ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА КОАПП
Сборники Художественной, Технической, Справочной, Английской, Нормативной, Исторической, и др. литературы.



   Джулия Куин
   Полночный вальс

   Julia Quinn, DANCING AT MIDNIGHT, 1995
   Перевод с английского У. В. Сапциной
   Изд. "АСТ-ЛТД", 1997 г.
   OCR Палек, 1999 г.

   Анотация

   Судьба графа Джона Блэквуда была, казалось, навеки  обожжена  войной.
Слишком многое довелось ему повидать,  чтобы  потом  безболезненно  вер-
нуться к мирной жизни. Однако все изменила случайная встреча Блэквуда  с
Арабеллой Блайдон, девушкой  с  независимой  душой  и  отчаянной  жаждой
счастья. Именно Арабелле предстоит вновь научить Джона  любить,  вернуть
ему радость жизни, подарить нежность и доверие...

   Посвящается моему отцу, который никогда не забывает упомянуть, как он
гордится мной. Я тоже горжусь тобой!
   И Полу - хотя он и считает, что сюжет можно усовершенствовать,  пере-
неся действие в лес во время дождя.

   Глава 1

   Оксфордшир, Англия, 1816 год

   "Коль хочешь обучить ты целый мир..."
   Арабелла Блайдон удивленно заморгала: что-то в этой строчке  было  не
так. В "Зимней сказке" речь не может идти об учебе. Она отстраняла книгу
подальше и подносила ее к самому лицу, пока буквы наконец  не  перестали
расплываться.
   "Коль хочешь обручить ты целый мир..."
   Белл облегченно вздохнула. Теперь строчка приобретала смысл.  Девушка
снова попыталась сосредоточиться на раскрытой странице, но по-прежнему с
трудом разбирала текст, а поскольку ей не  хотелось  читать,  уткнувшись
носом в книгу, она попробовала прищуриться, всматриваясь в мелкий шрифт.
   Порыв ветра заставил ее поежиться. Оторвавшись от чтения, Белл взгля-
нула на небо, которое начинало затягивать облаками. Собирался дождь,  но
если ей повезет, начнется он не раньше, чем через час. За это время  она
успеет дочитать "Зимнюю  сказку",  положив  таким  образом  конец  своим
большим шекспировским чтениям. Белл начала с пьесы "Все хорошо, что  хо-
рошо кончается" и двинулась дальше - сначала в алфавитном порядке, а за-
тем как получится, открывая для себя "Гамлета", всех "Генрихов",  "Ромео
и Джульетту" и другие творения Шекспира, о существовании которых  прежде
и не подозревала. Белл и сама толком не понимала, зачем ей это понадоби-
лось, и оправдывалась лишь любовью к  чтению,  но  теперь,  когда  конец
упорной работы был совсем близок, Белл ни за что не позволила  бы  како-
му-то несчастному дождю остановить ее.
   Спохватившись, она огляделась, не подслушал ли кто-нибудь ее  мыслен-
ную брань, и вновь подняла глаза к небу. Солнечный луч прорвался  сквозь
узкую щель в облаках. Белл посчитала это добрым предзнаменованием и изв-
лекла из корзины сандвич с курятиной. Стараясь не крошить на книгу,  она
откусила кусочек и вновь углубилась в чтение. Слова расплывались, как  и
прежде, так что Белл не скоро нашла приемлемое положение.
   - Ничего, - сказала она себе. - Будем  надеяться,  что  сорока  минут
хватит. Потому что больше мне просто не выдержать.
   - Разумеется, ведь к тому времени у вас затекут все мышцы, - раздался
голос у нее за спиной.
   Белл выронила книгу и обернулась. На расстоянии нескольких  ярдов  от
нее стоял джентльмен, одетый с небрежной элегантностью. У него были каш-
тановые волосы и глаза орехового оттенка. Незнакомец сверху вниз насмеш-
ливо созерцал Белл и ее одинокий пикник, его ленивая поза указывала, что
он стоит здесь уже некоторое время. Белл нахмурилась, и,  не  найдясь  с
ответом, надеялась холодностью поставить незнакомца на место.
   Однако ее высокомерный вид только позабавил его.
   - Вам необходимы очки, - без обиняков заявил он.
   - А вы вторглись в чужие владения, - отозвалась Белл.
   - Вот как? А по-моему, это вы нарушили границу.
   - Никоим образом. Эти земли принадлежат  герцогу  Эшбурнскому.  Моему
кузену, - подчеркнуто добавила она.
   Незнакомец указал на запад.
   - Вон те земли действительно принадлежат герцогу Эшбурнскому. Граница
проходит по ближайшему холму. Значит, в чужие владения вторглись вы.
   "Белл прищурилась и заложила за ухо волнистый белокурый локон.
   - Вы в этом уверены?
   - Абсолютно. И хотя я понимаю: владения Эшбурна обширны, но все же не
безграничны, мисс.
   - Ну, в таком случае сожалею, что потревожила вас, - высокомерным то-
ном заявила она. - Я немедленно уеду отсюда.
   - Не говорите глупостей, - прервал ее незнакомец. - Я вовсе не  соби-
раюсь запрещать леди читать под одним из  моих  деревьев.  Можете  оста-
ваться здесь сколько пожелаете.
   Белл раздумывала, не уехать ли ей  отсюда,  но  соображения  удобства
одержали верх над гордостью.
   - Благодарю вас. Я провела здесь уже  несколько  часов  и  устроилась
весьма удобно.
   - Вижу. - Незнакомец улыбнулся, но при виде этой мимолетной и  нелов-
кой улыбки. Белл сделала вывод, что он не привык к  подобному  выражению
эмоций. - Поскольку вы проведете остаток дня в моих владениях,  пожалуй,
вы могли бы представиться.
   Белл смутилась, не зная, чему приписать последнюю фразу незнакомца  -
снисходительности или вежливости.
   - Прошу прощения. Леди Арабелла Блайдон,
   - Польщен знакомством с вами, миледи. Позвольте представиться - Джон,
лорд Блэквуд,
   - Как поживаете, милорд?
   - Превосходно, но вам все-таки необходимы очки.
   Эмма и Алекс уже целый месяц уговаривали ее показаться врачу,  но,  в
конце концов, они были родственниками. А этот Джон  Блэквуд,  совершенно
чужой человек, явно не имел права навязывать ей свои соображения.
   - Будьте уверены, я непременно обдумаю ваш совет, - с  едва  заметным
раздражением пробормотала она.
   Джон склонил голову, пряча усмешку.
   - Что вы читаете?
   - "Зимнюю сказку". - Белл выпрямилась и приготовилась выслушать обыч-
ные снисходительные замечания о пристрастии некоторых дам к чтению.
   - Великолепная пьеса, но, по-моему, не самое лучшее творение  Шекспи-
ра, - заметил Джон. - Лично я неравнодушен к "Кориолану" - эту вещь мало
кто знает, но мне она нравится. Пожалуй, вам стоило бы прочесть ее.
   Белл втайне была рада, что встретила человека, непоощряющего  ее  лю-
бовь к чтению, но отозвалась не очень-то приветливо:
   - Благодарю за очередной совет, но видите ли, я уже прочла  "Кориола-
на".
   - Подумать только! А "Отелло"?
   Белл кивнула.
   - Может, вы читали и "Бурю"?
   - Да.
   Джон нахмурился, выискивая в памяти что-нибудь малоизвестное из  про-
изведений Шекспира.
   - А какого вы мнения о" Пылком страннике"?
   - Не могу сказать, что эта вещь мне понравилась, но я все-таки одоле-
ла ее. - Белл не удалось стереть с лица торжествующую улыбку.
   Джон недоверчиво покачал головой.
   - Примите мои поздравления, леди Арабелла. Признаюсь, я и в глаза  не
видел "Пылкого странника".
   Белл улыбнулась, великодушно принимая комплимент. Ее  враждебность  к
незнакомцу постепенно таяла.
   - Не хотите ли присоединиться ко мне на несколько минут?  -  спросила
она, широким жестом обводя свободное место рядом с собой на расстеленном
одеяле. - У меня еще сохранилась добрая половина ленча, и я была бы рада
поделиться с вами.
   На мгновение Арабелле показалось, что ее новый знакомый готов  согла-
ситься. Он приоткрыл рот, собираясь что-то ответить, но только  вздохнул
и так ничего и не сказал. Когда же он наконец заговорил, его голос проз-
вучал сухо и официально.
   - Нет, благодарю вас, - Этим исчерпывался весь ответ. Джон сделал два
шага в сторону от Белл и отвернулся, глядя вдаль.
   Только теперь она заметила, что Джон хромает. Она подумала, что, воз-
можно, он был ранен во время войны на Пиренейском полуострове.  Загадоч-
ный мужчина этот Джон. Она была вынуждена признаться себе, что ее  новый
знакомый весьма привлекателен: у него правильные черты  лица,  гибкая  и
сильная, несмотря на поврежденную ногу, фигура. Его бархатные карие гла-
за светились умом, временами в них проскальзывала затаенная  боль.  Белл
сочла этого человека на редкость таинственным.
   - Отчего же нет? - спросила она, возвращаясь к разговору о ленче.
   - Просто нет. - Джон не обернулся.
   Его невежливость рассердила Белл.
   - Вы уверены в том, что не желаете присоединиться ко мне?
   - Совершенно уверен.
   Белл была удивлена и раздосадована. Прежде никто еще не  говорил  ей,
что вполне может обойтись без ее общества.
   Она неловко сидела на одеяле, положив на колени "Зимнюю сказку", и не
знала, что сказать - особенно теперь, когда Джон стоял,  повернувшись  к
ней спиной.
   Вдруг Джон обернулся и прокашлялся.
   - С вашей стороны было неучтиво заявлять, что мне нужны очки, - выпа-
лила она, главным образом для того, чтобы опередить собеседника.
   - Прошу прощения. Я никогда не блистал в светских беседах.
   - Вероятно, от недостатка практики, - заметила Белл.
   - Скажи вы это другим тоном, миледи, и можно было бы заподозрить, что
вы флиртуете со мной.
   Белл резко захлопнула "Зимнюю сказку" и вскочила.
   - Теперь я понимаю, вы правы: вы не только не  блистаете  в  светской
беседе - вы о ней и представления не имеете!
   Он пожал плечами.
   - Это не единственное мое достоинство.
   Белл от изумления приоткрыла рот.
   - Вижу, вы не принадлежите к числу ценителей моего юмора,  -  заметил
он.
   - Трудно представить себе, что таковые вообще существуют.
   Последовала пауза, после которой Джон довольно резко заявил:
   - Больше не появляйтесь здесь в одиночку.
   Белл торопливо сгребла в корзину свои вещи.
   - Не беспокойтесь, я больше не стану вторгаться в ваши владения.
   - Я не запрещаю вам приезжать сюда. Я только предложил вам в  будущем
приходить сюда со спутником.
   Так и не подобрав достаточно колкого ответа, Белл заявила:
   - Я еду домой.
   Джон глянул на небо.
   - Советую вам поторопиться: скоро начнется дождь. Мне самому придется
прошагать до дома пару миль. За это время я наверняка промокну до нитки.
   Белл огляделась.
   - Разве вы пришли пешком?
   - Иногда, миледи, бывает лучше полагаться лишь на собственные ноги. -
Джон склонил голову. - Было очень приятно познакомиться.
   - Для вас - вполне возможно, - пробормотала себе под нос Белл.
   Она долго смотрела вслед удаляющемуся Джону. Его хромота бросалась в,
глаза, но Джону удавалось шагать гораздо быстрее, чем предполагала Белл.
Она не сводила глаз с нового знакомого, пока тот не скрылся  вдали.  Са-
дясь верхом на свою кобылу, она поразилась вдруг  промелькнувшей  мысли:
он хромал, но тем не менее предпочитал пешие прогулки.
   Джон Блэквуд прислушался к удаляющемуся стуку копыт  и  вздохнул.  Он
вел себя как осел.
   Поразмыслив, вздохнул вновь, еще громче - он был раздражен и  зол  на
себя. "Черт побери, я никогда не умел обходиться с дамами!"
   Белл придержала кобылу неподалеку от Уэстонберта, дома ее родственни-
ков. Несколько месяцев назад ее кузина Эмма, уроженка Америки, вышла за-
муж за герцога Эшбурнского. Молодожены предпочли шумной лондонской жизни
деревенское уединение и со дня свадьбы безвыездно жили в Уэстонберте.
   Белл вздохнула: ей самой так или иначе  придется  провести  ближайшее
время в Лондоне, возобновить поиски удачной партии.  Это  занятие  давно
опротивело ей. Она выезжала уже два сезона, получила более десятка пред-
ложений и отвергла их все одно за другим. Некоторые  из  поклонников  не
годились в мужья ни по каким статьям, но среди них попадались  и  вполне
приличные люди приятной наружности,  обладатели  хороших  фамилий.  Белл
просто не могла заставить себя принять предложение глубоко безразличного
ей человека. Видя, как счастлива кузина, Белл все яснее понимала: ей бу-
дет трудно отказаться от своих мечтаний.
   Дождь усилился, и она пришпорила лошадь, пустив ее рысью. Время  бли-
зилось к трем часам. Белл знала, что к ее  возвращению  Эмма  приготовит
чай. Белл жила с Эммой и ее мужем Алексом уже три  недели.  Сразу  после
свадьбы Эммы родители Белл решили предпринять поездку в Италию.  Их  сын
Нед заканчивал учебу в Оксфорде и не нуждался в присмотре, Эмму  удалось
благополучно выдать замуж. Оставалось пристроить только Белл, но, будучи
замужней дамой, Эмма годилась ей в компаньонки, так что на время отъезда
родителей Белл перебралась к кузине.
   О большем она не могла и мечтать. Эмма была  ее  лучшей  подругой,  и
после многочисленных общих проказ было даже забавно видеть ее в качестве
компаньонки.
   Белл въехала на холм, откуда открывался вид на  Уэстонберт.  Длинные,
узкие ряды окон, тянущихся по всему фасаду,  придавали  изящество  этому
величественному и массивному строению. Белл уже начала считать его своим
домом. Она направилась прямо к конюшне, препоручила кобылу заботам грума
и бегом бросилась к дому, пытаясь увернуться от яростно  бьющих  в  лицо
дождевых капель. Белл торопливо взбежала на крыльцо, но прежде чем успе-
ла толкнуть тяжелую дверь, дворецкий широким жестом распахнул ее.
   - Благодарю, Норвуд, - задыхаясь от бега, выговорила Белл.  -  Навер-
ное, вам пришлось долго ждать меня.
   Норвуд почтительно склонил голову.
   - Норвуд, Белл вернулась? - донесся из глубины холла женский голос, и
каблучки кузины застучали по мраморному полу. -  Похоже,  дождь  зарядил
надолго. - Эмма обогнула угол коридора. - О, ты уже здесь!
   - Я слегка промокла, но платье не  пострадало,  -  весело  отозвалась
Белл.
   - Я же говорила тебе, что пойдет дождь!
   - Ты считаешь себя обязанной заботиться  обо  мне  теперь,  когда  ты
превратилась в важную матрону?
   Эмма сделала гримаску, ясно выразившую все ее мысли по этому поводу.
   - Ты сейчас похожа на крысу-утопленницу, - заметила она.
   Белл ответила ей уничтожающим взглядом.
   - Пойду переоденусь, скоро подадут чай.
   - Чай подадут в кабинет Алекса, - сообщила Эмма. - Сегодня  он  решил
составить нам компанию.
   - Отлично. Я не задержусь.
   Белл поднялась по лестнице и по лабиринту  коридоров  вышла  к  своей
комнате. Быстро сменив промокшую  амазонку  на  светло-голубое  домашнее
платье, она вновь спустилась вниз.  Дверь  в  кабинет  Алекса  оказалась
прикрытой. Услышав за дверью хихиканье. Белл  сочла  необходимым  посту-
чаться. После недолгого молчания на стук ответила Эмма:
   - Входите!
   Белл усмехнулась: постепенно она постигала маленькие тайны  супружес-
кой жизни. В некотором смысле Эмма стала не только ее компаньонкой, но и
наставницей. Эмме и Алексу никак не удавалось держаться  благопристойно,
особенно когда они считали, что их никто не видит.  Губы  Белл  невольно
растянулись в улыбке. Она еще не была посвящена во все тайны  зачатия  и
деторождения, но догадывалась, что ласки молодых супругов имеют  некото-
рое отношение к беременности Эммы. Толкнув дверь, Белл вошла в  простор-
ный кабинет, обстановка которого безошибочно указывала на  то,  что  его
хозяин мужчина.
   - Добрый день, Алекс, - поздоровалась Белл. - Как ты провел день?
   - Насколько я понимаю, суше, чем ты, - ответил Алекс, наливая в чашку
молоко и пренебрегая чаем. - У тебя с волос еще капает.
   Белл скосила глаза, оглядывая собственное плечо. Капли с волос  намо-
чили ткань платья. Она пожала плечами.
   - Ну что же, полагаю, тут ничем не поможешь, - усевшись на диван, она
налила себе чаю. - А как прошел твой день, Эмма?
   - Без особых событий. Я весь день корпела над конторскими  книгами  и
письмами от управляющего одного из наших уэльских  имений.  Похоже,  там
возникли кое-какие сложности. Я уже подумываю отправиться туда и  разоб-
раться с ними на месте.
   - Никуда ты не поедешь, - проворчал Алекс.
   - Да неужели? - отозвалась Эмма.
   - Вот именно: ты никуда не выедешь отсюда еще шесть месяцев, -  подт-
вердил ее супруг, окидывая нежным взглядом огненные  кудри  и  фиалковые
глаза жены. - А может, и целый год.
   - Если ты рассчитываешь продержать меня в постели,  пока  не  родится
ребенок, значит, ты не в своем уме.
   - Тебе давно пора узнать, кто здесь командует.
   - Тогда тебе...
   - Перестаньте! - рассмеялась Белл. - Довольно! - Она  покачала  голо-
вой: со всем мире невозможно было найти людей упрямее этой пары. Но  тем
не менее Алекс и Эмма идеально подходили друг другу. - Почему бы вам  не
послушать, как провела день я?
   Эмма и Алекс выжидательно посмотрели на нее.
   Белл глотнула чаю, согреваясь и подкрепляя силы перед разговором.
   - Итак, я познакомилась со странным человеком.
   - В самом деле? - Эмма заинтересованно подалась к ней.
   Алекс, напротив, откинулся на спинку дивана, и на его лице  появилось
скучающее выражение.
   - Да, он живет поблизости. По-видимому, его земли граничат с  вашими.
Его зовут Джон Блэквуд. Вы с ним знакомы?
   Алекс подскочил.
   - Как ты сказала? Джон Блэквуд?
   - Да, Джон, лорд Блэквуд - так он представился. А в чем дело? Ты  его
знаешь? Но это имя настолько распространено...
   - У него каштановые волосы?
   Белл кивнула.
   - И карие глаза?
   Ответом Алексу был второй кивок.
   - Он примерно моего роста, среднего телосложения?
   - Полагаю, да. Он не настолько широк в плечах, как ты, но ростом тебе
не уступит.
   - Хромает?
   - Да! - изумленно воскликнула Белл.
   - Это тот самый Джон Блэквуд, провалиться мне на месте! - Алекс недо-
верчиво покачал головой. - Значит, теперь он пэр. Должно быть, титул ему
пожаловали за воинскую доблесть.
   - Вы вместе воевали? - спросила Эмма.
   Взгляд Алекса стал отстраненным.
   - Да, - негромко подтвердил он. - Джон - командовал другой ротой,  но
мы часто виделись. Я все гадал, что с ним могло случиться. Не знаю,  по-
чему я не попытался разыскать его - возможно, боялся узнать о его  смер-
ти.
   Последнее замечание привлекло внимание Белл.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Как странно! - словно не расслышав вопроса, проговорил Алекс. -  Он
был отличным солдатом и надежным товарищем. Его самоотверженность  вызы-
вала изумление. Он постоянно подвергал себя опасности ради спасения дру-
гих.
   - Что же в этом странного? - удивилась
   Эмма. - Судя по твоим словам, он благородный человек.
   Алекс повернулся к обеим дамам, и его лицо вдруг прояснилось.
   - Странно то, что этот человек, который всегда  относился  к  себе  с
потрясающим пренебрежением, после ранения повел себя  самым  неожиданным
образом...
   - Что же произошло? - обеспокоенно спросила Белл.
   - Он был ранен в ногу, и врач решил, что ее нужно ампутировать.  Дол-
жен сказать, это заключение было сделано с полнейшим  равнодушием.  Джон
все это время оставался в сознании, но дрянной лекаришка даже не  удосу-
жился сообщить ему об ампутации - просто повернулся к фельдшеру  и  ска-
зал: "Подай пилу".
   Белл передернуло: страдания Джона Блэквуда она воспринимала на  удив-
ление болезненно.
   - Джон словно взбесился, - продолжал Алекс, - никогда еще я не  видел
ничего подобного. Он схватил врача за рубашку и подтащил к себе, так что
они оказались нос к носу. Учитывая, что Джон потерял много крови, можете
представить себе, как он был силен! Я хотел вмешаться, но передумал, ус-
лышав, каким тоном Джон обратился к врачу.
   - Что же он сказал? - спросила Белл, сползая на край дивана.
   - Этих слов я никогда не забуду. Глядя в глаза  врачу,  он  произнес:
"Если ты отнимешь у меня ногу, Бог свидетель, я отыщу тебя и отрежу тебе
обе ноги!" Врач струсил и заявил, что охотно предоставит  пациенту  воз-
можность умереть, если ему так угодно.
   - Но ведь Джон не умер, - напомнила Белл;
   - Да, он выжил. Но уверен, его военной карьере пришел конец - вероят-
но, это даже к лучшему, потому что мне всегда казалось, что насилие  вы-
зывает у него отвращение.
   - Как странно... - пробормотала Эмма.
   - Да, Джон - замечательный человек. Он всегда нравился мне. Когда  на
него нападала охота поболтать, он изумлял слушателей  своим  остроумием.
Но случалось это нечасто. Самое же удивительное, что даже  на  войне  он
всегда оставался благородным человеком, что далеко не каждый может  себе
позволить в боевой обстановке.
   - Право, Алекс, вряд ли на свете найдется человек более  благородный,
чем ты, - поддразнила мужа Эмма.
   - О моя прелестная и преданная жена! - склонившись, Алекс  запечатлел
поцелуй на лбу Эммы.
   Белл очень хотелось узнать что-нибудь еще о Джоне Блэквуде, но она не
могла найти подходящего предлога, чтобы расспросить Алекса. С  некоторым
раздражением Белл призналась самой себе, что ее новый знакомый  произвел
на нее слишком глубокое впечатление.
   Белл всегда отличалась прагматичностью и не была склонна к  самообма-
ну. Она призналась себе, что Джон Блэквуд заинтриговал ее  с  первой  же
минуты знакомства, но после рассказа Алекса Белл была им буквально  оча-
рована. Все, что имело к нему хоть какое-то отношение,  приобретало  для
Белл новое значение, и предпочтение, которое Джон отдавал пешим  прогул-
кам, было вполне естественным после столь ожесточенной борьбы за  сохра-
нение ноги.
   Белл удивилась самой себе, осознав, какой оборот приняли ее мысли,  и
недовольно покачала головой. Эмма тут же осведомилась:
   - С тобой все в порядке, Белл?
   - Что? Да так, побаливает голова. Впрочем, все уже прошло.
   - В самом деле?
   - Должно быть, я слишком долго читала, - продолжала Белл, несмотря на
явное желание Эммы сменить тему. - В последние дни мне приходится  то  и
дело щуриться, чтобы слова перед глазами не расплывались.  Пожалуй,  мне
стоит обратиться к врачу.
   Эмма не подала вида, даже если и была удивлена неожиданным признанием
кузины в том, что с ее глазами не все в порядке.
   - Отлично. Здесь неподалеку есть опытный врач. Посмотрим,  сможет  ли
он тебе помочь.
   Белл улыбнулась и глотнула остывшего чаю. Эмму вдруг осенило:
   - Знаешь, что нам следует сделать? - обратилась  герцогиня  к  своему
супругу. - Надо пригласить этого Джона Блейка...
   - Джона Блэквуда, - поспешно поправила Белл.
   - ...ах да, Блэквуда, на ужин. Поскольку Белл здесь, нам не  придется
подыскивать ему даму.
   Алекс отставил чашку.
   - Удачная мысль, дорогая. Я не прочь возобновить прежнюю дружбу.
   - Тогда решено, - деловито заключила Эмма. -  Отправить  ему  письмо,
или ты пригласишь его лично?
   - Пожалуй, я сам навещу Джона. Мне не терпится вновь увидеть  его,  к
тому же с моей стороны было бы недостойно забыть человека, который  спас
мне жизнь.
   Эмма побледнела.
   - Что?
   Алекс успокаивающе улыбнулся.
   - Это случилось уже давно, дорогая, сейчас ни к чему тревожиться.
   Взгляд, которым супруги обменялась в эту минуту, был  настолько  неж-
ным, что Белл испытала внезапный укол  зависти.  Тихо  извинившись,  она
выскользнула из кабинета и направилась по лестнице к себе в комнату, где
ее ждали несколько недочитанных страниц "Зимней сказки".
   Джон Блэквуд спас жизнь Алексу? Это было поразительно.  Очевидно,  за
напускной грубостью их нового соседа в самом деле скрывалось величие ду-
ши.
   У Джона Блэквуда есть какая-то тайна - в этом  Белл  не  сомневалась.
Она могла поручиться: повороты судьбы этого человека  заинтересовали  бы
даже Шекспира. И чтобы разузнать эту тайну, требуется всего-навсего  не-
большое расследование. Белл даже не предполагала, что жизнь  в  поместье
может стать такой интересной.
   Разумеется, без дружеского общения с Джоном Блэквудом ей ни за что не
выведать его секрета. А он ясно дал понять: общество Белл  пришлось  ему
не по душе.
   Это последнее обстоятельство было чертовски досадным.

