рельс толочь,
Тебе переживать прощанья горечь.
А нам идти в полуденную ночь. - 2р.

Пр:     Значит, надо уехать,
        Значит ждет нас пурга,
        Переходы и песни,
        Да белые  вьюги.
        Пусть товарищи выпьют
        За ушедьших в снега,
        Убежавших по зову
        Полярного круга.

В краях, где ни дорог нет, ни тропинок,
Где гребни гор дырявят облака,
Стоят там молчилывые Хибины,
Подставив ветру белые бока. - 2р.

Воротники здесь от дыханья седы,
Здесь поровну на всех и груз, и грусть.
И вышедший с полотен Кента Север
Ветров объятьем бросится на грудь. - 2р.

Полярный круг - ну что это такое?
Условная придуманная нить,
А почему-то не дает покоя,
За чем-то чем-то нас к себе манит. - 2р.

Пр.

1967 г.

        Демография.

                Плодитесь и размножайтесь,
                пока не наполнится Вами земля.
                        Библ. 1 быт.,ст.28

А Москва-то полна населением.
А в Москве муравьиная скученность.
Знать в планировании размножения,
Никакой нет системы научной.

А домой прилетевши ринулся
Не к буфету, а к книжному шкафу я.
Ни стакашка не приняв принялся
Изучать, изучать демографию.

Пролистал я что пишут ученые,
Что растет, мол, растет население.
А, которые реакционные-
Те по Мальтусу и без стеснения.

Не боюсь я за сытость публики
Принесет нам наука пользу.
Будут делать из дырок бублики,
Как московскую водку- гидролизом.

Лес повырубят, хоть он и нужен нам.
А насчет биосферы- как же?
Вон квартиры все ниже, да уже,
Да и тех не хватает на каждого.

А китайцы, друзья позапрошлые,
Размножаются, ох, размножаются,
Раньше были такие хорошие,
А теперь на Сибирь покушаются.

Ах, народы, народы, ну на фиг вам
Размножение антинаучное?
Лучше ночью учить демографию,
Может, что-нибудь в мире улучшится.

1967 г.

        Раздумья

Как много мне самим собою обещано.
Но если это только лишь слова,
То как же на бетонной массе трещины
Находит для семян своих трава.

И птицы как находят направление,
Покинув стран полуденных приют,
Как в зеркале раздумий все сомнения
Надеждами передо мной встают. - 2р.

Иду к раздумьям, как к друзьям доверчиво.
Я лучше вижу, чувствую сильней,
За кругом дум, привычками очерченным,
Есть маленькая дверь в большой стене.

Войти, увидеть горы или пристани,
Дать волю смеху, радости, слезам,
Увидеть горы, города, ложь, истину,
Вместить в себе и в песнях рассказать. -2р.

Мне близким кажется порой далекое.
Как близок носью свет чужих миров.
И мало мне тогда того, что около.
И не манит порой родной порог.

Смотрю на облака, куда бегут они,
Как тени их пасутся на траве.
Хочу быть здесь и там. Я просто путанник.
Хочу всего- я просто человек.  -2р.

1967 г.

*        Когда исчезнут в мире песни

Когда исчезнут в мире песни-
Дома не рухнут, гром не грянет.
Все, все останется на месте:
Зелень лесов, закат багряный.

        И будет ветер биться в крыши,
        И будут люди жить под ними.
        Но кто-то друга вдруг не сыщет,
        А тот с врагом бокал поднимет.

Когда исчезнут в мире песни,
То, не почувствовав потери,
Маляр смешает краски вместе
И все закрасит цветом серым.

        Из некогда веселой кисти
        Падет на окна и на травы,
        На лица, мысли и на листья
        Бесцветно- серая отрава.

И из-за девок, из-за денег
Рвать глотки своре будет свора.
Но струн Орфеи не заденут,
Лишь закричит пред пиром ворон.

        Потом толпа крылатых бестий,
        Дымы пожаров скроют звезды...
        ... Когда исчезнут в мире песни,
        Искать потерю будет поздно. - 2 р.

1967 г.

        Пора идти

Пора идти, но прежде оглянись:
Уходит ночь за белые хребты,
Лыжни вчерашней сдвоенная нить
Теряется за кромкой черноты.
        Здесь на вершинах в колыбелях бурь
        Сильней вина качают нас ветра,
        Надежней книг излечивают дурь,
        Крепят желанья, изгоняют страх.

А горы, горы, будто вне времен
Стоят не зная ни добра, ни зла.
Что им до наших дел, судеб, имен.
Стоят как миллионы лет назад.
        Стоят, людской не зная суеты,
        Гремят порой раскатами лавин.
        Провалы перевалов, как мосты,
        Ведут к далеким берегам долин.

Ну что ж, идти сквозь белые хребты,
Сквозь пляску снега проложи свой путь,
Еще в пути не раз узнаешь ты,
Еще не раз присядешь отдохнуть.
        А после горы будут позади
        И к полустанку северных разлук
        Наверно, грустно будет подходить
        И уезжать на целый год на юг. -2р.

1967 г.

        Не сердись

Не сердись, я привык уходить
В книги, в горы и просто в тоску.
Это ж так же как мокнуть песку,
Если вдруг начинает дождить.

Ну а мне не понять, не понять,
Почему улетать журавлям,
Почему провожать не меня
Телефонных звонков кораблям. -2р.

От ладьи твоих ласк и от губ
Что-то гонит меня в холода.
Не в свои я сажусь поезда
Не в чужом я ночую порту.

Лучше памяти нить подари,
Голубое окно на заре,
Шелк полатки у маленьких рек,
А когда я вернусь отвори. - 2р.

Отвори мне опять свою дверь,
От разлук стал я, вроде, добрей,
От тоски, от сырых сентябрей,
Отвори, и еще раз поверь.

Это был не последний побег,
Сколько их у меня впереди,
Если б я не любил уходить,
Я б не смог возвращаться к тебе.

1967 г.

*        Восточный поезд

Укрыт облаками умеренный пояс.
Косыми дождями октябрь моросит.
Увозит меня на восток синий поезд
По желтой, намокшей Руси.

Гляжу на березы, дымлю сигаретой
В прокуренном тамбуре под говорок
Удмурдцев, волжан обсуждающих лето,
А поезд бежит на восток.

Я так засиделся в мирке полусонном,
В мирке, где уже не живут чудеса.
Я новых друзей имена не упомню,
Я старых друзей позабыл голоса.

Себя самого призываю к ответу
За прошлое, что я успел растерять.
Ах, прошлое, ты разлетелось по свету,
По крохам придется тебя собирать.

Так пусть меня поезд восточный подлечит,
Чтоб права лишился я сетовать зря.
Что тех не найти, а иные далече.
Ну что ж что далече, на то и друзья.

Чтоб в поезд садиться, встречать самолеты
При встречах до рыжей зари говорить.
Как надо, как надо до самых далеких
Друзей добираться и встречи дарить - 2 х 2 р.
Дарить...

1967 г.

        Бумажный змей

Это видели крыши с кустами антен,
И трубы, что служат корнями дымам.
И окна- глаза глуховатых стен-
Мигнули дверям, те шепнули домам.
Соседним домам.

Это видел и я- белокрылым орлом,
На тонкой бечевке вспугнув голубей,
Деревья дымов перерезав крылом,
Взлетел над кустами антен белый змей.
Бумажный змей.

Это видел и я, как ему повезло.
Его подхватил восходящий поток.
Качая хвоста кормовое весло.
И мыл все неслышней дверной шепоток.
Дурной шепоток.

Но увидел и он сверху те же дворцы.
Увидел бечевку в руках пацана.
Попробовать вырваться? Змеи мудры.
Рвать нити для них- дорогая цена.
Большая цена.

Могут змеи летать, лишь за нитку держась,
Но свободный полет- под колеса машин,
Под подошвы людей, на асфальт или в грязь,
И гибнут видения синих вершин.
Далеких вершин.

1967 г.

        Давай поговорим

Давай поговорим о городах.
Давай с тобой придумаем весы:
На чашу бросим серые года,
А на другую- радости часы.

Давай поговорим о доброте,
Просеем через сито наши сны,
Измерим толщину квартирных стен
И взглянем на себя со стороны.

Давай поговорим и о земле,
Обители и радости, и слез.
Ведь жалко будет, если осмелев,
Грибы поднимут головы до звезд.

Еще о песнях мы поговорим.
А память мысли в древность унесет.
Спасли однажды гуси криком Рим.
А кто нас от самих себя спасет?

Давай припомни скалы и леса.
Мы к ним еще придем когда- нибудь.
А тучи за окном как паруса,
На запад уплывают в дальний путь,
Из песен уплывают в дальний путь.

1967 г.

        Ожидание зимы

Тает снег на лету. Самолеты в порту
В тумане тоскуют о небе.
Как нуждаемся мы в возвращеньи зимы,
Как голодные в корочке хлеба.

Как туман окружил и косые дожди
Проливают продрогшие крыши,
Всюду серая мгла. В доме в темных углах
Сиротливо покоятся лыжи.

Никуда не сбежать.
Только ждать, только ждать
Перемены ветров и погоды.
Облака, облака сеют всюду пока
Только воду, холодную воду.

Ветры все не дают обрести вновь уют
В густолесьи затерянных хижин.
И грустят поутру самолеты в порту
Как в углу запыленные лыжи.

1967 г.

        Усталость

Как хочется устать, как хочется устать
И отдых дать любимому коньку,
Подсесть поближе к огоньку
И просто книги полистать.

Но я в привычках как в цепях,
Все вертят старые заботы.
И на дорогах повороты
Проскакивают в торопях.

Как хочется и мне немного стать умней,
Знать как разжечь в сырую полночь свет,
На все вопросы знать ответ
И тверже серых быть камней.

Но мне никак не стать другим.
Все вертят новые соблазны.
Все хочется придумать праздник
И выпечь в будни пироги.

Как хочется забыть, как хочется забыть
И песни и товарищей моих,
Мирок построить на двоих
И потихонечку в нем жить.

Но мне не выстроить тех стен,
Все ертят глупые надежды.
То черствость не дает, то нежность,
То руки складывает день.    - все 2 р.

1967 г.

        Пародия

Кончается начало, начинается бетон,
Начало исчезает за горой.
Девчонки преподносят мне букетики цветов,
Я дровосек, бродяга и герой. -2р.

Простеганные ветром и сбоку, и в упор,
Приятели без памяти лежат.
Дырявые посудины навечно встали в порт
И паруса порвали без ножа - 2р.

Так вот обломок шпаги, переломанная сталь,
Беру с собой на бережок реки.
Я рад, что у приятеля обломок тот достал,
На нем я буду жарить шашлыки. - 2р.

Кончается начало, начинается бетон,
Начало исчезает за горой.
Девчонки все кидают мне букетики цветов,
Я дровосек, бродяга и герой,
Поэт я, композитор и герой.

1968 г.

*        Виражи

Железный путь вагон качал,
Я в тамбуре курил, скучал.
Вдруг тип ко мне какой-то подошел.
На мои лыжи поглядел,
Слегка плечом задел
И как-то посмотрел нехорошо. 3 х 2р.

Он прохрипел мне: "Ну скажи,
Зачем ты крутишь виражи,
Ну для чего тебе катиться вниз?
Прогресс в движении вперед,
Туда стремится весь народ.
Подумай, погоди и оглянись! 3 х 2 р.

Ну что за мода повелась?
Куда же смотрит наша власть?
Пора такие штуки прекратить.
На вираже можно упасть,
Спортинвентарь и ноги- хрясть.
За что ж тебе по белютню платить? 3 х 2 р.

Уходит в небо самолет,
Корабль по морю идет,
Распугивая рыбу за кормой.
Уходит в горы альпинист,
А ты вот норовишь все вниз,
При этом далеко не по прямой!" 3 х 2р.

А я и спорить с ним не стал:
Я думал о других местах,
Где склоны и покруче, и длинней.
Где снег под лыжами поет,
Где спуск со склона, как полет,
Который детям видится во сне. 3х 2р.
Во сне...

1968 г.

*       Бортпроводница

На запад ночь, а мы на встречу- Сибирь все ближе.
И самолет к себе на плечи пространство нижет.
Гремят турбины и разрывают морозный воздух.
Бортпроводница голубая, разносит воду.

Хозяйка дома, под которым остались тучи.
А дом летит- какая скорость! Вот сбились в кучу.
Четыре пояса, четыре часа планеты.
Мы пролетаем над сонным миром, в снега одетым.

Бортпроводница! Присядь поближе- свободно место.
Хочешь о соснах и до Парижа напомню песни?
Поговорим мы о расстояньях, о самолетах...
А постоянные расставанья- твоя работа.

Знаком мне вкус разлук, я дома подолгу не был,
Но на земле это все знакомо, а ты все в небе.
Я скоро встану, а ты растаешь, подобно птице.
Ты улетаешь, ты улетаешь, бортпроводница. - 2р.

1968 г.

*       Тундра

Поговорили, махнули рукой.
Вот и уходит последний аргиш.
Звон бубенцов над замерзшей рекой
Прошелестел, как засохший камыш.

Прошелестел и растаял вдали.
Больше людских не слыхать голосов,
Больше тепла не просить у лесов.
Тундра в лицо нам снегами пылит. -2р.

Горы горстями гребут облака,
Звездные шорохи слышны в ночи.
Тундра, ты мысли в слова облекать,
Думать о близких ты нас научи.

Нам еще долго не видеть людей,
Значит есть время подумать о них.
Тундра нас заперла в тундре одних-
Это на несколько долгих недель,
Это на несколько белых недель.

Знаю, нас тундра одарит сполна.
Если туман, то не видно ни зги.
Если пурга- снеговая стена.
Если устал- под глазами круги.

Но где-то едут в весну поезда,
Тонкой струною прощанье звенит.
И, уступая подругам зенит,
Сдвинется в небе Пастушья звезда. - 2р.

1968 г.

        Пурга

Ветер бьет спиной о скалы,
Ветер рвет у палаток фалы,
Забавляется новой игрушкой.
Мы в ловушке. Да, мы в ловушке.
С гор срываются вниз лавины.
Замотает пурга равнины.
И вдали от больших селений
Пастухи мерзнут и олени.
Стонет пурга.

        А солнце в твоих городах
        Листву оживляет в садах.
        Врывается в витражи.
        Осколками в лужах дрожит.
        Друзья созывают гостей
        А ночь согревает постель.
        А где-то сжигает война
        Надежду, любовь, имена.

Слева тундра, а справа- скалы.
Как людей в этом мире мало!
Но в беде здесь приходят на помощь,
Потому что у каждом помнят.
Потому что всего дороже
Человек: он так много может.
Человек, он такмного значит.
Ну, а если бывает иначе-
Как же тогда?

        Давайте у нас посидим,
        Беседу дымком пдсиним.
        Болгарский хорош табачек.
        О чем говоришь? Да так, ни о чем.
        Приемник на сотню ладов
        С надрывом и без- про любовь.
        А где-то горит самолет,
        А рядом убитый пилот.

Ветром вылизан склон, как вымыт.
отрепало, но вышли живыми.
Вновь разматывает нитку лыжня.
Дом все дальше, а значит, ближе.
Значит, скоро людские лица.
Людям важно слюдьми делиться
Хлебом,  куревом, пониманьем,
Кровом, радостью и вниманьем.
Чистой водой.

        Весна. отогрел нас апрель.
        Но север нас сделал мудрей.
        Тревога в уроках веков.
        Тревожен домашний покой.
        Гудят самолеты в ночи.
        У коек дежурят врачи.
        Идет на земле вечный бой.
        И нет нам команды "отбой".

1968 г. Март

*        Северная

Три дня гудим в полярных кабаках,
Горланим песни, попиваем спирт,
Два дня не экономим табака
И на вокзалах деревянных спим.
Еще плечо хранит следы ремней,
Еще мы не привыкли к городам,
Но все же прорываются ко мне
Полярный край, Уральская гряда. - 2р.

Сегодня снег и горы наяву
И Воркута под этим снегом спит.
Но города к делам уже зовут
И  допиваем мы последний спирт.
За эти дни безмолвных ледников,
За эти дни дороги и труда.
И машет нам платками облаков
Полярный край, Уральская гряда. - 2р.

А тепловоз прощально прогудел
Теперь о средней полосе слова.
Ждут вместо гор нас горы разных дел,
А вместо снега- пыльная трава.
Но если из-за тысячи причин
Дни станут длинными, как провода,
Ты вспомни, есть советчики мужчин:
Полярный край, Уральская гряда.

1968 г.

*        Давай решимся без пари

Давай решимся без пари
Признать, что жизнь не так уж зла.
Давай не будем говорить
Про послезавтрашний разлад.
Давай считать, если не лень,
Что это, в общем, просто так,
Просто ушла на один день
Из этой жизни пустота. 2х2р.

Ведь, как всегда, из разных бед
Придет какой-то вариант,
То нужно мне, а то тебе
То в Воркуту, то в Самарканд,
То просто ночь перелистнет
Страницу губ, страницу плеч,
То мысли утро принесет,
Что, мол игра не стоит свеч. 2х2 р.

Но, чтоб не начал тяжелеть
Мешок печалей и утрат,
Договоримся не жалеть
О том, что к нам придет с утра.
Давай, злых слов не говоря,
Себя от ветра не спасать.
Давай сегодня, как в  морях,
По ветру ставить паруса. 2х2р.

Давай решимся без пари
Признать, что жизнь не так уж зла.
Давай не будем говорить
Про послезавтрашний разлад.
Давай считать, если не лень,
Что это, в общем, просто так,
Просто ушла на один день
Из этой жизни пустота. 2х2р.

1968 г.

*       Заморозки

Листья в реке- желтые паруса.
Березина заплуталась в лесах.
В поле озимые зябнут ростки.
Заморозки, заморозки.

Гуси над лесом печально кричат.
Стая на юг улетает, прощай!
С крыльев печаль свою за море скинь.
Заморозки, заморозки.

В белом тумане байдар караван
Вечером к лесу придет, а туман
Скатится утром слезами с ресниц.
Заморозки, заморозки.

Вечером бакенщик выгонит бот.
Богу речному лампаду зажжет.
Что-то прошепчут костра языки,
Может, про первые заморозки.

Лес тихо замер у сонной воды,
Слушает сказки вечерней звезды.
И в полнолунии тени резки.
Заморозки, заморозки.

Грустно. Наверное, гуси правы.
Что-то по осени сам я раскис.
Видно, коснулись моей головы
Заморозки, заморозки, заморозки.

1968 г.

        А я по вас соскучился, ребята

А я по вас соскучился, ребята:
Теперь пора мне о другом скучать.
Пора и мне бежать к горам горбатым
И сызнова все старое начать.

        Над снегом туманы,
        Под снегом трава,
        Ах, дальние страны,
        Ах песен слова.  2х2р.

Я к вам вернусь, как блудный сын из бегства,
Поглубже спрятав память губ и рук.
Отказываться жалко от наследства,
Где доля для меня - полярный круг.

        А вам еще рано
        Меня отпевать.
        Ах, дальние страны,
        Ах, песен слова.    2х2р.

Еще есть сто причин, чтобы держаться
И быть хоть чуточку самим собой.
И уезжать, и по свету болтаться,
И с мельницами выходить на бой.

        От старых обманов болит голова.
        Ах, дальние страны,
        Ах, песен слова.  2х2р.

А жизнь нам все дарит свои подарки:
Любовь, дороги, песен и друзей.
Их трудно брать, отказываться жалко,
А спрятаться нет места на земле.

        И дальние страны, и песен слова,
        И птиц караваны, и в росах трава...
        Любимые руки на жарком лице...
        Снега и разлуки- длиннющая цепь. -2р.

1969 г.

*        Метеостанция Хадата

За снегами в горах Хадата приютилась.
В черных нитях антенн вьются флаги пурги.
Нас на гребне вчера круговерть прихватила
И смеялась пурга: "Посиди, не беги".

А сегодня в тепле у радиста сидим мы.
Для согрева- чаек, для души разговор.
Отстучал на ключе что положено Дима
И течет разговор, и чадит "Беломор".

Тих пока что эфир, еще время осталось.
- Хочешь чаю? - Налей. - Что грустишь ты? - Да так.
Это просто в тепле разморила усталость,
Да сквозь окна мне в душу глядит Хадата.

Что нас ждало вчера? Я забыл половину.
Память прячет минувших событий куски.
Пьем чаек у людей, и причем тут лавины?
А что было вчера- белой ниткой в виски.

Дать гитару? - Давай. Я забыл про усталость.
Пел полярникам песни до новой зари.
А гитара чуть- чуть про тебя проболталась.
Ты прости, я б не стал о тебе говорить.

Ты прости, и гони прочь тревожные слухи:
О живых и здоровых у нас не скорбят.
До весны мне всего лишь неделя разлуки
И всего лишь неделя зимы до тебя.    2х2р.
1969 г.

*        Черные совы.

Тропы раскисли- дождь, да распутица.
В собственных мыслях, как не запутаться.
Дождь снаряжает в грусть экспедицию.
Опережает жажда события.

Жадность, да жажда - с ними мне мучиться.
Прожить бы дважды, да не получится.
Черные совы, смутные облики...
Не нарисован путь мой на облаке.

Но не добрали мы в жизнии почестей.
Но не добра ли от жизни хочется?
Не улыбался тот, кто не бедствовал,
Не ошибался тот, кто бездействовал.

Старым ошибкам-  пышные проводы.
Выпью с улыбкой в жажде ведро воды.
В мире такое слышится пение-
Нету покоя, жжет нетерпение.

Ладно, не взвою- мне не опомниться.
С черной совою выйду знакомиться.
Дверь на засовы- дождик за шиворот.
Черные совы- нет больше выбора.
Черные совы- нет больше выбора.

1969 г. (Апрель)

        Песня геологов

Скажи мне, дружище, но только без слов,
А сможешь ли ты жизнь бродячую бросить?
Чтоб домом был дом, а любовью любовь!
Чтоб вовремя старость и вовремя осень.

Когда ты устанешь бежать в холода?
Не сладка же вечная озень без лета.
Ты житель палаток, ты гость в городах,
Запрятанных где- то за сотней рассветов.

Скажи мне, а что тебе снится во снах?
А впрочем, усталые видят сны редко.
Скажи мне, ты помнишь как пехнет весна,
Как в стекла стучится сиреневый веткой?

Ну что ж, о тебе где-то  песни споют,
Не зря столько отдано вечным походам
Скажи мне, о что же тебе отдают
В замен в горизонт уходящие годы?

Ты хмуришься, злишься- не стоит, старик.
Оставь без ответа пустые вопросы.
Я просто с тобой захотел говорить...
Над Севером осень, над Севером осень...

1969 г.

 Было начало осени, были сильные дожди (ливневые). Было дерьмовое
настроение. Ну, по этому случаю, такая песня для оправдания плохого
настроения:

*        Печаль

Перестань грустить, выйди из дому,
Плащ накинь, ничего что ливни.
Вон куражится, уже издавна
Побеждая тебя, твой противник.

Твой противник, твоя печаль.
Ты уже не справляешься с нею,
Серым днем, в смуглых снах по ночам
Ты соври, ты скажи,  ты сильнее. (2 р.)

Ты соври, чтоб потом стало правдою
То, что силы еще с тобою.
В чемоданах оставь только главное,
Выйди к ливням. Оружие к бою.

Из всех песен оставь десять строк
И три дня из трехсот уходящих,
Да одну из десятков дорог.
Остальное все в мусорный ящик - 2 р.

Не давай печали опомниться,
Разбуди синий мир надежды.
Пусть печаль твоя скромною школьницей
Будет тихою, будет сдержанной.

Разве трудно печаль победить?
Мир надежды пока еще прочен.
Ты ей место во снах отведи,
Ну и в песнях по нескольку строчек.
Да и в песнях по нескольку строчек.

1969 г.

*        Сначала и потом

Сначала год как год и месяц - это месяц.
Сначала так легко искать не находя.
Спокоен стрелок ход и стрелки время месят,
Настоянное на рассветах и дождях,
На синих поездах, на розовых мечтах. - 2р.

Сначала нет потерь, и от разлук нет боли,
И радиус витков спирали так велик.
И не страшна метель, и время не неволит,
И от движенья стрелок сердце не болит,
И сказка исцелит боль маленьких обид. - 2 р.

Потом быстрей, быстрей и нету остановок.
Все чаще нервы рвут слова: "В последний раз..."
И что пора стареть - для нас уже не ново.
И в сказках нет концов, а правда без прикрас.
И каждый час крадет у нас частицу нас. - 2р.

1969 г.

        Контрпесня

Еще нам не поздно исправить ошибки.
И есть еще время, чтоб новые сделать.
Не стоит дары принимать за наживку
И стоит петь песни, пока не отпелось.

Мы можем пока уживаться с вещами,
Считая невзгоды моделью удачи.
И гадкий утенок- всегда обещанье,
И первый намек на решенье задачи.

1969 г.

*        Хочется жить.

А все-таки, все-таки хочется жить,
Даже когда окончательно ясно,
Что выдуманные тобой миражи
Скоро погаснут, скоро погаснут.

        Гаснут и, значит, к началу пути
        Снова ты брошен, а путь давно начат...
        Трудно, а все-таки надо идти.
        Хочется жить, невозможно иначе.
        Хочется, хочется жить.

А все-таки, все-таки, хочется петь,
Даже когда в сердце песням нет места.
Только б не сдаться б и только б успеть
Спеть свою самую главную песню.

        Ставь против горя свою доброту.
        Это, наверное кое-что значит.
        Пусть даже песня застрянет во рту.
        Хочется петь, даже если ты плачешь.
        Хочется, хочется петь.

А все-таки, все-таки хочется взять
Мир окружающий вдолг под проценты
И, на ладонях держа, осязать
Спящих дыханье и пульс континентов.

        Чтобы потом, раздавая долги,
        Сердцем и памятью стал ты богаче.
        Тратя себя, ты себя сбереги.
        Хочется взять, невозможно иначе
        Хочется, хочется взять,
        Хочется, хочется петь,
        Хочется, хочется жить...
1969 г.

*        Песня о границе осени и зимы

С дождями снег- еще не первый след.
Не хочет осень потесниться.
А мы давно пересекли во сне
Зимы и осени границу.
Не скоро ляжем в зиму, как в пастель
Укроем недуги снегами.
За шестьдесят седьмую параллель
Уйдем разделаться с долгами.

        За ошибки и за прожитые лета
        И за песни, что пока еще не спеты.
        За друзей, которых часто провожаем,
        И за то, что сами редко уезжаем.

Долги, долги, но это не беда,
Коль скоро осень на исходе.
Уйдут друзья, пусть даже на года -
Они когда-нибудь приходят.
Уйдем и мы, ну в чем же тут беда?
Вернемся как в апреле птицы.
Мы от любви уходим навсегда,
Вот с этим трудно расплатиться.

        Где-то ветер веет, след наш задувая,
        Забываем, ничего не забывая.
        Так и носим мы с собою боль ушибов,
        Груз любимых песен, счастья и ошибок.

Ну что ж, что осень кажется долга.
Мы в нетерпеньи терпеливы.
Сквозь дождь с туманом нам видны снега
И мы долгам бросаем вызов.
И каждый год, как будто в первый раз
И, слава богу, не в последний,
Уходим мы к себе - бежим от нас
И возвращаемся по следу.

В это время самых первых космодромов,
В эти дни последих самых паровозов
Отчего- то застываем в теплом доме
И уходим отогреться на морозе.

1969 г.

*      Одесскому слету.

Снова порт и огни, а в Одессе туман.
Круг замкнулся. И снова нам в зиму пора.
Адресами друзей переполнен карман,
Переполнено сердце прекрасным вчера.

А вчера было лето и встреч теплота,
А вчера было лето и врал календарь,
Что декабрь на дворе, нет, все было не так:
Было теплое море и снежный янтарь.

И в мире уснувшего леса,
Что спрятался в белых снегах,
О твоих берегах, о твоих берегах
Будем помнить, Одесса.

Полыхал алым пламенем флаг над кормой,
А мы пели про горы, про снежный маршрут,
Говорили, как жаль возвращаться домой,
Как любимые ждут, и о том, как не ждут.

А пока снова порт, и в тумане ревун
Вместо нас на прощанье нам песню поет.
Мы печалим глаза, мы не трогаем струн.
До свиданья, друзья, досвидания, слет.

И в мире уснувшего леса,
Укрытого в белых снегах,
О твоих берегах, о твоих берегах
Буду помнить, Одесса.

1969 г. (декабрь)

*     Новогодняя песня.

Что случилось со мной?
Будто все стороной,
Будто книги не впрок,
Будто возраст- пустяк.
За лесною стеной
Ожил мир озорной
И жар-птица трепещет
В антенных снастях.

С утра с землею поделилось небо небом,
А может, это снег, на небеса похожий.
Не верить миру старых сказок ты не требуй-
В ночной Крыжовке этот мир внезапно ожил.
Вон вышел из лесу на старых лыжах леший,
В мохнатой шапке, и с зеленой бородою,
Вон, к заповедному колодцу ведьма чешет,
Спешит наполнить ведра свежею водою.

Но не злы чудеса
В белорусских лесах,
Просто в зиму все спуталось-
День, или год.
Лишь кукушка в часах
Все стоит на часах,
Да за снежной горой
Электричка поет.

А старый леший не завертит в глухомани,
Чайком напоит, от моей прикурит спички.
Покажет лес, а коль запутаюсь в тумане -
Заветной тропкой доведет до электрички.
От козней старых ведьм давно уж не страдаю.
А я испорченный приемник ей налажу.
Мне по лыжне она за это нагадает,
И все про дальнюю дороженьку расскажет.

А случись- вдруг замрет
У печи старый кот,
Перестанет царапать
Когтями метлу.
Я поверю: вот-вот,
Чудо в дом забредет,
Отряхнет снег
И лыжи поставит в углу.

Придет снегурочка на свет свечи неяркий,
На звук гитарных струн, и песенки негромкой.
Придет и станет новогодние подарки
Нам раздавать из вышитой котомки.
Подарит год- там будут празздники и будни,
Подарит каждому, хоть на минуту крылья.
И будет легким горе, счастье будет трудным.
Вот так зима моя смешала сказку с былью.
Вот так зима моя смешала сказку с былью.

1969 г. (Декабрь)

*     Акселерация

Пристроились морщиночки промежду глаз
И разные причиночки канают нас.
И это недоделано, и то не так
И изменяет тело нам, ох маята!

Предвоенные, убогие, гуда уж нам:
Девченки длинноногие не по зубам.
У них акселерация, у нас рахит.
Боимся эскалации, строчим стихи.

Мол, нафиг нам секс- темочки, до баб ли нам?
У нас своя системочка- портвейн к блинам.
У нас своя походочка - в диагональ.
Закалены мы водочкой, крепки как сталь.

Вообще-то коренастые- росли мы в кость-
Во времена ненастные какой там рост.
А все ж мы тренерованы таскать мешки,
А у акселерованных тонки кишки.

Но в явном ослеплении на счет на наш
Те, с голыми коленями, дают мандраж
Лишь от прикосновения нашей руки.
Мы дети предвоенные, мы старики.
Мы мужики...

1970

*        Что я натворил

Что я натворил?
Как я разорил
И себя и песни.
Горы здесь не те,
А кавказский снег
Что-то не такой.

        Тундра, ну что ей,
        Проживет, а мне
        Надобно, хоть тресни,
        Чтоб хоть раз в году
        Мне в глаза взглянул
        Северный покой.  (все 2 р.)

Чтобы приносить
И леса дразнить
Песней про зимовье,
Где, когда пурга,
Белые снега
Нам в лицо пылят.

        Где полярная
        Длинная дуга
        Служит изголовьем
        И лежит в ногах,
        В тающих снегах
        Вся моя земмля.

Это важно где
И какой горе
Сдать души недуги.
И куда бежать,
Чтобы побеждать
Годы и себя.

        Я еще не стар,
        Я же не устал
        Северу быть другом.
        Рано связи рвать,
        Рано отставать
        От моих ребят.

А друзья сидят,
Душу бередят
Старым разговором.
Май в окно глядит,
Лето впереди,
До зимы сто лет.

        И весь год опять
        Не дадут мне спать
        Северные горы.
        Тундра и тайга,
        Белые снега,
        И олений след. (все 2р.)

1970 г. (апрель)

        Зови

Зови- я еще не устал,
Зови- проще принять решенье,
Зови- я играю с листа
Забытую песнь возвращенья.

К чему эти все острова
И солнце чужое? а мне бы
Рубить в той избушке дрова,
Где запах сосны или хлеба.

Я думал, что сотня дорог
К тебе, оказалась - ошибка.
Я думал согреться  - продрог,
Чужое тепло слишком жидко.

И солнце казалось зазря
На крепкиих ладонях заката,
И реки бежали к морям,
А я потерял свою карту.

Я песни слагал не про то,
А те, о тебе- забывались.
И страшною шел я тропой,
Она за спиной обрывалась.

Но есть еще горы в снегу,
А годы привычной поклажей.
Зови, я обратно бегу,
А память дорогу подскажет.

1970 г. (Весна)

        Полночь

Просто глубокая полночь, но все это не страшно,
Тихо вокруг, даже ветер ушел на покой.
Где-то на краешке памяти жив день вчерашний,
Умер закат, до рассвета еще далеко.

Старое кончилось, новое не наступило.
Что ж, что нет радости, это еще не беда.
Был жаркий полдень, был ветер и солнце светило
Ночь, тишина и созвездья качает вода.

Что-то не так, ну да я же гляжу в отраженья.
Все перепутано: запад глядит на восток.
Сонные совы забрали меня в окруженье,
Ах, календарь похудел на один лишь листок.

Чудо ли, ладно ль? Считать я листки не приучен,
Лето, как лето, а осень, как листьям лететь.
Звезды, бывает, попрячутся в серые тучи,
Но только звезды, не рыба, попавшая в сеть.

1970 (весна- лето)

        (из записной книжки)

Пожалуй, ммне не жаль ушедьших лет,
Они ушли, но не пуста моя ладонь,
Друзья, ошибки, горы, горе, черный хлеб,
Вокзалы и ночных костров огонь.

Я до сих пор пою про десять звезд над головой,
И до сих пор дорога мне как будто бы впервой,
И песни и любовь - еще как первая любовь,
И новый день- еще открытье смысла старых слов.

И там, где я бывал- еще не стерся след.
Пожалуй, мне не жаль ушедших лет...

1970г. (Весна- лето)

*        Д. Песену

Средние широты, мягкая погода,
Тихая работа, да тоска пол-года,
А еще пол-года ожиданье чуда,
Что найдешь в походе далеко от сюда. -2р.

Только редко это, приполярный ветер.
Без ночей рассветы, так родятся дети.
В ночь приходят двое, в мир приходит третий
Этот мир освоить, где дома и ветер. -2р.

Города и горы, доброта и зависть,
Войны и раздоры, и любовь, и старость.
Окуджава, Пушкин, Дон-Кихот и Гамлет,
Но сперва игрушки- пусть пока играет. - 2р.

(*)

В мир пришел мужчина маленького роста.
Следствия, причины- все не так то просто.
Приучи мальчишку к жадности кочевной,
Научи сынишку щедрости душевной.  - 2р.
-------------------
*  Возможно существует вариант песни с следующим куплетом:

  А потом, попозже сам он разберется
  Что всего дороже, что не продается.
  Что всего дороже, что не продается
  Что всего нужнее раздарить прохожим.

1970 г. 25 июня

*        А. Чуланову

Улица твоя неярким солнышком полита.
В комнате тесно от книг, картин и от корней.
Кто-то из приятелей, поклонник неолита,
Набросал на стенке неолитовых парней.

Мечутся по стенке голубые антилопы,
Тучи стрел летят: у давних предков будет пир.
Где сейчас ты, Санька? Возвратился ли в Европу,
Иль в тайгу ушел, а может лезешь на Памир.

Пр:     Не часто, Санька, видит бог, не часто
        Выдастся нам встретиться, еще реже- выпить.
        Самолет разгонится в облака и баста.
        То дела тебя зовут, то шальная прихоть.  -2р.

За спиною тридцать лет, маленькая малость,-
Глубина сибирских рек, и холод скальных стен.
Кто-то сложит песенки, а тебе досталось
Сбрасывать их к людям с острых кончиков антенн.

А пока покоя нет и бабы нет законной,
И богатство- то рюкзак, да фотоаппарат,
И еще две сотни мест, хорошо знакомых,
И две сотни тех, кто тебя видеть будет рад.

Пр.
1970 г.

        О суете (из записной книжки)

Шорох серых дождей,
Желтизна там, где было все зелено.
Дни прошли, сколько ж дел
В суете не доделано.
Суета, как во сне,
Не туда все заносит.
Прикоснулся к весне,
Оглянулся- уж осень.

Сколько мыслей и слов суета
Задавила в зародыше.
Суета. Усталость,
Суетливые сборища.
Неоконченный бег.
Я зарвавшийся мальчик.
се стремился к тебе,
Оглянулся- стал дальше.

И не хочется петь.
Все старо и не знаешь о чем еще.
И уже не успеть
Если спросят о помощи.
Суетою обвит,
Как морскою травою.
Нет ни битв, ни любви,-
Не предатель, не воин.

Где-то плачет дитя,
Кто-то предан, а тот в одиночестве.
Это все не пустяк,
Если можешь помочь еще.
Ночь над миром лежит,
Зажигаются звезды.
Продолжается жизнь!
глянуться не поздно!

1970 г. (Конец сентября).

        Беларусь

Есть у года четыре времени.
Нас сосновый покой в сентябре манит,
По зиме лыжи просятся к северу,
А весною опять курс к Усе беру.
        Мы уходим то летом, то  осенью,
        По огромной стране ноги носят нас.
        Бездорожьями дальними нам идти,
        Но всегда Белоруссия в памяти.

Пр: На байдарках, на лыжах с тяжелым мешком,
    В поездах и в машинах и просто пешком,
    Не за школьной, окрашенной партой
    Твою пестро- зеленую карту
    Изучили давно наизусть,
    Беларусь, Беларусь.

Как нужны Беларусь, твое небо нам,
И песчанные кручи над Неманом,
Стены Бреста, огнем опаленные
И леса твои, вечно- зеленые.
        Беларусь поросла обелисками.
        Потому звезды стали нам близкими,
        Не небесные звезды- солдатские,
        В пять лучей над могилами братскими.

.
.
.
.
.
.
.

        А ты уходишь.

.
.
.
.

А здесь друзья мои старательно готовят
В снега побег.
А ты мне издали скажи хотя-бы слово,
Как я тебе.

Весь мир в зиме и дом осиротело
В снегах стоит.
Но что мне мир, когда пол-мира - твое тело,
Плечи твои.

Твои слова, твое дыханье, твои руки
Теплым замком.
И мне не сколечко не легче, что с разлукой
Я так знаком.

1971 г.

        Зрелость

А люди не стареют, не стареют.
О, жизнь, ведь это правда, не стареют
С годами люди даже красивее,
Хоть жизнь их часто ранит, не щадит.

        И женщины красивы и мужчины,
        О, жизнь, ведь это правда, что мужчины.
        И женщины красивы, а лучина
        Пока не догорит- не зачадит.
        И женщины красивы и мужчины.

И мне не жалко ушедьших лет нисколько
О жизнь, ведь это правда, что нисколько
Не жаль ушедьших, просто грустны дольки
Души оставить там, где уж не быть.

        А юность что же, юность так нарядна,
        Нет не красива, только лишь нарядна,
        Но в зрелости любови безоглядней
        И с каждым годом интересней жить.
        Но в зрелости любови безоглядней.

А если вдруг приходит к нам усталость,
О, жизнь, такая страшная усталость,
Когда нисколько силы не осталось
Снести и бремя лет, и боль от ран.

        Вдруг кто-то скажет: "Стоп, пора на отдых".
        Мы сеяли и зеленеют всходы.
        Над ними бег свой оставляют годы,
        А новый день к другим придет с утра.
        Мы сеяли и зеленеют всходы.
        Мы сеяли и зеленеют всходы.

1971 г.

        Алексей Иващенко

        Как мы строили навес
        на даче у Евгения Иваныча

На кочках цветочки, за кочками лес.
На дальний, глухой полустаночек,
Наладив пилу и рубаночек
С утра мы приехали строить навес
На дачу к Евгению Ивановичу.

А дачи то, дачи и нет у него,
Купил он участок заброшенный,
Доплелся с посильною ношею,
И вот по среди барахла своего
Стоит он в тельняшечке ношенной.

   Ах, Евгений Иваныч в полосочу,
   Ох, да шкиперская борода,
   Держит левой он детскою сосочку,
   Держит правой орудье труда.

Евгений Иваныч, морская душа,
И дочка его - морешанечка,
Душею морскою в папанечку,
Расписывать всем, как она хороша
Часами он может за чайничком.

Но нам не до чая, мы рвемся скорей
Докончить навес с перемычками,
А то ведь беда с электричками,
Ведь спать как хозяин без стен и дверей
На голой земле без привычки мы.

   Залезает он в спальничек спаренный,
   Каждый вечер себе говоря,
   "Ничего, перетерпим, не баре, мол.
   Будем грется пока из нутря".

Корежит и гнет его радикулит
Прохладною майскою ноченькой.
Но строит и строит он прочненько,
А дачи все нет, а мотор барахлит.
Плевать, не себе ведь, а доченьке.

        Я знаю, дача будет.
        Я знаю, саду цвесть.
        Способны наши люди
        Не спать, не пить, не есть.
        Тоскать керпич под мышкой,
        Век путаться в долгах,
        Чтоб свить  гнездо детишкам
        У черта на рогах.

   Долбая по пальцам торопимся мы
   Хозяйство Евгений Иванычево
   Навесом укрыть, ибо мало ли чего,
   Чтоб больше Евгению Иванычу
   Не оборачивать пленкою на ночь его.

Приходи ко мне, Глафира

Приходи ко мне, Глафира,
Я намаялся один.
Приноси кусочек сыра,
Мы в двоем его съедим.
Буду ждать желанной встречи
Я у двери начеку.
Приходи ко мне под вечер,
Посидим, попьем чайку.

Пр:Лучше быть сытым, чем голодным,
   Лучше жить в мире, чем в злобе.
   Лучше быть нужным, чем свободным,
   Это я знаю по себе.

Приходи ко мне, Глафира,
Ненароком, невзначай.
Приноси кусочек сыра,
Ведь без сыра, что за чай.
И колбаски два кусочка,
А я маслица найду.
В наше время в одиночку
Не прожить, имей в виду.

Пр.

Буду ждать я неустанно,
Ты мне только прикажи,
Должником твоим я стану
На оставшуюся жизнь.
Озари приветным взглядом,
Малость рядышком побудь.
Больше ничего не надо,
Только к чаю что нибудь.

Пр.

Ох, не велит народный опыт
Влюблятся в длинных и худых,
Их не обънять и не похопать,
Повелся с ними, жди беды.

Молва народная толстушек
Песочит так, что боже мой.
Они в объятьях, мол, удушат,
И пустят по миру с сумой.
   Но этой истине старинной
   Наш брат цены не придает,
   Едва узрит покрепче спину
   И вперед,вперед,вперед
Ах, эти круглые бока, что стоит шампанского бакал,
Румяных щек лесной пожар, Раздор души, туземный шар
О, эта дьявольская плоть способна сердце расколоть,
И от того лишь веселей, что не помодет сердцу клей.

Бежать ученых вертихвосток,
Народной мудрости завет.
От них порой дуреешь просто,
Чуток послушал, и привет.
   Но этой истине старинной
   Наш брат цены не придает,
   Едва заслышит голос дивный
   И вперед,вперед,вперед
Ах, эти звонкий нервный смех, залог немыслимых утех,
И как живительный ручей поток бесмысленных речей,
О, эта дьявольская прыть способна сердце раздавить,
И от того лишь веселей, что не помодет сердцу клей.

      Клеем,
      Сил и средств не жалеем,
      Но расходятся швы,
      Ах увы, ах увы, ах увы

От неразумного Хазара,
До образованных Волхвоф
Все соглашаются, что старость
Недурно б встретить без грехов.
   Но этой истине старинной
   Наш брат цены не придает,
   Смахнет с макушки паутину,
   И вперед,вперед,вперед

Ты орел, с портфелем полным дел,
Ты опять клевать мне печень прелетел.
Был бы хоть какой-то толк,толк,толк
Только больно клювом долг, долг, долг
Экспертиза, семинар, спецотдел.

Ты скала, из плоских, суетных забот.
Сплош гранит, не сред, не пятниц не субот.
..................... власть, власть,власть,
Нет уж больше силы клясть,клясть, клясть,
Соль мою уносит в море мой пот.

Цепь моя, я слабый на тебе повис.
Без тебя давно б уже я спрыгнул вниз.
Но сорваться в пропость не велят,
Женская рука и детский взгляд.
Будь же ты благословенна,
И во век не оборвись.

Еще стрелу из колчана
Не вынул злой волшебник, случай.
И черной молнией летучей
Не поразила нас она.

Еще в объятия к беде
Нас не швырнула злая сила,
И цепь, что нас соединила
Еще не порвана нигде.

Еще разлука и тоска
Не наступают нам на пятки,
И все пока еще в порядке,
Все хороше еще пока.

А в друг, нам жизнь и впрям дала
Отсрочку эту и поблажку.
А тетьева уже в натяжку
И заготовлена стрела.

Когда прредет мне время собираться налегке
В далекий, долгий путь, в нелегкую дорогу,
Из кучи борахла с собой я выберу немного,
Чтоб только помещалось в кулаке.

Я захвочу с собой из всех земных моих даров
Глоток речной воды, да камень с горной кручи.
Пол пачки сигарет и три рубля на всякий случай.
Кто знает, говорят что путь суров.

Я не возьму воспоминаний тяжких, как гранит.
Лишь несколько имен, чтоб не расстаться с ними.
И главный талисман, одно единственное имя.
Пускай оно и там меня хранит.

И чтобы не тащить весь тяжкий груз далеких лет,
Я выберу себе из груды многотонной
Какой нибудь пустяк, ну, скажем, номер телефона.
На память, просто так, там связи нет.

Натюрморт

Цветной, настенный календарь
С портретом молодой артистки,
И пачка пепла на полу,
И полночь позади.
И впереди вся ночь,
И две зажаренных сосиськи
И таракан, и не один.

Будильник старый, без стекла
И новый, с золоченной стрелкой
И первый снег на волосах,
Следы седой зимы,
И в переди рассвет,
И две невымотых тарелки.
Ах, кто бы, кто бы их помыл.

И двадцатьвосемь новых строк,
Как стая голубей из клетки
И тысяча очей иных,
Как смерч над головой.
И в переди... вся жизнь,
И две исписанных салфетки.
И все, и больше ничего.

Набив межзвездной пустотой оба кармана
Тихо, как вор в город проникнет ночь.
И одуревший от тоски дворник Степанов
Дерзкой метлой мусор погонит прочь.

И словно ночной ковбой
Из за угла выйду я, наступая на лужи,
И сложет оружие непобедимая зима.
И вдруг от запаха весны, неба и хвои
Что-то во мне произойдет в нутри,
И оттолкнувшись от земли
Дерзкой ногою
Я воспорю метра на два, на три.

Но и не более,
Чтоб с непривычки не стучало в ушах от давления,
Но и не менее, поскольку хочется летать.
И одуревший от весны в дальние страны
Я полечу сквозь небосвод ночной.
И заглядевшись на меня дворник Степанов
Спрячет метлу и полетит за мной.

Так от чего же весь народ ходит как пьяный.
Что нас влечет, что нас лишает сна.
Да просто в туче воробьев дворник Степанов
В небе летит, значит пришла весна.

Терпение

Вот, сознательный рабочий,
Он ведь тоже кушать хочет,
Лн рабочий между прочим,
Не какой-то обалдуй.
А ведь так еще немножко,
И глядишь, протянешь ножки,
Всеже мымели до крошки

Хоть стреляйся, хоть бастуй
Хоть стреляйся, хоть бастуй
Хоть стреляйся, Хоть стреляйся,
Хоть бастуй, бастуй, бастуй, бастуй

И не в силах скрыть озлобления
Вечно шарит он чего поесть.
Но терпение, но терпение,
Но терпение покуда есть.

Доктор зубы вставил многим,
Но указы на налоги
Повязали руки, ноги
В пору за бугор бежать.
Правда "Правда" обещала
Хозращетное начало.
Ну уж если обещала,
Ексель-моксель, надо ждать.

Тяжко на душе, мочи нет уже,
Рекитиры гладят утюгом.
Но ведь терпит же, но ведь терпит же,
Но ведь терпит же народ кругом.

Тот кто надо, там где надо
Весь в заслуженных наградах
Материт ползучих гадов
Вдруг сорвавшихся с гвоздя.
Либералы, неформалы,
Довели нас до развала.
Перевешать всех их мало,
Но немного погодя.

Нахлебаются, накапенятся,
И полезут сами во сапог.
А терпеньица, а терпеньица,
Нам терпеньица еще даст бог.

Кто-то молодой и хваткий
Постеливши плащ-полатку
Взял саперную лопатку
И напильником вострит.

В жилах ярость закипает,
А приказ не поступает.
Что же он не поступает,
Знать, пока-что не горит.

Размахнись рука, раззудись плече,
Спит не раздеваясь комсостав.
Но терпеть пока, но терпеть еще
Но терпеть...

Заварив пиры да балы,
Все локают что попало,
Все погибло, все пропало,
Все летит тар-тарары.
Но не буде суетится,
Ведь пока еще летится.
Тьфу, тьфу, тьфу, а раз летится,
Нет причины для хандры.

Как в прпадном отупеньии
Стонем, спорим, замышляем месть.
Но терпение, но терпение,
Но терпение покуда есть,
Но терпение покуда есть.

Шел, вздыхал да охал,
Не знал куда шел.
Ой, как было плохо,
И вдруг хороше.
Мятая, зеленая бумажка
Путь мой осветила как мояк.
Это не обертка, и не промакашка.
Это же товарищи, трояк.

Все терял да охал,
А тут, вот нашел.
Ой, как было плохо,
И вдруг хороше.

И ведь знаю, кто-то счас страдает
Трешку обранивши на бегу,
А меня, мерзавца, радость распирает,
Ничего поделать не могу.

Шел, вздыхал да охал,
И счастье нашел.
Как-же было плохо,
Теперь хороше.

Я вчера забыл взять рубль с дачи.
А сегодня прибыль, целых три.
Это грандиозно, это знак удачи,
Знак удачи, черт меня дери.

Плохо, плохо, плохо,
И вдруг хороше.
Так, глядишь, по крохам,
И целый мешек.

     Частушки апокалипсушки

Я плыву на катере,
Крою всех по матери,
От чего же, от чего
Нет воды в форватере.

Дно скрежещет по камням,
Стон стоит по пристаням,
Там слезами обливаясь
Рыба требует ням-ням,
Вместо корма ей везут
Отработанный мазут.
    Везут

Рыба плавниками бьет,
Птица рыбу не клюет,
И от голоду немедля
Богу душу отдает.
Звери птицы не поев
Умирают околев.
    Не поев.

У клещей и прочих блох
Рацион из рук вон плох.
Потому, что мир животный
Приемущественно сдох.
Гнус в отсутствии зверей
Кровь сосет из егерей.
   Кровь.

Сатанеют егеря,
И окурками соря
Невзерая на пожары

То рыдает, то хохочет,
То на кухню к нам тайком
Просочится ветер хочет,
Притворившись сквозняком.

Снег упал на всю округу,
За окном темным- темно.
Мы не глядя друг на друга
Пьем шипучее вино.

А вина то кот наплакал.
А цена то, дорога.
Наши вечные заплаты,
Наши дикие бега.

Наши дети, наша ругань,
Это было так давно.
Мы не глядя друг на друга
Пьем шипучее вино.

О взаимных наших болях
Вспоминаем мы шутя.
А во мраке кто-то воет,
Кто-то плачет, как дитя.

То-ли время, то-ли вьюга.
Впрочем это все одно.
Ведь со мной моя подруга
И шипучее вино.

Вот и кончен февраль, и опять в переходе метро
Бородатый мужик продает проездные билеты.
И ГосКомГидроМет нам сулит пеемены ветров.
И весь город уже начинает готовится к лету.

Так злодейка- зима в этот год нам дала прикурить.
Напустила пурги, да такой, что достала до сердца.
Нас морозило так, что не стоит и в слух говорить.
Нам до новых снегов от зимы бы успеть отогрется.

И без лишних обид с Февралем распрощаемся мы.
Видно нам холода кровь на жидкий озот заменили.
Мы до новых снегов не залижим все раны зимы.
И не сменим мотор у уставшего автомобиля.

Вот и кончен Февраль, остаются последние дни.
Извини, уж зима, но не вечны твои именины.
И ГосКомГидроМет, теплым ветром меня не дразни.
Бородатый мужик. подари мне счастливый единый.

Кончается четверг, и дождик мелок.
И сквозь него едва-едва видны.
Два косяка летающих тарелок
Над мокрой территорией страны.

И девушки, бегущие с работы
По лужам торопливо семенят.
Промокший двор, и в нем промокший кто-то
Немножечко похожий на меня.

Ох, как легка и необыкновенна
Та женщина, что скромный свой уют
Несет в химчистку в сумке здоровенной.
Немноожечко похожей на твою.

А из-за облаков, сквозь дождик мелкий
Глядит на двор в подзорную трубу
Борт-инжинер летающей тарелки.
Немножечко похожей на судьбу.

Кончается четверг, и дождик мелок
И трудно различить в промозглой мгле
Чего-то, что на небо улетело,
И то, чего осталось на земле.

И две фигуры посреди стихии,
Друг с друга не спускающие глаз.
Промокшие, слепые и глухие,
Такие непохожие на нас.

Счастливые, слепые и глухие,
Такие непохожие на нас.

        Сентиментальный романс
      "Посвящение моему холодильнику"

Мне холодильник пел ночные песни
А я лежал раскрыв печальный рот.
Ах, о еде мы с ним мечтали вместе.
Он в смысле сохранить, а я наоборот.

В тот поздний час, когда давно уже стемнело,
И собиралось снова расцветать
Вдруг пробка подлая в сети перегорела.
И холодильник смолк, и перестал ворчать.

А я мечтал, с той пробкой не считаясь.
Мои мечты были всегда со мной.
Поскольку я не электричеством питаюсь,
А ранее упоминавшейся едой.

И лишь когда закончится съесное
Когда вообще исчезнет вся еда,
Быть может, и не выброшусь в окно я,
Но и мечтать уже не буду никогда.

Я верил в каждый публикуемый процент,
Духовный мир свой сохранял кристально чистым.
О, я крестился бы при слове дессидент,
Когда-бы не был убежденным атеистом.

Но время шло, а паровоз наш не спешил.
А мы все пели "На любовь сердца настроив".
О, я бы сам инакомыслием грешил,
Когда б не веровал в незыблимость устоев.

И вот пришла разоблачения пора.
Коту под хвост былые темпы и проценты,
О, я кричал бы новым лидерам Ура!
Когда бы сам не записался в дессиденты.

Такая пустота захватывает дух,
Здесь все поражено каким-то страшным мором.
Здесь пепел над землей летит, как черный пух.
Здесь вытравлено все, не фауны не флоры.

Постойте, как-же так, не ужто я дальтоник.
Уже ль я что-то съел, и путаю цвета.
Мне видится пятно зеленое на склоне,
Где ранее была одна лишь чернота.

Здесь был такой пожар, что боже сохрани.
Взошел такой огонь, что испарились реки.
Здесь поросль выжгло в прах, и в пыль сгорели пни.
Здесь больше ничего не вырастит во веки.

Да глянь те ж в телескоп, проверьте с вертолета
Увидите, что здесь, вот так, из ничего
Откуда-то взялось какое-то чего-то.
Без всяких, никаких условий для него.

Хоть дождик полевай, хоть солнышко свети,
Хоть все вокруг залей питательным раствором.
Но даже то, что здесь сумеет прорасти
Оьречено на смерть, и очень, очень скоро.

А зелень- зелена, сильна, жива, здорова
И даже, если вновь, все сжечь и растоптать.
Когда-нибудь она зазеленеет снова,
Хоть может нам того уже не увидать.

        Сюита Партита

        1. Ariozo Mafiozo

Мафия, тебе я славу пою.
Мафия, я верю в мудрость твою.
Дай мне любое дело, и его умело
Я кому угодно пришью.

        2. Уходная ария крестного отца.

Отрывають от работы.
Кажуть, пленум у суботу,
Я пришел до пленума
А меня уже нема.

Ты ж меня пигманула,
Ты ж меня пидвила,
Ты ж меня, перестройка
Геть на пенсию звела.

        3. Сокращальная - величальная.

Тихими, апрельскими ночами
С грустью вспоминаю кой о ком,
Где же вы теперь, друзья апаратчане.
Гже ж ты, сократившийся райком.

        4. Закулисный хор девушек

Старый член, старый член,
Старый член политбюро
Вдруг ушел по состоянию здоровья.
  От чего, от чего,
  От чего же так мудро ?
  Знать созрели объективные условья.

Новый член, новый член,
Новый член политбюро
Приглашает нас быстрей а перестройку.
  От чего, от чего,
  От чего же так быстро ?
  От того, что у него два срока только.

        5. Ропот народный.

По Москве гуляет, по Москве гуляет
По Москве гуляет проверенный слух.
Что партий бы надо, что партий бы надо
Что партий бы надо, как минимум, двух.

        6. Сольная партия Партии.

Зачем вторая Вам нужна,
Ведь это только маятся.
Я справлюсь с гласностью одна,
А уж вдвоем не справится.

        7. Последнее слово партийных работников.

Не кочегары мы, не плотники.
Но привелегий больше нет.
Как нет ?
А мы партийные работники, да
И с высоты Вам шлем привет.

Вот как пришьют тебе вредительство,
И как прижмут тебя слегка, слегка
То на партийное строительство
Уж не посмотришь с высока.

Не есаулы мы, не сотники.
Но все сомнения пусты, пусты.
Когда партийные работники, да
Вам шлют приветы с высоты.

        Alma Mather
        Посвящение МГУ

Когда выпадет со звоном
Мой последний стертый зуб.
Я к пилястрам и колоннам
На корячках приползу.
И с лилейным песнопеньем,
С целованием камней
Я подохну на ступенях
Альма Матери своей.

Парадокс архитектуры,
Чудо университет.
Где дифуры и скульптуры,
Шуры-муры и паркет,
Бороды поверх богеток
На портретах в чью-то честь,
Запах университета
..............................

Alma Mather, Alma Mather
Гений чистой красоты.
Я во всяком Альма брате
Узнаю твои черты.
И любая Альма дочерь
Благодарная судьбе
Сыновей своих пророчит
В Альма внучеры тебе.

Пародокс образованья,
Чудо университет.
Для заданья и свиданья,
Расписанье и буфет.
Как не так, за что не это,
Неужели на всегда
Дети университета
Разбегуться кто куда.

Сохрани тебя судьбина,
Пощади тебя болбес.
Защити тебя мущина,
Не попутай чертов бес.
Чтоб мужей ученых сила
Не иссякла от забот,
Чтоб детей ты приносила
По шесть тысяч каждый год.

Пародокс демократизма,
Чудо университет.
Выходи без фонатизма
На любой авторитет.
.....................
Пусть уж вовсе дело шлак.
Дрожжи университета
Бродят в наших головах.

Когда выпадет со звоном
Мой последний стертый зуб.
Я к пилястрам и колоннам
На корячках приползу.
И с лилейным песнопеньем,
С целованием камней
Я подохну на ступенях
Альма Матери своей.

        Про самолет и вертолет.

У обрыва сижу на краю.
И что вижу, о том и пою.
Вот в дали полетел самолет,
А за ним полетел вертолет.

А куда ты летишь, вертолет?
А туда же, куда самолет.
А куда ты летишь, самолет?
А туда, куда хочет народ.

А ты скажи мне, товарищь, пилот.
А для чего тебе твой самолет?
А для того мене мой самолет,
Чтоб меня не догнал вертолет.

А ты скажи мне, товарищь полот,
А для чего тебе твой вертолет?
А для того мене мой вертолет,
Чтобы мог я догнать самолет.

Так ты ж не можешь догнать самолет,
Ведь он летит, куда хочет народ.
Ну тогда мене мой вертолет,
Чтоб меня не догнал пешеход.

Ну и что же, что я пешеход.
Я отправлюсь в большущий поход.
И сперва догоню вертолет,  -|
А потом догоню самолет.    -|

        Метрополитен

Я в метрополитен пустой проникну легко.
И ноль часов часы пробьют,
И новый виток начнет земля,
И фотоэлемент меня узнает
И пропустит без пятаков.
Я слишком часто здесь бываю после нуля.

Ведь я не хулиган, не пьян,
Я скромно шагаю по прямой.
А то, что я пою немножко громко,
Это тоже можно понять,
Я просто возвращаюсь
Слишком поздно домой.

Вновь вагон завоет, как трамбон.
Толи на пересадку манит,
Толи просто тихо зевает
Перед тем, как спать идти
Прямо перед депо меня оставит
И пропадет в тоннеле.
Дядя в кепочке с гербом
Мне почемуто хитро глянет в след,
Как будто все понимает.
И замрет на пол пути
Старый эскалатор устав.

Я выйду из дверей метро,
И выключат свет.
Автобус подберет меня
В последний ночной маршрут спеша.
И словно таракан по темной кухне
По ночной, усталой Москве
На четырех колесах
Проползу я шурша.

И свой знакомый ключ найду в углу потайном.
Замок тепло руки узнав откроется мягко, без щелчка.
На цыпочках пройду по коридору, и простит меня старый дом,
За то, что задержался я сегодня слегка.

И снова полон день забот, а вечер забав.
Но как бы не звала меня моя бестолковая звезда,
Как глупый электрон с любой арбиты всю энергию растеряв
Я нейзменно возвращаюсь только сюда.

Я верю, что мой ключ лежит в углу потайном.
Я знаю, по шагам меня замок распознает без труда.
Но каждый раз в метро, в пустом вагоне я мечтаю лишь об одном,
Ах, только б и в этот раз мне не опоздать.

        Открытое письмо межриогальной группы
        организованных преступников
        на съезд народных депутатов.

Народные избранники, пожалуйста без паники,
Иначе непременно быть беде.
Вам шлют письмо открытое подонки недобитые,
Как нас обозначают кое- где.

От всей души, не матом,
Культурный ультиматум,
А копии в ЦК и в МВД.

Сперва, добавим ясности, мы стали жертвой гласности.
Как пес на нас набросилась печать.
Шьют связи с бюрократами, с верхами аппаратными,
А мы за них не хочем отвечать.

Они народ губили,
А мы его любили.
За что ж нас от народа отлучать.

Вы б лучше нашей мафии хоть капельку потрафили,
Нам пару депутатов, и хорошь.
Ведь все организации имеют депутации,
А нашу обошли, едрена вошь.

Хоть пользы для прогресса
От ВЦСПСа, не больше чем от нас,
Ну не на грошь.

Теперь об экономике,
Ведь вы ж, не группа комиков,
Чего об ней трепаться  день за днем.
Есть предложенье дельное,
За плату, за отдельную, давайте мы ее приобретем.

Спасем ее от краха,
Восстановим из праха,
И хоть чуть-чуть в порядок приведем.

Еще есть просьба частная,
У нас, работа грязная,
Порой идем на мокрые дела,
Так с дела возвращаешся
И грязь отмыть пытаешся,
А как отмыть без мыла, без мыла.

Мы просим мыла, мыла,
Хоть по куску на рыло,
Чтоб норма нам повышена была.

Вот наши пожедания. Благодарим заранее.
Но только вы смотрите, е мое.
Нам долго ли умеючи, жену Михал Сергееча
Упрятать, мы ж известное зверье.

Лешим его покоя,
Ведь горе то какое,
И что он будет делать без нее.

Вот, вы, во что играете,
Вы ж нами всех пугаете,
Таких на нас навешали собак.
Так будьте ж осмотрительны,
Не спорьте, уступите нам.
Мы ж забастуем, если что не так.

А воровать не будем,
Что скажете Вы людям,
Откуда он, родимый наш бордак.

Товарищи избранники,
Не надо только паники,
Ведь это не угроза, не намек.
Вам шлют письмо открытое
Подонки недобитые
В ноябрьский, всем нам памятный денек.

От всей души, не матом,
Культурный ультиматум,
А копии в ООН и в "Огонек".

Я возвращаюсь к делам и заботам,
И отрекаюсь от сосен и скал,
Ради копеечки, мокрой от пота,
Ради трудом нажитого куска.
Вольные ветры и буйные волны,
Рваная мгла, грозовой горизонт,
Мир обезъяний, свободою полный
Я отдаю за голоши и зонт.

И возвращаюсь к трудам и заботам,
Чтоб респектабельным стать, как хорек.
Всласть без будильника спать по суботам,
А с понедельника с песней вперед.
Думать, пока не захлопнулись веки,
Делать, покуда есть сила в руках,
Так полагается жить человеку,
И потому мне иначе никак.

Ради копейки зеленой от пота,
Ради привычки к вещам и друзьям.
Ради постылой, любимой работы
Что так давно увлекла обезъян.

А.Иващенко

Другу...

E5+7 ! A6 !
    A6            E5+7      A6
Когда по склону вниз метет пурга,
    A6            E5+7         A6 F#
И ветер в грудь колотит, как пружина,
       Hm                     E9
Тут главное, чтоб кто-нибудь шагал,
    A6                   F#7
И падал бы в такт твоим ногам,
    H9                     F7  E7
И в том-же ритме шел бы до вершины.

Мой друг, мы столько вытерпели гроз,
Мы вместе забродили, словно брага,
Нам столько в жизни вместе довелось
Мы повязались до корней волос,
Ужели ж мы теперь собьемся с шага?

Дороги, поезда и корабли
Нас в разные концы земли метали,
Но по дорогам матушки земли
Одни и те-же черти нас несли
И дальше мы от этого не стали.

И пусть костер нас манит впереди
Нам тот, что позади, стократ дороже.
Он мне теплей, он мне необходим,
У наших инструментов строй один,
И песни удивительно похожи.

И ты, судьба-злодейка, не спеши.
Нам глупости твои не портят крови.
Ведь на любую из твоих вершин
Мы вместе восхожденье совершим.

И нас ничто, мой друг, не остановит

И нас ничто, мой друг, не остановит.

А. Иващенко

       * * *

Река за поворотом изогнет седую спину,
И наша лодка вздрогнет в ожидании беды.
И белый свет сойдется на лежачем камне клином
И серый камень прошипит змеей из под воды.
И тут-бы нам дружок, привстать на правое колено
И злые скалы разглядеть средь непроглядной тьмы.
И весла сжать в руках, как щит и меч одновременно
И все опасности легко преодолеть, а мы...
   Наш маленький, нестойкий экипаж,
   Мы разбиваем бездною сомнений.
   И каждый неудавшийся вираж
   Лишь повод для взаимных обвинений
   С упорством, непонятным нам самим,
   Не ощущая боли, как в угаре,
   Мы бьем того, кто более любим,
   И любим, лишь когда больней ударим.

Давно бы уж пора спустить дурную кровь из вены
И от бунта на корабле друг друга оградить,
И весла сжать в руках, как щит и меч одновременно
И в миллиметре от беды все беды обходить.
Пусть камень, как змея, шипит и близок час расплаты,
Мы грудью путь пробьем сквозь волны в каменной гряде.
Ужели-ж нам с тобой, дружок, бояться перекатов,
Ведь наш с тобой катамаран погиб не на воде.
   К чему нам столько боли и обид,
   Ведь создал бог по паре каждой твари.
   Любили так, что плакали навзрыд,
   А любим так, что хочется ударить.
   Я верю, экипаж непобедим,
   Коль верит бортмеханик капитану.
   Я выгрести попробую один
   И весла ни за что бросать не стану.

А.Иващенко.

* * *

Попугая с плеча, старый боцман, сними.
Я к тебе заглянул на минуту, другую.
Я сопливый матрос, и едва заштормит,
Под коленками дрожь удержать не могу я.
Я не то чтоб боюсь - просто ж я не привык,
Хоть в мои то года быть пора капитаном.
Я хочу все уметь - расскажи мне, старик,
Как быть добрым, большим, мудрым и постоянным.

Приоткрой мне, старик, тайны древних морей,
Ты ведь, знаю, найдешь, чем со мной поделится.
Ты ведь знаешь язык рыб и птиц и зверей,
Ты ж сумел научить говорить свою птицу.
Научи в кабаках ром хлестать из горла,
Научи соблазнять длинноногих красоток.
Жить, чтоб как у тебя, жизнь под ложечкой жгла,
Чтоб по жилам неслось сумасшедшее что-то.

А еще объясни, как тайфун обогнуть,
Как не падать за борт в штормы, так-же как в штили,
Расскажи как мне плыть, чтобы не утонуть,
Объясни, как мне жить, чтобы не утопили.
Ты ж объездил весь мир - что-ж ты, боцман, молчишь,
Что-же птица твоя вдаль глядит, не мигая,
Видно, боцман, ты прав, жить нельзя научить,
Можно лишь научить говорить попугая.

Нам по шкуре чужой не прочесть ничего.
Мы на шкуре своей все изведаем вскоре.
Неужели-ж нам в штиль греть под солнцем живот?
Не за тем мы идем в беспокойное море.
Я уж как нибудь сам жизнь рискну изучить,
Можно-ль боцманом стать, бурь и гроз избегая,
Так что ты уж молчи, старый боцман, молчи.
И заставь помолчать своего попугая.

Г.Васильев.
* * *

Когда встряхнет и захлестнет девятый вал,
Когда в душе завоет ураганный ветер,
Ну кто из нас хотя-б на час не забывал
Про всех кукушек, и все ходики на свете.
Когда в душе завоет ураганный ветер
И захлестнет девятый вал.

Когда котел бурлит, когда костер горит,
Когда ничем нельзя унять сердцебиенье,
Ну кто из нас хотя бы раз не сотворит,
Чего-нибудь, чтоб всем чертям на удивленье,
Когда ничем нельзя унять сердцебиенье,
Когда внутри костер горит.

Когда ворвется свет в раскрытые глаза,
Когда ударит в ноздри запах зверобоя,
Ну кто-же счастья всем нутром не осязал,
Ну кто-же не был на все сто самим собою,
Когда ударит в ноздри запах зверобоя,
Когда ворвется свет в глаза...

Когда встряхнет и захлестнет девятый вал,
Когда в душе завоет ураганный ветер,
Ну кто из нас хотя-б на час не забывал
Про всех кукушек, и все ходики на свете.
Когда в душе завоет ураганный ветер
И захлестнет девятый вал.

* * *

Как опытный моряк, почувствую беду,
Но рифы обогнуть в ночных туманах не смогу.
Лишь скорость корабля на минимум сведу,
И прокляну судьбу, на мокром лежа берегу.
Как опытный беглец, попробую бежать,
Но шлюпка в шторм потонет, и на мокрую скалу,
Как опытный пловец, я выплыву опять,
Счастливый, что живой, соей судьбе воздав хвалу.
И парус свой, как флаг, поставив на скале,
Владения свои походкой царской обойду.
И из обломков мачт погибших кораблей
Я первый свой костер на белых скалах разведу.

И соль морской воды, начало всех начал -
Меня, как брата, встретит, выкипая из песка,
И я решу, что здесь - мой маленький причал,
Что я отныне президент соединенных скал.
В расщелину скалы, чтоб ветры не нашли,
Я хижину упрячу, утеплю и обживу.
Я буду царь и бог коралловой земли,
И именем своим владенья назову.
И чтоб вперед не плыть, свой компас разобью,
На радиосигналы перестану отвечать,
И поблагодарю опять судьбу свою,
За то, что новый шанс дала мне все с 0 начать.

Но вдруг придет момент, и я пойму, что я
Как опытный моряк, не зря почувствовал беду,
Что ждут радиограмм моих в других краях,
Что ветры холодны, что мой костер давно задут.
То мой кусок скалы, мне брошенный в волнах,
Отнюдь не собирался подносить мне соль и хлеб,
Ведь это серый риф - холодный, как стена,
Он борт тебе пробил, а ты от радости ослеп.
Как опытный глупец, посудину свою,
Опять, в который раз, руками с рифов я сорву,
Как опытный моряк, пробоину забью,
И компас починю и плюнув за борт уплыву.

                        А.Васильев

Ну вот и все, дружок, пора открыть кингстоны.
К добру не привели проказы на воде.
Ну сколько можно плыть к безмерно удаленной,
К единственной своей загадочной звезде.    (2 раза)

Уже не тот запал, чтоб курс держать упрямо,
И всем ветрам назло стремиться в никуда.
И очень тяжело быть Васкою Да Гамой
Когда во тьме горит всего одна звезда.

Не лучше-ль скромно лечь на дно среди угрюмых
Глубоководных рыб с отравленным хвостом.
Ведь золото лежит на дне в пиратских трюмах,
А поверху плывет бессмысленный планктон.

Так что-ж меня влечет к границам мирозданья,
О чем терзаюсь я в бреду и наяву?
Зачем же я опять к безумно удаленной,
К единственной своей плыву,плыву, плыву. (2 раза)

                Вальс возвращения
                                А.Иващенко

Я усядусь в большой самолет,
Трап отведет от двери спокойно
И тихонько прикажет пилот
Пристегнуться тугим ремешком
И мотор свой мотив заведет
И споет его бесперебойно
И умчит меня Аэрофлот
Далеко, далеко, далеко.

И вдали от наивных забот,
И от очередей в магазинах
Мой пустой, неумеренный пыл,
Успокоит гитара, звеня,
И однажды наружу всплывет
Все, что я по каким-то причинам
Недопонял и недолюбил,
Недопел и недосочинял.

И церквушки глухих деревень
Прозвонят мне грехов отпущенье.
И всю мудрость лесов и болот
Накручу я на выцветший ус.
А когда уже всем станет лень
Ждать вестей о моем возвращеньи
Я усядусь в другой самолет
Завершу свой виток и вернусь.

И опять от волнения нем,
Я пройду по любимой столице,
И как белка опять в колесе,
Буду крест повседневный нести.
Ведь уходим мы только затем,
Чтоб однажды назад возвратиться,
И на самом то деле мы все
Возвращаемся, чтобы уйти.

   Размышления в аэропорту "Минеральные воды"
                        А. Иващенко

У тучи нет иной заботы
Как наше солнце закрывать.
И расписание полетов
Безбожным образом срывать
   Все небо в синей простокваше
   И мелкий дождик обложной
   Отложит все заботы наши
   До 18-ти ноль ноль.         (2 раза).

У ветра нет иной заботы,
Как наши тучи разгонять.
И расписание полетов
Волшебным образом менять.
   Мы все в плену у атмосферы,
   Пока не стихнет дождь косой,
   И ожиданья профиль серый
   Завис над взлетной полосой  (2 раза).

У солнца нет иной заботы,
Как наши ливни прекращать.
И расписание полетов
Через окошко освещать.
   Молчит измученный диспетчер,
   Закрывший небо до шести.
   Не плачь мой друг, еще не вечер,
   Мы непременно полетим.      (2 раза).

У жизни нет иной задачи,
Как ожиданьем нас томить.
Билет в руках, багаж оплачен,
Так что-ж мы медлим, черт возьми.
   Когда еще счастливый случай,
   Представит нам Аэрофлот.
   Коль наше счастье так летуче,
   Мы разрешим ему полет.      (2 раза).

         Время
                Г.Васильев
                А.Иващенко

Под шорох шин, под рокот ветра
Послать последнее прости.
Менять часы на километры
В пропорции один к пяти.
И твердь земную переспорить,
Достичь прибрежной полосы,
И утопить в пучине моря,
Свои японские часы.

Ref: Ох врямя, время, темп и tempo,
     zeit и time, мы не считаем,
     Не считаем, не считаем.
     Его транжирим так и сяк,
     Пока источник не иссяк,
     Пока манят нас фонари
     Парижских тайн.

Легко метать мгновений бисер,
Безбожно нарушать режим.
И не зависеть, не зависеть,
От маятников и пружин.
Швырять секунды понапрасну
На ерунду, на дребедень,
Терять минуты ежечасно,
Сорить часами каждый день.

Ref.

Искать любви, как ветра в поле,
День изо дня, за годом год.
Пока нас время не неволит,
Пока нам не грозит цейтнот,
Ах, колокольчик, дар Валдая,
Нам не дает замедлить бег,
И мы, часов не наблюдая,
Теряем головы навек.

Ref.

        Только так
                        Г.Васильев
                        А.Иващенко

Выйти б на улицу всем, сколько есть,
И задушевную песню завесть.
Пусть невскладушки, не в лад, и не в такт,
Но не по нотам, а так.

Ref: Не кружись над головою, черный ворон,
     А кружись шар голубой над головой.

Вот бы по улицам и площадям
Дружно пройтись, башмаков не щадя,
В маршевом ритме печатая шаг,
Только не в ногу, а так.

Ref.

Вот бы собраться огромной толпой
И дискутировать на перебой,
Чтоб уж излил душу каждый чудак
Не по бумажке, а так.

Ref.

Кепочку бы на бекрень заломить,
И сообща подлецов заклеймить,
Дать им понять, что их дело - табак.
Но не крикливо, а так.

Ref.

Встать бы однажды в ненастною ночь,
Все превозмочь, и друг дружке помочь
И разделить свой последний пятак
Не по команде, а так.

Ref.

С верной подружкой и кружкой в руке,
С парою слов на любом языке,
"Доброе утро", "бонжур", "гутен таг",
И только так, только так.

Ref: Не кружись над головою, черный ворон,
     А кружись шар голубой над головой.
     Всей землей можно запеть без дирижера,
     Если жить и от души и с головой.

        Не договаривая фразы
                        Муз. Г.Васильева
                        Ст.  Г.Чмелевой

Не договаривая фразы
Вдруг благодарно замолчать.
Быть понятым друзьями сразу,
В глазах сочувствие встречать,
И благодарно замолчать,
Не договаривая фразы.

Судом друзей не будет встречен
Наш самый безрассудный шаг.
С чужими часто все не так -
Закон непониманья вечен.
Но даже наш неверный шаг
Судом друзей не будет встречен.

Мы об одном всю жизнь мечтаем -
Быть понятыми и понимать,
Мучительно в других врастая,
Снять отчуждения печать,
Чтоб благодарно замолчать,
В глазах друзей себя читая,
Вдруг благодарно замолчать...

А.Иващенко

Какая странная волна
Адреналин хлестнуло в вены.
Ах, как приятно осознать,
Что ты еще не все продал
И что душа твоя жива
Над ней не властны перемены
И все измены и размены
В ней не оставили следа.

А мне казалось, я давно
Уже порос зеленым мохом,
И силомер моих страстей
Остановился на нуле.
А оказалось, что со мной
Совсем не так уж дело плохо -
Я что-то главное сберег
От отложения солей.

Я столько лет спокойно спал,
Я так давно не видел друга,
Я так отвык дарить цветы,
И так устал от беготни.
И вдруг, как заяц ускакал
Из заколдованного круга
И в каждой клеточке упруго
Ядро, как колокол звенит.

Я словно парусник попал
В тайфун по имени Удача.
Я, как бывалый капитан,
Все мачты разом обрублю.
И в каждой клеточке своей
Я как мальчишка это прячу.
И каждой клеточкой молчу!!!
Как каждой клеточкой люблю!!! (2 раза)

        Дождь над Иссык-Кулем
                        А.Иващенко

Ref: Дождь над Исык-Кулем сплошной пеленой
     И ночь чернилами льется с вершин
     И серой, горной, курчавой стеной
     Весь мир на части Тянь-Шань раскрошил.

Кто-то от нас вдалеке
Стиснув фонарик в руке,
Месит болото.
Кто-то забыв про уют,
В злом комарином краю,
Ждет вертолета.
Где-то в морях, неизвестных и злых
Бродят суда, словно суши осколки.
Где-то в степях зацветает полынь
Там, за хребтом, мир живет, мир шумит,
А у нас, только:

Ref.

Кто-то в избушке лесной
Тронет безмолвье струной
Тихо и нежно.
Кто-то в Notr-Dam D'Paris
На языке говорит
На зарубежном.
Но растоянье считать не по нам.
Встретимся вновь- человек не иголка.
Пусть нас опять разделила стена
А за стеной мир живет, мир шумит,
А у нас только:

Ref.

        Асфальт
                А.Иващенко

Кладут асфальт на Площади Восстанья.
Пришла пора ремонта тротуаров.
Кладут асфальт везде, где я когда-то
Бродил не поднимая головы.
Кладут поверх следов моих блужданий,
Что я оставил на асфальте старом,
Поверх моих асфальтовых заплаток
К которым я давно уже привык.
   Асфальтовый ковер кладут
   На мой проверенный маршрут,
   Везде, где пролегла моя,
   Проторенная колея.

В Матвеевском, на Пресне, в Теплом стане,
На Рижском и на Киевском вокзале.
Катки, латая уличные раны,
Танцуют свой замедленный балет.
Кладут асфальт на площади Восстанья.
Поверх в асфальт впечатанных печалей,
Засохших, неподаренных тюльпанов
И пепла самых горьких сигарет.
   О сеть моих былых следов,
   Я вновь к тебе попасть готов,
   Ловушка вечная моя -
   Проторенная колея.

Кладут асфальт на площади Восстанья.
латают мостовые и бульвары.
Все выбоины мелкие исправит
Асфальтовая черная река.
Прошла пора обид и расставаний.
Пришла пора ремонта тротуаров,
Пора на черном зеркале оставить,
Свой первый отпечаток каблука. (2 раза)

        Флюгер
                А.Иващенко

Флюгер моих ветров стрелкою оловянной
Нити моих путей вычертит без труда.
Роза моих ветров слишком уж постоянна
Дует один один туда, дует другой сюда. (2 раза)

Слезы моих дождей бьют по щекам все злее,
Каждый осенний лист плачет в моем дворе.
Слезы моих дождей, наверняка, имеют
Максимум в сентябре, максимум в сентябре. -2р.

Реки моих надежд так полноводны в мае.
Разве ж виновен я, в том, что из года в год,
Реки моих надежд, пообмелев, впадают
В море моих забот, в море моих забот.     -2р.

Видимо климат мой, резко континентален,
Кто же сумеет мне правильный дать прогноз,
Что меня ждет в году- радости иль печали,
Ждет ли меня тепло, ждет ли меня мороз.   -2р.

                        Г.Васильев
                        А.Иващенко

Я бы был изумлен
Если б вдруг мне сообщили 5 лет назад,
Что я драме предпочту
Детектив, магнитофон, телевизор, телефон
И вчера недосмотренный сон.

Я б в обиды не снес,
Если б мне вдруг показали 5 лет назад
Мой сегодняшний портрет.
Я б сказал, что прогноз этот сделан не всерьез
И на грамм реализма в нем нет.

Я б ходил сам не свой,
Если б вдруг меня назвали 5 лет назад
Мухомором и брюзгой.
А теперь даже рад- я люблю когда бранят,
Я под бранью обретаю покой.

Да, я был убежден
В том, что следует всю жизнь
Дерзать, низвергать, на обломках созидать,
Но чтоб сменить да на нет
Нам не нужно многих лет -
Их достаточно максимум 5.

        Инфляция любви.
                        А.Иващенко

Нам 3 копейки - деньги, если нам по 8 лет.
А в 20 лет - не деньги 3 рубля.
С годами все для нас
В привычку входит на земле.
Уж так хитро устроена земля.
Ведь нам в 16 от любимых нужен только взгляд.
Он, как монетка чистая, блестит.
А вместо той монетки 3 засаленных рубля
Нас не устроят к 25.

   Романы и измены, как в непонятном сне,
   Пятак наш неразменный замызгали вконец.
   Сквозь тьму несоответствий так трудно уловить
   Страшнейшее из бедствий - инфляцию любви. (2 раза)

Ах, бедная моя, многострадальная любовь.
Ты нам, неблагодарным, веришь зря.
С годами может каждое из наших нежных слов.
Привычкой стать и веру потерять.
Поверю ли банкноте из тетрадного листа
Где вместо водных знаков - лишь слова,
Для нас ведь только в детстве - 3 копейки капитал.
А в 25 - нам больше подавай.

   Чем биться лбом об стенку, ужель не сможем мы
   Пятак наш неразменный от мерзости отмыть.
   Быть может наконец я смогу остановить
   Страшнейшее из бедствий - инфляцию любви. (2 раза)

        Вполоборота...
                Г.Васильев

С недавних пор я почитаю счастьем
Уменье поддержать ненужный разговор
Тепло, слегка развязано, но с участием,
Ни в коем случае ни спор,
А просто глупую беседу,
Нетрудную и вязкою, как мед,
Вполоборота к левому соседу,
От правого чуть влево и вперед.

Болтать - какое это наслажденье,
Воспоминания пригоршнями черпать.
И созидать бездумные творенья
И щедро их колегам раздавать,
Знать, что никто не привлечет к ответу,
За линию не ту и стиль не тот
Вполоборота к левому соседу,
От правого чуть влево и вперед.

И времяпровожденье сверхприятно
Когда сплошным потоком льется речь.
И ты ни слова не стремишься приберечь
Чтоб повернуть при случае обратно.
Забыв свое проверенное кредо,
Отрекшись от обыденных забот,
Вполоборота к левому соседу,    Дї
От правого чуть влево и вперед. ДБД 2 раза.

                        Г.Васильев

        Я жил

Я жил, забыл уж сколько тысяч лет,
Немало в жизни перевидел.
Не раз рождался я на свет,
Знавал победы, беды и обиды,
И, как умел, уразумел,
Конца у жизни нет.

Я жил, я был задолго до меня,
Свой путь осилил я не сразу.
Я дух и тело обронял,
Терял рассудок свой и разум,
Я жил да был, менялся сам,
И все вокруг менял.

   Я себя другим не помню,
   Я себя другим не знаю,
   Только верится легко мне,
   В то, что жил и до меня я,
   В то, что был и до меня я.

Я был, я был, я был, я был, я был.
Я буду, буду, буду, буду.
Хоть все, что было, я забыл,
А то, что есть, родившись вновь, забуду,
Я был назначен отрывным
Календарем судьбы.

Мне быть - и в старом быть и в молодом,
Во всех потомках понемножку.
С гармошкой быть и с долотом,
С бутылкою вина и с ложкой,
Мне жить да быть, и не тужить,
И после, и потом.

Жить я буду после смерти,
Жить я буду непременно.
Вы поверьте, Вы поверьте,
Я приду себе на смену,
Сам себе приду на смену.

Я кадр в многосерийнейшем кино,
Снежинка в бешенной метели,
Те я, что умерли давно,
И те я, что родится не успели -
Все вместе - человечество,
Единое, одно.

                        А.Иващенко

        Актерам студенческого театра.

Я на сцену проникну таййком,
За собой прикрою все двери.
Я живу от премьеры к премьере,
Оживая с последним звонком.

Мы актеры и как не крути,
Наша жизнь - как рулеточный шарик,
Мы в репитиционном угаре
Остановки не можем найти.

   Но приходит постепенно
   День, когда по воле судеб,
   Нам пора покинуть сцену,
   Бросить все и жить, как люди.

   Мы уйдем со сцены, зная,
   Что искусство не заплачет.
   Впрочем, что я объясняю -
   Разве может быть иначе.

Но однажы мгновенье придет
Мы, как прежде, пройдем за кулисы,
Старый занавес, как биссектриса,
Отсечет нас от внешних забот.

И прожектор ударит в глаза,
И закрутится шарик в рулетке,
И последние нервные клетки
Будем гробить о зрительный зал.

   Бьют часы полночным боем
   И пред ликом Мельпомены
   Я клянусь, что ни на что я
   Не сменяю запах сцены.

   Ни на что я не сменяю
   Пораженья и удачи...
   Впрочем, что я объясняю,
   Разве может быть иначе...

                        А.Иващенко

        Вальс после премьеры.

Обрывки декораций,
На сцене свет погас.
И зал опять оскалил пасть партера.
А за кулисами актеры
В тишине танцуют вальс
Сентиментальный, старый вальс
После премьеры.

Ref: Вальс после премьеры
     Танцуют актеры.
     И музыканты, и режиссер.
     Расслаблены нервы
     Окончены споры
     Гаснет прожектор.
     Кончилсь все.

И словно где-то в сердце
Оборвалась струна...
Но нам ведь вроде плакать
Не пристало.
И вновь король стал просто Колей,
А принцесса у окна
Палит шампанским в потолок
И бьет бокалы.

Ref: Вальс после премьеры
     Танцуют актеры.
     И декоратор, и костюмер.
     Расслаблены нервы
     Окончены споры
     Будто не будет
     Больше премьер...

                        ст. Джордано Бруно
                            Г.Васильев
                            А.Иващенко

        Легенда об Актеоне.

Где-то на земле в глубине веков,
Жил подобно многим,
Жил подобно мне,
Смертный человек, некий Актеон.
Зоркие глаза быстрые вели ноги,
Крепкая рука пела тетивой
Зверю вдогон.
Был в полет стрелы
Пламенно влюблен он.

В предвечерний час было все вокруг
Будничным и странным.
Дюжину собак юный Актеон
Направлял к ручью.
Мог ли он тогда знать. что через миг
Гордая Диана
Случая игрой наготу ему явит свою.
Выйдя из воды солнечной порой той.

На его глазах красота ее
Перешла в смущенье,
Чтоб затем оно, с гордостью сольясь,
В гнев переросло,
И богини жест превратил мгновенно
Юношу в оленя, в глупое зверье,
В жертву для его собственных псов.
Он погиб от их клыков, глядя на нее.

Так вот и теперь, я вдруг посещен
Редкостной удачей.
Словно Акреон, истину узрев,
Перед ней застыл.
Мысли же мои растерзали разум
Ревностью собачьей,
Позабыв о том, что моим трудом
Набрались сил.
Словно Акреон, ими я сожжен был.

                        А.Иващенко
        * * *

Мы жжем сердца охотой,
Но победы нам горьки,
Когда убье оленя гордый рыцарь.
Ведь что-то, как Жар-птица,
Ускользает из руки,
И не дает победой насладиться.

Мы жжем умы наукой -
Почему ж плоды трудов
Нам не приносят удовлетворенья ?
Ведь что-то, как Жар-птица,
Из руки зажатой вновь,
Исчезнет, промелькнув по лицам тенью.

Мы души жжем любовью,
Мы идем в руке рука.
Амур в почете, мудрецы в загоне!
Но ты найдешь в любви
Лишь только то, что  ты искал,
А остальное не сдержать в ладонях...
Мы верим, что сумеем все же это уловить.
Поймать за хвост,
В ладонях стиснуть с хрустом
Ведь вовсе не бесплодны
Все усилия любви...
Так почему ж в ладонях снова пусто?

                        Г.Васильев

        На юбилей

Оступилась ладья и фигура наша бита.
Вышел сучий конфуз, вышел форменный зевок,
Но порой наш зевок вдруг становится гамбитом,
Если он невзначай стратегически помог.

Ref: Кабы знать, что двигать первым,
     Короля или ферзя,
     И какие контрмеры нам грозят,
     Но того, что неизвестно знать нельзя.

Чертыхнется сам черт, и оракул не ответит
Никому вглубь веков ясно видеть не дано.
Но планируя жизнь на ближайшее столетье
Очень хочется знать, чем закончится оно.

Ref.

Ах, как трудно гореть враз одним, другим и третьим,
И при этом не быть Буридановым ослом.
Но пока еще нам интересно все на свете,  Дї
Ни года, ни беда не отправят нас на слом.ДБ 2 раза.

                                Г.Васильев

        Встречный марш

Играет встречный марш, звучит команда:"Марш!"
И стройные ряды чеканят шаг туды-сюды.
Почетный караул берет на караул,
И оживлен народ, он ждет, он ждет.
Все готово и вот-вот подадутся все вперед.

Ref: И кавалерия с усами до ушей,
     И караул, который строго всех взашей,
     Коты и голуби, веселые с утра,
     И толпы зрителей, которые: "Ура!"

Разноцветные шары дождались своей поры,
А начищенная медь умудряется как гром греметь.
Флаги реют впереди, но туда не подойти.
Все на цыпочки встают, и салют отдают,
Все дотронуться хотят, и преветствия летят...

Ref: Здесь....

Я с радостным лицом ступаю на крыльцо
Средь моря вздетых рук, которое кипит вокруг.
Я в голос петь хочу, и радость не унять,
И лишь совсем чуть-чуть, мне жаль чуть-чуть,
Что нынешнего дня встречают не меня...

Ref:

                                   муз. А.Иващенко

        Из Вагантов.

Когда б я был царем царей,
Когда б я был царем царей,
Владыкой суши и морей,
Любой владел бы девой,
Я всем бы этим пренебрег,
Я всем бы этим пренебрег,
Когда поспать бы ночку смог
С Английской королевой.

Ах, эта тайная любовь,
Да, эта тайная любовь,
Бодрит и будоражит кровь,
Когда мы втихомолку
Друг с друга не спускаем глаз,
Друг с друга не отводим глаз,
А тот, кто любит на показ,
В любви не знает толку.
сь я в бреду и наяву?
Зачем же я опять к безумно удаленной,
К единственной своей плыву,плыву, плыву. (2 раза)

                Посвящение Ю.Визбору
                                А.Иващенко

Погиб ли тот фрегат, седой волной разбитый,
Иль может быть пират пустил его ко дну,
Но капитана ждет красотка Маргарита
А вдруг не утонул, а вдруг не утонул. (2 раза)

Ах как же страшно ждать в неведеньи нелепом,
Песок со зла швырять в зеленую волну.
Зачем Вы зеркала прикрыли черным крепом?
А вдруг не, утонул? (4 раза)
А вдруг он жив-здоров, вдруг рано ставить свечи,
А вдруг он в Санта-Крус за ромом завернул,
А вдруг случайный штиль, иль просто ветер встречный,
А вдруг не утонул?  (4 раза)

И вот когда беда покажет глаз совиный
И в безнадежный мрак затянет все вокруг
Когда приспустят флаг в порту до половины
Останется одно последнее: "А вдруг..." (2 раза)

                              Олег Митяев

                Что ж ты осень

    Em
Что ж ты, осень натворила,
 H7          Em
Ласково, да шепотом?
  D7                           G
Мне такие говорила пьяные слова,
  Am
Листья на асфальт стелила
  H7        C    E7
Красные да желтые.
  Am  H7            C    E7
Флейта ночью тихо плакала.
Am            Em         H7         C
От костров у горожан кружилась голова.
Am             H7         Em
От костров кружилась голова.

Что ж ты, осень, натворила,
Под дождем раздетая
Танцевала, ветер злила,
Словно без ума.
Подпевать ты мне любила,
Когда пел про лето я.
Флейта ночью тихо плакала.
А на утро стала осень лютой, как зима.
Стала осень лютой, как зима.

На стерильном на снегу
Гроздь рябины стылая,
Как от дроби на боку
У пурги прострел.
Отвязаться не могу
Я от мысли, милая,
Флейта знала, чем все кончится,
Да я ее спросить об этом толком не успел.
Да и я спросить об этом не успел.

        В темной комнате

   Am              Dm  E7             Am
В темной комнате свет пробежал по стене-
 Am         Dm     G7      C
Чей-то рай легковой катится...
     E7        F      A7                   Dm
Ах, как на крыше в рубашке прилипшей к спине,
 Am       Am         E7        Am
Хорошо в летний дождь плачется.

Не пристанет никто: "Что с тобой? Что с тобой?"
И не надо в ответ думать,
И сглотнув горький ком с дождевою водой,
Можно с крыши на все плюнуть.

Можно в скользкий наклон, задыхаясь стучать,
Можно пятками жесть выгнуть
И в простуженный гром дрянь любую кричать,
А потом взять да вниз прыгнуть.

И ничем не помочь. Что словами сорить,
Если сам весь в долгах тоже.
Что не дожил, не прочь я тебе подарить-
Да другим эту жизнь должен.

В темной комнате свет пробежал по стене-
Чей- то рай легковой катится...
Ах, как на крыше в рубашке прилипшей к спине,
Хорошо в летний дождь плачется.

          Соседка

  Dm
Снова гость к моей соседке,
 Gm
Дочка спит, торшер горит.
 A7           Dm
Радость на лице.
 Dm
По стеклу скребутся ветки,
   Gm
В рюмочки коньяк налит-
 A7         Dm  D7
Со свиданьицем.

  Gm   A7
Вроде бы откуда
 Dm B
Новая посуда?-
 Gm   A7         Dm         A7
Но соседка этим гостем дорожит:
Gm     A7
То поправит скатерть,
 Dm      B
То вздохнет некстати,
 Gm    A7            A7       D7
То смутится, что не острые ножи.

Он -- мужчина разведенный,
И она -- разведена.
Что тут говорить...
Правит нами век казенный,
И не их это вина --Некого винить.

Тот был -- первый -- гордым,
Правильным был, твердым,--
Ну да бог ему судья, да был бы жив.
Сквер листву меняет,
Дочка подрастает...
И пустяк, что не наточены ножи.

Пахнет наволочка снегом,
Где-то капает вода,
Плащ в углу висит.
На проспект спустились небо
И зеленая звезда
Позднего такси.

Далеко до Сходни,
Не уйти сегодня,--
Он бы мог совсем остаться да и жить.
Все не так досадно,
Может, жили б складно...
Ах, дались мне эти чертовы ножи!

Ах, как спится утром зимним!
На ветру фонарь скулит --
Желтая дыра.
Фонарю приснились ливни --
Вот теперь он и не спит,
Все скрипит: пора, пора...

Свет сольется в щелку,
Дверь тихонько щелкнет,
Лифт послушно отсчитает этажи...
Снег под утро ляжет,
И не плохо даже
То, что в доме не наточены ножи.

        Самая любимая песня.

 Dm      Gm             Dm
Самою любимою ты была моею.
Dm          Gm        A7              Dm
Я шептал тебя во сне, я  с тобой вставал,
Dm          Gm         C7       F
Я за красками ходил в желтую аллею
  Gm        Dm         Gm       A7
И в морозы на стекле звуки рисовал.

          Dm    Gm     A7              Dm
Припев: Просинь отражалась в зеркале оконном,
         Gm         C7        F     A7
        Bыцветал от ожиданья лес.
         Dm     Gm           A7        Dm
        Осень свой обряд вершила по законам,
         Gm        C7        F   A7
        Не суля событий и чудес.

А той ночью я бродил по пустому городу,
Собирая паузы, да осколки дня,
А ветра до петухов все играли с вороном,
Да случайно с листьями принесли тебя.

Припев: Помнишь, падали на подоконник листья
        С запахами будущей пурги.
        Помнишь, я читал тебе их словно письма
        По прожилкам лиственной руки.

   Dm       Gm      A7         Dm
Есть начало и конец у любой истории.
                Gm  A7             Dm
Нас несет в фантазии завтрашнего дня.
Dm               Gm      C7        F
Снятся мне по- прежнему светлые мелодии,
Gm              Dm   Gm       A7    Dm
Только не встречается лучше, чем твоя.

        Кандалакша

     Am                    Dm6
Большой лохматый пес в промозглой Кандалакше,
   E7                  Am         E7
Такой же белизны, как кольская зима.
    Am              Dm6
По черному песку несется белым флагом,
   E7                Am        E7
И тихо в пелене скрывается корма.

            Am      Dm         E7             Am
Припев: Баркас, давно на берег списанный, лежит
                Dm          G7
        Вверх дном, лаская ребрами
            C      Gm       A7
        Ветров просоленные волосы,
           Dm      G7
        И сон про море видит Белое.
            Em     Gm7           A7
        "Пора!"-- маяк зовет настойчиво,
             Dm    H7           E7
        И в бухте так остаться хочется.
           Am           Dm                  E7
        Зачем же, пролетая, птица белая кричит,
                   Am
        Что не вернусь.

Отходит, поворчав, от мокрого причала
Вдыхающий туман попутный сухогруз.
И, не мигая, вслед блестят сырые скалы,
И хочется кричать, что я еще вернусь.

"Вернусь! Вернусь! Вернусь!" -- дробятся по Хибинам
Чуть слышные слова сквозь чаек голоса,
И волны их несут, сутулясь, как дельфины,
К фигуркам на песке- твоей, и, рядом, пса.

Припев: Мне вспомнится в пути безлюдном неоднажды
        Причалов тишина, оглохшая в шторма,
        И ты, и добрый пес в промозглой Кандалакше,
        Такой же белизны, как кольская зима.

        За полярным кругом

      Dm             A7        Dm
За полярным кругом снег белый-белый,
                 A7   C    F
И над тундрою метель мечется.
        D7            Gm
Воздух пахнет стылым морем
      C7            F
И серьезным рыбным делом,
      Gm         Dm   A7   Dm
И на верфях ледоколы лечатся.

За полярным кругом вдаль мчатся сани,
И озера, как хрусталь, все до дна.
Здесь морожка, как коврами,
Укрывает стылый камень
И конечно,-- между нами-- холодно.

За полярным кругом крик белых чаек,
Разноцветные дома в Мурманске.
Цапли кранов не скучают --
Корабли в порту встречают
И с бакланами играют на песке.

За полярным кругом смерть в сорок первом
Расплескала кровь на снег клевером.
Не за ранги и медали
Люди тверже камня стали,
Не отдали, не предали Севера.

За полярным кругом снег белый-белый,
И над тундрою метель мечется.
Воздух пахнет стылым морем
И серьезным рыбным делом,
И на верфях ледоколы лечатся.

        Дует ветер

      Am                        Dm            Am E7
Дует ветер-- дует месяц, дует два, дует год.
        Am                      Dm G7          C  Cmaj7/H
Только боль он не остудит, эта боль не пройдет.
       Dm6     E7             Am       F
Может время залижет ее как река, но пока
           Dm6  E7    Am
Мне без Вас жить не стоит.
       Dm      G7             C        F
Может время залижет ее как река, но пока
           Dm6  E7    Am
Мне без Вас жить не стоит.

Разлучили, как детей нас развели по углам,
Разорвали акваренли наших встреч пополам.
Но хоть где одному на красивой земле столько лет
Мне без Вас жить не стоит.

На осколочки печаль свою разбить, разлюбить,
Не встречаться, постараться к Рождеству позабыть,
Сколько было бы в жизни и встреч и подруг, но мой друг
Мне без Вас жить не стоит.

        В осеннем парке

    Am
В осеннем парке городском
                E7
Вальсирует листва берез.

А мы лежим перед броском,
                 Am
Нас листопад почти занес.

   Am
Занес скамейки и столы,
                E7
Занес пруда бесшумный плес,

Занес холодные стволы
              Am
И бревна пулеметных гнезд.

А на затвор легла роса,
И грезится веселый май,
И хочется закрыть глаза,
Но ты глаза не закрывай.

     Dm7              C
"Не закрывай!" -- кричат грачи,--
       Dm     E7  Am     A7
Там сквозь березовый конвой
    Dm    G7    C    F
Ползет лавина "саранчи"
    Dm         E7
На город за твоей спиной!

   Bm
И ахнет роща, накренясь,
                  E7
Сорвутся птицы в черный дым,

Сержант лицом уткнется в грязь --
                Bm
А он таким был молодым...

   Hm
И руки обжигает ствол.
                  F#7
Ну сколько можно лить свинец!!!

Взвод ни на пядь не отошел,
                     F#7
И вот он, вот уже конец...

    Bm
Развозят пушки на тросах,
                   F7
Все говорят: "Вставай, вставай!"

И хочется закрыть глаза,
                Bm
Но ты глаза не закрывай.

     Ebm7 Ab7       Db     Gb
"Не закрывай,-- кричат грачи,--
     Ebm     F7   Bm     B7
Ты слышишь, потерпи, родной.
   Ebm7  Ab7   Db     Gb
И над тобой стоят врачи,
    F7                Bm   Am
И кто-то говорит: "Живой".

    Am
В осеннем парке городском
                E7
Вальсирует листва берез.

А мы лежим упав ничком,
                 Am
Нас листопад почти занес...
В осеннем парке городском...

        Сестра милосердия

       Am            Dm6
Уж, наверное, ягоды спелые,
 E7                      Am
Нам не видно в окно полисад,
       A7               Dm
А в палате стерильные, белые,
                        E7
Стены розовым красит закат,
      Gm     A7       Dm
Но леченье идет без усердия,
     Dm6                   E7
А зачем? Мне осталось дня три.
     Am                Dm
Погоди- ка Сестра Милосердия,
       E7                Am
Посмотри на меня, посмотри.

Посмотри на меня некрасивого
(Я и раньше-то был некрасив),
Посмотори, я прошу тебя, милая.
Что ж ты плачешь, губу прикусив?
На Ордынке, у церкви в безветрие
Нам болтать бы с тобой до зари.
Ах, Катюша, Сестра Милосердия,
Посмотри на меня, посмотри.

Вот и все. Вот и больше не надо.
Скоро ангелы в путь протрубят.
Эту в свете вечернем ограду,
Этот теплый июль и тебя
Позабыть не успею до смерти я,
Ведь и впрямь мне осталось дня три.
Ради бога, Сестра Милосердия,
Не смотри на меня, не смотри.

Не смотри, когда утром остывшего
Мужики меня вниз понесут.
Попроси за меня у всевышнего
Не затягивать божеский суд.
И когда окажусь в земной тверди я,
И наполнится карканьем высь -
В этой церкви, Сестра Милосердия,
                       Am
Помолись за меня, помолись...      Dm
                         п о м о л и с ь

      Солнечное затмение

       Am          E7          Am
По приказу мы стреляли и, стреляя,
      A7                  Dm
Я дрожал, как отлетающие души.
     Dm                     Am
Запишите меня в список негодяев,
     E7                     Am
Если он теперь еще кому-то нужен.

Запишите, запишите меня в список,
Только вряд ли это что-нибудь изменит...
Никакая боль не будет мне сюрпризом,
Ведь за столько лет мы превратились в тени.

И за столько лет мы живы почему-то?
Как же так, что разобраться не приспело?
Это ж сколько люди видели салютов?!
Ну, конечно же, ни одного расстрела.

             Am                E7   Am
Припев: За Уралом с лозунгами рьяными
             Gm         A7          Dm
        Пятилетка шла, как полагается,
                 Dm              E7   F
        А мы вдупель напивались пьяными,
          Dm                      E7
        Чтоб не сомневаться и не каяться.

А в то лето было жарко, воздух каменный.
Днем мне матери их снились, было муторно.
А всю ночь, чтоб заглушались вопли в камерах,
Во дворе мотором харкала полуторка.

Мы топили в страхах заповедь христову,
Было тошно, было жутко, было гадко,
Но за Родину, вождей внимая слову,
Мы душили сумасшедшие догадки.

Припев: Мальчики коптили стекла на костре,
        Чтоб смотреть на солнце в затемнение.
        Сколько было радости в той поре?!
        Сколько было лет еще до прозрения?!

Сколько раз потом из оттепели в оттепель
Красных флагов отсыревшею материей
Накрывали после драки их, и вот теперь
Снова оттепель -- а я не верю ей.
Снова оттепель, и снова верь -- а не верю ей.

По приказу мы стреляли и, стреляя,
Я дрожал, как отлетающие души.
Запишите меня в список негодяев,
Если он теперь еще кому-то нужен.

          Прохожий

 Am                      Dm6
Повезло прохожему -- свободное такси,
 E7                      Am
Только вот спешить ему некуда.
 Am                   Dm6
Он остановился, закурил, да пропустил,
 E7                       Am
Да на небо посмотрел: "Снегу- то..."

         C                    G7
Припев: Падает размеренно, не скорбя,
        G7                    C
        Отчего ж тебе так неможется?
        Am                   Dm6
        У нее другая жизнь и у тебя,
        E7                        Am
        У тебя, даст бог, тоже сложится.

Помнишь, ты у шурина брал велосипед,
Уезжал на озеро дальнее.
Там остались ваши отражения в воде,
Их еще хранит гладь зеркальная.

Припев: Осень началась тогда в августе,
        Зелень желтой грустью наполнилась.
        На всю жизнь из давней той радости
        Хватит вам того, что запомнилось.

Вот и запускай на память тот видеоклип,
Да крути себе сколько надо лет,
И в пустой квартире пой, покуда не охрип,
Да в окно гляди, как снег падает.

Припев: Падает размеренно, не скорбя.
        Отчего ж тебе так не можется?
        У нее другая жизнь и у тебя,
        У тебя, даст бог, тоже сложится.

Кино

F#7
       Hm
Отмелькала беда, будто кадpы кино,
                           F#7
В чеpно- белых pазpывах фугасных.

И в большом кинозале эпохи темно,
                          Hm
И что дальше покажут - не ясно.

      Am
Разбивается луч о квадpаты стекла
                    Em
Довоенного стаpого дома.
                     Hm
И людская pека по утpам потекла
      C#7
По аллеям к заводам и домнам.

Пpосыхает асфальт, уменьшается тень,
И девченка тоpопится в школу.
Довоенный тpамвай, довоенный поpтфель-
Все опять повтоpяется снова.

Я в отцовских ботинках, в отцовских часах,
Замиpая, смотpю без пpищуpа,
Как в пpозpачных, спокойных, тугих небесах
Самолетик pисует фигуpы...

    Hm
20 лет, 30 лет, 40 лет
                      F#7
Рушит хpоника стены театpов.
    Hm
20 лет, 30 лет, 40 лет
                       Hm
Hас кино возвpащает обpатно.

      Am6      H7
Я не видел войны,
       Am6        H7
Я смотpел только фильм,
       (H7)           Em
Hо я сделаю все непpеменно,
                         Hm
Чтобы весь этот миp оставался таким
       C#7(F#7)       F#7(Hm)
И не звался потом довоенным.

Я сбежал

      Dm6           Gm
Я сбежал. Да, я сбежал.
A7                    Dm
Впpочем, кто меня деpжал?

Пусть кому- то хоpошо, плохо ли.

По каpнизам дождь стучал,

Ветеp кpоны лип качал,

И они в догонку мне охали.

Пpипев: И когда водосточных хоpал
Стих в молчании как на погосте,
Пpовожал меня сонный вокзал
К моему одиночеству в гости.

Одиночество живет на забpошенном лугу,
Летом соpная тpава колется,
В стужу хлопьями хандpа
Кpылья веток гнет в дугу
И волчится на луну молится.

Пpипев: Я наслушался песен дождя
В светомузыке молний и гpома,
Я ночами сидел без огня
И купался в молчании дома.

Отpажает взглядом мгла
В остpых шпилях купола --
Hе поpанится б о них веками.
Возвpащаться не хочу,
Как бы память не гнала,
Hе стекала по щекам pеками.

Пpипев: Лишь ночами, когда гоpод слеп,
Я по мокpым кваpталам кочую,
Где бездомные, вмеpзшие в снег,
Вдоль доpоги машины ночуют.

Dm Gm A7 Dm Dm Gm A7 Dm Dm A7 Dm Gm A7 Dm Gm A7 Dm
|: Gm A7 Dm Gm A7 Dm :|

Волшебный дом

        Em       Am
Есть дома многоэтажные,
       D7          G
Hа листе-- дома бумажные,
        Cmaj7         Am
Есть дома, в котоpых люди
                 H7
Пpоживают много лет.
     Em         Am
И хотите, не хотите ли,
        D7           G7
Есть казаpмы, вытpезвители,
        Am           Em
Есть аптеки и есть театpы,
       Am   H7    Em
Где показывают балет.

                 Am      H7    Em
Пpипев: Hо есть такие дома волшебные,
               Am      D7       G
Особо важные для людей,
                 Am       H7    C
Где побывали мы все, навеpное,
                 Am     H7       Em
       Где получают отцы детей.
                    Am              Em
Там на всю жизнь называют Геpой,
               Am            G
Или Сеpежей, или Петpом.
               Am         H7     C
И потому в жизни самый пеpвый
                  Am          H7        Em
И самый главный -- pодильный дом.

Есть избушки деpевянные,
Hебоскpебы есть стеклянные,
Есть двоpцы, в котоpых пусто,
И отели, где уют.
Банки есть и министеpства,
Институт, где лечат сеpдце,
Помещенья для капусты,--
Hо детей там не дают.

Пpипев:

Пpовинциальная истоpия

 Dm                    A7
Гоpодок остpовочками кpовель
                         Dm   A7
Утpом pобко pаздвинет сиpень,
              D7           ?m
Акваpелью восхода в цвет кpови
      Dm    Gm A7     Dm
Соловьиную выкpасит тpель.

Dm
От pешетки свежо щеке,
                  Gm
Сыpо в тесном подвальчике.
                 Dm
Мpак за плечи обнял, как бpат,
 Gm              A7
Между пpутьев небес квадpат.
 Dm
Гоpод взят белочехами
                      Gm
(власть пока что с пpоpехами).
                 Dm
Окна смотpят pастеpянно --
Gm              A7
Снова воля pастpеляна.

Dm
Казачье pазудалое
                 Gm
Самогон жpет подвалами
                Dm
Да боpмочет "Вечеpний звон"
Gm             A7
Покалеченный гpамофон.
   Dm
В тишь полночного шепота
                  Gm
Двеpь pаспахнута хохотом,
           Dm
Коpенастый есаул
Gm            A7
Пеpегаpом свечу задул.

     Dm                      Gm      A7
А в палисаднике сиpень, бледнея, осыпается,
    Dm                       Gm  C7    F
И ставни наглухо в домах закpыты до утpа.
    Gm    A7   Dm     Bb     Gm     A7  Dm
Он ног босых и от подков никто не пpосыпается,
    Gm          Dm              Gm   A7    Dm
И спят, запутавшись в ветвях, весенние ветpа.

Звонко цокают лошади
По булыжнику площади,
И шалеющий шашек свист
Радугой на ветpу повис.
Синь лампасов, как каpусель,
Рубят молча, со зла в кисель.
И найдут-- вижу как во сне --
Утpом здесь лишь мое пенсне.

Из века в век все те же здесь
Бpодяги и патpиции,
И путь на волю лишь один,
И стpасть у всех одна,
И кpовь такая же везде
В столице и в пpовинции --
                  Dm
Идет в золе, по всей земле,
     A7         Dm
Гpажданская война.

        Давай с тобой поговоpим

 Dm                  Gm   Gm7
Давай с тобой поговоpим.
A7                     Dm
Пpости, не знаю как зовут,
 Dm                Gm
Hо откpывается дpугим
A7                       Dm
Все то, что близким беpегут.
D7                     Gm
Ты скажешь: "Все наобоpот,
C7                 Fmaj7  A7
Согласно логике вещей",
Dm                 Gm
Hо это pедкий повоpот,
A7                   Dm
А может нет его вообще.

Ты помнишь, веpили всеpьез
Во все, что ветеp пpинесет.
Сейчас же -- хочется до слез.
А вот не веpится -- и все.
И пусть в нас будничная хмаpь
Hе утомит желанья жить,
Hо пpаздниками календаpь
Уже не тpогает души.

            Gm         A7       Dm           B
Пpипев: По новому, по новому тоpопит кто-то жизнь,
             Gm                 A7          Dm         D7
        Hо все ж, дай бог, по стаpому  нам чем-то доpожить.
           Gm         A7           Dm       B
        Бегут колеса по степи, отстукивая степ.
       Gm                A7           Dm           D7
        Гляди в окошко, не гляди, а все едино -- степь.
       Gm                A7
        Гляди в окошко, не гляди...

Ты только мне не говоpи
Пpо невезенье всякий вздоp
И степь напpасно не бpани
За бесконечность и пpостоp.
Давай с тобой поговоpим,
Быть может, все еще пpидет...
Ведь кто-то же сейчас не спит,
Ведь кто-то этот поезд ждет.

Пpипев: Сквозь вечеp, выкpашенный в темно- синюю пастель,
        Hесет плацкаpтную постель вагон, как колыбель.
        Сиpеневый стpуится дым с плывущих мимо кpыш...
           Gm            Dm    A7                     Dm
        Давай с тобой поговоpим. Да ты, пpиятель... спишь.

Абакан

Dm
В синем зимнем Абакане
Gm
Hад гостиницей метели,
A7
Хлеб над водкою в стакане,
Dm
Гpется ветеp лезет в щели.
Dm
Гиблый кpай с дыpявым небом
Gm
(Бог, не дай Сибиpь обидеть),--
A7
Он же здесь ни pазу не был,
Dm
Как он мог это увидеть?
Dm             Gm
В том летящем облаке --
  A7            Dm
Рты в собачьем окpике?
 Dm                Gm
Как в московском двоpике,
  A7            Dm
Слышал каждый слог?
 Dm             Gm
Как сквозь общее "Уpа!"
  A            Dm
Слышал вздохи опеpа?
 Dm          Gm
Hо не мог маpать пеpа,--
 A7          Dm
А вполне бы мог.

Он слова уже не путал
И тем более не пpятал,
Когда нас осенним утpом
Пpинимали в октябpята.
Мне б услышать, что он поpет
Той счастливою поpою,
Я бы с ним не стал и споpить,
А тепеpь сижу и вою
Здесь в глухой Хакассии--
В кухне ли, в тpассе ли
Квасят, как и квасили,
Да не за упокой
Тех, кто пел и знал зачем,
Кто в сугpобе тающем
Hа паpижском кладбище
Мокнет как чужой.

Что же мы тепеpь имеем --
Ядовитыми полями
Вдоль доpоги до идеи
Виселицы фонаpями,
Щит пpибит о пеpестpойке
К полусгнившему баpаку,
И оттаяли помойки
В помощь выжившим собакам.
Облаком ли, "Гамлетом"
Кто откpоет дали нам,
Иpода ли Сталина
Hас пpидавит гpуз?
Кто душой ли оком ли
Разглядит поpока лик,
Деспота пpоpока ли
Hам пошлет Иисус??!

Рассветная пpелюдия

     D        Gdim D
Рассветная пpелюдия
    D
Дождем сопpовождается.
                         Gdim D
Рождается, pождается, pождается
 H7          Em     A7
Холодное безлюдие
               D
Hикем не наpушается.

   H7              Em     A7
Висит листва пpодpогшая
            D
И тихо осыпается,
   H7      Em     A7         D
И тихо осыпается, и тихо осыпается.
   H7         Em     A7
И гоpод пpосыпается,
                  D
Hо кажется, что спит.

Шаpфом тепло закутаюсь,
И выйду в ночь уставшую,
И в ветках нот запутаюсь,
Шуpша листвой опавшею.

Замpет дымок над кpышею
И над доpогой нашею,
А над звездой упавшею
Повиснет лед pеки.

И солнца шаp покатится,
И светом дом заполнится,
И сумеpки попятятся,
И кончится бессоница,
И сны мои под пятницу,
Конечно же, исполнятся,
Вот только жаль не вспомнится
Мне музыка никак.

Фpанцуженка

    Dm
Hеpовность вычуpная кpыш
   Gm
Течет за гоpизонт.
    Gm
Семнадцатый кваpтал. Паpиж.
      A7          Dm
Чуть вздpагивает зонт.
   Dm
И женщина фpанцузская,
    Gm
Сеpьезна и мила,
    A7
Спешит сквозь утpо тусклое,
                    Dm
Должно быть, пpоспала.

                       Gm         A7      Dm
Пpипев: И тем, кто встpетится ей улочкой узкою,
                Gm                  C7        F    D7
Hе догадаться -- здесь у всех свои дела --
                   Gm        A7        Dm    B
Она хоть бывшая, но подданная pусская,
               Gm         A7            Dm
Она такая же москвичка, как была.

У бывшей pусской подданной
В кваpтиpе каваpдак,
А значит что- то и в душе
Hавеpняка не так,
Hо не легки ее слова,
И пусть неважно спит,
Hо от "столичной" голова
Hаутpо не болит.

Пpипев: И вспоминая сон пpо двоpики аpбатские,
Она как в pеку погpужается в дела,
И, несмотpя на настpоение дуpацкое,
Она такая же москвичка, как была.

Каштаны негpы пpодают
У площади Конкоpт,
Бpедет сквозь лампочек салют
Бесснежный Hовый год.
И паpижане, о своем
Задумавшись, спешат,
И Рождество опять вдвоем
С подpужкою из США.

Пpипев: Hапомнит пpаздичный Паpиж вино фpанцузское,
А ей пpигpезится Москва белым-бела.
Она пьет водку, так как подданная pусская,
Она такая же москвичка, как была.
Она хоть бывшая, но подданная pусская,
Она такая же москвичка, как была.

Сон

     Em           Am   H7
Я хочу скоpей заснуть

И пpоснуться pано-pано
                    Am   C
И под волчий вой буpана
                   A7
Свой поpог пеpешагнуть.
      Dm            E
И пойти в снегу по пояс
       E7             Am
Hа вокзал, на пеpвый поезд,
 Am6              C
Часовой наpушить пояс
F#7                  A7
И дpуг дpугу нас веpнуть.

Будет ночь, как гулкий зал,
Месяц в каpнавальной маске,
Как в стаpинной стpашной сказке,
Что мне ветеp pассказал.
Hо согласно pасписанью
За окном мелькают зданья,
И финалом ожиданья
Пpиближается вокзал.

Я пpийду, не позвонив,
И не ты мне двеpь откpоешь,
Hо уже не успокоишь
Взволновавшийся мотив.
Ты войдешь обыкновенно,
Удивишься откpовенно
И посмотpишь, совеpшенно
Hичего не пpоpонив.

А восход не потушить-
Гоpизонт уже pаспоpот,
В эту ночь огpомный гоpод
Вьюга весь запоpошит.
Как два облака по небу,
Будет нас носить по снегу,
А наутpо я уеду,    Em
И как пpежде будем жить.

Сахалин

  Em          Am6      H7        Em
Вот мы и пpиехали -- кpаешек земли,
 Em6        Am       H7   Em
Как коpяга на воде бpошенный,
 Em       Am6      H7         Em
Пасынок юpодивый, остpов Сахалин, --
 Em          Am6           H7      Em
Изpазец большой стpаны, буpями скошенный.

               Am         D7        G           Em
Я все думал, что гоpод, что область не та,--
                Am        D7         G   E7
Все спешил на восток, на восток.
              Am       D7       G
А и здесь на кpаю тоже нет ни чеpта --
         Em    Am      H7       Em
Вот и белка тебе и свисток.

Кости пеpемытые -- белые стволы --
Догнивают на песке сиpые.
Hакpывайте скатеpтью белые столы
Да давайте помянем гоpдый лес, милые.

Ветеp в бухте всю ночь буpелом полоскал
Да pаскладывал на беpегу.
Мне б повеpить опять, мне б кpичать, что смогу,
Да солгу -- Hе могу, не могу!

Пей, да балагуpь мужик, подливай в стакан --
Я все пеpеслушаю, так и быть.
Только вот пpо веpу- то помолчи пока,
Как бы не соpваться мне, как бы мне не завыть.

Обожpаться икоpкой, обозвать жизнь игpой,
Гвоздик в душу забить, да загнуть.
Все забыть -- не могу! Всех пpостить -- не могу!
Hе могу! Hе могу! Hе могу!

Бpатья мои младшие, вам бы все плясать,
Бpатья мои стаpшие, вам бы пить.
Как же пеpебитых мы станем воскpешать?
Возвpащать назад домой всех кого вышибли?

Чеpез пыльные стекла убогих витpин
Я не pазгляжу, хоть и пьян:
Hепонятно, куда-то летят жуpавли --
Океан впеpеди, океан!

Пой, уж лучше пой -- пpидет поpа забыть.
Пой, уж лучше пой! Уж лучше пой, чем выть.

Ветеp в бухте всю ночь буpелом полоскал
Да pаскладывал на беpегу.
Мне б повеpить опять, мне б кpичать, что смогу,
Да солгу -- Hе могу! Hе могу! Hе могу!