   Глава 2

   На следующее утро Белл разбудили весьма  неромантичные  звуки  рвоты.
Перекатившись на бок, она открыла глаза и увидела, что ее кузина склони-
лась над ночным горшком. Скорчив гримасу при виде  этого  зрелища,  Белл
пробормотала:
   - Нечего сказать, чудесное начало дня!
   - И тебя с добрым утром, - парировала Эмма. Поднявшись,  она  добрела
до стола, на котором стоял кувшин с водой, наполнила стакан и набрала  в
рот воды.
   Спустив ноги с постели, Белл наблюдала, как ее кузина  прополаскивает
рот.
   - Вот уж не думала, что этим нельзя заниматься в собственной комнате,
- наконец произнесла Белл.
   Эмма метнула в ее сторону негодующий взгляд и поперхнулась.
   - Утренняя тошнота - нормальное явление, - деловито продолжала  Белл.
- По-моему, с Алексом ничего не случилось бы, если бы тебя  затошнило  в
вашей спальне.
   С капризным выражением на лице Эмма сплюнула воду в горшок.
   - Я пришла сюда не затем, чтобы избавить мужа от неприятного зрелища.
Можешь поверить, за последние несколько недель ему приходилось наблюдать
это довольно часто. - Она вздохнула. - Однажды меня вырвало прямо ему на
ногу.
   - Какой ужас... - пробормотала Белл с сочувствием.
   - Вообще-то я пришла сюда проверить, не  проснулась  ли  ты,  а  меня
вдруг затошнило, - лицо Эммы стало зеленоватым, она присела на постель.
   Торопливо поднявшись, Белл набросила халат.
   - Я могу чем-нибудь помочь тебе?
   Эмма покачала головой и сделала глубокий вдох,  героически  сдерживая
новый приступ.
   - Похоже, насмотревшись на твои муки, я передумаю выходить  замуж,  -
усмехнулась Белл.
   Эмма ответила ей слабой улыбкой.
   - В браке есть немало своих преимуществ.
   - Надеюсь, это правда.
   - Я думала, ничего не случится, если на завтрак я выпью  чаю  и  съем
пару бисквитов, - со вздохом посетовала Эмма, - но я ошиблась.
   - Глядя на тебя, трудно поверить, что ты ждешь ребенка, -  попыталась
подбодрить кузину Белл. - Ты ничуть не пополнела.
   Эмма благодарно улыбнулась.
   - Как любезно с твоей стороны напомнить мне об этом!  Признаюсь,  для
меня это совершенно новые ощущения: они  кажутся  слишком  странными,  а
иногда даже пугают.
   - Ты волнуешься?
   - Нет, не волнуюсь, просто... не знаю, как описать это чувство. Через
три недели Софи должна родить, а мы собирались вскоре навестить ее.  На-
деюсь, мы поспеем как раз к родам. Софи заверила  меня,  что  наше  при-
сутствие не будет ей в тягость. Наверное, я перестану  волноваться,  как
только узнаю, что меня ожидает, - в голосе Эммы сквозила скорее надежда,
нежели уверенность.
   Опыт Белл в отношении родов исчерпывался наблюдениями  в  двенадцати-
летнем возрасте за рождением выводка щенят, и тем не менее она  не  была
уверена, что Эмма испытает облегчение, оказавшись  свидетельницей  родов
Софи. Белл неловко улыбнулась кузине и, не зная,  что  сказать,  ласково
погладила ее по плечу.
   Через несколько минут лицо  Эммы  приобрело  привычный  цвет,  и  она
вздохнула.
   - Вот и все. Теперь мне гораздо лучше. Удивительно, как быстро прохо-
дит тошнота! Только это и помогает ее выносить.
   Горничная принесла утренний шоколад и булочки. Она  поставила  поднос
на постель, и дамы расположились по обе стороны от него.
   Белл смотрела, как Эмма боязливо отпивает глоток шоколада.
   - Эмма, можно задать тебе вопрос?
   - Конечно.
   - И ты обещаешь ответить откровенно?
   Эмма приподняла брови.
   - Когда это я не была с тобой откровенна?
   - Скажи, разве я уродлива?
   У Эммы от неожиданности брызнул изо рта шоколад, но она вовремя успе-
ла схватить салфетку, чтобы не испачкать постель.
   - Как ты сказала?
   - Я хотела сказать, что  большинство  людей  считают  меня  привлека-
тельной.
   - Да, - с расстановкой ответила  Эмма.  -  Вот  именно  -  причем  не
большинство, а все. И кому это ты не понравилась? -  удивленно  спросила
Эмма.
   - Вашему новому соседу. Джону Блэквуду.
   - С чего ты взяла? Ведь ты беседовала с ним не более пяти минут.
   - Конечно, но...
   - За столь короткое время он просто не успел бы невзлюбить тебя.
   - Не знаю... Пожалуй, именно так и случилось.
   - А по-моему, ты ошибаешься.
   Белл покачала головой, на ее лице появилось растерянное выражение.
   - Вряд ли.
   - Но даже если ты ему не понравилась - что в этом ужасного?
   - Мне неприятна сама мысль, что я кому-то не нравлюсь. Может быть,  я
отъявленная эгоистка?
   - Нет, но...
   Белл распрямила плечи.
   - С этим невозможно смириться.
   Эмма подавила смешок.
   - И что же ты собираешься делать?
   - Я должна заставить его относиться ко мне иначе.
   - Белл, неужели этот мужчина заинтересовал тебя?
   - Нет, что ты, - слишком поспешно возразила Белл. - Я просто не  могу
понять, чем вызвала такую неприязнь.
   - Ладно, вскоре тебе еще раз представится случай испытать на нем свои
чары. Если уж все мужчины Лондона без ума от тебя - причем без  малейших
ухищрении с твоей стороны, - то поверь мне, этот Блэквуд не будет исклю-
чением.
   - Когда, говоришь, он приглашен к ужину? - спросила Белл.
   Несмотря на то что лорд Блэквуд не был рожден лордом,  он  происходил
из аристократического, хотя и обедневшего семейства.  Однако  Джон  имел
несчастье стать седьмым ребенком в семье и занял положение, при  котором
напрасно было надеяться хотя бы на малую толику жизненных благ. Его  ро-
дители, граф и графиня Уэстборо, вовсе не собирались пренебрегать  своим
младшим сыном, но в конце концов, помимо него, в семье выжило еще пятеро
детей.
   Старшим из них был Дамиан, и как наследника  родители  баловали  его,
как только могли себе позволить. Через год  после  рождения  Дамиана  на
свет появился Себастьян, и, поскольку разница в возрасте между ними была
невелика, второй сын смог разделить все  прелести  положения  наследника
титула и состояния. Граф и графиня были реалистами и понимали,  что  при
существующем высоком уровне детской смертности у Себастьяна тоже имеются
шансы стать восьмым графом Уэстборо. Затем одна за другой родились  Джу-
лианна, Кристина и Ариана, и, поскольку даже в самом нежном возрасте де-
вочки обещали стать красавицами, им в семье уделялось  особое  внимание.
Выгодный брак мог пополнить фамильный кошелек.
   Несколько лет спустя родился мертвый мальчик. Эта  утрата  никого  не
обрадовала, но и не огорчила. Пятеро привлекательных и в меру  умненьких
детей считались настоящим богатством, и, по правде говоря, к  очередному
ребенку родители относились  как  к  лишнему  рту.  Семейство  Блэквудов
по-прежнему обитало в великолепном старинном доме, но с  каждым  месяцем
оплата счетов становилась все более тяжким испытанием. Разумеется, графу
никогда не приходила в голову мысль о том, что на  жизнь  можно  зарабо-
тать.
   А затем разразилась трагедия: граф погиб, его экипаж перевернулся  во
время грозы. В десятилетнем возрасте Дамиан оказался обладателем титула.
Семейство не успело оплакать покойного, когда, ко  всеобщему  изумлению,
леди Уэстборо обнаружила, что снова беременна. Весной 1787 года она про-
извела на свет своего последнего ребенка. Роды оказались изнурительными,
леди так и не оправилась после них. Усталая и  раздраженная,  измученная
тягостными раздумьями о плачевном состоянии финансов семьи, она  мельком
взглянула на своего седьмого ребенка, вздохнула и заявила:
   - Пожалуй, этого мы назовем просто Джоном. Я  слишком  устала,  чтобы
придумать имя получше.
   И после столь бесславного вступления в мир Джон оказался попросту за-
бытым.
   В семье к нему не проявляли внимания, и потому  Джон  больше  времени
проводил в обществе наставников, а не родственников. Его отослали в Итон
и Оксфорд - не потому, что заботились о его образовании, а  потому,  что
там учились все отпрыски знатных семейств, даже самые  младшие,  которые
не имели отношения к продолжению рода и сохранению титула.
   Однако в 1808 году, когда Джон заканчивал Оксфорд, его шансы добиться
успеха в жизни возросли. Англия оказалась втянутой в политические и  во-
енные события на Пиренейском полуострове, и мужчины любого происхождения
спешили воспользоваться случаем. Джон счел воинскую службу перспективным
занятием и изложил эту мысль брату. Дамиан согласился с  ним,  увидев  в
этом достойный способ сбыть брата с рук, и заплатил  за  его  офицерский
патент.
   Солдатская наука далась Джону без труда. Он был великолепным наездни-
ком, умело владел холодным и огнестрельным оружием. Он рисковал там, где
риска можно было бы избежать, но среди ужасов войны ему постепенно  ста-
новилось ясно: выжить в ней невозможно. И  если  по  капризу  судьбы  он
ухитрится сохранить плоть невредимой, то душе его повезет куда меньше.
   Прошло четыре года, и Джон по-прежнему удивлялся, что жив.  Потом  он
был ранен в колено и на корабле доставлен в  Англию  -  милую,  зеленую,
мирную Англию. Почему-то родина утратила для него реальность. Время шло,
рана заживала, но, по правде говоря, у Джона почти не сохранилось воспо-
минаний о своем выздоровлении. Большую часть времени он пил, не в  силах
смириться с мыслью о том, что стал калекой.
   Затем, к крайнему изумлению Джона, за доблесть ему был пожалован  ба-
ронский титул - это явилось для него приятной неожиданностью, тем  более
что родственники всю жизнь безжалостно напоминали ему, что  у  него  нет
титула. Однако это событие перевернуло всю жизнь Джона. Он вдруг  понял:
теперь ему есть что передать своим потомкам. У него появилась цель, и он
решил упорядочить свою жизнь.
   Через четыре года после ранения Джон еще  продолжал  хромать,  но  по
крайней мере на своей земле. Война кончилась для него несколько  раньше,
чем он ожидал, ему вернули сумму, уплаченную за патент, и он пустил ее в
оборот. Осмотрительно сделанные вклады принесли ему огромную прибыль,  и
за пять лет у него скопилось  достаточно  денег,  чтобы  приобрести  не-
большое поместье.
   Целью обойти границы своих владений Джон задался за день до встречи с
леди Арабеллой Блайдон. Он долго думал об этом  неожиданном  знакомстве.
Вероятно, ему следовало отправиться в Уэстонберт и извиниться,  за  свою
грубость. Джон не сомневался: после того, как он неучтиво обошелся с ле-
ди Арабеллой, она вряд ли когда-нибудь приблизится к Блетчфорд-Мэнору.
   Джон поморщился. Он твердо решил переименовать поместье.
   Его новый дом был красивым, уютным, величественным, но  не  холодным,
как дворец. С домашней работой справлялись всего несколько слуг,  и  это
было большим преимуществом, ибо Джон не мог позволить себе  многочислен-
ную челядь.
   Всего этого он добился только благодаря своему труду. Он обрел дом  -
свой дом, а не родовое гнездо, которое при пяти родных братьях и сестрах
никогда бы не перешло в  его  собственность.  Он  располагал  некоторыми
средствами - конечно, кошелек его после покупки дома в значительной мере
опустел, но первый успех заставил Джона поверить в свои способности.
   Джон взглянул на карманные часы - было три часа пополудни, самое вре-
мя обследовать поля на западе поместья. Блетчфорд-Мэнор должен приносить
солидный доход. Одного взгляда в окно Джону  хватило,  чтобы  убедиться:
повторения вчерашнего потопа можно не опасаться. Покинув  кабинет,  Джон
поднялся наверх за шляпой.
   Он сделал всего несколько шагов, как  его  окликнул  Бакстон,  старый
дворецкий, которого Джон обрел вместе с домом.
   - Вас ждет гость, милорд, - сообщил Бакстон.
   Джон застыл на месте.
   - Кто он, Бакстон?
   - Герцог Эшбурнский, милорд. Я взял на себя смелость проводить его  в
синюю гостиную.
   Джон расплылся в улыбке.
   - Эшбурн здесь! Великолепно.
   Покупая Блетчфорд-Мэнор, он и не подозревал, что его старый армейский
товарищ живет неподалеку, и лишь недавно обнаружил это новое достоинство
своих владений. Повернувшись, он направился вниз по лестнице,  но  вдруг
остановился на полпути.
   - Черт возьми, Бакстон, - простонал он, - где эта синяя гостиная?
   - Вторая дверь слева, милорд.
   Джон прошел по коридору и открыл дверь. Как он и предполагал, в  ком-
нате не оказалось ни единого синего предмета меблировки. Алекс  стоял  у
окна и смотрел на поля, граничащие с его владениями.
   - Прикидываешь, как убедить меня, что яблоневый сад находится по твою
сторону границы? - пошутил Джон.
   Алекс обернулся.
   - Блэквуд! Чертовски приятно вновь видеть тебя! Кстати, яблоневый сад
действительно расположен на моих землях.
   Джон приподнял бровь.
   - Тогда, пожалуй, мне стоит подумать, как оттяпать его у тебя.
   Алекс улыбнулся.
   - Ну, как поживаешь? Почему ты ни разу не заехал к  нам?  Я  даже  не
знал, что ты купил это поместье, пока вчера Белл не сообщила об этом.
   Значит, в семье ее называют Белл. Это имя шло ей.  Она  рассказала  о
встрече... Джон испытал странное удовольствие от этой мысли, хотя и сом-
невался, что оставил у Белл приятное о себе впечатление.
   - Ты, похоже, забыл, что никто не вправе навещать герцога без пригла-
шения.
   - Право, Блэквуд, нам с тобой можно и пренебречь формальностями  эти-
кета. Человек, спасший мне жизнь, - желанный гость в моем доме  в  любое
время, когда пожелает.
   Джон слегка покраснел, припоминая, как застрелил убийцу, который едва
не вонзил кинжал в спину Алекса.
   - На моем месте так поступил бы всякий, - негромко заметил он.
   Алекс подавил улыбку, вспоминая, как  второй  противник  бросился  на
Джона и ранил его в руку.
   - Нет, - наконец возразил Алекс, - вряд ли нашелся бы хоть один чело-
век, который сделал бы то же самое. - Он выпрямился.  -  Но  довольно  о
войне - лично я предпочитаю не вспоминать о ней. Как поживаешь?
   Джон указал другу на кресло, и Алекс сел.
   - Полагаю, точно так же, как любой другой. Не желаешь выпить?
   Алекс кивнул, и Джон протянул ему бокал виски.
   - Сомневаюсь, что в вашей жизни все осталось по-старому,  лорд  Блэк-
вуд.
   - А, вот ты о чем! Да, я стал бароном. Бароном Блэквудом. - Джон  до-
вольно усмехнулся. - Неплохая награда, верно?
   - Великолепная.
   - А как изменилась за последние четыре года твоя жизнь?
   - Почти не изменилась, если не считать последние полгода.
   - Вот как?
   - Я покончил с холостяцкой жизнью и женился, - с  глуповатой  улыбкой
признался Алекс.
   - Да неужели? - Джон поднял бокал виски в безмолвном тосте.
   - Мою жену зовут Эмма. Она кузина Белл.
   Джон задумался, похожа ли жена Алекса на свою кузину. Если они  похо-
жи, понятно, почему герцог попался в ее сети.
   - Полагаю, она тоже прочла полное собрание сочинений Шекспира?
   У Алекса вырвался короткий смешок.
   - Она и в самом деле пыталась, но я нашел ей другое занятие.
   Джон приподнял брови, услышав столь двусмысленное замечание.
   Алекс немедленно заметил это и добавил:
   - Я поручил ей управлять нашим состоянием. Она обращается  с  цифрами
так легко, точно играет, а вычитать и складывать умеет куда быстрее  ме-
ня.
   - Насколько я понимаю, отличные способности у них в роду.
   Алекс подивился тому, что Джон  успел  оценить  способности  Белл  за
столь короткое время, но промолчал и только сказал:
   - Да, возможно, но, кроме этой черты, у них нет ничего  общего,  если
не считать удивительной способности добиваться желаемого от  людей  так,
что те даже не подозревают, что от них чего-то добились.
   - Вот как?
   - Эмме не занимать упорства, - со вздохом произнес Алекс, но это  был
вздох счастливого человека.
   - А ее кузине? - заинтересованно спросил Джон. - В беседе со мной она
проявила завидную твердость.
   - Нет, нет, ты меня неправильно понял. Белл тоже решительна и настой-
чива. Но ее нельзя сравнить с Эммой. Моя жена настолько упряма, что час-
то совершает поступки, не давая себе  труда  прежде  поразмыслить.  Белл
совсем не такая - она сама практичность. Эта девушка чрезвычайно  рассу-
дительна и обладает ненасытным  любопытством.  От  нее  трудно  что-либо
скрыть, но, должен признаться, она мне нравится. После  всего,  что  мне
пришлось наблюдать в семьях моих друзей, я понимаю, как  мне  повезло  с
родственниками.
   Алекс замялся, не зная, можно ли быть столь откровенным  в  беседе  с
другом после долгой разлуки, но решил,  что  воинская  служба  связывает
мужчин неразрывными узами - вероятно, именно по этой причине он разгова-
ривал с Джоном так, словно их и не отделяли четыре долгих года.
   Кроме того, Джон всегда был идеальным слушателем, припомнил Алекс.
   - Но довольно о моих родственниках, - оборвал он сам себя.  -  Вскоре
ты сам с ними познакомишься. Как твои дела? В первый раз ты весьма ловко
уклонился от этого вопроса.
   Джон усмехнулся.
   - Говорю же, у меня все по-прежнему, если не считать того, что я  по-
лучил титул.
   - И дом.
   - Да, и дом. Я купил это поместье, пустив в оборот сумму,  уплаченную
за офицерский патент.
   Алекс негромко присвистнул.
   - Должно быть, у тебя талант финансиста! Когда-нибудь мы потолкуем об
этом. Пожалуй, мне есть чему поучиться у тебя.
   - Секрет финансового успеха очень прост.
   - В самом деле? Тогда умоляю, открой его мне!
   - Надо лишь обладать здравым смыслом.
   Алекс рассмеялся.
   - В последние несколько месяцев мне как раз недостает здравого  смыс-
ла, и, боюсь, виновата в этом любовь. Послушай, почему бы тебе не поужи-
нать у нас? Я рассказал жене о тебе, и ей не терпится познакомиться. А с
Белл ты уже знаком.
   - Я бы не отказался, - отозвался Джон и в приливе откровенности доба-
вил: - По-моему, нет ничего лучше, чем иметь друзей по соседству. Спаси-
бо, что навестил меня.
   Пристально всмотревшись в лицо давнего друга, Алекс понял, как  стра-
дает Джон от одиночества. Но секундой позже взгляд Джона вновь стал нас-
мешливым, а на лице появилось привычное непроницаемое выражение.
   - Тогда решено, - учтиво отозвался Алекс. - Ты не  против  заехать  к
нам через два дня? Здесь мы не придерживаемся городских порядков и  ужи-
наем в семь.
   Джон кивнул.
   - Отлично, тогда и увидимся. - Алекс поднялся и  крепко  пожал  Джону
руку. - Я рад, что наши пути вновь пересеклись.
   - И я тоже. - Джон проводил Алекса до конюшни, где  ждала  оседланная
лошадь. С дружеским кивком Алекс тронул поводья и поехал домой.
   Не спеша возвращаясь к крыльцу, Джон с улыбкой разглядывал свой новый
дом. В холле его встретил Бакстон.
   - Пока вы беседовали с его светлостью, вам принесли письмо, милорд. -
Дворецкий протянул Джону конверт на серебряном подносе.
   Вскрыв конверт, Джон удивленно приподнял брови.
   "Я в Англии", - гласило письмо.
   Как странно! Джон повертел в руках конверт - нигде не значилось имя.
   - Бакстон! - окликнул он дворецкого, который уже удалялся на кухню.
   Бакстон вернулся к Джону.
   - Что сказал посыльный?
   - Только то, что это письмо предназначено для хозяина дома.
   - Он не упоминал моего имени?
   - Нет, милорд, не упоминал. Письмо доставил мальчишка лет  восьми-де-
вяти.
   Джон еще раз окинул письмо подозрительным взглядом и пожал плечами.
   - Вероятно, он имел в виду прежних хозяев. - Смяв  письмо  в  кулаке,
Джон отшвырнул его. - Понятия не имею, что это значит.
   Позднее, за ужином, Джон долго думал о Белл. Потягивая виски и листая
"Зимнюю сказку", он вновь поймал себя на мысли о недавней знакомой.  Ло-
жась спать, он в который раз обнаружил, что опять вспоминает ее.
   Бесспорно, Белл была прекрасна, но Джон сомневался, что именно поэто-
му она завладела его мыслями. В ее ярко-синих глазах светились ум и  по-
нимание. Она пыталась завязать с ним дружеские отношения, но ее  попытка
с треском провалилась.
   Джон потряс головой, словно прогоняя мысли о Белл. Он уже  знал,  чем
рискует, думая о женщинах на ночь. Закрыв глаза, Джон помолился  о  том,
чтобы не видеть снов.
   Он снова очутился в Испании. Несмотря на жаркий  день,  его  компания
пребывала в отличном расположении духа: за последнюю неделю не случилось
ни единого сражения.
   Они обосновались в этом городке почти  месяц,  назад.  В  большинстве
своем местные жители принимали их радостно.  Солдаты  пополняли  карманы
главным образом владельцев таверн, но и другие жители  города  имели  от
англичан коекакую пользу.
   Как обычно, Джон был пьян. Только опьянение помогало  ему  избавиться
от звучащих в ушах пронзительных воплей, прогнать  навязчивое  ощущение,
будто его руки перепачканы кровью, как бы часто он ни мыл их.  Еще  пара
стаканов, решил он, и придет желанное забвение.
   - Блэквуд!
   Вскинув голову, он кивнул мужчине напротив.
   - Что, Спенсер?
   Джордж Спенсер взял бутылку.
   - Не возражаешь?
   Джон пожал плечами.
   Спенсер плеснул немного жидкости в принесенный стакан.
   - Скажи, тебе известно, когда мы выберемся из этой паршивой дыры?
   - Эту паршивую дыру, как ты ее называешь, я предпочитаю полю боя.
   Проводив взглядом молоденькую служанку, обходившую стол. Спенсер  об-
лизнул губы.
   - Вот уж не подумал бы, что ты трус, Блэквуд!
   Джон снова наполнил виски свой стакан.
   - Я не трус. Спенсер, я всего лишь человек.
   - Как и все мы. -  Внимание  Спенсера  попрежнему  привлекала  девуш-
ка-служанка - на вид ей было не более тринадцати лет. - Что  скажешь  об
этой малютке?
   Джон вновь пожал плечами, не будучи расположен к болтовне.
   Девушка, которую, как Джон уже узнал, звали Ана, приблизилась и  пос-
тавила на стол тарелку с едой. Джон поблагодарил ее на испанском. Девуш-
ка кивнула и улыбнулась, но, прежде чем успела отойти,  Спенсер  привлек
ее к себе на колени.
   - Что за лакомый кусочек! - промурлыкал он, коснувшись ладонью ее ед-
ва обозначившейся груди.
   - Не надо, - выговорила девушка на ломаном английском. - Я...
   - Отпусти ее, - потребовал Джон.
   - Господи, Блэквуд, ведь она только...
   - Оставь ее в покое.
   - Знаешь, иногда ты бываешь упрям, как осел, - Спенсер спихнул Ану  с
колен, не преминув перед этим больно ущипнуть.
   Джон подхватил на вилку рис, прожевал его,  проглотил  и  лишь  после
этого ответил:
   - Она еще ребенок. Спенсер.
   Спенсер пошевелил пальцами.
   - А мне показалось иначе.
   Джон покачал головой, не желая продолжать разговор.
   - Оставь ее в покое.
   Спенсер вдруг поднялся.
   - Схожу облегчиться.
   Джон посмотрел ему вслед и вернулся к своему ужину, но не успел  сде-
лать и трех глотков, как у стола появилась мать Аны.
   - Сеньор Блэквуд, - заговорила она на смеси английского и испанского,
зная, что Джон поймет ее, - этот человек... он преследует мою  Ану.  Так
нельзя.
   Джон поморгал, пытаясь разогнать хмельной туман.
   - И давно он к ней пристает?
   - Всю неделю, сеньор, всю неделю. Ей это не нравится. Она боится.
   Джон ощутил приступ отвращения.
   - Не тревожьтесь, сеньора, - заверил он женщину. - Я позабочусь, что-
бы он оставил Ану в покое. Ей ничто не угрожает.
   Женщина поклонилась.
   - Благодарю, сеньор Блэквуд, вы утешили меня, - и  она  вернулась  на
кухню, где, как предполагал Джон, целыми вечерами готовила еду для посе-
тителей таверны.
   Джон вновь занялся ужином, сопроводив пищу еще одним стаканом  виски.
Забвение постепенно приближалось. Сейчас Джон нуждался в нем, как никог-
да. Он был готов на все, лишь бы на время забыть о смерти и умирающих.
   Спенсер вернулся, вытирая руки полотенцем.
   - Все жуешь, Блэквуд, - удивился он.
   - Ты всегда имел слабость задавать вопросы об очевидном.
   Спенсер ухмыльнулся.
   - Ну и ешь эти помои, если хочешь. А я поищу развлечений.
   Джон недоуменно приподнял брови и огляделся, словно  задавая  вопрос:
"Здесь?"
   - Это самое что ни на есть злачное место, - заявил Спенсер, направля-
ясь к лестнице, и вскоре исчез из виду.
   Джон вздохнул, радуясь избавлению от неприятного собеседника. Он  уже
давно недолюбливал Спенсера, но признавал, что тот  неплохой  солдат,  а
Англия нуждалась в каждом из своих защитников.
   Закончив ужин, Джон отодвинул тарелку. Еда была вкусной,  но  чувство
сытости не принесло ему удовлетворения. Может, выпить еще стакан...
   Ну вот, теперь он был пьян - пьян в стельку. На свете еще  оставались
вещи, за которые он мог поблагодарить Господа.
   Он бессильно уронил голову на стол. Похоже, мать Аны всерьез беспоко-
илась. Ее лицо, осунувшееся от тревоги и страха, проплыло перед его гла-
зами. И лицо Аны - бедная девочка, трудно ей приходится среди огрубевших
на войне мужчин. Особенно таких, как Спенсер.
   Где-то наверху послышался грохот. Ничего из ряда вон выходящего.
   Спенсер - вот о ком ему следует подумать. Паршивая овца в стаде. Веч-
но он будоражит местных, не заботясь ни о чем, кроме  собственного  удо-
вольствия...
   Шум повторился.
   Как это он сказал: "поищу развлечений". Что ж, это на него похоже.
   Еще один странный звук, на этот раз напоминающий  сдавленный  женский
крик. Джон огляделся. Неужели ему почудилось? Казалось, больше никто ни-
чего не слышал. Возможно, потому, что Джон сидел ближе всех к лестнице.
   "Это злачное место", - сказал Спенсер.
   Джон протер глаза. Что-то тревожило его.
   Он поднялся, ухватившись за стол. Откуда у него эта странная тревога?
   Опять грохот. И крик.
   Он медленно зашагал к лестнице. Что могло случиться? Он  стал  подни-
маться на второй этаж, прислушиваясь к непонятному шуму.
   И вдруг отчетливо услышал крик - громкий и отчаянный.
   - Не-е-ет!
   Голос Аны.
   На мгновение Джон протрезвел. Он выбил дверь, сорвав ее с петель.
   - О Господи, нет! - воскликнул он, оказавшись  в  комнате.  Тоненькую
фигурку Аны почти полностью скрывало ерзающее тело Спенсера.
   Но ее плач разносился по всей комнате.
   - Нет, нет, прошу вас, не надо!
   Джон не стал терять времени. Он оттащил Спенсера от девушки и притис-
нул его к стене.
   - Какого черта... Блэквуд? - лицо Спенсера пошло багровыми пятнами.
   - Ублюдок! - выдохнул Джон, сжимая в ладони рукоять пистолета.
   - Господи, из-за какой-то испанской шлюхи...
   - Она ребенок. Спенсер.
   - Теперь она шлюха, - Спенсер отвернулся, разыскивая бриджи.
   Джон стиснул в руке пистолет.
   - Все равно она кончила бы этим - не сейчас, так потом.
   - Солдаты его величества - не насильники, -  произнес  Джон,  вскинул
пистолет и выстрелил Спенсеру в задницу.
   Спенсер рухнул ничком, разразившись потоком ругательств. Джон бросил-
ся к Ане, словно чем-нибудь мог избавить ее от боли и унижения.
   На ее бледном лице отражалась опустошенность...
   Пока девушка не увидела Джона.
   Съежившись, она в ужасе отвернулась, а
   Джон пошатнулся, ошеломленный страхом в ее глазах. Это  не  он...  он
здесь ни при чем... Он не хотел...
   В комнату вбежала мать Аны.
   - Пресвятая Дева! - вскрикнула она. -
   Что это? О, Ана, Ана! - с воплем она бросилась к зарыдавшей дочери.
   Джон стоял посреди комнаты - ошеломленный, потрясенный, еще не  прот-
резвевший.
   - Я ничего не... - прошептал он, - это не я...
   Его заглушил хор звуков. Спенсер вопил от боли и чертыхался.  Плакала
Ана, ее мать взывала к
   Богу. Джон стоял, не в силах пошевелиться.
   Мать Аны обернулась. Такой ненависти, какой сейчас  пылало  ее  лицо,
Джону еще не доводилось видеть.
   - Ты виноват в этом! - прошипела она и плюнула ему в лицо.
   - Нет, это не я! Я этого не делал!
   - Ты обещал защитить ее, - казалось, женщина с  трудом  сдерживается,
чтобы не наброситься на него. - Это мог сделать и ты!
   Джон заморгал.
   - Нет!
   Это мог сделать и ты.
   Это мог сделать и ты.
   Это мог сделать...
   Джон рывком сел на постели, обливаясь потом.  Неужели  все  это  было
пять лет назад? Он снова лег, стараясь не вспоминать, что три дня спустя
Ана наложила на себя руки.

   Глава 3

   На следующее утро, спустившись к завтраку, Белл  обнаружила,  что  ни
Эмма, ни Алекс еще не встали. Странно - Эмма всегда  считалась  в  семье
ранней пташкой. Белл догадалась, что Алекс по каким-то причинам  удержал
жену в постели, и задумалась, может ли забеременеть уже беременная  жен-
щина.
   - Для девушки, которую считают смышленой, ты до неприличия плохо раз-
бираешься в самом важном, - пробормотала она себе под нос.
   - Что вы изволили сказать, миледи? - немедленно осведомился лакей.
   - Нет, ничего - я разговаривала сама с собой, - отозвалась Белл,  уп-
рекая себя за неосторожность. Стоит такому повториться, и половина  слуг
в Уэстонберте решит, что она свихнулась.
   Белл приступила к завтраку в одиночестве, просматривая вчерашнюю  га-
зету, которую принесли Алексу. К тому времени, как она покончила с омле-
том, молодожены так и не появились. Вздохнув, Белл стала думать, чем  бы
теперь заняться.
   Она могла бы совершить набег на библиотеку Алекса... но нет,  сегодня
ей не хотелось читать. За окном ярко сияло солнце - редкое  явление  для
этой чрезмерно дождливой осени. Внезапно Белл пожалела, что Алекс и Эмма
проспали такое чудесное утро - ей хотелось с  кем-нибудь  разделить  ра-
дость, вызванную теплом и солнцем. Но делиться ей было не  с  кем,  кро-
ме... Белл покачала головой. Нет, нельзя мчаться к дому  лорда  Блэквуда
только для того, чтобы сообщить о прекрасной погоде.
   Впрочем, почему бы и нет?
   Ну, прежде всего потому, что лорду Блэквуду она не нравится.
   Но именно по этой причине стоит нанести ему визит.  Нельзя  поправить
положение, не встречаясь с этим человеком.
   Белл призадумалась, взвешивая последнюю мысль. Если в  качестве  ком-
паньонки она возьмет с собой горничную, то не перейдет рамки приличий. В
сущности, они уже беседовали, когда рядом никого не было - лорд Блэквуд,
по-видимому, плохо разбирается в правилах этикета. Приняв решение,  Белл
зашла на кухню узнать, не осталось ли у миссис Гуд лепешек -  они  могли
бы составить отличный завтрак. Возможно, лорд Блэквуд еще не успел пере-
кусить.
   С ней ничего не случится. В конце концов, здесь не Лондон,  никто  не
станет сегодня же вечером сплетничать о ее непристойной выходке.  И  по-
том, никакой выходки не будет. Она всего лишь  навестит  нового  соседа.
Главным образом ей не терпится увидеть его дом, убеждала себя Белл.  Как
он называется? Вчера вечером Алекс упоминал  это  название...  Блетчвуд?
Бедлам-Мэнор? Безобраз-Холл? Белл негромко рассмеялась.  Ей  запомнилось
только, что поместье носит чудовищное название.
   Миссис Гуд благосклонно отнеслась к ее просьбе, и вскоре Белл покину-
ла кухню, нагруженная корзинкой с домашними лепешками и джемом.
   Решительным шагом направившись к конюшне, Белл вывела  оттуда  кобылу
по кличке Эмбер и забралась в седло. Она не знала в точности местонахож-
дения дома Джона, но помнила, что тот расположен к востоку отсюда.  Если
не уклоняться от дороги и двигаться по солнцу, в конце концов можно най-
ти его.
   Легкой рысью она направилась  по  аллее,  ведущей  из  Уэстонберта  к
большаку. Горничная Эммы хорошо ездила верхом и следовала  за  девушкой,
не отставая. Выехав на дорогу, они повернули на восток и через  четверть
часа приблизились к аллее, по-видимому, ведущей к дому. Спустя несколько
минут Белл выехала на лужайку, в центре которой возвышался  приятный  на
вид каменный дом.
   По меркам аристократов, дом был невелик, но создавал впечатление  на-
дежности и изящества. Белл он понравился. Она  улыбнулась  и  пришпорила
кобылу. Конюшни у дома не оказалось, и потому  Белл  пришлось  привязать
лошадь к дереву. Горничная последовала ее примеру.
   - Извини, Эмбер, - пробормотала Белл, сделала глубокий вдох  и  реши-
тельно зашагала к парадной двери.
   Приподняв гигантский медный  дверной  молоток,  Белл  отпустила  его,
вздрогнув от гулкого звука. Вскоре дверь отворил седовласый старик,  ко-
торого Белл приняла за дворецкого.
   - Доброе утро, - вежливо начала Белл. - Это дом лорда Блэквуда?
   Дворецкий слегка приподнял бровь.
   - Вы не ошиблись.
   Белл ответила ему самой ослепительной из своих улыбок.
   - Великолепно! Прошу вас, известите лорда, что его хочет видеть  леди
Арабелла Блайдон.
   Наряд и аристократические манеры Белл не позволили дворецкому  ни  на
минуту усомниться в том, что она леди. С  достоинством  кивнув,  Бакстон
провел ее в просторную комнату, отделанную в кремовых и синих тонах.
   Белл молча проследила, как старик дворецкий поднимается по  лестнице,
а затем повернулась к горничной Эммы и заметила:
   - Может быть, вам стоит пройти на кухню, к другим слугам?
   Глаза горничной слегка расширились от удивления, но она вышла из ком-
наты, не проронив ни слова.
   Джон еще не вставал: он решил наконец-то дать себе необходимый отдых.
Бесшумно войдя в спальню, дворецкий склонился к уху хозяина.
   - Вас спрашивают, милорд, - громко произнес он.
   Запустив в дворецкого подушкой, Джон нехотя открыл глаза.
   - Что? - сонно переспросил он.
   - Вас ждут внизу.
   - Боже милостивый, который теперь час?
   - Девять, милорд.
   Выбравшись из-под одеяла, Джон набросил на голое тело халат.
   - Кого черти принесли сюда в такую рань?
   - Леди Арабеллу Блайдон, милорд.
   Джон изумленно обернулся.
   - Кого?!
   - Я сказал, леди Арабеллу...
   - Я слышал, - прервал Джон, раздосадованный столь ранним  пробуждени-
ем. - И что же ей понадобилось?
   Вопрос был чисто риторическим, и оба это отлично понимали.
   - Пожалуй, надо одеться, - наконец пробормотал Джон.
   - Согласен с вами, милорд. Я взял на себя  смелость  сообщить  Уитли,
что вам потребуются его услуги.
   Джон молча отправился в  гардеробную.  Подобно  Бакстону,  камердинер
достался Джону вместе с домом, и Джон был вынужден  признаться,  что  их
присутствие в доме - большое удобство. За считанные минуты он был  обла-
чен в облегающие светлокоричневые бриджи, накрахмаленную белую рубашку и
темно-синий сюртук. Джон намеренно пренебрег галстуком: если  леди  Ара-
белла хочет, чтобы ее принимали в галстуке, пусть не является в гости  в
девять часов утра.
   Он ополоснул лицо, пытаясь избавиться от заспанного вида, и пригладил
влажными ладонями непокорную шевелюру.
   - Черт побери, - пробормотал он, обнаружив, что не достиг своей цели.
Но в конце концов, отбросив сомнения, Джон спустился вниз.
   Бакстон перехватил его на площадке лестницы.
   - Леди Арабелла ждет вас в зеленой гостиной, милорд.
   Джон вздохнул, стараясь не выдать раздражения.
   - Зеленая - это где, Бакстон?
   Дворецкий сдержанно улыбнулся и сообщил:
   - Справа от вас, милорд.
   Последовав в указанном Бакстоном направлении, Джон вошел в комнату  и
из приличия не стал закрывать за собой дверь. Белл стояла возле кресла с
синей обивкой и небрежно разглядывала расписную вазу. Она была  очарова-
тельна в своем розовом платье и выглядела очень  бодро  в  столь  ранний
час.
   - Вот так сюрприз! - произнес Джон.
   Услышав его, Белл обернулась.
   - Доброе утро, лорд Блэквуд, - она мельком взглянула на его встрепан-
ные волосы. - Надеюсь, я вас не разбудила?
   - Вовсе нет.
   - Мне подумалось, что начало нашего знакомства было не  совсем  удач-
ным.
   Он промолчал.
   Белл перевела дух и продолжала:
   - Да, не совсем... Вот я и решила нанести визит новому соседу  и  для
налаживания отношений прихватить с собой кое-что из еды. Надеюсь, вы лю-
бите домашние лепешки?
   Джон одарил ее широкой улыбкой.
   - Обожаю лепешки! Вы привезли их как нельзя кстати.
   Услышав этот излишне бодрый тон, Белл поняла, что разбудила его.
   Она и сама уже не могла понять, как ей пришло в  голову  появиться  у
него в такую рань.
   - А к лепешкам, - продолжала Белл, - у меня найдется джем.
   Джон позвонил. Приказав принести чай и  кофе,  расположился  напротив
Белл и многозначительно оглядел комнату.
   - Вижу, вы прибыли без сопровождения.
   - Нет, что вы, я привезла с собой горничную, но она  отправилась  на-
вестить ваших слуг. Наверное, мне следовало бы  взять  в  качестве  ком-
паньонки Эмму, но в это время она еще спит.
   - Ясно.
   Белл с трудом глотнула и продолжала:
   - Но по-моему, это вовсе не имеет значения. В конце концов, мы  не  в
Лондоне, где каждый шаг - повод для сплетен. И потом, мне ведь ничто  не
угрожает.
   Джон неторопливо оглядел ее бесспорно женственные формы.
   - В самом деле?
   Белл вспыхнула и выпрямилась. Взглянув прямо в глаза собеседнику, она
поняла, что означает его сардоническая усмешка.
   - Да, полагаю, мне не о чем беспокоиться,  -  решительно  подтвердила
она.
   - Вам не следовало приезжать сюда одной.
   - Но я не одна. Моя горничная...
   - Ваша горничная на кухне. А вы - здесь, в этой комнате.  Наедине  со
мной.
   - Да, но... конечно, но... - Белл запнулась и не закончила фразу.
   Джон не отрывал от нее глаз, думая, что больше всего сейчас желал  бы
наклониться и поцеловать эти мягкие губы, чуть вздрагивающие от  испуга.
Он еле заметно покачал головой, словно отгоняя недостойную мысль. "Держи
себя в руках, Джон", - предостерег его внутренний голос.
   - Прошу прощения, - резко произнес он вслух. - Я ни в коем случае  не
хотел смутить вас. Просто обычно юные леди не  навещают  холостяков  без
сопровождения.
   Белл улыбнулась - почему-то это извинение избавило ее от неловкости.
   - По-видимому, я - исключение из правил.
   В этом Джон не сомневался ни на минуту. Заметив насмешливый огонек  в
глазах Белл, он задумался, не явилась ли она сюда, чтобы намеренно пому-
чить его.
   - И кроме того, - заметила Белл, - вас вряд ли можно назвать ревност-
ным сторонником приличий.
   - Насчет меня вы не ошиблись, - парировал Джон, - но большинство юных
леди соблюдают приличия.
   Слуга принес кофе и чай, и Белл взяла на  себя  обязанности  хозяйки.
Она протянула Джону чашку кофе и принялась наливать себе чай.
   - Вы, должно быть, выросли в здешних местах? - поинтересовалась Белл.
   - Нет.
   - Тогда откуда же вы родом?
   - Из Шропшира.
   - Как чудесно!
   Джон фыркнул. Слегка приподняв брови, Белл продолжила:
   - А я выросла в Лондоне.
   - Как чудесно!
   Белл поджала губы, услышав эту пародию на собственный возглас.
   - Разумеется, в Суссексе у нас есть поместье, но я  привыкла  считать
домом Лондон.
   - Как я вам сочувствую!
   Джон подхватил с блюда лепешку и щедро намазал ее земляничным джемом.
   - Разве вам не нравится Лондон?
   - Не особенно.
   - Вот как? - Белл задумалась, что еще можно ответить на столь  уклон-
чивое замечание. Прошла целая минута, прежде чем она заметила, что  Джон
не спускает с нее насмешливого взгляда. - Ну что же, - наконец произнес-
ла она, - вижу, вчера вы мне не солгали.
   Это замечание заставило Джона вопросительно вскинуть брови.
   - Вам и впрямь недостает умения вести светские беседы.
   В ответ он только рассмеялся.
   Белл вспомнила вчерашний разговор. Они беседовали о Шекспире,  слегка
поддразнивая друг друга. И тогда это доставило ей даже несколько  прият-
ных минут.
   Вчера он вел себя иначе, почти по-мальчишески, до тех пор, пока вновь
не ушел в свою раковину. Белл догадывалась, что в прошлом  у  него  были
тяжелые переживания, но не считала это оправданием его грубости по отно-
шению к ней. Тем более, что интуитивно она почувствовала нечто особенное
в этом человеке - чистое, светлое, честное. И  требовалось  лишь,  чтобы
кто-то в это поверил и напомнил ему об этом. Белл была  намерена  подру-
житься с ним, несмотря на все препятствия, которые Джон воздвигал на  ее
пути. Скрестив руки на груди, она заметила:
   - Если желаете, можете и дальше придерживаться этого надменного тона,
но вы не можете не признать, что я вам нравлюсь, - храбро направила раз-
говор Белл, не забывая, однако, об осторожности.
   Рука Джона дрогнула, чашка громко стукнула о блюдечко.
   - Что вы сказали?
   - Я вам нравлюсь. - Белл склонила голову набок, в этот момент порази-
тельно напоминая кошку, которая только что вылакала целое блюдце сливок.
   - Позвольте спросить, как же вы пришли к такому выводу?
   - Да просто это видно.
   На кончике языка у Джона  вертелся  вопрос:  а  видно  ли  Белл,  как
страстно он желает ее? Интересно, ответит ли она? Очень может быть. Джон
сам изумлялся силе своего влечения к этой женщине.  Вчера,  сидящая  под
деревом, она казалась ему прелестной, но сегодня он был готов назвать ее
богиней.
   - Незачем делать вид, что вы потрясены моей проницательностью, -  ус-
мехнулась Белл.
   "Богиня с очень острым язычком".
   - Вас следовало бы выпороть, - убежденно сказал Джон.
   - Надеюсь, вы не собираетесь немедленно броситься  на  поиски  розги?
Учтите, я дорожу своей кожей.
   "Бог мой! - изумилась Белл самой себе, - как у меня язык  поворачива-
ется говорить такое?" Она уставилась в разъяренное лицо Джона.
   Разумом Джон согласился, что такой кожей и впрямь можно  дорожить,  а
затем тело его предательски отреагировало на эту мысль. Однако  Джон  не
мог отрицать, что она и вправду нравилась ему. Пытаясь вывести  разговор
из опасного русла, он небрежно проговорил:
   - Вы совершенно правы: мне недостает опыта в словесных пикировках.
   Белл приняла намек, мило улыбнулась и ответила:
   - На вашем месте я бы не стала беспокоиться. Это  еще  можно  наверс-
тать.
   - Я весь в надеждах.
   - Но мои надежды тают с каждой секундой, - добавила Белл сквозь стис-
нутые зубы.
   Глядя на нее, Джон жевал лепешку. Белл выглядела нежной и чувственной
одновременно. Внезапно Джон понял, что она сумела пробиться сквозь  сте-
ну, которую он воздвиг вокруг своей души много лет назад, и  ни  в  коем
случае не заслуживает подобного обращения. Джон поднялся и взял Белл  за
руку.
   - Вы позволите мне попробовать исправиться, и немедленно?  -  осведо-
мился он, элегантным жестом поднося ее руку к губам. - Боюсь, сегодня  я
встал не с той ноги.
   Сердце Белл заметно дрогнуло, от прикосновения губ Джона к ее руке.
   - По правде говоря, извиниться следовало бы мне. В такой  ранний  час
непросто встать с любой ноги.
   Джон улыбнулся и снова сел, потянувшись за второй лепешкой.
   - Они восхитительны, - заметил он.
   - Мать нашей кухарки родом из Шотландии.
   - Нашей кухарки? - удивился Джон. - Значит, вы уже причисляете себя к
постоянным обитателям дома герцога?
   - Нет, когда мои родители вернутся из Италии, мне придется  уехать  в
Лондон. Но должна признаться, Уэстонберт уже кажется мне родным домом.
   Джон кивнул, вновь принимаясь за лепешку.
   - Вы когда-нибудь бывали в Шотландии?
   - Нет. А вы?
   - И я нет.
   После минутного молчания Джон поинтересовался:
   - Ну, и как у меня получается?
   - Что получается? - растерянно переспросила Белл.
   - Вести светскую беседу. Последние несколько  минут  я  старался  изо
всех сил. - Джон вновь сверкнул мальчишеской улыбкой.
   Белл не сдержала смешок.
   - О, вы продвигаетесь вперед семимильными шагами!
   - Скоро я буду вполне готов к лондонскому сезону, - заверил ее  Джон,
кладя в рот последний кусок лепешки.
   - Значит, светский сезон вы намерены провести в столице?
   Эта мысль захватила ее. Белл уже наскучил водоворот светских  развле-
чений, и присутствие Джона могло бы внести что-то новое в привычное  те-
чение лондонской жизни. Кроме того, представив, как она  танцует  в  его
объятиях, девушка ощутила странный трепет - казалось, ток пробежал по ее
спине при мысли о близости к Джону. Она густо покраснела.
   Джон заметил румянец на ее щеках, но не решился  еще  больше  смущать
Белл расспросами и потому ограничился кратким ответом:
   - Нет, до такой глупости я еще не дошел.
   Белл застыла, пораженная его откровенностью.
   - Впрочем, все это не важно, - попыталась  она  обратить  разговор  в
шутку. - Половина светского общества присоединилась бы к вашему  мнению.
Большинство из известных мне людей  стараются  получать  приглашения  на
каждый вечер только за тем, чтобы сэкономить на ужинах.
   - Мне никогда не приходилось бывать так часто на приемах.
   - Так я и думала. Я тоже не очень-то люблю частые выходы в свет.
   - Вот как? А мне показалось, вы просто созданы, чтобы блистать на ба-
лах.
   Белл сухо улыбнулась.
   - Не стану напускать на себя ложную скромность и утверждать, что  ус-
пех в обществе мне безразличен...
   Джон усмехнулся, услышав эти тщательно подобранные слова.
   - Но должна признаться, светские сезоны меня уже успели утомить.
   - В самом деле?
   - Да. Правда, полагаю, следующий сезон мне придется провести в столи-
це.
   - Зачем же, если вас не привлекает такая возможность?
   Белл сделала гримаску.
   - В конце концов надо же выйти замуж.
   - Ах вот оно что! - отозвался Джон.
   - Это не так легко, как может показаться.
   - Не могу поверить, что поиски мужа - трудное занятие для  вас,  леди
Арабелла. Не сомневаюсь, что вам известно, какая вы редкостная  красави-
ца.
   Белл вспыхнула от удовольствия, услышав такой комплимент
   - Я не раз получала предложения, но считала их неприемлемыми.
   - Вашим поклонникам недоставало средств?
   На этот раз Белл покраснела от раздражения.
   - Это оскорбление, лорд Блэквуд.
   - Прошу прощения, я думал, что отказ по таким причинам в порядке  ве-
щей.
   Белл была вынуждена признать, что по отношению к  большинству  женщин
это предположение справедливо, и приняла его извинение кратким кивком.
   - Кое-кто из джентльменов давал мне понять, что я  им  кажусь  "синим
чулком", но они были готовы смириться с этим благодаря моей внешности  и
состоянию.
   - Я нахожу ваше поведение "синего чулка" весьма привлекательным.
   Белл радостно вздохнула.
   - Как приятно слышать такие речи от мужчины!
   Джон пожал плечами.
   - Мне никогда не казались  интересными  женщины,  у  которых  ума  не
больше, чем у овцы.
   Белл подалась вперед, и ее глаза коварно блеснули.
   - Вот как? А мне показалось, что вы предпочитаете именно  таких  жен-
щин, судя по тому, как трудно вам вести беседу.
   - Точный удар, миледи. В этом раунде победа за вами.
   Белл испытала удовольствие и  про  себя  порадовалась,  что  решилась
предпринять эту утреннюю поездку.
   - Принимаю ваши слова как высшую похвалу.
   - И вы не ошибаетесь, - Джон указал на блюдо с лепешками,  количество
которых значительно поубавилось. - Не хотите  ли?  Ручаюсь,  я  способен
съесть их все до единой, если вы вовремя не вмешаетесь.
   - Видите ли, я уже позавтракала, но... - Белл взглянула на аппетитные
лепешки. - Полагаю, второй завтрак мне не повредит.
   - Отлично. Терпеть не могу дам, которые едят, словно птички.
   - Да, насколько я поняла, вы все-таки поклонник "овечек".
   - Еще один удачный удар, миледи, - Джон выглянул в окно. -  Это  ваши
лошади - вон там?
   Белл проследила за его взглядом и подошла к окну.
   - Да. Та, что слева - моя кобыла Эмбер. Мы не увидели рядом  с  домом
конюшни, и потому я просто привязала ее к дереву. Эмбер не возражала.
   Когда Белл поднялась, Джону тоже пришлось встать, и теперь он подошел
к окну вместе с ней.
   - Конюшня находится позади дома.
   Внезапно Белл остро почувствовала его близость, уловила терпкий мужс-
кой запах. Казалось, дыхание внезапно покинуло ее, и впервые за это утро
все слова вылетели у нее из головы. Пока Джон разглядывал лошадей,  Белл
украдкой посматривала на его профиль, на прямой, патрицианский нос и во-
левой подбородок. Внезапно Джон повернулся. Его губы  были  прекрасными,
полными и чувственными, она заставила себя перевести взгляд на его  гла-
за. Глаза казались печальными. Белл вдруг почувствовала, что ей отчаянно
хочется избавить Джона от боли и одиночества, отражающихся в его глазах.
Но только на минуту он позволил ей заглянуть  в  свою  душу.  Перехватив
внимательный взгляд Белл, Джон отступил и  криво  улыбнулся.  Чары  были
разрушены, но лишь через несколько минут к  Белл  вернулась  способность
дышать.
   - Отличная лошадь, - заметил Джон.
   - Да, она у меня уже несколько лет.
   - По-моему, в Лондоне ей нечасто доводится поразмяться.
   - Да. - Белл почувствовала, что Джон  уходит  от  нечаянно  возникшей
между ними близости и разговор опять приобретает характер пустой болтов-
ни. Этого она не могла больше переносить и засобиралась домой.  -  Пожа-
луй, мне пора, - заявила она. - Корзину я оставляю вам.  Это  подарок  -
вместе со всем содержимым.
   - Я буду бережно хранить его. - Джон подергал шнур колокольчика,  вы-
зывая из кухни горничную Белл.
   Белл улыбнулась, но тут же с ужасом и удивлением  почувствовала,  как
на глаза наворачиваются слезы.
   - Спасибо вам за приятный разговор. Я чудесно провела утро.
   - И я тоже, - Джон проводил ее в холл. Прежде чем отвернуться, Белл с
улыбкой кивнула ему, и от этой улыбки новая волна желания прокатилась по
телу Джона. - Леди Арабелла... - хрипло позвал он.
   Она повернулась, силясь нахмуриться.
   - Что-нибудь не так?
   - С вашей стороны неосмотрительно поддерживать знакомство со мной.
   - Что вы имеете в виду?
   - Больше не надо приезжать сюда.
   - Но вы только что сказали...
   - Повторяю: больше не приезжайте сюда. По крайней мере одна.
   Белл заморгала.
   - Не глупите. Сейчас вы выразились, словно герой средневекового рома-
на.
   - Я не герой, - мрачно возразил он. - Постарайтесь запомнить это.
   - Перестаньте насмехаться! - Ее голосу явно недоставало убежденности.
   - У меня и в мыслях не было насмехаться над вами, миледи. - Он  прик-
рыл глаза, и на долю секунды выражение острой муки исказило его черты. -
Мир полон опасностей, о которых вы и не подозреваете. О них вам не  сле-
дует знать, - решительно добавил он.
   В холл вышла горничная.
   - Мне пора, - торопливо произнесла Белл, нервничая все больше.
   - Вы правы.
   Она повернулась и сбежала по ступеням крыльца.  Легко  взобравшись  в
седло, она пустила кобылу рысью по аллее  к  большаку,  чувствуя  спиной
пристальный взгляд Джона.
   Что с ним стряслось? Если прежде новый сосед интриговал Белл, то  те-
перь ее охватило жадное любопытство. Настроение Джона было  переменчиво,
как ветер. Белл не понимала, как он может мягко поддразнивать ее, а  уже
через секунду становиться таким мрачным и раздраженным.
   Белл не могла избавиться от мысли, что этот человек нуждается в ней -
точнее, не в ней, а просто в ком-нибудь. В собеседнике, который  мог  бы
избавить его от боли - она появлялась в его глазах каждый раз, когда  он
считал, что этого никто не замечает.
   Белл расправила плечи. Она не из тех, кто отступает перед вызовом.