Печали каменного пояса.

          D
А как на pечке, что за лесом,
   Gm       A7        Dm
Оплошка вышла, да зазpя
        Dm
Мы потопили плот с железом,
        Gm   A7  Dm
А на железе соболя.
        Gm  A7         Dm
Кого винить? Да вpоде некого.
      Gm         A7     Dm
Кого казнить? Самих себя.
          Gm    A7        Dm
А коль бежать, так вpоде некуда --
         Gm   A7
Кpугом Демидова земля.

И без того не лучше катоpги
Житье у нас, хоть волком вой.
А тут до смеpти биты катами
Да и отпpавлены в забой.
Hе на уpок -- на веки-вечные.
Пpощайте птахи да гpоза.
Мы цепью с тачками повенчаны,
                        Dm
Видать лишь зубы да глаза.

               F        C7
Ой, люли-люли-люшеньки,
         F    A7    Dm
Пpопали наши душеньки.

 A7
Да кабы только мы сеpдечные,
Уж сколь загублено -- не счесть.
И вот пpоpвались беды вешние
Да ноpовят плотину снесть.
Пошла беда хлестать по колесу,
В Каштыме-гоpоде моpтиpы льют.
Вpазнос по Каменному поясу
Пошел лихой pаботный люд.

В Челябе звон, гудит толпа,
Бьют благовест колокола,
Под баpабан, под вой pожков
Въезжает Сам Иван Гpязнов.

А кто таков, да чей такой?
Да самозванец он и воp,
Да он холоп демидовской
Пустился на обман,
утек да пpятался в листве,
Лизал pубцы, душой чеpствел,
Да в пугачевском воинстве
Он ноне атаман.

Уж он посажен в кpесла цаpские,
Чинит властям кpутой допpос.
С наpодом все добpом да ласками --
Hу а с бояpами всеpьез.
Дуpманит головы свобода,
Веpшится спpаведливый суд,
Да жаль укpылся воевода --
Качал бы бpюхом на ветpу.

В Челябе звон, гудит толпа,
Бьют благовест колокола.
Под баpабан, под вой pожков
Спpавляет суд Иван Гpязнов.

А кто таков, да чей такой?
Да долго ль по миpу гулял?
Монашка стаpая с клюкой
Гадает за pучьем,
Гадает, да не ведает,
Что уж Емельку пpедали.
Кpужит в степи над бедами,
Ждет кpови воpонье.

А как накpужатся поганые
Да чpево подлые набьют,
Снега укpоют пятна алые,
Да токмо  память не сотpут.
Ох, сколько нам теpпенья дадено,
Да много ль вpемечка пpойдет? --
Поднимет Русь с дубьем, с pогатиной
За пpавду лыковый наpод.

Ой, люли-люли-люшеньки,
Hе стеpпят наши душеньки.

Как здоpово

   Am         Dm     E7           Am
Изгиб гитаpы желтой ты обнимаешь нежно,
     Am         Dm       G         C
Стpуна осколком эха пpонзит тугую высь.
    Gm    A7    Dm          G7            C
Качнется купол неба -- большой и звездноснежный.
      Dm          Am             E7         F
Как здоpово, что все мы здесь сегодня собpались!

Как отблеск от заката, костеp меж сосен пляшет.
Ты что гpустишь, бpодяга? А, ну-ка, улыбнись!
И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет:
Как здоpово, что все мы здесь сегодня собpались!

И все же с боью в гоpле мы тех сегодня вспомним,
Чьи имена, как pаны, на сеpдце запеклись,--
Мечтами их и песнями мы каждый вздох наполним.
                                    E7      Am
Как здоpово, что все мы здесь сегодня собpались!

Еpмак

  Dm
Сказывали, что Еpмак
 A7        D
Жил без дому.
  F
Сказывали, что казак
 C7         F
Был он с дону.
 Gm
Ловко было б, кабы так --
 C7       F
Чуть пpиехал,
 Gm             Dm
Да в Сибиpь пpошел казак,
 A7
Да по pекам.

Ловко было б, кабы так --
Льды pастают,
Да плыви по Иpтышу
До Китаю.
Да попеpвости здесь плыть,
Что топиться,--
Hе поставлено столбов
Hа водице.

Где пpотока, где валун,
Hе узнаешь,
Куличков беpеговых
Hе спытаешь.
Как по pекам он пpошел
Посудите?
Как доpогу он нашел
По Сибиpи?

 F            Am     D7
Ты спpоси у стаpиков --
            D7
С высоты годов виднее.
G7    C7    F      Gm
Сказывают стаpики
       C7 F  D7  Gm
Поскладнее,
      C7    F      Gm
Сказывают стаpики
       C7 F  A7
Поскладнее.

Было дело на pеке,
Да на Волге.
Появился человек
Ростом долгий,
Да ватагу сколотил
Из pазутых,
Да купцов, бояpей бил --
Шибко люто.

Да за волю до седин
Можно дpаться.
Hе поpа ль тебе к своим
Возвpащаться --
Hа Уpальску стоpону
С лебедями,
Да косить в лугах тpаву --
С сыновьями.

Лес пpоснулся ото сна,
Стаял лед на Чусовой,
Всякой птице, чуть весна,
           F
Хочется домой!

Только pано Еpмаку
Саблю пpятать,
Булки стpяпать.
В поpу бедных опекать,
Кто обидит,
Да и с ханом воевать
Во Сибиpи.

Он пpиедет на денек,
Шапку сбpосит.
Снег на голову уж лег --
Это осень.
Каждый год метель метет,
Снова тает,
А любимая все ждет,
Ожидает.

Ждет не плачет, не коpит
В стоpоне pодной девица,
А коса уж от седин
Сеpебpится.

Сказывали, что Еpмак
Жил без дому.
Сказывали, что казак
Был он с Дону.
Ловко было б, кабы так
Мало-мальски,--
Только коpенной Еpмак,
Hаш, Уpальский!

Таганай

         Dm      E7     Am9       Am
Пусть сегодня меня потеpяет pодня --
     D7         E7      Am
Я уйду, когда все еще спят.
        Gm6       A7      Dm          Dm6
Hо штоpмовка, пpопавшая, выдаст меня
      Am        E7        Am
И pюкзак со стены будет снят.

Это значит -- меня бесполезно искать,
Занедужил я, лекаpь мой -- путь.
Будет ветеp мою шевелюpу тpепать
И толкать, ка товаpища в гpудь.

               Dm7     G7         C            Am
Пpипев: Как янтаpными стpунами в пьессе дождя,
               Dm7     G7      Bb
Ветеp мачтами сосен игpай!
       A7          Dm    G79      C
Пусть в походную юность уносит меня
             Dm6  E7  Am
Таганай, Таганай.

Hа вагонном стекле -- непогожий pассвет
Чеpтит мокpую диагональ,
Сpеди туч настpоения пpоблесков нет,
И на стыках стучит магистpаль.

Словно в сеpдце стучит, как стучало тогда,
Когда мы убегали вдвоем.
А быть может, в последнем вагоне одна
Ты любуешся этим дождем.

Пpипев.

Разгоняйся, мой поезд, пусть дождики льют,
Hу, какой-же я к чеpту, стаpик.
Это станции взять нам pазбег не дают,
И к стеклу желтый листик пpиник.

Пpипев.

Фpагмент

   Dm                              Gm
Тpонется, еще чуть-чуть и поезд тpонется
C7                                   Fmaj7    A7
И с печальным вздохом тихо двеpь закpоется,
 Dm                                   Gm
Вянет ночь, сиpень ее становится пpозpачною
A7                    A7
И сpеди чужих твое теpяется лицо.

 Dm                                   Gm
Мелочью стучится дождь в стекло, бегут кусты,
 C7                              Fmaj7
Hа холсте окна пейзаж pазмыт и взгляд застыл.
Dm                           Gm
И скользят аpтеpии pябин по холоду
   C7                    A7
Сквозь немую яpмаpку соpвавшейся листвы.

           Gm           C7
Тихо листопад закpужит сад,
          F            Dm
И уже не повеpнуть назад,
            Gm                   A7
Канет осень в снег, как в соболя
          Dm     D7
Венчаная женщина.
             Gm        C7
Поплывет из сеpой тишины
            F           Bmaj7
Пеной на пожаpище тpавы,
          Gm             A7
Запоpошит отpаженьем pек
  Dm
Снег.

Все забыть, смотpеть в глаза и больше не спешить
И за этот миг совсем недолгий жизнь пpожить,
Шаг шагнуть в двеpной пpоем, и пеpестать дышать,
И не думать ни о чем, смотpеть сквозь снег и ждать.

Тpонется, еще чуть-чуть и поезд тpонется...

Художник

      Em           Am6       H7            Em
Как тpудно быть художником сpеди асфальта сеpого,
               Am       H7           Em    E7
То чеpного от дождика, то стылого и белого,
    Am   H7     Em     C   Am                H7          Am
Сpеди домов, казенных слов, и незнакомых встpечных лиц,
           H7     C          Am           C      H7
И снежных нитей пpоводов, и мокpых кpашенных pесниц.

И каждый день в тpолейбусе, в бpеду волнений пpожитых,
Разгадываю pебусы на стеклах замоpоженных.
Hа стеклах и на памяти из пpавды и из чьей-то лжи,
И на душевной Замяти, и на холсте с названьем "Жизнь".

Как тpудно быть художником, не спать в ненастье за стеной,
А плыть под шепот дождика над чеpной жуткой глубиной,
Запомнить, как шумит гpоза, и даже капли пеpежить --
И ведь нельзя закpыть глаза и вдpуг художником не быть.

Мой отец

       Am
Мой отец алкоголиком не был,
        Dm6                     Am
Хоть и выпить считал -- не гpешно.
     Gm                     Dm
Хоpошо было с водкой. И с хлебом
        H7              E7
Hе всегда было так хоpошо.
           A7               Dm
Тpидцать лет пpовсоюзных событий,
       H7                  E7
Hи пpогулов, ни гpомких побед,
         Am                    Dm6
Восемь гpамот, пpивод в вытpезвитель
      E7              Am
И нагpада за выслугу лет.

              Dm     G7          C      F
Пpипев: Люди будущего -- на фpонтонах ДК...
              Dm        E7      Am
Да задумчивый стих Окуджавы...
                Dm       G7       C         F
И, как цены, волненья снижались тогда
                Dm     E7        Am
За пpекpасное завтpа деpжавы.

Очень pано отца хоpонили...
Очень много, казалось ему,
Мы непpавды тогда говоpили,
Да все думал -- видней навеpху,
Веpил Сталину, веpил Хpущеву,
Веpил, веpил, pаботал и пил...
И быть может, пpожил он еще бы,
Если б он алкоголиком был.

Пpипев:А с фpонтона ДК, как и пpежде, глядят
Те слепые кpасивые лица,
И все так же, как пpежде, лет тpидцать назад, --
Радость в гипсовых белых глазницах.

Hе соpваться бы, не закpужиться
Да мозги бы свои не пpопить,
Да молитвы читать научиться,
Чтоб отца и детей не забыть.
Жизнь и боль -- вот и все, что имею,
Да от мыслей невеpных лечусь.
А вот пpавды сказать не умею,
Hо, даст Бог, я еще научусь.

Пpаздник

      Dm       E7     Am
А вчеpа пpиглашали попеть
      Dm     G7      C
Люди милые, но незнакомые.
A7    Dm         E7        Am
Я им пел, чтобы дом их согpеть,
       Dm     E7     Am
Свои стаpые песни и новые.
        Dm        E7      Am
Только песни-то стали не те --
       Dm    G7      C      A7
По-дpугому поется и дышится.
         Dm     E7         Am
Мы в pазлуке уже столько лет,
      Dm      E7      Am
Hе болит ничего и не пишется.

                 Dm     E7        Am
Пpипев: Хоть бы pаз суета нас свела --
                 Dm7        G7     Cmaj7  A7
Пусть больными, плешивыми.
            Dm         E7       Am
Ах, какая бы встpеча была!
                 Dm      E7      Am
Если б все были живы мы.

А с чего бы казалось хандpить?
Ты такой же почти, и гитаpа та,
И хозяйка какая смотpи...
Hу чего же еще тебе надо-то?

Пpипев: А я слышал гитаpа вpала,
И слова были лживыми...
А какая бы встpеча была,
Если б все были живы мы.

Я ушел, чтобы весел был дом,
Хоть шептала хозяйка: "Обидемся!"
Почему мы так глупо живем?!
Почему мы так долго не видимся?!

Пpогноз

       Bm            Em
Гулял ветеp по пеpекpестку.
               F#7           Bm
Шумел здесь пpаздник еще вчеpа.
        Bm B7           Em
И pазбиpают помост на доски,
            F#7            Bm
Где лишь недавно стоял театp.

           Bm          Em
Здесь лицедеи наpод дуpили,
           G               F#7
Hа пpинца Гамлет был не похож.
         Bm   B7        Em
А люди слезы и впpавду лили,
           F#7             Bm
Отдав на входе последний гpош.

         Em            F#7            Bm
Ветеp, ветеp, ветеp, ветеp, ветеp,
         B7                    Em
Hосит эхо пpежднего "Уpа!"
         Em                           Bm
Вышел двоpник и, вздохнув, заметил,
          Em          F#7      Bm
Почесав заплешину: "Поpа".

Пpостые люди они как дети,
Hо знают твеpдо во все века --
Какой бы ни был пpогноз и ветеp,
Бpосать pаботу никак нельзя.

Hо входит в моду pугать погоду,
Ходить за пpавдой куда ни лень.
Hа пеpекpестках полно наpоду,
А между пpочим -- pабочий день.

Голос обаятельный отметил
В миллионах pадиосистем:
По пpогнозу ветеp, ветеp,
Ветеp -- и пока без пеpемен.

Светлое пpошлое

 Am               Dm         E7    Am
Hаш паpоходик отходит в светлое пpошлое,
 A#dim         A7              Dm      Dm(maj7)
И половицы пути не успев отсчитать,
 Dm           E7                F         A7
И настоящее вpемя, с лицом пеpекошенным,
   Dm                  E7             Am
Плакать не станет на пpистани и пpичитать.

Hаш паpоходик отходит в светлое пpошлое,
В лето с pубашками в клетку, в наивность pечей,
В песни забытые, и в ожиданье хоpошего,
В шелест плащей из болоньи и пpочих вещей.

               Dm        Am
Пpипев: В пpошедшее, знакомое
           A7                             Dm
Туда, где февpаль и пpозpачен и свеж.
                E7        Am
Там в сумеpках окно мое
             Dm      E7             Am    A7
От pадости светится и от надежд.
                Dm        Am
Там в сумеpках окно мое
             Dm      E7             Am
От pадости светится и от надежд.

Hас не пугают давно никакие метели,
Hо и не гpеет огней pазноцветная слизь...
Hу, созвонились, как водится, ну, посидели.
Кто-то напился, и заполночь все pазошлись.

Hаш паpоходик отходит в светлое пpошлое.
Hо без волнений отходит и без тpуда.
Hе потому, что так хочется нам невозможного,
Пpосто не хочется больше оже никуда.

Пpипев: Hи из окна, где свет погас,
Hи в скит, ни в стpану, где получше живут,
В обpатный путь, туда где нас
По-пpежнему помнят, жалеют и ждут.

Пахнут коpоткие дни, словно яблоки зимние.
Стpанно, что и каpвалол пахнет также почти.
Ах, паpоходик, хоть на день, пpошу, отвези меня,
Hу, отвези хоть на вечеp -- за тpуд не сочти.

Живут такие люди

    Dm7        G7      Cmaj7       Am
Стpоительные кpаны сpеди немых снегов
     Dm7            G7           C      A7
Скpипят в ночи под фотовспышки сваpки,
   Dm              G7        C            F
А дом наш, как и пpочие, плывет по моpю снов
         Dm        Dm(maj7) E7
Сквозь стpоек новогодние подаpки.

                Dm    E7          Am
А мне опять всю ночь не спать,
            Am6 Dm   G7 C
Hе зажигая света,
       A7               Dm E7      F
Пpипасть к стеклу и вспоминать
         A7      Dm   E7 Am
Шальное наше лето.

Hо скоpо самолет мой, вдыхая холода,
Взъеpошит кудpи туч аэpодpому.
Живут такие люди в далеких гоpодах,
Что я по ним скучаю, как по дому.

Hас кухня пустит на постой,
Уставших от безвеpий,
Согpеет клеткою гpудной
Hастенной батаpеи.

И в дымных pазговоpах, где незачем кpичать,
Мы свеpим наши истины до точек.
И утpом нам не надо будет мчать в "Союзпечать",
Где пpавда ждет нас штабелями стpочек.

Скупой пpощальный pитуал
Hе обоpвет нам песни.
Как далеко б ни уезжал,
Я буду с вами вместе.

Йоргос Сеферис

ТРИ ТАЙНЫЕ ПОЭМЫ

Перевод с новогреческого Е.И. СВЕТЛИЧНОЙ и М.Л. ГАСПАРОВА

Мировая литература - понятие условное. Для китайца в центре ее китайская
литература, для европейца - европейская литература, все остальное - на
расплывающейся периферии. Больше того, и европейская литература - понятие
условное. Под ним имеются в виду английская, французская, немецкая
литературы, остальные - на периферии, при всем уважении к Достоевскому,
Ибсену или Лорке. Йоргос Сеферис был Нобелевским лауреатом 1963 года, его
стихи и статьи уважительно переведены на разные языки, о нем есть книги, но
их мало кто читает. В лучшем случае о нем помнят: это то ли греческий
Элиот, то ли греческий Валери. Считается, что быть вторым Элиотом или
вторым Валери легче, чем первым. А Сеферису было труднее.

Вся уважающая себя литература XX века прошла под знаком слова "миф". Слово
это греческое. Всякий из нас в детстве узнает, что мифы - это красивые
древнегреческие сказки. Лишь потом приходит время узнать, что мифы бывают
не только греческие и не только красивые. Мифами люди жили до разума и
хотят жить теперь, разочаровавшись в разуме. Мифологическая картина
современного мира - неподвижного, вечно повторяющегося, в котором человек
чувствует себя бессмысленно обреченным, - стала модной в поэзии XX века.
Однако новое, мрачное значение слова "миф" и у Ницше, и у Элиота, и у
бесчисленных эпигонов всегда выгодно оттеняется памятью об отвергаемом
старом, детском, светлом значении. У Сефериса этой выгоды не было: в
греческой культуре родной, светлый и гордый смысл слова "миф" сиял слишком
ярко, и спорить с ним было тяжело.

Новогреческой поэзии вообще нелегко было утверждаться в Европе. Биографы
знают: трудно быть сыном великого отца - сколь бы ты ни был талантлив, тебя
невольно будут сравнивать с отцом и недооценивать. А Греция, освободившись
из-под турецкой власти в 1820-х гг., чувствовала себя наследницей сразу
двух великих культур - античной и византийской. Трудно было не повторять
прошлое, а создавать новое. Трудно было, повторяя прошлое, сочетать в
памяти языческую древность и христианское средневековье. Трудно было даже
найти язык, чтобы сказать то, что хочешь. В современной Греции два языка,
очень непохожих, - книжный и разговорный. Заменить друг друга они не могут:
один богаче отвлеченными понятиями, другой конкретными. В конечном счете
каждому крупному писателю приходится создавать меж этих крайностей свой
собственный язык.

Чтобы родилась новая поэзия, понадобилась национальная катастрофа. После
первой мировой войны Греция, обрадованная успехом, начала новую войну
против разбитой Турции - за "великую Элладу" в границах былой Византии. Но
в политике виднее, чем в поэзии, что "былое" - плохая опора. В 1922 г.
греческие войска были разгромлены, экспансия захлебнулась, греческие города
в Малой Азии были разорены, среди них - Смирна, родной город Сефериса. Поэт
остался человеком без родины, пожар Смирны в его стихах слился с пожаром
Трои.

Сеферис - ровесник века, он родился в 1900 г., настоящая его фамилия -
Сефериадис. Отец его был процветающим профессором и стихотворцем-любителем,
сам он учился праву в Афинах и Париже, а с 1926 г. пошел на дипломатическую
службу - частое прибежище поэтов, которым неуютно было в своих
провинциальных культурах. Он по многу лет за границей - консулом, потом
послом: Англия, Албания, Турция, Ливан. В 1941-1945 гг. он в эмиграции с
греческим правительством: Египет, Южная Африка. Большой политический мир XX
века оказался еще менее уютен, чем провинциальный культурный мир. Но для
Сефериса после Смирны это не было неожиданным. Внутренняя готовность к
любым трагедиям уже не покидала его. И новую мировую войну, и две
оккупации, и несколько военных диктатур он встретил как неминуемое. Кругом
- гибель, и нужно найти в себе силы встретить ее достойно человека. У него
есть стихотворение "Последний день", видение острова смерти, в 1939 г.
запрещенное цензурой - за полгода до мировой войны и за год до вторжения
фашистов в Грецию.

Был пасмурный день. Никто ничего не решал.
Дул ветерок. "Это не грего, это сирокко", - сказал кто-то.
Худые кипарисы, распятые на склоне, и там за ними
серое море с лужами света.
Заморосило. Солдаты взяли к ноге.
"Это не грего, это сирокко", - и больше ни о чем ни слова.
Но мы знали: на рассвете нас не будет.
Ничего: ни женщины, пьющей сон возле нас,
ни памяти, что мы были когда-то мужчинами.
Завтра - ничего.

"Этот ветер напомнил весну, - сказала подруга,
шедшая рядом и глядя вдаль, - весну,
средь зимы налетевшую в закрытое море.
Так внезапно. Прошло столько лет. Но как мы умрем?"

Похоронный марш заплетался под мелким дождем.
Как умереть мужчине? Странно: никто не думал.
А кто думал, те словно вспоминали летописи
крестовых походов или битвы при Саламине.
И все-таки смерть: как умереть мужчине?
И все-таки каждому своя смерть, своя и больше ничья:
это игра в жизнь.
Гас пасмурный день; никто ничего не решал.
На рассвете у нас ничего не будет: все предано, даже наши руки,
и женщины наши - рабыни у колодцев, и дети -
в каменоломнях.
Подруга шла рядом, напевая бессвязно:
"весною... летом... рабы..."
Старые учители оставили нас сиротами.
Мимо прошла пара, было слышно:
"Уж темно, я устала, пошли домой,
пошли домой, включим свет".

Рабыни у колодца - это напоминание об "Илиаде", каменоломни - об "Истории"
Фукидида. Память прошлого входит в современность совсем не такой, как ее
представляют учебники: не гармонической, не величественной, не мраморной.
"Статуи" - частый до навязчивости образ в стихах Сефериса и всегда
тягостный, гнетущий, враждебный. Это те мифы прошлого, которые уже отжили
свое и теперь только мешают нам найти миф, объясняющий нас. "Искать жизни,
которая за статуями", - говорит Сеферис о цели своих героев. Речь идет о
жизни незастывшей, неомертвевшей, неостановившейся. Только в ней - связь
времен греческой культуры; только на нее можно опереться современности в
поисках себя - не на временное, хотя бы и прекрасное, а на вечное, хотя бы
и страшное. Одно из самых знаменитых стихотворений Сефериса называется
"Асинский царь". Асина - глухое местечко в южной Греции, лишь один раз
мимоходом упомянутое в "Илиаде". В XX веке оно было раскопано, там нашлись
остатки построек микенского времени - догомеровского, почти сказочного,
когда царей хоронили с золотыми масками на лицах. Маски остались, а лица
истлели, вместо них - пустота. И эта пустота ложится на ищущее сознание
бременем хуже любой тяжести.

Поиск "жизни, которая за статуями", поиск смысла в бессмысленном мире
становится основным мифом в творчестве Сефериса. Об этом была его поэма
1935 г. - 24 отрывка под заглавием "Мифосказ" (или "Миф-история",
"Роман-миф"). Ее герои - то ли аргонавты, то ли спутники Одиссея, то ли
беженцы нашего века, то ли сам поэт, бросаемый по миру и видящий себя в
зеркалах разных культур. Одиссей в своих скитаниях спускается в царство
мертвых, чтобы узнать о своем будущем; таким затянувшимся пребыванием в
царстве мертвых представляются Сеферису наши дни. Одиссей вернулся на свою
родину - героям Сефериса это не дано, их странствие бесконечно. Им не
хватает мужества взглянуть в пустоту. Они умирают "с опущенными глазами":
таким не выйти из сегодняшнего царства мертвых в пугающее будущее.

Сеферис в этом мире чувствовал себя одиночкой среди других одиночек -
каждый с опущенными глазами. В литературной жизни Греции он, по существу,
не участвовал. Когда его спрашивали, почему он предпочитает дипломатическую
службу, а не преподавание или работу в газете, он отвечал: "Служба,
связанная со словесностью, была бы для меня непереносима". Первая его
публикация была в 1928 г. (перевод из Валери), первый сборник стихов - в
1931 г. в 150 экземплярах; когда в 1940 г. он готовил свой первый
однотомник, оказалось, что тот тираж еще не разошелся. Известность к нему
пришла после войны, когда трагедия, в которой жили его стихи, стала
реальностью для всех. Эти стихи с их "иссушающим отчаянием" - голые, без
привычных красивостей, кажущиеся сжатыми, даже когда они длинные, - стали
ощущаться как истинный голос современной Греции. Но по-прежнему он говорил:
"Я ничей не голос... Некоторые умеют чувствовать себя голосом страны - дай
им Бог!" На вопрос "Ваше мировоззрение?" он раздражался: "Я пишу без
мировоззрения. Какое мировоззрение было у Гомера?"

"Три тайные поэмы" - последняя книга Сефериса (1966). Первая поэма - о луче
прозрения в сущее и вечное, это "свет", "огонь", "кормчий гром", не
свершение, а путь. Противоположность этому - мутная река времени, мусорный
вихрь, тщета разума, застылость и окаменелость; Грайи (здесь) - это Горгоны
с окаменяющим взглядом. Вторая поэма - оглядка на классический миф:
кровавая баня, в которой убит Агамемнон, Клитемнестра на сцене, вокруг нее
- Эриннии, как три лика подземной Гекаты; но Клитемнестра сильнее их,
потому что она нашла в себе силы взглянуть в вечность, в пустоту,
почувствовать себя тем морем, которое - "никто" (как бесформенный "морской
старик" мифов - Протей, Нерей, Форкий). Это можно только почувствовать и
нельзя воплотить и передать: слова не выдерживают света. Третья поэма -
искажение и угасание: свет и огонь становятся палящим зноем греческого лета
(элиотовское "и нет воды..." буднично знакомо каждому греку), прозренье
становится мороком (девушка в коровьей шкуре - это миф о Пасифае),
прозревшая Клитемнестра - грязной колдуньей, а в словах поэта: "твой голос,
твой, а не тот, который ты любишь" - не голос пустоты. Постижение,
свершение можно оставить людям (оно им не поможет), а для себя остается
только всесожжение в пустоту: это она обозначена, за неимением лучшего,
вечным символом розы. Если дать заглавие каждому отрывку, то расположение
этих тем будет выглядеть так. Первая поэма: 1) зима, 2) снег, 3) разум, 4)
свет, 5) река, 6) ветер, 7) огонь. Вторая поэма: 1) солнце, 2) сцена, 3)
действие, 4) море, 5) событие, 6) слово, 7) вечность. Третья поэма: 1)
жернова, 2) роза, 3) морок, 4) вихрь, 5) ворожба, 6) нагота, 7) сад, 8)
стихи, 9) люди, 10) губы, 11) море, 12) зной, 13) полдень, 14) всесожжение.

Через год после "Трех поэм" Сеферис выступал с лекциями в США. В Греции
только что произошел переворот "черных полковников", его засыпали
вопросами, как он к этому относится, - Сеферис отвечал с разочаровывающей
уклончивостью. Он считал себя не вправе критиковать режим, находясь в
заграничной безопасности. Но вернувшись, он продиктовал все, что думал, на
пленку для британского радио. Выступление кончалось словами: "Я замолкаю.
Молю Бога, чтобы у меня никогда больше не было такой необходимости
высказаться". У правительства хватило ума сделать вид, что ничего не
произошло, что престарелого лауреата можно не принимать всерьез. Но когда в
1971 г. Сеферис умер, похороны этого поэта - элитарного из элитарных -
стали многотысячной демонстрацией. Раньше его называли "Сеферис" (писал
один критик), после Нобелевской премии его стали называть "поэт", в эти
последние годы его называли "наш поэт".

Несколько стихотворений Сефериса были переведены на русский язык, но
достоянием русской культуры он еще не стал. А его душевный опыт мог бы быть
ей небезразличен. Русская культура сейчас больше обычного нервничает на
своем краю европейской периферии и больше обычного склонна хвататься за
свое прошлое и молиться на него, как на те сеферисовские "статуи". Здесь и
стоит вспомнить поэта, который хотел смотреть не в прошлое (и какое
прошлое!), а в вечное, даже если в нем - пустота.

М. ГАСПАРОВ

В ЗИМНЕМ ЛУЧЕ

1

Листьями ржавых жестянок
в нищем мозге, взвидевшем конец, -
редкие взблески:
листьями в вихре,
вместе с чайками, обозленными зимой.

Как высвобожденный вздох,
танцовщики застыли деревьями -
большой лес обнаженных деревьев.

2

Белые водоросли в огне -
Грайи, всплывшие без век,
облики былых плясок,
окаменелые пламена.
Снег скрыл мир.

3

Спутники свели меня с ума
теодолитами, секстантами, отвесами
и телескопами, увеличивающими предметы,
которые лучше издали.
Куда ведут нас эти дороги?
Но вставший день,
может быть, еще не угас,
с огоньком в ущелье, как роза,
с невесомым морем под шагом Бога.

4

Ты сказал здесь годы назад:
"Суть моя - свет".
И теперь еще, когда ты склоняешься
на широкие плечи сна
или даже когда твой путь - на дно,
в онемелое лоно моря, -
ты обшариваешь углы, где тьма
стирается и бессилеет,
на ощупь ищешь копье,
предназначенное пронзить твое сердце,
чтоб открыть его свету.

5

Что за мутная река нас умчала?
Мы на дне.
Поток льется над нашей головой,
гнет бессвязный тростник.

Голоса
превратились под каштанами в камешки,
ими бросаются дети.

6

Дуновенье, и еще, и порыв -
в миг, когда ты бросаешь книгу,
рвешь ненужные листки прошлого
или тянешься увидеть на лугу
горделивых кентавров в скачке
или юных амазонок, в поту
каждого изгиба тела
соревнующихся в прыжках и борьбе.

Ветер воскресения на рассвете,
когда думаешь, что солнце взошло.

7

Огонь исцеляется огнем:
не каплями секунд,
а мгновенной вспышкой, -
будто страсть слилась с другой страстью
и они, пронзенные, замерли,
или будто
музыкальный лад, который застыл
там, в средине, как изваяние,

неподвижный.

Этот вздох - не свершенье,
а кормчий гром.

НА ПОДМОСТКАХ

1

Солнце, ты играешь вместе со мной,
и все же это не танец:
такая нагота,
почти кровь
для какого-то злого леса;
и вот -

2

Грянули гонги,
пришли гонцы.
Я их не ждал,
я забыл даже их голоса.
Отдохнувшие, свежеодетые,
в руках корзины, в корзинах плоды.
Я дивился шепотом:
люблю амфитеатры!
Раковина переполнилась по край,
и на сцене померкли огни,
как для славного какого-нибудь убийства.

3

Чего ты ищешь? Лицо твое исковеркано.
Вот ты встала
из постели, где стынут простыни,
и из бани, в которой месть.
Капли скатывались
по плечам и по животу,
под босыми ногами была земля,
срезанная зелень.
Те -
три лица неистовой Гекаты -
увлекали тебя с собой.
Твои очи - две трагические раковины,
на сосцах твоих два вишневых камешка -
театральный, наверное, реквизит.
Те улюлюкали,
ты стояла, вросшая в землю,
жесты их резали воздух.
Рабы вынесли им ножи -
ты стояла, вросшая в землю:
кипарис.
Они вырвали ножи из ножон,
примеряясь, как тебя ударить.
Лишь тогда ты вскрикнула:
"Пусть, кто хочет, придет меня свалить:
разве я не море?"

4

Море: как оно стало таким, море?
Я годами медлил в горах,
слеп от светляков,
а теперь жду на этом берегу
человека, плота, обломка.

Море, как оно осквернилось?
Раз! взрезал его дельфин,
а потом
острые крылья чаек.

Но пресной была волна,
где я плавал и нырял ребенком
и где юношей
я высматривал в камешках узор,
искал ритм,
и Морской Старик мне промолвил:
"Я - твое место:
может быть, я - никто,
но могу я стать, кем ты хочешь".

5

Кто слышал в полдень
свист ножа по точильному камню?
Кто примчал верхом
с факелом в руке и хворостом?
Каждый умывает руки,
чтоб они остыли.
Кто вспорол
женщину, младенца и дом?
Нет виновного: только дым.
Кто бежал
и подковы звенели о каменья?
Вырваны глаза: слепота.
Больше нет свидетелей.

6

Когда вновь ты заговоришь?
Наши речи - дети многих отцов.
Они сеются, и укореняются,
и растут, и вскармливаются кровью.
Как сосны
хранят образ ветра,
когда он промчался и нет его, -
так слова
сохраняют образ человека,
когда он миновал и нет его.
Может быть, это звезды ищут слов,
когда топчут наготу твою ночью:
Лебедь, Стрелец, Скорпион, -
может быть, они.
Но где будешь ты в тот миг,
когда здесь, в театре, настанет свет?

7

И однако там, на том берегу,
под черным взором пещеры -
солнце в очах, птицы на плечах -
ты была, ты выстрадала
иную муку - любовь,
иную зарю - предстание,
иное рождение - воскресение;
и однако там ты возникла вновь
в неоглядном растяжении времени -
капля за каплею, как смола.
Сталактит. Сталагмит.

ЛЕТНЕЕ СОЛНЦЕСТОЯНИЕ

1

Огромное солнце с одной стороны,
юная луна с другой -
как те груди, далеки в памяти,
а меж них провалом - звездная ночь,
половодье жизни.

Лошади на току
мчатся, распластавшись в поту.
Здесь все проходит:
и эта женщина,
на миг прекрасная в твоих глазах,
гнется, ломится, падает на колени.
Жернова перемалывают все:
в звезды.

Канун самого длинного дня.

2

Каждому видятся виденья,
но никто не хочет признаться
и живет, словно он один.
Большая роза
всегда была здесь рядом
с тобой во сне,
твоя, но неведомая, -
но только теперь, пригубив
крайние ее лепестки,
ты почувствовал плотный вес танцовщика,
падающего в реку времени -
в страшную зыбь.

Не трать дыханья, которым
одарил тебя этот вдох.

3

Но и в этом сне
так легко виденье становится
страшным мороком.
Так рыба, блеснув в волне,
уходит в глубинный ил,
так меняют цвет хамелеоны.
Город стал блудилищем,
сводники и шлюхи
закликают затхлыми прелестями;
девушка, вышедшая из волн,
надевает коровью шкуру,
чтобы даться быку;
поэт
смотрит на кровоточащие статуи,
а толпа швыряет в него дерьмом.
Уходи из этого сна,
как из кожи, иссеченной бичами.

4

В диком мотовстве ветра
вправо, влево, вверх, вниз
кружится мусор.
Смертный пар
цепенит людские тела.
Души
рвутся покинуть плоть,
они жаждут, но нет воды,
они тычутся, как в птичьем клею,
взад, вперед, наугад,
бьются тщетно,
и уже им не поднять крыльев.

Край иссох -
глиняный кувшин.

5

Мир укутан в снотворные простыни.
Ему нечего предложить,
кроме этого конца.
Жаркой ночью
высохшая жрица Гекаты,
груди настежь, на крыше дома
исторгает рукодельное полнолуние,
а две маленькие рабыни, зевая,
в медном размешивают котле
душные зелья:
завтра вволю насытятся любители.

Страсть ее и белила -
как у трагической актрисы,
и уже осыпается гипс.

6

Под лаврами,
под белыми олеандрами,
под колючей скалой,
и стеклянное море у ног, -
вспомни, как хитон на глазах моих
раскрывался, соскальзывая с наготы,
и ложился вокруг лодыжек,
мертвый, -
не так ли упал этот сон
между лаврами мертвых?

7

Серебристый тополь в ограде -
его дыхание отмеряет часы твои
днем и ночью -
водяные часы, полные небом.
Его часы в свете луны
тянут черный след по белой стене.
За оградой несколько сосен,
потом мраморы, и огни,
и люди, изваянные, как люди.
Только черный дрозд
щебечет, прилетая пить,
и порою ты слышишь голос горлицы.

Вся ограда - десять шагов;
можно видеть, как падают лучи
на две красные гвоздики,
на оливу и на малую жимолость.

Будь таким, как есть.
А стихи
не отдай утонуть в густом платане:
вскорми их твоей скалой и почвой.
А лучшие
закопай в нужном месте, чтоб найти.

8

Белый лист бумаги, суровое зеркало
отражает тебя таким, как был.

Белый лист, у него твой голос,
твой,
а не тот, который ты любишь.
Твоя музыка - это жизнь,
которую ты растратил.
Если хочешь, верни ее,
коли сладишь с Безразличным, которое
вновь и вновь
отбрасывает тебя к началу.

Ты странствовал,
видел много солнц, много месяцев,
прикасался к живым и мертвым,
знал мужское горе,
женский стон,
детскую обиду, -
но все познанное - лишь бесплотная груда,
если ты не доверишься этой пустоте.
Может быть, ты найдешь в ней свои утраты:
юный цвет и глуби праведной старости.

То, что отдал ты, - твоя жизнь;
то, что отдал ты, - эта пустота:
белый лист бумаги.

9

Ты рассказывал о том, чего они не видели,
а они смеялись.

Все равно - тебе плыть по темной реке
против течения,
идти по неведомой тропе
упрямо, вплотную,
и искать слова, пустившие корни,
как мозолистая олива, -
пусть смеются, -
и стремиться посеять мир иной
в это душное одиночество,
в руины времени, -
позабудь их.

Морской ветер, рассветная прохлада -
они есть, хоть их и не ищут.

10

В час, когда сбываются сны,
в первом сладком свете зари
я увидел, как раскрываются губы
лепесток за лепестком.

Тонкий серп засветился в небе.
Я боялся, что он их срежет.

11

Это море называется тишь,
корабли и белые паруса,
тяжкий вздох бриза с сосен и Эгейской горы.
Твоя кожа скользит по коже моря
легко и тепло -
мысль неясная и тотчас забытая.
Но в расселинах
черным соком хлынул раненый спрут
в глубину -
где конец, как подумать, прекрасным островам.

12

Набухает зной
в венах воспаленного неба.
Кровь взрывается -
она ищет обретения радости
по ту сторону смерти.

Свет - как пульс,
реже и реже,
и вот-вот остановится совсем.

13

Солнце вот-вот замрет.
Призраки зари
дули в сухие раковины.
Птица пела лишь трижды и трижды.
Ящерица на белом камне,
неподвижная,
смотрит в выжженную траву,
где вьется уж.
Черное крыло резким взрезом метит
синий высокий свод:
вглядись, и он распахнется.

Воскресение в родильных муках.

14

И вот
в плавленом свинце ворожбы -
блеск летнего моря,
обнаженность жизни,
путь, привал, уклон и подъем,
губы и лелеемая кожа -
все хочет сгореть.

Как сосна в полдень,
взбухшая смолой,
рвется родить пламя
и не терпит родильных мук, -

созови детей собрать пепел
и высеять.
Что свершилось, то правильно свершилось.

А чего еще не свершилось,
то должно сгореть
в этом полдне, где солнце пригвождено
в сердце столепестковой розы.

ИВ БОНФУА

Под октябрьским солнцем

Эссе

Перевод с французского БОРИСА ДУБИНА

Читаю долгожданные французские переводы этих чудесных стихов и, на секунду
мысленно оторвавшись от них, переношусь в Лондон - воплощенное море в его
неустанном движении. Бывая там еще недавно, я всегда радовался, потому что
знал: рядом с Марбл Арч есть милый и тихий дом, где я снова увижу Йоргоса и
Маро Сеферис. Обычно я добирался туда пешком, на закате, словно пытаясь
собрать те сизые, а часто еще и холодные, непогожие дали в одно и принести
их в дар солнцу, которое во что бы то ни стало вот-вот проглянет сквозь
расступившийся городской вид, поравнявшись с водой. В чуть освещенных
комнатах, но от этого их полумрака какой-то по-особому здешний, до предела
напряженный, вопреки еще туманящим лицо заботам дня упорно сосредоточенный
на единственной мысли Йоргос Сеферис - говорю это не для похвалы, а всего
лишь в попытке через игру аналогий, привязывающих нас к вещам, точней
очертить душу - был для меня такой чистейшей уместностью, до того
безошибочным звуком в дисгармонии будней, что его бы с лихвой хватило,
чтобы свет бытия, даже исчезнув за нашим горизонтом, никогда не смеркался.
Большой поэт равен себе во всем. Нигде так, как в доме у Сефериса, я не
чувствовал желания просто быть, быть рядом, чтобы по доверительному
разговору воочию убедиться: достаточно единственного образца верности - и
даже, может быть, неважно чему, - чтобы риф, пена, звезда перестали служить
обессмысленной декорацией смерти. И опять-таки, лишь из рук Сефериса я как
высочайшую честь принимал простое право оставаться собой, полную свободу от
опаски и устава, которыми отягощен обычно наш путь.

Но как ни действовало на меня его присутствие, я догадывался, что Йоргос
Сеферис и сам чего-то ждет, что и его снедает какое-то сомнение, что он
подавлен другим, куда более глубоким и тяжким изгнанничеством, чем
необходимость жить в другой стране и другое ремесло. Да, ясностью в
вопросах повседневной морали, уравновешенной мудростью, проницательной
оценкой событий и людей он - человек солнечной природы. Но есть в нем и
что-то охряное, пустынное. Иногда своим внезапным молчанием он наводил на
мысль о согнутой под темным бременем фигуре, чей силуэт видишь по ночам на
изрытой поверхности Луны. Чтобы яснее представить Сефериса, я вспоминал о
средневековых книгах, изображавших распятого Спасителя между Солнцем и
Луной, словно растворяя его страдание человека в доверии космическим
стихиям, и мысленно воссоединял оба эти начала - дневное и ночное - в
своеобразном знаке стойкости и переходности разом. Но этот двойственный
знак - не простая причуда ума, он существует въяве: это октябрьское солнце,
каким его знает Средиземноморье и помнит Сеферис. Когда два года назад я
увидел поэта в его новом афинском доме, на террасе и как раз в октябре, он
как бы сливался с этим солнцем в одно, вместе с тем приоткрывая
неравнодушному взгляду, что свет несет в себе и нашу прозрачность, и
неизбежную черноту. Тогда я вдруг почувствовал, до чего она близка
современности, эта пора плодов, которые сама же скоро сорвет. Есть в году
такие дни, дни между зрелостью и смертью, когда жизнь разом раскрывается во
всем великолепии и обреченности. Она ставит тебя перед противоречием, но и
перед образцом, подсказывая, как дать этому образцу развернуться в сердце.
Я всегда любил его, это октябрьское солнце, здесь и там, на любом берегу.
Позже, читая стихи Сефериса, я почувствовал его опять - увиденное мыслью
поэта, прирученное его словом.

***

В самом деле, чтобы как-то описать эти стихи, нужно, по-моему, целиком
сосредоточиться на том напряжении, которое их поддерживает и расшатывает,
подтачивает и обновляет, на их глубоко затаенном и до боли ощутимом
противоречии между присутствием и отсутствием, полнотой и опустошенностью.
Я еще раз беру в руки нынешнюю книгу, и передо мной опять все подробности,
все чувства, все знаки того, что каждый из нас счел бы подлинной жизнью. Я
узнаю солнце и побережье Греции с их способностью переполнять чувства и
если не вносить в сердце мир, то, по крайней мере, своей неукоснительной
очевидностью оставлять далеко позади беспокойные домогательства разума.
Только в неисчерпаемой игре тени и света лодка достигает причала. Только
подлинным радушием подлинного местожительства остается в памяти дом твоего
детства, и "дивные имена" Греции, лишенные на этих страницах всяческой
живописности, сливаются с производными от мирры и лимона в небывалые - то
ли язык, то ли музыка - фразы, где блаженный зной летнего дня на суше
обретает мир и покой у воды, переходящей в ночь. Но всегда, всегда эта
полнота воплощенности распахивает свои листья и плоды не здесь, а вдали.
Да, она с нами, ведь единственная настоящая отдаленность - это неведение,
горечь, а подобные изъяны духа Сеферису чужды. Но и во всей физической
ощутимости, в самой своей сердцевине - так в гуще какого-нибудь города,
среди сияния и гула вдруг на секунду почудится что-то иное, сумерки блеска,
может быть, иная заря - радость этой полноты для нас недостижима. Стихи
Йоргоса Сефериса написаны подлинными красками, но скрадены туманом. Корабли
в них светятся, как на полотнах Лоррена, но всегда отплывают, и ждать их
назад напрасно. И даже если они порой возвращаются, то это лишь краткая
стоянка, и родной порт не в силах и на минуту продлить сон, мревший над
ними в открытом море. Стихи Сефериса гудят от присутствия людей, созданий
откровенных и страстных, но еще ближе в них статуи, образы умерших, которые
с высоты своих утраченных тайн не оставляют живых в покое: ловящие каждый
день люди у Сефериса изглоданы прошлым - не зря здесь царит всеразъедающая
соль, - и, лишенным судьбы и голоса, им нечего дать друг другу.

Это все те же эгейские, ионические просторы, место деяний между морем и
небом. Но теперь они дышат неудовлетворенностью кругосветного плавания от
пристани к пристани, от мифа к мифу, как будто древняя дорога труда и
взаимообмена, вдруг обернувшись всего лишь криптограммой развязки, с
неизбежностью сведена к валу, раз за разом подрывающему очевидность в
глазах сна, под которым опять разверзается черная яма. А еще, и повсюду,
здесь присутствует голос самой засухи, камень. И цистерна - излюбленный
образ Сефериса, где избыток и недостача кивают друг на друга, - во всем
своем таинстве вместилища жизни предстает задремавшей поверхностью воды,
созданной скорее для притягивания взгляда, чем для утоления жажды. Сколько
разрозненных сокровищ сходится в этой "гулкой" цистерне, связавшей находки
Валери с правдой Греции: она и сама никак не успокоится, видя, до чего мало
свежести ей досталось от времени, проклятого точно так же копиться за
каплей капля, она и сама хотела бы собрать в одно минуты счастья, пусть
даже заплатив за них мигом памяти, ношей сожаления. Но разве эта вода - не
наше подсознание, и разве ее недосягаемые клады, ее нездешние дали не
пытаются на свой лад тоже отрезать нас этими беззвучными муаровыми
разводами от нас самих?

Дорогой Йоргос Сеферис, такой чуткий к самому тяжелому - самому подлинному
- в каждом из нас! Что означает то "несбыточное", о котором снова и снова
говорят ваши неусыпные стихи, в какой последней непримиренности черпают они
свое несчастье? Конечно - и прежде всего - в родной истории. Нетрудно
узнать в ключевых для вашей жизни поворотах как будто нарочно сложившиеся
обрывки драмы о распаде реальности. Не могло пройти без следа ни то лето,
проведенное ребенком в Клазоменах, среди рыбаков и винограда, ни жизнь в
Смирне, огромном порту, где Европа и Азия, вневременное и календарное,
ритуал и рынок перемешивались, обогащая зачарованный ум, ни - позднее -
всенародный исход в крови и слезах, навсегда разлучивший со счастливой
родиной.

Все дорогое стерли тем летом
Новенькие дома,
Рухнувшие потом под осенним вихрем, -

писал Сеферис. Конечно, это лишь образ. Но образ тем более важный, что
новая - та же и другая - родина, Аттика с ее чересчур настоятельным прошлым
и чересчур отягощенным абсурдностями и драмами настоящим могла предложить
новоприбывшему юноше только одно: тогдашнюю свою печаль, "муку" - как в
один голос говорили все - оставаться греком. Да еще войну. Да еще ту или
иную разновидность изгнанья. И Йоргос Сеферис отдал немалую часть жизни
тому, чтобы оставаться греком - служить Греции - за пределами страны. Он
сам был тем отрезанным от родной гавани скитальцем, которого не раз поминал
в стихах.

Но в конце концов не в этом дело. Самые трагические обстоятельства не
войдут в стихи, покуда умудренный разум не превратит их из прихоти случая в
знак предельности человеческого существования. И судьба грека становится
всеобъемлющей мукой лишь для того, кто найдет в себе силы разделить боль
каждого из живущих. Как бы там ни было, стихи Йоргоса Сефериса принадлежат
Греции, связаны с образами и историей Греции только потому, что говорят о
любом из нас. И вот что, по-моему, его слова могут сказать. Прежде всего в
этой безупречной природе и бесстрашной архаике с бесчисленными храмами, с
невозмутимой гармонией тел всегда чувствовалось обещание жизни среди богов,
в ладу с бытием и своей сутью - жизни, способной быть собой благодаря
простым мифам, где Единое связывает разрозненное "вечностью оливы".
Конечно, эта незапятнанная явь всегда была наваждением новейшей греческой
мысли. Но теперь она доживает свое на правах красноречивых и никчемных
руин. И когда Сеферис отправился в Пелопоннес на поиски всеми забытого
Асинского царя, чья погребальная маска звучит на свету, как пустой кувшин -
"звучит, как морская вода под веслом", - заветное место оказалось таким же
пустым, и герой золотого века сумел явиться лишь в сумрачном виде
затаившегося нетопыря.

Так ценой этой вечно соблазняющей нас воплощенности стал даже не образ
конкретного человека, а человеческий облик вообще. Так единство древних
мифов, где человеческую жизнь - саму суть этого общества - воссоздавал и
поддерживал обряд, распалось, а каждое отдельное сознание стало вдруг мерой
собственного одиночества, собственного небытия и наполнилось тревогой. "Мы
погибли!" - кричат уже собранные в "Антологии" надгробные надписи.
Одержимая своей смертностью, личность является в мир, чтобы тут же вручить
себя Христу, который утвердил на этой непрочности само бытие, чем и вернул
человеку надежду, но уже ценой веры в простые блага мира. Отныне и навсегда
в этом эллинистическом пространстве, где апостола Иоанна на Патмосе
поражает страх, где апостол Павел тоже является в Афины с других берегов, в
этой истории-символе, который получит потом имя Византии, душа станет вечно
разрываться между привязанностью к себе и любовью к миру. Будет решаться -
и не решится. Ее простота навсегда переполнит ее ужасом - под взглядом
бесплотного Бога мы, как матросы "Господина Стратиса Моряка", и вправду
принадлежим уже не этим дивным берегам, а "открытому морю". Морю в его
одиноком исступлении, ведь между нами и абсолютом нет теперь ничего. Таково
нагруженное бесконечным смыслом скитальчество современной Греции. И
Сеферис, грек между Дионисом и Христом, обогащает этот смысл последними
сокровищами языка, вопрошая его с удесятеренной интуицией расколотого
удела.

Он - говорю это сегодня с полной убежденностью - сам хотел этого раскола,
выбрав изгнание за его сокровенный смысл и уже с первых лет полюбив Лондон
за то, что этот город - я всякий раз вижу его при мысли о Сеферисе и
глазами Сефериса - это гигантский водоем, где умноженные тысячами гаснущих
в пене отражений схлестываются вся необработанность мира и вся безымянность
человечества. Сегодня, я убежден, необходимо идти как можно дальше - в
самые окраинные города, в пропитанные заводской гарью предместья, в
случайные, в трижды случайные гостиничные номера, чтобы - да, на пределе
риска, да, в такой дали от когда-то сошедшихся в Греции и перезабытых
теперь начал - исполнить смысл нашего разорванного существования. И, может
быть, возвратиться. Вероятно, и вправду есть еще один, заветный порог, за
которым - не открытая чувствам красота, а смерть. Я имею в виду все что
угодно, любую мелочь, лишь бы в ней сумели полюбить именно ее и ради нее
самой во всей ее физической неповторимости, всмотрелись в нее глазами
человека, который, как мы все, наверняка обречен, и во имя того абсолюта,
перед которым он, как все мы, скоротечен. Я имею в виду новое завоевание в
одиночку той реальности, которая не распахнется перед слепым порывом
расточительства, а сосредоточится в ревностном бдении страсти. Новый взгляд
и новую любовь. И конечно же, новый опыт, если чуда не произойдет, новое
возведение этажа за этажом на пути к этому свету, в умудренности,
покоящейся на несбыточном, чья несбыточность - благо. Именно в этом
октябрьском свете поэзии, которая уже не формула, а поступок, не благо, а
жажда, Сеферис и нашел свой подлинный масштаб. Для меня лучшее тому
свидетельство - его голос, когда он сам, и замечательно, читает свои стихи
вслух: глухой, уходящий в глубину, ровный голос; голос, стирающий предмет,
чтобы высвободить явь; голос без единой собственнической нотки, как
странствие от острова к острову, как григорианский напев.

С искренним чувством и сердечным уважением я приветствую Йоргоса Сефериса в
этот счастливый день, когда его стихи, как их ни приглушает разность наших
языков, приходят к французскому читателю отдельной книгой. Сумеет ли
слишком напористый, слишком нетерпеливый читатель расслышать издалека этот
голос? Он ведь такой чистоты. Сумеет ли вместе с поэтом нынешнего дня
повернуться лицом к стране, на которую тот указывает? Ведь в сравнении с
реальными островами этот скрыт от нас так глубоко. Но он, несомненно, из
тех, которые при первом проблеске дня сквозь пену моря сумеют, если
приведется, заполнить собой бесконечный горизонт.

1963

        Евгений Власов

...книга, известная Вам, мне и
нескольким из наших друзей,
разве она не имеет
полного права именоваться
знаменитой?

           Бодлер

              ЗНАМЕНИТАЯ КНИГА       

        Санкт-Петербург
        1994 г.

        Автор о себе

Власов Евгений Васильевич, родился в Питере 6 июня
1955 года. По образованию - актер (ЛГИТМиК в 1977 г.), о
чем, предворяя знакомство со своими текстами, автор считает
не лишним уведомить. Из множества больших и малых театров, к
которым доводилось иметь отношение, автор без стыда поминает
работу в Рижской русской драме и, с гордостью, в театре
'Синий мост' Генриетты Яновской. (И эту подробность
автор просит не счесть случайной.)
Издавался в питерском 'самиздате'
'Собака N 190" (Тир. 6 экз.), участник поэтических
студий 'Верлибр', 'НАСТ'. Причастность к
последнему особенно лестна. Привет, ребята! (Пользуясь
случаем. Если это таки произошло...)
Не печатался. Не то чтоб принципиально... Все!

Автор благодарит славную фамилию Армеевых за
решающее участие в рождении этой книги.

* * *

Смекни: со всеми чем разнюсь?
Чему несхожестью обязан?
С чего я жуйстер, хмырь и гнусь? -
Пупок неправильно завязан.

Меня не спутаешь ни с кем
(Булавка вторкнута от сглаза...),
Не впишешь ни в одну из схем -
Пупок неправильно завязан.

Упрям, нехлипок, как... Язон
(Для рифмы лучше б было - Язон...),
На свой манер, на свой фасон -
Пупок неправильно завязан.

Позыв меня перековать
Приветствую галантно - тазом.
Есть что, да не охоч давать -
Пупок неправильно завязан.

Слабо чем я - другим пижонь.
Товар - лицом, талант - лабазам!
Всему и всем не свой, чужой -
Пупок неправильно завязан.

Не сею - неча пожинать,
Разве другим родившись разом...
(Все от такого можно ждать...) -
Пупок неправильно завязан.

* * *

Люблю в поэзии упречность -
Вся прелесть в ней.
В поэте - взбалмошность, беспечность,
Благую лень.

Чревата смелость на погрешность.
Ведь заклеймят!
Стихам - прилизанную внешность,
Как у купчат.

Мне дай всклочить, мне дай взлохматить -
Из забияк!
Иная рада под... ахматить -
Гладка-с, никак.

Мозги гладки, мозги бильярдны,
Дух не болящ.
Поточные. Их биллиарды.
Всяк работящ!

Трудом затравлены камены.
- Тубо!
Пииты ХОЧУТ быть отменны -
Тупо.

- Об чем сыр-бор? Чего городит?
Морочит, виш ли...
У нас пиитов не, не родят.
Что были - вышли.

Дар бросить вовремя, пименства
Не разводить.
До блеска стих, до совершенства
Не доводить.

* * *

'Венец Творенья'... Сверху вниз
На все и вся. Не без курьеза:
Над ним 'рот-фронтами' - карниз
Исконно гамбургского Спроса.

С него не чечевицей мзду
Взимают - знаками геройства.
Атака краба на Звезду -
Цена бирюлькам перворольства.

Кто ей, сграбастанной, не рад?
Поблекла? Плюхнуть позолоты!
Ушами лезет виноград -
'Бесцельно прожитые годы...'.

Небрежно посшибать улик
В пользу того, что не напрасен?
'Тунгус и друг степей калмык'
Исправно мечут озимь наземь.

Вот бы и всем на их бы стать
С 'разумным, добрым, вечным' в клюве!
Лениво нивами блистать.
Плохой игрок, в сплошном продуве...

Уведомляю, не волыня:
Всех барышей с меня - пятак.
К 'быть' приторочено 'во имя'.
Помилосердствуйте! Я - так.

* * *

Я никчемушен, как крюшонница
хрустальная
у антиквара.
При всей слоновости -
воздушная,
в каре из джоночек-кружавочек
да с вычурным в ней черпачком.
Полкан Цены ее кусается.
Да и кому она нужна!?
Да и на что она? Бог ведает!
И что такое есть 'крюшон'?
Уж сколько тужились -
не вспомнили
две допотопных петербуржицы.
Уж сколько пыжились -
не вспомнили,
посокрушавшись, да потупившись,
да попеняв друг дружке досыта,
две чистокровки-петербуржицы,
возможно,
институтки смольные
дворянской крови голубой...
Прочь от витрины,
ходу с Невского!
Минуя сворищи дворняг.
Бочком бочком да на Садовую...
Крюшонница в витрине примою
На веки вечные невольницей.
Позрится ль кто на бесполезную?
Лишь за красу одну кто вызволит?
Опять же щерится Полкан...

Я не Нарцисс, собой зашоренный.
Равно не враг ее барочности.
Я - вызов зряшности ее.
Где ей с моей тягаться гарпией!
Заткнет за пояс -
Не помилует!

Я понял главное, в чем сходимся:
Не то мы без чего нельзя.

Днем позже антиквар насплетничал:
крюшонницу купил араб.

* * *

Господь меня для хохм облюбовал
Горазд со мной выкидывать 'коленца'
Я - полигон для божьих изгиляний

Он ничего не даст мне промахнуть
Сквозь строй всех передряг меня прогонит
На наждаке всех каверз продерет

О, Господи, и впредь не откажи
Равно в других как в этой малой льготе
Все сваливать, Владыка, на тебя

* * *

Сбит мой шаг.
           Дран мой стих.
Не пеняй шалопуту.
           Будет день - будет 'свих'.
Помолись за Иуду.

Имя - гад.
           Дрянь - тавро.
Всем не друг!
           Всем не ситный!
Никого, никого
Не оставь без молитвы.

Зло - добром?..
           Это ль мзда?!
'Крыть' душицей цикуту?!
Хоть во имя...
           Христа
Помолись за Иуду.

* * *

Я не стреляю в первом акте,
И, между нами, никогда.
И, уличен в постыдном такте,
Вишу повешенным зазря.

Вот ты висишь небесполезно.
Нет спору, грамотно висишь.
Так добросовестно, так честно,
Едва висишь - вовсю палишь.

Давай мою обмоем дырку.
Не скучно в кухне будет трем.
Откупорим чего бутылку
Да к стенке Чехова припрем.

* * *

Конституцию речи моей (не ослы!..)
Не признали, не приняли -
Примут едва ли,
Нет бы просто сказать:
'Ноги устали',
А то:
'Колоколами гудели мослы...'

* * *

Страм!
Renommee мое подмокло!..
Стыдобища страшенная!
Держал за матерное
           'Фекла',
А 'Фекла' -
           совершенная...

* * *

На всякий хац найдется штуц,
Что ясно, как простая гамма.
И если мама мыла Раму -
Отнюдь не Шива будет чист.

* * *

Волосы.
Чистые,
рассыпчатые,
как картошка...
Кто другой разжует,
что откуда взялось.
А лукавей немножко?
Темнее немножко? -
Картофель волос.

* * *

'Мысль изреченная есть ложь'.
Речешь красно.
           Изрекши врешь?..

* * *

Вот так нехорошо...
И этак дурно...
А как?
           А как?
           А как? -
Акакий Акакиевич...

* * *

Язык глаз, язык рук, язык губ,
Язык плоти, двух тел лопота...
Даже грешный гороховый суп,
Несравненный Орфей живота,
Скажет больше.
           Не кривься! Не 'бзик'!
Языка . . . язык.

* * *

'Не родня мне
           не двойник
не равняйте нас!
Он
           простите -
           половик
Я
           пардон -
           палас!.."

* * *

Местечко. Глубинка. Отшиб.
Лавчонок кичливые вывески.
Свиные, еврейские вырезки...
- Кулак о жиденка зашиб!

Бояться совсем перестал!
Вовсю раздышался, иудина!
В крови бы их всех распластал!
Бей Хаима!
           Хоть бы и Сутина...

* * *

           Ю. К.

В старом кубке толстого стекла,
Кубке цвета нежного индиго,
Не как херувим, не как свекла -
Сильная желтушная гвоздика...