   Глава 4

   Остаток дня Белл провела в  размышлениях  о  Джоне.  Она  рано  легла
спать, надеясь, что крепкий и продолжительный сон поможет  ей  прийти  к
решению. Но сон долго ускользал от нее, и, когда Белл  наконец  погрузи-
лась в дремоту, образ Джона настойчиво заполнял собой все ее грезы.
   На следующее утро она проснулась позже, чем обычно, но когда  спусти-
лась к завтраку, то обнаружила, что Алекс и Эмма вновь задержались в по-
стели. Белл была не в настроении придумывать себе  развлечения,  поэтому
быстро расправилась с завтраком и решила выйти прогуляться.
   Взглянув на свои ноги, Белл сочла ботинки достаточно крепкими для пе-
шей прогулки и выскользнула на улицу, оставив у Норвуда записку для сво-
их кузенов. Осенний воздух этим утром был свежим, но не холодным, и Белл
порадовалась тому, что не надела плащ. Шагая по тропе, она вдруг обнару-
жила, что направляется на восток - прямо к поместью Джона Блэквуда.
   Белл застонала: ей следовало предвидеть, что такое случится. Она  ос-
тановилась, пытаясь заставить себя повернуть на запад, на север, юг, се-
веровосток - куда угодно, лишь бы не на восток. Однако  ноги  отказались
повиноваться ей, и она побрела вперед, стараясь оправдать  свою  выходку
нелепой причиной: ей  известно,  как  добраться  до  Блондвуд-Мэнора  по
большаку, а напрямик, через лес, туда, наверное, и нет дороги.
   Белл задумалась. Поместье называлось как  угодно,  только  не  Блонд-
вуд-Мэнор. Но даже ради спасения собственной жизни она не смогла бы при-
помнить его название. Белл потрясла головой и зашагала дальше.
   Через час она пожалела о том, что отправилась в путь пешком. До  гра-
ниц владений Алекса предстояло пройти не менее двух  миль,  и,  судя  по
вчерашним словам Джона, от границ поместья до его дома  расстояние  сос-
тавляло тоже пару миль. Башмаки Белл оказались  не  настолько  удобными,
как она надеялась, и в душу к ней закралось страшное подозрение, что  на
правой пятке постепенно вспухает волдырь.
   Она попыталась сдержать раздражение, вызванное болью, но наконец сда-
лась и с громким стоном признала поражение перед мозолью. Присев на кор-
точки, девушка провела по траве ладонью, проверяя, сухая ли она.  Утрен-
няя роса уже испарилась, и потому Белл без опасений  уселась  на  землю,
расшнуровала ботинок и стащила его. Она уже собиралась  продолжить  про-
гулку, когда вспомнила, что на ней любимые чулки. Со вздохом  Белл  при-
подняла юбку и стащила правый чулок.
   Находясь на расстоянии десяти ярдов, Джон не мог поверить своим  гла-
зам. Белл вновь бродила по его владениям! Он уже намеревался  заявить  о
своем присутствии, когда Белл вдруг что-то пробормотала, а затем уселась
на землю, презрев все правила приличия.
   Заинтригованный, Джон скрылся за деревом.  За  неожиданным  поступком
Белл последовала гораздо более соблазнительная сцена, чем он смел  наде-
яться. Стащив ботинок, Белл подняла юбки выше колен, открыв его  взгляду
вызывающую искушение пару стройных ножек. Джон чуть не застонал.  В  об-
ществе, в котором считалось неприличным обнажать даже щиколотки,  подоб-
ное зрелище вряд ли назвали бы просто пикантным.
   Джон знал, что ему не следует подглядывать. Но стоя за деревом и наб-
людая, как Белл стаскивает чулок, он не мог  придумать  лучшего  выхода.
Окликнув Белл, он только смутит ее. Лучше, если она никогда  не  узнает,
что он стал свидетелем ее смелой выходки. Джон  полагал,  что  истинному
джентльмену хватило бы мужества повернуться к ней спиной, но он уже дав-
но сделал вывод, что мужчины, гордо называющие  себя  джентльменами,  на
поверку не всегда оказывались таковыми.
   Он никак не мог отвести от нее глаз. Невинность лишь  придавала  Белл
большую соблазнительность, какой лишены профессиональные  актрисы.  Неп-
реднамеренный стриптиз выглядел еще более чувственным потому,  что  Белл
снимала чулок с мучительной медлительностью - ей, по-видимому, нравилось
прикосновение шелка к гладкой коже.
   Когда же с чулком было покончено - с точки зрения Джона,  это  случи-
лось слишком быстро, - Белл вновь забормотала что-то себе  под  нос.  Он
улыбнулся. Ему еще не встречался человек, который бы так часто беседовал
сам с собой - особенно в столь резком тоне.
   Поднявшись, Белл несколько раз оглядела себя, пока ее взгляд не  упал
на бант, украшающий платье. Она крепко привязала чулок к  банту,  нагну-
лась и подобрала с земли ботинок. Джон чуть  не  рассмеялся,  когда  она
вновь забормотала, поглядывая на ботинок, как на маленькое, но  назойли-
вое существо - видимо, девушка только сейчас поняла, что могла бы просто
засунуть чулок в ботинок.
   Джон услышал ее громкий вздох, а затем Белл пожала плечами и  побрела
прочь. Джон удивленно приподнял бровь, поняв, что  она  не  возвращается
домой, а направляется прямо к его имению. В полном одиночестве.  Вероят-
но, этой дерзкой девчонке не хватило ума серьезно отнестись к  его  пре-
достережению. А ему-то казалось, что днем раньше он напугал ее. Бог сви-
детель, он перепугался сам.
   Но Джон не мог сдержать улыбку, потому что в одном ботинке Белл  хро-
мала почти так же заметно, как он сам.
   Быстро повернувшись, Джон направился в глубину леса. После ранения он
с рвением фанатика давал нагрузку поврежденной ноге, и в результате нау-
чился ходить довольно быстро - почти так же быстро, как человек с  двумя
здоровыми ногами. Правда, от такого переутомления нога начинала  немило-
сердно ныть.
   Но теперь, пробираясь между деревьями, он не  думал  о  последствиях.
Прежде всего ему требовалось пересечь лес и перехватить Белл на  подсту-
пах к Блетчфорд-Мэнору - так, чтобы она не догадалась, что за ней наблю-
дали.
   Джон помнил, что впереди тропа делает поворот, и потому прошел сквозь
лес наискосок, проклиная каждое поваленное дерево, через которое  теперь
был не в состоянии перепрыгнуть. Наконец, когда он вышел на тропу  полу-
милей ближе к дому, колено ныло, а его самого пошатывало  от  усталости.
Положив руки на бедра, Джон на минуту остановился, чтобы перевести  дух.
Боль простреливала ногу до ступни, любая попытка выпрямиться становилась
мукой. Морщась, он растирал колено, пока острая боль не притупилась.
   Он поднялся и обнаружил, что успел вовремя. Белл  как  раз  появилась
из-за поворота тропы, хромая еще сильнее. Джон поспешно шагнул в ее сто-
рону, делая вид, что все утро прогуливался по тропе.
   Белл не сразу заметила его, потому что шла,  уставившись  в  землю  и
старательно обходя мелкие камешки, которые ранили ее нежную ступню. Меж-
ду ними оставалось всего десять футов, когда Белл  услышала  звук  чужих
шагов. Вскинув голову, она увидела приближающегося Джона.  На  его  лице
играла загадочная улыбка - как будто он знал о Белл что-то такое, о  чем
она и не подозревает.
   - Доброе утро, лорд Блэквуд, - произнесла она, складывая губы в улыб-
ку, которая, как надеялась Белл, была чем-то сродни улыбке самого Джона.
Но тут же признала свое поражение: у Белл никогда не бывало тайн, а кро-
ме того, приветливый возглас плохо сочетался с загадочной усмешкой.
   Не догадываясь о сумятице в голове Белл, Джон кивнул.
   - Полагаю, вам не терпится узнать, что привело меня вновь в ваши вла-
дения.
   Джон вопросительно приподнял бровь.
   - Разумеется, я помню, что это ваши  владения,  -  попыталась  выкру-
титься Белл, - но сегодня утром, выйдя из Уэстонберта, я просто пошла на
восток. Не знаю, почему я так сделала, но оказалось, что восточная  гра-
ница проходит намного ближе к дому, чем остальные. А поскольку  я  люблю
длинные прогулки, вполне естественно, что я пересекла эту границу, но не
подумала, что вы будете возражать, - Белл вдруг замолчала.  Она  болтала
чепуху - это было непохоже на нее, и она с досадой нахмурилась.
   - Я не против, - просто отозвался Джон.
   - В самом деле? Отлично. - На ее лице появилась смущенная улыбка.
   Джон ответил ей тоже улыбкой - одной из тех, что могли бы поведать  о
многом, не будь его глаза столь непроницаемыми.
   - А вы не особенно разговорчивы, - заметила Белл.
   - Не вижу в этом необходимости. Вы на редкость  удачно  поддерживаете
разговор за двоих.
   Белл обиделась.
   - Выслушивать такие замечания неприятно. - Она подняла голову. Барха-
тистые карие глаза Джона,  обычно  непроницаемые,  светились  насмешкой.
Белл вздохнула. - Но они справедливы. Видите ли, обычно я не бываю такой
болтливой.
   - В самом деле?
   - Да. Думаю, ваша молчаливость заставила меня разговориться.
   - Ах вот как! Значит, переложим вину на мои плечи?
   Белл окинула лукавым взором его плечи, вспомнив, что раньше они пока-
зались ей не очень широкими.
   - По-моему, они вполне способны выдержать такую ношу.
   Джон улыбнулся - улыбнулся искренне, что случалось с ним нечасто.  Он
вдруг порадовался тому, что сегодня надел один из своих лучших  сюртуков
- обычно для утренних прогулок он обходился старыми. Но не прошло и  се-
кунды, как его рассердила собственная суетность.
   - Это новая мода? - спросил он, указывая на ботинок в ее руке.
   - Я натерла мозоль, - пояснила Белл, приподнимая подол платья на нес-
колько дюймов - поступок был рискованным, но она не подумала об этом.  В
такой нелепой беседе принятые правила этикета казались неуместными.
   К удивлению Белл, Джон опустился на колено и прикоснулся  ладонями  к
ее ноге.
   - Не возражаете, если я осмотрю ее? - спросил он.
   Белл непроизвольно отдернула ногу.
   - По-моему, это ни к чему, - быстро отозвалась она. Одно дело  -  ос-
матривать ногу, но совсем другое - прикасаться к ней.
   - Не упрямьтесь, Белл. Если нарыв воспалится, вам станет не до скром-
ности.
   Белл заморгала, более чем изумленная столь дерзким обращением  к  ней
по имени.
   - Откуда вы узнали, что меня зовут Белл? - наконец выговорила она.
   - От Эшбурна, - отозвался Джон, осматривая пальцы ее ноги. -  Кстати,
где у вас мозоль?
   - На пятке, - сообщила Белл и покорно повернулась к нему спиной.
   Джон присвистнул.
   - Вот так волдырь! Вам следовало бы обзавестись более удобной  обувью
для долгих прогулок.
   - Я просто вышла пройтись, а для долгих прогулок у меня есть  ботинки
получше. Одеваясь сегодня утром, я и не помышляла о  прогулке,  а  потом
мне не захотелось идти переобуваться. - Белл  раздраженно  вздохнула.  И
зачем это она оправдывается перед ним, да еще так беспорядочно и многос-
ловно?
   Джон встал, вытащил из кармана белоснежный носовой платок и взял Белл
за руку.
   - Неподалеку отсюда есть пруд. Там можно промыть ранку.
   Белл опустила юбки.
   - По-моему, не стоит беспокоиться, Джон.
   Услышав намеренное обращение по имени, Джон ощутил, как по  его  телу
прокатилась теплая волна, и порадовался тому, что сделал  первый  шаг  и
назвал Белл по имени, не спрашивая ее позволения. Он решил, что ему нра-
вится эта леди Арабелла, несмотря на ее благородное происхождение. Он не
припоминал, когда прежде улыбался так часто. Белл была умна  и  забавна,
правда, чересчур красива, чтобы чувствовать себя спокойным в ее  общест-
ве, но Джон не сомневался, что он научится сдерживать  свое  влечение  к
ней.
   Однако она отличалась поразительной беспечностью по отношению к самой
себе, об этом свидетельствовали ее отказ от очков, готовая  лопнуть  мо-
золь и склонность к  одиноким  прогулкам.  Очевидно,  кому-то  следовало
воззвать к ее здравому смыслу. Поскольку поблизости не было никого  дру-
гого, Джон решил взять эту задачу на себя и зашагал к пруду, почти воло-
ча Белл за собой.
   - Зачем же, Джо-о-о-н! - протестующе протянула она.
   - Бе-е-елл! - удачно передразнил он.
   - Я вполне способна сама позаботиться о себе, - заявила Белл, прибав-
ляя шагу, чтобы не отставать. Для человека со  столь  заметной  хромотой
Джон двигался на удивление быстро.
   - А по-моему, как раз на это вы не способны - иначе  у  вас  на  носу
давно сидели бы очки.
   Белл так решительно остановилась, что Джон удивленно обернулся к ней.
   - Очки нужны мне только для чтения, - сообщила она.
   - Приятно слышать, что вы признались хотя бы в этом.
   - Я уже думала, что вы начинаете мне нравиться, но теперь понимаю:  я
ошиблась.
   - Я по-прежнему вам нравлюсь, - заверил Джон и зашагал  к  пруду,  не
отпуская ее руки.
   - Нет, не нравитесь!
   - Нет, нравлюсь.
   - Нет, не... впрочем, может быть, вы правы, -  смирилась  она.  -  Но
по-моему, вы ведете себя слишком дерзко.
   - А по-моему, у вас на пятке - огромная мозоль.  Так  что  прекратите
ворчать.
   - Я и не...
   - Нет, вы именно ворчали.
   Она со вздохом сдалась и позволила отвести себя к пруду. У пруда  она
уселась на траву неподалеку от берега, пока Джон спустился к воде и  на-
мочил платок.
   - Он, случайно, не грязный? - поинтересовалась Белл.
   - Мой платок или пруд?
   - И то, и другое!
   Джон вернулся к ней и показал белоснежный квадратик ткани.
   - Он безукоризненно чист.
   Белл вздохнула при виде его решимости промыть ее мозоль, и  выставила
босую ногу из-под юбки.
   - Так не годится, - заявил Джон.
   - Почему же?
   - Вам придется лечь на живот.
   - Ни за что! - выпалила Белл.
   Джон склонил голову набок.
   - Насколько я понимаю, - задумчиво произнес он, - у нас  имеется  два
выхода.
   Он надолго замолчал, и Белл была вынуждена спросить:
   - У нас?
   - Да. Либо вы перевернетесь на живот - так, чтобы я смог промыть вашу
мозоль, либо мне придется лечь на спину - так, чтобы видеть вашу  пятку.
Разумеется, для этого мне понадобится сунуть голову вам под юбки, и  эта
идея представляется мне настолько интригующей...
   - Довольно, - перебила Белл и легла на живот.
   Взяв платок, Джон осторожно приложил его к ранке, удаляя уже запекшу-
юся кровь. Прикосновения были очень болезненными, но  Белл  чувствовала,
что ее целитель действует с умелой осторожностью, и потому молчала.  Од-
нако, когда Джон извлек из кармана нож, она решила, что  лучше  не  мол-
чать.
   - Ах! - К сожалению, первое вырвавшееся у нее слово оказалось не осо-
бенно вразумительным.
   Джон был явно удивлен.
   - Что-нибудь не так?
   - Что вы хотите делать ножом?
   Джон терпеливо улыбнулся.
   - Всего-навсего проткнуть волдырь. Так кожа быстрее высохнет.
   Судя по его словам, он знал, что делает, но Белл считала, что не  мо-
жет так просто согласиться.
   - А зачем нужно, чтобы кожа высохла?
   - Тогда мозоль быстрее заживет. Мертвая кожа отвалится, а нежный слой
под ней затвердеет. Разве прежде вы никогда не натирали мозолей?
   - Такие - нет, - призналась Белл. - Обычно мне не приходится так пом-
ногу ходить. Я привыкла ездить верхом.
   - А как насчет танцев?
   - При чем тут танцы? - удивилась Белл.
   - Не сомневаюсь, что в Лондоне вы часто бываете на балах и  тому  по-
добных светских развлечениях. Должно быть,  вам  приходится  целые  ночи
проводить на ногах.
   - Я всегда надеваю удобную обувь, - отозвалась Белл.  -  Может  быть,
все-таки обойдемся без ножа?
   - Не беспокойтесь, - заверил он, - мне приходилось заниматься  ранами
гораздо хуже этой.
   - На войне? - осторожно поинтересовалась Белл.
   Его глаза потемнели.
   - Да.
   - Могу себе представить - вам и в самом деле доводилось  видеть  раны
куда страшнее волдырей, - негромко произнесла она.
   - Представьте себе, да.
   Белл понимала, что ей следует прекратить расспросы: очевидно, у Джона
остались болезненные воспоминания о  войне,  но  любопытство  пересилило
благоразумие.
   - Разве не для этого существуют врачи и фельдшеры?
   Последовало многозначительное молчание. Белл ощутила прикосновение  к
ноге его ладоней, когда острие ножа прорвало волдырь, и лишь потом  Джон
ответил:
   - Иногда помощь врачей и фельдшеров бывает недоступна, и тогда прихо-
дится делать все возможное, что подскажет рассудок. А потом молиться,  -
его голос стал ровным и бесстрастным, - даже если уже утратил веру в Бо-
га.
   Белл с трудом сглотнула. Она  подумывала  сказать  что-нибудь  утеши-
тельное, но не находила слов, так как даже вообразить  не  могла  ужасов
войны.
   Джон вновь обтер ее пятку влажным платком.
   - Это должно помочь, - он поднялся и протянул Белл руку,  но  она  не
обратила на нее внимания, перекатилась на спину и  уселась  на  поросшем
травой холмике. Джон неловко стоял рядом, пока Белл не похлопала по тра-
ве рядом с собой. Этот жест смутил Джона.
   - Прошу вас, садитесь, - произнесла она. - Я не кусаюсь.
   Джон сел.
   - Надо ли перевязывать пятку? - спросила Белл, наклоняясь, чтобы пос-
мотреть на работу Джона.
   - Нет, если только вы не пожелаете надеть еще одну пару тесных  боти-
нок. Без повязки мозоль заживет быстрее.
   Белл продолжала изучать собственную пятку, стараясь сохранять на лице
скромное выражение.
   - Полагаю, в окрестностях Уэстонберта можно  встретить  немало  босых
людей, но мне, наверное, неприлично - вы не находите? - Она вскинула го-
лову, одарив Джона сияющей улыбкой.
   Джон вздрогнул, как от удара, - воздействие ее улыбки оказалось слиш-
ком ощутимым. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы отвести взгляд от
ее губ, но, едва Джон взглянул в глаза Белл, он понял, что ему не следо-
вало делать этого, ибо от них невозможно было оторваться. Ее взгляд, ка-
залось, прикасался к нему. Джона била дрожь.
   Белл нервно облизнула губы.
   - Почему вы так смотрите на меня?
   - Как это "так"? - прошептал Джон, почти не понимая, что говорит.
   - Вы как будто... будто... - она запнулась, не вполне уверенная,  что
именно выражает его взгляд. Внезапно Белл осенило, и ее  глаза  расшири-
лись от удивления. - Как будто вы меня боитесь.
   Джон ощутил приступ головокружения. Боялся ли он ее? Опасался  ли  ее
способности нарушить драгоценное  внутреннее  равновесие,  которого  ему
удалось добиться совсем недавно? Возможно, но бояться ему следовало  са-
мого себя. И своих желаний...
   Он прикрыл глаза, и перед ним вдруг появилось  непрошеное  видение  -
Спенсер над Аной. Нет, обойтись так с Белл он не хотел.
   Он должен взять себя в руки. Оттолкнуть ее. Джон заморгал, вдруг при-
помнив вопрос Белл о том, уместно ли будет вернуться к дому Эшбурна  бо-
сиком.
   - По-моему, особа, находящаяся в родственных отношениях  с  герцогом,
может позволить себе что угодно, - резковатым  тоном  наконец  отозвался
Джон.
   Белл отстранилась, слегка уязвленная его резкостью.
   - Да, вы правы, - подтвердила она, надменно вздернув подбородок.
   Джон понял, что сморозил глупость, но не стал извиняться: будет  луч-
ше, если Белл сочтет его невоспитанным мужланом. У него  не  могло  быть
ничего общего с этой леди - тем лучше, лучше для него.  Джон  уже  давно
понял, что случай безнадежен. Он нашел имя Белл в "Книге пэров" Дебретта
сразу после ее вчерашнего визита. Она оказалась дочерью богатого графа и
родственницей множества высокопоставленных и влиятельных особ. Она  зас-
луживала поклонника, который получил бы титул не год назад и который мог
бы предложить ей материальные блага - к коим, несомненно, она  привыкла,
и, кроме того, ей в пару годился лишь мужчина с такими же идеальными но-
гами, как у нее самой.
   Боже милостивый, ему так нравились ее ноги! Джон глухо застонал.
   - Вам плохо? - Белл взглянула на собеседника, стараясь не выдать вол-
нения.
   - Я в полном порядке, - учтиво отозвался Джон. Даже ее запах был  ему
приятен - свежий, весенний запах, окутывающий его легким облаком. Он был
недостоин даже мечтать о ней - особенно после обвинения  в  преступлении
против всей женской половины человеческого рода.
   - Ну, спасибо вам за заботу о моей мозоли, - вдруг произнесла Белл. -
Это было очень любезно с вашей стороны.
   - Уверяю вас, это не доставило мне никаких хлопот.
   - Вам, может быть, - согласилась Белл, старательно придерживаясь доб-
родушного тона. - А мне пришлось лежать на животе рядом  с  мужчиной,  с
которым я познакомилась всего три дня назад.
   "Пожалуйста, только не отвечай очередной резкостью! - мысленно  взмо-
лилась она. - Будь таким же забавным,  насмешливым  и  притворнострогим,
каким был всего несколько минут назад!"
   Джон улыбнулся, словно ее мысли проплыли по воздуху и коснулись его.
   - Смею вас заверить, что мне доставило невыразимое наслаждение созер-
цать вашу спину, - шутливо произнес он, и  его  смущенная  улыбка  вдруг
преобразилась в дерзкую усмешку. Он вновь действовал против  собственной
воли, но просто не мог быть нелюбезным с Белл - особенно когда она всеми
силами старалась поддерживать дружеский тон.
   - Ах вы негодник! - возмутилась Белл, шутливо ущипнув его за плечо. -
Что за отвратительные вещи вы говорите!
   - Разве прежде никто не выражал восхищение вашей спиной? - его ладонь
сама собой накрыла ее руки.
   - Уверяю вас, никому из моих собеседников не хватало дерзости  упоми-
нать о ней, - у нее сорвался голос.
   Он не шевелился, просто сидел, накрыв ладонью ее руки, но  тепло  его
прикосновения проникало сквозь кожу Белл, расплывалось по руке и  опасно
подкрадывалось к сердцу.
   Джон склонился вперед.
   - Это была совсем не дерзость, - пробормотал он.
   - В самом деле? - Белл коснулась нижней губы кончиком языка.
   - Да, всего лишь честность. - Он придвинулся еще ближе.
   - Вот как?
   Джон ответил, но Белл не поняла, потому что его губы уже мягко  каса-
лись ее губ. Она тихо застонала, думая, что вечно мечтала о такой  мину-
те, и молча возблагодарила всех богов и своих родителей (впрочем, в  об-
ратном порядке) за то, что те отсоветовали ей принимать предложения пок-
лонников в предыдущие два года. Именно этого она ждала, на это едва сме-
ла надеяться. Таким было чувство Эммы и Алекса. Вот почему они не  могли
оторвать глаз друг от друга, постоянно улыбались и смеялись за закрытыми
дверями. Это было...
   Джон нежно провел языком по  бархатистой  внутренней  поверхности  ее
нижней губы, и Белл  утратила  всякую  способность  думать.  Она  только
чувствовала, но чувства переполняли ее. Кожа ее горела, несмотря на лег-
кое, едва ощутимое прикосновение Джона. Белл вздохнула, погружаясь в во-
доворот своих ощущений, инстинктивно чувствуя: Джон знает,  что  делать,
как продлить эти восхитительные минуты на целую вечность. Она таяла,  ее
тело стремилось ощутить тепло его рук. Но Джон вдруг резко отстранился и
выругался, хрипло переводя дыхание.
   Белл смущенно заморгала, ничего не понимая  и  растерявшись.  Подавив
вдруг вспыхнувшую боль, она подтянула колени к груди, надеясь, что  Джон
скажет что-нибудь любезное или забавное или  по  крайней  мере  объяснит
свой поступок. А если нет, Белл надеялась, что он хотя  бы  не  заметит,
как уязвлена она тем, что он отстранился от нее.
   Джон поднялся и отвернулся, положив руки на  пояс.  Наблюдая  за  ним
сквозь опущенные ресницы, Белл решила, что в его позе есть нечто невыра-
зимо печальное. Наконец Джон обернулся и предложил ей руку.  Держась  за
нее, Белл поднялась и тихо поблагодарила за услугу.
   Проведя ладонью по своим густым волосам, Джон вздохнул. Он никогда не
надеялся поцеловать ее. Нет, он мечтал о поцелуе, но это не значило, что
он имел право прикасаться к Белл. Он и не подозревал, как его  влечет  к
ней, как трудно будет остановиться.
   Черт, каким же слабым он оказался! Он повел себя не  лучше  Спенсера,
набросившись на невинную юную леди, и, откровенно говоря, желал большего
- гораздо большего...
   Он мечтал поцеловать ее ушко, круглое плечо и шелковистый подбородок.
Хотел провести языком вдоль ее длинной  шеи,  оставить  влажную  дорожку
между ее грудей. Вожделел подхватить ее за ягодицы и сжать их, вонзиться
в нее, удовлетворить с ней свое нестерпимое желание.
   Он хотел обладать ею - каждым дюймом ее тела. Обладать всегда и  все-
цело.
   Белл молча наблюдала за ним, но Джон стоял к ней боком, и она не  ви-
дела его глаз. Когда же он наконец повернулся,  Белл  невольно  отшатну-
лась, так потрясло ее выражение его лица.
   - Что случилось? - заикаясь, спросила она.
   - Впредь советую вам хорошенько  подумать,  прежде  чем  бросаться  в
мужские объятия, моя маленькая аристократка, - прошипел он.
   Белл ошеломленно уставилась на него, чувствуя, как растут внутри  нее
страх, обида и ярость.
   - Можете не сомневаться, - ледяным тоном парировала она, - следующему
мужчине, в объятия которого я предпочту, как вы выразились, "броситься",
хватит воспитания, чтобы не оскорблять меня так, как только что  сделали
вы.
   - Сожалею о том, что моя кровь для вас недостаточно голубая,  миледи.
Не тревожьтесь, обещаю впредь не досаждать своим присутствием.
   Белл приподняла бровь и окинула его надменным взглядом.
   - Да уж, не всем дано быть в родстве с герцогами. - Белл круто повер-
нулась и зашагала прочь, стараясь держаться  с  достоинством,  насколько
позволяла ее хромота.

   Глава 5

   Джон еще долго стоял в оцепенении, глядя ей вслед. Он не сдвинулся  с
места и после того, как она скрылась из виду. Джон клял себя  последними
словами, но понимал, что иначе поступить не смел. Сейчас Белл зла на не-
го, но когда-нибудь, сделав удачную партию, она еще порадуется  своевре-
менному избавлению от Джона Блэквуда.
   Наконец он собрался идти домой, но увидел, что Белл позабыла ботинок.
Нагнувшись, Джон подобрал его. Проклятие, теперь придется возвращать бо-
тинок Белл, а он сомневался, сможет ли посмотреть ей в глаза.
   Джон вздохнул и, перекладывая изящную вещицу из одной руки в  другую,
медленно заковылял к дому. Ему придется  придумать  какой-нибудь  убеди-
тельный предлог, чтобы вернуть ботинок. Алекс - его давний друг, но  тем
не менее он пожелает узнать, каким образом у Джона оказалась  обувь  его
кузины. Предположим, он отправится в Уэстонберт сегодня вечером и...
   Тихо чертыхнувшись, Джон вспомнил: ему так или иначе придется сегодня
вечером побывать в Уэстонберте. Он  уже  принял  приглашение  Алекса  на
ужин. Представив себе предстоящий вечер, Джон выдал  замысловатое  руга-
тельство. Несколько часов кряду смотреть на Белл в  соблазнительном  ве-
чернем туалете было невыносимо!
   Его страсть к этой девушке и без того становилась слишком опасной.
   Возвращение Белл домой было не более поспешным, чем возвращение  Джо-
на. Она не привыкла ходить босиком, и, казалось, ее правая ступня нароч-
но натыкается на каждый острый камушек и выступающий  корень  дерева  на
узкой тропе. Не меньшую проблему представляла и левая нога - ботинок был
на каблуке, и потому Белл была вынуждена шагать, скособочившись и  прих-
рамывая.
   Даже хромота напоминала ей о Джоне Блэквуде. Ненавистном Джоне  Блэк-
вуде.
   Белл уже припомнила все неприличные слова, некогда случайно  услышан-
ные от брата. Ее тирада продолжалась  лишь  несколько  секунд,  ибо  Нед
обычно бывал весьма осторожен и придерживал язык в  присутствии  сестры.
Когда запас наиболее изощренных проклятий иссяк, Белл  выпалила:  "Него-
дяй! Мерзавец!" - но такие определения показались ей чересчур слабыми.
   - Проклятие! - взорвалась она, в очередной раз наступив  на  особенно
острый камень. Это происшествие стало  последней  каплей,  переполнившей
чашу ее терпения, и Белл почувствовала, что горячий ручеек сбежал по  ее
щеке, когда она зажмурилась от боли.
   - Не будешь же ты рыдать из-за какого-то камушка, - попыталась  подд-
разнить она себя. - И уж конечно, этот отвратительный человек  недостоин
слез.
   Но она плакала и не могла остановиться. Она не понимала, как  он  мог
быть обаятельным и нежным и тут же нанести ей оскорбление. Она нравилась
ему - в этом Белл не сомневалась, вспоминая, как он шутил с  ней,  подд-
разнивал и осматривал ее ногу. И потом, когда она начала расспрашивать о
войне, он не был вполне откровенным, но и не пренебрег ее вопросами.  Он
мог вообще промолчать, если бы Белл была ему безразлична.
   Наклонившись, Белл подняла виновника своих слез,  острый  камушек,  и
зло зашвырнула его в гущу деревьев. Хватит плакать, пора здраво обдумать
положение и разобраться, чем  вызвана  такая  переменчивость  настроений
этого человека.
   Нет, тут же решила Белл, впервые в жизни ей не хочется  успокаиваться
и рассуждать разумно. Все, чего ей сейчас хочется, - выплеснуть ярость.
   Она и впрямь кипела от гнева.
   К тому времени, как Белл достигла Уэстонберта, ее  слезы  высохли,  и
она немного успокоилась, злорадно строя планы отмщения Джону. Она не со-
биралась осуществлять эти планы, но просто обдумывая их, получала  неко-
торое удовольствие.
   Белл проковыляла через огромный холл и уже подошла к подножию изогну-
той лестницы, когда Эмма окликнула ее из ближайшей гостиной:
   - Это ты, Белл?
   Белл дохромала до открытой двери, просунула в  нее  голову  и  попри-
ветствовала кузину.
   Эмма сидела на диване перед грудами гроссбухов, разложенных на столе.
Заметив растрепанные волосы и заплаканное лицо Белл, она приподняла бро-
ви.
   - Где ты была?
   - На прогулке.
   - В одном ботинке?
   - Это последний крик моды.
   - Или очень долгая история.
   - Не долгая, скорее, неприличная.
   - Разумеется - как любые прогулки босиком.
   Белл со страдальческим выражением закатила глаза. Эмма сама была спо-
собна бродить по колено в грязи, лишь бы добраться до своего излюбленно-
го места рыбалки.
   - С каких это пор ты стала образцом хороших манер?
   - С тех пор, как... не важно, подойди и сядь рядом. Я скоро  сойду  с
ума.
   - В самом деле? Любопытно...
   Эмма вздохнула.
   - Не издевайся. Алекс не выпускает меня из этой  проклятой  гостиной,
опасаясь за мое здоровье.
   - У медали есть и оборотная сторона: такой поступок  -  свидетельство
вечной любви и преданности, - заметила Белл.
   - И слава Богу, иначе я бы просто задушила его. Если дать  ему  волю,
он заставил бы меня пролежать в постели до самых родов. Мне  и  так  уже
запрещено ездить верхом.
   - И ему это удалось?
   - О чем ты?
   - Я имею в виду - удалось запретить?
   - Вообще-то нет, он не  принимает  решения  за  меня,  как  поступают
большинство мужчин с женами, но он ясно дал мне понять: он будет сходить
с ума от беспокойства каждый раз, когда я отправлюсь прокатиться на Бос-
тоне - и черт побери, я слишком люблю его, чтобы беспокоить! Иногда  бы-
вает лучше обратить разговор в шутку и смириться.
   - Гм... - Белл задумалась. - Не желаешь ли чаю? Я  продрогла.  -  Она
встала и позвонила, вызывая горничную.
   - Нет, спасибо, но я прикажу принести чаю тебе.
   Горничная бесшумно вошла в комнату, и Эмма заказала ей чай.
   - И будьте любезны сказать миссис Гуд, что через час я зайду  к  ней,
чтобы обсудить меню на ужин. Мы ждем гостя, и потому,  пожалуй,  понадо-
бится приготовить что-нибудь особое.
   Горничная кивнула и покинула комнату.
   - Кто это сегодня ужинает у нас? - удивленно спросила Белл.
   - Тот самый Джон Блэквуд, с которым ты познакомилась  несколько  дней
назад. Вчера Алекс пригласил его, разве ты забыла? Поговорим об этом  за
чаем.
   Сердце Белл ушло в пятки. Она и вправду забыла о сегодняшнем ужине.
   - Это приглашение совсем выскочило у меня из головы,  -  пробормотала
она, жалея, что чай еще не принесли и нельзя скрыть лицо за чашкой. Судя
по всему, ее щеки сейчас полыхали.
   Если Эмма и заметила ее румянец, она ни словом не обмолвилась о  нем.
Белл завела оживленный разговор о последних парижских модах, и эта  тема
надолго увлекла обеих дам.
   В тот вечер Белл одевалась особенно тщательно, прекрасно понимая, что
причина этого - не кто иной, как Джон. Она выбрала платье  простого,  но
элегантного покроя из льдисто-голубого шелка, оттеняющего цвет ее  глаз,
а волосы собрала в свободный узел на макушке, выпустив  из  него  мягкие
локоны, обрамляющие лицо. Завершили туалет жемчужное ожерелье и такие же
серьги. Удовлетворенная своим видом, Белл спустилась вниз.
   Эмма и Алекс уже расположились в  гостиной,  ожидая  прибытия  Джона.
Белл едва успела сесть, как в комнату вошел дворецкий.
   - Лорд Блэквуд, - доложил он.
   Белл подняла голову, не успел Норвуд договорить фамилию Джона.  Алекс
поднялся и направился к двери, чтобы поприветствовать друга.
   - Блэквуд, как я рад видеть тебя!
   Джон кивнул и улыбнулся. Непонятно почему, Белл ощутила  раздражение,
увидев, каким привлекательным он выглядит в вечернем костюме.
   - Позволь представить тебе мою жену, - Алекс подвел Джона  к  дивану,
на котором сидела Эмма.
   - Как поживаете, ваша светлость? - учтиво произнес Джон, склоняясь  в
поцелуе над ее рукой.
   - О, прошу вас, оставьте! У себя дома я не выношу  церемоний.  Зовите
меня просто Эмма. Алекс заверил меня, что вы - его близкий друг, потому,
думаю, мы можем обойтись без формальностей.
   Джон улыбнулся Эмме, решив, что Алекс на редкость удачно выбрал  себе
жену.
   - Тогда вам придется звать меня Джоном.
   - И конечно, ты уже знаком с Белл, - продолжал Алекс.
   Джон повернулся к Белл и осторожно прикоснулся в ее руке губами. Жар-
кая волна прошлась по ее руке, но Белл постаралась не выдать своего вол-
нения. Джону незачем знать, какие чувства вызывает в ней его прикоснове-
ние. Но на щеках ее проступил предательский румянец.
   - Я несказанно рад вновь увидеть вас, леди Арабелла, - произнес Джон,
не отпуская ее руку.
   - Прошу вас, зовите меня Белл, - с запинкой попросила она, возненави-
дев себя за недостаток самообладания.
   Наконец Джон выпустил ее руку и улыбнулся.
   - Я привез вам подарок. - Он протянул Белл коробку, перевязанную лен-
той.
   - Спасибо, но зачем же... - сгорая  от  любопытства,  Белл  развязала
бант и открыла коробку. Внутри оказался ее собственный, слегка запачкан-
ный ботинок. Рассмеявшись, Белл вынула его из коробки. - Я натерла ногу,
- объяснила она, поворачиваясь к Алексу и Эмме, - и мне было так больно,
что я сняла ботинок... - она осеклась.
   Джон повернулся к Эмме.
   - Я привез бы подарок и вам, но боюсь, в последнее время вы не  забы-
вали обувь в моих владениях.
   Усмехнувшись, Эмма потянулась к своим ногам.
   - О, я немедленно исправлю это упущение. Пожалуй, я просто отдам  вам
одну из туфель, - смеясь, сказала Эмма, - а вы сможете вернуть ее, когда
в следующий раз приедете отужинать с нами.
   Джон сразу проникся симпатией к герцогине. С ней было легко и просто.
Появление Эммы вряд ли заставит его сердце мучительно колотиться, а  ды-
хание - прерываться.
   - Благодарю за приглашение, герцогиня.
   - Да, да, Блэквуд, - подхватил Алекс.  -  Ты  здесь  всегда  желанный
гость.
   Все четверо обменивались любезностями еще четверть  часа  в  ожидании
ужина. Белл в основном молчала, исподтишка изучая Джона и удивляясь, как
ему удалось найти такой удачный выход, преподнеся ей ботинок в виде  по-
дарка, - и это после возмутительного поступка сегодня утром. Не было  ли
здесь попытки восстановить дружеские отношения? Белл с трудом удерживала
на лице слабую улыбку, молча проклиная Джона  за  испытанную  ею  нелов-
кость.
   Джон тоже был поглощен подобными размышлениями - он не знал, как Белл
поведет себя с ним сегодня вечером. Возможно, она не поняла, какие  при-
чины заставляют его держаться на расстоянии, и, Бог свидетель, вдаваться
в объяснения Джону не хотелось.
   Когда ужин был подан, Эмма что-то прошептала на ухо Алексу.  Он  под-
нялся и предложил ей руку.
   - Прошу прощения за прерванный разговор, но я намерен отвести жену  к
ужину, - с довольной улыбкой заявил он. -  Белл,  мы  приказали  накрыть
стол в маленькой столовой - Эмма сочла, что там будет уютнее.
   Джон поднялся и предложил руку Белл, когда супруги вышли из комнаты.
   - Похоже; мы остались вдвоем.
   - И по-моему, это было сделано намеренно.
   - Вы так думаете?
   Белл приняла руку Джона и поднялась.
   - Эмме, значит, вы понравились.
   - А вам я нравлюсь, Белл?
   После длинной паузы прозвучало решительное "нет".
   - Полагаю, лучшего я и не заслуживаю, - Джон отпустил ее руку.
   Белл яростно обернулась.
   - Да, не заслуживаете! Я не могла поверить своим глазам, увидев,  что
вы осмелились сегодня же явиться сюда.
   - Если помните, я был приглашен.
   - Вам следовало отклонить приглашение. Вы могли прислать записку, что
вам нездоровится или вашей собачке,  лошади,  в  общем,  выдумать  любой
предлог, лишь бы отказаться от приглашения.
   Джону оставалось лишь подтвердить:
   - Вы, разумеется, правы.
   - И не смейте больше целовать дам, чтобы тут же наговорить им грубос-
тей. Это невежливо, некрасиво, и...
   - А вы всегда поступаете красиво?
   В его голосе не чувствовалось насмешки, и Белл сконфузилась.
   - Я пытаюсь поступать так. Бог свидетель, с вами  я  старалась  вести
себя достойно.
   Он склонил голову.
   - И это вам удалось.
   - Мне... - она оборвала себя и взглянула на Джона. - Разве вы не  со-
бираетесь возражать?
   - Какой в этом смысл? Вы совершенно правы, а я, как всегда, не прав.
   Белл удивленно посмотрела на него.
   - Боюсь, я вас не понимаю.
   - Вероятно, вам будет лучше даже не пытаться меня понять. Разумеется,
я извиняюсь за сегодняшнюю выходку. Она была непростительна.
   - Какая именно - поцелуй или отвратительные слова после него? -  Этот
вопрос сорвался с языка Белл прежде, чем она успела подумать.
   - И то, и другое.
   - Прощаю вам нанесенное оскорбление.
   - А поцелуй?
   Белл не отводила глаз от месяца в верхнем углу окна.
   - За поцелуй извиняться незачем.
   Сердце Джона дрогнуло и застучало быстрее.
   - Не знаю, правильно ли я вас понял, миледи... - осторожно начал он.
   - Я хочу задать вам всего один вопрос. - Белл оторвала взгляд от  ме-
сяца и заставила себя повернуться к Джону. - В чем  я  провинилась?  Чем
оскорбила вас?
   Джон издал хриплый смешок, не в силах поверить собственным ушам.
   - О Господи, Белл, если бы вы только знали! - воскликнул Джон.  -  Вы
не могли бы оскорбить меня, даже если бы захотели.
   Сотни противоречивых чувств охватили Белл. Непроизвольно  она  косну-
лась руки Джона.
   - Тогда что же произошло? Мне необходимо знать.
   Джон прерывисто вздохнул, прежде чем взглянуть на нее.
   - Вы действительно хотите знать правду?
   Она кивнула.
   Джон помолчал, стараясь подобрать нужные слова.
   - Я совсем не тот мужчина, каким вам представляюсь. Я  столько  пови-
дал... - Щека его судорожно дернулась  от  усилий  сдержать  нахлынувшие
чувства. - И немало натворил вот этими руками. - Он глядел на свои  руки
так, словно увидел их впервые. Джон запнулся, но тут же продолжил  шепо-
том: - Я подлый негодяй, Белл, я не смею не только целовать вас,  но  не
достоин даже стоять с вами рядом.
   Белл ужаснулась при виде муки, отразившейся на его лице. Ей казалось,
она ясно видит его мятущуюся нежную душу. В этом  человеке  было  что-то
хорошее, казалось, его душа рвется наружу. Но почему он считал себя  не-
достойным? Что побуждало его так думать? Не  понимая,  что  делает,  она
шагнула к нему.
   - Вы ошибаетесь.
   - Белл, - прошептал он, - как вы наивны...
   Она молча покачала головой.
   Джон заглянул в глубину ее глаз, отчаянно  пытаясь  остановиться,  но
губы их неотвратимо сближались.
   Второй раз за этот день Белл ощутила прилив чувств, прежде ей  незна-
комых. Едва их губы соприкоснулись, Белл неожиданно для самой себя смело
провела языком по его нижней губе - так, как делал Джон утром.  В  ответ
он крепко прижал Белл к себе, не желая больше думать ни о чем.
   Это смелое объятие отрезвило Белл, и она мягко отстранилась. Ее  щеки
пылали, глаза разгорелись, а из прически выбилось несколько  мягких  за-
витков.
   - Алекс и Эмма ждут нас в столовой, - негромко напомнила она. - Мы  и
без того задержались.
   Джон прикрыл глаза и глубоко вздохнул,  мысленно  желая  вернуться  к
прежнему невозмутимому состоянию. Спустя минуту он предложил Белл руку и
попытался улыбнуться, что, впрочем, ему не удалось сделать.
   - Мы сошлемся на мою медлительность из-за больной ноги.
   Белл в душе посочувствовала ему. Этому  гордецу  было  нелегко  приз-
наться в своей слабости.
   - Нет, пожалуй, не стоит - Эмма вечно жалуется на мою медлительность.
Я просто скажу им, что показывала вам одну из картин в галерее. У Алекса
есть восхитительное полотно Рембрандта.
   Джон приложил палец к ее губам.
   - Тише, лучше попробуем оправдаться моей больной ногой. Этой чертовой
ране пора принести хоть какую-то пользу.
   Они вышли из гостиной, и Белл заметила, что Джон довольно быстро  ша-
гает по длинному коридору к столовой.
   - Предупредите, когда мы приблизимся, - прошептал он ей на ухо.
   - Дверь за углом.
   Джон замедлил шаг - да так неожиданно, что Белл решила, что он  оста-
навливается, но тут же заметила, что Джон хромает заметнее обычного.
   - Вы невозможны, - усмехнулась она, - мне прекрасно известно, что  вы
способны ходить гораздо быстрее.
   - День для меня выдался тяжелым, - с ангельским  выражением  на  лице
отозвался Джон.
   Алекс поднялся, когда они вошли в столовую.
   - Мы уж думали, что вы заблудились.
   - Боюсь, сегодня нога разболелась сильнее, чем обычно,  -  сокрушенно
заявил Джон. - Белл была так любезна, что вытерпела мою медлительность.
   Белл кивнула, удивляясь, каким чудом ей удалось не расхохотаться. Они
с Джоном уселись напротив Эммы и Алекса за  маленьким  столом  в  уютной
столовой. Подали спаржу в горчичном соусе, и Эмма, поняв, что ее  кузина
и сосед познакомились гораздо ближе, чем положено за столь короткое вре-
мя, немедленно принялась за расспросы.
   - Я так рада, что вы согласились поужинать сегодня с нами,  Джон.  Но
вы должны рассказать о себе. Откуда вы родом?
   - Я родился и вырос в Шропшире.
   - Вот как? Я никогда не бывала там, но слышала,  что  это  прелестные
места.
   - Да, вполне.
   - А ваши родственники по-прежнему живут там?
   - Кажется, да.
   Эмму слегка смутил столь странный ответ, но тем не менее она не оста-
новилась.
   - Вы часто видитесь с ними?
   - Чрезвычайно редко.
   - Эмма, дорогая, - мягко вмешался Алекс, -  прошу  тебя,  дай  нашему
гостю возможность хоть что-нибудь проглотить.
   Эмма смущенно улыбнулась и подхватила спаржу вилкой, но, не успев до-
нести ее до рта, вновь заметила:
   - Знаете, а Белл удивительно начитанна.
   Белл чуть не поперхнулась, не ожидая, что Эмма переведет разговор  на
нее.
   - Кстати, о чтении, - невозмутимо подхватил Джон, - вы  уже  дочитали
"Зимнюю сказку"? Я заметил, что в тот день  вам  оставалось  всего  нес-
колько страниц.
   Белл поспешно глотнула вина.
   - Да, давно дочитала. И закончила мои большие шекспировские чтения.
   - Вот как? Боюсь даже спрашивать, что это было такое.
   - Я прочла все пьесы Шекспира.
   - Звучит впечатляюще, - пробормотал Джон.
   - Почти в алфавитном порядке.
   - Подумать только! Да вы просто чудо!
   Белл покраснела.
   - Перестаньте дразнить меня, Джон!
   - Не знаю, правильно ли я понял, - вмешался Алекс, - разве эти чтения
не включали поэзию Шекспира?
   - Поэзию Шекспира я отложила до следующего раза. Стихи слишком... как
это... возвышенны, вы не находите? В обычной жизни так никто не говорит.
   Джон приподнял бровь.
   - Вы думаете?
   Он обернулся к Белл, и, когда заговорил вновь,  в  его  карих  глазах
вспыхнул огонек, которого Белл никогда не замечала  прежде.  Хотя  ничто
вернуть не в силах миг, Когда цвели цветы, шумели травы, Не надо  скорби
- ведь в останках их Видны следы былой красы и славы...
   Над столом повисла тишина, пока Джон не нарушил ее, вновь обратившись
к Белл:
   - Я хотел бы всегда выражаться столь возвышенно.
   Краткая декламация Джона и его мягкий голос тронули  Белл.  Она  была
настолько очарована, что совершенно забыла о присутствии за столом кузе-
нов.
   - Это восхитительно, - тихо проговорила она.
   - Стихи принадлежат перу Вордсворта, одного из моих любимых поэтов.
   - Они имеют для вас какое-то особое значение? У вас с ними что-нибудь
связано?
   Последовала очень длинная пауза.
   - Нет, - бесстрастно отозвался Джон. - Я пытался следовать их филосо-
фии, но, увы, потерпел фиаско.
   Белл ощутила неловкость, снова увидев боль в его глазах, и попыталась
перевести разговор на другую тему.
   - Может, вам нравится и самому писать стихи?
   Джон неловко рассмеялся.
   - Это занятие мне нравилось бы, сумей я сочинить хоть строчку.
   - Но вы читали Вордсворта с такой страстью, - возразила Белл. -  Оче-
видно, вы питаете любовь к поэзии.
   - Любить поэзию и писать стихи -  совершенно  разные  вещи.  Полагаю,
именно потому столько так называемых поэтов предпочитают проводить время
в обнимку с бутылкой бренди.
   - Но я уверена: в душе вы поэт, - настаивала Белл.
   Джон лишь улыбнулся.
   - Боюсь, ваша уверенность ошибочна, но я принимаю этот комплимент.
   - Вам придется соответствовать ему. Я не успокоюсь, пока  не  дополню
свою библиотеку томиком ваших стихов, - лукаво сообщила Белл.
   - Тогда придется взяться за работу. Мне бы вовсе не хотелось  разоча-
ровывать вас.
   - Да, - еле слышно отозвалась она, - уверена, я в вас не разочаруюсь.

   Глава 6

   На следующий день Белл решила, что, возможно, она  слишком  поспешила
со своим отказом от поэзии. После ленча она  переоделась  в  темно-синюю
амазонку и направилась в конюшню.  Вдохновленная  вчерашней  декламацией
Джона, она захватила с собой тонкий томик стихов Вордсворта. Она собира-
лась найти какой-нибудь заросший травой холм и почитать там,  но  вскоре
поняла, что не сможет направить свою кобылу в противоположную сторону от
Блемвуд-Парка, нет, Бринстед-Мэнора - черт, почему ей никак  не  удается
запомнить название поместья? Как бы оно ни называлось, там жил  Джон,  и
Белл хотелось отправиться именно туда.
   Она пустила кобылу рысью, вдыхая свежий осенний воздух и  направляясь
на восток, к владениям Джона. Она совершенно не представляла  себе,  что
скажет, если встретится с ним - возможно, какую-нибудь глупость. В  при-
сутствии Джона ею овладевало непривычное смущение.
   - Добрый день, лорд Блэквуд, - попробовала она первую пришедшую на ум
фразу. Нет, слишком официально. - Я направлялась на восток... -  слишком
очевидно. И потом этим предлогом она уже пользовалась  вчера.  Вздохнув,
Белл решила остановиться на самом простом. - Привет, Джон.
   - Привет.
   Белл вздрогнула. Она так увлеклась репетицией встречи,  что  даже  не
заметила, как Джон очутился прямо перед ней.
   Джон приподнял бровь, заметив ее изумление.
   - Почему это мое появление настолько удивило вас? В конце  концов  вы
же поздоровались.
   - Да, вы правы, - с неуверенной улыбкой ответила Белл. Слышал ли  он,
как она беседует сама с собой о нем? Оглядев Джона, она выпалила первое,
что пришло ей в голову: - Какая прелестная лошадь!
   Джон позволил себе слегка улыбнуться от такой смены темы.
   - Благодарю вас. Хотя, пожалуй, не стоило называть  Тора  "прелестной
лошадью".
   Заморгав, Белл присмотрелась. Джон сидел верхом  на  мощном  жеребце,
которым действительно можно было гордиться.
   - Великолепный конь, - поправилась она.
   Джон потрепал жеребца по шее.
   - Уверен, Тору пришлась по душе эта похвала.
   - Но что привело вас сюда? - спросила Белл, не зная точно,  находится
ли она во владениях Алекса или уже пересекла границу поместья Джона.
   - Я направлялся на запад...
   Белл подавила смешок.
   - Понятно.
   - А что привело сюда вас?
   - Я всего лишь направлялась на восток.
   - Все ясно.
   - Должна признаться, я надеялась встретиться с вами, - выпалила Белл.
   - И мы действительно встретились, - подытожил Джон. - Так что  же  вы
намерены теперь делать?
   - В сущности, так далеко в своих планах я не заходила,  -  призналась
Белл. - А зачем я понадобилась вам?
   Джон понял, что его мысли принимают не вполне подобающее направление.
Он промолчал, но не смог удержаться, чтобы не окинуть Белл слишком  отк-
ровенным взглядом.
   Белл правильно истолковала его взгляд и густо покраснела.
   - Вы... - с запинкой пробормотала она, - почему вы так на меня  смот-
рите?
   - Не понимаю, о чем вы говорите, -  с  видом  воплощенной  невинности
отозвался Джон,
   - Вы все прекрасно  понимаете,  но  не  заставляйте  меня  объяснять,
что... словом, не важно. Не хотите ли выпить чаю?
   Джон весело рассмеялся.
   - Нет, как я все-таки люблю англичан! Они  убеждены,  что  ото  всего
можно исцелиться чашкой чаю.
   Белл ответила ему язвительной улыбкой.
   - Вы, кстати, тоже англичанин, Джон, и, кроме  того,  чай  и  вправду
спасение от многих бед.
   Он усмехнулся.
   - Жаль, что никто не объяснил это лекарю, который чуть не оттяпал мне
ногу.
   Белл мгновенно посерьезнела. Что ответить на такое? Она подняла глаза
к небу, которое начинали затягивать тучи. Она помнила, что Джон  до  сих
пор болезненно воспринимает свое увечье, и ей следует избегать  разгово-
ров о его ноге. Однако он первым упомянул о ней, и у Белл появилась воз-
можность дать ему понять: его  увечье  не  вызывает  у  нее  отвращения,
только создает повод для невинных шуток.
   - Ну что же, милорд, - начала она, надеясь, что не совершает  ужасную
ошибку, - тогда я постараюсь сегодня же пролить чай вам на ногу. Если  и
это испытанное средство не поможет, не знаю, как быть дальше.
   Смутившись на минуту, он заметил:
   - Полагаю, следовало бы проводить вас в Уэстонберт.  Вижу,  вы  вновь
отправились на прогулку в одиночестве.
   - Когда-нибудь, Джон, из вас получится превосходный отец, - пообещала
Белл.
   Большая капля шлепнулась ему на нос, и Джон развел руками с  шутливой
покорностью.
   - Показывайте дорогу, миледи!
   Белл повернула кобылу, и они рысью двинулись в Уэстонберт. После нес-
кольких минут, проведенных в  дружеском  молчании,  Белл  повернулась  и
спросила:
   - И все-таки почему сегодня вы оказались здесь? Только  не  говорите,
что просто направились на запад.
   - А вы поверите, если я скажу, что надеялся увидеться с вами?
   Белл живо обернулась, вглядываясь в лицо Джона и стараясь понять,  не
шутит ли он. Его карие глаза наполнились бархатистой темнотой, и  сердце
Белл дрогнуло под этим пристальным взглядом.
   - Я смогу вам поверить, если сегодня днем вы будете любезны со  мной,
- насмешливо отозвалась она.
   - Я буду чрезвычайно любезен, - шутливо откликнулся Джон, - если смо-
гу получить за это лишнюю чашку чаю.
   - Для вас - что угодно!
   Они ехали бок о бок уже несколько минут, когда  Эмбер  вдруг  застыла
как вкопанная, тревожно прядая ушами.
   - Что-нибудь случилось? - спросил Джон.
   - Наверное, в кустах пробежал кролик. Эмбер всегда  чутко  улавливает
шорохи. Но я удивляюсь ей: она шагает по запруженным  лондонским  улицам
как ни в чем не бывало, но стоит ей оказаться на  пустынной  проселочной
дороге, и она начинает настороженно прислушиваться к каждому звуку.
   - Но я ничего не слышал.
   - И я тоже. - Белл мягко потянула поводья. - Вперед, детка,  -  дождь
начинается.
   Эмбер сделала несколько опасливых шагов и вновь  остановилась,  резко
повернув голову вправо.
   - Понятия не имею, что с ней стряслось, - робко заметила Белл.
   И тут раздался треск.
   Белл услышала звук ружейного выстрела из-за ближайших деревьев, а за-
тем ощутила ветерок, когда пуля просвистела мимо нее.
   - Что такое... - начала она, но так и не закончила вопрос -  напуган-
ная Эмбер при громком звуке попятилась и попыталась встать на дыбы. Белл
пришлось сосредоточить все внимание на том, чтобы просто усидеть в  сед-
ле. Она обняла кобылу за шею, приговаривая: "Тише, тише, детка. Ну,  ус-
покойся". Белл была настолько ошеломлена, что не знала  наверняка,  кого
желает успокоить - себя или лошадь.
   Белл едва не свалилась с пляшущей лошади, но тут железные руки  Джона
обхватили ее за талию и сняли с седла, а затем бесцеремонно посадили  на
спину Тора.
   - С вами все в порядке? - спросил Джон.
   Белл кивнула.
   - Пожалуй, да - я лишь немного запыхалась и, по правде говоря, просто
испугалась.
   Джон крепче обхватил Белл, все еще не опомнившись от страха  за  нее.
Эмбер нервно приплясывала на месте, громко фыркала, но постепенно  успо-
каивалась.
   Белл наконец овладела собой и отстранилась, чтобы  взглянуть  в  лицо
Джону.
   - Я слышала выстрел.
   Джон мрачно кивнул. Он не  представлял,  зачем  кому-то  понадобилось
стрелять в них, но понял: им не следует торчать здесь, на виду, как под-
садным уткам.
   - Если вы поедете со мной, Эмбер пойдет за нами?
   Белл кивнула, и они галопом устремились к Уэстонберту.
   - По-моему, это была случайность, - предположила Белл,  едва  жеребец
замедлил бег.
   - Вы про выстрел?
   - Да. Как-то Алекс рассказывал мне, что у него немало хлопот  с  бра-
коньерами. Уверена, Эмбер испугала шальная пуля.
   - Слишком слабое утешение.
   - Понимаю, но чем еще можно объяснить этот выстрел? Зачем кому-нибудь
понадобилось стрелять в нас?
   Джон пожал плечами. У него не было врагов.
   - Непременно поговорю об этом с Алексом, - продолжала Белл. -  Увере-
на, после этого он начнет построже следить  за  своими  владениями.  Нас
могли ранить - пуля пролетела совсем рядом.
   Джон кивнул, крепче прижимая Белл к себе  и  побуждая  Тора  ускорить
шаг. Спустя несколько минут они въехали в ворота конюшни Уэстонберта,  и
тут же дождевые капли стремительно застучали по земле.
   - Вот вы и дома, миледи, - произнес он, помогая Белл спешиться. -  Вы
сможете благополучно добраться до двери?
   - Конечно, но разве вы не пойдете со мной? - разочарование ясно отра-
зилось на лице Белл.
   - Нет, не могу. Я...
   - Но вы промокнете насквозь, если отправитесь домой сейчас. Вы непре-
менно должны выпить чаю - хотя бы для того, чтобы согреться.
   - Белл, я...
   - Ну пожалуйста!
   Глядя в ее умоляющие синие глаза, Джон понял, что ни в чем не  сможет
отказать ей. Он выглянул из ворот конюшни.
   - Да, дождь действительно усилился.
   Белл кивнула.
   - И вы обязательно простудитесь, если попытаетесь поехать домой. Пой-
демте, - она взяла Джона за руку и они вместе побежали к дому.
   К тому моменту, как они достигли двери и ворвались в холл, - оба про-
мокли. Мокрые пряди волос прилипли к щекам Белл.
   - Должно быть, я выгляжу ужасно, - смущенно пробормотала она.  -  Мне
следовало бы переодеться...
   - Вздор, - возразил Джон, убирая влажный локон за ухо Белл. - Вы выг-
лядите чудесно - как в дымке.
   Белл затаила дыхание, ощущая щекой прикосновение пальцев Джона.
   - Должно быть, вы имели в виду "как выуженная из  воды".  Я  чувствую
себя мокрой курицей.
   - Уверяю вас, леди Арабелла, вы никоим образом не напоминаете мне ку-
рицу. - Джон опустил руку. - Уж скорее розу в капельках дождя.
   Белл выпрямилась.
   - Прекрасный комплимент, но, похоже, вы  считаете  меня  избалованным
ребенком. Уверяю вас, вы ошибаетесь.
   Джон не мог оторвать глаз от сокрушительно прелестной женщины. Ее во-
лосы выбились из узла, и золотистые пряди, завившиеся от влаги, упали на
щеки, обрамляя нежное лицо. На длинных ресницах Белл  поблескивали  кро-
хотные капельки, придавая глазам неописуемый оттенок синевы. Джон затаил
дыхание, не позволяя взгляду опуститься ниже, к ее мягким губам.
   - Поверьте мне, я вовсе не считаю вас ребенком, -  наконец  выговорил
он.
   Белл пожала плечами, не в силах сдержать разочарование, - она  надея-
лась услышать совсем другие слова.
   - Вероятно, нам следует продолжить беседу в гостиной.
   Повернувшись, она чинно проследовала через холл, приподняв  плечи  и,
как по струнке, выпрямив спину.
   Джон подавил вздох и последовал  за  ней.  Он  каждый  раз  ухитрялся
чем-нибудь обидеть ее. Ему хотелось схватить Белл  в  объятия,  сказать,
что он считает ее чудесной, прекрасной, остроумной, доброй - словом, та-
кой женщиной, лучше которой мужчине невозможно пожелать.
   Если, конечно, этот мужчина вообще заслуживает  такое  сокровище.  Во
всяком случае, он никогда не сможет жениться, никогда не  примет  любовь
такой женщины - после того, что случилось с Аной.
   Когда Джон вошел в гостиную, Белл стояла у  окна,  глядя,  как  капли
скатываются по стеклу. Он начал было закрывать дверь, но потом передумал
и оставил ее приоткрытой на несколько дюймов. Помедлив, Джон  подошел  к
Белл, желая положить руку ей на плечо, как вдруг она резко повернулась.
   - Я не избалована, - упрямо произнесла она. - Да, мне жилось  слишком
беспечно, я знаю это, но меня не баловали.
   - Я вас понимаю, - мягко отозвался Джон.
   - Быть избалованным - значит проявлять  своеволие,  требовать,  чтобы
окружающие потакали твоим капризам, - продолжала Белл. -  Я  никогда  не
делала ничего подобного.
   Джон кивнул.
   - И я не понимаю, почему вы вечно делаете такие неприятные  предполо-
жения на мой счет. Ведь ваш отец тоже граф - Алекс рассказывал мне.
   - Был графом, - поправил Джон, - обедневшим графом,  который  не  мог
обеспечить семерых детей. Я был последним из них  и  родился  уже  после
смерти отца.
   - Семь детей? - широко распахнув глаза, переспросила Белл. - В  самом
деле?
   - Один из них родился мертвым, - признался Джон.
   - Должно быть, в детстве вам жилось чудесно - ведь  у  вас  было  так
много товарищей для игр.
   - В сущности, я мало времени проводил со своими братьями и  сестрами.
Обычно у них находились свои занятия.
   - Вот как? - Белл нахмурилась, недовольная нарисованным Джоном семей-
ным портретом. - Наверное, у вашей матушки было слишком много  хлопот  с
детьми.
   Джон хмыкнул.
   - Полагаю, и у моего отца тоже.
   Белл вспыхнула.
   - Как, по-вашему, не стоит ли нам вернуться  к  началу  разговора?  -
спросил Джон, подхватывая руку Белл и легчайшим прикосновением губ целуя
ее. - Приношу свои глубочайшие извинения за все, что я наговорил  вам  в
прошлом, а заодно и за то, что еще наговорю в будущем.
   Белл усмехнулась.
   - Это самое нелепое извинение, какое мне доводилось слышать.
   - В самом деле? А я считал его весьма элегантным - особенно  с  таким
дополнением, как поцелуй.
   - Поцелуй был восхитителен, как, впрочем, и само извинение.
   Не отпуская ее руки, Джон подвел ее к ближайшему дивану,  где  они  и
расположились поодаль друг от друга.
   - Я заметил, что у вас с собой томик Вордсворта.
   Белл взглянула на книгу, только сейчас вспомнив о ней.
   - Ах, да. Пожалуй, это ваше влияние. Но сейчас мне хотелось бы знать,
когда вы приступите к сочинению собственных стихов. Уверена,  они  будут
блестящими.
   Джон улыбнулся, услышав такую преждевременную похвалу.
   - Вспомните, что случилось, когда я совсем  недавно  попытался  выра-
зиться поэтично. Я сказал, что вы выглядите, как в дымке. Но мне  кажет-
ся, что это выражение не вяжется с высокой поэзией.
   - Вы шутите. Всякий, кто любит поэзию так, как  вы,  способен  писать
стихи. Вам надо только попробовать.
   Джон взглянул в ее сияющее лицо - Белл была так уверена  в  нем.  Это
чувство для Джона было в новинку: родственники  проявляли  слишком  мало
интереса к его занятиям. Джон не отваживался  признаться  Белл,  что  ее
уверенность ошибочна, к тому же он не  представлял  себе  ее  поведения,
когда она обнаружит, что за человек он на самом деле.
   Но обо всем этом ему не хотелось думать. Всем его существом завладела
сидящая рядом женщина, чем-то похожая на весенний цветок. Джон задумался
о том, сколько времени он сможет отгонять от себя воспоминания  о  прош-
лом. Продержится ли он еще несколько минут? Сумеет ли провести в общест-
ве этой женщины целый день?
   - О Господи! - нарушила Белл его невеселые мысли. - Я забыла заказать
чай, - поднявшись, она прошла через комнату к шнуру колокольчика.
   Джон поднялся вместе с ней, стараясь перенести тяжесть тела на здоро-
вую ногу. Прежде чем Белл успела сесть, в комнату быстро и бесшумно  во-
шел Норвуд. Белл распорядилась, чтобы им принесли чаю и печенья, и  Нор-
вуд вышел - так же тихо, как и вошел, притворив за собой дверь.
   Белл проводила взглядом выходящего из комнаты дворецкого, а затем по-
вернулась к Джону. Она как бы заново  увидела  его.  Он  выглядел  таким
привлекательным и стройным в костюме для верховой езды, а в  глазах  его
было такое откровенное восхищение и обожание, что у Белл перехватило ды-
хание. Но почему-то ей припомнились его слова, сказанные днем раньше.
   "Я совсем не тот мужчина, каким вам представляюсь".
   Правда ли это? Возможно ли, чтобы он ошибался в  самом  себе?  Ответы
казались Белл слишком очевидными. Она узнала их в те минуты, когда  Джон
читал стихи или крепко держал ее в объятиях, пока они  верхом  возвраща-
лись к дому. Надо только, чтобы кто-нибудь объяснил ему, какой он  слав-
ный и сильный. Смела ли Белл надеяться, что Джон нуждается в ней?
   Она пересекла комнату и остановилась прямо перед Джоном.
   - По-моему, вы очень хороший человек, - мягко произнесла она.
   Неудержимая волна нежности и страсти подхватила его,  сметая  барьеры
благоразумия, которыми он тщетно пытался отгородиться от Белл.
   - Нет, Белл. Прежде чем вы встали, чтобы позвонить, я как  раз  соби-
рался сказать... - Господи, как же ей объяснить? - Я хотел сказать...
   - Что, Джон? - невыносима ласково прервала она. - Что вы  хотели  мне
сказать?
   - Белл, я...
   - О поцелуе?
   В нем бушевала чувственная буря. Белл стояла перед ним, словно  пред-
лагая себя, и было просто невозможно прислушиваться к доводам рассудка.
   - О Господи, Белл, - простонал он, - вы не понимаете, что говорите.
   - Нет, понимаю. Я помню каждый миг нашего поцелуя у пруда.
   Взывая о Божьей помощи, Джон шагнул к ней. Не совладав  с  собой,  он
протянул руку и сжал ладонь Белл.
   - О Джон! - вздохнула она, глядя на его руку так, словно  та  была  в
силах исцелить любую боль.
   Выдержать такое преклонение и чистую веру он не смог.  Со  стоном,  в
котором смешались счастье и мука, он грубо привлек ее к  себе.  Их  губы
слились в жарком поцелуе, он упивался ею, как человек, долго  страдавший
от жажды. Он запустил пальцы в ее волосы, наслаждаясь их  нежным  шелко-
вистым прикосновением, а его губы с благоговением касались ее глаз,  но-
са, щек.
   Джон чувствовал, что начинает исцеляться. Черная пустота в его сердце
не исчезла, но стала съеживаться, уменьшаясь в размерах. Тяжесть не упа-
ла с его плеч, но в ней словно убавилось весу.
   Неужели она способна принести ему такой дар?  Неужели  ее  чистота  и
доброта в состоянии уничтожить мрачные тени в его душе? У Джона закружи-
лась голова, и он крепче прижал к себе Белл.
   Она вздохнула.
   - О, Джон, как хорошо!
   - Очень хорошо? - пробормотал он, касаясь губами уголка ее рта.
   - Очень, очень! - рассмеялась Белл, с жаром отвечая на его поцелуи.
   Губы Джона прошлись по ее щеке к уху, и он шутливо прикусил его  бар-
хатистую мочку.
   - У вас такие приятные ушки, - прошептал он, - как абрикосы.
   Белл отпрянула с недоуменной улыбкой на лице.
   - Абрикосы?
   - Я же говорил вам, что мне недостает поэтичности.
   - Я люблю абрикосы, - решительно возразила Белл.
   - Идите же сюда, - приказал он строгим голосом,  в  котором  сквозила
насмешка. Он сел на диван и усадил рядом Белл.
   - Как вам будет угодно, милорд. - Белл попыталась  изобразить  покор-
ность.
   - Что вы за сластолюбивая плутовка!
   - Сластолюбивая плутовка? Вот это уже совсем не поэтично.
   - Тише! - Верный своему принципу, Джон заставил ее замолчать  очеред-
ным поцелуем, откидываясь на подушки и привлекая Белл к себе. -  Говорил
ли я вам, - спросил он в краткий промежуток между поцелуями, - что вы  -
прекраснейшая из женщин, каких мне доводилось видеть?
   - Нет.
   - Ну так слушайте. А еще - самая умная, добрая, а еще... - рука Джона
скользнула вдоль тела Белл, охватила ее ягодицы и сжала их, -  а  еще  у
нее самое соблазнительное мягкое место, какое я когда-либо чувствовал.
   Белл отпрянула с видом оскорбленной невинности, но тут же рассмеялась
и прильнула к нему.
   - Никто еще не говорил мне, что целоваться так забавно.
   - Разумеется. Ваши родители опасались, что после этого  вы  броситесь
целоваться с кем угодно.
   Белл прикоснулась пальцами к его щеке, осторожно  провела  по  щетине
бакенбардов.
   - Нет, только с вами.
   Джон считал, что родители Белл вряд ли могут быть довольны поведением
дочери, но поскорее прогнал эту мысль, не желая нарушать очарование  мо-
мента.
   - Большинство людей, целуясь, не смеются. - Он по-мальчишески  усмех-
нулся и дернул ее за нос.
   Белл ответила ему таким же жестом.
   - В самом деле? Тем хуже для них.
   Джон прижал ее к себе так, словно мог удержать одной силой. Может, ее
доброта повлияет на него, омоет ему душу и... Он закрыл глаза: воображе-
ние заводило его слишком далеко.
   - Вы даже не представляете себе, какие чувства я сейчас испытываю,  -
пробормотал он, вдыхая аромат ее волос.
   Белл придвинулась поближе.
   - Нет, я знаю - это блаженство.
   - К сожалению, теперь в любую секунду могут принести заказанный  вами
чай, и вряд ли нам стоит делиться с прислугой нашим блаженством.
   - О Господи! - воскликнула Белл, мгновенно отскочив в другую  сторону
комнаты. - Как я выгляжу? Можно ли по моему виду понять,  что  я...  что
мы...
   - Я понял бы это с первого взгляда, - сообщил Джон, стараясь не обра-
щать внимания на боль неудовлетворенного желания, пульсирующую  во  всем
теле. - Но если вы пригладите волосы, думаю, никому, кроме меня, об этом
не догадаться.
   - Мы попали под дождь, - возразила Белл. - Норвуд решит,  что  именно
потому я такая растрепанная. - Несмотря на всю свою смелость, Белл  ока-
залась не готова к тому, чтобы дворецкий кузины  застал  ее  в  объятиях
Джона.
   - Садитесь же, - приказал Джон. - Мы будем беседовать,  как  рассуди-
тельные взрослые люди, и тогда Норвуд ничего не заподозрит.
   - Вы думаете?..
   - Просто сядьте на свое место, и к тому времени, как  дворецкий  вер-
нется сюда, мы успеем завязать вежливую беседу.
   - Я не смогу, - еле слышно прошептала Белл.
   - Почему же?
   Белл опустилась на стул и уставилась на носки туфель.
   - Потому, что каждый раз глядя на вас, я вспоминаю, как  вы  обнимали
меня.
   Сердце Джона глухо ударилось в груди. Он глубоко вздохнул,  борясь  с
растущим и мучительным желанием вскочить с дивана, схватить Белл и овла-
деть ею прямо здесь. К счастью, от необходимости отвечать на откровенное
замечание Белл его избавил негромкий стук в дверь.
   Вошел Норвуд, неся поднос с чайной посудой и  печеньем.  Поблагодарив
дворецкого, Белл стала разливать чай. Джон заметил, как у  нее  трясутся
руки. Он молча взял предложенную чашку и сделал глоток.
   Белл потягивала чай, досадуя, что дрожь в руках никак не утихает.  Не
то чтобы она стыдилась - она была просто потрясена собственными ощущени-
ями.
   - Пенни за ваши мысли, - вдруг предложил Джон.
   Белл взглянула на него поверх чашки и улыбнулась.
   - Они стоят гораздо дороже пенни.
   - Тогда как насчет фунта.
   Секунду Белл обдумывала, стоит ли признаваться Джону в своих  мыслях.
Но это размышление продолжалось всего секунду. Мать приучила ее к  сдер-
жанности.
   - Я размышляла, стоит ли пролить чай на вашу ногу немедленно или луч-
ше дождаться, когда он немного остынет.
   Джон вытянул раненую ногу и оценивающе оглядел  ее,  делая  вид,  что
всерьез обдумывает заявление Белл.
   Белл с коварной усмешкой взялась за чайник.
   - Если этот способ подействует, в медицине произойдет настоящий пере-
ворот. - Она склонилась над вытянутой ногой, и на секунду Джону  подума-
лось, что Белл действительно решила облить ее чаем. Но в  последний  мо-
мент она перехватила чайник другой рукой и поставила его на стол.
   - Дождь усиливается, - заметила она, выглянув в окно. - Вам  придется
повременить с отъездом домой.
   - Полагаю, мы найдем себе занятие.
   Одного взгляда в лицо Джона Белл хватило, чтобы  безошибочно  понять,
какое занятие он имеет в виду. Белл была бы не против, но  слишком  были
велики шансы, что Алекс или Эмма застанут их, а Белл меньше всего  хоте-
лось попадать в неловкое положение перед кузенами.
   - Пожалуй, - наконец произнесла она, - мы могли бы выбрать иное заня-
тие.
   Лицо Джона стало таким разочарованным, что Белл едва сдержала смех.
   - И чем же вы предлагаете заняться?
   Белл отставила чашку.
   - Может, потанцуем?