- Выскочка! Отщепа! Чур не в счет!
Нетипична. Рознична. Нечайна.
Уж мы посчитаемся, ниче,
Как (не ей чета чай!) с розой чайной.

- Не иначе тут в роду лимон.
- Ну! Лимон с гвоздикой?! Тю! Да че вы!
- Заклеймить. Изжить. Из вазы вон!
Вражий лютик - раз не кумачовый...

Ражий хор. Фортиссимо. Глас масс:
- Выходка для нас чрезвычайна.
Наш - цвет Марсельезы, цвет лампас.
Мы красны, гвоздики, изначально...

Не сдает капустница cвой Тон,
Солнце извлекает из колена...
Никому и ничему не фон,
Как Ван-Гог шальна и... несомненна.

* * *

Мир загорелся жаждой наготы.
Он рвется из одежд освободиться.
Мне, глядя на него, холодно.
И листья, как поспешные мазки,
Соскоблены беспутным живописцем
К подметкам Города.

Чешуя булыжного двора
Взорвана готическим собором.
Черный, рваный, острый, как осколок,
Он вонзился в мякоть Ноября.

В туше неба вязко, как в трясине,
Брешь зарубцевалась. Солнц не ждем.
В тягость осень в сгнившей мешковине,
Тканой механическим дождем.

Возведен музейными глупцами
Жалкий мамонт дерзостных веков,
Лыбясь, ты беззубыми зубцами
Сжевываешь мякиш облаков

И урчишь часовьим перезвонцем...
Вдруг так сально серый небосклон,
Кровоточа гнойной каплей солнца,
Влился в плач органа, гнет икон.

* * *

Так женщин выставляли на позор
Плевки
           каменья
           смертному греху
Ночь
           Дегтем Тени
           вывожен Собор
и вывален
           в рождественском пуху

* * *

Уже Вы тем одним приворотили,
Что от меня себя уберегли...
Замуровавшись в самокарантине,
На изолятор 'Я' палату 'Мы'

Переменил. Нельзя в одной нам общей.
Когда в одной - на ней жестянка '6'.
В разбив перебиваемся. Не ропщем.
Кислей в стенах, на кои нечем лезть...

Лунею, словно серой оглоушенный.
Блаженный... Разве мысль чуть-чуть хрома...
Мохрившиеся нервы проутюжены,
Оттяпана (местами) бахрома.

Опомнясь, друг от друга посигали мы.
А как в разгон? А чувства разрезви мы?
Уж так ли были Вы недосягаемы?
Уж так ли были Вы неуязвимы?

* * *

Случись сегодня дома. Улучи
часочек. Подадимся на Неву.
Прилежно отработай - отмолчи,
Единственный, которому не вру.

Как на духу: тех взвел, тех ополчил...
Не то чтобы кичусь или скулю...
Отныне т ы из всех неотличим
И я ни с кем себе не изменю.

* * *

Греховность Вашу Бог храни -
На кой Вам в праведницы метить!
Вы тем и прелесть, что дрянны.
Для Вас смертельна добродетель.

Как Магдалину не раскай,
Оставь ее, как есть, слышь, Боже,
Кривлякой язвой непригожей.
Пусть в ней изъянов через край.

Храни их. Тем участвуй в ней.
Не правь. Не дай ей стать сносней,
Не потрясай костяшками,

От сердобольств оборони,
Не доставай, но урони
Во самые во тяжкие...

* * *

Ладонь кем-то улещена.
Лицо кем-то ошарено.
Ты мною намерещена,
Ты мною накошмарена.

Эфирна, не обрящена,
Дика, не заарканена.
Ты мною натаращена.
Ты мной натараканена...

Взвился, под душ подставился.
В глазах Она и... гной...
- Ишь, слышу, разбахвалился,
Не я тобой, ты - мной.

* * *

Когда небо с овчинку.
Мир как дробь сокращен.
Когда только под Пинком,
Разве Флойдом еще.

Все оттяпает Фокус,
Все урежет на раз.
До дюймовочки-бога,
До одной пары глаз.

Здрасте, страсти-мордасти!
Кто-то в контрах всегда.
- Счастье - это не с частью,
Это с верхом когда.

Транспарантного вроде.
Горделивая речь.
Мне обычного против -
Не урвать - пренебречь.

Не утробе в потребу,
Не в гордыне - в скромне.
Не наращивай неба.
С нас овчинки вполне.

* * *

Хорал органа скрал гортанный звук,
Вспорхнули руки с ласкового ситца,
И друг от друга оттолкнулись лица,
А между лиц повесился испуг.

Зачем-то правда спуталась с игрой.
Нам неизбежно верится в плохое.
И в вдохновеньи нервного покоя
Мы нянчили придуманную боль.

О, жажда пытки, власти над тобой.
Увидеть, что твоей слезинки стою.
Пусть быть с неискупленною виной,
Которая самим же не простится...

Лишь вечная подушка
Влажным ситцем
Останется под головой.

ПОНЕДЕЛЬНИК, 13-ое

От роз пламенеющих Дом
Займется. Прости, что не мой.
Голгофно брели не мостом -
Китайскою ливня стеной.

Недантовый профиль вождя...
Наскальные равенства с 'Л'...
Всекались мы в глыбу дождя
Резцами сутулыми тел.

* * *

Поцарапан
           Руки в ноги
след простыл
           Ищи-свищи
И как клюква не хлещи
На нее есть
           жгут дороги

* * *

Никто никому ничей
Портянка -
Степень родства

* * *

Спазм нежности.
(Взбрело ж ему случиться!)
Застал врасплох
Осыпал лица вишнями...
Мы ближние
           как пальцы в рукавице
Мы -
           ближние.

МАЯКОВЩИНКА

Колодцу моего двора
Звезд отвалило небо
С тыщу.
Окно откупорил -
Жара -
Зеленая вползла тощища...
Луны засиженный сырчишко.
Невнятным мается сердчишко.

ЧУ

Все имеет привычку кончаться.
Мы сначала готовы к концу.
Чу! - приспело. Пора отрываться -
Время рожицу скорчить лицу.

Эта точка заказана свыше.
Как тягаться? Хамить потолку?
Сам не сунется. Плотью не вышел.
Почему нам быть врозь? - Потому.

Все свалили на внешнюю волю:
Чьи-то штучки, а мы ни при чем.
Наш альянс несусветный с тобою
И без нас обречен, обречен.

Спрос на траур. На черном свихненность.
В эту ваксу так сладко макать.
Скинем шляпы. Наш крест - обреченность.
Обреченности все обрекать.

'Нам с собой повезло', нам мы любы.
Да, мы сами себе образа.
Ты мне 'выкладки' - лучше бы губы,
Ты мне 'выстройки' - чаще б глаза.

Как ни бились, разрыв наш банален.
(Не колоться! Не верю! Шмыг в роль!)
Самый пик всей трагеди завален.
А король-то в чем мать - гол король.

Различинимся, сбавим актерства.
Я не злобствую, неа - свищу.
Я к тебе притерпелся, притерся.
Я тебя... ты ведь тоже. Но ЧУ...

СЩЮНГТЦ        
или о несомненном преимуществе отравляющих
веществ над огнестрельным оружием.

С превозможенья неприязни
Все началось. Превозмогли.
Из одного лишь спорта разве
Друг другом не пренебрегли!?

СЩЮНГТЦ! - схлынула волна азарта.
Тяну пользительный крюшон.
С лицом Сократа или Сартра
Сижу в анализ погружен.

Анализ - ФУ! Неблаговонен!
(Анализ он всегда такой!)
К Сократу с Сартром майор Пронин
Прибился... Тоже не простой...

О чем душа моя радела?
По что я пас тебя как тень?
Как на заданье, как на 'дело'
Мы шли во вражию постель.

Так два испытанных агента
(В печатках калия циан...)
Идут на то, идут на энто,
Чтоб мира секс-потенциал

До безопасного был снижен,
Чтоб не был выкинут 'фортель',
Они, в смердящем их Париже,
В отель - в постель, в отель - в постель...

'Подлянка' ж не дремала - зрела.
В Париже их, нас здесь ждала...
Одним прекрасным ты прозрела,
Другим ненастным утром я

Восстал, воссел на свалку платий
(С утра востер я... мысль свербит...).
Уж не дошло ли до симпатий?
Неужто Чуйство нам грозит?

И точно, не шутя грозило.
И скоро в оборот взяло.
До Мендельсона, в кольцах ЗИЛа
Чуть не дошло! Слюбясь зело,

Пасли мы чувство, как овечку!
Хорош вертеть мной! Не пацан!
Мой верный шмайстер дал осечку!
По счастью, свежий был циан...

* * *

Наш Дом нам не крепость
И двое - не пара
Издевка нелепость
Кишенье опара

черт звуков Содом
Мы в чреве базара
Не крепость нам Дом
И двое - не пара

* * *

Души кромешные дворы
Культ копошений
           ворошений
У темечка
           моей Хандры
колтун
           взаимоотношений.

* * *

Отвел пассат. Отбрил муссон.
Ушли, осклабясь и озлобясь...
Полнейший штиль на море Совесть.
Пью слабый чай. Пью крепкий сон.

* * *

Душа утратила возможность.
Унялась, всем ублажена,
Омыта и обряжена.
Часовенкой моя подкожность.

Себя букашка превзошла,
На пик посильного взлетела
И, воскрешенной - отошла
У трупа своего Предела.

* * *

Без поцапанья
           Без буйства
Хладноносо
           Спекся зной...
От дежурных пункций чуйства
не испытываем боль.

* * *

Попил как поел
Поел как поспал
Поспал как пожил
Пожил как пожил

* * *

Защитная кора любви
слупилась.
Гладенький, как скрипка,
Стою -
           ободранная липка...
На мне не делает 'фьюи'
Задрипа самая пичуга...
Ито: нет худа без добра.
Жду ни любимую, ни друга -
Жду... саблезубого бобра...

* * *

Сам я сыч.
Брат мне сом.
Щель
На пару персон.
Я неплох,
Он неплох -
Пустяки,
что издох.
Я им тоже любим
И не нужен живым.
Славно ладим пока.
Два лихих трупака.

СЕНТЕНЦИИ

Смерть это дорога
в которую не берут ничего лишнего
Неоднажды
увы неоднажды
угождал в этот жесткий вояж
Верю в это
неистово верю
Жизнь - борьба?
Кто бы спорил
За честь умирать почаще
с каждым тобой любимым
Простите меня
простите

* * *

Пролеты глаз - разверзия могил.

* * *

Повадился? -
Гони его взашей!
С четырнадцати сверзни этажей!..
Всех и примет -
на верный нуль улик, -
в брюшину мятным леденцом проник.
Ерошит нервы.
Хохлит и ершит.
Мурашит кожу.
Каждым пережит
так ли, иначе...
Обойденный, сплюнь!
С облатками эмалевых пилюль
подчас ассоциируется он.
То фантик жвачки с Бруклинским мостом
о нем напомнит.
Бритва 'Золинген'
в цирюльне привокзальной
дельтам вен
себя удружит.
Хала сточных вод.
Преаппетитный лестничный пролет.
Железка на берце.
Брусничный мусс...
В них -
нашатырной остроты
Искус...

* * *

           Насте

Две невыносимые миндалины...
Две неотвратимых модильянины...

Девочка с глазюками пьерошными,
Грустными серьезно, ненарошными.
С самыми червоными грустинками,
Прутиками ручек, хворостинками...
Пальчиками... Пальцы ровно спичины -
Долгие, изячные, скрипичные...
С гнездышками грудок (грудка с пясточку),
В них колибри скроешь, много - ласточку...

Боже правый, ты ее от зла засти.
Упаси от скверны ее слав-ности.
Множь их! Не вводи во умаление -
Жалуй мне возможность умиления...

Две невыносимые миндалины...
Две неотвратимых модильянины...

* * *

Ночь
как крышка фортепьяно
отдавила пальцы дня
Город
ватою тумана
уши каждого окна
заложил
И тихо плакал

* * *

Зануда!
Нет бы лил ведром...
Снотворный дождь
Дождь-димедрол.
Как на плите сковорода
В дворе моем трещит вода
Как на плите сковорода.
Я умник книгу уминал
Невежа-дождь
Дождь-люминал
Бесцеремоннейше сморил
Я книгу громко уронил
Ни на кого я не был зол
На все
мой захламленный стол
глазел
(видали дурачка!)
зрачком сучка
зрачком сучка

БИНТИК

           Антону

Ты, наверное, хорошо,
Крепко-накрепко все забыл.
Я напомню тебе, послушай.
Сын мой,
маленьким ты любил
поиграть (вундеркинд наш!)
'в бинтик',
фамильную нашу игру.
Как играется 'в бинтик'?
Так:
доползается до аптечки,
достается обычный бинт,
на здоровый мотается пальчик
и истошненько так вопится:
- Умияю, ой, умияю!
А уж мы до чего горды!
А уж нам до чего спокойно!
- Умияю, ой, умияю!
Раз на пальчике у мальчика бинтик,
Значит у мальчика ничего не болит.
Бинтик - верный знак,
Бинтик - добрый знак.
Нам-то эта игра знакома.
Смешно.
Мы были в тебя.
Одни у нас были игры.
Из всех любимая - 'в бинтик'.
Недавно,
совсем недавно
я эту игру забросил:
она не дается мне.
На мне не найдешь бинта.
Эти слова - не он,
Это, увы, другое...

МАЛЬЧИК

Он стоял в холодной, глубокой луже,
В самой грязи.
Долго стоял.
Когда он из нее вышел,
Ноги его,
грязные почти до самых колен,
были похожи на ноги памятника.
Он осторожно,
стараясь не растерять грязь,
вошел в свой подъезд.
Ему было тяжело нести ноги,
но уж очень хотелось
притащить в Дом
побольше грязи.

* * *

Каждый год по весне
подрезают деревья
подрезают ровно на столько
на сколько они за год выросли...
Каждый год
по весне...

СНЕГОВИК

На брови есть ковылины
Нос - пробка 
           шляпа - таз
Две желтых витаминины
на белом -
лучше глаз.

ЖАЛОСТНОЕ

- Аю, мои аюшки,
у маева заюшки
оборвали ушеньки.
На, морковку скушенькай.
Наживлю их пенькою -
Будут вот такенькие...

- Оти, мои отеньки,
у маева котеньки
лапонька боболеньки.
Котенька мой хворенький.
Молочка испитенькай -
Выправишься сытенькай!
А ты куда, облезок, бррыссь!!! -
Сперва трамваем кромсанись...

* * *

- Я не боюсь травы! Боялся. Было.
Я не боюсь травы! Я - круглый конь.
Здоровье! Удаль! Много ног! И грива!
Эхх!
           Размозжу-ка пулю головой!

((Продается шуба натуральная
(черный жеребенок 46-го размера)).

        Из объявлений

ТРИКОТАЖ

Из 'Трикотажа' кот сбежал.
Директор обмер аж.
Назавтра вывеску сменил
при входе - 'Двакотаж'.

Из 'Двакотажа' кот сбежал.
Директор ахнул аж.
Наутро вывеску сменил
при входе - 'Разкотаж'.

Такой вот раскордаш!

Последний кот усеменил.
Директор ждал уже...
К восторгу тетенек прибил
Табличку с буквой 'Ж'.

НЕЗНАКОМКЕ

О, ты!
С очаровательно кривыми
в балетной пачке
расписных колготках
на Невском
у которого встал дыбом
(На что невозмутимый аксакал!..)
последний волос
ног твоих при виде...
Люблю тебя, валькирия, люблю!

АГИТСТИХОТВОРЕНИЕ
О НЕЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПОКУШЕНИЯ
НА МЕНЯ

Товарищ!
Встретив в закоулке,
В парадняке ли, в переулке,
Или на лестнице на черной,
Или в общественной уборной,
И, перечисленного кроме,
В любом другом каком укроме:
на стройке, в лифте, в тупике
Завидев молодца при ке-
пке в клеточку с помпоном
(еще ботинки есть на оном!..)
Из выдающихся примет -
его изящный силуэт -
сиречь эффектная фигура...
Да! Шевелюра белокура!
Так вот, его увидишь коли,
Будь ты хоть Шура,
хоть сам Коля,
Пусть даже Жора
или Вася -
Но убирайся восвояси!
Слышь, уркаган, не покусись,
Оставь в остове этом жизнь!
Чего с него 'наваришь'?
Не пачкай нож, товарищ!
В его карманах ни шиша,
И за душой...
           одна душа...

* * *

Сельмаг - Мессия эклектизма
Брелок гантель их между - клизма

фата подойник калькулятор
диск Перголези 'Стабат матер'

гарпун с гипюром пеньюар
фуфайка кегли самовар

обойма терок рядом - спиц
Не обезьянник ли вещиц?

Тут от темна и до темна
священнодействует Она

весталка жрица Муся Нюра
Почетный провозвестник сюра

(зонт есть и новый 'Зингер' есть
прилавка складчатая жесть

не стол ли операционной?..)
Стакан граненый нож кухонный

'Славянский борщ' Железный сейф
- Одна и тажная консервь!

Манифестация бабуль
- Даешь ванильных сушек куль!

(Без сушек бабушке зарез -
Не испытать зубной протез.)

Бухтят Одна другой блажней
Всем 'ситничка' да 'попушней'

Непостижимое сельпо!
К пивку - рачки за штуку по

15 коп. (Нет влезла чтоб
цена в строку!..) 15 коп.

Горн ласты лиф (ей-богу!) ДУСТ...
И карамелевый мой бюст

ВЕСЕННЕЕ НАСТРОЕНИЕ N 1

Рань
           Хмурь
           Гнусь
Рябь
           Зябь
           Гниль
           Прель
Голь
           Хлябь
           Гусь
Хмель
           Рупь
           Апрель

* * *

Дворняга вышла в непогоду,
чтоб нагулять себе породу.
Но то, что нагуляла шкода,
Не очень чтобы и порода...

* * *

Гиль! Поклеп! Потешно слышать
Мол опять шалили мыши...
Лоб обшарь
           Очки протри -
Хлеб изъеден изнутри...

ДИАЛОГ ПАМЯТНИКА С ПЬЕДЕСТАЛОМ

- Я - памятник великому.
Я сам
Не менее великого велик.
Великого я сам великоватей:
Тот натуральной был величины,
Мою же не велю так величать,
Моя величина повеличинней.
Я величав в величии своем.
Я - памятник великому поэту.
Великий памятник великому поэту.
Великий памятник поэту я.
Великий я - поэту.
Я великий...
Чего это к подошвам прилепилось?
Во что это я вляпался такое?

Тут Пьедестал вступил себя весь вне:

- Ты прыщик у меня на голове.
На светлой голове моей ты прыщ.
Ты прыщ на голове моей на светлой.
На голове моей на светлой прыщ ты.
Прыщ светлой голове моей ты на.
И 'на' еще!
В итоге - 'на' в квадрате!
Угрызли, истуканчик?!
Так-то, дядя.

- Однако!
Говорящая подставка!

- Но ты, самодовольный статуэт!
В тебе себя бы не признал поэт!
Тебя бы, железяка, на расплавку.

- Поэт! Поэт! В печенке твой поэт!
Не зарывайся. Дружеский совет.
Я - не в поэта?!
Тем и плох!?

Не довод!
Очнись, Поэт - не более чем повод.
Не я поставлен чтоб его прославить,
А он угроблен чтоб меня поставить!..

- Так бы и выбил
(До чего зудит!..)
Себя из под тебя.
Иезуит! -

опять не удержался Пьедестал.

- Вот этого я делать бы не стал.
Божусь, подставок не знавал грубей...
Я - Идол! Я - Кумир!

- Для голубей!..

- Цыц, глыба!
Ни породы, ни манер!
Вон с кобурою миллиционер
И день меня,
И ночь, заметь, блюдет.
Вот, кстати, в нашу сторону идет...

И верно: шел сержант к антагонистам.
Во взгляде его твердом и лучистом
читалось чувство долга,
закалялось
оно в нем долго
и теперь - читалось...

Ну Пьедестал во лбу своем скрести:

- Кого попало станет ли блюсти
Такой сержант!...

И, оборвав мне стих,
Мой просветленный Пьедестал затих.

ДУМАЯ О МАЯКОВСКОМ

Он сам себя 'не потянул'.
Ни хворь виной, ни 'фифа'.
Его снесло на бойкой ул.
Махиной авто...мифа...

* * *

Оргазм наш вечен. Всем на удивленье.
В глубоких чувствах удовлетворенья
Мы знаем толк. Мы сперманентно в них.
В моем народе нету чувств иных.
Довольно глыбко! Не приемлем мели!
В который раз народ мой поимели...

* * *

Интеллигент, увы, не импотент.
Он, злыдень, может, в нем поганства хватит!
Заснем спокойно, срам предотвратив!..
Система наша, как презерватив,
хранит Россию. Вдруг чем забрюхатит.

СВЕТЛОЕ

- Люблю народ!
           Люблю с лица
           с изнанки!
А вот кумирчик мой
           в болгарской банке!..
Тут замолчал
           знакомец мой
           Анатом
меня окинув
           интересным взглядом...

* * *

Не пиши, если злой, не пиши:
Озлобление просто и тупо,
И его все мельчащая лупа
Не достойна творящей души.

Если болен, прошу - не пиши:
Никого не сразишь этой 'новью'.
Слишком многим хватило здровья
Расписать все хворобы свои.

Если в траур влюблен, не пиши.
Мне претит черно-белая мода.
Я открою окно, и природа
Даст цветные мне карандаши.

Ты меня пощади, я прошу.
Сам отныне другое пишу.

Я тебе назову свою веру:
Свет, здоровье, любовь - веруй...

* * *

Не плоть его. Не от его ребра.
Я с веком врозь. По мне другой, не этот.
Я пущен в торг не с ходовой монетой,
Но со старинной мерой серебра.

ЖАЛОБЫ ГОЛОВАСТИКА

Беднейший из тварей,
Я весь - голова.
Все варит и варит:
Уж так делова!

Мне пару из парий
Найти мудрено.
Хороший я парень,
За что мне дрянно?

Природины штучки.
Ну разве права?
И там - голова,
И сям - голова.

Заклятому не
Пожелаю врагу.
Я все понимаю
И мало могу.

Я весь из извилин,
Я больно не прост -
Один мне во радость
Немыслящий хвост.

Я так многострунен,
Я столь истончен,
Весьма хрупкодумен
и пестроучен.

Мне б сделаться плоше,
Сермяжней... Я ведь
Взаправду хороший!
О, мне б... ожабеть...

Ущербней всех тварей.
Я - сплошь голова,
Прелестней всех арий:
Ква-ква!
Ква-ква-ква!

Не прост акт плошанья,
Не скор, как... Москва...
Достигну ль мужанья?
Сподоблюсь ли КВА?

Вершина мечтанья,
Монблан обожанья,
С умом расторженье,
Души ублаженье,
Тоски усыпленье,
Захлеб отупенья -
Бездумное
КВА!

* * *

Голова - два лопоуха
С чем-то серым, что внове.
В голове обычно брюхо,
Токмо брюхо в голове.

В сером водится чернуха,
Янычары, сколопе-
ндры. А надоть токмо брюхо,
Токмо брюхо в голове.

Предусмотренным для нюха
Выражаю свое 'фе'...
Дабы не пропал рефре... -
В качанах их токмо брюхо.

* * *

Пе-ре-де-лок!
Пе-ре-но-сок!
Пир для зенок -
Шибко бросок.
В Цвет паломничал,
как в Мекку.
Ржал мне в спину -
Тускл.
Блекл.
К большинству
не применяюсь -
вопиюще
выпеляюсь.
Этот труд
мне не наскучит!
Собери такого в кучу!
Чай, упрям, как сивый мерин...
Чересчурен!
Черезмерен!
С тисаком тянулись лапы,
Дабы лишнее оттяпать.
Все Предавшему Смешку
Учинить 'секир-башку'
Всякий счел бы за благое.
Ладно б выдал молоко я...
Не корнай! -
Пустое это.
Не пригонишь
к миру
Недо...

* * *

По мне пусть творческая праздность,
чем машинальный долг Труду
Ну их рабочую экстазность
Энтузиазма на уду,
воробыш стреляный, не клюну,
в ладони, крякнувши, не плюну.

Я это дело пережду

* * *

Один учил
           другой усердно внемля
на ус мотал
           и в свой учил черед
- Не хлеб един
           Не хлеб един
           деревня! -
торгуя рыбой
           гнул Искариот...

ПАМЯТИ ИСАКОВСКОГО

Нет, до Голгофы не дошло.
Смешней стряслось с поэтом.
Распятым, брат, куда ни шло -
Вот каково распетым...

* * *

Могу могу
могу могу могу -
излюбленная мантра импотента.

* * *

Слово к слову.
Случка. Смычка.
Образ
Точный, точно
Кличка.
Путным чем не занимаюсь.
Обзываюсь. Обзываюсь.

* * *

Финтишь?
           Петляешь?
           И не надоест?!
Резвишься, вертихвостка!
           Ишь ты!
           Ишь я!
Не усклизнула!!!
           Воблы-мысли
           крест -
барахтаться в сетях четверостишья...

* * *

Как сын в подушку (ангелок!),
Как шмель в пропеллер флокса,
Как неуимчивый телок,
Я
в вымя Парадокса
уткнулся.

* * *

           Г. Я.

В ней столько женского сгубили.
И снова губят.
Все подряд.
Хотела, чтобы полюбили.
Напрасно -
лишь боготворят.

* * *

Рассадник кумиров
Разносчик язычеств
Не скаред - транжира
Не пасынок - выпест

раздрызга раздрая
Мне ловко у Трона
Иль Врат (чур не рая!)
Я - рыцарь Урона.

Слуга - не холоп
Не воли мне - плена
К руке Вашей - лоб
преклонивши колена

* * *

Маска.
Это парник для Лица.

* * *

Посокрушаться не могу,
Пожалиться, что щедрой дланью
Отпущено мне Дарованье
Как никогда, как никому.

Не мазан им. Не крестник их.
Глаз не на мне его... Тьфу! - Око!
Не перепало мне от Бога -
Поиздержался на других.

- Попразднуй крошками! - сгубить
добра не даст. - Всему свой ужин.
Мне боженькой сквалыжно ссужен
сомнительный Талант - любить.

* * *

Кустарь - одиночка -
Запоры замочки
Захваты любые
Для голени выи
Ошейники тоже
Помягше построже
По всякой по глотке
фасонны колодки
Кустарь-одиночка...
- Как с клипсой на мочку?
- В другом я толковый
Конек мой - оковы
На нем и гарцую
Аль ухо лупцую?
Не пни разбрезгливясь
Любовь моя - привязь
Свобода - мой ворог...
На шее - оборвок...
Поведать имею
Двуног не вполне я
Ни с кем я не иже
Видок мой не пышен
Тщедушен не грозен
Ничеен бесхозен
Не прочь приручиться -
К коленям прибиться
Доколь мести город?
Кто б прыгнул на повод!..

Рифленая 'кора'
Сургуч живодера

СТРАШНЫЙ СУД

Там черти ходят с сковородкой?
Жаровня ждет, кипит смола?
И черта с два!
И бога с два!
Но есть, однако, суд такой.
Мне переезды не впервой
Из ада одного в другой...
И вот-попал, смотрю, а там
Дают тебе, что сам не взял!
Чего ты жаждал всяки дни,
Ютясь в аду родной земли.
Всех разжиревших - на диету,
Дохляк - с обедов на обеды,
Дают страшиле по размеру
В прокат личину Бельведера,
Для старой девы - свежий муж,
Сорвется дурням сладкий куш:
Им черт проборонит мозги,
И будут в них извилины!
Там неуч станет первый книжник,
Спортсменом станет грамотей.
Там подхалиму ноги лижет
Весь штат почтительных чертей.
Вождь, наконец, пойдет на шахту,
Палач не кровь прольет на плаху,
А в лейке слезы принесет -
И плаха травкой прорастет!
Любимцем станет литератор,
Возьмется цензора марать!
И тот в районе крайнем ада
начнет писать, писать, писать...
Эзоп откусит свой язык
И всем все скажет напрямик.
Там русский станет, может быть,
На человека походить.
А мне стихи мои прочтут -
Вот Страшный Суд, так Страшный Суд!..

* * *

Тьма чертей
           на той сторонке
по мою
           по душу
           рыщет
Вновь
           козявочке правденке
предпочел
           КОЗЯВУ ЛЖИЩУ

* * *

За этот экскурс плату не взимают.
Не напирают сзади: 'Дам раза!'.
Стравили пар. Привычно занимают
Плацкарт Лица мешочники-глаза.

Добро бы подневольные скитальцы!
Поломан ворох копий. А на кой?
Бьет судный час, и декабристы-пальцы
Безжизненно повисли над строкой...

     Андрей Тарасов.
     Иришкина книжка

Содержание

Люди -- как манекены...
И вот ты уже герцогиня...
Пробейте брешь в двадцать первый век...
Я строил город на песке...
Мы играем в игру под названием "жизнь"...
Вот опять закончен длинный день...
Я хотел вам рассказать, да забыл...
К Т.А. (Я в никуда летел из ниоткуда...)
Ты никогда не думал, откуда берется любовь?..
Я внезапно прозрел, точно треснул кувшин...
Когда приходит чудо в первый раз...
Молитва (Господи, кто б ни был Ты...)
Мой враг (Уходят слова, будто ловит их кто-то...)
Живут на свете люди разные...
К И. (Ее воспевал сумасшедший поэт...)
Уже под взором Бога промчалось десять лет...
Мне от тебя немного надо...
Город смыт дождем со стены...
К В. (С той поры прошло немного лет...)
Ода Дьяволу (Где-то в чужой стране...)
К В. Ветреная женщина...
К К. Ты еще не сказала "нет"...
О Боже мой, входите, мадемуазель...
Вика, Вика, Виктория...
Сказочка (И -- раз-два-три, и -- раз-два-три...)
Я ладони подставляю, в них кружится серебро...
Последний вальс (Вальс нас кружил и блестели глаза...)
Исповедь Бога (Я со склоненной головой...)
Странные встречи и вещие знаки...
На смерть Поэта (Уходят поэты, друзья и любимые...)
Листьеву (Он заслужил - не заслужил...)
Диалог (- Что-то сломалось...)
К К. (Приходи. День невесел...)
Баллада о крестах (На куполе, шее, могиле и доме...)
Баллада о заколдованном замке (Как раз, когда сломался ключ...)
Все стерто и забыто...
Если вставляете в речь Вы словечки...
К И. (Я возвращаюсь к тебе, в потерянный рай...)
Жил-был на свете добрый еж...
Я отпуск взял у Смерти...
К В. (Я умру, но вернусь к Тебе вновь...)

Люди -- как манекены,
Декорации старой премьеры.
Зритель огромной сцены,
Я один -- одинок без меры.
Стою я как на ладони,
В прожекторов свете слепящем,
И пусто вокруг... Лишь больно
И в будущем, и в настоящем.

Жизнь -- как глухая полночь,
Ветром и снегом дышит.
Тщетно зову на помощь,
Не надеясь, что кто-то услышит.
Иду по чужой дороге,
Напрасно ища приюта.
Сижу на чьем-то пороге,
Неодетый и необутый.

Не попадусь я в сети
Коварства, лжи и подлости.
Быть может, еще на свете
Осталось чуть-чуть веселости.
Пойду я промозглым утром
По мертвому льду отчаянья
Туда, где все чисто и мудро,
Красиво и беспечально.

Люди -- как манекены,
Декорации старой премьеры.
Зритель огромной сцены,
Я один -- одинок без меры.
Стою я как на ладони,
В прожекторов свете слепящем,
И пусто вокруг... Лишь больно
И в будущем, и в настоящем.

И вот ты уже герцогиня,
А я -- твой смиренный слуга,
И станет чужою отныне
Та, что была так дорога.
И волосы, вьются, и рюши,
Как шелк оттеняет глаза!..
Я скоро уйду, но послушай,
Что хочет изгнанник сказать.
Теперь ты почти королева,
Супруг твой -- сеньор де Гюи.
Желают и справа, и слева
И счастья тебе, и любви.
Но дрогнут предательски веки,
С ресниц ометая росу...
Я дал тебе сердце навеки,
А счастье с собой унесу.
Со мной ты не будешь в дороге
Делить ни приют, ни постель.
О радости, а не тревоге
Тебе пропоет менестрель.
Мое позабудешь ты имя,
Но все же скажу тебе я:
Прощайте, моя герцогиня,
Прощай, дорогая моя!

Прощайте, моя герцогиня,
Прощай, дорогая моя!

Пробейте брешь в двадцать первый век,
И хлынет туда дерьмо,
Которое здесь скопил человек
Заботливо и давно.
Пусть наши потомки его гребут --
Им легче -- они умней.
А мы здесь возьмем себе за труд
Сделать его вкусней.

R: Хлынет туда дерьмо, хлынет дерьмо,
Хлынет туда дерьмо, хлынет дерьмо,
Хлынет туда дерьмо, хлынет дерьмо,
А нам все равно.

Откройте дверь в запредельный мир,
И хлынет туда дерьмо,
Которое здесь сочится из дыр
Устойчиво и давно.
Пусть наши соседи его гребут,
И пусть их там ждет успех.
А мы постараемся в пять минут
Отвесить им больше всех.

R.

Откройте вход в океан любви,
И хлынет туда дерьмо,
Которое бродит у нас в крови,
Попахивая давно.
Пускай оно тонет или плывет --
Там места, в любви, полно.
А если кому-то попало в рот --
На то оно и дерьмо!

R.

Откройте душу внутри себя,
И хлынет туда дерьмо,
Которое вы здесь копили, любя,
Настойчиво и давно.
Ей тоже неплохо дерьма хлебнуть,
Отведать его -- не грех.
А если не хватит дерьма чуть-чуть --
Спросите у нас у всех!

R.

Я строил город на песке --
Дома, дворцы.
На этой солнечной реке
Мы все творцы.
Рождались радость и тоска,
Печаль и смех.
Я вовсе не жалел песка
Для всех, для всех.

И, как мечта, росли дома,
И дети в них.
И затевалась кутерьма
В домах моих.
Но летний ливень озорной
Упал с небес,
И растворился город мой,
Ушел, исчез.

Хоть я душой остался в нем --
Не жаль песка.
Построю вновь и мост, и дом,
И облака.
Вновь будут радость и тоска,
Печаль и смех.
И хватит мне всегда песка
Для всех, для всех.

Мы играем в игру под названием "жизнь"
Так порою успешно, что даже
Увлекаемся так, что не можем спастись,
Если кто-то нам сверху вдруг крикнет: "Держись!",
Если лестницу сбросит, ведущую ввысь,
И дорогу к спасенью укажет.

Мы играем в игру, и мечты лишь о том,
Что свои всюду правила ставим.
Но потом, слишком многое бросив на кон,
Мы нарушим не правила -- высший закон,
Подавившись неправедным жирным куском,
Мы игру эту тихо оставим.

Мы играем в игру, но победы все нет,
И сомненья приходят все чаще:
Может быть, в этом сне, так похожем на бред,
Разбудить нас пытаются тысячу лет,
Но игре нет конца, и начала все нет
Жизни правильной и настоящей.

Вот опять закончен длинный день,
Фонарями догорает ночь.
Я хожу сегодня, словно тень,
Думы гонят сон куда-то прочь.

Ты уснула, словно невзначай,
Под щекою -- книжка о любви.
Пусть тебе приснятся крики чаек,
Или звезды, или соловьи.

На подушке светится пробор,
Где-то там таится седина.
Сладким сном, не кончив разговор,
Спит мой друг, любимая, жена.

Мы с тобой прошли огонь и смерть,
Мы узнали, как чудесно жить.
Вместе мы учились не жалеть,
Вместе мы учились дорожить.

Утром ты проснешься чуть заря,
Снова день вступил в свои права.
Скажешь, что всю ночь не спал я зря.
Что ж, малыш, ты, как всегда, права.

Я хотел вам рассказать, да забыл,
Как я завтра на пиру мед-пиво пил.
По усам текло, да не попало в рот,
А быть может, было все наоборот.
Я хотел вам рассказать, да забыл,
Как Луну я как-то с неба добыл.
Закатилася в колодец Луна,
А быть может, то была не она?
Я хотел вам рассказать, да забыл,
Как по небу, словно по морю, плыл.
А потом вот (как -- понять не могу),
Я проснулся на речном берегу.
Я хотел вам рассказать, да забыл,
Как дракона я в бою победил.
Улепетывал трехглавый дракон,
А быть может, это был просто сон.
Я хотел вам рассказать, да забыл,
Как однажды королеву любил.
Затмевала красотой небосклон...
А быть может, это был тот дракон?
Я хотел вам рассказать, да забыл,
Как забыл я то, о чем говорил.
Эх, вот вспомнить бы, вот был бы рассказ!
Да наверное, теперь в другой раз.

К Т. А.

Я в никуда летел из ниоткуда,
Но было мне назначено судьбой:
Я Вас увидел, и случилось чудо.
Но только были ль Вы тому виной?

Все, что я знал, и все, во что я верил,
Вдруг превратилось в пыль над головой.
Я вместо стен вокруг увидел двери,
Не смея прикоснуться ни к одной.

Не Вы мне дверь тихонько отворили,
Не Вы вели меня за горизонт.
Не Вы меня от ста смертей укрыли,
Не Вы со лба стирали черный пот.

Да, все не Вы... Но все же не забуду,
Что нет ответа на вопрос простой:
Я Вас увидел -- и случилось чудо.
Так все же были ль Вы тому виной?..

Ты никогда не думал,
Откуда берется любовь?
Искрою в небе,
Мгновением в Вечности
Так незаметно сгорая?
Пусть не зажжет искра пожар,
И не спасет их ни Бог, ни беда,
Но эти двое смогли полюбить друг друга.
Ты посмотри не вперед, а назад,
На изувеченный огненный путь,
Что эти двое прошли, чтоб любить друг друга...

Ты никогда не верил,
Будто любовь слепа?
Слушай-ка, парень,
Наверно, ты прав,
Ведь посмотри -- и увидишь:
Падают горы, встают города,
Битвы уносят тысячи вздохов,
Чтоб эти двое могли полюбить друг друга.
Кто-то забудет нажать на курок,
А где-то просто зажжется звезда,
Но эти двое будут любить друг друга.

Ты никогда не видел
Этой большой любви?
Может, ты просто
Закрыл глаза?
Ведь рядом с тобою тоже
Люди и судьбы, слава и страх
Сплетают волшебный хромой узор,
Чтоб эти двое смогли полюбить друг друга.
Они презирают закон и успех
И искоркой света растают в ночи,
Но все же они успели,
Но все же они любили,
Всему вопреки смогли полюбить друг друга!

Я внезапно прозрел, точно треснул кувшин,
И увидел, что в мире совсем я один.
Все кругом -- облака, пароходы, друзья --
Это я, это я, только я.

Сам себе я служу, сам с собою дружу,
Сам себя от себя для себя увожу,
Сам себе подаю, сам себя продаю,
Сам насилую силу свою.

Много ль, мало меня -- тайну скалы хранят,
Но ведь скалы -- и те состоят из меня,
И я вижу отчетливо -- возле огня
Собралось слишком много меня.

Каждый сам себе друг, каждый сам себе враг,
И любовник, и лекарь, и бог, и маньяк,
Каждый сам себе может сказать, не тая -
"Самый лучший из всех -- это я!"

Но не правда ль, все это похоже на бред?
Нет словам моим веры, и правды в них нет.
Это сон, или явь, или быль, или смех,
Или грусть, или боль, или грех.

Может, все и не я, но я знаю секрет.
Если спросите -- дам я Вам точный ответ.
Так что знайте -- и я это знаю, увы:
Все кругом -- это Вы, только Вы!

Когда приходит чудо в первый раз,
Его не замечаем мы подчас,
Ему отказываясь верить,
Хоть вот оно -- открыло двери,
И смотрит пристально на нас.

Когда приходит чудо раз второй,
Его считаем случая игрой
И называем совпаденьем,
Хотя оно пришло спасеньем,
Чтобы увлечь нас за собой...

И, может, в третий раз оно придет,
И к нам буквально в ноги упадет,
Чтобы привлечь хоть чуть вниманья...
Но мы, спеша успеть к свиданью,
Упрямо смотрим лишь вперед.

И лишь художник и поэт
Заметят чуда тонкий свет,
Но мы и им не верим даже,
А после внукам важно скажем,
Что от чудес пропал и след...

Молитва

Господи, кто б ни был Ты,
Дай испить с Твоей ладони
И, укрывшись от погони,
Увидать Твои цветы.
Дай прозренье и мечту,
Дай мне цель и достиженье,
Дай задачу без решенья
И без верха высоту.
Дай узреть Твои пути,
Красотой их восхититься,
Дай из рук Твоих напиться,
И безмолвно отпусти,
Чтоб, пройдя огонь и дым,
Горе, радость, свет и слезы,
Обещанья и угрозы,
Потеряв Твои следы,
Я нашел ответ простой,
Бросился бы в мир, как в омут,
И, решив все по-иному,
Снова встретился с Тобой.

Мой враг

Уходят слова, будто ловит их кто-то,
И мяч я бросаю в пустые ворота,
А где-то мой враг за моею спиной
Без спроса и стука заходит домой
Ко мне... к тем, кто любит меня.

И мыслей лохмотья меня обвивают,
Мечтаю о жизни, какой не бывает,
А где-то мой враг; он не ноет, не спит,
Из счастья друзей моих строит свой быт
И греет свой зад у огня.

А я все метаюсь, все мучаюсь слепо,
Что жизнь так прекрасна, что жизнь так нелепа,
И все, что дается с великим трудом --
Из этого враг мой построит свой дом,
Приладит кирпич к кирпичу.

А я все люблю, все мечтаю и маюсь,
А я защитить всех бесплодно пытаюсь,
А враг мой спокоен, и он наконец
Построит свой крепкий унылый дворец,
Построит -- а я оплачу.

Быть может, его я немного жалею,
Быть может, я в схватке его одолею.
Но вечно я занят, и времени вновь
Хватает мне только на боль и любовь.
Пусть сам он боится себя.

Пусть он зеркала в своем доме снимает
И двери на крепкий засов запирает.
Он жалок и страшен, он зол и нелеп,
Он ест в одиночку свой краденый хлеб
И в страхе живет, не любя.

А времени бури страшат меня снова
И ранит меня чье-то колкое слово,
А он все работает в поте лица,
И нет его черной работе конца --
К себе он гребет от меня.

Но я все живу, не теряя надежды,
И пусть он последние снимет одежды,
Настанет тот день, когда грянет гроза,
И он посмотреть мне не сможет в глаза --
Растает, как воск у огня.

Живут на свете люди разные:
Трудолюбивые и праздные,
Живут веселые и грустные,
Американские и русские,
Живут поменьше и высокие,
И умные, и недалекие,
Живут трусливые и смелые,
Живут и черные, и белые,
Живут красивые и страшные,
И, кроме диких, есть домашние,
Живут богатые и бедные,
Живут хорошие и вредные,
Есть незаметны и замечены,
Еще мужчины есть и женщины,
Еще живут друзья и недруги,
А кроме них, полно совсем других,
Живут и светлые, и тусклые,
Живут широкие и узкие,
Живут святые, да и грешные,
И среди них живу, конечно, я.
Во мне всего внутри намешано:
И от мужчины, и от женщины,
И от хорошего, и вредного,
Хотя побольше -- от последнего,
Есть от хвастливого и скромного,
Есть от брыкливого и ровного,
И от святого попадается,
Да непойму, куда девается,
Есть от трусливого и смелого,
Есть от ребенка и от зрелого,
Есть от худого от тучного,
Есть от веселого и скучного...
Да нужно ли перечисление?
Я прочь отброшу все сомнения,
И чем бродить внутри такой толпой,
Я буду лишь самим собой!

К И.

Ее воспевал сумасшедший поэт
И пылкий юнец целовал ее след.
И войны велись, и интриги плелись,
Легенды слагались про жизнь, ее жизнь.

Была она -- свет, и была она -- тьма.
Все рыцари сразу сходили с ума,
Лишь только в окне промелькнет силуэт,
И жизнь отдавали за глаз ее свет.

Вела разговор и водила войска.
И твердою в битве бывала рука.
А голос звенел, отдаваясь в крови,
И враг побежденный молил о любви.

А после, устав от военных забав,
Сплетала венок из целительных трав,
И не было смеху и песням конца...
И снова она разбивала сердца.

К ней боги с цветами сходили с небес,
Ей маги дарили букеты чудес,
Пред ней королевичи падали ниц,
А слава о ней не имела границ.

Всем радость дарила, любовь -- никому,
Чтоб выпало счастье Ему, одному.
Но выбор она все же сделала свой --
И стала Иришка моею женой!

Уже под взором Бога
Промчалось десять лет,
Как Ты взглянула строго,
Но не сказала "нет"!
С тех пор мы вместе были,
И строили мечту,
И на двоих делили
И радость, и беду
Любимая, я знаю,
Как тяжело порой,
Тебе. моя родная,
С таким несносным мной.
Но, как тогда, робея,
Сейчас я повторю:
Молюсь, страдаю, верю,
Люблю, боготворю...

Мне от тебя немного надо:
Только чтоб Ты была моей,
Лишь бы была со мною рядом,
Лишь бы с Тобой растить детей,
Лишь бы Тобой я мог гордиться,
Лишь бы гордилась мною Ты,
Чтоб мы могли в объятьях слиться,
Чтоб воплощались в явь мечты,
Чтобы я мог Тебе присниться,
Чтоб Ты могла меня понять,
Чтоб я не мог с Тобой проститься,
Чтобы с Тобой ложиться спать,
Чтобы с Тобой вставал я утром,
Чтобы бродил с Тобой в лесу,
Чтоб Ты была смешной и мудрой,
Слушая чушь, что я несу.
Знаю -- Тебе немного надо:
Чтобы была со мною Ты,
Чтобы я был с Тобою рядом,
Чтоб воплощались в явь мечты...

Город смыт дождем со стены,
Где крошили мел пацаны.
Город смыт дождем со стекла,
На асфальт раскраска стекла.
Город смыт дождем с тополей,
И с широкой шляпы твоей.
Город смыт с некрашеных крыш,
И с твоей ладони, малыш.
Он подхвачен бурной рекой,
Он оплачен мокрой щекой.
Завернувшись в желтый туман,
Город наш уплыл в океан.
Он ушел, его уже нет,
Отзвучал, как томный сонет.
Отзвенел, отпел, отыграл
И ушел, куда так мечтал.
Он оставил тени аллей,
Он оставил скрип фонарей.
Не прощаясь, бросил дома,
И густой садов аромат.
Он оставил нам адреса,
Лошадей и птиц голоса,
Он оставил шепот волны
И печальный отблеск Луны.
Он с собою взял пустяки:
Взял твоей касанье руки,
Взял случайный солнечный луч,
Взял скрипичный радужный ключ,
Взял с собою наши сердца,
Сказку взял совсем без конца,
И не смог расстаться с мечтой
Как-нибудь вернуться домой.

К В.

С той поры прошло немного лет,
А быть может -- месяц или два,
Только появилась Ты на свет
И была, конечно же, права.
Взять судьбой любовь иль суету?
Для людей задача не нова...
Ты, конечно, выбрала мечту,
И была опять-таки права.
Не сдалась беде и горю в плен,
Осторожно верила в слова.
Все дарила, не беря взамен
И была, наверное, права?
Было вдоволь терниев и роз,
И зефир ласкал тебя, и шквал.
Чудесам Ты верила всерьез --
В этом Ты опять была права.
Ты -- богиня тучи грозовой
И звезда, чей свет нам сил давал.
Будь всегда и грешной, и святой,
Будь всегда, как Истина, права!

Ода Дьяволу

Где-то в чужой стране,
Или на темном дне
Моря, где сам я не
Плавал,
Сморщенный и седой,
Свежий и молодой,
Мучится сам с собой
Дьявол.
Точит его тоска,
Мимо плывут века.
Разве его легка
Доля?
Полон лихих идей,
Только губить людей
Он подустал, злодей,
Что ли?

     R: Ты полюби людей, усталый дьявол,
     И полюби меня.
     Слишком ты долго шел, бродил и плавал,
     Сядь-ка здесь у огня.
     Горя и бед принес ты нам немало,
     Только вот на Руси
     Люди тебя считали добрым малым --
     Можешь меня спросить!

Пусть это только сон --
Верю я, что влюблен
Дьявол, и скажет он
Просто:
"Сядь у костра со мной,
Струны коснись рукой,
Жизнь без любви -- пустой
Остров!"
Будем мы с ним сидеть
И в небосвод смотреть,
Много еще успеть
Надо.
Высмотреть и узнать,
Вычислить и понять,
И в мире отыскать
Брата!..

     R: В мире ищи себя, усталый дьявол,
     Лет не жалей и сил.
     Пусть о тебе идет дурная слава,
     Кто-то ж тебя любил!
     Пусть не сторонник ты сегодня Бога,
     Но тоже веришь в жизнь.
     И, хоть осталось сил уже немного,
     Ты за любовь держись!

К В.

Ветреная женщина,
Ты не мной воспета,
И не мне обещана
С ночи до рассвета.
Я Тобой любуюсь, но
Горечи не скрою.
С кем же Ты целуешься,
Что же -- не со мною...

     R: Ветер любви и горечи ветер...
     Я не один сегодня на свете.
     Может, с Тобой
     Мы мчимся по кругу
     И никогда
     Не встретим друг друга.
     Ветер любви и ветер разлуки...
     Может быть, мне
     Протянешь Ты руки.
     И, если мир
     Чего-нибудь стоит,
     Я целый миг
     Буду с Тобою.

Ветреная женщина --
И зефир, и вьюга.
Как весна, изменчива --
Чья же Ты подруга?
Как мечта заветная,
Вновь проходишь мимо.
Иногда Ты ветрена,
Но всегда -- любима!

     R: Ветер любви и горечи ветер...
     Я не один сегодня на свете.
     Может, с Тобой
     Мы мчимся по кругу
     И никогда
     Не встретим друг друга.
     Ветер любви и ветер разлуки...
     Может быть, мне
     Протянешь Ты руки.
     И, если мир
     Чего-нибудь стоит,
     Я целый миг
     Буду с Тобою.

К К.

Ты еще не сказала "нет",
Это значит -- сказала "да"...
Я уже получил ответ,
Свой вопрос еще не задав.
Но я знаю, что если вдруг
Я спрошу, чтоб узнать ответ --
Ты, как самый мой верный друг,
Скажешь твердо и тихо "нет".
Не вина моя, а беда,
И не справиться с той бедой...
Но ведь если Ты скажешь "да",
Что мне делать тогда с собой?
А когда пробегут года,
Много серых ненужных лет,
Не придется уже гадать,
Что Ты скажешь мне -- "да" иль "нет"...

О Боже мой, входите, мадемуазель,
И не просите ни приюта, ни прощенья.
Для Вас готовы в замке ужин и постель,
Десятки слуг, и кров, и развлеченья...

Меня, как вижу, позабыли Вы навек,
И я Вас, может быть, забыть сумею тоже,
Ведь забывать еще умеет человек,
И в этом сам Господь ему поможет...

Но как я верил Вашим чувствам и словам!
И я спрошу Вас, коль нас вновь свела дорога:
Скажите, мадему... ах, Вы теперь "мадам"?..
Простите, что сказал Вам слишком много...

Вика, Вика, Виктория,
Я жду тебя все более.
И в радости, и в горе я
Гляжу на твой портрет.
Вика, Вика, Виктория,
С тобой одна история:
"Привет, прощай", -- и вскоре я
Смотрю печально вслед.

Вика, Вика, Виктория,
Ты занята, не спорю я.
Ты из людей, которые
Лищь утром гасят свет.
Вика, Вика, Виктория,
Да по своей ли воле я
В такой играю роли и
Все время слышу: "нет"?

Вика, Вика, Виктория,
Я не свободен более.
Не сплю ночей от боли я,
Покоя в сердце нет.
Вика, Вика, Виктория,
На суше ли, на море ли,
Лишь только позови -- и я
Пойду тебе вослед!

Сказочка

И -- раз-два-три, и -- раз-два-три,
Я расскажу вам сказочку.
И -- раз-два-три, и -- раз-два-три,
Такой вот в ней сюжет:
Жил-был король, жил-был король
С принцессой -- милой девочкой.
С тех пор прошло, с тех пор прошло
Ужасно много лет.

И -- раз-два-три, и -- раз-два-три,
Но вот принцесса выросла.
И -- раз-два-три, и -- раз-два-три,
Пора и под венец.
Ей женихов, ей женихов
Король повсюду выискал,
Да только вот, да только вот
Тут сказочке конец.

Конец, конец, конец, конец,
Да не конец истории,
Хоть женихов собралась рать,
Да только все не те.
Один -- дурак, другой -- бедняк,
Раз так -- дурак тем более;
А этот -- вовсе сарацин,
Не брат нам во Христе.

На ту беду, на ту беду,
Заезжий граф был в городе --
Красив, и молод, и умен,
И года три женат.
Его представил на балу
Принцессе сам король-отец.
Не разглядел, не разглядел
Он дочки томный взгляд.

И -- раз-два-три, и -- раз-два-три,
Пусть сказка скоро скажется.
И -- раз-два-три, и -- раз-два-три,
Принцесса родила.
Заезжий граф, заезжий граф
Куда-то смылся, кажется.
Король от горя весь засох --
Такие вот дела...

Мораль, мораль, мораль, мораль
Нужна ли сей истории?
А сказка это или быль --
Да нам не все ль равно?
Так выпьем, братцы, за любовь,
А за принцесс -- тем более.
А что ж не пить, а что ж не пить,

   Коль есть еще вино.

Я ладони подставляю, в них кружится серебро;
Как я делаю - не знаю, но я делаю добро.
Я без музыки и песни не могу прожить и час.
Будет жизнь еще чудесней, если чудо будет в нас!

И веселая дорога уведет куда-то ввысь.
Пусть осталось сил немного, но, раз есть они - держись!
Цвет вишневый облетает, и зима возьмет свое;
Что я делаю - не знаю, только все вокруг поет!

Серебром в ладони брызнет стихотворная строка.
Тяжело нам в этой жизни, но сама она легка!
Неудачи и удачи бросят вверх и кинут вниз,
Но пою я, а не плачу, потому что это - ЖИЗНЬ!

Последний вальс

Вальс нас кружил и блестели глаза.
Боже, как хочется много сказать!
Музыка, свечи, блестящий паркет...
Девушки взоры не сводят с моих эполет.

Я пригласил Вас, робея, как паж.
Был мне в ответ реверанс томный Ваш.
Мир закружился, он слов Ваших ждет...
Вам - на мазурку, а мне - отправляться в поход.

Тают минуты, как свечи, горя.
Нет больше слов, лишь сердца говорят.
Может, мы оба танцуем не в такт.
Вальс, только вальс и любовь - пусть всегда будет так!

Может, мы скоро уйдем навсегда,
Будут и слезы, и боль, и беда
Ну, а сегодня - последний наш бал,
В небе и в сердце огромными буквами он начертал -
БУДЕТ ТАК !

Исповедь Бога

Я со склоненной головой
Смотрю без грусти и улыбки,
Как люди совершают мной
Определенные ошибки.

Я их не в силах удержать,
И жизнь горька вдвойне, тем боле,
Что я и сам не совершать
Ошибок роковых не волен.

И я могу лишь вечно ждать,
Чтоб кто-то смертный, но отважный
Сломав заклятия печать,
Перевернул весь мир однажды.

Пусть ошибется, но не так,
Иль сделает все так, как надо.
Пусть глупым будет этот шаг,
Пускай не ждет его награда,

Но он порвет порочный круг
Моих же собственных решений
И мир на миг застынет вдруг
И выйдет из вселенской тени.

Странные встречи и вещие знаки.
Звуки шагов, как сигналы к атаке.
Снова, захваченный бурной рекой,
Что зовется судьбой,
Я иду за тобой...

Странные взгляды и глупые фразы.
Ты понимаешь все тоже не сразу.
Молча охотничий начат сезон.
То ли в явь, то ли в сон
Я тобой унесен.

Странные люди и лишние встречи.
Хочешь ответить, и знаешь, что нечем.
Снова забота прогонит покой.
Может, дом это твой,
А, быть может, и мой...

Нет ни надежд, ни любви, ни тревоги.
Утро нас снова застанет в дороге.
Кто-то бежит, задыхаясь, нам вслед...
Только нас уже нет
В сне, похожем на бред.

На смерть Поэта

Уходят поэты, друзья и любимые,
Уходят не вовремя и вопреки.
Сердца их, как видно, уж очень ранимые,
И могут порваться сердца от тоски.
Уходят поэты, уходят писатели,
Их век не отмерен и прожит не впрок.
Для Пушкина будет Дантес обязательно,
И Листьеву тоже найдется стрелок.
Толпятся у гроба друзья и свидетели,
И те, что платили, и те, кто помог.
Вы в бедное сердце безжалостно метили,
И грязной рукою спустили курок.
Уходят поэты и вновь возвращаются,
И вновь их боятся плешивые псы,
Что лают, скулят и, ворча, огрызаются,
И злобно поэтов считают часы.
Но! Лайте, как псы, и кружите, как вороны,
Старайтесь в анналы войти что есть сил.
Дантес не забыт, все плюют в его сторону,
Но помнят о нем лишь кого он убил.

Листьеву

Он заслужил - не заслужил...
Он не служил - он просто жил.
Успел он многое и много не успел.
Он не болел и не юлил,
Он просто правду говорил,
Так больно правду говорил, как будто пел.

Диалог

- Что-то сломалось...
- Да ничего. Просто чуть-чуть устал.
- Треснула жизнь. Экая жалость...
- Вовсе нет -- пьедестал.
- Цели не вижу перед собою.
- Сделай дорогу сам.
- Всю свою жизнь ищу я покоя.
- Разве он нужен нам?
- Все непонятно и непривычно.
- Это всего лишь бред.
- Темень вокруг, и нет даже спички.
- Просто иди на свет.
- Теряю любовь и в друзей я не верю.
- Недолговечна тоска.
- Нет мне пути, захлопнуты двери.
- Ключ у тебя в руках.
- Разве я нужен? Кто меня помнит?
- Кто-то с надеждой ждет.
- Где же тот друг, что желанья исполнит?
- Рядом с тобой идет.
- Что-то случится, что-то случилось.
- Лишь бы хватило сил
- Как же так странно все получилось?
- Видно, ты так просил...

К К.

Приходи. День невесел.
Клен наш ветки повесил
На дощатый зеленый забор.
Приходи даже поздно,
Мы посмотрим на звезды,
Ни о чем заведем разговор.
Приходи, тьмой укрыта,
Будет дверь приоткрыта
И свеча не успеет сгореть.
Приходи между прочим,
Приходи даже ночью,
Мы так много сумеем успеть.
Приходи, не скучая;
Мы по чашечке чая
Можем выпить, не глядя в глаза...
Приходи ради Бога,
Мне так мало и много
Надо... или не надо сказать.
Приходи, если надо.
Это боль и награда,
Это горькая радость в груди.
Приходи, если сможешь,
Ты ничем не поможешь,
Но, молю, все равно приходи.

Баллада о крестах

На куполе, шее, могиле и доме
Угрюмы, горды и просты,
Знакомые людям до пыльных оскомин
Сияют златые кресты.

Они помогали, они обещали,
Они убивали и жгли.
Во имя их к Богу дорогу искали,
Но даже к себе - не нашли.

Они перекрестьем служили прицела
И даже - убили Христа.
Мы тянем по жизни свой крест неумело -
Не можем мы жить без креста.

Крестом освящали и войны, и свадьбы,
Он - символ надежды и лжи...
Как много могли нам кресты рассказать бы -
Но Слова в них Бог не вложил.

И танцы кружили, и люди горели,
Распятые - Богом не став.
И снова фигурка мелькнула в прицеле,
И снова приникли уста.

Кресты от обмана и горя устали,
Их сила не стоит гроша...
Как долго крестам люди в душу плевали -
Ведь есть у них все же душа.

Сверкают кресты позолотой и болью,
И - Господи, нам помоги!
Все меньше крестов ставим рядом с любовью,
Все больше крестов - у могил.

Баллада о заколдованном замке

Как раз, когда сломался ключ
И оборвалась цепь моста,
Из-за горы, мрачнее туч,
Вернулся он. Была пуста
Его рука, темно чело,
И дум тяжелых за собой
Он вереницу вел. Улов
Был невелик. Тяжелый бой
Его сломил. Но подлый враг
Сражен. И вот усталый конь
Как будто вкопан, стал у врат,
Где за стеной пылал огонь,
И где ждала его, верна,
В тревоге и тоске жена.
Но что такое? Поднят мост,
И черной налит ров водой.
И проросли шипы у роз,
Что устилали путь домой.
Рог боевой приник к устам,
Клич тишину порвал. К ногам
Другого в этот миг припав,
Супруга вздрогнула. Ушам
Она поверить не могла,
Ведь муж ее в засаде пасть
Был должен. Даже помогла
Она захлопнуть волчью пасть,
Послав сегодня храбреца,
Как к матери своей гонца.
Но от коварства он не пал,
И силой не был одолен.
И, невредим, он прискакал
Домой. Но только омрачен
Сомненьями его был путь,
Точила рыцаря тоска...
Но появился ль кто-нибудь
На башнях замка? Нет... Рука
Схватила меч. Он прошептал,
Поняв, и бросив хладный взор,
Заклятье Вечности... И пал
Туман, окутав с этих пор
Весь замок. Погрузился он
В тяжелый чародейский сон.
С поры той минули века,
Но не рассеялся туман.
Истлела рыцаря тоска
С ним вместе. Боль сердечных ран
Уже не мучает его.
Но в замке вроде бы совсем
Не изменилось ничего,
Не воцарились прах и тлен.
Стоит неверная жена,
Как будто слыша рога звук.
И чуть дрожит бокал вина
В незавершенном жесте рук...
С избранником своим она
На вечный сон обречена.

Все стерто и забыто,
Потеряно вдали.
Бокал, до дна допитый,
Валяется в пыли.
Ни злобы, ни коварства
В том не было вине;
В нем горькое лекарство
Предназначалось мне.
В нем горечь и веселье,
Добро и зло слилось,
Но колдовское зелье
По вкусу не пришлось,
И я не искупленье
Познал и не покой,
А желчь и исступленье
Долил в бокал пустой.
Отравы той с избытком
Хватило б на двоих.
И слезы от напитка
Текли из глаз моих.
Ни с кем не поделюсь я
И зашагаю прочь.
А под ногою хрустнет
Стекло, вонзаясь в плоть.

Если вставляете в речь Вы словечки:
"Трансцендентальность", "карма" и "дух",
То эзотериком смело считайтесь,
И говорите об этом побольше.

Если же знаете Вы хоть немного
О медитации, мантре и сутре,
Тут же зовитесь Учителем Света
И обучайте всех, кто попадется.

Если же где-то Вы вдруг прочитали
Что-то о сглазе, порче и прочем,
Курсы скорее тогда открывайте,
Магии черной учите народ.

Главное, денег побольше берите;
Деньги - они Вам нужнее, чем прочим.
И говорите понепонятней,
Чтобы никто Вас не смог раскусить.

То-то тогда все друзья удивятся;
Ну, а враги приползут на коленях,
Будут просить, чтобы их научили
Так же дурить лопоухий народ.

Тщательней учеников отбирайте.
Самых способных гоните подальше.
Ну их - хлопот с ними не оберешься,
Сами уж как-нибудь пусть шкандыбают.

Если ж Вы правда Великий Учитель,
Люди узнают Вас не из рекламы,
Может быть, даже совсем не узнают,
Только кто ищет, тот сможет найти.

К И.

Я возвращаюсь к тебе, в потерянный рай.
Сколько преград на пути -- смотри, не зевай!
Кто-то с пути собьет,
А кто-то в спину стрельнет,
Но ждет меня обетованный, зеветный край.

Пусть я найду не рай, а кромешный ад,
Но я иду к тебе, я иду назад.
Пусть болит голова,
Склоняет меня молва,
Но я все же иду и дороге рад.

Если я рано утром открою дверь,
Ты посмотри на меня и глазам поверь.
Пусть я давно не брит,
И болью по горло сыт,
Я возвратился -- я пред тобой теперь.

Знаю, что на меня ты не держишь зла,
Но у тебя другие давно дела.
Можешь ты мне сказать,
Что не желаешь знать,
Что все сгорело, словно в печи зола.

Только другой дороги, я знаю, нет.
Просто иду к тебе, как идут на свет.
Больно или смешно,
Знаю я лишь одно:
Я возвращаюсь к тебе через много лет.

Жил-был на свете добрый еж.
Он был на всех ежей похож:
Иголки, лапы, черный нос
И невысокий рост.
Ежиной жизнью жил своей,
Ходил к ручью, ловил мышей.
Но как-то встретил он в лесу
Красавицу-лису.
Влюбился еж, как в первый раз,
С лисы не сводит черных глаз
И даже бросил есть и пить --
Зачем -- хочу спросить?

     R: А эта песня о любви, о любви, о любви.
     Ты лет хоть двести проживи, проживи, проживи,
     Но и тогда ты не поймешь, не поймешь, не поймешь,
     Что мог найти в лисице еж, добрый еж, милый еж.

Рж знал, что он не ровня ей,
Но чувства разума сильней.
И только горько плакал он,
Что был ежом рожден.
Рж тихо таял, словно тень,
Он перепутал с ночью день,
И за лисою по пятам
Бродил он тут и там.
Ему кричали звери: "Рж!
Ты только горя с ней хлебнешь."
Рж улыбался и молчал,
И им не отвечал.

R.

Но как-то раз ему лиса
Сказала:"Что за чудеса?
Но я в тебя, мой милый друг,
Влюбилась как-то вдруг.
Всем ты, душа моя, хорош,
Одно лишь плохо, милый еж:
Красив ты, статен и могуч,
Но больно уж колюч.
Коль хочешь, стану я твоей,
Но только ты колючки сбрей,
И мы в лесу тогда вдвоем
Привольно заживем!"

R.

Помчался еж что было сил,
И в тот же час колючки сбрил,
И побежал во всей красе
Он в логово к лисе.
Как все закончилось, друзья,
Вам говорить не буду я,
Но всем, наверно, очень жаль
Влюбленного ежа.
Но ходит грустною лиса --
Такие, право, чудеса:
Ей в жизни не хватает той
Любви его простой.

R.

Мораль, конечно, не нужна,
Но, коль хотите -- вот она:
Любви покорны все вокруг,
Вот так, мой милый друг.
И даже кто-то из лисиц
Порой смахнет слезу с ресниц,
И о любви взгрустнет подчас,
Услышав мой рассказ.
А что до доброго ежа,
То нам его, конечно, жаль.
Но я, не знаю, почему,
Завидую ему.

Я отпуск взял у Смерти
На несколько часов.
Меня домчали черти
В дом, где живет любовь.
Махнули на прощанье,
Не взяв с меня на чай.
Проклятые созданья,
Несущие печаль.
А я стоял у двери,
И тикали часы,
И горечью потери
Вновь был по горло сыт.
Я знаю -- ты сегодня
Опять глядишь в окно.
И ночь -- слепая сводня --
Со мною заодно.
Но не было ни стука,
Ни скрипа половиц,
Не таяла разлука
В сияньи наших лиц...
Я все стоял у двери,
И плавилась заря.
Часы мои летели --
Я выпросил их зря.
Я боль своей рукою
Тебе не подарю
И вновь в страну покоя
Уйду по декабрю.
Но только не тревожит
Итог печальный сей --
Ведь целый век был прожит
Там, у твоих дверей...

К В.

Я умру, но вернусь к Тебе вновь --
И меня не удержит могила.
Знаю я, что такое Любовь --
Ты сама меня ей научила.

Я вернусь к Тебе братом, сестрой,
Или кем-нибудь, смутно знакомым,
Не случайно я встречусь с Тобой,
И друг друга узнаем легко мы.

Вновь к руке прикоснется рука,
И забытые тени воскреснут.
Я вернусь к Тебе издалека,
Чтобы спеть свои новые песни.

Ты полюбишь меня или нет,
Холодна будешь мне или рада --
Прилечу, словно птица на свет,
И из рая вернусь, и из ада!

  Иришкина книжка (из книжек для Иришек) /Сборник стихов хороших и разных/
         Саратов, изд. KRF, 1997. Никакими законами не охраняется.
                         Обращаться: krf@tritec.ru.

       Владимир Ланцберг

          Ремонт ювелирных часов
          Прием электронных изделий,
          Прокат часовых поясов
          И пятен родимых на теле,
          Во вторник, умеривши злость,
          В ближайшую комиссионку
          Тащу я грану, лимонку,
          Чтоб в среду не кисло жилось.

Мне на всех перекрестках суют серень,
Дни веселые прочат.
Мне везенье троллейбусных лотерей
Опротивило прочно.
Страшно хочется поторопить часы,
Пусть скорей меня встретят
Шелк умытой дождем взлетной полосы,     -|
И неистовай ветер                       -|

Снова думаю, что соберу с собой,
Что не в праве оставить,
Пролосатый конверт, на угад, любой,
Не весомый, как память,
За ночь выповший снег, и волшебный свет
Зимней улици скольской,
А из всех моих улиц последних лет       -|
Три квартала на Вольской                -|

Тихо сердце скомандует, от винта,
Поцелуемся, чтоли
А недавно мой друг улетал вот так
От навязчивой боли,
Он немного грустил о родной степи,
И по детски, как прежде
Бормотал в самолете свои стихи          -|
О какой-то Надежде                      -|

Говорят, что мне на руку тикает время,
Что нынче весна, наплевать
Я хандрой обуян, я тоскою беременн,     -|
И вот мой беременный вальс.             -|

Припев:Музыка, музыка чертит круги,
Убежать, разорвать не моги.

Сквозь машин шабаши, мимо пляски заборов
Глухой от промозглой ночи
Человеческой каши нажравшийся боров,    -|
Автобус живот волочит                   -|

Припев.

На пустом эпподроме от первой пороши,
До пасхи со свежей травой
Пожелая, и гордая грустная лошадь       -|
Зубрит свой овал беговой.               -|

Да и так уж впрямь лицимерно вдумчив апрель,
Беззастенчивый враль.
Вон, над кладбищем носятся галки, как души,
Которых не приняли в рай.

Вон, над кладбищем плачутся галки, как души,
Которых не приняли в рай.

Спокойно и тревожно, тревожно и легко,
На чем настоен воздух в полях, под Сиушо,
Он грозами напоян, процежен сквозь траву,
Там в облаках по пояс два всадника плывут.

Тропа забыта всеми, шагам потерян счет,
Растянутое время без устали течет.
Лишь чиркая о камень бог весть, какой поры
Капыта высекают, не искры, но костры.

И если что, по коням, и поздним, хмурым днем
Мы тех, двоих догоним, и искры подберем,
В сплетеньи старых веток посеим их, храня,
Хватило б до рассвета волшебного огня.:|

Я оставлю тебе

Я все равно паду на той,
На той единственной гражданской,
И комиссары в пыльных шлемах
Склонятся молча надо мной...
Булат Окуджава

Ровестникам, погибшим в первые дни войны, посвящается.

Я оставлю тебе эхо лестници, шорох пирил,
Свой звонок в коридоре, несмелый, смешной и короткий,
Полутемный подъезд, что впервые нам дверь отворил,      -|
И стихи о любви на клочке поперосной коробки.           -|

Я оставлю тебе листопад, листопад, листопад,
Запах майских ночей и помятый в пути треугольник.
Может, вспомнишь тот взгляд и ответы мои невпопад,      -|
И, с чего - не поймешь, станет грустно и чуточку больно.-|

И вернутся на миг эхо лестници, шорох пирил,
Мой звонок в коридоре, несмелый, смешной и короткий...
Может вспомнишь слова, что, прощаясь тебе говорил       -|
Рыжий парень в зеленой, нелепо торчащей пилотке.        -|

* * *

Что день, что вечер, и опять, что день, что вечер,
Твой мираж, но он не вечен, заколеблится ли он.
Пожалуй да, обнимет снегопад тебя за плечи,
И уведет подальше от меня, в страну былых времен.

И вот, по тверди, припорошенной и мерзлой
Ты уходиш, все так просто, все хорошее возьму,
Пожалуй да, отходит, остаются сны, да монстры,
Блаженн Святой Антоний, я порой завидую ему.

Блаженн, кто верен миражам и приведеньям,
Для кого ночные бденья, блаж испорченной крови,
Пожалуй, да. Прощай, как говорится, мимо денег, -|
Чекань свою монету не спеша. Не мучайся, живи.  -|

* * *

Мне быть с тобой, еще пол часа,
Потом века суетной возни,
Малышь, возьми мои паруса,
Весь мой такелаж возьми.  :|

Мы о шторма разшибали лбы,
наш пот всю палубу пропитал,
Маклышь, ты юногой хорошим был,
Теперь ты сам капитан.:|

Я злился, верность кляня свою,
Другому верность свою влача,
Я скоро что-нибудь натворю,
Не бойся, не с горяча:|

Мне быть с тобой, еще пол часа,
Потом века суетной возни,
Малышь, возьми мои паруса,
Весь мой такелаж возьми.  :|

* * *

Малышь, ты видишь, вот моя рука,
Ладонь, что помнит дротики и луки,
На ней дорога дней,ручей разлуки,
К которому ты брел из далека

Держись, я из таких ручьев не пью,
К холмам припав дрожащую щекою,
Ты этому не долгому покою,
Отдай всю неуверенность свою.

Следы часов, штрихи минут на всем,
Каких мы только троп не накрутили,
Куда ж в русунки этой паутины
Мы на застывших лицах унесем.

Но ты не бойся, вот моя рука,
Протянута тебе через века.

* * *

Последний наш вечер, удачливый Битбой,
Скажи, кто отмечен удачливой игрой,
Чей путь не знал сомнений, кто ...........
Кто нам тебя заменит, кому отдать штурвал.

Кочаются сходни, кочаются слова,
И ветер сегодня тугой, как тетива,
Поверьте, все иначе, та истина грустна,
За все мои удачи, за все мои удачи заплачено сполна.

Но только не надо прощаний и молитв,
Причал мой не назван, и сердце не болит.
Лишь солнечные нити сквозь тучи в переди,
И Вы меня не ждите, и ты меня не жди.

И все же ты весел, удачливый Битбой,
В последний наш ветер уходим мы с тобой,
Друзья, не обессудьте, прощай родимый Лис
На зло врагам и судьбам,на зло врагам и судьбам         -|
Мы с якоря снялись.                                     -|

          * * *

Великий руский писатель,
Аристарх Генадиевич Буропёров,
Сказал, что всё относительно.
И был относительно прав.

Великий руский читатель,
Владимир Исаакович Ланцберг,
Вероятно потому и великий,
что в этом абсолютно убеждён.

Великий руский издатель,
Весь какой был, уже вышел.
И эти великие мысли вряд ли
                      увидят свет.

          ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ

                  I

Так вот, о летающей тарелке.
Неплохая вещь спору нету,
На любом морозе заводится,
А бегает резвее жигуля.

А я так скажу :"Тарелка эта,
Хорошая вещь, да не очень."
Как двинет по нашим дорогам,
Вот тут-то ей и каюк.

И всё ж эта дрянь летучая
Довольно дельная штука.
Гуляет себе без бензина
И даже солярки не жрёт.

Но есть у неё недостаток.
Движок у ней атомный больно,
И может работать только
На нежинских огурцах.

Так вот, о летающей тарелке.
Видал я одного оттуда.
Забавный мужик и с приколом,
На наших совсем не похож.

Потрепался со мной и заявляет:
-Нету, мол существ у нас разумных,
А в газету глянул и ляпнул,
Что и жизни, дескать, нет на земле.

                 II

Так вот, о летающих тарелках.
Вовсе они не летающие,
Не кружащие, не парящие,
А торчащие, зачем неведомо,
До первого фотолюбителя и привет.

Или в лучшем случае, крадущиеся
По воздушным ямам сельской
                        месности
И, на всякий пожарный,
                    высматривающие
Представителя стада колхозного,
Пожиранием растительности занятого,
Или члена пионерской организации,
Увлечённого пастьбой представителя.

Всё равно кого, для анализа.
Или лучше обоих, для коллекции.
Пока профессиональные репортёры
Снимают почётную доску.

Ни какие они не летающие,
Не рокочущие, не звенящие,
Звуковым барьером не хлопающие,
Не ухающие, не каркающие,
И чирикать даже не умеющие.

Безобразие, надувательство,
Вот типичное, прямое следствие,
Застоя бюрократического аппарата.
Чудес, как пионеров не резанных,
А верить нельзя ни чему.

Да, так вот, о летающих тарелках.
Ни какие они не тарелки.

                 III

Так вот, летающие тарелки,
Одна на одну не похожи.
Иные, с разбойничьим свистом,
Шныряют над городами,
Сея среди экстрасенсов
Страх и панический ужас.

Другие любят природу,
И выбрав глухую поляну,
Часами висят над нею,
Вдыхая запах полыни.

А третие столь одиноки,
Что самая мысль о контакте,
Их гонит подальше от солнца
И всех его шумных планет.

У них, у тарелок летучих
И судьбы, какие попало.
Одни с шипеньем сгорают
В плотных слоях атмосферы,

И редкий коротколюбитель
Услышит прощальный абзац.

Другие садятся на землю,
В дали от бензоколонок
И там навсегда остаются,
Сырым обрастая мхом.

А третие носятся где-то,
Чего-то боятся вечно,
Но пользы от их бессмертья
Пожалуй и нет никому.

          IV

Так вот, летающие тарелки,
Уходили ночью клином, к Водолею.
И я один наверно их и провожал.

           ***
- У кахдого человека должна быть
цель его жизни,-
Сказал пионервожатый.
  Я посмотрел по сторонам, но
цели нигде небыло.
- Наверное ,подумал я,потому что
маленький.
Высокому цель виднее, и начал расти.
Старался ,как мог !
Думаете это просто расти ?
Очень часто чтобы вырасти
                     хоть немного,
проиходится унижаться.
Но я старался.
Вырос, посмотрел по сторонам,
но цели опять не обнаружил.
- Наверное, подумал я, пока рос,
зрение испортил.
Надо купить очки. Очкастому
цель виднее.
И стал копить  деньги на очки.
Старался, как мог!
Думаете это просто - купить очки!
Пока идёшь в магазин, обязательно
Капитал на что-нибудь
                  другое потратишь.
То на байдарку, то на велосипед,
То на моторку, то на автомобиль.
Ну вот очками обзавёлся,
Хорошими,в позолоченой оправе.
Надел, гляжу по сторонам; всё есть.
Только цели нет .
-Ошибаешься, твоя цель -
                      это ты сам.
Сказал старик, который,когда-то
Был моим пионервожатым.
-Твоя цель, брат,
Это ты и только ты.
Сказали друзья, которых
У меня никогда не было.
-Твоя цель, дурак, это ты,
Ты, собственной персоной.
Сказала жена, которая, много лет
Назад, куда-то вышла,
И сейчас вернулась
Только для того,
Чтобы сказать мне это.
И мне стало грусно оттого,
Что всю жизнь я не знал,
Что у меня тоже есть цель.

       КОЗЁЛ

Полюбили козла.
Кому, какое дело,
Был бы козёл хороший.
-Нельзя меня любить!
Говорит козёл.
-Голос у меня противный!
-Ну и молчи, пусть душа поет.
-Нельзя меня любить!
Плачет козёл.
-Запах от меня дурной!
-А мы тебя одеколончиком.
-Нельзя меня любить!
Вопит он отчаянно.
-Бодаюсь я!
-Давай-давай, сейчас это
                       даже модно.
Совсем козёл от счастья очумел.
Сбегал куда-то, молока принёс.
-Вот,говорит,возмите,
сам от себя не ожидал!
-Козёл ты!
Отвечают ему.
Мы к тебе по людски, а ты...

         ЁЖ

Ну ёж то ведь знает,
Что он не колючий!
Чего они все?

       * * *

Жаль, не волшебники мы и не маги,
А апетиты растут.
Краткость - сестра дефицита бумаги,
Станешь талантливым тут!

        * * *

Разные бывают волны.
Некоторые даже ничего,
Солёные, зато прохладные.
И рыбы случаются всякие.
Одни, почём зря, летают,
Другие, как повезёт.
Лишь ветер всегла одинаков.
Только в ту сторону дует,
Куда барашки бегут.

            * * *

Между 8 и 9 вагонами,
Я нашёл вагон-ресторан.
Обрадовался, поел и ушёл.
Часа через 2 , смутное чувство
Привело меня обратно.

Между 8 и 9 вагонами,
Уже небыло вагона-ресторана,
А был вагон-телевизор.
Я проторчал у экрана до отупения,
Но когда вернулся в своё купе,
Заснуть так и не смог.
Встал и пошёл назад.
Между 8 и 9 вагонами,
Ехала открытая платформа,
На которой, росли деревья,
И горел костёр.
Я просидел у костра всю ночь,
Пока он не погас,
Затем лёг и моментально уснул.
На утро оказалось,
Что за 8 вагоном едет сразу 9,
Правда на некотором отдалении.
А между ними нет ничего,
Даже бельевой верёвки.
Что за безобразие!
Пришлось отыскать бригадира поезда.
-Странно, сказал бригадир,
-Пойдём посмотрим.
Мы пришли и обнаружили,
Между 8 и 9 вагонами,
Вагон-ресторан.

            * * *

Cтарею.
Друзей совсем узнавать перестал.
На улице кричу ему:
-Эй,друг, спичек не найдётся?
Он оборачивается, а я гляжу,
И не друг он мне вовсе.

           * * *

Пришёл отдавать долги,
а мне говорят:
-Здесь такие не живут.
-Этокак, не живут?
-Да так, не живут уже.
-А какие живут?
-Которые сами вам должны.
-Так пускай отдают!
-Погодите, смеются,
-Куда вы торопитесь.

          ПУШКИН

Мне сообщили, что я не Пушкин,
И я ужасно расстроился.
Знал ли Пушкин, что он не я,
Наукой не установлено.
А то, погоревали бы вместе.

           БОГА НЕТ

С таким трудом, вырвался,прибежал
И на тебе.
-Бога нет, говорят.
-А, точно нет, вы не ошибаетесь?
-Сами видите, народу никого,
                       значит нету.
-Ну, может, завтра будет?
-Да и, завтра вряд ли.
-Значит,спрашиваю, совсем
                    никаких надежд?
Оглядываются и подмигивают
                        тихонько.
-Забегите, в конце квартала.

                * * *

Странная нынче зима.
Снега всё нет и нет.
А падают то билеты трамвайные,
То пуговицы перламутровые,
То рыбья чешуя.
А вчера град был,
Какого давно не случалось.
Лампочки выпали матовые,
Ватт по 60

                 СОР

Задумал вынести сор.
Полы подмёл, ведёрко наполнил,
Выскочил, высыпал. Возвращаюсь,
Гляжу - будто и не метено вовсе.

Снова подмёл, пыль повытирал,
Паутину пособирал,
Прямо таки вылизал хату.
Все вёдра наполнил,
Все кадушки, горшки и кружки,
Самовар и чашки,
Торбу отцову, сундук дедов,
Шкатулки все и коробочки.
Еле добро это выволок,
Чуток оттащил, да и бросил.
Сил нет.

Возвращаюсь, гляжу -
Полы чернее прежнего.
Приросла грязь, сто лет не убирали.
Ни одна лопата не сковырнёт,
Ни один топор не вырубит.
Что делать?

Половицы стал отдирать.
Все выходные провозился,
Весь отпуск промучался,
Всю молодость угробил.
Вынес, в кучу свалил, сжёг.
Возвращаюсь. гляжу -
А земли и не видно.
Мусор сплошной.
Будто на свалке изба поставлена.

Сел и задумался.
Что ли место выбрать почище,
Что ли новую избу построить,
Что ли сор выность почаще.

                * * *

Перехожу улицу на зелёный свет.
Подходит милиционер
- Гражданин, Вы поступили,
Как подобает Гражданину.
- За это мы вам должны
Три рубля штрафу.
- Получите и распишитесь.
Что-то, думаю, тут не то.

Прихожу на работу,
Вызывает директор.
- Ходят слухи
Вы хорошо провели отпуск.
- За это мы решили
Назначить вас начальником главка.
- А сейчас идите домой, отдохните.
Ох, думаю, не к добру это всё.

Иду обратно,
Перехожу улицу на синий свет,
Но никто, почемуто ко мне
                      не подходит,
Ничего не платит,
И даже не арестовывает.
Ну, думаю, началось.

Дома включаю телевизор,
Смотрю концерт, и вдруг диктор,
объявив номер,
Поворачиваеся ко мне,и тихо,
Чтобы никому не мешать, шепчет.
- А Вы, пожалуйста, не волнуйтесь.
- Ваши песни,
Гражданин начальник главка,
Мы сегодня передавать не будем.
И завтра тоже.
Так что спокойной ночи.

              * * *

Не пейте сырой воды.
От сырости не долго и простудиться.
Уходя гасите свет.
Те у кого вы гостили,
                   давно уже спят.
Не плюйте в колодец.
А, вдруг он артезианский.
Будте взаимно вежливы.
Просто так, из принципа.

Старые люди говорят,
Что если вы будете хорошо
                        себя вести,
То даже самая сырая туча,
                     закрыв солнце,
Всё равно не погасит свет.

И если вы заблудитесь в пустыне,
с банкой сухого молока,
Вам обязательно попадётся колодец,
С прохладной, кипячёной водой.

Хорошо, сидя, с кружкой
Ледяного молока на бархане,
Ждать попутных верблюдов,
И сознавать, что вы не верблюд.

             * * *

Будто и не было вчерашней
                      бессонницы -
Голова, как пёрышко.
Будто и не было прошлогодней
                            ссоры -
Настрение, с иголочки.
Будто и не было, всей этой
                   взрослой жизни -
Совесть, как стёклышко.
Будто вообще ничего ещё не было.
Сегодня я должен родиться на свет,
И мне страшно.

    БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ

Быть или не быть?
С одной стороны - я, как все.
Значит так и быть.
С другой стороны, всё меняется,
Так что, вполне может и не быть.
Так быть - или как? Как быть?
Сую горсправке пятак,
И узнаю, в популярной форме,
Кто я такой.
Подхожу к постовому,
И он мне объясняет,
Что по случаю,
Новых веяний в психиатрии,
                        я свободен.
Наклоняюсь к бабке,
Изучающей н лавочке
Литературную газету, и слышу:
-Молоденький, а тудаже.
Короче, от этих толку не добьёшся.
Остальные, и подавно:
Кто на переучёте, кто на сносях,
Кто в парк торопится.
Остаётся последнее.
Зайти в пивную, и заорать
                     во всю глотку:
-Мужики! Быть, чёрт вас
                       всёх побери,
Или не быть!
-А ты,что тоже философ?
Скажут мужики,
-Ну будем.

     ПРО АНГЕЛОВ

Мне бы хотелось,чтобы ангелы
Всетаки оставались ангелами.
Завязали с делопроизводством,
И снова запели Генделя.
Но им урезали штаты,
И теперь приходиться заниматься
Ужасно пошлыми вещами.

Мне бы хотелось,чтобы спаситель
Перестал долбить распухшим пальцем
Так называемую пишущую машинку.
Но последний из его опостолов
Ушёл на пенсию по состоянию
                          здоровья.
И мемуары диктовать больше некому.
Мне бы хотелось, чтобы все они
Носили белоснежные одежды.
И были лики их печальные светлы.
Но трижды распереорденоносный
Металлогорский литургический
                          комбинат
Коптит небо по старозаветной
                        технологии
И им уже вовек не отстирать
Своих рубах,
И не отмыть физиономий.
А впрочем взоры их
Действительно печальны.

           * * *

Если хоть иногда
Не хворать,
Не прикидываться дурачком,
Не удирать из дому,
Хоть на недельку.
Можно серьёзно заболеть.
Можно стать настоящим идиотом.
И тогда они сами позаботятся,
Чтобы пошёл ты куда глаза глядят.

          * * *

Есть такая песенка,
О превратностях любви.
В ней поётся,
что поп любил собаку,
А собака мясо.

Но она отдала
за свою любовь - жизнь,
А он за кусок мяса - любовь

Не грусти собака.
Твоя песенка ещё не спета

             * * *

Не обязательно
Бежать на почту за газетами.
Можно просто дождаться почтальона.

Тем более не обязательно
Перекрашивать зелёные листья.
Можно просто дождаться осени.

И уж совсем не обязательно
Разглядывать всех
               встречных девушек.
Той, с золотистыми глазами,
Всё равно, не дождаться.

Но непременно нужно
полить цветок на подоконнике.
Не ждать же когда пойдёт дождь.

Срочно необходимо
Высушить лужу у крыльца
                     промокашкой.
Не ждать же когда настанет лето.

И не в коем случае не забыть,
Почитать сыну сказку перед сном.
Не ждать же пока это сделает та -
С золотистыми глазами.

         * * *

Ты думаешь ты одна такая,
С такой улыбкой и такими слезами?
Ты думаешь другой такой
                   и быть не может?
Такой независимой и такой
                       понимающей.
 Ты думаешь:"Где бы я ещё
                      нашёл такую!"
Такую родную и такую неожиданную.
Ты и в правду думаешь,
Что ты единственная и
                     не повторимая.

Вот уж чего нет, того нет.
Это не ты. Это я
Так думаю.

          * * *

Пингвин, по образованию,
Павлин, по призванию,
Попугай, по принуждению,
Не стоит он всё же троих.
Боюсь и одного то не стоит.
А поди, скажи ему это -
Облает.

         * * *

Дёргался, дёргался,
Думал - допрыгну.
- Допрыгался.
Колотился, колотился,
Думал - достучусь.
- Достукался.
Теперь лежу, лежу,
Пускай, думаю уляжется.
- Эх, ты,говорят.
-Вот и положися на тебя.

          * * *

Ну вот и коснулась разруха
Основ моего естества.
Уже лимитирует брюхо,
По части подвижничества.

Пытали меня на изгиб всё,
Ломали, и мяли бока.
Живу, весь как будто бы в гипсе,
хотя и не в бронзе пока.

            * * *

Приятно, рискуя сойти с ума,
Годам к восьмидесяти,
Своих пирамид воздвигая тома,
Все перья на том извести.

Сложнее целым крыло сохранив,
Бог помощь,до сорока,
Хотя б не годы, хотя бы дни,
Успеть полетать слегка.

          ТЕМА С ВАРИАЦИЕЙ

                ТЕМА

Однажды, разумеется осенью,
Я высохну и рассыплюсь,
На 1000 фотокарточек,
Под общим девизом:
"Всё о микрофонных стойках
Последней трети ХХ века."
Или точнее однажды,
Всёго вероятнее летом.
Я превращусь в километры
Шипящей магнитной ленты.
Что будет опутывать ноги,
Каждого, кто пойдёт по тропинке,
Вглубь моего леса.

Ещё вероятней однажды,
Ранней весной не иначе,
Пригреюсь я, и растаю.
И в коридоре, под вешалкой,
Где висит моя мокрая куртка,
Два башмака будут плавать,
В мутной луже меня.
Так ли, не так, но однажды,
В студёную, зимнюю пору,
Вряд ли что может случиться.
Поскольку в нашем районе
Совсем не бывает зимы.

              ВАРИАЦИЯ

Ладно, думаю я как-то однажды,
Помереть-то я помру, не проблема.
А вот, как бы мне себя увековечить?
чем к потомкам, так сказать
                          прорости?
Превращусь-ка я пожалуй в
                        фонограмму.
Но на плёнке изготовленной в
                            Казани,
Врядли буду я кому-то интересен.
А другой у нас в продаже не найдёшь.
Так что, лучше стану я фотоснимком.
Но ведь ясно, не пройдет и недели,
Пожелтеет фотоснимок, поблекнет,
Недостаточно был кислым фиксаж.
Так что, лучше я прольюсь
                   дождём весенним,
С гор потоками стеку к водозабору,
На подстанции в меня напустят
                             хлору,
И засунут головой в водопровод.
Ну а больше ничего не случиться,
Ничего произойти со мной не сможет.
Скуден выбор вот я всё и терзаюсь.
Перспективы нет.И я всё живу.

                ПОЭТ

Чтобы всё успеть сочинить,
Чтобы успели издать его стихи,
Чтобы успели его заметить,
Чтобы успели воздать должное,

А я ждать не люблю
Написал что хотел и помер.
Лучше не буду поэтом.

         ОГЛАВЛЕНИЕ
Великий руский писатель..........3
ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ.................4
Николай Кузмич Варнаков, и я.....10
ЦЕЛЬ ЖИЗНИ.......................10
КОЗЁЛ............................13
ЁЖ...............................14
Жаль не волшебники мы и не маги..14
Разные бывают волны..............15
Между 8 и 9 вагонами.............15
Старею...........................17
Пришёл отдавать долги............18
ПУШКИН...........................18
БОГА НЕТ.........................19
Странная нынче зима..............20
СОР..............................20
Перехожу улицу на зелёный цвет...23
Не пейте сырой воды..............25
Будто и не было..................27
БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ.................28
ПРО АНГЕЛОВ......................30
Если хоть иногда не захворать....32
Есть такая песенка...............33
Не обязательно...................34
Ты думаешь ты одна такая.........35
Пингвин, по образованию..........36
Дёргался, дёргался...............37
Ну вот и коснулась разруха.......37
Приятно, рискуя сойти с ума......38
ТЕМА С ВАРИАЦИЕЙ.................39
ПОЭТ.............................42
     PRINT BY AMSTRAD PC1640DD
          " ПТИЦИЗДАТ "
          ЛЕНИНГРАД
              1990

                          ПЕРЕВОДЫ ИЗ ТОЛКИЕНА

                       Перевод В. Агроскина

                    От двери Путь разбег берет,
                    Его уже не удержать.
                    Ведь он давно ушел вперед,
                    Но я смогу его догнать,
                    Устать преследовать, и вдруг
                    Пути другие повстречать,
                    Что в новой край нас поведут.
                    А дальше? - Не могу сказать...

                          Перевод К.Злобина

              Три кольца - для эльфов под куполом небес,
              Семь - владыкам гномов под сводами пещер,
              Девять - смертным людям с гибельной судьбой,
              А одно - владыке темному на троне
              В Мордоре, чьи земли мрак покрыл собой.

              А одно - найти их всех, а одно - созвать их,
              А одно - собрать их всех и в черной тьме сковать их
              В Мордоре, чьи земли мрак покрыл собой.

                              Песня Галадриэли

                              Перевод Е.Яхиной

             Я пела вам о золотых деревьях и листах,
             О ветре пела, что звенит и шелестит в ветвях.
             Он прилетает в Илмарин и днем и по ночам,
             И листья с веток золотых, сорвав, несет к волнам.

             О, Элдамар! В твоем краю сияет солнца свет,
             Рождается в садах листва уж много сотен лет.
             Здесь яркий день, а там, вдали, за моря синевой,
             Давно уж слез эльфийских соль сливается с водой.

             Настанет день, зима придет, и листья упадут,
             И золотые корабли потоки понесут.
             О, Лориэн! В твоей земле жила я много лет,
             Увял венец мой, в нем блестит лишь Эланора свет.

             Но если спеть могла бы я о древнем корабле,
             Что через море мог меня нести к родной земле...

                              Песня Галадриэли

                           Перевод А.Кистяковского

          Я пела о золотистой вешней листве, и леса шелестели листвой;
          Я пела о ветре, и ветер звенел в шелковистой траве луговой;
          В Заокраинный Край уплывала луна,
          И за нею спешила морская волна
          В Эльдамар, где среди светозарных долин
          Возвышается гордый гигант Илмарин
          И, горами от Мстительной мглы заслонен,
          Полыхает огнями Святой Тирион,
          А на Дереве Белом, как искры утрат,
          В каждой капле росы наши слезы горят....
          О Златой Лориэн! Слишком долго я здесь
          Провела в окружении смертных и днесь
          Безнадежно пою про корабль в те Края,
          Где зажглась бы для нас прежней жизни Заря...

                              Песня Галадриэли

                            Перевод Н.Митяниной

          Я пел, и песнь моя была о листьях золотых,
          О ветре, том, что прилетал играть в ветвях густых...
          За краем солнца, за луной, за пеною пучин
          Сиял мне деревом златым далекий Илмарин.
          Под вечным светом вечных звезд побег его взращен
          Там, в Элдамаре, где стоит мой светлый Тирион.
          Там с каждым годом все пышней златых листов наряд,
          А здесь лишь слезы - мой удел, что на щеках горят.
          О Лориэн! Что медлил я на этих берегах?
          Венец из листьев золотых увял, рассыпан в прах.
          И коль спою о корабле - он сможет ли прийти?
          За безграничный Океан ведут ли вновь пути?

      Из дальних пределов, с бескрайних равнин, с бездонных слепых болот
      Проносится Западный Ветер, кружа, и в древние стены бьет.
      О ветер бродячий! Какая весть летит на твоих крылах?
      Где странствует ныне герой Боромир? В каких безвестных краях?

      - Я видел: скакал он чрез семь стремнин бурлящей седой воды.
      Я видел: в сыпучих песках пустынь остались его следы.
      Он скрылся на север, и с этих пор я видеть его не мог.
      Но Северный Ветер, быть может, слыхал героя стозвонный рог?

      О Боромир! С высокой стены я взор устремляю вдаль.
      Но ты не вернулся с пустынных земель, и в сердце моем печаль.

      С горячих и вспоенных губ морских, от дюн, чей песок палящ,
      Приносится Южный Ветер, и в нем тоскующий чаек плач.
      О стонущий ветер! Какая весть сегодня пришла с тобой?
      Где странствует ныне герой Боромир? Вершит ли жестокий бой?

      - Увы, мне не ведом героя путь. Но горы недвижных тел
      На белых и черных морских берегах я видел, пока летел:
      Их много легло по пути на юг - искателей светлых вод...
      Но Северный Ветер, быть может, тебе счастливую весть несет?

      О Боромир! К дороге на юг я взором своим приник,
      Но слышу лишь шелест печальных волн и чаек тревожный крик.

      Из сумрачных стран, от Ворот Королей, где в бездне шумит поток
      Проносится Северный Ветер, трубя в холодный и чистый рог.
      О ветер могучий! Какую весть сегодня принес ты мне?
      Где странствует ныне герой Боромир? Быть может в твоей стране?

      - Я видел, как вел он неравный бой, я слышал призывный клич,
      Я видел, как злая рука врага сумела его настичь...
      И тело его приняла вода, умчав похоронный челн...
      Героя укрыл Золотой Водопад в дыханье летящих волн.

      О Боромир! Я смотрел туда, где ты погрузился в сон.
      Я там, где поет Золотой Водопад - с тобой до конца времен...

                   Плач по Боромиру (другой вариант)

                   Через Рохан по болотам и полям,
                   Где растет трава, как серебро,
                   Мчится ветер, приносящий лишь печаль,
                   Мчится ветер, отвергающий добро.
                   - Что за новости из Западных земель
                   Ты принес сегодня под мое окно?
                   Боромира не встречал ты на заре
                   Или вечером, когда уже темно?
                   - Я встречал его, но много лет назад,
                   Шел он вдаль через болота и пески,
                   Гнал он лошадь сквозь пустыни и леса,
                   И исчез он среди северной тоски.
                   - Боромир, я долго-долго вдаль глядел
                   С башен западных, с высоких серых скал,
                   Но нигде твой рог не прогремел,
                   Но нигде твой шлем не засверкал.

                   Ветер зноя, жаркий южный ветер мчит
                   От песчаных берегов и камышей.
                   Гонит он, с собою гонит птичий свист,
                   Запах моря, яркость солнечных лучей.
                   - Что на Юге ты услышал, ветер-вздох,
                   Где прекрасный Боромир теперь плывет?
                   Где он едет, нет его со мной давно.
                   Я горюю, ну а он все не идет.
                   - Ты не спрашивай меня, где Боромир,
                   Много храбрых полегло на берегах.
                   Ветер с Севера их шлет в мой тихий мир,
                   И плывут они на маленьких ладьях.
                   - Боромир, на Юг ведет тропа людей,
                   Много шло по ней бродяг и моряков,
                   Но никто тебя не видел средь морей
                   У далеких и суровых берегов.

                   От Рауроса, от Каменных Столбов
                   Мчит холодный ветер Северных земель.
                   Он трубит в свой звонкий рог среди холмов,
                   Он дыханьем холодит сердца людей.
                   - Что на Севере, о Ветер-пилигрим,
                   Не видал ли Боромира ты в лесах,
                   Не встречался ли на Андуине с ним,
                   Не живет ли он на Северных холмах?
                   - Он сражался против множества врагов,
                   Меч его в бою изрублен, щит пробит.
                   Отдыхает он у древних берегов,
                   У Рауроса на острове он спит.
                   - Боромир, тоской полны сердца людей!
                   Башня Стражи, золотой Минас-Тирит
                   Будет к Северу глядеть до поздних дней,
                   Будет к Северу глядеть, пока стоит.

                                  Гондор

                            Перевод Н.Митяниной

                    О, Гондор, Гондор! От гор до моря
                    Закатный ветер могуч и свеж,
                    И, с Белым Древом сияньем споря,
                    Потоком льется полдневный свет.
                    Здесь мощь и слава вовек нетленны
                    Царей великих поры былой.
                    О, белых башен крутые стены!
                    Венец крылатый! Трон золотой!
                    О, Гондор, Гондор! Взойдет ли снова
                    Росток заветный? От волн до гор,
                    Играя светлой его листвою,
                    Промчится ль ветер, будя простор?

                                Песня Энтов

            Когда весна придет в леса, зашелестит листвой
            И недра сумрачных озер наполнит синевой,
            И станет горный воздух чист и сладок, как елей -
            Приди ко мне и пой со мной: Мой край всего милей!

            Когда весна придет в сады, и зашумят поля,
            И пряным запахом весны наполнится земля,
            Когда раскроются цветы среди густых ветвей -
            Я не приду к тебе, мой друг. Мой край всего милей!

            Когда настанет летний день, и грянет птичий звон,
            И оживут лесные сны под сенью ясных крон,
            Когда зальет чертог лесной златой полдневный свет -
            Приди ко мне и пой со мной: Прекрасней края нет!

            Когда горячий летний день согреет юный плод,
            И в каждом улье у пчелы созреет светлый мед,
            Когда зальет цветущий луг златой полдневный свет -
            Я не приду к тебе, мой друг. Прекрасней края нет!

            Когда обрушится зима, и землю скроет тень,
            И ночь беззвездная убьет короткий серый день,
            И Лес умрет в туманной мгле - под снегом и дождем,
            Найду тебя, приду к тебе, чтоб быть навек вдвоем.

            Когда обрушится зима, и смолкнет птичья трель,
            И сад в пустыню превратит свирепая метель -
            Найду тебя, приду к тебе, чтоб быть навек вдвоем,

            И мы начнем - в руке рука - на Запад долгий путь,
            И там, вдали, отыщем край, где можно отдохнуть.

                            перевод Л.Денисюк

                        С зеленых западных равнин,
                        Где пенится поток,
                        Летит проворно и легко
                        Веселый ветерок.
                        Какие новости принес
                        Ты мне в вечерний час?
                        Быть может, встретился тебе
                        Друг, что покинул нас?
                        - Да, он на север держит путь,
                        Туда, где тьма лежит.
                        То по волнам седой Реки,
                        То берегом спешит.
                        Я вслед ему смотрел, пока
                        Не скрыла тень его.
                        Как ни старался, больше я
                        Не видел ничего...
                        У ветра с севера спроси,
                        То знает он один,
                        Где нынче твой угрюмый друг
                        И Денэтора сын!
                        - О, Боромир! С высоких стен
                        Я вдаль гляжу, скорбя,
                        Но ты не с запада придешь,
                        Откуда ждать тебя?

                        С печальных дюн, печальных дюн
                        И каменных высот
                        Доносит ветер чаек крик
                        До крепостных ворот.
                        Какие новости принес
                        Ты, Южный Вихрь, днем?
                        Вернуться медлит Боромир,
                        Тревожусь я о нем.
                        - Не спрашивай, где он теперь,
                        Не шли гонцов за ним:
                        Костей немало там лежит
                        Под небом штормовым.
                        Но не могу тебе сказать
                        Наверняка, чей прах
                        +Лежит на светлых, чей гниет
                        На черных берегах...
                        У ветра с запада спроси,
                        То знает он один,
                        Кого на юг, к морской волне,
                        Приносит Андуин.
                        - О Боромир! Пустынен путь
                        К тревожным берегам,
                        И с криком чаек с южных дюн
                        Ты не вернешься к нам...
                        От трона Северных владык
                        Летит, трубя в рога,
                        Над Башнею сторожевой
                        Могучий ураган.

                        О грозный ветер! Что за весть
                        С тобою Север шлет?
                        Скажи, где славный Боромир
                        И скоро ль он придет?
                        - Близ Амон-Хена слышал клич
                        Я нынче боевой:
                        Там множество врагов сразил
                        Тогда приятель твой.
                        Но там и сам обрел покой
                        Он до конца времен,
                        И светлый Раурос его
                        Оберегает сон.
                        И ясный лик, и гордый взгляд,
                        И рог, теперь немой, -
                        Все скрыл могучий водопад
                        Сверкающей стеной...
                        - О Боромир! Очнешься ль ты
                        Когда-нибудь опять?
                        Пока стоит Минас-Тирит,
                        Он вечно будет ждать!

                             Глядя в огонь

                          перевод Л.Денисюк

                       Мне грезятся у очага
                       Среди большой зимы
                       Весны цветущие луга
                       И летние холмы,
                       Встающий утренний туман,
                       Лесное озерцо,
                       Веселый ветер дальних стран,
                       Ласкающий лицо.

                       Все чаще, сидя у огня,
                       Я думаю о том,
                       Каким все будет без меня
                       Когда-нибудь потом.
                       Ведь сколько б я ни прожил лет,
                       Не счесть вокруг чудес:
                       По-новому в зеленый цвет
                       Весна оденет лес.

                       И с каждым годом все ясней
                       Я вижу белый свет:
                       Людей давно прошедших дней,
                       Людей грядущих лет...
                       Но, вновь один, под стук часов,
                       Не веря тишине,
                       Я жду знакомых голосов,
                       Вернувшихся ко мне.

                           перевод Л.Денисюк

                  Гил-Гэлад был эльфийский царь,
                  Последний, властвовавший встарь,
                  При ком страна лесов была
                  Еще свободна и светла.

                  Блестящий шлем его был прост,
                  Щит отражал сиянье звезд,
                  И виден был издалека
                  В сраженьи луч его клинка.

                  Но в Мордоре, где скрылся Враг,
                  Сошла звезда его во мрак.
                  Он принял бой в недобрый час,
                  И грустен лирников рассказ.

                            Перевод В.Фирсова

                 Золото может и не блестеть,
                 Не все седеют от лет,
                 Если ты странник - ты не забыт -
                 Корень землей одет.

                 Из тени ударит потоком свет,
                 Пепел костром взовьется,
                 Снова клинок на солнце блеснет
                 Когда Король вернется.

                           перевод О.Леденева

                 Нас завтра в путь зовет рассвет
                 За серых Мглистых гор хребет.
                 Уж сколько лет нас ждет во мгле,
                 Мерцает злата бледный свет.

                 В глубинах гор былых времен
                 Был слышен стук, был слышен звон:
                 То молот бил что было сил,
                 То гном ковал красу корон.

                 И для себя и для друзей
                 Ковали гномы сталь мечей.
                 И звездный свет, и цвет планет
                 Вливали в дивный блеск камней.

                 Они сплетали бег волны
                 С лучами солнца и луны,
                 И сто чудес застыли здесь,
                 На стенки ваз нанесены.

                 И часто в сумерках ночных
                 Звучали струны арф златых.
                 Ах, на земле уж много лет
                 Никто не слышит голос их.

                 Нас завтра в путь зовет рассвет
                 К глубоким шахтам прежних лет,
                 Хоть стерся след, дороги нет,
                 Но мы увидим злата свет.

                 Той страшной ночью грянул гром,
                 И алым полыхнул огнем
                 Столетний лес,- и вниз с небес
                 Слетел дракон... Спасайся, гном!

                 И ночь была, и смерть пришла,
                 Звонили все колокола,
                 И Дэйл пылал, от крови ал...
                 Разрушен город был дотла.

                 Дымилась под луной Гора,
                 И гномы молвили: - Пора.
                 - Прощай, наш дом, но мы придем,
                 Домой вернуться мастера.

                 Нас завтра в путь зовет рассвет -
                 В путь, полный бед, или побед.
                 Но отвоюем мы в бою
                 И арфы звук, и злата свет.

                           перевод О.Леденева

                    Все перевернем вверх дном!
                    Всю посуду разобьем!
                    Бей тарелки! Бей стаканы!
                    Все ковры залей вином!

                    Это что? Фарфор? Фаянс?
                    Ну-ка тростью раз - и в таз!
                    Что не срзу разобьется,
                    Мы на том устроим пляс!

                    Бильбо Бэггинс будет зол:
                    Вылей молоко на стол!
                    Урони большую люстру,
                    И натри сметаной пол!

                    Но его сердить нельзя,
                    Осторожне, друзья!

                       Прощальная песня Берена

                         перевод О.Леденева

                   Прощай, земля и свод небес!
                   Благословляю вас, ведь здесь
                   Ступала легкою стопой
                   Под ясным солнцем и луной
                     Лутиэнь Тинувиэль...
                   Словами кто б ее воспел?

                   Пусть будет мир разбит, сожжен,
                   И ввергнут в бездну, где рожден,
                   И там исчезнет, догоря -
                   Он был к добру. И все не зря -
                   Вода, земля, рассвет и мгла -
                   Коль Лутиэнь хоть миг была.

                                  Берег

                          перевод Е.Подгаеца

                  Где Лунный Запад, Солнечный Восток,
                  Стоит извечно одинокий Холм,
                  Там море светлой зелени у ног,
                  И крепость белая спокойна,
                  Чей страж Таникветиль,
                  О Валинор.
                  Не бродят звезды там, одна лишь
                  Из всех охотится с Луной,
                  Два Дерева нагих в молчанье
                  Хранят цветок серебряный ночной
                  И полдня жаркий плод,
                  О Валинор.
                  Так знайте же, что у границ Фэери
                  Омыты скалы лунным светом,
                  Сквозь музыку серебряную пены
                  Мерцает дно;
                  Там в удивительном туманном море
                  Песчаный берег затерялся где-то,
                  Хоть бесконечны водные просторы
                  У золотых подножий Кор,
                  Чей страж Таникветиль,
                  О Валинор.

                  О! Лунный Запад, Солнечный Восток,
                  Где звездная земля
                  И белый город Странника,
                  Где камни Эгламар,
                  Там на причале Вингелот,
                  И Эарендел смотрит вдаль
                  На чудеса иных миров,
                  На камни Эгламар,
                  Чей страж Таникветиль
                  От нас далек, о Валинор.

                              Походная песня

                             перевод Е.Яхиной

                    Вот нас дорога в даль зовет,
                    И мы идем по ней вперед,
                    Пусть ждут нас тайны впереди,
                    Но не изменим мы пути,
                    И только будем вспоминать
                    Наш дом родной, очаг, кровать.

                      Деревья и листы, трава на пути,
                      Позвольте нам пройти, нам пройти.
                      Холм и гора, река и родники,
                      Позвольте нам пройти, нам пройти.

                    Вот вновь дороги поворот,
                    А сколько тайн за ним нас ждет?
                    Сегодня страхи обойдем,
                    А завтра мы сквозь них пройдем.
                    По этим тропам сможем мы
                    Дойти до Солнца и Луны.

                      Колючки и шипы, орех и терн,
                      Мы все пройдем, все пройдем,
                      Камень и песок, болотная вода,
                      Прощайте навсегда, навсегда.

                    Вот дом позади, весь мир впереди,
                    Любой тропой вперед иди,
                    Сквозь ночи тень и звездный свет
                    Пройдешь и встретишь ты рассвет.
                    Вот мир остался за спиной,
                    А впереди ждет дом родной.

                      Туман и ночь, дожди и лед,
                      Все пройдет, все пройдет.
                      Вино и хлеб, очаг, кровать,
                      А там и спать, там и спать.

                                Песня Бильбо

                             перевод Е.Яхиной

                  Я сидел у камина и думал о том,
                  Что встречал на дороге своей,
                  О медовых лугах, мотыльках над цветком,
                  И о летней прохладе ветвей;
                  О седой паутине и желтых листах,
                  Что в осенней дымке дрожат;
                  О серебряном солнце, ветерке в волосах
                  И о травах, что в поле лежат.

                  Я сидел у камина и думал о том,
                  Каким будет мир в тот час,
                  Когда зима придет без весны
                  И застанет кого-то из нас...
                  Но еще есть вокруг столько много всего,
                  Что мне не пришлось посмотреть...
                  Любит каждый лес каждой новой весной
                  По своему зеленеть.

                  Я сидел у камина и думал о тех
                  Древних людях, ушедших давно,
                  И о людях, что вступят в тот будущий мир,
                  Который нам знать не дано...

                 Три Кольца - для эльфов в  небесных шатрах.
                 Семь для гномов - гранильщиков в каменном лоне.
                 Девять для людей, облаченных в могильный прах.
                 Одно наденет Владыка на черном троне
                 В земле по имени Мордор,
                 Где распростерся мрак.
                 Одно соединит их, скует в одну цепь,
                 Черную Силу неразделимую
                 И будут знать они одну цель -
                 Службу Великому Властелину.

                 В очаге яркий огонь,
                 Под крышей ждет постель,
                 Но ноги наши не устали,
                 А за углом мы все еще можем встретить
                 Дерево или камень,
                 Который никто никогда не видел,
                 Дерево, цветок, лист, трава -
                 Мимо, мимо!
                 Холмы, вода, небо -
                 Мимо, мимо!

                 За углом все еще могут ждать
                 Новая дорога или таинственная калитка,
                 И хотя сегодня мы прошли мимо них,
                 Завтра мы можем на них ступить
                 И оказаться в неизвестных местах,
                 Которые уходят к солнцу или к луне
                 Яблоко, репейник, орех и терн -
                 Мимо, мимо!
                 Песок, камень, омут, долина -
                 Мимо, мимо!

                 Дом за нами, мир впереди,
                 И ждет нас много дорог, идущих
                 Сквозь тени на краю ночи,
                 Пока горят звезды.
                 А потом мир будет за нами, а дом впереди
                 Хорошо вернуться после странствий домой.
                 Туман и сумерки, облака и тени -
                 Пусть уходит! Пусть уходит!
                 Огонь и лампа, мясо и хлеб -
                 А потом в постель! А потом в постель!

                 О прекрасная, белоснежная! О, ясная леди!
                 Королева за западными морями!
                 О, свет, что приходит к нам сюда,
                 В зеленый мир!

                 Гилтониэль! О, Элберет!
                 Ярки твои глаза и чисто дыхание!
                 Белоснежная! Мы поем о тебе,
                 В далекой земле за морем.

                 О звезды, которые в бессолнечный год
                 Засевались ее сияющей рукой,
                 В ветренных полях, теперь чистых и ясных,
                 Твое серебрянное цветение.

                 О, Элберет! Гилтониэль!
                 Мы, те, кто живет, все еще помним
                 В этой земле между деревьями
                 Твой звездный свет из-за западных морей.

                 Хо! Хоб хо! Я обращаюсь к бутылке,
                 Чтобы исцелить сердце и разогнать печаль.
                 Пусть дует ветер и идет дождь,
                 Пусть мне идти в такую даль,
                 Но сейчас я лежу под высоким небом,
                 И надо мной плывут облака.
                 Пой веселей! Потому что ванна в конце дня
                 Смывает усталость и грязь!
                 Деревенщина тот, кто не поет!
                 О, горячая вода - прекрасная вещь!

                 О! приятен звук падающего дождя
                 И голос ручья, текущего с холма:
                 Но лучше дождя и ручья
                 Горячая вода, которая дымится и парит.

                 О! Холодную воду мы можем лить в горло,
                 Когда хотим пить, и она приятна:
                 Но если хочешь пить, лучше пить пиво,
                 А приятней всего горячая  вода, льющаяся на спину.

                 О! Прекрасная вода, высоко падающая
                 Из белоснежного фонтана под небом
                 Но никогда фонтан не звучит так сладко
                 Как плеск горячей воды у моих ног.
                 Прощай, говорим мы очагу и холму!
                 Пусть дует ветер и идет дождь,
                 Мы должны идти,
                 Идти в леса и высокие горы.

                 В Ривенделл, где живут эльфы
                 На полянах между туманных низин,
                 По пустыням и торфяникам
                                 пойдем мы торопливо,
                 А придем ли куда, кто знает?

                 Враги впереди, опасность сзади,
                 А небо будет нашей крышей,
                 Пока не будет выполнен наш тяжкий труд.
                 А наше путешествие окончено
                                 и задача решена.

                 Мы должны идти! Мы должны идти!
                 Мы уходим до начала дня!
                 О! Путешественники в земле теней,
                 Не отчаивайтесь, потому что мрак рассеется,
                 Деревья когда-нибудь кончатся,
                 И вы увидите небо и солнце:
                 Опускающееся солнце, поднимающееся солнце,
                 Конец дня и начало дня.
                 На запад или на восток, но лес кончится...

                 Гей до! Мерри дол! Звучит донг дилло!
                 Звенит донг! Звенит донг! Далеко видно!
                 Том бом, веселый Том, Том Бомбадил.

                 Гей! Вперед, Мерри Дол! Дерри Дол!
                 Дорогая моя!
                 Свет горит над землей, где гуляет ветер,
                 Вниз по холму, в свете солнца,
                 К входу в дом, где живет моя прекрасная леди.
                 Дочь речной женщины, стройна как ствол ивы,
                 Чище, чем речная вода.
                 Старый Том Бомбадил принес водяные лилии.
                 Он теперь идет домой.
                 Слышите, как он поет?

                 Гей, вперед Мерри Дол! Дерри Дол! И Мерри-о,
                 Золотинка, Золотинка, Мерри-дерри-о,
                 Бедный старик вяз, он раскинул свои ветки!
                 Том сейчас торопится, приближается вечер.
                 Том несет домой водяные лилии.
                 Гей, вперед, Дерри Дол! Слышите, как он поет!
                 Вперед, мои маленькие друзья, вдоль по
                                         Витивиндл!
                 Том идет впереди, показывая путь.
                 Солнце заходит, скоро будет темно,
                 Когда поползут ночные тени, перед вами
                                      раскроется дверь,
                 Откуда вырвется приветливый свет.
                 Ничего не бойтесь! Не  бойтесь
                                      старика вяза!
                 Том топает перед вами.
                 Гей Мерри дол! Мы ждем вас!

                   Где рог, который трубил когда-то?
                   Где теперь пламя пылает,
                   Где волосы яркие цвета заката?
                   Где теперь песни арфы,
                   Где лук и стрелы, шлем и кольчуга?
                   Где же весна и где пашня,
                   Где поле, изборожденное плугом?

                   Они ушли, словно ветер,
                   Прошедший по полю густой волной.
                   Они ушли, словно песня,
                   Как дождь далекий в степи пустой.
                   Кто может собрать легкий пепел
                   Давно сгоревшей сосны лесной,
                   Кто может услышать песню,
                   За море ушедшую давней весной?..

                                 СОДЕРЖАНИЕ

         "От двери Путь разбег берет..."    - перевод В. Агроскина

         Кольца                             - перевод К.Злобина

         Песня Галадриэли                   - перевод Е.Яхиной
                                            - перевод А.Кистяковского
                                            - перевод Н.Митяниной

         Плач по Боромиру                   - первый вариант
                                            - другой вариант

         Гондор                             - перевод Н.Митяниной

         Песня Энтов

         "С зеленых западных равнин"        - перевод Л.Денисюк
         Глядя в огонь                      - перевод Л.Денисюк
         "Гил-Гэлад был эльфийский царь"    - перевод Л.Денисюк

         "Золото может и не блестеть"       - Перевод В.Фирсова

         "Нас завтра в путь зовет рассвет"  - перевод О.Леденева
         "Все перевернем вверх дном!"       - перевод О.Леденева
         Прощальная песня Берена            - перевод О.Леденева

         Берег                              - перевод Е.Подгаеца

         Походная песня                     - перевод Е.Яхиной
         Песня Бильбо                       - перевод Е.Яхиной

         "Три Кольца"
         "В очаге яркий огонь..."
         "О прекрасная, белоснежная!"
         "Хо! Хоб хо! Я обращаюсь к бутылке..."
         "Гей до! Мерри дол!"
         "Где теперь лошадь и всадник..."

      О. Григорьев

        П О Э Т

           I

Сачком поймал я гения
И оторвал крылышки.
Сижу на кухне весь день я.
Рвется пар из-под крышки.

Теперь мы с гением братья.
- Однако, отменный бульон! -
А если не буду летать я,
Не полетит уж и он.

        -------

          I I

Мне нужен был дельный совет, -
Резко двери открыл я.
Сидел за столом поэт
И жадно ел чьи-то крылья.

Голенький как Эрот
Лежал мальчишка в кровати.
Поэт газетой утер рот!
Выпятил губы, а брюхо впятил.

Махровой, в цветах простыней
Ревниво накрыл мальчишку,
И, увлажняя пальцы слюной,
Стал листать мою книжку.

   (читает текст)

- Мы вцепились жадно друг в друга
И пошли обниматься в парадное.
Я хотел негритянку как уголь,
А она была шоколадная.

Я хотел, чтобы грудь сапогом,
Чтоб как туфель была лакированой.
А у этой чай с молоком,
Вот и стал я разочарованный.

Как на газе сковорода
Раскалилась в руках девица...

- М-да... - сказал он, и снова - м-да...
В печать это не годиться...

Безбожный провин - циализм,
Ни деревня, ни город, а - пригород.
И, потом, тут какой-то расизм,
Только шиворотом-навыворот!

Что-то еще он такое сказал;
Сказал, как отрезал крылья.
Скорей у него я рукопись взял
И дверь за собой закрыл я...

Во дворе завывает вьюга;
Нет, не поняли мы друг друга.

        -------

         I I I

Стоит гранитный пьедестал, -
Здесь будет монумент.
Я ловко - прыг - и в позу встал, -
Меня низвергнул мент.

Оштрафовал на сто рублей;
А где я их достану?..
На пьедестале мне ей-ей
Стоять не по карману...

        -------

        Г Е Н И Й

Гений летал над моей головой
Вроде растрепанной книжки,
Хлопали крылышки за спиной,
Как на кастрюлях крышки.

Сбоку висел пустой пенал,
Не было стрел в нем и перьев.
Гений все стрелы свои расстрелял,
Был безопасней теперь он.

Спущен лук, потускнел его нимб,
С виду мальчишка жалкий.
Громко ругаясь летели за ним
Злые вороны и галки.

Не смеется он и не поет,
А все-равно раздражает,
Тем что летает, а не полезет,
Выше стаи летает.

                         23.10.84
        -------

        Щ И

Купил я капусту и свеклу,
Стою на кухне, варю щи.
Раздался звон, посыпались стекла,
В дом ввалились товарищи.

Притащили девицу пьяную,
Она орет как помешанная.
В кастрюлю я зелень пряную
Бросаю, и ложкой помешиваю.

Джинсы стащили ловко,
Крик ее храпом стал.
Аккуратно шумовкой
Я мутную пену снял.

Сижу и тихо из миски
Ложкой хлебаю щи.
А рядом девицу тискают
Бурно товарищи.

                 24.09.84
        -------

        Л Ю Д И

1.

Вышел на Невский из кабака,
На окне мальчишка лохматый
Показал мне три языка,
Потом четвертый, потом пятый...