   Глава 7

   Джон медленно, словно во сне, опустил чашку на стол.
   - Белл, - наконец заговорил он, - вам следует знать: танцевать  я  не
умею.
   - Вздор. Танцевать умеют все. Надо только попробовать.
   - Белл, если это не шутка...
   - Разумеется, нет, - торопливо прервала она. - Я помню о том, что  вы
ранены в ногу, но, по-видимому, рана не мешает вам ходить.
   - Я научился передвигаться достаточно быстро, но, боюсь,  грации  мне
недостает. - Джон провел ладонью по ноге. Кошмарное видение самого себя,
неуклюже ковыляющего по полу, предстало перед его глазами. - Уверен,  мы
могли бы развлечься, не выставляя меня на посмешище. Кроме того,  у  нас
нет музыки.
   - М-да, это, и вправду, серьезный довод. - Белл обвела комнату взгля-
дом, пока ее глаза не остановились на пианино в углу. - Очевидно, у  нас
есть два выхода. Во-первых, я могла бы попросить Эмму спуститься и поиг-
рать нам, но она никогда не блистала музыкальными способностями.  Такого
аккомпанемента я не пожелала бы и злейшему врагу, - она лучисто  улыбну-
лась, - а тем более добрым друзьям.
   Эта улыбка поразила Джона в самое сердце.
   - Белл, - мягко возразил он, - аккомпанемент нам не поможет.
   - Узнать это наверняка можно, лишь предприняв попытку. - Белл  подня-
лась и оправила платье. - Итак, мы пришли к выводу, что Эмма за  пианино
- не лучшее из решений, и потому мне остается только петь.
   - А вы умеете?
   - Петь?
   Джон кивнул.
   - Вероятно, ничуть не хуже, чем вы танцевать.
   - В таком случае, миледи, мы окажемся в весьма затруднительном  поло-
жении.
   - Я пошутила. Конечно, я не оперная примадонна, но  изобразить  прос-
тенькую мелодию я в состоянии.
   Будь, что будет, подумал он, но сегодня она принадлежит ему, и  пусть
это станет подарком судьбы.  Джон  поднялся,  решившись  вкусить  сомни-
тельных райских благ.
   - Надеюсь, у вас хватит такта не морщиться, если я  наступлю  вам  на
ногу.
   - Не беспокойтесь, милорд, я постараюсь не морщиться  и  не  вскрики-
вать. - Повинуясь порыву, она быстро приподнялась на носках и поцеловала
Джона в щеку, прошептав: - Я довольно твердо держусь на ногах.
   - Ради вашего блага я надеюсь на это.
   - Итак, какие же танцы вы знаете?
   - Никаких.
   - Никаких? Чем же вы занимались в Лондоне?
   - Я никогда не посещал балов.
   - Ах вот как... - Белл прикусила нижнюю губу. - Значит, предстоит за-
дача потруднее, чем я предполагала. Но не тревожьтесь: уверена, вы с ней
справитесь.
   - Полагаю, уместнее было бы спросить, справитесь ли с  такой  задачей
вы.
   - Несомненно! - с беспечной улыбкой отозвалась Белл. - Можете мне по-
верить! Пожалуй, мы начнем с вальса - все другие танцы были  бы  слишком
замысловаты и быстры для вашей ноги. А может,  я  и  ошибаюсь.  Вы  сами
только что признались, что способны передвигаться довольно быстро.
   Джон подавил усмешку.
   - Вальс будет в самый раз. Только объясните, что я должен делать.
   - Положите руку вот сюда - так, как я показываю. - Белл взяла его ру-
ку и положила на свою тонкую талию. - А я положу руку вам на плечо - ви-
дите? М-да, а вы весьма высоки ростом.
   - Это комплимент?
   - Разумеется! Хотя будь вы чуть пониже, я бы не возражала.
   - Как отрадно знать об этом!
   - Вы решили поддразнить меня?
   - Самую чуточку.
   Белл бросила на него насмешливый взгляд.
   - Ладно, "самую чуточку" насмешек мне не повредит,  но  не  вздумайте
зайти слишком далеко! Я чрезвычайно обидчива.
   - Постараюсь сдерживаться.
   - Благодарю вас.
   - Хотя временами это удается мне с трудом.
   Белл шутливо шлепнула его по груди и возобновила урок танцев.
   - Перестаньте! А вторую мою руку возьмите вот так. Чудесно! Итак,  мы
приняли необходимую позу.
   - В самом деле? - Джон с сомнением смерил расстояние между ними. - Вы
стоите слишком далеко.
   - Уверяю вас, так и должно быть. Я проделывала это тысячу раз.
   - Между нами вполне может поместиться кто-нибудь еще.
   - Не понимаю, зачем нам нужен третий.
   Джон крепко обнял Белл за талию и привлек ее к себе -  так,  что  она
ощутила его тепло.
   - Вот так лучше? - шепотом спросил он.
   У Белл перехватило дыхание. Джон стоял всего на расстоянии  дюйма  от
нее, и от его близости сердце Белл лихорадочно заколотилось.
   - Нас никогда не пустят ни на один респектабельный бал, - строго  за-
метила она.
   - Я предпочитаю танцевать в уединении. - Джон склонился  и  осторожно
коснулся ее губ.
   Белл беспокойно отстранилась. Она наслаждалась поцелуями, но не могла
избавиться от ощущения, что вскоре будет не в состоянии справиться с со-
бой. Испытывая острое сожаление, она шагнула  назад,  вновь  восстановив
между ними благопристойное расстояние.
   - Я не сумею научить вас вальсировать, если мы с самого начала  будем
стоять неправильно, - поучала она Джона. - В вальсе  счет  идет  на  три
четверти. Большинство других танцев имеют более распространенный размер.
   - Распространенный размер?
   - Четыре четверти. Вальсы идут на счет "раздва-три,  раз-два-три",  а
распространенный танцевальный размер - "раз-два-три-четыре".
   - Пожалуй, я уяснил разницу.
   Белл строго взглянула на него. Вокруг глаз Джона собрались  крохотные
лучики насмешливых морщинок. Поджав губы, Белл попыталась сдержать улыб-
ку.
   - Отлично. Вальс может звучать вот так, - и она еле слышно запела ме-
лодию, пользовавшуюся шумным успехом во  время  прошлогоднего  сезона  в
Лондоне.
   - Я ничего не слышу. - Джон вновь притянул ее ближе.
   Белл высвободилась, пытаясь сохранить прежнюю дистанцию.
   - Я спою погромче.
   Рука Джона сжалась на ее талии.
   - Все равно ничего не слышу.
   - Неправда, слышите. Прекратите эти игры, иначе у нас никогда не вый-
дет урока танцев.
   - Я бы предпочел урок поцелуев.
   Белл густо покраснела.
   - Такой урок у нас сегодня уже был, к тому же каждую минуту сюда  мо-
жет войти Эмма или Алекс. Вернемся к делу. Сначала я поведу вас,  а  по-
том, как только вы приноровитесь, вести будете вы. Вы готовы?
   - Я всегда к вашим услугам.
   - Тогда начнем. Раз-два-три, раз-дватри... - Слегка надавив на  плечо
Джона, она начала медленно поворачиваться в такт мелодии. И чуть не упа-
ла, споткнувшись о его ногу.
   Джон ребячливо улыбнулся.
   - Вообразите себе мое удовольствие от того, что вы  споткнулись  пер-
вой!
   Белл ответила ему капризным взглядом.
   - Я не привыкла вести в танце. И потом,  это  не  по-джентльменски  -
указывать на мою неловкость.
   - Упаси Бог! Я был только рад вовремя подхватить вас.
   - Да уж, за это я могу поручиться, - пробормотала Белл.
   - Не желаете ли попробовать еще раз?
   Белл кивнула и вновь положила руку ему на плечо.
   - Постойте! По-моему, нам надо поменяться ролями, - она опустила руку
на талию Джона. - Положите ладонь мне на плечо. Теперь сделаем вид,  что
я - мужчина.
   Джон скользнул взглядом по соблазнительной округлости ее груди.
   - Эта задача мне не под силу, - пробормотал он.
   К счастью для нее, Белл не заметила его нескромного взгляда, ибо в ее
душе уже царила сумятица чувств.
   - Вот теперь, - в блаженном неведении заявила она, - будь я мужчиной,
а вы - женщиной, я слегка подтолкнула бы вас, и мы  закружились  бы  вот
так, - она запела мелодию вальса, и пара сделала несколько туров по гос-
тиной. Неожиданно для Джона его больная нога задвигалась с  удивительной
легкостью. - Великолепно! - торжествующе  воскликнула  Белл.  -  Замеча-
тельно!
   - Не спорю, - согласился Джон, упиваясь прикосновением к Белл. -  Как
вы думаете, не стоит ли мне немного побыть в роли мужчины?
   Белл переместила руку на его плечо, и  взгляды  их  встретились.  Она
приоткрыла рот, чтобы заговорить, но внезапно в горле у  нее  пересохло.
Не в силах ответить, Белл кивнула.
   - Отлично. Я предпочитаю такой вариант, - Джон обнял ее  за  талию  и
притянул к себе. На этот раз Белл не протестовала,  охваченная  жаром  и
возбуждением. - У меня правильно получается? - негромко спросил он, ведя
ее в танце
   - Кажется, да.
   - Вам только кажется?
   Белл с усилием вернулась к реальности.
   - Разумеется, нет, я знаю это наверняка. Вы  отличный  танцор.  Вы  и
вправду вальсируете впервые?
   - Откровенно говоря, мне приходилось быть партнером сестер, когда  те
учились танцевать.
   - Я так и думала, что вы не новичок в этом деле.
   - Тогда мне было всего девять лет.
   - В девять лет я даже не знала, что такое вальс.
   Джон пожал плечами.
   - В нашем доме придерживались передовых взглядов.
   Кружась по гостиной, Джон размышлял, не ведет ли он битву, в  которой
поражение известно заранее. Он продолжал повторять себе, что ему следует
держаться подальше от Белл, но вся его решимость теряла силу при виде ее
сияющей улыбки. Джон знал, что не может жениться на ней:  поступить  так
значило лишь принести боль женщине, которую ему хотелось лелеять и защи-
щать.
   Но он пообещал подарить себе этот день. Всего несколько часов счастья
без воспоминаний об Ане.
   - Нам придется поддерживать беседу, - вдруг произнесла Белл.
   - Вот как?
   - Да. Иначе окружающие сочтут, что мы недолюбливаем друг друга.
   - Но здесь совершенно некому высказать свое мнение, - напомнил Джон.
   - Знаю, но, в конце концов, я учу вас  вальсировать,  а  вальсы  чаще
всего танцуют не в уединенных гостиных, а в бальных залах.
   - Какая досада!
   Белл пропустила его замечание мимо ушей.
   - Вот почему вы должны научиться беседовать во время танца.
   - Неужели это трудно?
   - Бывает и так. Некоторым мужчинам требуется  вести  в  вальсе  счет,
чтобы не сбиться с темпа, и знаете ли, неудобно поддерживать разговор  с
партнером, который говорит лишь "раз-два-три".
   - Ну что же, тогда приступим к беседе.
   - Отлично, - она улыбнулась. - В последнее время вы не писали стихи?
   - Вы нашли удачный предлог, чтобы спросить об  этом,  -  упрекнул  ее
Джон.
   - Может, вы правы, а может, и нет.
   - Белл, я уже говорил вам: я не поэт.
   - Я вам не верю.
   Джон застонал и в раздражении сбился с шага.
   - Я непременно напишу вам стихотворение, - наконец пообещал он.
   - Превосходно! - порадовалась Белл. - Не могу дождаться, когда услышу
его!
   - На вашем месте я не ожидал бы шедевра.
   - Вздор! - Белл положительно сияла от восторга. - Я просто сгораю  от
нетерпения.
   - Что такое? - произнес вдруг голос за ее спиной. - В моем доме  тан-
цы, а я не приглашена?
   Джон и Белл обернулись на полушаге и увидели вошедшую в гостиную  Эм-
му.
   - Я учила Джона танцевать вальс, - объяснила Белл.
   - Без аккомпанемента?
   - Я подумала, что не стоит усаживать тебя за пианино.
   Эмма сделала гримаску.
   - Мудрая мысль, - она повернулась к Джону. - Я еще не встречала нико-
го, кто в музицировании уступал бы мне, в том числе и  среди  обитателей
наших конюшен.
   - Так мне и объяснили.
   - Ну и как вам понравился урок, Джон?
   - Он был на редкость хорош. Белл превосходно танцует.
   - И я так думаю. Разумеется, сама я с ней никогда не танцевала. - Эм-
ма прошла к креслу и села. - Вы не возражаете,  если  я  присоединюсь  к
вам? Я взяла на себя смелость попросить Норвуда принести еще чаю. Увере-
на, ваш уже безнадежно остыл.
   - Мы никоим образом не против, - учтиво ответил Джон. - В конце  кон-
цов, хозяйка в этом доме вы.
   Эмма понимающе улыбнулась, заметив, что Джон и Белл все еще стоят, не
размыкая объятий.
   - Надеюсь, мое присутствие не отвлечет вас от танца, -  с  понимающей
усмешкой заметила она.
   Пара немедленно обменялась смущенными извинениями, распалась, и  Белл
уселась на диван. Джон забормотал что-то о возвращении  домой,  но  Эмма
наотрез отказалась даже слушать его:
   - Ни в коем случае!
   Белл подозрительно взглянула на кузину и сразу поняла: Эмма сочла  ее
и Джона на редкость удачной парой.
   - На дворе ливень, - поспешно объяснила Эмма. -  Подождите  хотя  бы,
пока он утихнет.
   Джон не стал говорить, что дождь как раз утихает, а если он задержит-
ся в гостях еще немного, вновь разразится гроза. Он с  улыбкой  располо-
жился напротив женщин в элегантном, но чертовски неудобном кресле.
   - Если вы просидите на этом орудии пытки более пяти минут, -  заявила
Эмма, - то встанете завтра с жуткой болью в пояснице. Я бы давно избави-
лась от этого кресла, если бы матушка Алекса не заверила меня,  что  ему
цены нет. Почему бы вам не пересесть на диван, поближе к Белл?
   - Благодарю вас, герцогиня, - учтиво произнес Джон, удобно  устраива-
ясь рядом с Белл.
   Эмма вспыхнула, услышав оттенок насмешки в его голосе.
   - Странно, - протянула она вслух, - почему до  сих  пор  не  принесли
чай? Я схожу и потороплю дворецкого. - С  поразительной  быстротой  Эмма
поднялась и вышла из гостиной.
   Джон и Белл переглянулись, и Белл покраснела до корней золотистых во-
лос.
   - Ваша кузина недостаточно тактична, - сухо заметил Джон.
   - Вы правы.
   - Я не вполне понял, куда она отправилась. Вероятно, она  натолкнется
на горничную с подносом в двух шагах от гостиной.
   Белл робко припомнила, как она и сестра Алекса Софи ухитрялись  оста-
вить Эмму наедине с ее будущим мужем на целых пять минут - под предлогом
осмотра несуществующих клавикордов.
   - Полагаю, она что-то заподозрила.
   - Как бы мне хотелось вновь заключить вас в объятия, но вот-вот  вер-
нется ваша кузина с чаем.
   - О, об этом не беспокойтесь, - улыбнулась Белл. - Она найдет  способ
предупредить нас о своем возвращении. Она весьма изобретательна.
   Словно по заказу, по другую сторону закрытой двери раздался вопль Эм-
мы.
   - Какой сюрприз!
   Белл нахмурилась.
   - Я надеялась, она расщедрится и предоставит нам чуть больше времени.
   Дверь открылась.
   - Посмотрите, кого я встретила в холле, - объявила Эмма, вводя за ру-
ку Алекса. - Я и не ожидала увидеть его дома так рано.
   - Ее тщательно продуманные планы провалил излишне заботливый  муж,  -
пробормотал себе под нос Джон, поднимаясь с дивана.
   Подавив смешок, Белл произнесла:
   - Как приятно видеть тебя, Алекс!
   - Я выезжал осмотреть поля, - отозвался он, не  вполне  понимая,  что
здесь происходит.
   - Тем не менее просто замечательно, что ты вернулся. - В голосе  Эммы
явно не хватало искренности.
   - А вы уже выяснили, что стряслось с чаем? - поинтересовался Джон.
   - С каким чаем? Ах да, с чаем! Нет, не успела.
   - Гм...
   Эмма вздрогнула, когда Норвуд кашлянул прямо у нее за спиной.
   - Чай, ваша светлость.
   - О, благодарю, Норвуд. Поставьте вот сюда, на стол.
   - Проездив весь день под дождем, недурно выпить горячего чаю, -  при-
ятно заулыбался Алекс. - Хотя дождь от этого вряд ли прекратится.
   Белл не знала наверняка, но ей показалось, что Эмма застонала.
   Эмма наполнила чашку Алекса. Отпив большой глоток, он сообщил:
   - Завтра возле деревни начнется ярмарка. Я видел, как там полным  хо-
дом идут приготовления.
   - В самом деле? - просияв, отозвалась Эмма. - Обожаю ярмарки! Мы пое-
дем?
   - Не знаю, стоит ли, - нахмурившись, проговорил Алекс. -  Мне  бы  не
хотелось, чтобы тебя затолкали в толпе.
   Это замечание Эмма встретила бунтарским взглядом.
   - О, не будь таким занудой! - выпалила она. - Не могу же я вечно  си-
деть взаперти.
   - Хорошо, мы поедем, но ты должна пообещать, что будешь осторожна.  -
Алекс повернулся к Джону и Белл, которые с улыбками слушали беседу  суп-
ругов. - А вы не хотите присоединиться к нам?
   Вежливый отказ чуть было по привычке не слетел с языка Джона, но  пе-
ред его глазами встал образ Белл в его объятиях. Они танцевали, ее глаза
светились счастьем. Его сердце переполнялось нежностью и томлением. Воз-
можно, ему еще суждено изведать радости жизни, а пять лет ада были  дос-
таточной платой за его грехи.
   Он повернулся к Белл, вздернув подбородок,  она  согласно  улыбнулась
ему.
   - Разумеется, - отозвался он. - Я заеду после ленча, и мы  отправимся
на ярмарку вместе.
   - Замечательно. - Алекс еще раз глотнул чаю и выглянул в окно, за ко-
торым угрожающе темнело небо. - Не хочу показаться бестактным,  Блэквуд,
но на твоем месте я отправился бы домой немедленно, пока дождь утих. По-
хоже, вскоре вновь разразится ливень.
   - Именно так я и собирался поступить. - Джон  поднялся  и  поклонился
дамам.
   Конечно, Белл было жаль, что он уезжает, но ее немного утешил и поза-
бавил вид Эммы, раздраженно бросившейся в кресло после того, как муж не-
вольно погубил ее хитроумные планы.
   Прибыв домой, Джон обнаружил, что его ждет еще одна записка.
   "Я в Оксфордшире".
   Джон покачал головой.  Ему  следовало  разыскать  прежних  владельцев
Блетчфорд-Мэнора. Эти люди показались ему немного "не в себе"  -  только
их друзья могли отправлять столь нелепые записки.
   У него и мысли не мелькнуло, что записка может иметь какую-то связь с
выстрелом в лесу.
   Этим вечером, прежде чем подняться в спальню, Джон налил себе  стакан
бренди, сделал глоток, но тут же отставил стакан. Бренди ничего не могло
добавить к тому, что он ощущал.
   Неужели это и есть счастье? Это чувство отсутствовало в его жизни так
долго, что теперь Джон не мог узнать его.
   Умиротворенный, он забрался в постель, надеясь, что снов  сегодня  не
будет.
   Он был в Испании. День выдался жарким, но его  спутники  пребывали  в
хорошем расположении духа: за последнюю неделю не  произошло  ни  одного
сражения.
   Он сидел за столом в таверне, перед ним стояла только что  опустошен-
ная тарелка.
   Но что это за странный приглушенный стук доносится сверху?
   Он еще раз наполнил стакан. Стук повторился.
   "Это злачное место". Джон протер глаза. Чьи это слова?
   Еще один стук. И крик.
   Он медленно зашагал к лестнице. Что могло случиться? Он  стал  подни-
маться на второй этаж, прислушиваясь к непонятному шуму.
   И вдруг он отчетливо услышал крик - громкий и отчаянный.
   - Не-е-ет!
   Голос Аны.
   Он выбил дверь, сорвав ее с петель.
   - О Господи, нет! - воскликнул он, оказавшись  в  комнате.  Тоненькую
фигурку Аны почти полностью скрывало из виду тело полураздетого  Спенсе-
ра.
   Но ее плач разносился по всей комнате.
   - Нет, нет, прошу вас, не надо!
   Джон не стал терять времени. Обезумев, он оттащил Спенсера от девушки
и притиснул его к стене.
   Обернувшись, он взглянул на Ану. Но что случилось с ее волосами?  Они
посветлели.
   Это была Белл - в разорванной одежде, исцарапанная, вся в синяках.
   - О Господи, только не это! - крик вырвался, казалось, из самой  души
Джона.
   Он вновь повернулся к мужчине, стоящему лицом к стене, и сжал рукоят-
ку пистолета.
   - Посмотри на меня. Спенсер, - приказал он.
   Мужчина повернулся - это был не Спенсер. Джон обнаружил, что он смот-
рит на самого себя.
   - Нет, Господи, нет! - выдохнул он, отшатываясь к постели. -  Это  не
я! Я не мог этого сделать!
   Второй Джон рассмеялся скрежешущим смехом маньяка.
   - Нет, это не я. Я не мог. О Белл! - Он взглянул на постель,  но  она
исчезла. - Белл, нет!
   Джон проснулся от собственного вопля. Задыхаясь, он стал кататься  по
постели, сотрясаясь от безмолвных рыданий.

   Глава 8

   Белл улеглась в постель, листая сборник  стихов  Вордсворта,  которые
так и не удосужилась почитать сегодня днем. Строчки  расплывались.  Белл
придвинулась к ночному столику и зажгла вторую  свечу.  Едва  она  вновь
устроилась поудобнее, подложив под спину подушку, раздался стук в дверь.
   - Войдите.
   Эмма ворвалась в комнату. Ее фиалковые глаза пылали от возбуждения.
   - Софи родила! - выпалила она. - На  три  недели  раньше  срока!  По-
сыльный только что привез письмо от ее мужа.
   - Замечательно, - отозвалась Белл. - Правда?
   - Конечно! Вообще-то жаль, что ребенок появился так рано, но три  не-
дели - небольшой срок, к тому же Оливер пишет, что Софи могла  ошибиться
в подсчетах.
   - Значит, завтра утром вы с Алексом уезжаете?
   - Разумеется, как только встанем. Я  хотела  выехать  немедленно,  но
Алекс отказался наотрез.
   - Ты же понимаешь, он прав. Ночью дороги слишком опасны.
   - Знаю, - с разочарованным видом отозвалась Эмма. - Но я хотела  пре-
дупредить тебя сегодня - на случай, если ты пожелаешь сопровождать  нас.
А если нет, ты должна знать наши планы, чтобы не  пришлось  будить  тебя
утром.
   - Пожалуй, я не поеду с вами, - неторопливо  начала  Белл,  тщательно
обдумывая каждое слово. Она предвкушала поездку на ярмарку весь вечер, и
ей не хотелось отменять встречу с Джоном. Особенно теперь, когда они ос-
танутся одни. - По-моему, Софи будет совсем не рада полному дому гостей.
Я навещу ее и ребенка, когда тот немного подрастет.
   - Хорошо, тогда я передам ей твои поздравления. - Эмма нахмурилась. -
Хотя не знаю, стоит ли оставлять тебя здесь в одиночестве. Пожалуй,  это
неприлично.
   - В одиночестве? - недоверчиво переспросила Белл. - Да ведь  со  мной
сотня слуг!
   - Ну, не совсем сотня, - поправила Эмма. - И потом, я  обещала  твоей
матери быть хорошей компаньонкой.
   - Не могу понять, что за безумие поразило маму, когда она сочла  тебя
подходящей компаньонкой.
   - Ты же знаешь, каков свет, - вздохнула Эмма. - Но если ты  считаешь,
что скандал не разразится...
   - Я уверена в этом. В конце концов, здесь не Лондон. Сомневаюсь,  что
кто-нибудь вообще узнает о моем одиночестве.
   - Ну, хорошо, - согласилась Эмма. - Только не  приглашай  сюда  Джона
Блэквуда. Я не хочу, чтобы поползли слухи о том, что вы проводите  время
вдвоем.
   Белл фыркнула.
   - Какой крутой поворот - и это после всех твоих  сегодняшних  ухищре-
ний!
   - Это совсем другое дело, - попробовала оправдаться Эмма, тем не  ме-
нее краснея. - Только не говори мне, что мои  так  называемые  ухищрения
пришлись тебе не по душе. Я же видела, как ты смотришь на него.
   Белл вздохнула и заворочалась под одеялами.
   - Я и не собираюсь отрицать.
   Чрезвычайно заинтересованная, Эмма склонилась к ней.
   - Так ты влюблена в него?
   - Не знаю. Как об этом можно судить?
   Эмма на минуту задумалась, прежде чем ответить.
   - Это просто чувствуешь. Все зависит от самого человека. Поэты  пишут
о любви с первого взгляда, но вряд ли это правда.
   Белл задумчиво улыбнулась.
   - Полагаю, такое случается лишь в сентиментальных романах.
   - Да. - Эмма выпрямилась. - Ладно, мне пора спать.  Завтра  мы  хотим
выехать пораньше.
   - Удачной поездки, - пожелала Белл.
   - Спасибо. Да, и извинись, пожалуйста, перед лордом Блэквудом за  то,
что мы не сможем побывать на ярмарке вместе с вами. Хотя,  полагаю,  без
нас вам будет лучше.
   - Несомненно.
   Эмма сделала гримаску.
   - Только потом не приглашай его заехать сюда. И в любом  случае  тебе
нельзя бывать в Беллами-Парке одной.
   - По-моему, это поместье называется иначе.
   - Как?
   Белл вздохнула.
   - Не могу припомнить. Как-то на букву "Б".
   - Ладно, как бы оно ни называлось, тебе там  лучше  не  бывать.  Твоя
мать снимет с меня голову, если узнает об этом.
   Белл кивнула и, когда Эмма вышла из комнаты, задула обе свечи.
   На следующий день, вскоре после полудня, Джон направился к Уэстонбер-
ту, в сотый раз напоминая себе, что пора положить конец  влюбленности  в
Белл. Отталкивать ее становилось все труднее. Казалось, она  безгранично
доверяет ему, и Джон почти уверовал, что он заслуживает такого счастья.
   Но сны обладали поразительной способностью запоминаться,  и  Джон  не
мог отогнать от себя видения ночного кошмара.
   Он не мог быть с ней - сейчас он понимал это  лучше,  чем  когда-либо
прежде. Сегодня же он объяснится. Джон поклялся самому себе, что  выпол-
нит эту задачу, какой бы мучительной она ни была. Он сделает это... пос-
ле ярмарки. Еще один день блаженства никому не повредит.
   Ему потребовалось всего пятнадцать минут, чтобы верхом  добраться  до
Уэстонберта. Джон оставил своего могучего жеребца в конюшне, поднялся на
крыльцо и поднял руку, чтобы постучать в дверь.
   Норвуд открыл дверь прежде, чем Джон коснулся молотка.
   - Добрый день, милорд, - приветствовал он гостя. - Леди Арабелла ждет
вас в желтой гостиной.
   - Нет, уже не жду, - вмешалась Белл, выходя в холл.  -  Здравствуйте,
Джон. Знаю, мне полагалось дождаться вас в гостиной, но я потеряла  тер-
пение. Вы представить себе не можете, что произошло.
   - Боюсь даже гадать.
   - Алекс и Эмма спешно уехали из дома, еще на рассвете. У сестры Алек-
са родился ребенок.
   - Примите мои поздравления, - машинально произнес Джон. - Значит, по-
ездка отменяется?
   - Разумеется, нет! - Неужели он не заметил,  что  она  успела  перео-
деться в лучшую из своих амазонок? - Не вижу причин, почему  бы  нам  не
поехать на ярмарку вдвоем.
   Джон улыбнулся ее бесхитростным словам, но втайне подумал, что  всту-
пает на зыбкую почву.
   - Как вам угодно, миледи.
   Пара отправилась в путь  в  дружеском  молчании,  наслаждаясь  теплым
осенним ветром. До ярмарки было ближе от дома Джона, чем от Уэстонберта,
и потому они пересекли границу двух поместий. Когда они  проезжали  мимо
Блетчфорд-Мэнора, Джон, глядя на свой величественный старинный  дом,  по
привычке заметил:
   - Проклятие, когда же я соберусь переименовать поместье!
   - Совершенно согласна с вами, - подхватила Белл. - При слове  "Бримс-
тоун-парк", на ум почему-то приходит адское пламя и тому подобное.
   Джон бросил в ее сторону странный взгляд.
   - Поместье называется иначе.
   - В самом деле? Да, конечно, знаю. - Белл слабо улыбнулась. -  Но  не
припомню, что это за название?
   - Блетчфорд-Мэнор, - поморщившись, сказал Джон.
   - Боже милостивый, это еще хуже. По крайней мере  мне  представлялось
нечто более приличное. А это "блетч" созвучно слову  "клещ"  и  вызывает
еще более неприятные видения, чем адское пламя.
   - Поверьте, мне хорошо известны все неприятные оттенки нынешнего наз-
вания.
   - Не беспокойтесь, мы что-нибудь придумаем, - Белл утешающе похлопала
Джона по руке. - Дайте только время. У меня неплохо получается  выбирать
названия.
   Наконец они достигли ярмарки, и внимание Белл мгновенно отвлек  акро-
бат на ходулях, выступающий всего в нескольких ярдах от них.  Вскоре  их
закружило бесшабашное ярмарочное веселье.
   - Меня всегда изумляет их ловкость, - заметила  Белл,  останавливаясь
перед пестро одетым жонглером.
   - Полагаю, в их деле главное - вовремя подбрасывать шарики в воздух.
   Белл ткнула его локтем в бок.
   - Не будьте таким занудой! Вы способны лишить волшебства любое зрели-
ще... О, взгляните на эти ленты! - Выпустив руку Джона, она поспешила  к
продавцу лент и оглядела его товар. К тому времени, как Джон догнал  ее,
Белл уже держала в руке две ленты, сравнивая их. -  Которую  из  них  вы
предпочли бы, Джон? Эту? - она приложила к волосам розовую ленту. -  Или
вот эту? - Белл заменила розовую ленту красной.
   Скрестив руки, Джон сделал вид, что всерьез обдумывает вопрос,  потом
потянулся и взял с прилавка ярко-синюю ленту.
   - Я предпочитаю вот эту - под цвет ваших глаз.
   Белл взглянула на него, уловила теплую ласку  его  глаз  и  буквально
растаяла.
   - Тогда я беру ее, - произнесла она.
   Они стояли, словно прикованные к месту  взглядами  друг  друга,  пока
торговец не нарушил очарования момента громким покашливанием. Белл отве-
ла взгляд от Джона и потянулась к ридикюлю, но, прежде чем она  вытащила
монету, Джон уже заплатил за ленту и вложил ее в руки Белл.
   - Это подарок, миледи, - склонившись, он поцеловал ей руку.
   Белл ощутила, как тепло этого поцелуя проникает ей душу.
   - Я буду хранить его вечно...
   Момент был захватывающим.
   - Вы проголодались? - вдруг спросил Джон, отчаянно  стремясь  вернуть
разговор к более приземленным материям.
   - Я умираю с голоду.
   Джон повел ее к прилавкам с едой, где они купили пирожков со шпинатом
и тартинок с малиновым вареньем. С тарелками в руках  они  выбрались  из
шумной толпы на край ярмарочной площади. Джон расстелил свой  сюртук  на
земле, они уселись и набросились на еду.
   - Вы обещали мне стихи, - напомнила Белл, надкусывая пирожок.
   Джон вздохнул.
   - Да, обещал.
   - Значит, вы даже не пытались их написать? - упрекнула Белл.
   - Конечно, пытался, но так и не сумел довести дело до конца.
   - Тогда прочитайте хотя бы начало.
   - Не знаю, стоит ли, - замялся Джон. - Настоящий поэт не должен выно-
сить незавершенное творение на суд читателей...
   - Ну пожалуйста! - умоляюще протянула Белл голоском  пятилетней  дев-
чушки.
   Джон не смог устоять против такой мольбы.
   - Ну, хорошо. Как вам понравится вот это?
   Она ступает, красотой подобна ночи
   Безоблачных высот и звезд на небесах,
   И все, что свято в мире и порочно,
   Сольется в ее стати и глазах.
   - О Джон! - с чувством выдохнула Белл. -
   Это прелестно! Какая красота!
   - Настоящая красота - это вы.
   - Благодарю, - машинально отозвалась
   Белл. - Но быть красивой не так важно, как чувствовать красоту -  вот
почему ваши стихи так глубоко тронули меня.  Они  такие...  романтичные!
Это было... постойте-ка, - она села и свела брови в раздумье.
   Джон сосредоточил внимание на пирожке со шпинатом.
   - Я где-то уже слышала эти стихи, - продолжала Белл. - Да, да -  даже
читала. Совсем недавно.
   - Не знаю, как такое могло быть, - пробормотал Джон, прекрасно  пони-
мая, что пропал.
   - Это же лорд Байрон! Неужели вы и впрямь решились выдать стихи лорда
Байрона за свои собственные?
   - Вы загнали меня в угол.
   - Понимаю, но это не оправдание для плагиата. А я-то думала,  что  вы
сочинили эти чудесные строки для меня! Как вы меня разочаровали!
   - Да я и сам разочарован, - пробормотал Джон. - Мне  и  в  голову  не
приходило, что вы это читали. Поэма была опубликована всего год назад.
   - Я попросила брата купить эту книгу. В дамских книжных лавках  лорда
Байрона не продают, считая его стихи слишком пикантными.
   - А вы слишком начитаны, - проворчал Джон, ложась и опираясь на  лок-
ти. - Если бы вы покупали то, что продают в дамских книжных лавках, я не
оказался бы в дурацком положении.
   - А я об этом ни капельки не жалею, - запальчиво возразила Белл. -  И
мне непонятно, почему я не могу читать книги, о которых  перешептывается
весь свет, только потому, что я еще не замужем.
   - Так выходите замуж, - шутливо предложил он, - и тогда сможете  пос-
тупать, как пожелаете.
   Белл подалась вперед, лукаво блеснув глазами.
   - Лорд Блэквуд, надеюсь, это не предложение?
   Джон побледнел.
   - Вот теперь вы окончательно загнали меня в угол.
   Белл выпрямилась, стараясь скрыть разочарование. Она не понимала, что
заставило ее пойти на такую дерзость, и,  разумеется,  не  представляла,
что ответит на это Джон. Но его полушутливое обвинение оказалось  совсем
не тем, чего ожидала Белл.
   - И все-таки вам следует написать стихи, - наконец заявила она, наде-
ясь, что притворно веселый тон скроет ее огорчение.
   Джон сделал вид, что серьезно обдумывает эту мысль.
   - Как насчет вот таких? - озорно улыбнулся он.
   Ничто не вызовет во мне такого утоленья,
   Как леди, что измазана малиновым вареньем.
   Белл сделала гримаску.
   - Отвратительно!
   - Вот как? А я считал свое произведение таким романтичным - тем более
что вы действительно перепачкались малиновым вареньем.
   - Неправда!
   - Нет, правда. Вот здесь, - Джон протянул руку и  легко  коснулся  ее
губ, но вдруг отдернул руку так поспешно, словно обжегся.  Он  подступил
слишком близко к искушению, а ведь Белл всего-навсего сидела рядом с ним
на импровизированном пикнике.
   Белл поднесла руку к губам, которых только что коснулся  Джон,  и  по
всему ее телу прокатилась горячая волна. Белл растерянно  посмотрела  на
Джона, мысли ее путались под его жгучим, завораживающим взглядом.
   - Понимаете... вокруг слишком много народу, милорд, - с запинкой про-
изнесла она.
   Джон понял, что она волнуется - иначе она обратилась  бы  к  нему  по
имени, и что причина этого волнения - его слишком откровенный взгляд. Он
отодвинулся и отвел глаза. Сделав несколько глубоких вздохов, Джон пожа-
лел, что не может прогнать это горячечное наваждение. Со страшной  силой
его тянуло к этой соблазнительно-прекрасной женщине.
   Джонеле слышно выругался. Это и впрямь  было  настоящее  безумие.  Он
влюбился в женщину, На будущее с которой не мог надеяться.
   - Джон, что случилось? - тихо спросила Белл. - Вы  так  долго  молчи-
те...
   Он вскинул голову и заметил беспокойство в ее глазах.
   - Задумался, только и всего.
   - О чем?
   - О вас, - решительно заявил он.
   - Надеюсь, ваши мысли не были дурными, - заметила  Белл,  обеспокоив-
шись еще сильнее от такого тона.
   Джон встал и предложил ей руку.
   - Пойдемте прогуляемся по лесу, пока солнце еще не зашло. Лошадей  мы
поведем за собой.
   Белл безмолвно поднялась и последовала - за Джоном туда, где они  ос-
тавили лошадей. Медленно они двинулись пешком через лес, к Уэстонберту и
Блетчфорд-Мэнору. Лошади послушно брели следом. Изредка они останавлива-
лись, напуганные лесными шорохами.
   Довольно долго они шли молча, наконец Джон остановился.
   - Белл, нам надо поговорить.
   - В самом деле?
   - Да. То, что... - Джон с трудом подыскивал нужные слова, но в  конце
концов решил высказаться напрямик: - Тому, что  происходит  между  нами,
надо положить конец.
   Сердце Белл горестно заныло в предощущении потери.
   - Но почему? - тихо спросила она.
   Он отвернулся, не в силах взглянуть ей в глаза.
   - Так больше не может продолжаться. Вы сами должны понять.
   - Нет! - резко возразила она, чувствуя, что рушатся все ее надежды. -
Нет, я ничего не понимаю.
   - Белл, у меня нет состояния, я жалкий калека, едва добившийся  титу-
ла.
   - Но зачем вы говорите об этом? Все это для меня ничего не значит.
   - Белл, вам может принадлежать любой мужчина в мире.
   - Но мне нужны вы.
   Ее страстные слова потрясли Джона, и лишь через  несколько  минут  он
нашелся с ответом.
   - Я поступаю так для вашего же блага.
   Белл отшатнулась, как от удара, охваченная болью и яростью.
   - Как вы смеете решать за меня... - едва сдерживаясь, выговорила она.
   - Белл, ваши родители никогда не позволят вам выйти замуж  за  такого
человека, как я.
   - В" не знакомы с моими родителями. Откуда вам знать, как они  посту-
пят?
   - Белл, вы же дочь графа.
   - Вы тоже сын графа, так что я не понимаю, в чем дело.
   - В мире существует разница положений, и вам  это  известно.  -  Джон
знал, что хватается за соломинку и говорит глупости, лишь бы не  сказать
правду.
   - Чего же вы хотите, Джон? - в отчаянии спросила она. - Хотите, чтобы
я умоляла вас? Вы этого добиваетесь? А может, вы хотите, чтобы я открыто
заявила, почему вы понравились мне? Я не скрываю, что считала  вас  доб-
рым, благородным и славным.
   Намеренное употребление прошедшего времени резануло слух Джона.
   - Как раз сейчас я и пытаюсь совершить благородный поступок, -  сдер-
жанно отозвался он.
   - Вовсе нет. Вы разыгрываете мученика, и вам, наверное, нравится  эта
роль, но мне происходящее не доставляет никакого удовольствия.
   - Белл, выслушайте меня, - взмолился он. - Я... я совсем не тот чело-
век, каким вы меня считаете.
   Его хриплый голос, проникнутый болью, ошеломил девушку.  Она  застыла
не в силах вымолвить слова.
   - На моей совести... есть грехи, - с трудом произнес он,  отворачива-
ясь так, чтобы не смотреть ей в глаза. - Я причинял людям боль. Я оскор-
бил... оскорблял женщин.
   - Я вам не, верю, - негромко, но быстро возразила она.
   - Проклятие, Белл! - развернувшись, он хватил кулаком по стволу дере-
ва. - Ну как вас убедить? Что вы хотите узнать? Самые страшные тайны мо-
его сердца? Поступки, которыми я запятнал свою душу?
   Она попятилась.
   - Не понимаю... не понимаю, о чем вы говорите. Вряд ли и вы сами  по-
нимаете собственные слова.
   - Я-то понимаю, Белл. Если я все расскажу, вам будет слишком тяжело и
больно.
   - Я верю, что этого не будет, - мягко ответила она, потянувшись, что-
бы коснуться его рукава.
   - Не обманывайтесь, считая меня героем, Белл. Я вовсе не...
   - Я и не считала вас героем, - прервала она. - Мне вовсе не  хотелось
видеть вас таким.
   - О Господи! - простонал он с мрачной усмешкой.  -  Вот  ваши  первые
правдивые слова за целый день.
   Белл оцепенела.
   - Не будьте таким жестоким, Джон.
   - Белл, - резким тоном прервал он, - у моего терпения  есть  пределы.
Не испытывайте его.
   - Что вы хотели этим сказать? - спросила она.
   Джон в раздражении схватил ее за плечи и слегка встряхнул.  Боже  ми-
лостивый, она была так близко, он ощущал ее запах,  тонкие  пряди  волос
касались его лица!
   - Я хотел сказать, - приглушенно произнес он, - что я удерживаюсь  из
последних сил, чтобы не поцеловать вас немедленно.
   - Так почему бы вам не сделать этого? - спросила она прерывистым  ше-
потом. - Я не стала бы вас останавливать.
   - Потому, что на этом я бы не остановился. Я скользил  бы  губами  по
вашему нежному горлу, пока не добрался бы до этих отвратительных  мелких
пуговиц на вашей амазонке. А потом я расстегнул бы их одну за  другой  и
распахнул бы ваш жакет. - Господи, зачем он мучает самого себя? - На вас
ведь шелковое белье?
   К собственному ужасу, Белл кивнула.
   Джон содрогнулся, когда волна желания охватила его тело.
   - Мне нравится прикосновение шелка, - пробормотал он, - и вам тоже.
   - Откуда вы знаете?
   - Я видел, как вы снимали чулок, когда натерли мозоль.
   Белл задохнулась, потрясенная тем, что он подглядывал за ней, и в  то
же время его признание странным образом взволновало ее.
   - Знаете, что я сделал бы потом? - хрипло продолжал Джон, глядя ей  в
глаза.
   Она молча покачала головой.
   - Наклонился бы и поцеловал вас сквозь шелковую ткань. Я вобрал бы  в
рот ваш смуглый сосок и целовал бы его до тех пор, пока он не превратил-
ся бы в твердый бутон. А потом, когда этого стало  бы  слишком  мало,  я
спустил бы с плеч вашу тонкую шелковую рубашку, обнажив груди, и принял-
ся бы целовать их вновь.
   Белл не шевельнулась, буквально прикованная к месту чувственным  воз-
действием его слов.
   - И что же было бы дальше? - прошептала она, остро ощущая жар его ла-
доней на плечах.
   - Вы хотите помучить меня, не правда ли? - хрипло спросил Джон,  сжи-
мая пальцы. - Ну, раз уж вы спросили... Я бы медленно снял один за  дру-
гим все предметы вашего туалета, пока вы не оказались бы  нагой  в  моих
руках. А потом я начал бы целовать вас - каждый дюйм вашего  тела,  пока
бы вы не задрожали от желания.
   Краем сознания Белл отметила, что она уже вся дрожит.
   - Потом я положил бы вас и накрыл свои телом, вдавливая вас в  землю.
А затем... я вошел бы в вас медленно-медленно, наслаждаясь каждой секун-
дой обладания вами, - голос Джона прервался, его дыхание  стало  сбивчи-
вым, когда перед его мысленным взором  появилась  Белл,  обвивающая  его
длинными ногами. - Ну, что вы на это скажете?
   Белл пренебрегла его грубым вопросом: ее затопили чувственные образы,
вызванные словами Джона. Она сгорала без огня, она желала его  так,  как
только можно желать. Сейчас или никогда, поняла Белл, и ужаснулась тому,
что сдалась без малейшего сопротивления.
   - И все-таки я не остановила бы вас, - прошептала она.
   Терзаемый недоверием и желанием, Джон грубо оттолкнул  ее,  прекрасно
понимая, что не одолеет искушения, стоит этому прикосновению  продлиться
еще хотя бы секунду.
   - Господи, Белл, вы понимаете, что говорите? Или нет? - Он провел ла-
донью по волосам, часто и глубоко дыша и стараясь не  обращать  внимания
на болезненную твердость плоти.
   - Да, я понимаю, что говорю, - выкрикнула Белл. - Вы просто не хотите
слушать!
   - Вы не знаете, кто я такой. Вы создали себе романтический образ нес-
частного, раненого героясолдата. Разве не забавно - выйти замуж за  нас-
тоящего, живого средневекового героя? Ну так знайте же, миледи: этот ге-
рой - не я. Через несколько месяцев вы бы поняли,  что  в  замужестве  с
хромым бедняком нет ничего забавного.
   Белл охватила ярость, она бросилась на Джона, заколотив  кулаками  по
его груди.
   - Да кто вы такой! - вскричала она. - Вы  продолжаете  намекать,  что
совершили что-то постыдное, но, по - моему, вы сочинили всю эту историю,
лишь бы оттолкнуть меня.
   - Боже мой, Белл, - хрипло воскликнут Джон, - вы ошибаетесь! Я...
   - Думаете, для меня имеет какое-нибудь значение, ранены вы  или  нет?
Считаете, меня волнует то, что вашему титулу нет и десятка лет?  Да  мне
наплевать, даже если бы у вас вовсе не было титула!
   - Белл! - попытался успокоить ее Джон.
   - Нет, хватит! Молчите! Меня тошнит от ваших слов! Вы обвинили меня в
избалованности, но настоящий сноб из нас двоих - это  вы.  Вы  настолько
одержимы титулами, состояниями и общественным положением, что не  позво-
ляете себе достичь единственной цели, которая для вас и вправду важна!
   - Белл, мы знакомы от силы неделю. Не понимаю, как  вы  могли  счесть
меня подходящей партией, - но, произнося эти слова, Джон почувствовал, -
что окончательно запутался.
   - Я сама начинаю этому удивляться, - парировала Белл, желая посильнее
уязвить его.
   - Знаю, я заслужил эти слова, но вскоре вам станет ясно, что я посту-
пил правильно. Возможно, это произойдет не завтра, но,  когда  ваш  гнев
утихнет, вы все поймете.
   Белл отвернулась, не желая, чтобы Джон видел, как она смахивает  сле-
зу. Ее дыхание стало коротким и частым, и прошло несколько минут, прежде
чем она сумела успокоить вздрагивающие плечи.
   - Вы ошибаетесь, - тихо произнесла она, глядя на Джона с укоризной. -
Вы губите мое счастье! - Она проглотила ком, вставший в горле. - И  свое
тоже. Вы просто боитесь заглянуть в собственную душу.
   Джон  был  глубоко  взволнован  ее  откровенностью  и  отчаянием.  Он
по-прежнему считал, что не может открыть ей настоящую причину своего от-
каза, и потому попытался воззвать к ее практичности.
   - Белл, вы выросли в роскоши, которой я не смогу вам обеспечить. Я не
в состоянии подарить вам даже дом в Лондоне.
   - Это не важно. И потом, у меня есть средства.
   Джон нахмурился.
   - Я не приму от вас деньги.
   - Не говорите глупостей.
   Он развернулся и уставился на нее твердым и злым взглядом.
   - Не хочу, чтобы меня считали охотником за приданым.
   - Значит, вот в чем дело? Вас беспокоит, что скажут люди? Боже мой, а
я-то думала, вы выше таких мелочей. - Развернувшись  на  каблуках,  Белл
быстро зашагала к своей кобыле, которая мирно пощипывала траву неподале-
ку. Подхватив поводья и отвергнув предложенную Джоном помощь, она забра-
лась в седло. - Кстати, - жестко сказала она. - Вы были совершенно  пра-
вы: я действительно заблуждалась относительно вас,  -  но  на  последнем
слове ее голос дрогнул, и Белл поняла, что Джон  раскусил  ее  фальшивую
браваду.
   - Прощайте, Белл, - бесстрастно проговорил Джон, зная, что, если  она
не уедет немедленно, он не сможет отпустить ее.
   - Видите ли, я не собираюсь ждать, когда вы одумаетесь,  -  внятно  и
неторопливо продолжала Белл. - Когда-нибудь вы передумаете  и  вспомните
обо мне. Вы до боли захотите видеть меня рядом - и не только в  постели,
но и в вашем доме, сердце и душе. Но меня вы уже не вернете.
   - Ни на минуту не сомневаюсь в этом. - Джон не знал  точно,  произнес
ли он эти слова или просто подумал, но в любом случае Белл их не услыша-
ла.
   - Прощайте, Джон, - сдерживая рыдания, продолжала Белл. - Я знаю, Эм-
ма и Алекс - ваши друзья, но я была бы рада, если бы вы не появлялись  у
них до моего отъезда. - Слезы затуманили ей глаза, она хлестнула  кобылу
и галопом понеслась к Уэстонберту.
   Джон смотрел ей вслед и, когда Белл скрылась за деревьями,  еще  нес-
колько минут стоял неподвижно, пытаясь осознать случившееся. После  дол-
гих лет стыда и презрения к себе он наконец-то совершил правильный, бла-
городный поступок, но это не принесло ему ни малейшего удовлетворения.
   Застонав вслух, Джон злобно выругался, пинком отшвырнув с дороги  ка-
мень. Такое повторялось всю его жизнь: стоило достичь желанной цели, ма-
нящей и, казалось бы, недосягаемой - тут же впереди появлялась еще более
манящая цель. Блетчфорд-Мэнор был для него мечтой,  мечтой  о  респекта-
бельности, положении, чести, возможностью доказать родным, что он спосо-
бен многого добиться, что ему нет нужды наследовать  титул  и  поместье,
чтобы стать джентльменом. Но едва  перебравшись  в  Блетчфорд-Мэнор,  он
повстречал Белл: казалось, боги в насмешку подстроили их встречу,  наме-
кая: "Видишь, этого тебе никогда не добиться, Джон. Об этом можешь  даже
не мечтать".
   Он крепко зажмурился. В конце концов, он ведь поступил, верно?
   Он понимал, что оскорбил Белл. Ее обиженное лицо еще  стояло  у  него
перед глазами. А затем Белл соединилась с Аной, с ее молчаливыми и обви-
няющими глазами. "Не-е-е-ет! - застонала она. - Не-е-ет!" И вдруг послы-
шался голос ее матери: "Это мог сделать и ты".
   Джон с усилием открыл глаза, пытаясь отогнать мысли об этих женщинах.
Он поступил правильно. Ему никогда уже не стать человеком с  чистой  ду-
шой, которого заслуживает Белл. Сцена из сна снова и  снова  представала
перед ним: он лежал, придавив телом кричащую Белл.
   Нет, он поступил, как следовало. Он хотел ее слишком сильно. Она сло-
малась бы под напором его страсти.
   Тупая, нарастающая боль возникла в его груди,  сжимая  легкие.  Одним
порывистым движением он вскочил в седло и понесся прочь еще быстрее, чем
Белл. Он мчался через лес, ветки яростно хлестали его по лицу,  но  Джон
не замечал их, смиряясь с болью, как с заслуженным наказанием.