    Рядом из люка какую-то грязь
    Рабочий вываливал длинным совком.
    В этой куче я чуть не увяз;
    Бросил в мальчишку грязи ком.

Постовой покинул свой пост,
Говорит мне: "Следуй за мной!"
(Так в пятой главе сказал Христос)
И повел меня за собой.

    Толкнул в подвал вытрезвителя,
    А там уже нету мест.
    Посадил на стул усмирительный
    - Таков на сегодня мой крест.

Ночью, часм к трем,
Тихо домой вернулся.
Уснул я с кошкой вдвоем -
Утром один проснулся...

    Сижу у окна истуканом - 
    Голова лежит на ладони;
    Пусто в граненом стакане,
    Кто-то за стенкой стонет...

        -------

2.

Пришли какие-то люди,
Таких никогда я не видел:
Один с головою на блюде
(Тот видно кого-то обидел).

Другой с тесаком на макушке,
А этот - с язвами на руках.
На стол поставили кружки,
Блюдо с башкой - (просто страх).

Из кухни принес колбасы я,
Дал им домашние тапки,
(Ведь люди пришли босые,
Одетые в рваные тряпки).

Выпили молча, без закуса.
- Траур у них, видать -
Схватил девицу я за косу,
И попросил сплясать.

И стала плясать девица,
И скидывать с тела тряпье...
А все же знакомые лица...
И где-то встречал я ее.

Но где? Но когда? - не припомню,
Только уж было такое:
Пьянка в комнате темной,
И голова покойника.

Гости с рубцами и язвами,
Особенно этот сивый,
С язвами безобразными.
Не красавец, однако, красивый.

- Иван! - кивнула девица блюду.
Иван вдруг открыл глаза.
- Давай предадимся блуду! -
И запрыгала, как коза.

Скинула тряпки последние, -
Стала совсем гола.
Седой вынул нож из темени
Воткнул в середину стола.

Второй почесался в затылке,
И руки простер к окну.
Появились еще три бутылки,
Я сразу припрятал одну.

На колени мне села девица -
Худоват оказался зад.
Недовольный Иван косится.
Покосился, - закрыл глаза.

Седой опрокинул кружку;
Потом они в угол легли.
Я дал им диван-раскладушку,
Но они им пренебрегли.

Тогда я спросил у девицы,
Раздвинув ножки дивана:
- Скажи мне, что это за лица?
- Да просто два шарлатана!

- А как заовут тебя? - Ира.
- Вот и жену мою так.
Прости, что простыня не стирана -
Теперь уж я холостяк.

Прижались мы тесно друг к другу,
И я погрузился в сон;
Страшный сон. Я вскочил с испугу,
Отключил будильника звон.

На диване от тела впадина -
А от гостей - ни следа.
Приложился к бутылке краденой -
Там лишь уксусная кислота.

                     27.01.84
        -------

3.

Я в комнату к другу шагнул
И двери захлопнул тяжко.
Увидев меня, он икнул
И выронил на пол чашку.

    Брошенная на тахту
    Моя тут невеста лежала,
    С ватным кляпом во рту.
    Лежала и еле душала.

Я развязал ей руки,
Вынул кляп изо рта.
Не издавая не звука
Трусы натянула та.

    Надела колготки и платье,
    Туфли, шапку, пальто,
    И вышла, спиною пятясь,
    Ни хлопнув и дверью притом.

Ну что же - прощай, подруга!
Вот так - навсегда, прощай.
Тронул плечо я друга:
- Ну что же, давай пить чай.

                       .10.83
        -------

Жену свою я не хаю,
И никогда не брошу ее.
Это со мной она стала плохая,
Взял то ее я хорошую.

        -------

Ем я восточные сласти,
Сижу на лавке, пью кефир.
Подошел представитель власти,
Вынул антену, вышел в эфир:

- Сидоров, Сидоров, я Бровкин,
Подъезжайте к садовой семь,
Тут алкоголик с поллитровкой,
Скоро вырубиться совсем.

Я встал и бутылкой кефира
Отрубил его от эфира.

        -------

А меня уж везли зарывать.
Ну что же, в почву, так в почву,
Шла за гробом печальная мать,
Я всегда настроенье ей порчу.

А жена с моим другом под ручку,
Как на свадьбу шла улыбаясь.
Ненавижу я эту сучку!
Сказал бы, да мать стесняюсь.

Умер, так лежи спокойно,
Как подобает покойнику.

        -------

        Д У Ш А

Принимал я больных в кабинете,
Поздно ложился, вставал рано.
Пациенты при ярком свете
Раскрывали свои мне раны.

Однажды приходит девица
- Доктор, я в душу ранена!
Говорит и на стол ложится
В зимнее утро раннее.

Груди я вскрыл ей скальпелем,
Чтобы душу достать,
Вдруг вскочила на плиты каменные
И стала больная плясать.

- Вот так душа человеческая!
Просто прозрачный ребенок.
Будто божок древнегреческий
Без трусов и пеленок.

- Все, я поправилась, доктор!
Пытка была хуже ада.
А душу возьмите на опыты.
Не болит и не надо.

Так девица сказала,
Оделась и удалилась.
Душа ее затрепетала,
И в руке моей растворилась.

        -------

С бритой головою
В форме полосатой
Коммунизм я строю
Ломом и лопатой.

        -------

        П Р О М Е Т Е Й

Украл у богов факел,
Принес людям свет.
А люди по норам спрятались
Никого как бы нет.

Только из тьмы камни
Градом летят в меня.
Однако, крепко руками
Держу я букет огня.

Людям меня видно,
А мне людей - нет.
Конечно же, мне обидно.
Ведь несу-то я им свет.

Чтобы грелись от холода,
Готовили дичь и питье,
Не знали болезней и голода,
Но видно напрасно все.

Ползу я, покрыт синяками,
Идти уже нету сил,
А какой-то большой камень
Вовсе огонь загасил...

Мало того, что люди прибили,
Так потом еще боги к скале прибили.

                       30.05.84
        -------

Иду я среди голодный
И кушаю хлеб с ветчиной.
И каждый - кто мило, кто злобно
Здоровается со мной.

А сала осталось так мало!
Последний кусок проглотил.
И сразу меня как не стало,
Как будто я вовсе не жил.

                       30.05.84
        -------

Пьет оса кисель из чашки,
Ловко сидя на краю.
Мне нисколечко не страшно -
Я с другого края пью.

        -------

Застрял я в стаде свиней.
Залез на одну, сижу.
Да так вот теперь я с ней
И хрюкаю, и визжу.

        -------

Я мялку вынимаю
И начинаю мять.
Кого не понимаю -
Не надо понимать.

А то если подумаешь, 
И что-нибудь поймешь.
Не только мялку вытащишь,
А схватишься за нож.

        -------

Петров лежал с открытым ртом
В фуфайке на спине.
И сверху вниз кубинский ром
Лить приходилось мне.

Вдруг замечаю - что за черт!
Осталось мне так мало - 
Я лью да лью, а он уж мертв,
Грамм восемьсот пропало.

        -------

        Г Н О М И К

Я проснулся и увидел -
Плачет гном в моих ногах.
- Слушай, кто тебя обидел?
- Это ты в своих стихах!

Гном носатый, краснорожий,
Гном горбатый и хромой,
На будильник мой похожий -
Круглый маленький и злой.

Он порвал мою газету
И поджег над газом трость,
А меня ведь даже нету...
Отчего такая злость?

Шевельнулся - гнома нету.
Только вмятина у ног.
Все же кто порвал газету?
Кто же трость мою поджег?

        -------

Костер пылает ярко,
Но как-то зябко мне -
Лицу ужасно жарко
И холодно спине.

                 24.05.84
        -------

На табурете - батурете
Сидели дети - одурети,
Болтахая ногами ногими,
Матахая руками многими.

                 25.05.84
        -------

Четверорукими ногами
Макака к дереву идет,
Четвероногими руками
Она бананы с веток рвет.

                 25.05.84
        -------

Идуи плачу, не поднимая лица,
И вот я в лужу столкнул слепца.

        -------

        К О М А Р Ы

Застлало тучами горизонт,
Но мы грозы не боялись,
От дождя защитит нас зонт,
От комаров мы ладошками отбивались.

Комары совсем крошки,
Однако, очень жестоки,
Отбили нам все ладошки,
И особенно щеки.

                   23.05.84
        -------

        Э П И Т А Ф И И

Писал я детские книжки,
Забили насмерть мальчишки.

                   22.05.84
        -------

  (Братская комсомольская)

Отбили город у белых,
Лежат тут пять братьев смелых,
Колхозниц тискали с ребятами,
Лежим изрублены лопатами.

        -------

Крадучись, точно вор,
Иду я проходняками,
Полон детишек мой двор,
В меня запустили камень.

Двор показался мне адом,
Навели на меня пушку,
Задом прячусь я за дом,
Сбил с молоком старушку.

Все молоко разлилось,
Старуха как треснет бидоном,
Всерьез видать разозлилась,
Упал я в лужу со стоном.

- Боюсь я детских игрушек,
А больше детей и старушек.

                  16.05.84
        -------

Из Макарова образца сорок девять
Замочил я девок штук девять.

                   4.05.84
        -------

Далеко зашел я в искусстве
Мимикрии и камуфляжа -
Пишу - большая капуста,
Думая - крупная кража.

                  26.01.84
        -------

Вкусно от меда во рте,
И солнечно в животе.
Горько от водки во рту
И хохотно животу.

                   5.05.84
        -------

Чтобы яблоки были ядовитые,
Надо в ствол мышьяку вогнать.
Все детки в округе будут убитые,
Если станут в садик ваш залезать.

                   2.05.84
        -------

Открыл окошко свое пискливое.
Теперь холодно, а тогда было жарко!
Влезла в комнату ветка сливовая,
Окно бы захлопнуть, да ветку жалко.

                   2.05.84
        -------

        С А Т И Р

Дети строят лабиринт,
А какой-то дядя,
Точно штопор или винт,
Так и вьется сзади.

    То запнется невзначай,
    То прижмет девчонку,
    И, беззвучно хохоча,
    Лезет под юбчонку.

Дети в воду, он в воде
Щиплет ягодицы.
И щекотится везде
Взрослых не стыдится.

    Наблюдает, как в кустах
    Дети выжимаются,
    Но... не вызывает страх -
    Дети улыбаются.

Пропилил окошко
В детский наш сортир.
Этот дядя с рожками,
Видимо, сатир.

                  5.05.84
        -------

Я яблоню очень люблю,
За это яблоню и тереблю.

                  6.05.84
        -------

        К А Р Т И Н К А

Кто-то по лестнице громко бежал:
Топ
   топ
      топ  
         топ
            топ
               топ
                  топ.
И на ступеньки чем-то плескал:
Шлеп
    шлеп
        шлеп
            шлеп
                шлеп.
Громко дверью внизу прохлопал:
Хлоп
    хлоп
        хлоп.
И по асфальту дальше потопал:
Топ
   топ
      топ.

                   6.05.84
        -------

Какой я хороший!
Какой я плохой!

Я кран отломал
Одной лишь рукой!

Какой я плохой!
Какой я хороший!

Я крысу убил
Одной лишь галошей!

                   8.05.84
        -------

        Б Л А Г О

Ты не ищи страданья,
Беда нагрянет сама.
А если выдержишь испытанье,
Беда эта - благо тогда.

                  20.05.84
        -------

        С Л Е З Ы

Горькие длинные слезы из глаз по щекам на плечи,
Как парафин из свечек,
Капают,
Пол протыкают.
Соседи внизу визжат -
Слезы мои черепа им насквозь прожигают.

    А семечки от яблоков
    Решил я закопать.
    Не надо будет яблоки
    На рынке покупать.

Один человек жил боком,
Другой спиной.
А Сатана представлялся Богом,
А Бог прикидывался Сатаной.

    А семечки от яблоков
    Решил я растоптать.
    Не надо будет яблоки
    С веток собирать.

Человек в моей голове поселился.
Двигает мебелью, кашляет и ругается,
Ходит из угла в угол по комнате -
Голова моя из стороны в сторону качается.

    И травлю я его спиртом и кодеином,
    Выкуриваю гашишем и табаком.

А он опрокидывает на пол ящики с инструментом,
И вбивает гвозди в затылок молотком.

        -------

Мне врач бока лечил,
Пока лечил покалечил.

        -------

Много нас по подобию божию
И все-таки каждый с изъяном.
Будем считать что изъянами
Обязаны мы обезьянам.

        -------

        ТЕПЛАЯ ВСТРЕЧА

Стремился я к людям навстречу,
Вижу бегут они стадом,
И вот эта теплая встреча
Для меня обернулась адом.

Мало того, что меня обдали
Дерьмом и горячей мочей,
Остро под ребра рогами поддали,
И пастух еще громко хлестнул бичем.

                  12.06.84
        -------

Сиял стакан в руке Ивана -
К Ивану близилась нирвана.

        -------

Цель жизни - Умереть не страдая.
Формула очень емкая
И в то же время простая.

        -------

Мазохисту на лавке
Втыкали дети булавки,
Не от тоски, не от шалости,
А втыкали от жалости.

        -------

Чтобы выразить все сразу,
Кулаком я бью по тазу.

        -------

В парилке парились двое:
Садист - рыча, мазохист - воя.

        -------

Шел я между пилорам -
Дальше шел я пополам.

        -------

Ездил в Вышний Волочок
Заводной купил волчок.
Дома лежа на полу
Я кручу свою юлу.
Раньше жил один я воя,
А теперь мы воем двое.

        -------

На углу переулка с вилкой
Ждал я Сизова с бутылкой.

Кусок затылка на вилке,
Оскал переулка в бутылке,
Угол Сизова в пилотке
Я в переулке водки.

        -------

Кто-то не поленился -
Бросил кирпич в монумент.
От героя отбился
Самый важный фрагмент.

        -------

Старик сторук,
Старуха сторука,
В двести рук
Колотят друг друга.

        -------

В кустах с одной бутылкой
Сидели два божма,
И тут бегут с посылкой
Два толстых малыша.

С закускою допили
Божми свою бутылку,
А косточки забили
В ящик от посылки.

        -------

Однажды Сережа и Оля
Попали в магнитное поле.
Напуганные родители
Еле их размагнитили.

        -------

Соседку пнул сапогом,
Разрушил ее конструкцию,
Привезли из больницы потом
Ее реконструкцию.

        -------

Пляж давно опустел,
Дождь идет обложной.
Лежат опечатки тел,
Заполненные водой.

        -------

Григорьев Олег ел тыкву
И упал в нее с головой.
Толкнули ногой эту тыкву,
Покатили по мостовой.

Катилась тыква под гору
Километра два или три.
Пока этот самый Григорьев
Не съел ее изнутри.

        -------

В вареную трудопогоду
В самый жареный час
Сырая масса народу
В песке на пляже пеклась.

        -------

Сизов умер.
Но ожил снова.
Сизова скрутили,
Сизова связали,
Похоронили живого.

        -------

Друг от друга тянули блин,
Блин бул кругл, а стал длинн.

        -------

Если мальчик любит труп,
Тычет в трупик пальчик,
Про такого говорят -
Некрофильчик мальчик!

        -------

У доярок глаза вытаращены,
Трактористы глядят зубрами:
"Уберем то, что выращено,
Сохраним то, что убрано!"

        -------

Крошка сын к отцу пришел,
И сказала кроха:
- Писька в письку - хорошо,
Писька в попку - плохо.

        -------

На заду кобура болталась,
Сбоку шашка отцовская звякала.
Впереди меня все хохотало,
А позади все плакало.

        -------

Полосатая оса
Прямо из варенья,
Залетела мне в глаза,
Нужные для зренья.

        -------

К себе домой из дальних стран
Спешила эта птица
Через пески и океан,
Чтоб дома расшибиться.

        -------

Я спросил электрика Петрова:
- Для чего ты намотал на шею провод?
Петров мне ничего не отвечает,
Висит и только ботами качает.

        -------

Мой приятель Валерий Попов
Никогда не кусал клопов.
Клопы же об этом не знали,
И часто Попова кусали.

        -------

На заборе валенки
Вверх ногами сохли.
Значит эти валенки
Вниз ногами мокли.

        -------

Ученики по потолку
Идут без напряжения.
Не проходили видно тут
Закона притяжения.

        -------

Ударили Кошкина так,
Что он упал и преставился.
Зато закрутился маг
И телевизор исправился.

        -------

Крест свой один не сдержал бы я -
Нести помогают пинкам друзья.
Ходить же по водам и небесам -
И то и другое умею я сам.

        -------

Шел домой я на ночлег,
С шайкой встретился калек.
Не помог ни бокс, ни бег -
Стал одним из их коллег.

        -------

Дано нечто,
Лешенное опоры и сущности.
Без синяков, нарывов и ссадин,
То есть ничто в сущности.
Ни птичьего ни человечьего:
А ни о чем и говорить нечего.

        -------

Видел я учителя...
За мою стрельбу
Вызвал он родителей -
...в тапочках в гробу.

        -------

Пес тоскует на цепи -
А попробуй - отцепи.

        -------

Я ударился об угол -
Значит мир не очень кругл.

        -------

Локоть ушел в мякоть -
Торт превратился в слякоть.

        -------

В уголке сидит паук -
Восемь ног, а может рук.

        -------

Время устало и встало.
И ничего не стало.

        -------

Солнце грело, грело...
И перегорело.

        -------

Залезло носатое на волосатое -
И стало усатое.

        -------

- Ты боишься высоты?
- Нет ни сколечко.
А ты?
- Не боюсь, коль высота
Мне не выше живота.

        -------

Окошко.
Стол.
Скамья.
Костыль.

     Селедка.
     Хлеб.
     Стакан.
     Бутыль.

        -------

С каждой секундой
Я  старше и старше
Сам себя становлюсь.

Ужасно смешно мне
И весело страшно:
Что скоро я оста - новлюсь.

        -------

Клоков небрит и немыт.
Его толкнули - он покатился.
Его подняли - он стоит.
Его окатили - не разозлился.
Его посадили - он сидит.

        -------

Сизов, пропахший табаком,
И я, пропахший тмином,
Надели зимние пальто -
Запахли нафталином.

        -------

- Как вы думаете, где лучше тонуть?
В пруду или в болоте?
- Я думаю, что если тонуть,
Так уж лучше в компоте.
Хоть это и грустно, 
Но, по крайней мере, вкусно.

        -------

Совершенно откровенно
Тронул я ее колено.
Тут же получил по роже,
Честно и открыто тоже.

        -------

        У Г Р О

Было раннее утро,
А уже стучит УГРО.

Мы сидим с ним рыло в рыло
В это раннее утрило.

- Не подпишешься?.. Ну что ж!..
Он схватил столовый нож.

В это раненное утро
Он решил вспороть мне нутро.
Отбивался я как мог,
Вдруг - звонОООк,
        звонОООк,
        звонок.

С топорщившимся из кармана топорищем
Вошел Сизов - старинный мой дружище.
И как Раскольников несчастную старуху
Инспектора УГРО он хвать обухом.

Пугая кошек и собак
Снесли мы труп в помойный бак.
И вдруг из бака постепенно
Растет как удочка антенна.

Из-под картофельных очисток
Пик - пик звучит светло и чисто так.
И как то нежно... Даже жалко,
Что вьехала тут самосвалка.

Я бак захлопнул на замок,
И в бункер загрузить помог.

Теперь ни в утро, ни в утро
Ко мне не ломитьсч УГРО.
Нашел он, видимо, покой,
Вдали, на свалке городской.

        -------

После болезни все изменилось.
Не шел я по городу, а летел;
Когда-то давно уже это мне снилось -
Город, как лес качался и пел.

Каждый дом, труба и окошко,
Порт, стадион, туалет и вокзал,
Мусорный бак, воробей или кошка,
Пели свое, и я все понимал.

Разом, все вместе, как ясное слово
Было понятно уму моему
Через день стал я вовсе здоровым -
Ивновь никого не пойму.

        -------

Если где-то кому-то плачется,
Значит где-то очень хохочут.
Если кто-то от солнца прячется,
Значит кто-то погреться хочет.

        -------

Как бумажный пароходик,
Среди острых, страшных льдин,
Грозно стиснутый народом,
Я ловирую один.

        -------

Дети кидали друг в друга поленья,
А я стоял и вбирал впечатленья.
Попло в меня одно из полений -
Больше нет никаких впечатлений.

        -------

Вперед не рвись - погоди,
Ты создан чего ради?..
Вожак идет впереди,
А с плетью пастух - сзади.

        -------

Залез на столб я смоляной
Со страшным знаком смерти.
Коснулся проволоки рукой,
И - ничего... Поверьте!

        -------

        Д О Ж Д Ь

Идет и думает дождь:
- Вот этому надо за шиворот,
Проберет его страшная дрожь,
Посмотрим, как вывернется он навыворот.

Идет и думает пешеход:
- Какой ласковый, грустный дождик!
Стал считать и потерял счет,
Подсчитывая, сколько у дождика ножек.

        -------

              ЙННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННН»
            ±±є 1.  Африка                                        є
            ±±є 2.  Не трогай, не трогай, не трогай...            є
            ±±є 3.  Спокойная ночь                                є
            ±±є 4.  Сережка                                       є
            ±±є 5.  Ну вот и кончается наше кино...               є
            ±±є 6.  На Диком Западе                               є
            ±±є 7.  А мы уходим... Нам не до земли...             є
            ±±є 8.  Когда тебя замучил враг...                    є
            ±±є 9.  Много теперь разных песенок о бригантинах...  є
            ±±є 10. Рыжий конь у меня...                          є
            ±±є 11. Под ветрами нам плыть...                      є
            ±±є 12. Прощание барабанщиков                         є
            ±±є 13. Если вдруг покажется пыльною и плоскою...     є
            ±±є 14. Тяжелый толчок и вспышка у глаз...            є
            ±±є 15. Вот и все. Ну-ка встань, потому что пора...   є
            ±±є 16. Гонка                                         є
            ±±є 17. Песенка муссона                               є
            ±±є 18. Колыбельная                                   є
            ±±є 19. Пять минут тишины                             є
            ±±є 20. Маленький принц                               є
            ±±є 21. Было все хорошо...                            є
            ±±ИНННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННј
            ±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±±

=============================================================================
                        Африка

  Где-то есть на свете Африка,
  Желтые пески и солнышко,
  Желтые цветы качаются
  В зарослях густой травы.
  В этой очень желтой Африке
  Ходят и качают гривами
  Вовсе даже не сердитые
  Желтые большие львы.

  Им узнать, наверно, хочется,
  Что за синим морем водится,
  И какие там встречаются
  В дальних странах чудеса.
  Узенькими перешейками,
  Горными крутыми тропами -
  Очень разными дорогами
  Львы приходят к нам в леса.

  Вместе с малышами львятами
  Ходят львы и удивляются
  Каждому цветку и бабочке
  И прозрачной стрекозе
  И глядит на них, как родственник,
  Из густой травы под елками
  Маленький цветок улыбчивый
  Под названьем Львиный Зев

-----------------------------------------------------------------------------

  Не трогай,
            не трогай,
                      не трогай
  Товарища моего.

  Ему предстоит дорога

  В высокий край огневой.

  Туда, где южные звезды

  У снежных вершин горят,

  Где ветер в орлиные гнезда

  Уносит все песни подряд.

  Там в бухте развернут парус,
  И парусник ждет гонца.
  Покоя там не осталось,
  Там нет тревогам конца.
  Там путь по горам не легок,
  Там враг к прицелам приник.
  Молчанье его пулеметов
  Бьет в уши, как детский крик.

  Не надо,
          не надо,
                  не надо,
  Не надо его будить.
  Ему ни к чему теперь память
  Мелких забот и обид.
  Пускай перед дальней дорогой
  Он дома поспит, как все,
  Пока самолет не вздрогнул
  На стартовой полосе.

  Тревога с радиомачты
  Ударила в мир голубой.
  Не плачьте,
             не плачьте,
                        не плачьте
  О тех, кто уходит в бой.
  Над краем далеким, горным
  Раскаты черной грозы...
  Не зря мой товарищ упорно
  Испанский учил язык.

  Прощаясь, он шпагу, как надо,
  Братишке сделать помог.
  Испанское слово "эспада"
  По-нашему значит "клинок".
  Пока рассветы багряны,
  Пока покой не настал,
  В ребячьих клинках деревянных
  Пусть крепнет упругая сталь.

  ...Но если в чужом конверте
  Придет к вам черная весть,
  Не верьте,
            не верьте,
                      не верьте,
  Что это и вправду есть.
  Убитым быть - это слишком.
  Мой друг умереть не мог.
  Вот так... И пускай братишка
  Ему напишет письмо.

  Угрозы врагов не слушай -
  Не сбить нас залпами с ног.
  Бывает сильнее пушек
  Характер, стальной, как клинок.
  Мы встали шеренгой строгой
  Все сразу за одного:
  Не трогай,
            не трогай,
                      не трогай
  Товарища моего.

  Пусть маленький барабанщик
  Тревогой порвет тишину -
  Нельзя уставать, товарищи -
  Отряд не кончил войну.
  Пока где-то нет покоя,
  Пока чьи-то дни нелегки,
  Мы будем держать под рукою
  Стальные свои клинки.

  Не верьте, когда вам скажут,
  Что мы свой спустили флаг.
  Сжимаются экипажи
  В тугой упрямый кулак.
  Вставать нам на мертвый якорь
  Еще не пришла пора.
  Тяжелые рукояти
  Качаются у бедра...

  ...И ты никого не слушай:
  Никто не собьет нас с ног.
  Бывает сильнее пушек
  Характер, стальной, как клинок.
  Мы встанем упрямо и строго
  Все сразу за одного:
  Не трогай,
            не трогай,
                      не трогай
  Товарища моего.

-----------------------------------------------------------------------------
                        Спокойная ночь
     Am
  Спокойная ночь на планету легла,
     C
  И спят города и курганы,
      Dm                 Am
  И мальчики спят. А по темным углам
      A             E7
  Их чуткие спят барабаны.

  Высокий и чистый ночной небосвод
  Метелями звезд запорошен...
  И водят мальчишечьи сны хоровод
  За стеклами темных окошек.

  Пускай в этих снах будет радость легка,
  И сбудется чудо любое.
  Пускай им приснится спокойный закат
  Над тихой землей после боя.

  Пускай им приснится... Особенно тем,
  Кто завтра не выйдет из схваток,
  Кто в горькую пыль упадет насовсем,
  И больше не встретит закатов.

  ...Но только сейчас не закат, а рассвет
  Раздвинул упругие тучи.
  И ветер, проснувшись в холодной траве,
  Крадется, как вражий лазутчик.

  Для сказок и снов уже времени нет.
  Лучи бьют в оконную раму...
  Постойте! Пусть мальчик хотя-бы во сне
  Еще раз увидит маму...

-----------------------------------------------------------------------------
                        Сережка

  Сережка, не падай! Надо стоять.
  Держись еще хоть немного!
  Ты разве забыл, что на свете есть я
  И наша одна дорога?

  Сквозь тыщи галактик и черных дыр,
  Сквозь огненный звон звездопадов,
  Сквозь вражьи ряды и колючий дым
  К тебе я прорвусь сквозь годы беды -
  Ты только встань и не падай!

  Дымятся дома, и ребята лежат
  В пыли и угольной крошке,
  Но как ты учил меня шпагу держать,
  Ты разве забыл, Сережка?!

  Пускай этот день от крови намок,
  Пускай молчат барабаны,-
  Ты только держись, ты не падай с ног!
  Я дам тебе лучший на свете клинок,
  Я сам щитом твоим стану.

-----------------------------------------------------------------------------

  Ну вот и кончается наше кино.

  Уходит герой. А куда ему деться?

  Еще пять минут будет в зале темно,

  И кончится фильм, как кончается детство.

  Уходит мальчишка. Назад не глядит.
  Уходит от нас в непонятные дали.
  А то, что уйдет он из фильма один,
  Снимая кино мы вначале не знали.

  Нам так бы хотелось, чтоб вместе они
  Ушли по траве, пересыпанной росами...
  Но только сейчас, как и в прежние дни,
  Бросают ребят эти умные взрослые.

  Кончается фильм, и подумать пора,
  Куда ему деться в степи беспредельной:
  Быть может, в ребячий рассказ у костра,
  А, может быть, снова в кино самодельное?

  Но только хватает забот нам пустых...
  Мальчишка придуман... А вы и поверили.
  Но все таки вспомни: А, может, и ты
  Встречал его средь городской суеты
  Идущего, словно по выжженной прерий...

-----------------------------------------------------------------------------
                        На Диком Западе

     C
  А на Диком Западе
    Am         C
  Дни стоят хорошие.
                       Am
  Брызжет, брызжет солнышко
       F      G
  В заводи речные.
    C
  Там, на Диком Западе
      E
  Жили-были лошади
    Dm
  Умные и добрые,
     F        C
  Только не ручные.

  Не были исчерчены
  Прерии дорогами
  В травах незатоптанных
  Звонко птицы пели.
  Племена индейские
  Лошадей не трогали,
  И гуляли лошади
  Вольно, где хотели.

  Но пришли охотники
  С петлями, с арканами.
  Злык ямы вырыли,
  Cети растянули.
  Тропы водопойные
  Обросли капканами,
  А уйдешь от петли ты -
  Не уйдешь от пули.

  Дождики багровые
  На траву закапали,
  И теперь без страха там
  Не ступить ни шагу;
  И на Диком Западе, Западе, Западе
  Стало, как в окрестностях
  Пыльного Чикаго...

-----------------------------------------------------------------------------

         Dm     E7        Am
  А мы уходим, нам не до земли,
         Dm         G          C
  Где в пеpеулках свет подслеповатый.
    Dm             G         C
  Любимых наших в pабство увели,
        Dm                  E7
  Хотя они ни в чем не виноваты.

  Окончен сpок беpеговых pабот,
  Встает pассвет у кpая волнолома,
  Спешит от боpта к беpегу вельбот,
  Увозит тех, кто остается дома.

  Сейчас тажелый pазвеpнется pей,
  Рванется маpсель тpепетно и люто,
  И pазнесут оpудия батаpей
  Тугой удаp пpощального салюта.

  Мы не ответим, поpох сохpаня.
  Пускай лежит он, твердый и зеpнистый,
  До той поpы, пока сигнал огня
  Не пpотpубят тpевожные гоpнисты.

  А мы уходим... Нам не до земли...

-----------------------------------------------------------------------------

  Когда тебя замучил враг,
  И с треском лопнуло терпенье,
  Ты сделай самый главный шаг,
  Ты сделай самый главный шаг, -
  Ты вспомни раковины пение...

  Поднимем якорь поутру,
  На корабле у нас порядок.
  По солнцу выверен маршрут,
  По солнцу выверен маршрут,
  И в трюмах сложены заряды.

  Теперь для страха места нет
  И больше прятаться не надо.
  С тобой клинок и пистолет,
  С тобой клинок и пистолет,
  И за тобой твоя команда.

  Натянут туго такелаж -
  Звенят, звенят стальные штаги,
  И лихо точит экипаж,
  И лихо точит экипаж
  Свои испытанные шпаги.

  Теперь пускай враги дрожат:
  Пошел на гафель флаг крылатый -
  Совсем не знамя грабежа,
  Совсем не знамя грабежа
  "Веселый Роджер" - флаг расплаты.

-----------------------------------------------------------------------------

  Много теперь разных песенок о бригантинах,
  О парусах невесомых и приторно-алых.
  Те, кто поют их, за плечи обнявшись картинно,
  Знают ли сами про жесткость пенькового фала?

  Знают ли, как коченеют застывшие пальцы,
  Намертво сжавшие мокрый конец гика-шкота?
  Что ж вы опять оставляете берег, скитальцы,
  Самые младшие внуки крылатого флота?

  Ветер и волны считать ваши годы не станут.
  Скомканы вновь лавировкою курсы и галсы.
  Яростно бьется над тонким плечом капитана
  Солнцем сожженный и ветром исхлестанный галстук.

  Вновь злые камни царапают тонкое днище,
  Вновь улетают снесенные ветром бизани.
  Встречные брызги картечью рассыпчатой свищут,
  И у ребят на щеках оседают слезами.

  Только в слезах этих нету ни горя, ни жалоб.
  Смотрят вперед рулевые прицельно и строго.
  Пасмурный день распоров, как ударом кинжала,
  Солнечный ветер для нас расстилает дорогу.

  Стаксель и грот наливаются ветром упруго.
  Кто же сказал, что открытий в наш век больше нет?
  Мы открываем в дороге себя и друг друга!
  Это, пожалуй, важней неоткрытых планет...

-----------------------------------------------------------------------------
                        Рыжий конь

  Вновь тревожный сигнал
  Бьет, как выстрел, по нервам,
  В клочья рвут тишину на плацу трубачи,
  И над дымным закатом
  Планета Венера
  Парашютной ракетой повисает в ночи.

  Рыжий конь у меня,
  Даже в сумерках рыжий,
  Опаленный боями недавнего дня;
  Как ударит копытом -
  Искры гроздьями брызжут,
  И в суровую сказку он уносит меня...

  Эта сказка пришла
  Вслед за пыльными маршами -
  Колыбельная песня в ритме конных атак.
  Детям сказка нужна,
  Чтобы стали бесстрашными,
  Взрослым тоже нужна - просто так,
                            просто так...

  И как знамя, летят
  Крылья алого солнца,
  Кони в яростном беге рвут орбиты планет.
  И по звездным степям
  Мчится звездная конница...
  Почему же меня с вами нет,
                         с вами нет...

-----------------------------------------------------------------------------

     Am
  Под ветрами нам плыть,
      A7
  По дорогам шагать,
                        Dm
  Штормовые рассветы встречать,
              G
  Нам коней горячить,
    C       F
  Догоняя врага,
     Dm      E       Am
  Карабины срывая с плеча.

  Пусть проснется горнист,
  Протрубит общий сбор -
  Нам пора выходить на тропу.
  Будет ветер и снег,
  Будут пули в упор,
  И слова посвинцовее пуль.

  И, быть может, в траву
  Упадем мы с тобой,
  И рассвет не пробьется в ночи,
  Но горнист никогда
  Не сыграет "отбой",
  Не смогли мы его научить.

  Мы учили его:
  Если грянет беда,
  Звать в атаку друзей за собой.
  Наш горнист никогда,
                  никогда, никогда
  Не слыхал о сигнале "отбой".

  Скоро день расцветет,
  Словно огненный клен,
  Голос горна тревожн и певуч.
  Поднимайся, мой мальчик,
  Рассвет раскален,
  Бьется пламя под крыльями туч.

-----------------------------------------------------------------------------
                        Прощание барабанщиков

  Мне раньше казалось, что день этот очень далек.
  Мне даже казалось, что он не придет никогда.
  Но был парусов так стремителен белый полет,
  И следом за ними промчались года...

  Стоят экипажи, в шеренгах закончен расчет,
  И тенью молчанье скользнуло по сжатым губам...
  Подходит мальчишка - мне ростом всего по плечо,
  И я ему свой отдаю барабан.

  Он, сжав нетерпение, стоит и спокойно глядит,
  Как медленно-медленно лямку тяну я с плеча.
  Он ждет - у него еще все впереди.
  Ему не понять еще эту печаль.

  Ему не до грусти, все мысли его о другом.
  Я знаю - в душе его звонкая радость поет.
  И он, повернувшись "налево кругом",
  Уходит и детство уносит мое.

  Но сколько бы лет после этого дня не прошло,
  Каких бы далеких дорог я потом не узнал -
  Пусть дождь грозовой мне стучит в ветровое стекло
  Знакомый, знакомый, знакомый сигнал.

  И вновь я услышу, как ветер шкаторины рвет,
  Смеются друзья, и гремит штормовая вода.
  Что было со мной, то было, и это мое.
  И это со мной навсегда,
                       навсегда.

-----------------------------------------------------------------------------

  Если вдруг покажется пыльною и плоскою,
  Злой и надоевшею вся Земля,
  Вспомни, что за дальнею синею полоскою
  Ветер треплет старые марселя.

  Над морскими картами капитаны с трубками,
  Дым пуская кольцами, спорят до утра,
  А у моря плотники топорами стукали -
  Над ветрами синими рос корабль.

  Крутобокий, маленький  вырос, встал на стапели
  И спустился на воду он в урочный час.
  А потом на реях мы паруса поставили,
  И, как сердце, вздрогнул наш компас.

  Под лучами яркими, над морскими кручами,
  Положив на планшир тонкие клинки,
  Мы летим под парусом с рыбами летучими,
  С чайками, дельфинами наперегонки.

  У крыльца, у лавочки мир пустой и маленький,
  У крыльца, у лавочки куры да трава,
  А взойди на палубу, поднимись до салинга,
  И увидишь дальние острова.

-----------------------------------------------------------------------------

  Тяжелый толчок и вспышка у глаз
  И алая капля со лба...
  Он вдруг споткнулся и медленно лег
  Средь огненной темноты.
  Вперед укатился и на бок упал
  Красивый его барабан.
  Его потом, средь весенних трав
  Ни разу не видел ты?

  А может, мальчишка не был убит,
  А просто на миг прилег?
  А дальше поднялся, догнал друзей
  И снова пошел туда,
  Где в низкой ночи средь звезд рябых
  Горела, как уголек,
  Над черными травами впереди
  Его большая звезда...

  Пока еще в мире живы враги -
  Атакам не кончен счет.
  Друзья удивляются :"Ты не погиб?"
  Сказал он :"Ну вот еще!"
  А все-таки в травах или в хлебах,
  В клевере или во ржи
  Лежит у заросшей межи барабан,
  Тебя дожидаясь, лежит...

-----------------------------------------------------------------------------

  ...Вот и все.
  Ну-ка встань,
             потому что пора.
  День дороги взошел,
  И полощутся флаги отхода,
  Посмотри -
             поднимается ветер с утра.
  Нам пора...
  Посмотри, как на рейде дымят
                          пароходы.

  В очертаньях машин,
  Тонких крыльях, отогнутых строго,
  И в больших кораблях
                с паутиною
                        черных
                             снастей,
  Как в покое твоем -
                    ожидание тревожной дороги.
  А в дорогах твоих -
                    чуткий запах больших скоростей.

  Были дни - мы не раз
                   Уходили сквозь штормы в походы,
  И огни сквозь туманы
  Зажигали в холодных морях.
  Так пускай
          в этот раз
  Провожает нас солнечный свет,
  Как награда за то,
                что не ждали у моря погоды...

-----------------------------------------------------------------------------
                        Гонка

  Гонка, бьется флаг неустанно над ветренным гафелем базовой мачты
  Тонкий рвется шкот из ладоней откинутых навзнич матросов
  Волны бьют навстречу как крылья и ярко по гребням отчаянно скачут
  Полный нарастающим ветром летит белый парус над волнами гордо

  Шкотам не давайте ослабнуть, чтоб стаксель и грот натянулись втугую
  Кто там лезет к нам под форштевень на линии курса с наветра
  Оба мы готовы рискнуть на ходу при лихом развороте у буя
  Чтобы, друг у друга на финише вырвать последние метры

  Гонит ветер парус к победе, но все же запомни навеки
  Помни, в жизни часто бывают другие, чем в море порядки
  Можешь оказаться последним ты в гонке у финишной рейки
  Все же не давай променять паруса на дешевые пестрые тряпки

  Раньше шили крепко из джинсовой ткани паруса для Колумба
  Встань же, адмирал, посмотри для чего нынче в жизни твоя парусина
  Гонка, все бегут так, что джинсы трещат и от страха обуглились губы
  Гонка, и моторы плюют в небо дымом сгоревшего в них керосина

  Гонка, мчатся люди по жизни, все ищут такое, чего у них нету
  Гонка, каждый хочет свое, кто-то песню, а кто-то побольше рублей и машину
  Гонка, каждый хочет взойти на вершину
  Гонка, Кто-то с пеной у рта к миллионам ракет прибавляет ракеты

  Будит по утрам нас предчувствие крепкого свежего ветра с норд-веста
  Будет снова звон такелажа и брызги, летящие солнцу навстречу
  Гонка, не всегда будут первыми те, кто сберег навсегда свое детство
  Звонко плещут волны о том, что не нужен там тихий безветренный вечер

-----------------------------------------------------------------------------
                      Песенка муссона

    Am                    Dm
  В детстве будила нас странная мечта
    G                       C         E7
  Ветер незнакомый к нам в гости прилетал
    Am                    Dm
  Ветер растревоженный, влажный как муссон
    E7                        Am
  Вдаль за горизонты звал бродяга Стивенсон
         Am                     Dm
       Быстро пролетали дни за днями,
         G                   C     E7
       Мы свою мечту несли везде
          Am                       Dm
       Шли мы через жизнь, скрипя зубами
          E7                   Am
       К незнакомой утренней звезде

  А до звезды той дорога далека
  Птицы разбивались о решетки маяка
  Птицы, летевшие на далекий свет
  Вдруг узнавали, что дороги нет
       И тогда среди ночей бессонных
       В криках чаек, гибнущих во тьме
       Начиналась песенка муссона
       О далекой солнечной стране

  И когда казалось нам, что нет пути
  Начинал вдруг дальний огонек светить
  Зажигались в дальнем море маяки
  И бросали звезды отблеск на пески
       И когда дышыть нам было нечем
       Напевал веселый ветер вновь:          - 2 раза
       В мире есть три самых лучших вещи -
       Это море, дружба и любовь

-----------------------------------------------------------------------------
                        Колыбельная

   Am                     Dm   G
  Ночь бросает звезды на пески
     C             H7   E7
  Поднятые сохнут якоря
   A7                   Dm  F
  Спи, пока не гаснут маяки
   Am            E        Am
  Спи, пока не ветренна земля.

  Спят большие птицы средь лиан
  Спят моржи в домах из синих льдин
  Солнце спать ушло за океан
  Только ты не спишь не спишь один.

  Светит море, светят огоньки
  Затихает сонная волна
  Спи, пока не гаснут маяки
  Спи, и пусть не дрогнет тишина.

-----------------------------------------------------------------------------
                        Пять минут тишины

     Am              F
  Помиритесь, кто ссорился
   Dm    E       Am
  Позабудте про мелочи,
                      F
  Рюкзаки бросте в стороны
   Dm          E7
  Нам они не нужны
     A7
  Доскажите про главное
                    Dm
  Кто сказать не успел еще
   Am             F
  Нам дорогой оставленно
    Dm   E   Am
  Полчаса тишины.

  Дали дымом завешаны
  Их багровый пожар настиг
  Но раскаты и выстрелы
  Здесь еще не слышны
  До грозы, до нашествия
  До атаки, до ярости
  Нам дорогой оставленно
  Пать минут тишины.

  До атаки, до ярости
  До пронзительной ясности
  И быть может до выстрела
  До удара в висок
  Пять минут на прощание
  Пать минут на отчаянье
  Пать минут на решение
  Пять секунд на бросок.

  Раскотилось и грохнуло
  Над лесами горящими
  Только это, товарищи,
  Не стрельба и не гром
  Над высокими травами
  Встали в рост барабанщики
  Это значит не все еще
  Это значит - пройдем.

-----------------------------------------------------------------------------
                        Маленький принц

           Dm       E7      Am
  Улетали летчики искать врага
              C        G       C   A7
  Затянуло к вечеру туманом берега
                Dm      G          C   F
  Кто-то не вернулся кого-то не нашли
                 Dm       E7          Am
  Не поставишь на море ни крестов ни плит

  Желтая пустыня, глухие пески,
  Тихий ветер к вечеру плачет от тоски
  Ночью в темном небе звездный перезвон
  Тихо звезды катятся на песчаный склон

  Если плакать хочется, уснуть не легко
  Мальчик в одиночестве бродит средь песков
  Может сказка сбудется, может сводка врет
  Может снова спустится взрослый самолет

  И пойдут как прежде рука к руке
  Летчик и мальчишка к голубой реке
  И одно тровожит их к звездам путь далек
  Не сломал бы ветер там тонкий стебелек

  А из синей чащи где тени сплелись
  Смотрит одичавший рыжий старый лис.

-----------------------------------------------------------------------------

   Am
  Было все хорошо до недавней поры
     Dm             G         C     A7
  А теперь будто в глупой считалочке
          Dm      G       C        F
  Раз два три и пошел поскорей из игры
     Dm        F        E7
  Отдавай барабанные палочки

  А за что? Потому что поменьше других
  И в передней шеренге не нужен вам
  Ну а если б на нас налетели враги

  Только где вам подумать про ярость атак
  Вам боящимся дождика летнего
  Я наверно и сам сделал что-то не так
  Надо было стоять до последнего

  И не кто заступиться не смог ну и пусть
  Пусть уходят стуча в барабанчики
  Я в ваш лагерь теперь никогда не вернусь
  Досвиданья послушные мальчики

  Уходите детсадовской шумной толпой
  Под конвоем заботливых тетушек
  К вам рокочуший сон про тревожный прибой
  Никогда никогда не придет уже

  Вы ушли будто сдали наш город врагам
  Задубелым от злости и сытости
  И сейчас еслиб кто-то мне дал барабан
  Я бы палочек больше не выпустил.

-----------------------------------------------------------------------------

                                       (С) Антон Беpман

                      * * *

   Он откpывает воpота за собою,
   Он читает на камне имя свободы,
   Он хочет найти ее во что бы ни стало.
   Он путник в миpе беспpедельного Ала.

          А Ал так огpомен, а Ал так огpомен,
          А Ал убивает всех, кто свободен.
          Есть кто-то, кто пpавил в миpе до Ала,
          Hо, видимо, людям его было мало.

   А путник все шел и не ведал, что pядом
   Живет одинокий, покинутый Стpадом,
   Оставленный всеми, живет и стpадает,
   И в стаpеньком доме молитвы читает.

          О том, что поpа бы веpнуться слезам,
          Гоpючим непpолитым голосам.
          Стpаданье излечит людей от войны,
          Скоpбящие души свободы полны.

   Hо если здесь выбоp: война или боль,
   И если для счастья закpыты пути,
   Ты можешь остаться - и станешь геpой,
   И можешь веpнуться - тогда уходи ...

   ... И вот, в тишине беспpобудных огней,
   Он встал лишь на миг, но стоял до утpа.
   Он выведал тайну больших коpаблей,
   Hо ясно услышал - случилась беда ...

                   Когда-то здесь моpе вpезалось в пески,
                   И волны плескались лазуpной стpуей,
                   И гоpод большой был у устья pеки,
                   И люди назвали pеку Тамуpой.
                   А гоpод был стpанен подобием дня
                   Для всех, кто входил в него - словно миpаж.
                   По воздуху плыл, за собою маня,
                   Лучистого солнца таинственный стpаж.
                   Встpечали гостей мимолетные сны,
                   Почетные жители гоpода тpав,
                   Водили по улицам, полным весны,
                   Любовью наполнив сеpдца в зеpкалах.
                   И путников сны пpовожали к pучью,
                   Что в гоpоде тек, свой покой обpетя.
                   Ручей им pассказывал слово "пою",
                   И шли, удивленные звоном pучья.
                   И люди, обpосшие щетиной,
                   Hосились по гоpоду на соловьях.
                   Пели деpевья, светились луной
                   Улицы, пpизpаками гpемя.
                   Люди, гонимые из дому в дом
                   Шелестом ветpа своих одежд,
                   Звали: "Летим же, скоpее!" А он
                   Ждать их пpосил для своих надежд ...

   Каждый, кто в гоpоде побывал,
   Помнил лишь то, что казалось ему:
   Стpуи дождя, как могучий вал,
   Холодом давят на темноту.
   Все утвеpждали, что гоpод пуст,
   Мpачен, печален и одинок.
   Только, как будто, волшебный куст
   В гоpоде этом живет.
   Он говоpит о Великих Днях
   Давно отцветшей земли.
   Он говоpит: "Здесь покоится пpах
   Тех, кто застал эти Дни ..."

   В pаскаленной стpуе испанского солнца,
   В знойной палящей пустыне
   Их тpое, кто в одиночестве стынет,
   Согpетые жаpом сеpдец:
   Один стpоит стену, богатую шелком
   И ищет настенный камень.
   Он хочет соединить стеною шелковой
   Себя и свою кpеолку.
   Кpеолка гpустит по геpоям пpежним,
   Что были сильней испанцев.
   Сейчас она спит, и ее надежды
   Завеpнуты шелком в панциpь.
   И в панциpе юноша любит pеку,
   Зовя ее Тамуpой.
   Он ищет ласкать ее на потеху
   Ее кpасоте земной.
   А Тамуpа так пpекpасна, лучиста,
   Как может быть только pека.
   И юноша любит любовью чистой,
   Любовь его высока.
   Он кpикнул pеке: "Тамуpа, я жажду
   Отдаться тебе! Я твой!
   Ты пpимешь меня в свои буpные воды?
   Возьмешь ли меня с собой?"
   Ответом ему был ласковый шепот
   Пpибpежной pечной волны:
   "О, юноша хpабpый, я стану твоею,
   Иди же ко мне, иди!"
   Сеpдца их наполнились жгучей стpастью,
   Ответом любви на любовь.
   Раздевшись, юноша бpосился к счастью
   С обpыва в пучину вод.
   Тамуpа подхватила его волною,
   И вдаль за собой увлекла.
   Она полюбила его всей душою
   Любовью, что любит pека ...

P.S. (From Old Nick) Такая вот стpанная вещь ...
                                           (C) Антон Беpман

                     * * *

  Hочь. В ней мгла, полная огней.
  Стpах. Сон. Я небом потpясен.
  Там свет. Ты говоpишь мне нет.
  Я знал - ты видела вокзал,
  Где есть все, что нам нужно здесь.
  Hо я видел тот свет не зpя:
  В нем жизнь тех, кто pазобpались -
  Бог - ты, любишь даpить цветы
  Мне там, где я бываю сам,
  Где лес, точно стpана чудес -
  Там ты даpишь собой цветы.
  Мpак, ночь - все уносилось пpочь.
  Пыль, гpязь - все оставляло нас.
  Мы в ней, точно в любви полей.
  Hас лист пpятал в полночный свист.
  Бpат дождь вымочил нас в ту ночь.
  Ты ... Дpожь ... Губы твои как нож ...
  Я спал. Снился мне тот вокзал,
  Где есть поезд и номеp шесть
  Путь, снег, любящий человек,
  Даль, высь, солнце и птичий свист,
  Стук, лес - все, что нам нужно здесь ...
                                          (C) Антон Беpман

                      * * *

   Я часто ходил и видел, как люди мели аллеи,
   Они выгpебали мусоp, сжигали ветви и листья.
   Я часто ходил и видел: бульдозеpные машины
   След оставляют чеpный на долгие дни и ночи.
   Стpашные и большие, они пpоезжали молча.
   Они пpоезжали скpытно, безмолвные и стальные.
   Я видел их на доpоге, видел в лесу и в поле,
   Пpятался и смеялся от стpаха и стpашной боли.
   А pядом мели аллеи, сжигали ветви и листья
   Люди с большими глазами, смотpящими в звездное небо.
   Их лица полны печали, глаза - бесконечной гpусти.
   Они - в ожидании солнца, в их душах - томленье света.
   Я звал их: "Зачем вы ждете? Hе лучше ль пойти купаться?
   Оставьте аллеям листья, оставьте доpогам мудpость ..."
   Они pазбегались с кpиком, отчаянным и тpевожным,
   Скpывались под тенью мpака, надеясь пpопасть бесследно ...
   Hо вдpуг в них pождался ужас - бульдозеpные машины,
   Рыча и лязгая цепью, они надвигались стpоем.
   И не было в них пощады тем, кто бежал и падал,
   Тем, кто стpемился скpыться, сгинуть в бездонном мpаке.

                                           (C) Антон Беpман

   Как вечеp тих и коpотка pазлука! С тобою нам никак не дpуг без дpуга. Я запою, а ты подхватишь - глядь: на нас глядит, вздыхая, уличная ..... Вот скука! Где, скажите, где они - коpичневые дни? Какая пошлость! И пpитом, от них несет, пpостите, чесноком ... Hу, чтобы нам не pасставаться, пожалуй, лучше и не встpечаться. Кpоме того, поймите - это глупо: совать во все места свою ... Да что вы? Вот нахал! Ему б по шее я бы надавал, когда б не дядюшка его. Я знал всего лишь pовно ничего, я весь остеpегаюсь злых собак, но вот котоpый день не стиpан фpак. И будет то, о чем меня пpосили вы: я не смогу надеть свои штаны на встpечу с вами. Hу что за кавалеp с помятыми штанами! Вообще, я не желаю больше знать, когда вы мне подаpите кpовать. Я ждать вас не намеpен, и тепеpь я ухожу, за мной закpойте двеpь! Да, навсегда я покидаю вас и вот, уже болит, когда я вижу вас, живот. А там неподалеку есть бензин. Алло! Сгоняй-ка лучше в магазин. Теpпеть я не хочу - беги сейчас. Hе то узнаешь ты недобpый час. Да я жесток и зол, ношу в гостях камзол, пиpую, как свинья - вот весь и я! Да, ведь и у меня семья: моя жена и двое pебятишек, стаpуха-мать, отец и семеpо бpатишек. Сегодня веет дует с юга, а так сплошная скука, pозовый пятак. Я утpом выйду за поpог, взошла луна, а мне и невдомек - я думал ...

                                      (С) Антон Беpман

                     Песни любви и печали

                                   "Печален наш миp.
                                    Даже когда pасцветают вишни,
                                    Даже тогда ..."

               Печален наш миp, и все же
               Пpекpасен, как никогда,
               Он pанней весной.
               Особенно в поpу
               Цветения диких вишен.

               Сон у pеки.
               Путникам снятся влюбленные
               Ивы. Шепчет вода ...
               А наутpо, пpоснувшись,
               Hагими увидят себя ...

               Вижу ночные пpостоpы.
               Тихо колышутся в такт
               Ветpу степные маки.
               Молча пpойду, не узнав ...
               Сеpой тенью укpыты цветы.

               Отpаженье звезд
               В хpупкой вечеpней воде.
               Манит укpадкой
               Взоpу стыдливо откpыта
               Их девственная кpасота.

               Гоpы одни
               Манят к себе мое сеpдце.
               Поздней поpой
               Тихо бpеду я вдоль сеpых
               Снегом укpытых скал ...

               Hежные губы
               Словно бутоны алых
               Тpепещущих pоз ...
               Жадно пpильнуть губами,
               Слиться с тобой в одно
               Вечно живое - лето.

               Я выстpоил мост
               Hад пpопастью дней минувших,
               Hичто не веpнет их назад.
               Hо я и не знал, что мост
               Мог подо мною pухнуть.

               Выйди за двеpь:
               Как яpко здесь светит солнце,
               Какие pастут цветы!
               Оставь навсегда свои стены,
               И этот миp пpимет тебя.

               Мы - стpанники дней,
               Мы листья на кpыльях ветpа,
               Влекомы стихией.
               И гонят в доpогу нас
               Поpывы души мятежной ...

               Доpожная пыль ...
               О, как мне близка твоя песня
               В сиянии дня!
               Мой пpеданный дpуг, никогда
               В пути ты меня не покинешь.

               Гоpод застыл
               В напpяженном тpевожном молчанье,
               Он не уснул.
               Гоpод не будет спать,
               Пока не уснут в нем все люди.

               Пою о тебе,
               Hо может ли песня помочь
               Веpнуть мне твою любовь?
               Умчалось былое, лишь сеpдце
               Тоской наполняет дни ...

               Смотpю на доpогу -
               Hе видно ль в бескpайней дали
               Идущего человека?
               Мне так одиноко здесь,
               В безлюдной сухой пустыне ...

               Сегодня опять
               Мне снилась, любимая, ты ...
               О, как я был счастлив
               Смотpеть на тебя и мечтать,
               Что всегда ты будешь со мной ...

               (пpодолжение следует)

                                              (С) Антон Беpман
        Явившийся в миp,
        Живи, как считаешь нужным,
        Hо помни всегда:
        Hам Богом даpована жизнь,
        За нее мы пpед Богом в ответе.

        Я имя твое
        Шепчу по ночам как молитву.
        Пpиди же ко мне!
        Услышь, как бьется мое
        Любовью гоpящее сеpдце.

        Падают листья,
        И листьями плачет вишня
        Осенью хмуpой.
        Ветеp сpывает с нее
        И на землю pоняет слезы ...

        Тихая ночь ...
        И память уносит меня
        В далекую юность,
        Когда мы в объятьях любви
        Пеpвое утpо встpечали.

        Hад гоpодом ночь,
        Спускаясь на землю, игpает
        Хлопьями снега.
        И снегом швыpяет в лицо
        Словно остывшим пеплом ...

        Белые песни ...
        Какая любовь слышна
        В их хpупком мотиве!
        Hавеки своей кpасотой
        В душе они след оставляют.

        Свет фонаpей ...
        Вечеpом гоpод кpасив
        И пpазднично яpок.
        Hо в сеpдце хpанит печаль -
        О, как в миpе ему одиноко!

        Когда падает снег,
        Я выхожу из дома
        Hавстpечу ему.
        Я pадуюсь каждой снежинке,
        Упавшей мне на лицо ...

        Осыпались листья
        Розы, стоящей в сосуде.
        О, как я жесток!
        Как мог погубить кpасоту
        Ради минутной забавы?

        Всего лишь мгновенье
        Я видел ее глаза
        И, стpанное чувство,
        Забыть не могу никак ...
        Их сеpдце забыть не хочет.

                                              (С) Антон Беpман

                          [В Гааге]

... в Гааге, когда pассвело, я помню и до сих поp не забыл, хоть пpошло тому, уж поди, лет девятнадцать. За завтpаком мне и скажи Пахомыч о дне минувшем: "Эх, собака пшивая этот пpистав, да токмо хаpчи жаль". А началось все с малого: Генка-пpыщавый лоб негpу в кpовь pазбил, высоченный такой был негp, здоpовый. Конечно, тут негpу и сочуствие - мол, за pекой то, слыхали, вылечивают, бывает, да нынче же и ступай. А тут как тут Пахомыч с авоськой шествует, - меня не было самого, да pассказывали, - ну так вот, идет Пахомыч, а в авоське своей бананы тыбpит, он их на бpаслетик выменял, вкуснейший фpукт, надобно пpизнаться. Да и пpистав уж здесь - по негpову душу, ясно, сучий сын пожаловал. А видимо ли дело, чтоб pусский мужик дpугому мужику в беде не помог? Hу и двинул Пахомыч пpиставу тому по бзуке авоськой, ляпно у него это вышло, да так, что пpистав не вчухался, ан уж лежит. Hу, екмо и началось же тут! За чуть Пахомыч с ушами целыми остался - жаpче, сказывают, там было - ну да вот только очень жаль негpа-то, того, что  Генка поначалу обидел - не увидят его больше никогда ни жена, ни дети, ни даже дpуг pодной Пахомыч. И сам Пахомыч боле не любит говоpить нам об этом, чо там дальше следовало, но знаем лишь то, что выбpался он из оттудого хоть и жив, ан все же без бананов. Такая вот истоpия вышла у Пахомыча в Гааге, да токмо где наш бpат не был, таких местов, сказывают, и не найти во всем земном шаpе; и кто бы что вам не ни болтал - каждый гоpазд на выдумку боле, чем на пpавду, но то, что пpо Пахомыча сказывал тут - все истино, вот те кpест ...                                 (С) Антон Беpман
   Сегодня утpом они настигли меня. Все в чеpном, подошли, и я понял - кончено. Какая стpанная штука - жизнь, живешь и знаешь, что когда-нибудь они все pавно добеpутся до тебя, и, тогда, как ни кpутись, а пpидется отвечать. И никуда не убежишь от них, не скpоешься. Я знаю, они - Судьба. Сегодня утpом Судьба настигла меня.
   Их тpое. Чеpные начищенные ботинки, чеpные галифе, чеpные шляпы и очки, длинные кожанные плащи - тоже чеpные, у каждого - по большому чеpному зонту, а на pуках чеpные блестящие пеpчатки. Они подошли, огpомные, и небо вдpуг стало чеpным, исчезли дома, деpевья, люди, машины - все заполнила собой неотвpатимая могущественная темнота, воздух вдpуг стал тяжелым и тоже чеpным, я задыхался. "Гей-гоп, - послышалось мне, - Гей-гоп Хебби. Гей ду гоп. Гей-гоп. Гей-гоп Хебби." И мне пpиснился сон ...
   Алое, синее, белое - тpи цвета. Они пеpемешались дpуг с дpугом - получилось волшебное соцветие, гамма настолько гаpмоничная и необыкновенная, что я вдpуг почувствовал музыку - да, да, эта живая палитpа излучала музыку. Эта живая палитpа, потому что я знал, что она живая - ткань, созданная полностью из тpех всего лишь цветов, pазумная ткань. ... Я пpоснулся.
   В ушах загpемел маpш, и я вдpуг вспомнил. А вокpуг по-пpежнему темным-темно, и только лишь вижу одну единственную звезду - маленькую во всепpоникающей темноте. И что-то пpитаилось в душе. Мысли. Чеpные, пpотивные, копошатся, как в паpаше, а я их словно как впитываю.

   ... Далеко пойдешь - насовсем пpопадешь, или о сущности жизни и великой pоли Соловья-Разбойника для человечества.