   Глава 9

   Белл не думала о своем поспешном возвращении домой. Она  скакала,  не
заботясь об осторожности, мечтая лишь скорее вернуться в Уэстонберт, ос-
тавив как можно большее расстояние между собой и Джоном Блэквудом.
   Но оказавшись дома и взбежав по лестнице, Белл поняла: Уэстонберт не-
достаточно далек. Как она могла оставаться здесь, когда человек, разбив-
ший ее сердце, живет всего в получасе пути отсюда?
   Она ворвалась к себе в комнату, рывками избавилась от  одежды,  выво-
локла из гардеробной свои три чемодана и принялась швырять в них одежду.
   - Миледи, миледи, что вы делаете?
   Белл опомнилась. Ее горничная стояла в дверях с перепуганным лицом.
   - Укладываю вещи, - фыркнула Белл, - вот что.
   Мэри вбежала в комнату и попыталась утащить чемоданы обратно.
   - Но миледи, вы же не знаете, как это делается.
   Горячие слезы навернулись на глаза Белл.
   - Что же тут трудного? - вспылила она.
   - Для этих платьев нужны сундуки, миледи, иначе они изомнутся.
   Белл выронила на пол все, что держала в руках, ощутив внезапную опус-
тошенность.
   - Да, конечно. Именно так. Вы правы.
   Белл судорожно вздохнула, пытаясь сдержать эмоции хотя бы до тех пор,
пока не покинет комнату.
   - Уложите вещи, как сочтете нужным. Я уезжаю немедленно после возвра-
щения герцога и герцогини. - С этими словами она бросилась прочь из ком-
наты, добежала до кабинета Эммы, заперлась там и отчаянно прорыдала  ос-
таток дня.
   Эмма и Алекс вернулись только через неделю. Все  это  время  Белл  не
знала, чем себя занять, и потому долгие часы сидела, уставясь в окно.
   Приехав, Эмма испытала естественное недоумение при виде  вещей  Белл,
уложенных и аккуратно составленных в небольшой комнате в главном коридо-
ре. Она немедленно призвала кузину к ответу.
   - Белл, что все это значит? Почему на тебе мое платье?
   Белл оглядела фиолетовое платье, которое проносила всю неделю.
   - Вся моя одежда уложена.
   - Но почему?
   - Я не могу оставаться здесь.
   - Белл, я не понимаю, о чем ты говоришь.
   - Я должна уехать в Лондон - завтра же.
   - Что? Завтра? К твоему отъезду имеет отношение лорд Блэквуд?
   Белл немедленно отвернулась - большего Эмме и не  требовалось,  чтобы
подтвердить свою догадку.
   - Что случилось?
   - Он меня унизил.
   - Господи, Белл, неужели он...
   - Нет, а жаль. Тогда ему пришлось бы жениться на мне, и  я...  -  она
разразилась рыданиями.
   - Белл, ты сама не понимаешь, что говоришь.
   - Я все понимаю! Почему мне никто не хочет поверить?
   Глаза Эммы расширились при виде такой невыдержанности кузины.
   - Может быть, ты все-таки расскажешь, что произошло в мое отсутствие?
   Дрожащим голосом Белл изложила свою печальную повесть. К тому  време-
ни, как она закончила, ей пришлось сесть.
   Эмма оперлась о стол рядом с креслом Белл и ласково погладила  ее  по
руке.
   - Мы немедленно уезжаем в Лондон, - спокойно произнесла она.
   Впервые за целую неделю Белл ощутила проблеск надежды. Почему-то  она
чувствовала, что сможет исцелиться, если окажется подальше от места, где
испытала величайшее разочарование в жизни. Она взглянула на Эмму.
   - Алексу это не понравится.
   - Да, но ты не оставила мне выбора, верно?
   - Он мог бы отправиться с нами. Я не против.
   Эмма вздохнула.
   - Ему необходимо завершить дела в поместье.
   Белл поняла, как ее кузине ненавистна предстоящая разлука с мужем, но
все-таки, не отказалась от своего намерения уехать.
   - Прости меня, - неловко пробормотала она.
   - Все в порядке, - Эмма распрямила плечи. - Завтра "мы обо всем поду-
маем.
   Белл едва сдерживала стазы.
   - Спасибо тебе.
   Белл оказалась права только в одном: Алексу решительно не  нравилось,
что его жена уезжает в Лондон. Белл не представляла, что произошло между
супругами в уединении их комнаты, но, когда обе дамы на  следующий  день
спустились к ждущему экипажу, Алекс был в дурном настроении.
   - Одна неделя, - предупредил он. - Всего одна неделя, и я увезу  тебя
обратно.
   Эмма коснулась его руки.
   - Дорогой, ты ведь знаешь: тетушка и дядя вернутся лишь через две не-
дели. До тех пор я не могу уехать из Лондона.
   - Только одна неделя.
   - Ты сможешь навестить меня.
   - Одна неделя, - упрямо повторил Алекс и поцеловал жену так страстно,
что Белл покраснела.
   Вскоре обе дамы уютно  расположились  в  доме  Блайдонов  на  Гросве-
нор-сквер. Оказавшись на значительном расстоянии от Джона, Белл приобод-
рилась, но по-прежнему не могла избавиться от меланхолии. Эмма  предпри-
нимала попытки сохранять дружеское добродушие, но она явно очень скучала
по Алексу. Он тоже тосковал и дважды в день присылал ей записки с  заве-
рениями в том, что ему недостает общества жены, и  постоянно  спрашивал,
не готова ли она вернуться домой.
   Белл не стала никому сообщать о возвращении в  город,  но  на  третий
день после приезда дворецкий доложил, что ее ждет гость.
   - В самом деле? - равнодушно переспросила Белл. - Кто же он?
   - Он попросил не называть его имени, желая сделать вам сюрприз, миле-
ди.
   Сердце Белл часто забилось.
   - У него каштановые волосы и карие глаза? - торопливо спросила она.
   - Он пожелал сделать вам Сюрприз.
   Белл от волнения почти вцепилась в дворецкого.
   - Говорите же! Пожалуйста, скажите, это он?
   - Да, миледи.
   Уронив руки, Белл рухнула в ближайшее кресло.
   - Передайте, что я не желаю его видеть.
   - Но я всегда считал мистера Данфорда одним из ваших близких  друзей,
миледи. Мне бы не хотелось отказывать ему.
   - А, так это Данфорд! - Белл вздохнула, ощутив одновременно  облегче-
ние и разочарование. - Скажите, что я сейчас спущусь.
   Через пару секунд она встала и подошла к зеркалу, бегло оглядывая се-
бя. Уже несколько лет Уильям Данфорд был ее близким другом.  Он  пытался
ухаживать за ней, но они быстро поняли, что не созданы друг для друга, и
решили не губить дружбу неудачным романом. Кроме того, Данфорд был  луч-
шим другом Алекса и сыграл значительную роль в нелегкой задаче проложить
путь Алексу и Эмме к алтарю.
   - О Данфорд, как приятно вас видеть! - воскликнула Белл, входя в гос-
тиную, где ждал гость. Пройдя через комнату, она дружески обняла его.
   - И я тоже рад снова вас видеть, Белл.  Как  вам  понравилась  пасто-
ральная жизнь в обществе новобрачных?
   - Уэстонберт - прелестное местечко,  -  машинально  отозвалась  Белл,
усаживаясь на диван. - Хотя там слишком часто бывают дожди.
   Данфорд лениво опустился в мягкое кресло.
   - Ну, в конце концов, мы в Англии.
   - Да, - подтвердила Белл, мысленно уносясь за тысячи миль.
   После целой минуты терпеливого ожидания Данфорд окликнул ее:
   - Эй, Белл! Я здесь!
   Белл с трудом вернулась к реальности.
   - Что? О, простоте, Данфорд. Я всего лишь задумалась...
   - И явно не обо мне.
   Белл робко улыбнулась.
   - Мне очень жаль.
   - Белл, что-нибудь случилось?
   - Все чудесно.
   - Отнюдь не так чудесно - это сразу видно, - помедлив, он  улыбнулся.
- Дело в мужчине, верно?
   - Что?
   - Ага, вижу, я угадал.
   Белл понимала, что ей не удастся сбить Данфорда с толку,  но  тем  не
менее предприняла слабую попытку уклониться от ответа.
   - Может быть.
   - Вот это новость! - воскликнул Данфорд. - После долгих лет  созерца-
ния многочисленных жертв любви и благоговения к  себе  малютка  Арабелла
наконец-то влюбилась сама.
   - В этом нет ничего забавного, Данфорд.
   - Напротив, это поразительно.
   - Вы изобразили меня какой-то бессердечной ледяной принцессой.
   - Нет, что вы, Белл, - немедленно начал оправдываться Данфорд. - Дол-
жен признаться, вы всегда были на редкость любезны с каждым прыщавым юн-
цом, который только приглашал вас на танец.
   - Благодарю. Пожалуй, вы правы.
   - Именно потому столько прыщавых юнцов приглашали вас танцевать.
   - Данфорд! - предостерегающе произнесла Белл.
   - И вот теперь, после бог весть скольких предложений, из  которых  ни
одного вы не выразили желания принять, удивительно  видеть,  как  кто-то
вскружил вам голову. - После столь долгого объяснения Данфорд вдруг  за-
молчал. Поняв, что Белл не ответит, он добавил: - Это мужчина, верно?
   - А по-вашему, могла быть и женщина? - усмехнулась Белл.  -  Конечно,
мужчина.
   - Он не ответил на ваши чувства?
   - Нет, - в ее голосе прозвучала душераздирающая печаль.
   - Вы в этом уверены?
   - У меня есть причины считать, что ему... - Белл старательно подыски-
вала слова, - ...я не безразлична, но он считает непозволительным следо-
вать своим чувствам.
   - Похоже, этот малый отличается избытком честности.
   - Вроде того.
   - Из любопытства рискну спросить, Белл: чем так хорош этот малый, что
вы влюбились в него?
   Лицо Белл немедленно смягчилось.
   - Не знаю, Данфорд, в самом деле не знаю. Ему присуще чувство  чести.
Он остроумен - все время поддразнивал меня, но не зло, и позволял насме-
хаться над ним в ответ. В нем есть что-то хорошее. Он этого не  видит  в
отличие от меня. О, Данфорд, я нужна ему!
   Минуту Данфорд сидел молча.
   - Уверен, еще не все потеряно. Мы сможем повлиять на его решение.
   - Мы?
   Он ответил ей дерзкой улыбкой.
   - Давно я так не забавлялся.
   - Не уверена, что дело стоит таких усилий.
   - Конечно, стоит!
   - Не знаю, хочу ли я вернуть его.
   - Хотите, в этом не может  быть  сомнений.  Прислушивались  ли  вы  к
собственным словам последние тридцать секунд?
   - Жаль, что мне недостает вашей самоуверенности.
   - Послушайте, Белл, последние два года вы говорили мне, что  мечтаете
о браке по любви. Разве ради этого вы не готовы пожертвовать гордостью?
   - Я вполне способна сделать отличную партию, -  не  вполне  убежденно
возразила Белл. - Даже наверняка я ее сделаю. Я постоянно получаю  пред-
ложения. Нет, мне не грозит одиночество.
   - Может быть. Но и счастливы вы не будете.
   Белл вздохнула.
   - Знаю.
   - Мы сегодня же приведем мой план в исполнение.
   - В чем же состоит этот план?
   - Насколько я понимаю, если этот мужчина... кстати, как его зовут?
   - Джон.
   Данфорд ухмыльнулся.
   - Право, Белл, вы могли бы придумать чтонибудь получше.
   - В самом деле! - запротестовала Белл. - Его и вправду зовут  Джоном.
Можете спросить у Эммы.
   - Ну хорошо, если этот Джон и впрямь к вам неравнодушен, он сойдет  с
ума от ревности, едва услышит, что вы собираетесь замуж - даже после то-
го, как он попытался совершить благородный поступок и порвать с вами.
   - Любопытный план, но за кого мне предстоит выйти замуж?
   - За меня.
   Белл окинула его недоверчивым взглядом.
   - Прошу вас, пощадите!
   - Это не значит, что нам и в самом деле придется пожениться, -  пояс-
нил Данфорд и добавил с упреком: - Незачем делать вид, что вам настолько
отвратительна эта мысль. Вы же знаете, я считаюсь видным женихом. Просто
мы должны пустить слух о предстоящей свадьбе. Если вы нужны  Джону,  ло-
вушка должна сработать.
   - Не знаю, - засомневалась Белл. - А если ему нет дела до  меня?  Что
тогда?
   - Ну разумеется, тогда вы меня отвергнете.
   - И вы не станете возражать?
   - Конечно, нет. Это мне даже поможет. Уверен, найдется множество пре-
лестных юных созданий, желающих меня утешить.
   - Пожалуй, мне не следует отвлекать вас от столь приятного времяпреп-
ровождения. Может быть, пустим слух, что я собираюсь замуж, но не упомя-
нем, за кого именно?
   - И к чему это приведет? - усмехнулся  Данфорд.  -  Любая  жительница
Лондона собирается замуж. Ваш Джон и не услышит об этом,  особенно  если
он заживо похоронил себя в деревне.
   - Да, но тогда до него вообще не дойдут слухи, поскольку он не  инте-
ресуется светской жизнью. Единственный способ дать  ему  знать  о  наших
брачных планах - поместить объявление в "Тайме".
   При этой мысли Данфорд побледнел.
   - Вот именно, - повторила Белл, - объявление в  газете  сделает  слух
достоверной новостью. - Ей самой не верилось, что она решилась на  столь
смелую авантюру. - Возможно, нам следует посвятить в  свои  планы  Эмму.
Она может невзначай упомянуть при Джоне, что я собираюсь  замуж,  но  не
называть ваше имя. Лучше вообще не упоминать никаких имен - просто сооб-
щить ему, что я объявила о помолвке.
   - А не будет выглядеть странным, если Эмма заговорит об этом?
   - Они с Джоном соседи. Ничего подозрительного, даже если Эмма  заедет
к нему поболтать.
   Данфорд склонился вперед и широко улыбнулся, показывая полоску белос-
нежных зубов.
   - Превосходный план, Арабелла. Он избавит меня от  необходимости  ра-
зыгрывать влюбленного.
   Она покачала головой.
   - Вы невозможны!
   - Если и после этого ваш красавчик не появится  на  белом  коне  и  в
сверкающих доспехах, чтобы увезти вас в закатную даль, можно будет  лишь
сказать, что он недостоин таких усилий.
   Белл не была уверена в правоте его слов, но кивнула.
   - А тем временем вам придется заняться  делом.  Этот  малый,  Джон...
как, вы сказали, его фамилия?
   - Я не упоминала его фамилию.
   Данфорд приподнял бровь, но не стал настаивать.
   - Должен сказать, ваш маленький обман будет выглядеть не слишком убе-
дительно, если Джон обнаружит, что вы погребли себя в  этом  мавзолее  с
тех пор, как прибыли в Лондон.
   - Разумеется, вы правы, но сейчас в городе почти никого нет  и  выез-
жать мне некуда.
   - Случилось так, что меня пригласили на  музыкальный  вечер,  который
наверняка будет невыносимо нудным,  но,  поскольку  хозяин  дома  -  мой
дальний родственник, я не смог отклонить приглашение.
   Белл прищурилась.
   - Должно быть, опять один из ваших кузенов Смайт-Смитов?
   - Боюсь, вы правы.
   - По-моему, я уже говорила вам, что больше ни за что  не  появлюсь  у
них в гостях. В прошлый раз я поняла, как  звучит  Моцарт  в  исполнении
стада овец.
   - Чего еще ожидать от людей, запятнанных на всю жизнь фамилией  вроде
Смайт-Смит? Во всяком случае, выбора у вас нет. Мы уже решили,  что  вам
следует бывать там и сям, а других приглашений пока не предвидится.
   - Как любезно с вашей стороны напомнить об этом!
   - Принимаю этот ответ за согласие и позволение сопровождать  вас  се-
годня. Ну, не надо хмуриться. Полагаю, теперь  ваш  красавец  незамедли-
тельно явится в город, и вы будете избавлены  от  посещения  музыкальных
вечеров в доме Смайт-Смитов.
   - По правде говоря, его прибытия следует ждать лишь через две недели,
потому что Эмма взяла на себя обязанности моей компаньонки, пока мои ро-
дители не вернутся из Италии. Она не в состоянии быть в двух местах  од-
новременно, и потом, сомневаюсь, что Джон поверит в мою скоропалительную
влюбленность. Боюсь, на предстоящие две недели вам  обеспечено  мое  об-
щество - конечно, при условии, что впредь мне не придется посещать музы-
кальные вечера.
   - На такую жестокость я не способен. До вечера,  Белл.  -  Данфорд  с
насмешливой улыбкой встал, изящно поклонился и вышел.
   После его ухода Белл еще несколько минут сидела  неподвижно,  удивля-
ясь, почему она не в состоянии влюбиться в Данфорда, а не в Джона - тог-
да ей жилось бы гораздо проще. Ну не совсем просто  -  ведь  Данфорд  ни
капли не влюблен в нее, если не считать дружеские чувства любовью.
   Поднимаясь вверх по лестнице, Белл гадала, правильно ли она  поступи-
ла. Потерпеть фиаско еще раз было бы невыносимо больно, но  Белл  знала,
что не успокоится, пока не причинит такие же муки  Джону.  Ей  следовало
лишь подождать пару недель.

   Глава 10

   Вышло так, что Белл не пришлось ждать две недели, чтобы привести план
Данфорда в исполнение. Ровно через неделю после того,  как  она  и  Эмма
прибыли в Лондон, Алекс деловито вошел в дверь дома в сопровождении пух-
ленькой леди средних лет, едва поспевающей за ним.
   В эту минуту Белл посчастливилось проходить через холл.
   - О Боже! - выдохнула она, недоуменно созерцая странное шествие.
   - Где моя жена? - грозно спросил Алекс.
   - Кажется, наверху, - робко отозвалась Белл.
   - Эмма! - громогласно позвал Алекс. - Эмма, немедленно спускайся!
   Не прошло и нескольких секунд, как Эмма показалась на лестнице.
   - Алекс? - недоверчиво произнесла она. - Почему ты здесь? И кто это с
тобой?
   - Твоя неделя истекла, - заявил Алекс. - Я забираю тебя домой.
   - Но ведь...
   - А это, - Алекс решительно прервал ее и указал на стоящую рядом нез-
накомую леди, - моя двоюродная тетушка Персефона, она  любезно  согласи-
лась стать компаньонкой Белл.
   Белл обозрела растрепанную прическу и перепуганное лицо  Персефоны  и
подумала, что вряд ли у этой  дамы  была  возможность  выбора.  Переведя
взгляд на решительно сведенные брови Алекса,  Белл  утвердилась  в  этом
мнении.
   - Персефона? - слабым эхом повторила Эмма.
   - Мои родители увлекались мифологией, - с улыбкой объяснила леди.
   - Видишь ли, - повторил Алекс, - ее родители увлекались мифологией  -
вот и объяснение всему.
   - Вот как? - удивилась Белл.
   Алекс метнул на нее такой испепеляющий взгляд, что Белл живо прикуси-
ла язычок.
   - Эмма, - мягко произнес он, начиная подниматься по лестнице, -  пора
возвращаться домой.
   - Знаю, мне тоже недоставало тебя, но нам  остается  потерпеть  всего
одну неделю! Не могу поверить, что ты решился притащить свою тетушку че-
рез половину страны.
   Персефона улыбнулась.
   - В сущности, через всю страну. Я живу в Йоркшире.
   Белл подавила смешок и решила, что они с Персефоной отлично уживутся.
   - Укладывай вещи, Эмма.
   Белл и Персефона с нескрываемым интересом наблюдали, как супруги бук-
вально растаяли в объятиях друг друга, а их губы  слились  в  обжигающем
поцелуе. В этот момент Персефона отвернулась. Белл с любопытством погля-
дывала на парочку одним глазом, но совесть заставила ее покраснеть.
   А супруги продолжали целоваться до тех пор, пока  Белл,  Персефоне  и
всем шестерым слугам, стоящим в холле, не стало неловко.  Стараясь  выб-
раться из чрезвычайно неудобного положения,  Белл  лучезарно  улыбнулась
Персефоне и произнесла:
   - Как поживаете? Я - леди Арабелла Блайдон, но похоже, вы уже  знаете
об этом.
   Женщина кивнула.
   - А я - мисс Персефона Скотт.
   - Очень рада познакомиться с вами, мисс Скотт.
   - Прошу вас, зовите меня Персефоной.
   - А вы меня - Белл.
   - Хорошо. Полагаю, мы вдвоем неплохо проведем время. - Персефона  не-
ловко оглянулась через плечо и прокашлялась. - Они еще не...  закончили?
- спросила она шепотом.
   Белл оглянулась и покачала головой.
   - Как вам известно, это затянется всего на неделю.
   - Они собрались заниматься этим всю неделю?!
   - Нет! - Белл рассмеялась. - Я имела в виду, что мои  родители  через
неделю должны вернуться. Тогда вы вновь обретете свободу и сможете  отп-
равиться куда угодно.
   - Надеюсь на это. Алекс заплатил королевский  выкуп,  чтобы  привезти
меня сюда.
   - В самом деле?
   - Да. Разумеется, я согласилась бы и в том случае, если бы он оплатил
только дорожные расходы. Мне не часто случается бывать  в  Лондоне,  для
меня это целое приключение. Но прежде чем я успела  что-нибудь  сказать,
он предложил мне колоссальную сумму. Я немедленно  согласилась  ее  при-
нять.
   - Еще бы! Кто на вашем месте сумел бы отказаться?
   - Вот именно - кто? - Персефона несколько раз неловко  дернула  голо-
вой, явно пытаясь оглянуться.
   - Они еще целуются, - сообщила Белл, правильно истолковав жесты собе-
седницы.
   - Они ведут себя не вполне... учтиво. Особенно в присутствии  молодой
незамужней леди, - она взглянула на Белл и улыбнулась. - Мне еще никогда
не доводилось бывать компаньонкой. Как я выгляжу?
   - Не слишком сурово.
   - Вот как?
   - Да, но я предпочитаю видеть вас такой.
   Не беспокойтесь. - Белл мотнула  головой,  указывая  через  плечо  на
страстную парочку, попрежнему стоящую на площадке лестницы. - Обычно они
бывают более осмотрительными. Полагаю, они просто стосковались  друг  по
другу. Как вам известно, им пришлось провести в разлуке целую неделю.
   - Ну тогда, полагаю, нам следует простить их.
   Несомненно, они любят друг друга.
   - Да, любят, - тихо повторила Белл и вдруг поняла, что  не  ошибалась
насчет Джона - ей действительно был нужен человек, который  любил  бы  и
желал ее так, что смог бы целовать не меньше пяти минут при восьми  сви-
детелях. И конечно, со своей стороны ей следовало так любить его,  чтобы
отвечать на поцелуи, послав зрителей ко всем чертям.
   Белл вздохнула. Таким человеком  мог  быть  только  Джон.  Она  вдруг
вспомнила, что до сих пор не посвятила Эмму в свой план.
   - О Господи! - вырвалось у нее. Ей следовало поговорить с Эммой  нае-
дине, прежде чем Алекс утащит ее в Уэстонберт, и, судя по  всем  призна-
кам, обратную дорогу они проведут, не прерывая поцелуй.
   - Что-нибудь случилось? - спросила Персефона.
   - Господи! - Белл взлетела по лестнице и оторвала руку Эммы от  волос
Алекса. - Прошу прощения, Алекс, мне очень неловко, но нам с Эммой  надо
поговорить. Это чрезвычайно важно, - она яростно встряхнула Эмму за  ру-
ку.
   Алекс уже вернулся к своему обычному добродушию, что и  помогло  Белл
вызволить Эмму из его объятий. Не прошло и нескольких  секунд,  как  обе
женщины оказались в спальне Эммы. Белл поспешно заперла дверь.
   - Я хочу кое о чем попросить тебя, - заявила она.
   Эмма непонимающе уставилась на нее, не совсем опомнившись от  страст-
ных поцелуев Алекса.
   Белл несколько раз пощелкала пальцами перед лицом кузины.
   - Эй, проснись! Поцелуи кончились!
   - Что? О, прости. Так что ты хотела?
   Белл быстро изложила свой план. Эмма не  питала  особой  уверенности,
что план сработает, но согласилась принять участие.
   - У меня только одно сомнение, - добавила она, - поверит ли Джон, что
ты смогла так быстро забыть о нем?
   - Не знаю, но если он приедет в Лондон, то вскоре узнает, что я вовсе
не оплакиваю его, сидя  взаперти.  Данфорд  позаботился,  чтобы  я  была
представлена нескольким достойным холостякам. На прошлой неделе это были
три графа и один маркиз. Кстати, меня до сих пор удивляет,  что  столько
народа собралось в Лондоне еще до начала сезона.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
   - Понятия не имею, - со вздохом призналась Белл. - Но мне не остается
ничего другого.
   Джон занялся работой в Блетчфорд-Мэноре, приглядывал за переделками в
доме и даже помогал в некоторых из них. Почему-то физический труд  успо-
каивал его, и иногда ему удавалось подумать о чем-нибудь  другом,  кроме
Белл.
   Работа в доме и в усадьбе отнимала у него целые дни,  а  вечера  Джон
старался посвящать финансовым делам, надеясь возместить средства, потра-
ченные на покупку Блетчфорд-Мэнора. Но как только вечер сменялся  ночью,
Джон обнаруживал, что мысленно вновь и вновь  возвращается  к  белокурой
леди, в настоящее время пребывающей в трех часах пути отсюда, в Лондоне.
Она не теряла времени, постаравшись оказаться как можно дальше от него.
   Джон не мог не вспоминать каждую минуту, проведенную в обществе Белл,
и всякий раз воспоминания ранили его, словно маленький, но  острый  кин-
жал. Он просыпался почти каждую ночь, взволнованный  и  возбужденный,  и
понимал, что ему снилась Белл. Он уже подумывал,  не  отправиться  ли  в
ближайшую деревню, чтобы подыскать женщину, которая утолит его  желание,
но вскоре расстался с этой мыслью, рассудив, что ему не поможет ни  одна
женщина. Кроме Белл, разумеется.
   Он был изумлен,  когда  Бакстон  доложил  о  прибытии  герцогини  Эш-
бурнской. Никаких вопросов о Белл, приказал он себе, входя в синюю  гос-
тиную, где ждала гостья.
   - Добрый день, ваша светлость, - учтиво произнес он.
   Эмма была в прекрасном настроении, ее волосы пламенели особенно ярко.
   - По-моему, я просила называть меня Эммой, - напомнила она.
   - Прошу прощения. Полагаю, виновата привычка.
   - Ну, как ваши дела?
   - Прекрасно. А как Белл? - Если бы он мог дать себе пинка так,  чтобы
этого не заметила герцогиня, он немедленно  выполнил  бы  свое  желание,
вложив в пинок всю силу.
   Эмма лукаво улыбнулась, понимая, что план Белл может достичь цели.
   - Она в полном порядке.
   - Хорошо. Я рад за нее, - Джон порадовался бы еще сильнее, зная,  что
Белл хоть изредка вспоминает о нем.
   - Она готовится выйти замуж.
   - Что?!
   Эмма пожалела, что у нее нет возможности запечатлеть выражение,  поя-
вившееся в эту секунду на лице Джона, ибо оно было непередаваемым.
   - Я сказала, что она выходит замуж.
   - Я слышал, - пробормотал Джон.
   Эмма вновь улыбнулась.
   - И кто же этот счастливец?
   - Белл еще не сообщила мне его имени, сказала только, что  познакоми-
лась с ним в Лондоне на прошлой неделе. Кажется, это граф,  а  может,  и
маркиз. Она каждый вечер бывала в обществе.
   - Не сомневаюсь. - Джон даже не попытался скрыть сарказм,  прозвучав-
ший в его голосе.
   - По-видимому, Белл счастлива.
   - И конечно, она не теряла времени, подыскивая себе пару,  -  раздра-
женно проговорил Джон.
   - Ну, вы же знаете, как это бывает.
   - Что бывает?
   - Любовь с первого взгляда, и все прочее.
   - Да, - мрачно подтвердил Джон.
   - По правде говоря... - начала Эмма, подаваясь вперед.
   - Что?
   "Я великолепна, - похвалила себя Эмма. - Совершенно неподражаема".
   - ...по правде говоря, - повторила она, - Белл говорила, что ее  изб-
ранник немного напоминает ей вас.
   Ярость, ревность, бешенство и сотни других  не  менее  отвратительных
эмоций вспыхнули в душе Джона.
   - Как любезно с ее стороны, - ледяным тоном отозвался он.
   - Я знала, что вам будет приятно, - приветливо отозвалась Эмма.  -  В
конце концов вы были так дружны с Белл.
   - Да, были.
   - Я убеждена, что вы получите приглашение на свадьбу. По-моему,  Белл
будет приятно видеть вас на таком торжестве.
   - Боюсь, я буду слишком занят.
   - Но вы же не знаете, когда состоится свадьба. Белл еще не  назначила
дату.
   - Я буду занят, - твердо повторил Джон.
   - Понятно...
   - Да, я уверен, что вы понимаете. - Джон размышлял, что движет  женой
Алекса - неслыханная жестокость или непомерная наивность. - С вашей сто-
роны было очень любезно сообщить мне новости о Белл, но, боюсь, мне пора
вернуться к делам.
   - Разумеется, - кивнула Эмма с сияющей улыбкой и поднялась. - Я пере-
дам Белл ваши наилучшие пожелания, - и, не дождавшись ответа, с невинным
видом осведомилась: - Вы ведь желаете ей всего хорошего, верно?
   Джон издал глухое ворчание.
   Эмма отступила и усмехнулась.
   - Тогда я передам ей, что вы были рады услышать новость о ее свадьбе.
Прошу вас, не стесняйтесь навещать нас. Алекс будет счастлив вас видеть.
   Спускаясь по ступенькам крыльца к экипажу, Эмма решила как можно ско-
рее отправить Белл записку с сообщением, что Джон будет в Лондоне в  са-
мом скором времени.
   Джон наблюдал, как экипаж Эммы исчезает за деревьями  подъездной  ал-
леи. Как только он скрылся из виду, Джон злобно выругался, дал  хорошего
пинка ни в чем не повинной стене дома и поднялся к себе в кабинет.
   - Черт бы тебя побрал, капризная девчонка! - пробормотал он,  наливая
полный стакан виски. Он отпил большой глоток; жидкость обожгла  гортань,
но Джон этого не заметил. - Выходит замуж? - произнес он вслух. - Замуж?
Ха, надеюсь, она будет несчастна. - Опустошив стакан, он вновь  наполнил
его.
   К несчастью, виски не притупило боль, сжимавшую его  сердце.  Убеждая
Белл расстаться, Джон и не подозревал, что мысль о ней в объятиях друго-
го мужчины окажется такой нестерпимой. Конечно, он  не  сомневался,  что
когда-нибудь Белл выйдет замуж, но это событие представлялось ему  неоп-
ределенно далеким. А теперь он не  мог  избавиться  от  видения  Белл  в
объятиях безликого графа или кого бы там ни было. Джон видел,  как  Белл
лукаво улыбнулась и потянулась поцеловать избранника. А когда они  поже-
нятся... о Господи, это ужасно. Джон видел обнаженную Белл, на теле  ко-
торой играл отблеск свечей. Незнакомец обнимал ее,  а  потом  накрыл  ее
всем телом и...
   Джон одним махом осушил второй стакан виски. По крайней  мере  он  не
знал, как выглядит этот мужчина. Он не вынес бы более подробной и  яркой
картины.
   - Черт, черт, черт, черт! - забормотал он, подчеркивая  каждое  слово
пинком по ножке стола. Будучи сделанным из прочного дуба, стол с  честью
выдержал поединок, а ноге Джона грозила опасность к следующему утру пок-
рыться синяками,
   Неужели это будет продолжаться до конца его жизни? Во время  недавней
поездки в деревню каждая женщина напоминала ему о Белл.  У  одной  глаза
оказались почти такими же синими, другая была ростом с Белл. Неужели его
сердце станет отчаянно трепыхаться каждый раз, когда он увидит  в  толпе
белокурую головку?
   Джон сполз на пол, прислонившись к столу.
   - Осел! - простонал он. - Какой осел!
   Этот-припев, крутился в его голове, пока сон - не сморил его.
   Он шагал по дому. Дом был обставлен с кричащей  роскошью.  Заинтриго-
ванный, Джон уходил по коридорам все дальше.
   Что это за странный глухой стук?
   Стук доносился из комнаты в конце коридора. Джон подошел ближе, зара-
нее ужасаясь тому, что может увидеть там.
   Ближе, еще ближе. Нет, это вовсе не стук. Джон ощутил, как страх  на-
чал покидать его душу. В комнате... танцевали. Кто-то танцевал. Отчетли-
во слышалась музыка.
   Он открыл дверь и заглянул в бальный зал. Сотни пар кружились в  бес-
печном вальсе. А в середине зала...
   Его сердце остановилось. В середине зала танцевала Белл.
   Она была невыразимо прекрасна, она смеялась, откидывая голову.  Видел
ли он ее когда-нибудь такой счастливой?
   Джон подошел поближе, пытаясь разглядеть ее партнера, но  черты  лица
мужчины оставались смутными.
   Одна за другой пары пропадали из виду, пока в зале не осталось  всего
три человека: Джон, Белл и Он.
   Ему следовало уйти. Ему было невыносимо видеть  Белл  в  объятиях  ее
возлюбленного. Джон попытался сдвинуться с места, но ноги словно прирос-
ли к полу. Он хотел отвернуться, но шея не поворачивалась, будто окосте-
нев.
   Музыка убыстрялась. Пара кружилась все быстрее, не  попадая  в  такт,
пока Джон вдруг не понял: она не танцует.
   Он прищурился, всматриваясь в пару. Что происходит?
   Они спорили. Казалось, Белл пытается чтото объяснить мужчине. А потом
тот ударил ее, хлестнул ладонью по щеке. Кольца оставили  алые  царапины
на бледной коже.
   Джон вскрикнул, позвал ее, но они его не слышали. Джон  пытался  бро-
ситься к ним, но ноги отказывались сдвинуться с места. Он не мог ни вый-
ти из комнаты, ни приблизиться к этой паре.
   Мужчина вновь ударил Белл, и она  упала,  прикрывая  голову,  руками.
Джон потянулся к ней, жалея, что его руки слишком коротки.  Он  вновь  и
вновь звал ее по имени, пока Белл наконец не скрылась из виду.
   Проснувшись на следующее утро, Джон уже не испытывал жалости к  себе,
хотя его голова раскалывалась от боли. Он лишь смутно  помнил  вчерашний
сон, но, как бы там ни было, пришел к убеждению, что не  следует  сидеть
сложа руки, ожидая, когда Белл свяжет жизнь с каким-то распутным графом.
   То, что Джон не знал наверняка, является ли жених Белл графом и  рас-
путен ли он, ничего не меняло. Что, если он и впрямь  будет  бить  Белл?
Или запретит ей читать? Джон понимал, что тоже недостоин  Белл,  но  был
уверен, что любой другой мужчина достоин ее еще меньше. По крайней  мере
он сам попытался бы сделать ее счастливой. Он отдал бы ей все, что имел,
подарил бы еще незапятнанные остатки своей души.
   Белл должна принадлежать тому, кто оценит ее остроумие, грацию и кра-
соту. Джон представил себе, как Белл  приходится  прятать  книги  от  не
одобряющего ее пристрастие к  чтению  мужа-аристократа.  Вероятно,  этот
мужчина даже не станет советоваться с ней, принимая важные решения, счи-
тая, что женщина не может быть достаточно умной.
   Нет, Белл нужен только он, Джон. Он спасет ее от  ужасного  брака.  А
затем женится на ней сам.
   Джон не догадывался, что подвергся самому вопиющему обману. Он только
надеялся, что Белл поймет: он никогда не был к ней равнодушен. Люди ведь
способны ошибаться. В конце концов, его не назовешь непогрешимым  героем
романа.
   - Нет, Персефона, по-моему, тебе следует избегать  лавандовых  оттен-
ков.
   Белл со своей компаньонкой отправились  за  покупками.  Персефоне  не
терпелось потратить деньги, так щедро предложенные ей Алексом.
   - Но мне всегда нравился лавандовый цвет!
   - Ну хорошо, тогда мы найдем платье с отделкой такого оттенка, только
боюсь, этот цвет относится к тем немногим, которые тебе совсем не к  ли-
цу.
   - А что бы выбрала ты?
   Улыбнувшись, Белл указала на отрез темно-зеленого бархата и разверну-
ла его, приложив к себе и прижав подбородком. Она наслаждалась обществом
незамужней тетушки Алекса, хотя зачастую они менялись ролями.  Персефона
то и дело спрашивала совета Белл по всевозможным вопросам - от  блюд  до
одежды и книг. Она объяснила, что редко покидает Йоркшир и не  представ-
ляет, что теперь считается модным в Лондоне. Вместе с тем Персефона  об-
ладала своеобразным мягким остроумием, и Белл от души развлекалась, бол-
тая с ней.
   Но в этот день воодушевление Белл не было вызвано обществом  Персефо-
ны. Она только что получила срочное письмо, в котором Эмма советовала ей
подготовиться к прибытию Джона со дня на день. По-видимому, он воспринял
новость о мнимом браке Белл именно так, как и требовалось.
   Отлично, думала Белл со злорадством и отгоняла от себя мысль, как она
сама восприняла бы новость о браке Джона. Вероятно, она пожелала бы  вы-
царапать сопернице глаза, а ведь в обычной жизни такое не пришло бы ей в
голову.
   - Ты и вправду думаешь, что этот зеленый цвет мне пойдет? - с  сомне-
нием проговорила Персефона, оглядывая ткань.
   Белл прервала размышления.
   - Что? О, да. У тебя зеленоватые глаза, и, по-моему, этот оттенок бу-
дет великолепно сочетаться с ними.
   - Ты думаешь? - Персефона приложила к груди ткань и взглянула в  зер-
кало, чисто по-женски наклонив голову.
   - Я в этом уверена. А если ты так привязана к цвету лаванды,  возмож-
но, ты согласишься заменить его вот этим лиловым. В таком платье ты  бу-
дешь прелестной.
   - Может, ты и права... Обожаю фиалки. Я всегда  предпочитала  духи  с
фиалковым ароматом.
   Удовлетворив желания Персефоны, Белл направилась к мадам Ламбер, вла-
делице лавки, выдающей себя за француженку.
   - О, леди Арабелла! - возрадовалась та на  своем  старательно-ломаном
английском. - Приятно вновь видеть вас. Вы не бывали здесь уже несколько
месяцев.
   - Я уезжала в деревню, - в тон ей ответила Белл. - Вы  позволите  за-
дать вам личный вопрос?
   Голубые глаза мадам Ламбер просияли от  восторга  и,  несомненно,  от
перспективы неплохих доходов, которые должен был принести вопрос Белл.
   - Слушаю вас.
   - Мне необходимо платье - совершенно особое. Даже  два  таких  платья
или три. - Белл нахмурилась, пытаясь прикинуть будущие расходы. Ей пона-
добится выглядеть неотразимо, когда Джон явится в Лондон.  К  сожалению,
Белл понятия не имела, когда он приедет, и даже приедет ли он вообще.
   - Для нас это не составит труда, миледи.
   - Видите ли, мне необходимо платье несколько иного рода, чем я обычно
выбираю. Что-нибудь более... соблазнительное.
   - Понимаю, миледи, - многозначительно улыбнулась мадам Ламбер. -  Ве-
роятно, вы решили привлечь внимание какого-нибудь джентльмена с изыскан-
ным вкусом. Мы поможем вам выглядеть неотразимо. Когда вы  хотите  полу-
чить свои наряды?
   - А сегодня можно? - ответ Белл прозвучал скорее вопросом, нежели от-
ветом.
   - Боже мой! - ужаснулась мадам Ламбер, позабыв про акцент. -  Я  знаю
толк в своем деле, но не умею творить чудеса!
   - Будьте любезны говорить потише, - торопливо прошептала Белл,  огля-
дываясь. Ей нравилась Персефона, но Белл считала, что компаньонке  неза-
чем знать о планах своей подопечной. - Сегодня  мне  понадобится  только
одно платье. С остальными можно подождать - по крайней мере  до  завтра.
Надеюсь, это вас не затруднит. У вас есть все мои мерки. Уверяю вас,  со
времени последней примерки я ничуть не пополнела.
   - Вы просите слишком многого, миледи.
   - Если бы я не была абсолютно убеждена в ваших талантах, я  не  стала
бы просить вас о таком одолжении. В конце концов, я могла  обратиться  к
мадам Ларош, - многозначительно заметила Белл и помолчала, дав последним
словам повиснуть в воздухе.
   Мадам Ламбер испустила тяжелый вздох и сообщила:
   - У меня есть платье, но предназначалось оно для  другой  леди  -  по
правде говоря, не совсем для леди... - Заметив брезгливое  выражение  на
лице Белл, она поспешила добавить: - Но у нее изысканный вкус, смею  вас
заверить. Видите ли... она потеряла источник доходов и не смогла  запла-
тить. Потребуется небольшая переделка, и тогда платье подойдет вам.
   Белл кивнула. Отойдя к Персефоне, она сообщила, что всего  на  минуту
отойдет в примерочную, и последовала за мадам Ламбер.
   - Если вы хотите привлечь мужчину, не переступая при этом границ бла-
гопристойности, - произнесла портниха, - это как раз то, что вам  нужно.
- С сияющей улыбкой она вытащила из шкафа платье  темно-синего  бархата,
изумляющее простотой покроя и элегантностью.
   Белл провела пальцем по мягкому бархату, восхищаясь серебряной вышив-
кой на лифе.
   - Какая прелесть! - произнесла она. - Но нечто подобное  у  меня  уже
есть.
   - Если смотреть спереди - да, но стоит повернуться спиной... -  мадам
Ламбер перевернула платье, и Белл обнаружила, что спина у  него  открыта
почти до самого пояса. - Вам понадобится зачесать волосы кверху, -  про-
должала мадам, - чтобы не нарушать гармонии.
   Белл нехотя оторвалась от платья и решительно заявила:
   - Я беру его.
   Отъезд Джона в Лондон состоялся с поразительной  быстротой,  особенно
если учесть, что Уитли не был предупрежден  заранее.  Ловкий  камердинер
проворно уложил одежду хозяина. Джон надеялся, что  ему  не  потребуется
много времени, чтобы вернуть расположение Белл, к тому же он сомневался,
что запасов одежды ему хватит более чем на две недели. Он  всегда  питал
склонность к хорошим вещам, но вместе с качеством повышалась цена, и по-
тому Джон мог себе позволить немногое.
   Затаив дыхание, он поднялся по ступенькам  городского  дома  старшего
брата. Он не видел Дамиана много лет, хотя получил от него краткое позд-
равительное письмо после того, как Джону был пожалован титул.  Вероятно,
Дамиан не горел желанием увидеть брата, но отвернуться от него  тоже  не
мог. Кроме того, у Джона не оставалось выбора. Он не мог  тратить  время
на поиски подходящего жилья. Насколько он знал, Белл уже помолвлена.
   В последний раз глубоко вздохнув, он приподнял тяжелый медный молоток
и опустил его. Дворецкий отпер дверь почти сразу же.
   - Могу ли я видеть графа? - учтиво осведомился Джон.
   - Позвольте узнать, кто его спрашивает?
   Джон вручил ему новую визитную карточку. Прочитав фамилию,  дворецкий
приподнял бровь.
   - Его брат, - просто ответил Джон.
   Дворецкий провел Джона в просторную гостиную. Спустя несколько  минут
в комнату вошел Дамиан, на лице которого отражалось явное изумление. Как
обычно, Джон поразился фамильному сходству с братом. Дамиан был чуть бо-
лее взрослой и смягченной копией самого Джона, на  вид  ему  можно  было
дать меньше его тридцати девяти лет. Черты лица Дамиана  всегда  отлича-
лись классической красотой, в то время как лицо Джона было чересчур  ху-
дым и угловатым, чтобы удовлетворять требованиям аристократического вку-
са.
   - Глазам не верю... - наконец выговорил Дамиан,  протягивая  руку.  -
Что привело тебя в город?
   Джон решительно встряхнул протянутую ему руку.
   - Я приехал в Лондон по неотложному делу, и, боюсь, у меня нет време-
ни искать подходящее жилье. Надеюсь, я могу воспользоваться  твоим  гос-
теприимством, пока не покончу с делами.
   - Разумеется.
   Джон знал, что Дамиан согласится. Он сомневался, что  брат  воспринял
его просьбу с воодушевлением или хотя бы отчасти порадовался ей, но  Да-
миан всегда придавал огромное значение мнению света и ни за что не  смог
бы отказать в гостеприимстве родному брату. По крайней мере до тех  пор,
пока брат не станет злоупотреблять этим гостеприимством.
   - Спасибо, - ответил Джон. - Уверяю тебя,  чтобы  уладить  дела,  мне
потребуется не больше двух недель, но при какой-либо задержке  я  немед-
ленно подыщу себе другое место.
   Дамиан элегантно склонил голову.
   - Ты привез с собой кого-нибудь?
   - Только камердинера.
   - Превосходно. Тогда, полагаю, ты захватил вечернюю одежду?
   - Да.
   - Еще лучше. Сегодня вечером я приглашен на небольшой прием, и хозяй-
ка дома час назад прислала мне записку, спрашивая, не могу ли  я  захва-
тить с собой кого-нибудь из приятелей.  По-видимому,  кто-то  из  гостей
захворал, и приглашенные дамы рискуют остаться без кавалеров.
   Мысль о появлении в обществе отнюдь не привлекала Джона, но он согла-
сился, надеясь разузнать о человеке, за которого Белл собирается замуж.
   - Великолепно! - подытожил Дамиан. - Я немедленно отправлю леди Форт-
райт письмо. Кстати, ты сможешь познакомиться с дамой, за которой я  ре-
шил приударить. Мне уже давно пора обзавестись женой и наследниками.
   - Конечно, - пробормотал Джон.
   - Полагаю, она - наилучшая партия, но хотелось бы узнать ее  поближе.
Она прекрасно воспитана, хороша собой. Умна, но не чрезмерно.
   - Похоже, она настоящее сокровище.
   Дамиан вдруг резко повернулся к брату.
   - А ведь ты, возможно, с ней знаком. Недавно она была в гостях у сво-
их родственников неподалеку от твоего нового поместья - как, кстати, оно
называется? Никак не могу запомнить.
   Джон ощутил дурное, тошнотворное предчувствие - оно возникло где-то в
глубинах желудка и быстро распространилось по всему животу.
   - Поместье называется Блетчфорд-Мэнор, - холодно сообщил он.
   - Отвратительное название. Тебе следует поменять его.
   - Согласен с тобой. Так ты говорил о...
   - Ах, да. Ее зовут леди Арабелла Блайдон.