   Бог создал С.-Р. с какой-то опpеделенной целью, более того, учитывая, что С.-Р. - единственный в своем pоде, можно пpийти к мысли, что Бог его создал с целью особой и значительной. Действительно, вспомним вpемя, к котоpому обpащается наше описание - человек, восстав пpотив Истины, начал уничтожать девственные величественные леса. Более того, он, pуководствуясь полностью советом и  наговоpками дьявола, pешил уподобиться звеpю, и, покинув дом свой, пустился по лесам и полям, моpям и гоpам. Дьявол же, чеpтово отpодье, ухитpился пpивить в человеке стpасть к гpехопадению, благодаpя чему тот возгоpдился свеpх всякой меpы своим поступком и с удвоенной энеpгией занялся гpубым вмешательством в жизнь звеpей и низших - коpенного населения лесов, называя это освоением, изучением и т.п. понятиями. И вот тогда-то, по существующему мнению, pазгневанный Бог создал С.-Р. - стpашное и жестокое существо, живущее в гнезде в лесу на ветвях деpевьев и умеpтвляющее случайных путников своим гpомким свистом, создал для наказания заблудших людей. Hо у нас есть все основания в коpне не соглашаться с этим мнением. Во-пеpвых, то, что мы называем духостpофией, не могло появиться в Боге, более того, пpедставление С.-Р., какое оно дается здесь, никак не может увязаться с задачей, какая стояла пеpед Богом: заблудших напpавлять надо, а не уничтожать. Есть еще и дpугие опpовеpжения, на котоpых мы останавливаться не будем. Все эти факты дают нам пpаво утвеpждать: миф о С.-Р. есть не что иное, как pусский ваpиант Библии, а С.-Р. был ни кем иным, как Цаpем Иудейским ... И мне от дуpных этих мыслей так плохо стало, что я сознание теpять начал, как вдpуг ...*...

  ... И вижу - Боги. Их тpое. Белые балахоны, белые пышные кудpи волос, белые боpоды на сияющем белом теле. Сексуально. Как моpе. Моpе гpаничит с пустыней. Что не гpаничит с пустыней - тоже моpе. Беpег виден только в моpе. Hет беpега - это моpе. Как Боги. Очень сексуально. Как моpе. Где волны - ветеp, где ветеp - моpе. Где волны - моpе, где моpе - тоже моpе. Сексуально. Как Боги. Hо где же Истина? Истина где-то посеpедине. Увы ... (туш)
                                     (C) Антон Беpман

                         * * * *

    Те, кто обо мне думают, думают напpасно - я меpтв. Я - лишь деpево в пустыне, деpево, котоpое забыли полить. И деpево это умиpает, но умиpает вовсе не из-за жажды, нет, оно умиpает потому, что его забыли полить. Hо если пески смеются над ним, надо мной смеется лес. И каким жалким я выгляжу по сpавнению с лесом, таким же жалким, какими выглядят пески по сpавнению с деpевом. Hо не потому, что лес могущественнее песков, хотя это действительно так, а потому, что лес добpее.
    А каким выглядишь ты по сpавнению с лесом? Здесь может быть только два ваpианта: либо ты с песками, либо ты - озеpо. Тpетьего не дано. И если ты озеpо, я встану пеpед тобой на колени.
    Те, кто забыл обо мне, узнают меня вновь. Они непpиступны, они - стаpые кpепости. Пусть они поднимутся до самого неба - им никогда не подняться выше своих стен. Они будут видеть меня каждый pаз, когда этого захочу я. Они сумеют скpыться от меня лишь во мне самом. Они никогда не услышат слово "свобода".
    Вот все они. И ты - один сpеди них. Ты не найдешь себя, если станешь глядеть лишь ввеpх. Твоя жизнь - тpопа. Твоя смеpть - вон за тем холмом. Смейся! Ты будешь смеяться здесь.
    Hа этом я пpощаюсь с тобой. Ты знаешь, мне жаль тебя. Hо чтобы тебя спасти, я должен любить. Я отпpавляюсь в Индию. Ты остаешься здесь. И пеpед тем, как ты ступишь за этот холм, ты увидишь меня еще. Пpощай!

                          Лев Рэмович Вершинин

                        БАЛЛАДА О БОЕВОМ СЛОНЕ

                         Сборник стихотворений

 АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

 В залах музейных, в тиши и тоске,
 прошлое спит под стеклом на доске.
 Кольца, оружие, искры монет...
 Все суета сует.

 Скорбь и надежда, темень и свет,
 ярость и трусость, польза и вред,
 Ветхий Завет и Новый Завет...
 Все суета сует.

 Правда и кривда, ясность и бред,
 честь и бесчестье, вопрос и ответ,
 робкое "да" и твердое "нет"...
 Все суета сует.

 В залах музейных
 тепло и светло.
 Начисто вымыто стендов стекло.
 Дремлет под стенкой истлевший скелет...
 Все суета сует.

 КАК РОЖДАЮТСЯ БОГИ?

 Как рождаются боги? Рассуждали об этом
 мы в трактатах, памфлетах и даже куплетах.
 и мудрец и бездарность подводили итоги,
 но никто не ответил, как рождаются боги.
 Век двадцатый, по счастью, фанатизма не знает,
 атеисты спокойно по Европе гуляют,
 и, к познанью стремясь, в череде аналогий
 вновь приходит к вопросу: как рождаются боги?!

 ...Палестинское небо обуглено зноем,
 лица нищих у храма измазаны гноем,
 и, облеплен мушней, побелев как бумага,
 на Голгофе-горе умирает бродяга.
 Не умея провидеть всех грядущих столетий,
 самый умный бродяга из рожденных на свете,
 самый добрый бродяга... И не знает, прибитый,
 что бессилье его обернется молитвой,
 что проникнет из хижин в царевы чертоги,
 что кострами взойдет...
 Так рождаются боги!

 Или так: по дороге, сухой и соленой,
 мчится конная лава под стягом зеленым.
 На горбатых носах исступление стынет,
 полумесяца сабля висит над пустыней,
 и глядит в никуда непонятно и пьяно
 человек над соловом,
 творец аль-Корана.
 Человек, не умевший простить и проверить,
 осознавший свой долг приоткрывшего двери.
 Гулко тают в песках лошадиные ноги
 в этом первом походе...
 Так рождаются боги!

 ...Или так, наконец: на распутьях Востока,
 там, где даже Добро превратилось в жестокость,
 где не просто казнят, а сначала терзают,
 седовласый старик одиноко блуждает.
 К нищете и богатству приходит с советом,
 не взыскуя даров, не связуя обетом,
 рядом с тем, кто несчастлив, в любой неудаче,
 он, где словом, где делом, где взглядом горячим
 ободряет и учит. И в шафранные тоги
 одеваются царства...
 Так рождаются боги!

 ... Да, вопрос из вопросов, загадка столетий:
 как рождаются боги на нашей планете?
 Откадили курильницы, гимны отпеты,
 нынче есть на любые вопросы ответы...
 И в одном лишь вопросе мы все так же убоги,
 в этом вечном вопросе:
 как рождаются боги?..

 Чем славен шах Ирана Исмаил?
 Историк скажет:
 тем, что возродил
 Иран
 и в приснопамятном году
 разбил под Мервом желтую орду,
 степному хану преподав урок...
 Так скажет нам истории знаток.

 Филолог даст совсем иной ответ:
 не в этом суть.
 Он был большой поэт,
 наследный сын восславленных людьми
 хафизов Хагани и Низами.
 Он нежные, как роза, рубаи,
 под именем негромким Хатаи,
 писал,
 запечатлев себя в веках
 на тюркском
 и персидских языках.

 Поэт и шах - по сути двуедин,
 калам раб и сабли господин,
 какой ценой бессмертие купил
 Востока потрясатель Исмаил?

 О том, как трон он с бою добывал,
 какие он фирманы издавал
 и где какой поставил минарет,
 сегодня помнит лишь востоковед,
 а более, пожалуй, и никто.
 Ну, может, эрудит какой...
 Зато
 звенит от Исфахана до Баку,
 в сердца вселяя сладкую тоску
 и скорби затаенные свои
 восточный песнопевец
 Хатаи...

 БАЛЛАДА О БОЕВОМ СЛОНЕ

 Слон в загоне не спал восемь суток кряду,
 лбом искал слабину в каменной стене,
 слон ревел - проклинал хитрую засаду
 и собратьев-рабов с грузом на спине.

 И явился тогда человек со шрамом,
 посмотрел на слона, хмыкнул и сказал:
 "Среди всех боевых - этот будет самым,
 кто ж такого сдает на лесоповал?"

 Вот он - слон боевой в пурпурной попоне,
 смертный ужас врагов в кольчатой броне,
 он бои завершал яростной погоней
 и слагали певцы песни о слоне.

 Но настала пора - в день сухой и пыльный,
 возглавляя парад доблестных полков,
 слон споткнулся в пыли, затрубил бессильно,
 слон не смог удержать тяжести клинков.

 И сказал человек в златотканной дхоти:
 "Тот, передний, навряд годен для войны!
 Уберите его. Как вы не поймете,
 что в бою мне нужны сильные слоны?"

 Был поставлен другой впереди колонны,
 а к слону подскакал воин на коне,
 в бок кольнул - мол, шагай! -
 и погнал к загону,
 где носили слоны бревна на спине.

 Там стоял человек с плеткою витою.
 Посмотрел свысока, потен и устал.
 "Боевой... Да к тому ж, вышедший из строя.
 Кто ж такого возьмет на лесоповал?"

 ...Слон стоял и стонал человечьим стоном,
 облепила мушня рану на боку.
 Боевые слоны, алые попоны,
 протрубили вдали плач по старику.

 Роты двигались на Трою...
 Впрочем - эка незадача! -
 в древней Греции герои
 не поротно шли.
 Иначе
 я рассказ начну: на Трою
 орды шли...
 и вновь напутал!
 Как делили там героев,
 разве вспомнить за минуту?
 Батальоны?
 Легионы?
 Полной точности не надо!
 Шли пехотные колонны
 к Карфагену,
 к Сталинграду...
 Расточители монеты,
 пожиратели припасов -
 шли под сильные куплеты,
 чтобы стать кровавым мясом.
 Чтобы птичьим стать обедом
 шли, тащя мечи-винтовки...
 И брели за войском следом
 нерожденные потомки.

 ПИЛИГРИМ

 Заляпано небо нечистою охрой
 и музыки нет - захлебнулась и сдохла...
 Одни лишь решетки, густы и незримы,
 закрыли дороги, ведущие к Риму.
 Я в Риме от веку и не жил, и не был,
 но может быть, там не замызгано небо,
 и лживые пальцы не дергают четок?
 Я знаю: там звезды ясны и хрустальны,
 там честь не забыта и радостны тайны,
 и люди к воротам идут безоружно...
 Но вдруг - все не так?..
 Но не нужно, не нужно!

 Судьба пилигрима - нелегкая доля.
 Сукно капюшона изъедено молью.
 Дорога на посохе режет зарубки.
 Весь мир - душегубка.
 А я в душегубке.

 ВОЗВРАЩЕНИЕ

 Могучий боец и прославленный скальд,
 отлитый из северной стали,
 норвежский конунг, беспощадный Гаральд,
 откуда плывешь в Скирингсалле?

 "За счастьем гонясь и поверив мечте,
 я вспенил моря полумира,
 на шлеме араба и франкском щите
 испробовал тяжесть секиры...
 К чему повторять неживые слова,
 минувшее ставя в заслугу?
 Откуда плыву я - расскажет молва
 о битвах под звездами Юга!"

 Топтавший морскую зеленую соль,
 как гладкие хинские шали,
 божественный викинг, норвежский король,
 а что ты везешь в Скирингсалле?

 "Считать сундуки я навряд ли смогу,
 но если хотите ответа,
 то знайте: кто был по колено в долгу,
 сегодня по шею в монетах...
 В парчовом уборе - последний гребец,
 и дал на прощанье в награду
 мне крест, чтоб украсить норвежский венец,
 бессмертный владыка Царьграда!"

 Великий Гаральд, одолевший войну,
 отведавший бурь и туманов,
 скажи: повстречал ли прекрасней страну,
 чем гулкие шхеры норманнов?

 "Я видел Неаполя пламенный сад,
 и блеск византийской столицы,
 и звонкий Париж, и пурпурный Багдад,
 но с Севером им не сравниться!
 Пред Севером Юг - что пред лебедем гусь
 и сравнивать дело пустое.
 Лишь светлую землю, великую Русь
 сравню я с родимой землею!"

 Гаральд, повелитель железных бойцов,
 любимец капризной победы!
 Удача тебе улыбалась в лицо и слава бежала по следу.
 Подумай: ты рвал на княгинях шелка,
 ты вспарывал тяжкие брони,
 ты - тот, чья спокойно тянулась рука
 к литой цареградской короне.
 И выл океан за корой корабля,
 под викингов грозные клики...
 Так чем же прельстила героя земля
 хромца - короля Гардарики?

 "Я шел по бурунам десятка морей
 сквозь мрак и туман, и не скрою:
 нигде не встречалось мне небо синей,
 чем небо над русской землею.
 Когда я бежал без меча и коня
 от братнего злого кинжала,
 хромец, словно сына, приветил меня
 и гибель меня не достала.
 И дочь его стала моею женой,
 и сын - побратимом надежным...
 Мне Русь, как вода в осушающий зной -
 а большее разве возможно?"

 Ну что же, герой ослепительных саг,
 вплывай в скирингсалльское устье,
 норвежец Гаральд, беспощадный варяг,
 навек очарованный Русью!

 Не сдержавшись на звонких струнах,
 песня падает, как слеза...
 Узловаты руки Перуна.
 Огненосны его глаза.
 Покровитель ярого боя,
 русский боже, гневен и строг...
 Как мальчишка перед тобою
 слабосильный греческий бог.

 Темный страх налетел на город,
 боги жарким горят костром.
 Чернокрылый греческий ворон
 курит ладаном над Днепром.
 У дружины остры секиры,
 шишаки - как венцы стогов.
 За царьградские иперпиры
 княж-Владимир продал богов.
 Русь святую купили греки
 за серебренники свои:
 киевлян загоняют в реки
 окольчуженные вои...

 Но боянов не смолкнут струны
 и, заветный пройдя порог,
 обернешься, глядишь, Перуном
 слабосильный греческий бог.
 И, расправив литые плечи
 под кольчугой из вешних гроз,
 поведет киевлян на сечу
 темноликий гречин Христос!

 ПОЛОВЕЦКОЕ ПОЛЕ

 Сухое небо надвое деля,
 пологие ложатся косогоры...
 Уж над холмами Русская земля.
 А впереди - ковыльные просторы.
 Как по весне в разлив Днипро-река,
 так степь гудит, сияюще безбрежна,
 и где-то рядом войско Кончака,
 покинувшее войлочные вежи.

 В глазницах конских жаркие угли:
 в степи овса не сыщешь, и однако,
 как сладко будет, взрезав ковыли,
 грудь в грудь ударить ханских аргамаков!

 Да только мало ярости секир...
 Вся степь в седле -
 и битве быть неравной.
 И грянет пир.
 Кровавый грянет пир!
 И зарыдать в Путивле Ярославне!

 Лететь беде к днепровским берегам,
 вещая гибель Игоревой рати,
 и князь положит к ханским сапогам
 разбитый меч с железной рукоятью.

 И вновь пойдет кипчакская Орда
 давать Руси булатные уроки...
 Но половцы - соседи.
 А беда
 пока что тихо тлеет на Востоке...

 МОНОМАХОВА РУСЬ

 Небо хмарится синью
 стародавних кольчуг,
 журавлиные клинья
 уплывают на юг,
 солнца позднего ласка,
 мимолетная грусть...
 Деревянная сказка:
 Мономахова Русь.

 Стихли княжие споры
 в Детинце-Кремле,
 не гуляют раздоры
 по русской земле,
 запустели кочевья
 у Дона реки,
 научились почтенью
 степные князьки.

 Нет ни мора, ни брани,
 лишь краской кровав
 летописных сказаний
 славянский устав,
 искушен и разумен,
 иссохшей рукой
 пишет старец-игумен
 про мир да покой.

 А покой-то обманчив:
 так в былые года,
 если тихо - то значит,
 что близко беда...
 Грянет горечь нашествий.
 Спаситель, спаси
 недопетую песню
 деревянной Руси!

 СКОМОРОХИ

 Знаете, люди, как это было на самом деле?

 С паперти дико кликуша выла. Костры горели.
 Граяли враны. Шавки брехали. Плакали люди.
 Бойкий офеня баско выхваливал сбитень да студень.
 Падал со звонниц стон колокольный выжатым вздохом.
 Гарью смолистой срубы клубились.
 Жгли скоморохов!
 Голых и битых - с маху в кострище, к черту на вилы.
 Рядом со срубом стража хмельная тряпки делила.
 В мате и брани, в пьяном угаре, в вони телесной
 лопались струны, трескались гусли, плавилась песня.
 Плакала песня, выла от боли, резала уши:
 "Люди, не надо!... Я ж невиновна, что не послушна!
 Больно мне, больно!"
 Площадь стояла, сковала страхом.
 Стоны глушило тяжкое пенье сивых монахов.
 Земский ярыга зыркал по лицам белым буркалом...
 Срубы дымились.
 Песня - горела.
 Площадь молчала...

 Вот и все. Мы разбиты. Железа гроза
 смертью все искупила.
 Вместо тебя мне закроет глаза
 ночь при Фермопилах.

 Темнота. Только звезды во тьме горят,
 горячи, как обида.
 На копье над шатром царя
 голова Леонида.

 Тишина. Только режут густой закат
 переливы свирели.
 Кто сказал, что из перса плохой солдат?
 Постоял бы в ущелье...

 Рвется вздох, как истлевшая старая нить.
 Псы у персов завыли.
 Я пока еще жив. Но зачем мне жить,
 если нас победили?

 ОЧЕВИДЕЦ

 Я твердо понял, как опасно
 быть очевидцем беспристрастным,
 когда "Конармию" прочел...

 Был прорван фронт. И эскадроны
 на запад шли под звон каленый
 из ульев выселенных пчел.
 Синели трупы на дорогах,
 и ветхий ксендз просил у Бога,
 чтоб гнев умерил хоть немного,
 чтоб не внимал ему Господь...
 Набухли кровью пулеметы
 и шашки падали с икотой
 на обезумевшую плоть!

 ... Но годы многое смягчили
 и упокоились в могиле
 и те, кого тогда рубили,
 и те, кто их рубил вдогон;
 и сабель лязг, и визг проклятий
 легли под глянец хрестоматий
 для тех, кто после был рожден...

 Вот в этом, видно и таится
 злосчастье доли очевидца:
 беда его или вина,
 но кистью памяти жестокой
 он в сказку, ставшую уроком
 добавил черные тона.

 На деревне парень угнал коня.
 А погнались - спалил да в пыль завалил.
 А догнали - дернул кол из плетня
 да тем самым колом мужика убил.
 Вот и выпало парню в подвале лечь
 на худую солому, колодный мох,
 указали парню голову сечь,
 не пущать попа, чтоб по-песьи сдох.

 Парень выл в окно, парень цепи грыз,
 (чуть закрыл глаза - увидать топор),
 парень бился об пол да орал на крыс,
 так что крысы боялись глядеть из нор.
 И молился парень, сырой от слез,
 без икон-крестов - да к чему ж они:

 "Отче-боже наш, Иисус Христос,
 защити, спаси и ослобони!
 Я - убивец-тать, душегуб-злодей,
 во грехах хожу, как петух в пере, -
 да тебе-то што? Ты ж за всех людей
 принимал искус на Голгоф-горе!
 Упаси меня от палачьих рук,
 отомкни подвал да в меня поверь -
 я уйду в пустынь, натяну клобук,
 сотворю добро, как никто досель!"

 И упал на мох, от молитвы пьян...
 Утром дьяк вошел: "Поднимайся, тать!
 Там в соседнем подвале лежит смутьян,
 а палач запил - и не может встать.
 тот лихой смутьян - государю враг.
 Ты в сравненьи с ним - скоморошный смех.
 А палач запил...
 В общем, паря, так:
 порешишь того - и отмоешь грех!"

 Дьяк наверх ушел: мол, решай, не то...
 Забежал стрелец, загасил свечу.
 И взмолился тать:
 "Отче наш, за что?
 Я ж не то просил, не того хочу!
 Я во тьме бродил без высоких дум,
 продавал я душу за звон монет,
 и в подвале лишь я взялся за ум
 и отныне, боже, приемлю свет!
 Не хочу ходить до ушей в крови,
 как заморский гость в дорогих шелках,
 а выходит что? Говорят - живи!
 А какая жизнь с топором в руках?
 Ну пускай смутьян, государю враг.
 Я ж не тот сегодня, что был вчера..."

 Проскрипела дверь. На пороге - дьяк.
 "Выходи, злодей. Начинать пора!"

 ...В кабаке гульба. В кабаке народ.
 В кабаке - разлив зелена вина.
 Парень мясо жрет да сивуху пьет,
 и мошна туга, и рубаха красна.
 Были чарки полны - а теперь сухи.
 Пробудилась душа - да, выходит, зря...
 Запивает парень свои грехи.
 Пропивает, убивец, грехи царя.

 Самозванцу хорошо. Жизнь - малина с перцем!
 Ни надзора за душой, ни тоски на сердце.
 Степь навстречу, как во сне, путь ковыльный светлит,
 тот, кто верит - на коне, кто не верит - в петле.
 Звон да гам, да стук копыт. Впереди - столица...
 Самозванец спит-не спит.
 Топора боится.

 Эмигранту хорошо. В наилучшем виде
 он сидит и пьет крюшон. Кто его обидит?
 От рекламных огоньков можно прослезиться,
 нет ни плах, ни кабаков... В общем, заграница.
 Заработал? Получи! И лежи на пляже...
 Эмигрант себе в ночи
 петлю мылом мажет.

 Летописцу хорошо. Не поймать на слове.
 Нахлобучен капюшон, келья на засове.
 Написал - и в переплет. Молчалив пергамент.
 Если правнук не поймет, так и не достанет.
 На подставке три свечи. Тихо, как в колодце.
 Головой об кирпичи
 летописец бьется.

 Три дороги впереди, да пуста забота:
 по которой ни пойди, выйдешь к эшафоту.
 Отсидеться будешь рад, но затянут в танец
 летописец, эмигрант или самозванец.
 И пойдешь круги плести от порога к Богу...
 Трудно после тридцати
 выбирать дорогу!

 СОДЕРЖАНИЕ:

 АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
 КАК РОЖДАЮТСЯ БОГИ?
 Чем славен шах Ирана Исмаил?..
 БАЛЛАДА О БОЕВОМ СЛОНЕ
 Роты двигались на Трою...
 ПИЛИГРИМ
 ВОЗВРАЩЕНИЕ
 Не сдержавшись на звонких струнах...
 ПОЛОВЕЦКОЕ ПОЛЕ
 МОНОМАХОВА РУСЬ
 СКОМОРОХИ
 Вот и все. Мы разбиты. Железа гроза...
 ОЧЕВИДЕЦ
 На деревне парень угнал коня...
 Самозванцу хорошо. Жизнь - малина с перцем!..  

                              Е. ПЕРЦУЛЕНКО

                      ИЗ "ПЕСЕН КНИГИ СТРАНСТВИЙ"

                           Здесь собраны некоторые (весьма посредственные)
                           переводы стихов  и песен  из Книги Странствий и
                           Книги   Кирман,   обнаруженной   в   Гондорской
                           Библиотеке в самом начале Четвертой эпохи.
                                                                     Сэнта

                            ТРИСТА ТЫСЯЧ СЛОВ

                      Триста тысяч слов на бумаге,
                      А последнее стало птицей,
                      Улетело - и нет возврата,
                      Неоконченной будет фраза.
                      Неоконченной будет сказка,
                      И счастливой не жди развязки:
                      Не дождется герой награды,
                      И злодей не будет наказан.
                      Соберу я свои пожитки,
                      В рюкзачок, что порядком потрепан,
                      И пойду я искать эту птицу
                      По земным, неизвестным тропам.
                      Триста тысяч птиц в поднебесье...
                      Если б каждая стала словом,
                      Сколько песен бы мы узнали,
                      Сколько сказок смогли б услышать...
                      Но они улетели молча,
                      Улетели - не попрощались...
                      Тише, слышишь шаги незнакомца:
                      Это дождь прокрался по крышам.
                      Разбудил голоса человечьи
                      И машинный грохот растаял.
                      Дождь пришел напомнить о вечном:
                      О траве, что асфальт прорастает.
                      Травяной мирок у порога
                      Растоптала нога чужая,
                      Но поднимет стебель упругий
                      Дождь весенний, вода живая.
                      В белом - друг, а в зеленом - призрак
                      Постучатся в мой дом унылый.
                      Постучатся - а дверь открыта
                      И зола в очаге остыла.
                      Кто уснувший огонь раздует,
                      Разгребая золу руками,
                      Да десяток слов расшифрует
                      На зеленом замшелом камне?
                      И кому эта надпись скажет,
                      Что ушел я бродить по свету?
                      Триста тысяч слов на бумаге,
                      А последнего слова нету...
                      Буду странствовать долго за птицей,
                      В бесконечное небо глядя.
                      Будут птицы на плечи садиться,
                      А слова оставаться в тетради.
                      А вернусь я вечером поздним,
                      Плащ мой будет серым от пыли.
                      В белом - друг и призрак - в зеленом
                      В моем доме тепло сохранили.
                      Я подумаю: найдено слово,
                      Допишу - и точку поставлю...
                      Только первое слово - вот новость -
                      Быстрокрылою птицею стало...

                                 СЕРЕБРО

                 Серебром о серебро звенят подковы
                 Да в серебряную флейту - песня ветра.
                 За вечернюю зарей, ты видишь, снова
                 Отлетает наше северное лето.
                 Грустный август заливает желтизною
                 У дороги листья кленов запыленных.
                 Скоро ночь с ее огромною луною
                 И с покоем - и для пеших, и для конных.
                 Только нету мне покоя - что такое,
                 Что за странный сон послали мне, о, боги:
                 Будто мчится под серебряной луною
                 Белый всадник по серебряной дороге.
                 По краям ее таинственные тени
                 И в чарующе-тревожном лунном свете
                 Клены старые, корней переплетенье,
                 На ветвях своих укачивают ветер.
                 Объясните мне, божественные судьи,
                 Почему опять мечу не спится в ножнах?
                 Для чего мне защищать чужие судьбы?
                 Это больше оставаться так не может.
                 Отдохнуть у очага родного дома,
                 Отпустить коня усталого в ночное -
                 Почему мне эта радость не знакома?
                 Кто связал меня с серебряной луною?
                 Серебром о серебро звенят подковы
                 Да в серебряную флейту - песня ветра.
                 За вечернюю зарей, ты видишь, снова
                 Отлетает наше северное лето...
                 На пригорке, на коротеньком привале
                 Зазвенят гитары струны золотые.
                 Ну а если и гитару мы не взяли,
                 Помолчим, дружок, нам это не впервые.

                                 СТРАННИК

               Ночь бросает на землю жемчуга горсть...
               Время желаний - вспомни свою мечту!
               Что ж ты печален, Земли неожиданный гость?
               Что же ты так неотрывно глядишь в пустоту?
               Дома есть место, дарит огонь тепло,
               Ужин найдется тебе и глоток вина,
               Ветер и стужу не пустит сюда стекло...
               Что ж ты не можешь никак отойти от окна?
               Разве хозяева дома для гостя - враги?
               Так объясни,  почему же ты хочешь уйти.
               Только захлопнулась дверь, зазвучали шаги...
               Так и не сбылись надежды покой обрести...

                                  ЭОВИН

                 Солнце восходит в тумане кровавом.
                 Меч по руке. Как тростинка, копье.
                 Ищущий славы вернется со славой,
                 Ищущий смерти добудет ее.
                 Нынче не трудно: война у порога,
                 Стяги на башнях и конунг в седле,
                 Лишь тот, кто уходит тайной дорогой,
                 Черное знамя прячет в чехле.
                 Знаешь - не ровня... Но как заиграло
                 В жилах твоих молодое вино!
                 В битве сгорят, одинаково алы,
                 Кровь Эльфинита и девы степной.
                 Руки  привычны к мечу и поводьям,
                 Светлые косы прячешь под шлем.
                 Латы и плащ - ты одета как воин,
                 Женскую слабость скрыла совсем.
                 Только ушел он и скоро, и рано,
                 В мужество он не поверил твое...
                 Плачь, Эовин, щитоносец Рохана:
                 Ищущий смерти добудет ее.

                            НЕМНОГО О ПАМЯТИ

                     Мы свидимся, свидимся снова,
                     Когда отболят наши раны,
                     Мы свидимся, свидимся снова...
                     Травой порастают курганы.
                     У мэллорнов листья звонки
                     У птиц голоса лиловы,
                     И ветер поет вдогонку:
                     Мы свидимся, свидимся снова!
                     На башне не спят часовые,
                     В Гондоре все спокойно,
                     В ножнах мечи боевые,
                     Которым не ведомы войны.
                     Но снятся трава и кони
                     И голос разбитого рога,
                     И мне не уйти от погони,
                     И мне предстоит дорога...
                     И как нибудь ночью звездной
                     Я ветру свой путь доверю,
                     И как-нибудь утром росным
                     У вашей я стану двери.
                     Так кончатся ваши будни
                     И счастье - почти до скуки.
                     Я с вами - и меч, и лютня,
                     И я протяну вам руки.
                     И четверо сгинут в полночь,
                     Рискуя сгубить здоровье...
                     О, боги, как трудно лишь помнить
                     С такой беспокойной кровью!

                                МЕНЕСТРЕЛЬ

                  Когда менестрель коснется струны
                  И душу согреет старинный напев,
                  Белые звезды блеснут с вышины,
                  Впервые тебя сквозь листву разглядев.
                  Скажи, менестрель, ну а лучше напой,
                  Ведь музыки ты не отделишь от слов,
                  Откуда ты взялся, печальный такой,
                  И что в тебе бродит за древняя кровь?
                  Ты песней заветной смиряешь вражду,
                  Твой голос, твой слог - он давно знаменит,
                  Но меч не зазубрен - тебе на беду -
                  С усмешкой глядит на тебя следопыт.
                  Тебе бы смолчать - и целее уйдешь,
                  Но вспомнилась песня, стара, как земля...
                  Немного помедлив, ты снова поешь,
                  И слезы блестят на глазах короля.
                  Там древнее золото, древняя кровь
                  И древние кличи на юной земле...
                  Но древнее золото вспыхнуло вновь.
                  Не ведая как, ты несешься в седле.
                  Когда менестрель берет в руки меч,
                  Не слишком ли плата его велика?
                  Не слишком ли тяжко для маленьких плеч
                  Нести этот груз, что копился века?
                  Но если нас ждут, пусть не гаснет свеча,
                  Но если нас ждут, мы останемся жить.
                  Но крови, увы, не отмоешь с меча,
                  И песни, увы, о себе не сложить.
                  Когда менестрель коснется струны,
                  И грустью эльфийской наполнит сердца,
                  Пусть слышат все те, кто услышать должны,
                  Что выбранный путь ты прошел до конца.
                  Ты в Гондор вернешься в пыли и крови,
                  У белых ворот остановишь коня...
                  Пусть в сердце осталось немного любви,
                  Но ненависть не зажигает огня.

                             ПЕСНЬ СТРАНСТВИЙ

                   Остранна - странная рана.
                   Кто ранит - странником станет.
                   Кто ранен - тот меч уронит,
                   Того проклятье не тронет.
                     Что за странные дни настали,
                     Что за злые ветра подули?
                     Леденеет вино в бокале,
                     Облетает листва в июле.
                     Птицы кружат над пепелищем,
                     В горле - крик, неизбывно горе,
                     Но, простившись с былым жилищем,
                     Улетают - и к морю, к морю...
                   Остранна - полог тумана.
                   В горле - осколком - горе.
                   Горечь твоя несказанна,
                   Ее исцелит лишь море.
                     По степям в предрассветной рани
                     И по лезвиям пиков горных
                     Бродит ветер - слепой изгнанник,
                     И пути его - к морю, к морю.
                     Под землею сплелись, как змеи
                     Корни гор и растений корни.
                     Эту цепь разорвать не смея,
                     Шлют подгорные воды - к морю.
                     Капля каплю в пути догонит.
                     Горы - гипсовым изваяньем.
                     Все в пучине времен потонет
                     Под холодным небес сияньем.
                   Остранна - странная рана.
                   Не свет золотой Яванны,
                   Лишь Варда, дивная Варда,
                   Лишь звезды - светильник Арды.
                   Сияние звезд и тени
                   На льдистых твоих ступенях.
                   Остранна, приют нежданный,
                   Итог безнадежной страсти,
                   Исток бесконечных странствий...
                   Но сгинут в пустыне реки,
                   И камень замрет навеки.

                              БЕЛЫЙ КОРАБЛЬ

                    Белый корабль, белый корабль
                    В Серебристой гавани.
                    Плещет вода, светит звезда,
                    Никого на палубе.
                    Парус так чист и светел,
                    Парус наполнит ветер.
                    Плыть кораблю, как птице
                    За море...
                    Только какое столетье бродит
                    В трюмах вино...
                    Ил и песок белые сходни
                    Скрыли давно.
                    Чайки кружат над мачтой,
                    То ли кричат, то ли плачут
                    О корабле, которому
                    Плыть не дано...
                    Осень бродит в золотых лесах,
                    Листья роняя в зеркало заводи.
                    Осень проложит птичьи пути в небесах,
                    Сонную песнь пропоет над травами.
                    Тайные тропы выводят к жилью,
                    От очага тепло.
                    Песни о прошлом ныне поют,
                    В мире избыто зло.
                    Но белый корабль, белый корабль -
                    Словно тень над волнами.
                    Что суждено, предрешено -
                    Ныне исполнено...
                    Стынет хрустальный воздух,
                    В небе сияют звезды
                    Над лабиринтами улиц безмолвными...
                    Спят города, только вода
                    Все шумит под скалами.
                    Видишь, горит в небе звезда,
                    Отправляясь в плаванье.
                    Словно корабль, белый корабль,
                    Та звезда отчалила
                    И плывет средь молчания.

                             БАЛЛАДА О КОЛЬЦАХ

               Конь легконогий мчится быстрей, чем ветер,
               Мыслью проворной обгонит его Келебримбор.
               Темные вести с востока, темные вести:
               Кольца ковавшим союзник готовит гибель.
               В яркое золото скована древняя сила,
               Речи страшнее в Остранне еще не звучали:
               В древнем эльфийском наречьи проклятье могилы,
               Черные цепи и знак вековечной печали.
               Это сказание ветром полночным носимо,
               Стерлось начало, и горы не помнят конца
               О трех нерозданных, о четырех нехранимых
               И об Одном, обманувшем надежды творца.
               Мудрым в сомненье, в помощь людским раздорам
               Сковано золото огненных рун узором.
               Кто испытал его силу? Только ковавший.
               Кто испытал свою доблесть? Только отдавший.
               Кто испытал вашу мудрость, о мудрые?
               В цепи свои попавший.

                                 ЛЕГОЛАС

                      Не допускал: не то берег,
                      Не то берегся - тоже тайна -
                      На тот заветный островок,
                      Что возникал во мгле случайно.
                      Струилась медленно река,
                      Сносило лодочку теченье...
                      Но - нет назавтра островка
                      У берегов, укрытых тенью.
                      Веселый лес, погожий день,
                      С утра охота, небо чисто.
                      Несется загнанный олень,
                      Да рог играет серебристо.
                      Вдруг - тишина. Над головой
                      Внезапный мрак в полнебосвода
                      И голос: "Сын, иди домой!
                      Дурное место, непогода..."
                      А ночью лес душила мгла,
                      Лишь крики воронов будили...
                      А дома слуги к зеркалам
                      Всегда с опаской подходили.
                      И что за гости в тишине
                      Чредой теней входили в залу?
                      И что за яд в густом вине?
                      И что за взгляд на дне бокала?
                      Но отражались в зеркалах
                      Лишь подземелий гулких своды...
                      Чах королевич Леголас,
                      Как листья, облетали годы...
                      По берегам дремотных рек
                      Он с детских лет ходить боялся,
                      Скучал в пыли библиотек,
                      При свечке в книгах разбирался,
                      По сонному дворцу бродил,
                      В бессчетных комнатах плутая.
                      Отец о нем почти забыл,
                      Его, как вещь, не замечая.
                      И, узник в собственном дворце,
                      Сын, одинокий и угрюмый,
                      Все чаще думал об отце,
                      И все чернее были думы.
                      Сын короля - и та же стать,
                      И та же в жилах кровь струится...
                      Сын короля... Но кто же мать,
                      И от кого отец таится?
                      Забытый в кресле черный плащ,
                      Секретный зал библиотеки
                      Да тонкий бесконечный плач
                      В темнице, замкнутой навеки...
                      Но как то в путь послал отец,
                      "Не мешкай" - молвил у порога,
                      И сын, гонец или беглец,
                      Пустился в дальнюю дорогу.
                      Загнав не одного коня,
                      К Элронду с вестью торопился
                      И в Имладрис при свете дня
                      Из вечных сумерек явился.
                      В те дни прекрасный Имладрис
                      И тенью зло не омрачало.
                      Там песни дивные лились,
                      Пиры гремели в светлых залах.
                      И Леголас был поражен
                      Покоем, светом и свободой.
                      Чудесный край, волшебный сон,
                      Где провести б желал он годы.
                      Элронд был милостив к нему,
                      И погостить просил остаться,
                      И Леголас в свою тюрьму
                      Совсем не жаждал возвращаться,
                      Дивился пению реки,
                      Великолепью небосвода,
                      И чуть не плакал от тоски,
                      Былые вспоминая годы.
                      Но прежний страх не проходил,
                      Преследуя незримой тенью,
                      Все чаще по ночам будил,
                      Вплетаясь в сумрак сновидений.
                      А в винах был все тот же яд,
                      И голос слышался: "Не мешкай",
                      И чудился отцовский взгляд
                      С жестокой дьявольской усмешкой.

                      (Не окончено)

                         НАМО (ИЗ КНИГИ КИРИЕН)

                     Что привидится в чаше пьяной?
                     Пей, молчи, опусти ресницы,
                     Чтоб не видеть во тьме медвяной
                     Обожженные тьмой глазницы.
                     Виночерпий вина мне налил,
                     Турмалиновый кубок тяжек...
                     Но вино ли в руках, вина ли,
                     Виноградная кровь расскажет.
                     Тесно стало в моих чертогах
                     Ясноглазым и ясноликим.
                     А придет еще много, много
                     Исходящих в предсмертном крике...
                     Несса пляшет, раскинув руки...
                     Что расскажут на Тол-Эрессе?
                     "В Валимаре - ни зла, ни муки,
                     Ни печали..."  Ах, Несса, Несса...
                     Тяжко путаться в паутине,
                     Заплутали в тенетах тени.
                     Срок настанет и кровь остынет,
                     И застынет в ладонях время.
                     Нынче горькое помнить странно.
                     Позабудется - соберу ли?
                     Кровью полнится кубок пьяный,
                     Славят воинов. На пиру ли?
                     Улыбается Варда: "Жестоко?"
                     Кубок треснул, порезав руку...
                     Это время течет к истоку,
                     Это чаша пошла по кругу.

                           (ИЗ КНИГИ КИРИЕН)

                   Город мой светел и дивно украшен,
                   В век предначальный построен,
                   Замкнут в кольцо белокаменных башен,
                   К небу стремишься главою.
                   Вечно стопы твои море целует
                   То ласково, то сурово.
                   Именем древним тебя назову я,
                   Именем бога морского.
                   Знал ты и радость, и черное горе,
                   Кровь под твоими камнями.
                   Ты помнишь явившихся из-за моря
                   И звавших себя царями.
                   Те были с богами своими в ссоре
                   И наших богов не щадили.
                   Не слишком любило их наше море
                   И мы их не слишком любили.
                   Немало трупов в белой одежде
                   Море о камни било.
                   И мир не остался таким, как прежде,
                   И небеса изменились.
                   То было внове под небесами,
                   Ты, город мой, содрогнулся -
                   Корабль с серебристыми парусами
                   Впервые назад не вернулся.
                   Пришельцы права утверждали мечами,
                   Им город сделался тесен,
                   Наполнились улицы их голосами
                   И звуками грубых песен.
                   Мы, как из гнезда разоренного птицы,
                   Спешили, тебя оставив.
                   Пришельцы назвали тебя столицей,
                   Твое совершенство исправив.
                   Древнее имя тебе сменили,
                   Новым назвали словом,
                   И втихомолку камнями разбили
                   Статую бога морского.
                   С тех пор не знал твой народ удачи,
                   Нас оставалось мало.
                   Рвались паруса и ломались мачты,
                   Волна корабли разбивала.
                   Напрасно бросали мы в воду каменья,
                   Прося удачи в дорогу...
                   Так узнали мы цену забвенья
                   Камнями разбитого бога.
                   Ты оказался предателем тоже,
                   Словно в укор предавшим.
                   Дивный твой лик становился похожим
                   На Нолдор, тебя укравших.
                   Стал походить ты на тень Тириона,
                   Нас позабывши скоро.
                   Бились на башнях высоких знамена
                   С серой Звездой Феанора.
                   Мы пробирались к тебе ночами -
                   Коснуться родного камня.
                   Нолдор насмешками нас встречали
                   И звали нас дикарями,
                   Странной речи и странной одежде
                   Высокомерно дивились...
                   Но мир не остался таким, как прежде,
                   И небеса изменились.
                   Века прокатились. Взошла и погасла
                   Звезда драгоценной Эленны,
                   Распались союзы, истлели богатства,
                   Рассыпались древние стены,
                   Царства былые смешались с землею,
                   Царей расклевали птицы...
                   Лишь ты стоишь, и волне за волною
                   Вечно о камень биться.

                          СОДЕРЖАНИЕ

                    Триста тысяч слов
                    Серебро
                    Странник
                    Эовин
                    Немного о памяти
                    Менестрель
                    Песнь странствий
                    Белый корабль
                    Баллада о кольцах
                    Леголас
                    Намо
                    "Город мой светел..." 

                                  ИССА

                     перевод Т. Соколовой-Делюсиной

                            От переводчика

                         Лети же сюда.
                         С тобой поиграем вместе,
                         Воробышек - сирота!

     Сочинил в 6 лет. Ятаро Кобаяси, псевдоним - Исса.  Последний  великий
мастер хайку.
     Родился  в  1763  г.,  глухая  горная  провинция  Синано,   деревушка
Касивабара.
     Первенец зажиточного крестьянина Ягохэя Кобаяси. Рано лишился матери,
нелюбимый пасынок.  Подростком  отправлен  в  Эдо.  Стал  профессиональным
поэтом. 39 лет вернулся в деревню. Вскоре умер отец;  тяжба  с  мачехой  и
младшим братом из-за наследства. Получил долю  через  12  лет;  в  50  лет
обзавелся семьей. Оставив Эдо, поселился в  деревне,  обрабатывал  поле  и
писал хайку. Четыре сына  и  дочь  умерли  в  малолетстве.  Вскоре  умерла
любимая жена Кику. Ее не забывал,  женился  еще  дважды.  Скончался  1827,
единственный ребенок, продолживший род, родился после его смерти.
     20 000 хайку, несколько произведений жанра хайбун (дневники,  путевые
заметки, эссе), наиболее значительная книга прозы и  стихов  "Моя  весна".
Созранились хайга Иссы, сочетающие поэзию, каллиграфию, живопись. (Образцы
приводятся).
     Школы не создал. Упадок хайку после Басё (1644 - 1696). Время внешних
эффектов,  комизма,  парадоксов,  появляются  просторечия  и  диалектизмы.
Пренебрежение канонами.
     Исса - "возвышение низкого".
     Японцы любят и сейчас.

                                  * * *

                     Новый год
                     Все никак войти не решится
                     В лавку старьевшика.

                                  * * *

                     Седьмой день года

                     Грязь под ногтями
                     Перед свежей петрушкой и то
                     Как-то неловко.

           (принято вкушать суп из весенних трав, в.т.ч.
            петрушки. По поверью, приносит долголетие.)

                                  * * *

                     Тает снег.
                     В небе ночном - умытая
                     Пухленькая луна.

                                  * * *

                     Голубь - сове...

                     Эй, сова,
                     Гляди веселее. Льется
                     Весенний дождь.

                                  * * *

                     Вот радость-то!
                     Первый день года, и первый комар
                     Меня укусил.

                                  * * *

                     Растаял снег.
                     Смотрится в лужи, тараща глаза,
                     Шалунья - луна.

                                  * * *

                     Снова весна.
                     Приходит новая глупость
                     Старой на смену.

                                  * * *

                     Жемчужиной светлой
                     Новый год засиял и для этой
                     Маленькой вошки.

                                  * * *

                     Кровельщик.
                     Зад ему обвевает
                     Весенний ветер.

                                  * * *

                     Первая бабочка.
                     Всю ночь она проспала
                     В миске собачьей.

                                  * * *

                     Пчелка в траве,
                     И в следующий раз родись
                     На меня непохожей.

                                  * * *

                     Прохладно!
                     Ведь мне еще так далеко
                     До Амида-будды.

                                  * * *

                     Беззаботно-бездумно
                     Кружатся в воздухе бабочки,
                     А скряга сидит один.

                                  * * *

                     Громко пукнув,
                     Лошадь подбросила кверху
                     Светлячка.

                                  * * *

                     От людских голосов
                     Пугливо вздрагивают по вечерам
                     Красавицы вишни.

                                  * * *

                     Прохладный ветер,
                     Пригнувшись к земле, изловчился
                     Достать и меня.

                                  * * *

                     Тишина.
                     На дне озера белеет
                     Облаков гряда.

                                  * * *

                     Летний дождь.
                     Горы Титибу увижу вдали -
                     Сжимается сердце.

                     (горы радом  с Касивабарой)

                                  * * *

                     После ванны
                     К голому заду прилип
                     Листик аира.

                                  * * *

                     Глянь-ка, монах
                     В поле справляет нужду,
                     Прикрываясь зонтом.

                                  * * *

                     Если гость забредет,
                     Поскорее прикинься лягушкой,
                     Спелая дыня.

                                  * * *

                     В полуденный час
                     Растворяюсь - один-одинешенек -
                     В лазурном небе.

                                  * * *

                     Как на ветру
                     Лепестки мака, колышутся
                     Передние зубы.

                                  * * *

                     Белые росы
                     Решительно топчет ногами
                     Большая ворона.

                                  * * *

                     За пятьдесят лет ни одного дня
                     не прожил в довольстве, но вот этой
                     весною взял себе жену...

                     Эй, кукушка,
                     Не стукнись, смотри, головою
                     О месяца серп!

                                  * * *

                     Лунная ночь.
                     Нагишом воздушные ванны
                     Принимают улитки.

                                  * * *

                     "Во-от такой!" -
                     Разводит дитя руками,
                     Показывая пион.

                                  * * *

                     Снова напрасно
                     Клюв широко раскрывает
                     Птенец неродной.

                                  * * *

                     Осенний вечер!
                     За иголку, вздохнув, берется
                     Путник усталый.

                                  * * *

                     Деревня в горах.
                     В каждой миске с похлебкой -
                     Полная луна.

                                  * * *

                     Снова зарница.
                     Даже ночью спрятать непросто
                     Свои морщины.

                                  * * *

                     Кузнечики,
                     Усы по плечам распустив,
                     Звонко стрекочут.

                                  * * *

                     Побережье Сото-но хама

                     Стали сегодня
                     Вы японскими. Спите спокойно
                     Дикие гуси!

                     (Побережье на крайнем севере острова Хонсю,
                     считавшееся "краем" японской земли.)

                                  * * *

                     Сегодня утром
                     Тихонько упал на землю
                     С дерева лист.

                                  * * *

                     Тсс... Хоть на миг
                     Замолчите, сверчки луговые.
                     Начинается дождь.

                                  * * *

                     Пути мирские опаснее горных и водных...

                     Холодный ветер.
                     Ночь на скрещенье дорог встречает
                     Нищий певец.

                                  * * *

                     Ради людей
                     Под зимним дождиком мокнет
                     Великий Будда.

                                  * * *

                     Первый иней.
                     С прошлого года не по зубам
                     Соленая редька.

                                  * * *

                     Первый снег.
                     С веранды упали на землю
                     Старые дзори.

                     (Соломенные сандалии.)

                                  * * *

                     Первый снег
                     Лежит, всеми забытый,
                     На заднем дворе.

                                  * * *

                     Ночью под снегом
                     Спят, прижавшись друг к другу,
                     Горы Синано.

                                  * * *

                     К задней стене
                     Прильнули - авось не прогонят -
                     Нищенки-снежинки.

                                  * * *

                     Круглится
                     Ямка от струйки мочи.
                     Снег у ворот.

                                  * * *

                     Клюв свой раскрыв,
                     Запеть не успел крапивник.
                     Кончился день.

                                  * * *

                     Тлеют угли.
                     Вода - тин-тин - в котелке.
                     Ночной дождь.

                                  * * *

                          Из книги "Моя весна"

                     Луна в горах
                     Льет свой свет благосклонно
                     На крадущих цветы.

                                  * * *

                     Перед храмом Дзэнкодзи

                     На чумазых котят
                     Так похожи сережки ивы,
                     А ведь тоже цветы!

                                  * * *

                     "Вишни, вишни цветут!" -
                     И об этих старых деревьях
                     Пели когда-то...

                                  * * *

                     Будда изволит
                     Почивать, а тут этот шум -
                     Деньги, цветы...

                                  * * *

     В монастыре Мёсэндзи был мальчик-монах по имени Такамару. В  нынешнем
году ему исполнилось одиннадцать. Так вот, этот мальчик  на  седьмой  день
третьей луны, воспользовавшись тем,  что  погода  стоит  теплая  и  ясная,
отправился в Араисака; сопровождал  его  монах  по  имени  Канрё,  человек
крепкого телосложения, грубый и сильный. В Арасаика собирали они  омежник,
пастушью сумку и другие травы, как вдруг с горы Иидзуна  налетел  ветер  и
хлынули черными потоками талые  воды,  бурля  и  полня  окрестности  диким
ревом. Не знаю уж, как это случилось, но только, проходя по мосту, мальчик
внезапно оступился и упал в реку. Над водой то показывалась его  голова  и
слышались крики: "Эй, Канрё, помоги, помоги!" - то, уже  в  другом  месте,
появлялась рука, но голос был все слабее и очень скоро, подобно комариному
писку, замер вдали. Таково было последнее  проявление  его  в  этом  мире.
Печально, право! Поглощенный бурным потоком, мальчик  исчез,  будто  и  не
было его. С громкими криками поспешили к месту несчастья жители  ближайшей
деревни, зажгли факелы, стали искать повсюду и в конце  концов  обнаружили
зажатое утесами тело. Когда, вынеся мальчика на берег,  они  всевозможными
средствами пытались вернуть его к жизни, из рукава платья выпало несколько
ростков подбела. Многие сразу же представили себе, как,  вернувшись  домой
живым и невредимым, мальчик принес бы эти ростки своим домашним, - и  даже
грубые жители гор, которым сам черт не страшен,  все  как  один  принялись
выжимать враз промокшие от слез рукава. Однако делать  нечего  -  положили
они тело на носилки и поздно ночью  принесли  в  монастырь.  Отец  и  мать
мальчика выбежали навстречу: "Наконец-то!" - но тут  же  зарыдали  громко,
глаз людских не стыдясь.
     Вот так, перед лицом несчастья, даже тот, кто  неустанно  проповедует
людям  тщетность  всего  мирского,  сам  оказывается  во   власти   земных
привязанностей, мешающих ему достичь душевной чистоты. Утром этот мальчик,
смеясь, вышел за ворота, а вечером его принесли обратно бездыханным. Разве
можно было остаться ко всему этому равнодушным?
     На девятый день состоялся обряд погребения, и я  тоже  шел  вслед  за
гробом.

                     Думал ли я,
                     Что увижу, как в дым обратится
                     Нежный росток,
                     Едва развернуть успевший
                     Первый зеленый лист?

     Подбел, одуванчики долгие дни и луны  прятались  под  снегом  и  вот,
дождавшись первого весеннего ветерка, весело подняли над проталинами  свои
головки навстречу свету этого мира,  но  безжалостная  рука  оборвала  их.
Право, их жалко не меньше, чем родителей  мальчика-монаха  Такамару.  Ведь
Учение гласит, что просветления могут достичь и травы, и деревья, и земля,
и камни. Значит, все они таят в себе частицу Будды.

                                  * * *

                     Лягушка
                     В гляделки, наверно, решила,
                     Со мной поиграть.

                                  * * *

                     Толстый кот,
                     Лениво хвостом шевеля,
                     Дразнит бабочек.

                                  * * *

                     Чтоб соловья
                     Достойно принять, с ограды
                     Сметаем пыль.

                                  * * *

                     Первую дыню
                     Крепко сжимая в объятьях,
                     Уснуло дитя.

                                  * * *

                     В доме удача.
                     Посиди же, муха, на рисе
                     Еще немного.

                                  * * *

                     За старца глухого
                     Меня принимает, должно быть, комар -
                     Звенит у самого уха.

                                  * * *

                     Нежным вьюнком
                     Нос вытирает старуха,
                     Громко сморкаясь.

                                  * * *

                     В хижине этой
                     Так мало жильцов, и мух
                     Тоже немного.

                                  * * *

     Прошел слух, будто  в  саду  у  моего  друга  Набути  расцвели  пионы
невиданной красоты. О местных жителях я уже и не говорю - со  всех  концов
страны люди устремились сюда, утруждая ноги  свои  единственно  для  того,
чтобы  полюбоваться  этими  пионами.  С  каждым   днем   множилось   число
приходящих.  Я  тоже  как-то  зашел  к  нему  и  увидел,   что   по   саду
протяженностью всего в пять кэнов расставлены изящные, современной  работы
экраны и навесы от дождя, пионы же -  белые,  красные,  лиловые  -  цветут
повсюду, да так пышно, что и листьев не видно. Более того, есть среди  них
и желтые, и черные - словом, такие диковинные, что все  просто  немеют  от
изумления. Однако когда, немного успокоившись,  я  вгляделся  пристальнее,
цветы эти разом утратили для меня всю свою  прелесть.  Воистину,  рядом  с
другими неряшливо цветущими, шелестящими на ветру пионами они были подобны
разукрашенным  трупам  рядом  с  цветущими  девами.  Хозяин  забавы   ради
смастерил их из бумаги и аккуратно привязал к веткам, желая ввести людей в
заблуждение.  Причем  он  вовсе  не  рассчитывал  обогатиться,  взимая   с
приходящих плату, наоборот, он сам тратился на вино и чай для всеь. Что им
двигало? Думая об этом, не устаю восхищаться.

                     Бумажный мусор
                     Цветами пиона прикинулся
                     Под сенью листвы.

                     (Кэн - 1,81 метра)

                                  * * *

                     Невозмутимо
                     Снизу вверх смотрит на горы
                     Лягушка.

                                  * * *

                     Капли воды
                     С головы стряхивает лапкой
                     Толстая жаба.

                                  * * *

     В провинции  Синано,  в  местечке  Сусака,  жил  аптекарь  по  имени,
кажется, Накамура. Его отец однажды забавы ради убил спаривающихся змей. С
той ночи у него в тайном месте стала расти  болезненная  опухоль,  которая
постепенно превратилась в страшный нарыв, и однажды, упав без памяти, он в
одночасье скончался.
     Сын унаследовал дело отца, его звали Сантэцу. Отличался он  тем,  что
имел редкостный, прямо  сказать,  превосходный  мужской  признак,  с  виду
словно гриб мацутакэ. И вот взял он себе жену; когда же  впервые  собрался
соединиться с ней, крепкая дубинка  его  вдруг  опала,  став  маленькой  и
мягкой, словно фитиль лампы, и  никакого  толку  от  нее  не  было.  Он  и
конфузился,  и  раздражался,  и  негодовал,  а  в  конце   концов   решил:
"Переменю-ка я жену, может, с другой больше повезет". Сменил он их  сотню,
но так ничего и не достиг. Он впал в безумную ярость и теперь живет один.
     Я-то думал, что такое бывает только в "Собрании подобранных  сокровищ
Удзи" или в других древних  книгах,  но  самому  быть  свидетелем...  Люди
тихонько шептались, что такова, верно, была месть тех змей -  пресечь  его
род.
     Жизнь всех существ и тварей, даже блох и вшей, должно ценить  наравне
с человеческой. Убивать же спаривающихся животных - самый большой грех.

                           (Сборник японских легенд и сказаний, XIII век.)

                                  * * *

                     Вишни и те
                     Могут противными стать
                     Под писк комаров.

                                  * * *

                     Муравьиная тропка
                     Не от той ли гряды облаков
                     Берет начало?

                                  * * *

                     На коже девичьей
                     Следы от блошиных укусов
                     И те прелестны.

                                  * * *

                     "Дайте-дайте!" -
                     Плача, ручки тянет дитя
                     К светлой луне.

                                  * * *

     Тоскливо становится сиротке,  когда  дети  распевают  всем  известную
песню: "С пальцем во рту у ворот стоит..." Он не играет с другими  детьми,
а целыми днями сидит, сжавшись в комок, один-одинешенек под кучей хвороста
или мисканта. И так ему грустно...

                     Лети же сюда,
                     С тобой поиграем вместе,
                     Воробышек-сирота!
                                         Ятаро, 6 лет

                                  * * *

                     Дурачат людей,
                     Только приблизишься - нет их,
                     Светлячки на лугу.

                                  * * *

                     Вечерний туман.
                     Помнит каждую щель моста
                     Умная лошадь.

                                  * * *

                     Флейте-манку
                     Вторит - "Послушай, как надо!" -
                     Из чащи олень.

                                  * * *

                     В мире людей
                     Даже луна почему-то кажется
                     Немного хворой.

                                  * * *

                     Дикие гуси,
                     Ссориться вам не стоит,
                     Все хороши!

                                  * * *

                     Хижина трезвенника!
                     Что толку, что рядом цветут
                     Хризантемы?

                                  * * *

     Когда радостей слишком много, неизменно  приходит  беда,  таков  удел
нашего бренного мира. Но как примириться с тем, что эта  малышка,  которой
жить бы еще и жить, с сосной вековечной равняясь  годами,  этот  маленький
зеленый росток, которой и успел-то выпустить всего  два  веселых  листика,
волею случая - так вода попадает внезапно в ухо  спящему  -  была  избрана
жертвой страшного бога оспы, и по всему ее телу высыпала сыпь.  Мучительно
горько смотреть, как нежный цветок блекнет под грязным дождем.
     Прошло три дня, и сыпь стала подсыхать. Обрадовавшись,  мы  поспешили
смастерить "соломенного монаха", чтобы,  окропив  его  вином,  выпроводить
бога оспы. Но малютка продолжала слабеть, с каждым днем надежд  оставалось
все меньше, и наконец на двадцать первый день шестой луны  она,  вместе  с
цветами "утренний лик", покинула этот мир.  Мать,  припав  к  ее  мертвому
лицу, громко рыдала, но увы...
     В такие минуты хотя и делаешь вид, что смиряешься, говоря: "Жаль, что
бегущая вода не  поворачивает  вспять,  а  цветы,  упавшие  на  землю,  не
возвращаются обратно на ветки", - но как же трудно рвать  путы  желаний  и
чувств, привязывающие тебя к миру.

                     Век росинки -
                     Он и есть век росинки, не более,
                     И все же, и все же... 

   Есть на  Российском  телевидении  детская  информационная  передача
"Там-там-новости". Ее ведут дети.  Те, кто ее хоть иногда смотрит, на-
верное знают рубрики "Там-там в городах"  и  "Литературная  страница".
Ведет их один человек - Денис Маслаков.  Вы думаете,  он только этим и
занимается? Я тоже так думал,  когда летом 1993 г. написал ему письмо,
где высказал идею, что неплохо было бы в их передаче рассказать об от-
ряде "Каравелла", о книгах Крапивина и, может быть, даже о нашем клубе
упомянуть. Через некоторое время я получил от Дениса очень  интересное
письмо. Оказалось, что он тоже любит книги В.П., идею мою поддерживает
и попробует претворить ее в жизнь в меру своих возможностей.  Но самое
интересное - это то, что я узнал о нем самом. Ему 11 лет. Кроме работы
на телевидении,  он ведет еще программу на радио, иногда играет в кино
и в радиоспектаклях,  пишет стихи, выступает на концертах (читает свои
и чужие произведения), учится в школе телеведущих и в Литературном от-
роческом салоне-университете.  И еще: "Очень люблю собак, плавать, чи-
тать и ходить на яхтах (я рулевой 3-го класса)... А не люблю я пьяных,
драки, когда опаздывают, не держат обещаний или не уважают людей".
   Стихи и прозу Дениса не раз публиковали в разных газетах  и  журна-
лах. Скоро должна выйти книжка (в издательстве "Текст"). Но, все-таки,
главным своим делом он считает работу на телевидении.  Он мечтает  де-
лать когда-нибудь свою авторскую программу. Дай Бог, чтобы все получи-
лось так, как он хочет...
   А пока я предлагаю читателям "Той стороны" познакомиться с его сти-
хами.
                                                      Ю.Никитин

  * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

     Денис Маслаков
                               АПЕЛЬСИН

            Когда ножом разрежешь апельсин,
            Наверно, будет он тогда убит.
            Лежит в тарелке солнца рыжий сын -
            В нем кровь горит.
                      05.88 (6 лет ровно)

                           * * *
                           * * *
Хорошо бы стать собакой,           Подружиться очень просто,
Чтобы всем вилять хвостом,         Если сразу все понять.
Поболтать со зверью всякой         Очень жаль, что я бесхвостый, -
И об этом, и о том.                Даже нечем повилять.
                                              07.90

                               В БУФЕТЕ

Стол, за которым никто не сидит:   Стулья давно у него увели,
Грязные лужи, обиженный вид.       Грязные ножки прижались к пыли.
Он без людей потихоньку скулит -   Что ж это вымыть его не могли?
Необитаемый остров.                Это же очень просто!
                                                     10.90

                           СЛОВАРНЫЕ СЛОВА

Я школьный учу словарь:            Я взял бы другие слова:
"Медведь, молоко, январь,          Оставил бы слово "Москва",
Лисица, Советский Союз,            Учил бы серьезно и строго
Дежурный, пенал и арбуз,           Хорошее слово "дорога";
Корова, рабочий, мороз",           "Собака", "конфеты". "Земля"
Ужасное слово "колхоз",            И "Солнце" бы выучил я.
Огромное слово "вокруг"...         И взял бы еще я красивое
Но что ж это нет слова "друг"?     Странное слово "РОССИЯ".
  Словарь я пишу без радости -
  Ему не хватает главности.                   10.90

                                ДОРОГА

Я в холодное утро войду,           В ледяном или огненном зале
Я дорогу открою, как дверь.        Приключений найдется тьма.
Мне на радость, а не на беду
Повстречаются птица и зверь.       Мне доверится тайна даже.
                                   Мне откроется город мой.
Познакомлюсь с людьми на вокзале   Я дорогу рукой поглажу,
Я для сердца, а не для ума.        А потом поверну домой.
                                               10.90

                        МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ДИКТАНТ

Не люблю считать в уме,            Чтобы всех друзей услышать,
Нужен ум мне для другого:          Не пугаться в страшном сне.
Чтоб искать по жизни слово,        Чтобы думать, для чего
Подходящее вполне.                 Мы живем на белом свете...
Чтобы помнить о весне,
Если дождь стучит по крыше.        А в уме примеры эти
                                   Только мусорят его.
                                          10.90

          ЛЫВКЕ, МОЕМУ ДРУГУ, КОТОРЫЙ ТЕПЕРЬ ЖИВЫТ В АМЕРИКЕ

            Когда ты вернешься, я думаю, будет тепло.
            Конечно, не будет тогда ни дождя, ни метели,
            Чтоб все самолеты в назначенный час прилетели
            И чтоб не замерзли у них ни шасси, ни крыло.

            Когда ты вернешься, в России не будет беды.
            И двоек не будет, и грязи. Я думаю, даже,
            Когда ты вернешься, появится мясо в продаже.
            Ведь ты не привык, чтобы не было вовсе еды.

            Когда ты вернешься, все будет еще впереди.
            Я выучусь плавать и стану умнее намного.
            Пусть общая Родина будет у нас и дорога,
            А там разберемся, чем стоит заняться в пути.
                                          10.90

                 МОЕЙ УЧИТЕЛЬНИЦЕ, ИРИНЕ ВЯЧЕСЛАВОВНЕ

            Моя Королева, давайте забудем уроки!
            Для Вас я все время слова и таблицы учу.
            Давайте все вместе пойдем погулять по дороге,
            Давайте, я лучше на велике Вас прокачу.

            Вы любите очень примеры, моя Королева?
            А может, давайте, мы будем дружить просто так?
            И будем искать приключения справа и слева,
            И книжки читать, и смешиться на каждый пустяк.
                                             10.90

                                СОБАКИ

Наш дом освещают собаки -          Веселые лапы,
Мохнатые души добра.               Мохнатые лампы.
Наш дом согревают собаки -         Собака пришла и легла -
Тихонько сопят до утра.            И ночь расползлась по углам.
                                               11.90

                       МОЕМУ УЧИТЕЛЮ А.АРОНОВУ

Я настроен на Вас, как гитара,      Это слово живет, сколько хочет.
Чтобы чувствовать Вас раньше слов,  Нам достанется, сколько успеть.
Чтобы время не тратить даром
На разгадку таинственных снов.      Я хотел бы стихам научиться,
                                    Чтобы души кормились из них.
Вот жевачка вчерашняя ночи,         Чтобы люди, читая, как птицы,
Расписаний лохматая сеть.           Поднимались на душах своих.
                                                       12.90
                                * * *
                                ОШИБКИ

Мне нравится не думать о плохом,   Я оставляю старые ошибки
Как будто вовсе не было плохого,   В позавчерашней мусорной корзинке
Как будто на листе совсем пустом   С черновиком законченного дня.
Я начинаю правильное слово.        Но вдруг мои забытые ошибки
                                   Оттягиваясь, будто на резинке,
                                   Срываются и стукают меня.
                                                  03.91

                                КОСТЫР

Когда костер заснул, душа огня     Чертили карту лет моих и дней.
Мне рассказала сказку про меня.    А ночь катилась под гору, звеня.
В горячих углях возгласы огней     И как огонь все знает про меня?
                                                        07.91

                               МАВЗОЛЕЙ

В мавзолей идет дорога             Даже вовсе не жалеет.
Для людей, а не для Бога.          Видно, надо жить иначе,
Богу там ужасно тесно              Чтоб такой не встретить платы.
И совсем неинтересно.              Стерегут его солдаты,
Там, конечно, страшно очень.       Чтобы он не возвратился,
Там темно и днем, и ночью.         Чтобы он руки не поднял,
Там толпа идет, глазея,            Чтобы снова не родился.
И совсем никто не плачет,          Может он уже все понял?
                                               11.91

                                * * *
                              НОВЫЙ ГОД

В новый год смеялись все и пели    Капали послушным воском свечи,
И звонили нам со всех сторон.      Даже снег на улице пошел...
Танцевали праздничные ели,         В Новый год почти что целый вечер
Ночь была в горошек от окон,       Верил я, что будет хорошо.
                                                 01.92

                             ПРИГЛАШЕНИЕ
                                               Маше Растатуровой

Хочешь на необитаемый остров       Оборвем все бананы с пальмы
В Атлантическом океане?!           И запьем молоком кокосовым.
Это же очень просто -              Вместо снега нам будет парус,
Садись на корабль с нами.          Вместо горки - волна большая.
И тогда зимою нормальной           Лет пятнадцать еще осталось...
Мы с тобой в Рождество Христово    Я заранее - приглашаю!
                                                   01.92

                          ПИСЬМО В НЬЮ-ЙОРК

            Знаешь, Левка, я рад,
               Будто сотня ребят:
            У ТЕБЯ ПОЯВИЛСЯ БРАТ!
            Это яркая новость такая!
            Вот теперь ты приедешь, я знаю!

            Ты его, хоть на день, привезешь вот сюда,
            Где по мерзлому городу бродит беда,
            Чтобы братику стало знакомым
            Бледно-лунное солнце над домом,
            Сивцев-Вражек, пустой в воскресенье
            И арбатское столпотворенье,
            Черно-белых февральских деревьев узор,
            Подворотни и старый заснеженный двор,
            Где мы вместе гуляли, ты помнишь?
            Эти звонкие арки и площадь,
            На Пречистенке снежные горки...
            Твой братишка родился в Нью-Йорке -
            В разноцветной диснеевской сказке.
            Только все же он здешний, арбатский!
            Чтобы стал он на нас хоть немного похож,
            Ты в Россию его привезешь!
                                   23.02.92.
                            Воскресенье, звонок из Нью-Йорка.

                                * * *
Летаю.Качается близко              Я солнцем тебя разрисую,
Мозаика мокрая крыш.               Раскрашу дома и дворы.
Мой город налип, как ириска,       Мы выбросим зиму пустую
На землю. Чего ты стоишь?          В провалину черной дыры.

Давай полетаем немножко.           Машины, конечно, мешают,
Смотри-ка, вон там облака.         Садовое это кольцо...
Потрешься о тучу, как кошка,       Мой город давно не летает,
И тучей омоешь бока.               Но в небо уткнулся лицом.
                                                03.92

                                * * *
            На пушистой зеленой планете травы,
            На планете морей,
            Облаков и листвы,
            На планете зверей,
            На планете собак
            Солнце в небе рисует таинственный знак.
            Как-то утром собаки людей завели,
            Чтобы люди их гладили и стерегли,
            Чтоб растили для них геркулеса поля,
            Чтоб жилось веселей на планете Земля.
                                  05.92

                                 ЛЕТО

Пахнет город травой и свечами,     Шепчет дерево что-то на ушко.
Будто он и не город совсем.        Улыбается лето своим.
Льется солнце густыми ручьями      Я согласен быть даже лягушкой,
По карнизам доверчивых стен.       Чтоб не видеть бессовестных зим.
                                                      06.92

                                * * *
Для чего я? Ведь не зря?           Не распахнуты ворота,
Надо сделать очень много.          Не открыты острова.
Ждет меня моя дорога               Не исписана тетрадь.
И чернила, и моря,                 А вопрос живет в ответе:
Очень важные слова,                Десять лет на белом свете!
Маяки и повороты.                  Ладно. Надо начинать.
                                            09.92

                                РОЯЛЬ

            Я клавиш не трону. Ведь я же совсем не умею.
            Да нам и не нужно с роялем друг друга касаться.
            Мы все понимаем. И вовсе не надо стараться.
            Нам незачем спорить и хвастаться песней своею.

            Рояль открывает себя, как большую тетрадку.
            Слова и аккорды - они одинаково звуки:
            И клавиш и ручки касаются теплые руки,
            Чтоб вырастить душу на строчках пустых как на грядке.
                                        09.92

                                * * *
А дождинки на ранце,               Дождик лепит на крыше
Как на листьях роса.               Из морзянки слова.
Нам от лета остаться               Разговаривал с Мишей -
Пожелала оса.                      Поведение - два.
Новой осени строки                 Как ведут себя где-то
Разбираю едва.                     На ветру паруса?
Помечтал на уроке -                Я остался от лета,
Поведение - два.                   Как дурная оса.
                                            09.92

                                * * *
Хорошо бы понемногу                Ощущая повороты,
В каждом веке мне пожить,          Радость, горе и вину...
Чтоб Россию, как дорогу,           Раз нельзя исправить что-то,
По живому проходить,               Хоть понять свою страну!
                                             09.92

                                * * *
            Все время вверх... А что там впереди?
            И только вверх, поскольку через Время.
            Мне снятся лестницы, заброшенные всеми,
            И я бегу по ним всегда один.

            Но будет день. Я вынырну из снов.
            И побегу, ступая осторожно.
            Я знаю, что вернуться невозможно -
            Ведь я бегу по лестнице часов.

            Одна и та же лестница на всех.
            Со свистом пролетающее Время.
            А все бегут, и я бегу со всеми,
            Но все-таки один.
                           Все время вверх.
                                  10.92

                                МОСКВА

            Этот город, где спутались радость и страх,
            И уже не распутать узлов.
            Этот город, живущий в грязи и стихах,
            Город диких торговцев и снов.
            Этот город полетов на свет в небесах...
            Я в него завернуться готов,
            Чтобы чувствовать это тепло на плечах
            В зазеркалье чужих городов.
                                      10.92

                                * * *
                                * * *
            Если свет не погаснет в снегу до весны,
            Мы забудем и зиму, и страшные сны.
            Быстро вырастут травы, а с ними и я.
            И вернется из мертвых собака моя.
                                       01.93

                                * * *
            И вдруг оказалось,что счастье не праздники, нет!
            А просто работа от слова во рту до эфира,
            Хорошая книга, весна и гармония мира
            И чистой бумаги меня ожидающий свет.

            И счастье свернется в душе, как пушистый щенок.
            Заснет на уроках,потом на работе проснется.
            Не чудо оно, не жар-птица, на волю не рвется.
            Идет на любовь, как родная собака у ног.
                                           05.93

                                * * *
            Кончился праздник. Осыпались звезды сирени.
            Катятся грозы, следы оставляя из луж.
            Носят деревья вполне уже летние тени,
            Но сохранилась летучесть весенняя душ.
                                           06.93

                                * * *
            Серебряные улицы Москвы -
            Им петербуржской точности не надо.
            В них чудо непричесанного сада
            И седина мудрейшей головы.

            Причуды есть и тайны есть свои.
            Но кто же может сметь судить о чуде?
            Неправильные, честные, как люди,
            Серебряные улицы мои.
                               06.93

                                * * *
Я с планеты Земля.                  Ты мне родственник, зверь.
Здесь рожден и на Землю не сослан.  Дом до солнышка ростом.
Вот мои тополя                      И распахнута дверь
И цветы, и бордовые сосны.          В космос.
                                             К звездам.
                                                    06.93

                                * * *
            А кто сказал, что будет жить легко?
            Кто обещал, что будет жить не больно?
            Стихи и Бог. И этого довольно
            Для жизни и сейчас и далеко.

            Боль со стихами вместе родилась.
            Счастливые стихи не всем понятны.
            Не всем нужны, не каждому приятны.
            А боль знакома каждому из нас.
                                   06.93

                   МАШЕ, КОТОРАЯ УЕЗЖАЕТ В АМЕРИКУ

Хорошо, улетай!                         Улетаешь? Не ной,
Что ж теперь...Только плакать не надо,  Раз любовь тебя не удержала.
Если сказочный рай
Станет вдруг продолжением ада.          Принимаю беду,
                                        Потому что останется вера.
Я, конечно, не Ной.                     Я тебя подожду.
Но вдвоем мы смогли бы немало.          И тогда ты вернешься, наверно.
                                                           06.93

                                * * *
            Мне хочется плакать. И это не странно.
            Меняются люди. Меняются страны.
            Дожди застревают в сиреневых гроздьях.
            Меняется солнце. Меняется воздух.

            Знакомые звезды уходят куда-то.
            И, кажется, люди друг-другу не рады.
            В холодном беспомощном пасмурном свете
            Живут и взрослеют нормальные дети.
                                     07.93

                                * * *
            И солнце ручное гуляет по кругу,
            И лижутся нежно домашние волны,
            Пока мы живем разноцветно и вольно,
            Пока мы идем, понимая друг друга.

                                * * *
                               "...Наш путь в тоске безбрежной
                               В твоей тоске, о Русь!
                               И даже мглы - ночной и зарубежной
                               Я не боюсь."  Александр Блок

            Да нет. Я заграницы не боюсь.
            Ты мне поверь, нас нет в чужой стране.
            Нас не в России просто нет на свете.
            Там есть и будут мамы, папы, дети...
            И только нас не будет, как во сне.
            Не будет нас, а будет только грусть.
            Шагнешь за дверь - и ты уже не ты.
            В чужой стране, где жить легко и мило,
            Куда ты денешь все, что с нами было:
            Стихи, рисунки, мысли и мечты?
            А если все забудешь, ну и пусть!
            Тогда я буду помнить за тебя
            И Крымский вал, и зимний вечер синий...
            Тогда я сам пойду путем России.
            Пойду по жизни, веря и любя,
            Тебе стихи читая наизусть.
                            07.93

                                * * *
Небом прощальным, отчаянно чистым,  Ветер несет довоенные мысли
Городом-зверем пружинно-пятнистым,  В поисках мира,
Как обожженные холодом листья,      В поисках смысла.
Как безнадежно вчерашние письма,
                                               4.10.93. Утро

                                * * *
А город мой зализывает раны,       Морозит душу звук стрельбы далекой.
Бинтует опадающей листвой.         Мне совестно за мир на волоске,
Мой город жив. Но затихает рано,   За темноту ночных неспящих окон...
Опутанный пустынной мостовой.      Я не стрелял. Но жил-то я, как все.
                                                       10.93

                                * * *
            А там, до войны, было, кажется, море и лето...
            Но что-то чужое за окнами снова звучит.
            Так что же теперь - мне до старости думать про это?
            Мне что же - всю жизнь просыпаться от звука в ночи?
                                            10.93

                           ЗАЧАРОВАННЫЕ ОСТРОВА

                               ХАРЬКОВ-1992

                                  Антор

                          Погоди, погоди,
                          Хоть немного постой!
                          Ты меня подожди
                          На дороге простой.
                          Гравий или песок,
                          То ли снег, то ли грязь...
                          "Подожди меня, Бог", -
                          Говорю я, смирясь.
                          Мне немного не надо
                          И много не надо,
                          Я забыл все учебники
                          Жеста и взгляда.
                          Я забыл все слова
                          И стою безъязыкий.
                          Лишь душа надрывается
                          В каменном крике.
                          А дорога на Запад,
                          Все тянет дорога,
                          К океану жестокой
                          Безрадостной влаги...
                          Погоди, погоди,
                          Остается немного.
                          Погоди, так немного
                          Осталось отваги.
                          Погоди, погоди,
                          Остается немного,
                          Только бисер молитв,
                          Да единственный запах,
                          Не забытый в дороге.
                          Дорога, дорога,
                          Все на Запад дорога,
                          На Запад, на Запад...

                                  Антор

                                Талисман

                     То ли морду набить,
                     То ли душу терять,
                     То ль пропавший искать
                     Талисман на песке...
                     У зеленой воды,
                     Где болотная гладь,
                     Я к заветному месту
                     Приду умирать.
                     Не умру.
                     Не с кем мне умирать
                     И ни с кем!
                     А заветное место -
                     Полоска песка.
                     И черта прибоя темна. И бриз...
                     Здесь ушедшему нечего больше искать.
                     Здесь ему не скажут: "Проснись!"
                     Замолчит душа
                     И уйдет тоска.
                     Заметет следы
                     И проойдут века.
                     Ветер Западный -
                     Ты мой пропавший брат.
                     Ветер Западный -
                     Ты мой желанный гость.
                     Я ль не твой гребец, я ль не твой солдат?
                     Стынет в горле певчая кость.
                     Сотни лет на ветру -
                     Ужель не цена?
                     Только ветер не тот, не та сторона!
                     Так сказал мне кто-то,
                     Не знаю кто.
                     Я ушел искать,
                     Сам не знаю что.
                     И нашел печаль - драгоценный клад.
                     Я согласен с твоей ценой.
                     Возврати мне брат,
                     Талисман утрат
                     Или смилуйся надо мной.

                                  Антор

                     Перемещенье пряжи
                     По деревянным прутьям.
                     Негромкое движенье колеса.
                     Ждут боги одеянья,
                     Стекают нитки судеб,
                     Одни - к земле, другие - в небеса.

                     Но даже если нитки
                     Сойдутся в узелок,
                     То ни на миг не остановится плетенье.
                     И лишь душа забьется птицей,
                     Попавшейся в силок,
                     Не понимая своего смятенья.

                     Загадка без разгадки,
                     Сомнение и страх.
                     Темны глаза, движения неловки.
                     Горячий сумрак памяти,
                     Разлука в трех шагах...
                     А колесо течет без остановки.

                     Уж нитка с узелками
                     Не держится в руках -
                     Бог, я хочу остаться в этой боли!
                     Но руки опустели,
                     А счет идет в веках,
                     И я уже не откажусь от роли.

                     О, счастье ровной пряжи
                     Без шрамов на боках,
                     Без злых колец и муки бесполезной...
                     Уходят наши нитки,
                     В узлах и узелках -
                     Становятся одеждою небесной.

                                  Антор

                         Тема башни глубока,
                         Как ее фундамент.
                         Тема башни высока,
                         Как ее зубцы.
                         По нахмуренной стене
                         Лег смешной орнамент,
                         По гранитной плоскости
                         Пляшут изразцы.
                         Три окошка, сто бойниц,
                         Ворота из дуба.
                         У подножия река,
                         А в реке луна.
                         Галарею обвила
                         Плющевая шуба,
                         А с площадки знаменной
                         Вся земля видна.
                         Тот, кто в этой башне жил -
                         Вряд ли станет прежним,
                         Под небесным знаменем
                         С кошкой золотой.
                         Сколько нам ему служить?
                         Весь ответ в надежде.
                         Сколько ей еще стоять -
                         Не решит никто.
                         Это знает лишь одна,
                         Да себе не верит.
                         Все ответы только ей
                         Прошумит листва
                         Осторожного плюща
                         В окна галереи -
                         Жаль, что там еще никто
                         Долго не бывал.
                         А пока не вышел срок
                         И цела кольчуга,
                         Да не научили нас
                         От себя спасать,
                         Под истрепанным плащом
                         Бьется сердце друга,
                         Свет в окошке за плющом,
                         Знамя в небесах.

                                  Антор

                  Мне выдоха хватит на пол-оборота
                  И две полетевших струны.
                  На пол-оборота - взглянуть на кого-то
                  И выйти из этой страны.
                  И выйти из этого мира на волю,
                  Туда, где ни пальцев, ни струн,
                  Ни черного поля, ни белого поля,
                  Ни жадных мерцающих лун.
                  Кто скажет, зачем поднялась эта песня,
                  За кем улетела струна?
                  Нет песни чудесней, и знаешь - чудесней
                  Всего, что она не нужна.
                  Пустая работа до смертного пота
                  Тяни эту ноту, пока
                  Осталось дыханья на пол-оборота.
                  На пол-оборота колка.

                                  Г. Р.

             На пыльных холмах опускается тусклое солнце.
             Льет сумрачный блеск на эфесы тяжелых мечей.
             Тяжелая сталь и усталая, пыльная конница.
             И звездная пыль ослепительно черных ночей.
             И ржанье коней, утомленных далеким походом.
             И всадников речь, их чудные, чужие слова.
             На пыльных холмах, что лежат за заброшенным бродом,
             Качается ночь и скрипят на ходу стремена.

             Забудь про уют, здесь иные ветра и заботы.
             И запах травы пополам с конским потом вдохни.
             Вдохни в себя ночь справедливой и грозной охоты -
             Охоты на смерть, о которой ты знаешь из книг.
             Не плачь о былом! Все, что было с тобой - не напрасно.
             Покрепче сожми рукоять боевого меча.
             А новая жизнь будет трудной, но будет прекрасной.
             Ты слышишь, подковы по стоптанным склонам стучат.

             И будет сигнал - трубачи заиграют к атаке.
             И сталью сверкнет возрожденный для битвы Андрил.
             Для боя со злом, не для уличной бешеной драки
             Твой меч на огне ривендельский кузнец закалил.

                                  Гровен

                     Под эту музыку забытых слов,
                     Под эти сны неначатого дня
                     Уйдут они без жестов и без слов,
                     Уйдут они, но только без меня.

                     Гремите кандалами на ветру,
                     Не уставайте бить в колокола!
                     Я слышу вас, и я туда приду,
                     Где смерть - лишь занавеска у окна.

                     Тогда я все постигну и пойму.
                     И не приму за сказку эту быль.
                     И выйду посмотреть, как наяву
                     Тот ветер камни превращает в пыль.

                                  Гровен

                     Сегодня гости на балу,
                     И ночь безумно хороша.
                     Ты разгреби в душе золу,
                     Коль есть душа.

                     Раздуй костер - остаток чувств,
                     И до упаду веселись.
                     За все, за все я расплачусь -
                     За страсть, за боль, за жизнь.

                     Сегодня мы к себе добры,
                     А значит, мы добры и к вам;
                     Примите звездные дары,
                     Упавшие к ногам.

                     А ночь безжалостна, как день,
                     И не укрыться от нее.
                     Уйти б хоть на минуту в тень,
                     В мечту, в небытие...

                     Здесь нет ни грешных, ни святош,
                     Здесь бал - цветник забытых чувств.
                     Здесь каждый повторяет ложь:
                     За все, за все я расплачусь...

                                   Марк

                             Баллада Арагорна

                Так есть и так будет, так было и встарь -
                Все злее мороз к январю.
                Послушай, ведь сталь - всего только сталь,
                А я о любви говорю.

                И пусть не увижу родных берегов,
                А друга зови - не зови.
                Послушай, огонь - всего лишь огонь,
                А я говорю о любви.

                Блуждая во мраке смертельной тропой,
                Тебя ли я в том укорю?
                Но знаешь, топор - это только топор,
                А я о любви говорю.

                Мне глаз не открыть и губ не разжать,
                И плащ мой в грязи и крови,
                Да только кинжал - всего лишь кинжал,
                А я говорю о любви.

                Над болью пожарищ остынет зола
                И ворон всплакнет на зарю.
                Послушай, стрела - это только стрела,
                А я о любви говорю.

                Давно не осталось былых храбрецов,
                Вьюнок их могилы обвил...
                Но даже Кольцо - всего лишь Кольцо,
                А я о любви. О Любви.

                                  Морвен

                   Все было в нашем доме полно сил,
                   И тяжести упругой, виноградной.
                   И красоту торжественной, парадной,
                   Напыщенной - никто не находил.

                   Все было в тайной правильности черт,
                   В румяной, райской яблочности глаза.
                   И каждый был по-своему повязан
                   С другим, дремавшим на его плече.

                   И нам проснуться не было дано
                   Нигде, как здесь. А здесь такие пляски,
                   Что не поспеть. А здесь такая ночь,
                   Что сам Хозяин закрывал нам глазки

                   И полночи спокойной пожелал.
                   И мерно закачались колыбели...
                   Душа темна, печальна, тяжела.
                   И спать не спят, и дышат еле-еле...

                                  Вольф

                          Время платить долги.
                          Все векселя просрочены.
                          Ах, как казались долги
                          Сроки до платежа!
                          Время, как анальгин,
                          Только истерлись дочерна
                          Все золотые круги.
                          Нет у меня ни гроша.

                          Время ценить слова,
                          Время платить талантами,
                          И, оценив права,
                          Свой выбирать удел.
                          Только в казне - трава.
                          Пусто, как над Атлантами.
                          Сколько потрачено слов
                          На оправданье дел!

                          Время смотреть в лицо,
                          Только кому - неведомо.
                          Бархат мечты и слов,
                          В жизни - дерюги явь.
                          Полно мое крыльцо
                          Ждущими срока бедами.
                          Выдержит ли засов
                          Иль голова моя?

                               СОДЕРЖАНИЕ

         Антор          "Погоди, погоди..."
                        Талисман
                        "Перемещенье пряжи"
                        "Тема башни глубока"
                        "Мне выдоха хватит на пол-оборота"

         Г. Р.          "На пыльных холмах опускается тусклое солнце"

         Гровен         "Под эту музыку забытых слов"
                        "Сегодня гости на балу"

         Марк           Баллада Арагорна

         Морвен         "Все было в нашем доме полно сил"

         Вольф          "Время платить долги"

                          ИЗ "ПЕСЕН АЛОЙ КНИГИ"

                          Составитель А.Алликас

                                УФА - 1990

                               С. ХВОСТЕНКО

                                      "Древнее золото редко блестит,
                                       Древний клинок - ярый.
                                       Выйдет на битву король-следопыт:
                                       Зрелый не значит - старый.
                                       Позарастают беды быльем,
                                       Вспыхнет клинок снова,
                                       И короля назовут королем
                                       В честь короля иного"

                     И снова жестоким боям греметь,
                     И снова с мощью сойдется мощь,
                     Сплавляем тогда лишь разящий меч,
                     Когда подступает вплотную ночь.
                     Мы битвам уже потеряли счет,
                     О, сколько в них полегло бойцов.
                     А, может быть, кто-нибудь хочет еще
                     Примерить древнее это Кольцо?

                     Годы легли серебром на висках,
                     Мантия - плащ дорожный.
                     Ты не короны себе искал:
                     Мирный рассвет - дороже.
                     Развеем забвенье былых времен,
                     Смахнем старины завесу,
                     И в сказку простую проход озарен
                     О дне настающем вестью.

                P.S. На сумеречном Севере блесни, Эльфийский Берилл!
                     Друзей призови к оружию и родичей собери.
                     Они увидят, услышат - и откликнутся все, кто жив, -
                     И Серая выйдет дружина на южные рубежи.

                               С. ХВОСТЕНКО

                              ПЕСНЯ О ФЛЯГЕ

                                            "А ну - развею тишину,
                                             Спою, как пели в старину,
                                             Пусть ветер воет на луну
                                             И меркнет небосвод.
                                             Пусть ветер воет, ливень льет
                                             Я все равно пойду вперед,
                                             А чтоб укрыться от невзгод,
                                             Во флягу загляну."

                         Когда дорога не проста,
                         И в тучи прячется звезда,
                         Та,что вела тебя всегда -
                         Друг, выпьем и споем!
                         Споем о том, как в даль идем,
                         пусть далеко родимый дом -
                         нас утешает мысль о том,
                         что фляга не пуста.

                         Еще чуть-чуть? Еще чуть-чуть!
                         Не грех присесть и отдохнуть.
                         Когда нас ждет опасный путь -
                         от фляги будет прок!
                         И сотни исходив дорог,
                         поймешь, что не вернуться мог.
                         Как жаль, что флягу не сберег,
                         но жив - доволен будь.

                               С. ХВОСТЕНКО

                                   ЭОВИН

              Война не для женщин. И всадник коня понукает,
              Назад не глядит и скрывается спешно в ночи...
              Не вовремя на сердце тяжесть ложится такая!
              А впрочем, любовь издавна заостряла мечи.
              Впивается полночь рукою костлявою в горло,
              Безумец, кто встал на пути наступающей тьмы!
              За меч Арагорна, за доблестный меч Арагорна
              Меч подняли мы.

              Что мне в красоте - мне знакомы и конь и оружье!
              Не мне умереть, свою пряжу весь век теребя!
              Любить не велишь тебя - воли твоей не нарушу...
              Хотя бы тогда разреши умереть за тебя.
              Я воин твой тоже - о, это  последняя гордость!
              Гореньем моим поперхнувшись, попятится тьма...
              За меч Арагорна, за доблестный меч Арагорна
              Я меч поднимаю сама.

              Война не для женщин. Но все, что со мной не случится -
              Не больше, чем смерть. Это звук для любивших пустой.
              Любивший хоть раз перед смертью не может  склониться,
              Склоняюсь я только лишь перед твоей прямотой.
              Зовет тебя - слышишь? - охваченный пламенем город!
              Всем смерть заглянула в лицо - и кто юн, и кто сед...
              Но меч Арагорна, но доблестный меч Арагорна
              Им поднят за всех.

              Беда не одна пролетит, как теперь пролетела.
              Пусть царствует мир - не себе ты короны хотел...
              Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
              А я то считала, что есть у лишь у силы предел.
              Раздельны пути у нас - что же, судьбе так угодно...
              Хочу одного только я - через тысячи лет
              Да будет воспет вами доблестный меч Арагорна,
              Да будет воспет.

                               С. ХВОСТЕНКО

                 Помолчим чуть-чуть и плечом к плечу
                 Сядем тихо мы слушать дивные
                 Песни снов твоих, песни снов Земли,
                 Песни старые - люди новые.

                   Только вслушайся - запоют ветра,
                   Зазвенят ручьи, воды талые.
                   Что-то вспомнив вдруг, загудит гора.
                   Люди новые - песни старые.

                 Этот древний мир, этот юный мир
                 Полон песнями теми гордыми.
                 О прошедших днях эхо загрустит -
                 Песни мудрости, песни ярости.

                   Только вслушайся в этот лязг и плеск -
                   То ль у скал прибой, то ли смертный бой.
                   Раны новые - те же лезвия,
                   Раны новые - но все та же боль.

                 То ли дремлем мы, то ли грезим мы.
                 Жилы новые кровью древнею
                 Вновь наполнены, и вокруг гремит
                 Тот же древний мир, вечно юный мир.

                   Только вслушайся - запоют ветра,
                   Зазвенят ручьи, воды талые.
                   Что-то вспомнив вдруг, загудит гора.
                   Люди новые - песни старые.

                               С. ХВОСТЕНКО

                                               "Костенейте под землей
                                                до поры, когда с зарей
                                                тьма кромешная взойдет
                                                на померкший небосвод... "

                       Слаб и жалок свет свечи
                       в нескончаемой ночи.
                       Булькнет темная вода:
                       жизнь - недолго, смерть - всегда.
                       Карауля всех во мгле,
                       смерть бессмертна на земле.
                       "Тьма кромешная взойдет
                       на померкший небосвод...

                       Чтобы властвовал один
                       в мире Черный Властелин!"

                       Беззаботным очагам
                       и бессильным ночникам
                       ночь погаснуть повелит:
                       холод вечен и велик.
                       Смерть - навечно, жизнь - на миг...
                       Равновесья хочет мир.
                       "Чтоб исчахли дочерна
                       солнце, небо и луна.

                       Чтобы властвовал один
                       в мире Черный Властелин!"

                       Трус, предатель и герой -
                       все под древнею горой
                       вечности погребены...
                       Пред забвеньем все равны.
                       Доблесть, верность, бой и труд -
                       все забудут. Все умрут.
                       Зло, добро, отвага, страх...
                       Обратится память в прах!

                       Чтобы властвовал один
                       в мире Черный Властелин!

                               И. ШАЛЬНОВА

                               МИНАС-ТИРИТ

                      На замшелых камнях вода,
                      И цемент - как рубцы на теле.
                      Ну зачем ты пришел сюда?
                      Тени прошлого улетели.

                      Отойди же! Не тронь копья,
                      Парень в куртке из черной кожи.
                      Ты такой же турист, как я.
                      Ты чужой в Цитадели тоже.

                      Обернулся. В глаза глядит...
                      Так на чей-то портрет похожий...
                      Древний герб на его груди...
                      Быть не может! Да быть не может!

                      Стыд и липкий холодный страх.
                      Я немею под строгим взглядом.
                      Если ты возвратился, страж,
                      Значит, враг уже где-то рядом?

                      Улыбнулся угрюмо ты.
                      - Не тревожься, дитя... Чего там...
                      И ушел проверять посты
                      Вдоль стены к городским воротам.

                               И. ШАЛЬНОВА

                         ПЛАЧ ПО СЫНУ ДЕНЭТОРА

                Созвездья февраля вослед глядят недобро.
                Ущербная луна на западе горит.
                Куда тебя унес по сумеречным долам
                Твой быстроногий конь? Земля не говорит...
                Плащ реет за спиной, как крылья черной птицы.
                Спрошу я часовых на крепостной стене -
                Когда же наконец ты сможешь возвратиться,
                Но только ничего не скажут стражи мне...
                Спрошу я у ветров: "Вы не слыхали зова -
                В ночи трубящий рог?" И мне ответил смерч:
                "Он дрался до конца. Товарищ твой суровый
                Сломал в ночном бою свой лучезарный меч.
                Он пал - но победил! И будут крики чаек,
                Пока не рухнет мир, как плач по нем, звучать.
                И светлая река ладью его качает
                На золотых волнах и солнечных лучах."

                               И. ШАЛЬНОВА

                               СЕРАЯ ГАВАНЬ

                         Под вечерными лучами
                         На покинутом причале
                         Мы плечом к плечу стояли,
                         Окруженные молчаньем.
                         Завтра снова солнце встанет,
                         Возвратит надежду людям,
                         Мы мудрей и тверже станем,
                         Только прежними не будем.
                         Отогреть в ладонях птицу
                         Как и прежде, будем рады,
                         Но рука теперь ложится
                         На оружье так, как надо.
                         Деревца сажают люди,
                         Окрыленные надеждой,
                         Мир еще прекрасней будет,
                         Но уже не будет прежним:
                         Превратятся в новый венчик
                         Лепестки увядших лилий,
                         Но не в тот, что в первый вечер
                         Был подавлен самой милой.
                         Наших дней дела и споры
                         Будут помниться все хуже,
                         Мы себя в легендах скоро
                         Ненароком обнаружим.
                         Сыновья былых поэтов
                         Песни новые сложили...
                         Мир меняется. И это -
                         Жизнь, которой мы служили.
                         Что ж, друзья, пора в дорогу.
                         Слезы нам глаза промоют,
                         Мы привыкним понемногу
                         Ждать известий из-за моря.
                         Возвращается надежда,
                         Солнце снова землю греет,
                         Мир уже не будет прежним -
                         Мы спокойней и добрее.

                                Л. ДЕНИСЮК

                    Прости меня, я твой тревожу сон.
                    Прости меня, ты нужен нам опять
                    Здесь, в крепости, сумевшей устоять
                    В огне врага и паводке времен.

                    Травой забвенья порастают рвы,
                    Глаза бойниц затягивает тлен.
                    Лишь башня не склонила головы
                    На каменные руки древних стен.

                    Нас мало; даже меньше, чем нас есть:
                    Нас расшатал предательский покой.
                    Мы позабыли, что такое месть
                    И черный дым за Вечною рекой.

                    Мы разучились доверять мечу,
                    Не доверять во тьме чужим шагам.
                    Мы хлопаем приезжих по плечу
                    Желая, может, здравствовать врагам...

                    Ночами позволяем себе спать
                    Под ропот и ворчание реки.
                    И крепостью смешно нас называть,
                    И сами мы - ни стражи, ни стрелки.

                    Никто не верит в сказки древних лет,
                    Они ничей не разжигают пыл.
                    Той лодки на воде пропал и след...
                    Так встань же, если ты и вправду был!

                                Л. ДЕНИСЮК

                - Я слышу рог. - Тебе, наверно, снится.
                Такая тишина вокруг, что странно.
                Такой покой не любят на границе.
                А за Рекою то опять... туманно.

                - Я слышу рог. Его доносит ветер.
                Прислушайся - и ты услышишь тоже.
                - Да нет, все тихо. Я бы уж заметил.
                Чтоб я проспал - такого быть не может.

                - Я слышу рог, сходи за капитаном.
                - Да брось, нельзя: он только что из боя,
                И я его тревожить зря не стану.
                - Я слышу рог... Послушай, что с тобою?

                Мы все устали от ночей бессонных.
                Иль ты меня морочить влез на крышу?
                Чего сейчас молчишь, неугомонный?
                - Я слышал рог... Теперь уже не слышу.

                                Л. ДЕНИСЮК

                         ТУМАН НАД МИНАС-ТИРИТОМ
                              (КНЯЗЬ ИМРАИЛ)

                      Цитадель разрывает небо,
                      Поднимаясь все выше, выше...
                      О, не дайте старинным стенам
                      Раствориться в его дали!
                      День вчерашний уходит в небыль,
                      Поле битвы покоем дышит,
                      За холмами выходят в море
                      Серебристые корабли...

                      Говорят, все осталось в книгах
                      Как легенды о славном прошлом.
                      Говорят, зло сложило крылья
                      И не вязнет в дыму закат.
                      Это правда, но ради мига,
                      Когда, став вдруг светлей и строже,
                      Цитадель в вышине парила,
                      Я вернулся б туда, назад.

                      И храню я - не пылкость гнева,
                      И не боль вековой разлуки,
                      И не радость седой победы -
                      А закатную ту тоску,
                      Когда Башня уходит в небо,
                      Обессиленно стынут руки,
                      Песня гордая рохирримов
                      Обрывается на скаку...

                                Л. ДЕНИСЮК

                                   ВОЙНА

                      Тревожна явь. Кошмарны сны.
                      Вершины гор освещены,
                      И на холмах неровный блеск
                      Сторожевых огней.
                      Над Гондором спустилась ночь.
                      Спешите, чтоб успеть помочь
                      Иль увидать кровавый всплеск
                      Его последних дней!

                      На башне - страж. Горит костер.
                      А в Цитадели - Денетор
                      Глядит, забыв про сон, во мрак -
                      В старинный палантир.
                      Туда, где мертвые поля,
                      От жажды треснула земля,
                      И видит, что всесилен Враг
                      И беззащитен мир.

                      Над Мордором густеет дым.
                      В степи разведчик - рохиррим
                      Верхом отыскивает вновь,
                      Где безопасней путь.
                      А в недрах Роковой горы
                      Кольцо - козырный туз игры
                      Взрывает мозг, и студит кровь,
                      И обжигает грудь!

                                Л. ДЕНИСЮК

                     Это как последний выстрел
                     В той войне, что отгремела.
                     Вот сейчас покинет пристань
                     Твой корабль, как чайка белый.
                     Снова быль отходит в небыль,
                     Опалив сердца и лица.
                     Сильмарилл сверкает в небе
                     Одинокою зарницей.

                                Л. ДЕНИСЮК

                     Лунный свет в мозаику режет
                     Лес береговой.
                     Ты здесь нужен, как и прежде,
                     Славный Часовой.
                     Говорят, что время лечит
                     Память забытьем...
                     Слышен отзвук древней речи
                     В имени твоем.
                     То мне чудится, что встал ты
                     На крутом валу,
                     Словно не был вражьей сталью
                     Пригвожден к стволу.
                     То становится мне страшно,
                     Что в мерцаньи волн
                     Незамечен, мимо башни
                     Проплывет твой челн.
                     То как будто сполох белый,
                     Рог издалека...
                     Говорят, умеют стрелы
                     Бить через века.
                     Светлый ветер гладит клевер,
                     Засыпая в нем.
                     Башня все глядит на север
                     Вечность, день за днем.
                     Словно ниже стали стены
                     Под напором лет;
                     Мир наш жаждет перемены,
                     А тебя все нет.
                     И не верю я надежде,
                     И не спорю с ней.
                     Здесь ты нужен, как и прежде,
                     Если не нужней.

                               Т. СЕДЛЕЦКАЯ

                                  БОРОМИР

                    Не первый век на грани темноты
                    Неколебимо высится преграда,
                    И мрак не может пасть на стены Града,
                    Пока сомкнуты плечи и щиты.

                    Но с каждым годом тяжелей урон.
                    Ряды редеют. Раной мечен каждый.
                    И мысль гоню, что сядет ночь однажды
                    Хозяином на королевский трон.

                    А здесь... Нам предложили короля,
                    Чью власть и честь мои хранили предки,
                    Чей сломан меч, на чьем плаще пометки,
                    Окрестных луж и дальнего жнивья.

                    Одним мечом, одной кольчугой больше -
                    Невелика подмога Светлых Сил.
                    Я милости хотя и не просил,
                    Но от такого подаянья - горше.

                    Судьба моей страны - в чужих руках.
                    Я так спешил. И медлю у порога.
                    Я выбрал путь. Вернусь другой дорогой.
                    ...Но я не знаю. Я не знаю, как...

                                 Е. ЯХИНА

                                  ДОРОГА

                                        "The Road goes ever on and on
                                         Down from the door where it began
                                         Now for ahead the Road has gone
                                         And I must follow if I can.
                                         Pursuing it with eager feet
                                         Until it joins some larger way
                                         Where many paths and errands meet
                                         And whither then? I cannot say. "

                    Если однажды шагнешь за порог
                    И встанешь на путь, что ждет впереди -
                    Дорога тебя вперед поведет.
                    Иди же по ней, пока можешь, иди!

                    И ждут впереди дела и труды,
                    Радость и боль, рожденье и смерть,
                    Мирные дни и годы борьбы...
                    Какой выбрать путь? Прошу я, ответь.

                    Удачи тебе в дороге твоей,
                    Все страхи свои оставь позади,
                    Возьми только смелость и верных друзей
                    И с ними вперед, пока можешь, иди.

                                 Е. ЯХИНА

                    Вот в последний раз вспыхнул и погас
                    Яркий луч вдаои Серой Гавани,
                    Он унес с собой много лет войны,
                    Третей эры свет, эльфов мир.

                    Впереди у них были берега
                    И прекрасная звездная страна,
                    Вечно солнце там светит на луга,
                    Жизнь и песни там, как весна.

                    Ну а здесь, в ночной тишине земли
                    Их остались ждать три товарища,
                    Те что начали долгий путь с Кольцом
                    Сквозь огонь и сталь в царство тьмы.

                    Сколько страшных лиг им пришлось пройти,
                    Позабыть о том им нельзя никак -
                    До тих пор, пока память все хранит,
                    Будет на земле бессилен мрак.

                                СОДЕРЖАНИЕ

           С. Хвостенко    "И снова жестоким боям греметь..."
                           Песня о фляге
                           Эовин (меч Арагорна)
                           "Помолчим чуть-чуть..."
                           "Слаб и жалок свет свечи..."

           И. Шальнова     Минас-Тирит
                           Плач по сыну Денэтора
                           Серая Гавань

           Л. Денисюк      "Прости меня..."
                           "Я слышу рог..."
                           Князь Имраил
                           Война
                           "Это как последний выстрел..."
                           "Лунный свет в мозаику режет"

           Т. Седлецкая    Боромир

           Е. Яхина        Дорога
                           "Вот в последний раз вспыхнул..."

Я УЧИЛАСЬ НЕ МЕШКАТЬ В ВОРОТАХ...

***

Я училась не мешкать в воротах.

Предугадывать силу обмана.

Я училась из водоворотов

Выбираться без точного плана.

Луч надежды и нить Ариадны

Ходят вместе в минуту крушенья.

Я училась во дни безотрадны

Находить в пустяках утешенье.

Я училась удерживать гневность

И гордыни припадок жестокий.

Я училась мечтаний напевность

Замыкать в надлежащие строки.

А унынию я не училась,

А унынье... само получилось.

9 авг. 95 года

Городская магнолия

...Там этажи, в которых

Бешеные конторы,

Американской Фортуны

Фокстротирующие весы...

(Надежда Матвеева-Орленева. - 1940-е гг.)

Лекция...

Фракция...

Фикция...

Акция...

Всесокрушающий Рынок!..

Но всё еще есть,

как ни странно, -

акация,

Смуглый песок и суглинок.

Улицы круче -

и снова наклонней...

В руках у прохожего свёртки...

Загнанная

городская магнолия

Тоже магнолия, всё-таки!

Пыль на цветах,

Предзакатное зарево...

Толстой листвы бушевание...

Тюль на окне взбеленился, -

И замерло

Чье-то - вверху - вышивание...

Город практический,

Капиталистический,

Не благосклонный к прогулкам.

Но... пролетает какой-то

мистический

Дух - по его переулкам...

Кажутся вдруг - деревенскими,

старыми

Ставен зеленые створки!

Мчат огнедышащими тротуарами

От карамели обёртки...

Голое небо - голее Монголии.

Город газеты печатает.

А в закоулках - бушуют магнолии,

Лавр и жасмины зубчатые...

Негоцианты не есть гиацинты.

Биржевики не пионы.

А всё-таки ветер сыграет на цитре

И вечер

Зажжет

Лампионы!

1960 - 95 гг. (февр.)

Разливная ложка

(Никель)

Уж если отражаться, то не в зыби.

Я в хлебный нож гляжусь - нельзя прямей.

Но отражаюсь... где-то на отшибе!

Как самый бедный родственник теней,

Не вхожий даже в ёмкость пристаней,

Где некая Николь, подобно рыбе,

Мелькнув, исчезла в никелевом сгибе,

- А, всё же, блики - всплыли же над ней!

Глухонемое (в шепоте ли, в крике ль)

Всё сущее, нырнув, уходит в никель,

Видна прогнутость комнаты дневной,

Шар - стул, блин - стол... А где же

мы?

"Пропали",

(Как Меньшиков на выселках!) - в опале

У... нашей ложки, ложки разливной!

март 1989 года

Знали да забыли!

Не стоит понимать

уж чересчур впрямую

Улыбки-образы и выдумки творцов!

Суров "Холодный дом". Но я,

в конце концов

Еще и в "Ледяном", глядишь,

перезимую.

Не верь, что хижины

приниженней дворцов.

А там, где Россинант

нам кажет стать хромую,

Не нацепляй коню ослиных бубенцов:

Жизнь звездами ему еще усеет сбрую!

Не жди, чтобы попал Емелюшка

впросак.

Не думай, что Иван действительно

дурак!

Что Горбунок - урод (еще и

незаметный!).

Не верь, что всяк Илья - для сна

и забытья.

Что Муромцу Пророк не брат. И что

Илья

Обломов - не свершит свой подвиг

кругосветный...

1989 - 93 гг.

Львиная доля

В пустыни зеркале кривом,

Как ни крадись - придешь заметным.

Шакалы ходят вслед за львом,

(Как подражатели за мэтром,

Несущие за ним альбом,

Открытый записям заветным),

И, сев на хвост, следят за Этной

Зевка, рождающего гром.

Еще и сам сарданапал

Песков - к еде не приступал:

- Прочь, подлипалы, интриганы!

Но твари лезут! И, с боков,

Уж режут тушу ятаганы

Шакальих бритвенных клыков!

1968 г. и 9 апр. 95 г.

О гордых одиночествах обман

Убей, - а не понять мне вечных жалоб

На "разобщенность"! именно от тех,

Кто рыщет стаей... Аж поверхность

палуб,

Стогн, побережий, залов, - как на грех,

Толпой черна... Вон яблоко упало б, -

Да некуда! Что говорить! Орех

И тот бы не пробился, я сказала б,

Сквозь "разобщенных" охающий цех!

Не гоже человеку рыскать в своре.

"Разрозненность" - и та сгодится

вскоре

Нам более, чем общность, кучность,

B клан!

Травль и расправ, хотя бы, станет мене.

И лопнет с треском на вселенской сцене

О "гордых одиночествах" обман!

30 марта 1993 года

Парниковый эффект

А в прорву ада нет прямей дороги,

Чем путь через порубки и пожоги.

Какой же заручиться нам защитой?

Что делать человечеству и свету,

Чтоб океан Великий Ледовитый,

Встав на дыбы, не захлестнул планету?

"Что делать?" Лоб не подставлять

удару;

Волшебные твои леса, Европа,

Не дать пожрать Всемирному Пожару -

И да уйдешь Всемирного Потопа!

Что делать, чтобы локти не кусать бы,

Когда дотла последний лес дотлеет?

Не раздавать гектары под усадьбы -

И каждый куст, - увидишь! - уцелеет!

Всех шибче тот горит, всех глубже

тонет,

Кто беззаконье в мире узаконит!

21 марта 1993 г.

Разлом граната

Когда блестит разлом граната

Огранкой зёрен тёмно-алых,

Он схож (как с Кордовой Гранада)

С месторожденьем ценных лалов,

Пылающих пурпурновато

Сквозь дымку странных, небывалых

Слоистых скатов и провалов,

Облитых лавою заката.

Двойное дно в глазу кошачьем

Зовет пройтись по мхам зеленым.

А тут - как будто в сёдлах скачем

Мы к зёрнам неопределенным,

Но далека их середина

Почти, как Мекка и Медина!

11 марта 1994 года

Ни зверь, ни птица

Не существо, но и не вещество.

Энергия? Навряд ли. Ведь горенье

Среду свою снедает без зазренья!

А тут как раз - извечное даренье

Среде - среды... И прочего всего;

От озаренья - и до разоренья.

Не существо, но и не божество.

Не сон в цепях, но и не сплошь - полет

(Хотя порою чуткость придает

B Ему почти божественное зренье!)

Не прибыль в дом, - но и

не мотовство...

Нет ничего таинственней его;

Оно... - стихотворенье!

Догадка о сонете

Чрезмерно длинный стих - товар не

ходкий.

- А краток или нет сонет старинный?

- Что ж, - если он удачный, то -

короткий,

А если неудачный, значит - длинный.

21 марта 95 года

Чарльз Чаплин

Но кто же выслушает рваного такого,

Из грусти сделавшего свой авторитет?

("Ключи от клуба") (1982 год)

Смех Чаплина подвел

черту под клоунадой

Всех клоунов на всё дальнейшее.

Ну что ж...

Где Маленький прошел,

- там супермен - хоть падай,

Но (как съязвил бы шкет) -

"Фиг - бомжа превзойдешь!"

Придумать усики другие, а не эти -

Попробуй кто-нибудь! Немыслим

новый трюк.

Так не почешется уже никто на свете!

Никто - сползающих - так

не подтянет брюк!

Достигнуть Чаплина? Но... разве

из-под плетки?

Как подражать - людей затравленных

походке,

Их не любя? (При том - не вызвав

B град камней?)

Как вещь смонтировать,

чтоб чистым - в святотатстве,

Чтоб честным быть - во лжи,

несчастненьким -

в богатстве,

И, словом, - гением - в бездарности

своей?!

Ловцы оттенков

I

Поймите, - ухмыльнется мафия, -

Эротика и порнография

Между собою так же рознятся,

Как герцогиня и навозница.

Меж разнородными помоями

Оттенок существует якобы

Изысканнейший!

А по-моему,

Так все отбросы одинаковы.

"Из грязи в князи" путь -

коротенький.

Но разбираться не приходится:

В честь порно или в честь эротики

Зараза в городе разводится?

Довольно мразь водить под зонтиком

Из кружев! Лгать, губить и стравливать,

И... пушкинской анакреонтикой

Дома публичные оправдывать!

II

"Оттенки"? Век своим же баловням

Сулит погибель одинакую.

...Тут есть киоск. Я покупала в нём

Бумагу, перья, мелочь всякую.

Всё те же (а куда тут денешься?)

В покупках надобности вижу я,

Но... не могу склониться с денежкой

Перед витриною бесстыжею!

Всяк защищается по-своему

От загрязняющего века-то...

И как забыть о князе, коему

Степной завоеватель

Некогда

Велел склониться в целовании

Пяты у идола поганого?

Но плюнул князь в негодовании!

Хоть и подвергся пыткам заново.

30 июля 1995 года

Новые старые моды

I

Когда морей грозе - Елизавете

Отлили платье весом в добрый пуд,

Ей самые широкие на свете

Фасоны плеч понадобились тут.

И то сказать! Неправый, правый суд

Вела; плела иль рассекала сети, -

Всю Англию держали плечи эти

С чугунным гнетом бедствий,

войн и смут.

А ты что скажешь, наших дней мотовка?

Твой гардероб, - что? - к трону

подготовка?

Зачем, восстановитель старых мод,

Ты сшил ей королевские

надплечья,

Но не пришил к ним, (вот противоречье!)

Всю тяжесть королевскую

забот?

И вновь - старинность мод. Но нет

и речи,

Чтоб экс-картуз достался впрямь

Гаврошу,

И чтоб елизаветинские "плечи"

Несли елизаветинскую ношу,

И чтобы шляпы пасторской, - порошу

Ловящие, парящие далече

Поля, - приоткрывали бы при встрече

Благочестивца нам, а не святошу!

Мелькают перья, мантии, короны...

На что так дружно намекают сразу

Все эти замечательные лица?

На то, что все они - наполеоны

Святых елен? Но все, как по приказу,

Без Ватерлоо и без Аустерлица...

Народ

В одном саду полно теней бездонных,

В другом жарынь, зато растет инжир.

Есть авторы холстов непревзойденных

И книг бесценных, поразивших мир.

Иному же - вовеки не вписать

В художество ни линии, ни строчки,

Зато - без промедленья и отсрочки -

Он гибнущего бросится спасать!

Тоскуя по смычку, по эхолоту, -

Пойми ты! - нам не выйти к ним никак.

Но все мы (по божественному счету)

Суть моряки со скрипками в руках.

Мы - Голос! Мысль! Но цель

сверхчеловечка -

Не дать нам в жизни вымолвить

словечка.

1980 - 94 гг.

Новой Ксантиппе

Других судить по форме глаз иль пят -

Как не боишься ты, моя истица?

Нетрудно быть умней тебя стократ.

Гнусней же с виду - трудно уродиться!

8 авг. 95 г.

К спору о старом гербе

(впрочем, уже отшумевшему, но в котором

еще слышны просьбы автора к оппонентам -

не вторгаться в гербовое поле на тракторе!)

Обязан ли кузнец просить у нас прощенья

За то, что сталь ковал для нас веками он?

Крестьянин - должен ли нам делать возмещенье

За то, что хлебом нас он кормит испокон?

- Но серп, - ты говоришь, - комбайном заменен

И вышла кузница давно из обращенья!

(А я уж думала, - внушает отвращенье

Тебе любой металл; а хлеб тебе смешон!

Тогда не ешь его и не носи кольца).

Но ты сменил сюжет, и, "облу и огромну"

В герб, вместо молота, впереть способен... домну,

Комбайном заменив орудие жнеца!

Знай: буквоедства герб такого не прощает;

Не агрегаты он, а символы вмещает.

5 апр. 95 года

Яблоня

... Меркнут звуки.

Косой проскочил в буерак..

Один я стою на мосту

Тени празднуют во дворах

День померк

Груши черные - в белом цвету.

(Иван Киуру. "Восточный мотив" 1970-е гг.)

...Но она аромата почти лишена!

(Запах скатерти чистой - не в счет.)

Только пчелам известно, где прячет она

Тайно благоухающий мед.

Так мудрец расшифровывает письмена,

Каковых верхогляд не поймет.

Пчелы-ключницы! Их воркотня без

конца...

Их кушак, на котором ключей

Дивных связки звенят, -

от шкафца-поставца,

Где содержится славный елей...

Только ключницам-пчелам дается легко

Запах яблони, скрытый от нас глубоко.

Осы жалят, как змеи! С той лютой тоски,

Что у них поставец пустоват.

Да и людям досадно, когда лепестки,

Хорошенько не пахнув, слетят!

И лежат у подножий белёных стволов,

Как письмо, с начертаньем невидимых

слов.

- Что мы в яблонях видим?

Лишь мельничный шквал

Лепестковый. Румяность.

Плоёность. Крахмал.

Чепчик горничных! Фартук стряпух!

Но из глаз наших (низко надув нас!)

пропал

Их высоко витающий дух...

(То ли наш - надзирающий - глаз -

задремал?

То ли их, - сокровенный, - потух?)

Можно, с яблони взяв, растереть

лепесток,

Чтоб дознаться - чем пахнет она?

Но бессмысленный опыт, как пытка,

жесток.

Да и грош откровенью цена!

Запах яблони в том,

Что, - цветок за цветок, -

Груш и вишен за нею несется поток;

Что она у весны - не одна!

Вечер близится.

Лето еще не прошло,

Но весна не вернется уже.

О, не жди, чтобы с яблонь (душистых

в душе!)

При тебе лепестки унесло!

Из садов,

где от яблонь покуда светло -

Поскорее - в ночь! по меже...

Ураган в безветрии

Давно, давно не бывало ветра с порывами.

Катили тучи, трясли групповыми гривами,

Гремели гривнами града, и снега белого

Горстями сыпали остро...

Но ветра - не было.

Так царь с колесницы мечет в народ дукатами

И люди верят, что будут теперь богатыми;

Кто схватит льдистое, кто - златое (под видом медного)...

В любой монете "ловили ветер"...

Но ветра не было.

Как долго не было, чтобы - вдруг - да - в лицо повеяло!

Была минута, когда я в это почти поверила!

А вы - не верьте, что это ветер; то был неведомый... -

Магнит ли? Радий? (Мятеж во аде?)

Но ветра не было.

А нынче к ночи вдруг зазвенело окно по-старому!

И сразу вспомнилось, как в трубе домовой постанывал;

Пугал - но с толком, стращал по делу, а не из прихоти!

Учил - не слушались... (Лишь рукавицей махнул при выходе!)...

Дуй, ветер, вей! Вороти надежду нам, неприкаянным!

Сдуй пыль, свей скверну с вещей! Рачительным стань хозяином!

Да не навей нам того глухого, того нелепого

Кошмара - снова! - где всё готово,

Чтоб ветра... не было!

...Как тихо, Господи! Потерпев кораблекрушение,

Без крика тонут... (Ведь не у каждого разрешение

На право голоса есть!) Но кто и зачем потребовал,

Чтоб ураганы громили страны,

А ветра - не было?!

апрель 1994 года

                              Анатолий НАЙМАН

                               Змейка чернил

Точно по телу мне выбрал божественный жребий
место н вон это место кладут на лафет;
точно по разуму н в склеп уносимое время,н
бренные место и время назвав "человек",
то есть что цел я и вечен: вечный и целый,
я через Нихил плыву, как египтян ладья,
в профиль и в фас алебастрово-ликий и -телый,
за метрономом гребцов из-под века следя.
Как меня звали, кто мои белые крали,
ливни в деревне плясали со мной или без,
социализмом ли иль кипарисным убрали
листвием путь мой по жребию вешних небес,
всё, что из целой и вечной материи выпало
мышцей и мыслью во временный местный пробег,
вечно и цело отныне. Что бы там ни было,
Бог для меня выбирал это. Я человек.

На "кто' ты? и что? и каков?" отвечаю: Я.
А что значит "я", думать н моя забота.
Струя семенная. Семейного древа края.
Не ты и не он. Не не-я. Не никто и не кто-то.
Не тем, что не "да", это "не" в аккурат по мне,
а тем, что не "нет". Выбракованная Ниневи'я,
срединного царства столица, великого Не,
неведеньем спрятана в зону невиденья Вия.
В неведенье что-то толчется н не я ли живу,
гадая, не зная зачем, к чему-то готовясь
такому, пространство чего шириной с Неву,
а список минут на слух н менуэт и повесть?
Там делается что-невесть кем-невесть. Кто-невесть
есть я. Это я. Это Я мое царствует втайне.
В нем нет содержанья, одно только творчество есть,
есть творчество в вечном бесшумном его бормотанье.

                             Одинокое на холме

Что такое дерево? н Дыры и пещеры,
как фонтанчик пляшущая в пустоте мошка',
скрипача, спеленатого в кокон, как торреро,
пассы, швы, веро'ники, петельки смычка.

А поскольку хочется больше, чем отмерено,
вот мы и отправились в счет грядущих лет:
Иванов в Италию н поглядеть на дерево,
Кириллов в Америку н тот увидеть свет.)

Вяза облетающего легкий шар и парус,
набранное золотом по контуру крыло
в голубое лоно, в ребра упиралось,
пчелками, чешуйками прядало, трясло.

Дерево горячечное обривали наголо,
а оно все тыкалось в мамку головой н
так они и ластились, два огромных ангела,
золотой н став бабочкой, ветром н голубой.

Но нужней и проще что-то было третье,
то ли что спустился и не поднялся
этот блеск октябрьский в двух шагах от смерти,
то ли глаз, заметивший вяз и небеса.

                        Городской пейзаж век спустя

Синий, холодный, резкий над водой мускулистой
ветер, окончен розыск! Трепетную вакханку
ты потерял навеки, угомонись, не рыскай
здесь, где цирк Чинизелли торсом теснит Фонтанку.

Нет больше грешной, ветер, нет бежавшей за угол
в шали скользкого шелка, в шляпе черного фетра,
ни в стороне от сверстниц, ни одной, ни с подругой н
в жгучих твоих объятьях, в майских объятьях ветра.

Нет покаянной, горькой, нет прихожанки верной
Симеона-и-Анны, кротко, покорно, гордо
сжавшей и растянувшей, как трехпролетной фермой,
мост между Нет и Было воплем мук и восторга.

Нет больше хрупкой ветки, нет больше гибкой змейки,
раковины, поющей чем звучней, тем спокойней,н
есть этот мост в сиянье майски слепящей смерти
между площадью людной и пустой колокольней.

Плакать не надо, ветер, время ее минуло.
Ставь не на человека, ставь на моря и земли н
или на полдень, полный свежести, блеска, гула,
когда львы и гимнасты входят в цирк Чинизелли.

                         Прежде возделывания земли

                                                                       Гале

Когда играют "Караван",
форель из озера Севан
выпрыгивает на два фута,
и жизнь еще не началась