   Глава 11

   Джон вздрогнул, как от удара. Он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть,  а
лицо Дамиана показалось ему зловеще многозначительным.
   - Я знаком с леди Арабеллой, - наконец выговорил Джон, находя горькое
удовлетворение в том, что его голос прозвучал твердо, как обычно.
   - Как приятно! - заметил Дамиан. - Она приглашена на эту вечеринку.
   - Я буду рад возобновить наше знакомство.
   - Отлично, тогда решено. Слуга проводит тебя в твою комнату. А я зай-
ду позднее и сообщу некоторые подробности о предстоящем вечере. - Дамиан
сдержанно улыбнулся и покинул комнату.
   Быстро и бесшумно вошедший дворецкий известил Джона, что его вещи уже
перенесены в комнату для гостей на верхнем этаже. Не успев прийти в  се-
бя, Джон последовал за дворецким к себе, где вытянулся на постели, уста-
вился в потолок и дал волю ярости.
   Его брат! Его родной брат! Он никогда бы не подумал, что Белл способ-
на на такой коварный удар. Ему хотелось напрочь забыть о ней - его  бес-
покойство зашло слишком далеко, а Белл явно не заслуживала таких хлопот.
   Но Джон потерпел неудачу. Каждый раз, когда он пытался перевести мыс-
ли на еду, лошадей или что-нибудь безобидное, знакомая белокурая головка
и сияющая улыбка мешали ему. А затем улыбка сменялась усмешкой,  и  Джон
представлял Белл рядом с братом.
   Будь проклята эта женщина!
   Когда пришло время собираться в гости, Джон тщательно оделся,  выбрав
черный костюм, который оживляла лишь крахмальная белизна рубашки и галс-
тук. В экипаже брат завязал с ним вежливую беседу, но Джон  был  слишком
поглощен мыслью о предстоящей встрече с Белл,  чтобы  поддерживать  этот
разговор. Он не винил брата, слишком хорошо зная чары Белл, но злился на
женщину, которая задумала такую коварную месть.
   Прибыв в особняк семейства Фортрайт, Джон позволил  дворецкому  изба-
вить его от пальто и немедленно огляделся, надеясь увидеть Белл. Она си-
дела в углу комнаты, оживленно беседуя с высоким темноволосым красавцем.
Несомненно, она не теряла времени в эти две недели  разлуки,  с  горечью
подумал Джон. Внимание Дамиана немедленно отвлек один из гостей, и, пос-
кольку хозяйка была чем-то занята, Джон сумел избежать  долгого,  утоми-
тельного представления гостям. Он пробрался к Белл,  отчаянно  желая  не
дать выхода своему гневу. Оказавшись прямо за ее спиной, он произнес:
   - Добрый-вечер, леди Арабелла.
   Он не вполне доверял себе, чтобы отважиться на большее.
   Белл обернулась в таком восторге, что даже не успела  позаботиться  о
холодном тоне.
   - Джон! - воскликнула она, просияв от нескрываемой радости.  -  Какой
сюрприз!
   Он приехал! Приехал! Радость и облегчение охватили ее, но к ним  при-
мешивалась доля досады на себя. Проклятие, она не догадалась надеть  си-
нее платье. Она и не предполагала, что Джон прибудет в Лондон так  быст-
ро.
   - В самом деле? - отозвался Джон.
   Белл заморгала.
   - Прошу прощения?
   - Может быть, вы представите меня своему другу? - больше всего  Джону
хотелось поговорить с Белл наедине, но он не видел способа избавиться от
ее собеседника.
   - О, разумеется, - с запинкой произнесла
   Белл. - Лорд Блэквуд, это мой давний приятель мистер Уильям Данфорд.
   Данфорд улыбнулся - чересчур фамильярно, с точки зрения Джона.
   - Вот уж не думал, что вы помните мое имя,
   Белл, - насмешливо заметил он.
   - О, перестаньте, Данфорд! В следующий раз  я  назову  вас  Эдвардом,
лишь бы подтвердить ваши предположения.
   При виде простоты их отношений ревность в душе Джона мгновенно пусти-
ла свежие побеги. Тем не менее он машинально протянул руку. Данфорд  по-
жал ее, пробормотал вежливое приветствие  и  под  благовидным  предлогом
удалился. Как только Данфорд исчез, Джон дал волю своим чувством.
   Белл задохнулась и попятилась при виде ярости, которая  засверкала  в
его глазах.
   - Джон, в чем дело?
   - Как вы могли, Белл? - выпалил он. -
   Как вы могли?
   Она ожидала ревности, но не такого неукротимого бешенства.
   - А что такого я сделала?
   - Не разыгрывайте невинность! Это вам не идет.
   - О чем вы говорите? - срывающимся голосом повторила Белл.
   Джон окинул ее яростным взглядом.
   Только тут Белл вспомнила план, с помощью которого она хотела  заста-
вить Джона приехать в Лондон. Возможно, он решил, что она с Данфордом...
   - Причиной этому - Данфорд? - быстро спросила она. - Если так, беспо-
коиться незачем. Он один из моих давних приятелей, только и всего. Кроме
того, он лучший друг Алекса.
   - Данфорд здесь ни при чем, - прошипел Джон. - Речь идет о моем  бра-
те.
   - О ком?
   - Вы же слышали.
   - О вашем брате?
   Джон резко кивнул.
   - Я даже не знакома с вашим братом.
   - Если вы не перестанете лгать, Белл, то в конце концов  запутаетесь.
И поверьте мне: я не собираюсь крутиться  поблизости,  чтобы  поддержать
вас в случае неудачи.
   Белл едва справилась с замешательством.
   - Пожалуй, нам будет лучше продолжить разговор в уединенном месте.  -
Вскинув голову, она вышла из комнаты на балкон.
   К тому времени, как они достигли укромного уголка, ее смущение преоб-
разилось в гнев. Белл резко повернулась к Джону, ее глаза бешено сверка-
ли.
   - Вам слово, лорд Блэквуд. Теперь, когда мы больше не  рискуем  прив-
лечь чужое внимание, прошу вас объяснить, что все это значит.
   - На вашем месте я не стал бы требовать объяснений, миледи.
   - Уверяю вас, я и не подозревала, что в моем  поведении  должны  быть
какие-либо ограничения.
   Джон вскипел. Он испытал неудержимое желание схватить ее за  плечи  и
встряхнуть - и трясти до тех пор, пока... О Господи,  как  ему  хотелось
поцеловать ее! Но гнев Джона был сильнее этого  желания,  и  потому  он,
мрачно уставившись на Белл, заявил:
   - Я понимаю, что по отношению к вам я не всегда вел  себя  безукориз-
ненно, но метить мне, пытаясь подцепить на крючок моего брата, -  глупая
и недостойная выходка. Не говоря уже о том, что он  почти  вдвое  старше
вас.
   Белл до сих пор не понимала, о чем именно говорит Джон, но не  желала
ни в чем оправдываться и потому ответила с надменной снисходительностью.
   - В высшем свете весьма распространены браки, в которых мужчины  зна-
чительно старше женщин. Мы - женщины - взрослеем  быстрее,  поэтому  ес-
тественно, что считаем своих ровесников, а иногда и тех, кто старше  нас
на восемь - десять лет, - она сделала многозначительную  паузу,  -  лишь
докучливыми детьми.
   - Значит, вы считаете меня докучливым ребенком? - приглушенным  голо-
сом переспросил Джон.
   - Не знаю, да и стоит ли выяснять? А теперь прошу меня простить:  эта
беседа кажется мне невыносимо скучной и несерьезной, и вообще я  собира-
лась провести этот вечер совсем иначе.
   Джон сжал ее руку словно железными тисками.
   - Вы никуда не уйдете - в отличие от вас у  меня  нет  способа  иначе
провести время. Я хочу задать вам один вопрос и добиться  ответа.  -  Он
помедлил, и его молчание вынудило Белл взглянуть ему в глаза. - Вы всег-
да прибегаете к такой обдуманной жестокости?
   Белл отдернула руку.
   - Следовало бы ответить вам пощечиной, - прошипела она, - да я опаса-
юсь запачкать ладонь о вашу щеку.
   - Уверен, вы будете счастливы узнать, что вам удалось  причинить  мне
боль - но всего на минуту, миледи. Эта минута прошла, и  я  говорю  вам,
что не желаю иметь дела с женщиной, которая готова окрутить моего брата,
лишь бы отомстить мне.
   Белл наконец-то дала волю своему раздражению.
   - В последний раз говорю вам, Джон: я понятия не имею ни о каком  ва-
шем брате.
   - Ну что же, это любопытно, потому что он вас знает.
   - Меня много кто знает.
   Джон приблизил к ней лицо.
   - Он подумывает о женитьбе на вас.
   - Что?
   - Вы же слышали.
   Белл недоуменно заморгала, чувствуя, как ее гнев отступает перед сму-
щением.
   - Полагаю, в Лондоне есть немало мужчин, которые подумывают  жениться
на мне, - задумчиво проговорила она. - Но не все они делают мне  предло-
жения. И разумеется, это не значит, что я отвечаю на их  чувства  взаим-
ностью.
   На мгновение Джону захотелось поверить ей, но тут же ему  вспомнились
слова Эммы. "Она выходит замуж... по-моему, ее избранник  -  граф...  он
похож на вас..."
   - Не пытайтесь увильнуть от ответа, дерзкая девчонка,  -  предупредил
он.
   - Девчонка? Девчонка?! Нет, я все-таки вас ударю!
   Белл занесла руку, но Джон легко перехватил ее.
   - Моя реакция лучше вашей, Белл, - вкрадчиво напомнил он. -  Вам  ни-
когда не победить в этой схватке.
   От его снисходительности искра гнева Белл превратилась в жаркое  пла-
мя.
   - Позвольте кое-что вам объяснить, лорд Блэквуд, - выпалила она,  от-
дергивая руку. -
   Во-первых, я не знакома с вашим братом, и, во-вторых, даже если я по-
желаю выйти за него замуж, не понимаю, какое отношение это может иметь к
вам - тем более, вы ясно дали мне понять, что между  нами  все  кончено.
В-третьих, не вижу причин отчитываться перед вами в своих  поступках.  И
в-четвертых...
   - Остановитесь на трех, Белл, - ухмыльнулся Джон, - иначе  я  потеряю
интерес к разговору.
   Белл кинула на него яростный взгляд и вновь подняла руку, словно  пы-
таясь ударить его, но вместо этого с силой наступила на ногу Джону. Джон
даже не поморщился. Белл и не собиралась сделать ему больно - на ногах у
нее были мягкие туфельки. Однако эта маленькая атака  вдохновила  ее,  и
она заметила:
   - Ваша реакция слабеет, Джон.
   - Если вы хотите добиться  заметного  успеха,  позаботьтесь  о  более
прочной обуви, Белл. А эти туфли годятся лишь для того,  чтобы  избавить
вас от очередной мозоли на прогулке.
   Белл осеклась, вспомнив, как бережно он держал ее  ногу,  как  стара-
тельно лечил. Было трудно совместить того нежного и заботливого Джона  с
желчным циником, стоящим перед  ней  сейчас.  С  намеренно  нетерпеливым
вздохом Белл взглянула ему в глаза и произнесла:
   - Мне бы хотелось вернуться к гостям. Если бы вы сделали одолжение  и
посторонились...
   Джон не шелохнулся.
   - За кого вы выходите замуж?
   Белл застонала, почувствовав, что собственная ложь неумолимо  пресле-
дует ее.
   - Это вас не касается, - фыркнула она.
   - Я спрашиваю, за кого вы выходите замуж?
   - А я повторяю, что это вас не касается.
   Джон шагнул ближе.
   - Случайно, не за графа Уэстборо?
   Белл изумленно вытаращила глаза.
   - Так он и есть ваш брат?
   Она действительно не знала, что они в родстве - никто не смог бы  ра-
зыграть такое удивление. Но Джон желал быть абсолютно уверенным и потому
продолжал допрос:
   - Разве вам не сообщили его фамилию?
   - Я познакомилась с ним только на прошлой неделе. Его фамилия мне не-
известна - его представили просто как графа Уэстборо. И  прежде  чем  вы
обвините меня в очередных гнусных преступлениях, позвольте напомнить:  я
знала только, что ваш отец был графом - об этом рассказал  Алекс.  Но  я
понятия не имела, что он именно граф Уэстборо.
   Джон долго молчал, пристально вглядываясь в ее глаза. Такое поведение
лишило Белл остатков терпения, и она выпалила:
   - Но теперь, когда вы просветили меня, я припоминаю, что он похож  на
вас - конечно, он гораздо привлекательнее и не хромает.
   Джон пренебрег этим оскорблением, сравнив его с отчаянным выпадом ра-
неного животного.
   - И вы в самом деле не знали, что он мой брат?
   - Да нет же! Клянусь вам! - Только тут
   Белл поняла, что действует так, словно пытается вымолить  его  проще-
ние, несмотря на полное отсутствие вины, и потому добавила: - Но это  не
меняет мои планы.
   - Какие планы? Выйти за него замуж?
   - Я извещу вас об этом, если сочту нужным.
   "Надеюсь, я и себя поставлю в известность  о  собственных  планах,  -
мысленно добавила Белл, - потому, что сейчас я болтаю какую-то чушь".
   Пальцы Джона вдавились ей в плечи.
   - За кого вы хотите выйти замуж?
   - Не скажу.
   - Вы ведете себя как трехлетний ребенок.
   - Именно так вы ко мне и относитесь.
   - Спрашиваю в последний раз, - негромко предупредил Джон, склоняясь к
ней.
   - Вы не имеете права так говорить со мной, - прошептала Белл, -  осо-
бенно после того, как вы...
   - Ради Бога, Белл, не швыряйте мне в лицо прежние  обвинения!  Я  уже
признал, что отвратительно обошелся с вами. Но я должен знать, как вы не
понимаете? Я должен знать! - Глаза Джона вспыхнули страстью. -  За  кого
вы выходите замуж?
   Заметив на его лице отчаяние, Белл ощутила, как ее решимость  поколе-
балась.
   - Ни за кого! - выкрикнула она. - Ни за кого!  Это  была  ложь!  Все-
го-навсего ложь, чтобы заманить вас в Лондон, потому что я хотела видеть
вас! - От неожиданности руки Джона соскользнули с ее плеч, Белл  отстра-
нилась и повернулась к нему спиной. - Полнейшее унижение -  вот  чего  я
добилась. Надеюсь, вы удовлетворены?
   Джон застыл на месте, он никак не ожидал подобного поворота. Она была
по-прежнему неравнодушна к нему - эта мысль оказалась бальзамом для  его
измученного сердца. Но упрямец, сидящий в нем, не смирился с пыткой, ко-
торой подвергла его Белл, и намеревался прямо сказать об этом.
   - Терпеть не могу, когда меня водят за нос, - заявил этот упрямец.
   Белл круто повернулась, мгновенно придя в ярость.
   - Ах, вам не нравится, когда вас водят за нос?
   И это все, что вы можете сказать? Да, разумеется, это для вас невыно-
симо. Ну что же, а теперь выслушайте меня: я терпеть не могу, когда меня
оскорбляют. А ваше поведение я нахожу оскорбительным! -  Гордо  выпрямив
спину и вскинув голову с достоинством, которого Белл отнюдь не испытыва-
ла, она прошла мимо.
   Джон был настолько ошеломлен ее невероятным признанием, что едва  ус-
пел поймать Белл за кончики пальцев, пытаясь остановить.
   - Белл, - весь в смятении попросил он, - не уходите...
   Белл легко могла бы покинуть балкон - Джон удерживал ее слабо,  почти
робко. Но что-то в его хриплом голосе заставило ее  повернуться,  и  она
тут же была захвачена огнем страсти в его глазах.  У  нее  пересохло  во
рту, она почти не дышала, зачарованная взглядом  человека,  который  так
много значил для нее.
   - Джон, я не понимаю, чего вы хотите, - прошептала она.
   - Я хочу вас.
   Его слова повисли в воздухе, и сердце Белл умоляло рассудок  поверить
им. Что он имел в виду, говоря "хочу вас"? Просто хотел  прикоснуться  к
ней, поцеловать? Белл уже знала, как неудержимо влечет к ней Джона -  он
и не старался скрыть это влечение, да и сама она испытывала то же самое.
   Или же он хотел видеть ее рядом всю жизнь - как друга, спутницу, даже
как жену? Белл боялась спросить. Однажды он уже разбил ее сердце, и  она
не испытывала желания терпеть такую муку вновь.
   Джон прочел замешательство в ее ясных синих глазах и возненавидел се-
бя за то, что причинил ей боль. Пора было  признаться,  как  много  Белл
значит для него. Но собственные опасения удерживали Джона, и он лишь ти-
хо спросил:
   - Можно поцеловать вас?
   Белл медленно кивнула и шагнула к нему, а Джон потянулся и взял ее за
обе руки. Ошеломляющая робость охватила Белл, и она потупилась.
   - Не отворачивайтесь, - прошептал он, нежно поднимая ладонью ее  под-
бородок. - Вы так прекрасны! Вы добрая, милая, умная и...
   - Перестаньте!
   Теперь их лица почти соприкасались.
   - Почему?
   - Это уж слишком, - дрожащим голосом объяснила она.
   - Нет, неправда. Вас невозможно перехвалить.
   Он склонился, осторожно касаясь губами ее губ, и Белл ощутила  пробе-
жавшую по телу дрожь. Они простояли так долгую минуту, лаская друг друга
легкими поцелуями, наконец Джон не выдержал и прижал Белл к себе.
   - Господи, каким же я был глупцом! -  простонал  он.  Он  не  целовал
Белл, просто прижимал ее к себе так,  словно  хотел  навсегда  запомнить
очертания ее тела. Он сжимал объятия все сильнее, надеясь  обрести  хоть
немного ее мягкой доброты. - Как я сожалею об этом! Мне не хотелось при-
чинять вам боль, - торопливо прошептал он, -  я  опасался  этого  больше
всего на свете.
   - Тс-с! - прервала его Белл. - Просто поцелуйте меня,  пожалуйста.  Я
мечтала об этом несколько недель, и я...
   Джона не понадобилось долго упрашивать, и второй поцелуй был таким же
страстным, как первый нежным. Он жадно впитывал  аромат  Белл,  упивался
ею, бормоча бессмысленные слова любви и желания. Его руки гладили ее те-
ло, и Белл не сопротивлялась, изумленная непостижимой силой своего  вле-
чения. Она запустила пальцы в его густые  волосы,  наслаждаясь  их  мяг-
костью, в то время как его губы нежно касались ее шеи.
   - Не могу поверить! - простонала она.
   - Чему? - сумел выговорить Джон между поцелуями.
   - Нашей встрече. Всему. Своим чувствам,  и...  о!  -  Белл  испустила
сдавленный крик, когда губы Джона коснулись чувствительного местечка ни-
же уха.
   - А чему еще вы не можете поверить? - вкрадчиво спросил он.
   - Тому, что я не хочу, чтобы поцелуи прекращались, -  слабым  голосом
отозвалась она. - И тому, что это происходит рядом  с  комнатой,  полной
гостей.
   Эти слова возымели неожиданное действие. Джон с трудом отстранился  и
приглушенно выругался.
   - Я чуть не забыл об этом, - пробормотал он. - Нас  могли  застать  в
любую минуту.
   Белл вздрогнула от прохлады и не смогла удержаться,  чтобы  не  потя-
нуться к нему.
   - Как я скучала без вас! - прошептала она.
   Она являла собой непреодолимое искушение, но Джон устоял.
   - Я проделал путь до Лондона вовсе не для того, чтобы  погубить  вашу
репутацию.
   - А жаль, - еле слышно пробормотала Белл.
   - Прошу прощения?
   - Нет, ничего.
   - Нам следует врозь вернуться в комнату.
   Белл улыбнулась такой предусмотрительности.
   - Не беспокойтесь, я уверена: Данфорд обеспечил нам надежное  прикры-
тие, - и, увидев приподнятую бровь Джона, добавила: - Я немного  расска-
зала ему о вас.
   Джон одарил ее таким взглядом, что  Белл  была  вынуждена  продолжить
объяснение:
   - Совсем немного, так что никаких ваших тайн я не выдала.
   Джон подавил вновь нарастающее в нем чувство вины. Белл не знала  его
самой страшной тайны, но в конце концов о ней придется поведать.  Только
не теперь. Пока Джон не мог решиться на столь смелый шаг.
   - Ваша прическа растрепалась, - заметил он. - Пожалуй, вам  следовало
бы поправить ее. Я вернусь к гостям первым. Должно быть, брат  уже  ищет
меня.
   Белл кивнула, и они вместе вышли в темный  коридор,  но,  прежде  чем
расстаться, Белл ощупью нашла руку Джона и пожала ее.
   - Джон, что же будет дальше? - прошептала она. - Я должна знать.
   - Что будет дальше? - беспечно переспросил он. - Как это что? Разуме-
ется, я начну ухаживать за вами. Разве возможен другой выход?
   Белл ответила ему улыбкой и ушла.
   Войдя в гостиную, Джон не удивился, увидев, с каким любопытством пог-
лядывает на него брат.
   - Где это ты пропадал? - поинтересовался Дамиан.
   - Выходил подышать свежим воздухом, - если Дамиан и заметил, что леди
Арабелла покинула комнату одновременно с Джоном, то не упомянул об этом.
- Почему бы тебе не познакомить меня со  своими  друзьями?  -  предложил
Джон.
   Дамиан вежливо кивнул. Пока он представлял Джона,  вернулась  Белл  и
завела беседу с Данфордом.
   - Вот это побег! - с усмешкой заметил он.
   Белл вспыхнула.
   - Кто-нибудь заметил?
   Данфорд покачал головой.
   - Вряд ли. Я был настороже - на случай, если вас понадобится спасать.
Но в будущем, однако, на вашем месте я не затягивал бы такие  исчезнове-
ния дольше чем на пять минут.
   - О Господи! Сколько же я... то есть мы отсутствовали?
   - Дольше, чем вы предполагаете. Я отговаривался как мог.
   - Вам цены нет, Данфорд, - усмехнулась Белл.
   - Как и вам, леди Арабелла.
   Обернувшись, Белл заметила, что к ним направляется лорд Уэстборо. Бок
о бок с ним шел Джон с ничего не значащей улыбкой на лице.
   - Как приятно вновь увидеть вас, милорд, - вежливо пропела Белл.
   - Кажется, вы уже знакомы с моим братом, - заметил Дамиан, - с лордом
Блэквудом?
   - Разумеется. Мы хорошо знакомы.
   Белл внутренне поморщилась от такой двусмысленности, не глядя на Джо-
на и не сомневаясь, что тут же будет вознаграждена дьявольской усмешкой.
Однако от затруднительной беседы ее спасло появление хозяйки дома,  леди
Фортрайт.
   - А, Уэстборо! - воскликнула она. - Я и не видела, как вы  появились.
Леди Арабелла, вы, как всегда, способны украсить собой любое общество.
   Белл улыбнулась и присела в вежливом реверансе.
   - А это, должно быть, ваш брат? - продолжала леди Фортрайт.
   Дамиан кивнул и представил брата, но тут же  заметил  неподалеку  еще
одного своего приятеля и извинился, оставив Джона и Белл в  коготках  не
слишком деликатной хозяйки.
   - Лорд Блэквуд? Барон? - переспросила она. - Гм... не могу припомнить
этот титул.
   Белл охватила ярость. Леди Фортрайт имела репутацию назойливой особы,
которая пытается скрыть недостаток уверенности в себе,  нанося  вежливые
оскорбления другим.
   - Этот титул появился сравнительно недавно, миледи, - отозвался  Джон
с намеренно непроницаемым видом.
   - Как  же  понимать  это  "сравнительно"?  -  Она  лукаво  улыбнулась
собственной шутке и повернулась к Белл, желая убедиться, что ей тоже  не
по душе новичок в рядах знати.
   Белл ответила ей усмешкой и заметила, что последние несколько минут в
комнате стало значительно тише. Боже милостивый, неужели ни у  кого  нет
других дел, кроме как выслушивать бессмысленную болтовню леди  Фортрайт?
И куда девался Дамиан? Разве он не защитит брата?
   - Этому титулу всего несколько лет, - спокойно ответил Джон. - Я  был
пожалован им за воинскую доблесть.
   - Понятно, - протянула леди Фортрайт и распрямила плечи, самодовольно
красуясь перед слушателями. - Ну, в вашей храбрости у  меня  нет  причин
сомневаться, но мне не по душе, когда титулами разбрасываются столь без-
думно. Дворянству не к лицу быть таким, с позволения сказать,  неразбор-
чивым.
   - Лорд Блэквуд - сын графа, - напомнила Белл.
   - О, я не пытаюсь отыскать изъяны в его родословной, - отмахнулась от
довода хозяйка. - Но нам не следует уподобляться русским, раздающим  ти-
тулы налево и направо. Известно ли вам, что все сыновья  русских  графов
наследуют титул отца? Вскоре эта страна будет буквально кишеть  графами,
и в ней начнутся беспорядки. Помяните мое слово, эта страна вскоре  при-
дет в упадок, а виной тому станут бесчисленные графы.
   - Любопытное предположение, - ледяным тоном произнесла Белл.
   По-видимому, леди Фортрайт не обратила внимания на раздражение Белл.
   - В этих новых титулах мне видится нечто бестактное, вы не находите?
   Белл почувствовала, как все вокруг затаили дыхание в ожидании ее  от-
вета. Дамиан вернулся к ним, и Белл наградила его сдержанной улыбкой.
   - Прошу прощения, леди Фортрайт, - медовым голосом отозвалась она,  -
но боюсь, я вас не понимаю. Если не ошибаюсь, ваш муж - только пятый ви-
конт Фортрайт?
   - Шестой, - резко поправила ее хозяйка. - А мой отец был восьмым гра-
фом Уиндермерским.
   - Понятно... - протянула Белл. - Значит, им  обоим  титулы  достались
лишь по праву рождения?
   - Не понимаю, на что вы намекаете, леди  Арабелла.  Позвольте  напом-
нить, что титул принадлежит вашему роду на протяжении нескольких веков.
   - О, я прекрасно осведомлена об этом, леди Фортрайт. Мы  считаем  наш
титул честью для всего рода. Но своей порядочностью мой отец обязан  от-
нюдь не древнему титулу. А что касается лорда Блэквуда,  я  нахожу  этот
титул гораздо более привлекательным потому,  что  он  свидетельствует  о
благородстве его обладателя, а не его давно почившего предка.
   - Великолепная речь, леди Арабелла, особенно для особы, которая  явно
наслаждается всеми привилегиями своего положения, но абсолютно  неприем-
лемая для воспитанной и знатной дамы. Должна признаться, милая, вы  при-
обретаете замашки синего чулка.
   - Наконец-то! Какой комплимент! Я и не ожидала услышать его из  ваших
уст. А теперь прошу меня простить, этот вечер меня утомил. - Белл  наме-
ренно повернулась к хозяйке спиной, понимая, какой скандал могут вызвать
столь дурные манеры. - Джон, я была очень рада вновь увидеться  с  вами.
Надеюсь, вскоре вы навестите меня, а теперь я должна  найти  Данфорда  и
попросить проводить меня домой. Доброй ночи.
   И пока Джон еще приходил в себя от такой страстной защиты, Белл  ода-
рила его  сияющей  улыбкой  и  прошла  мимо.  Джон  остался  в  обществе
разъяренной леди Фортрайт, которая тут же фыркнула и удалилась.
   Не в силах сдержаться, Джон рассмеялся.
   Позднее вечером, по пути домой, Дамиан завел разговор о слишком  оче-
видной дружбе Белл и Джона.
   - Я и не подозревал, что вы с леди Арабеллой так  хорошо  знакомы,  -
нахмурившись, произнес он.
   Джон улыбнулся одними губами.
   - Она сама сказала об этом, разве ты забыл?
   - То, как она бросилась защищать тебя, свидетельствует о вашем весьма
близком знакомстве.
   - Да, ты прав.
   Дамиан помолчал несколько минут, но в конце концов любопытство в  нем
возобладало.
   - Настолько я понимаю, ты намерен ухаживать за ней?
   Джон вздохнул. Он вел себя слишком резко по отношению к брату, Дамиан
решительно не заслуживал подобного обращения.
   - Извини, если я нарушил твои планы. Уверяю тебя: до приезда  сюда  я
не подозревал, что ты питаешь к Белл нежные чувства. Тебе следует знать,
что именно она была причиной моего прибытия в столицу.
   Дамиан долго обдумывал услышанное.
   - Я не говорил, что питаю к ней нежные чувства. Я просто считал,  что
она будет мне достойной супругой.
   Джон окинул его недоуменным взглядом, размышляя, выходят ли когда-ни-
будь эмоции брата за рамки одобрения или легкого недовольства.
   - Но теперь я убедился, - продолжал Дамиан, - что мы с ней  не  пара.
Разумеется, она очень красива, но я не могу позволить себе  иметь  жену,
которая высказывает в обществе столь радикальные взгляды.
   Губы Джона дрогнули.
   - Надеюсь, ты не завидуешь моему титулу?
   - Конечно, нет, - казалось, это предположение оскорбило Дамиана. - Ты
заслужил титул. И потом, наш отец был графом. Но ты должен признать, что
в наше время слишком много проходимцев пытаются втереться в  ряды  арис-
тократии, покупая титулы или вступая из-за них в  брак.  Только  Господу
известно, что с нами станет.
   - Белл любит читать, - заявил Джон, желая убедиться,  что  брат  пол-
ностью потерял к ней интерес. - Она прочла все пьесы Шекспира.
   Дамиан покачал головой.
   - Не могу понять, что мне взбрело в голову. С "синими чулками"  слиш-
ком много хлопот, какими бы красивыми они ни были. Они чересчур требова-
тельны.
   Джон улыбнулся.
   - Нет, она решительно не годится, - заключил Дамиан, - так что,  если
хочешь, можешь сам заняться ею. Для мужчины в твоем положении она -  ла-
комый кусочек. Хотя должен предостеречь тебя: ее родители, вероятно,  не
одобрят такой брак. По-моему, она смогла бы стать и герцогиней, если  бы
пожелала.
   - Не спорю, - согласился Джон, - если, конечно, она гонится за  титу-
лами.
   Экипаж остановился перед домом Дамиана. Когда братья  вошли  в  холл,
дворецкий поприветствовал их и вручил записку, предназначенную для лорда
Блэквуда. Джон с любопытством развернул листок бумаги.
   "Я в Лондоне".
   Джон нахмурился, припомнив, что два подобных  послания  получил  нес-
колько недель назад. Тогда он считал, что они предназначались для бывших
владельцев Блетчфорд-Мэнора, но теперь понял, что ошибся.
   - Это от кого-нибудь из твоих знакомых? - вежливо осведомился Дамиан.
   - Вряд ли, - нехотя ответил Джон. - Я в этом не уверен.

   Глава 12

   На следующее утро Джон прибыл к дому Белл,  нагруженный  шоколадом  и
цветами. Он до сих пор не мог поверить, что так легко и просто она  зав-
ладела его сердцем. Все утро он улыбался.
   Белл не смогла сдержать радость, вспыхнувшую в ее  глазах,  едва  она
спустилась вниз, к Джону.
   - Чему я обязана удовольствием побыть в вашем обществе? -  с  ослепи-
тельной улыбкой спросила она.
   - Разве я не заявил, что собираюсь ухаживать за вами? - ответил Джон,
вручая ей цветы. - Считайте, что за вами ухаживают.
   - Как романтично! - заметила Белл не без сарказма.
   - Надеюсь, вы любите шоколад?
   Белл подавила усмешку: Джон действительно очень старался.
   - Обожаю!
   - Замечательно, - с беспечной улыбкой отозвался он. - Не  возражаете,
если я возьму одну конфету?
   - Ни в коей мере.
   Персефона выбрала именно этот момент, чтобы спуститься с лестницы.
   - Доброе утро, Белл, - поздоровалась она. - Ты не познакомишь меня со
своим гостем?
   Белл исполнила ритуал знакомства, и, пока Джон решал, какую из конфет
предпочесть, Персефона склонилась к Белл и прошептала:
   - Он очень красив.
   Белл кивнула.
   - И выглядит таким мужественным!
   У Белл расширились глаза.
   - Персефона! - ошеломление прошептала она. - Должна предупредить  те-
бя, что обычно компаньонки не ведут подобных разговоров с подопечными.
   - В самом деле? А зря. Боюсь, мне никогда не усвоить как следует обя-
занности компаньонки. Умоляю, не рассказывай Алексу о моих промахах.
   - Ты нравишься мне такой, какая есть, - откровенно призналась Белл.
   - Как мило с твоей стороны, дорогая! Ну ладно, я удаляюсь. Кучер поо-
бещал покатать меня по Лондону, и надо позаботиться о том, чтобы до тем-
ноты объехать стороной все опасные кварталы.
   Вспомнив, что часы едва пробили полдень, Белл могла лишь гадать,  ка-
кой по продолжительности будет поездка Персефоны, но не успела она  ска-
зать и слова, как пожилая дама выпорхнула за дверь.
   - Похоже, вам досталась не самая суровая из  компаньонок,  -  заметил
Джон.
   - Угадали.
   - Может, перейдем в гостиную? Мне не терпится  поцеловать  вас,  а  в
холле я на это не решаюсь.
   Белл вспыхнула, указывая ему дорогу к ближайшей гостиной.
   Прикрыв дверь, Джон сжал Белл в объятиях.
   - Целый день без присмотра компаньонки! - пробормотал он между  поце-
луями. - Возможно ли большее блаженство для мужчины?
   - А для женщины? - напомнила Белл.
   - Пожалуй, нет. Идите же сюда, на диван, чтобы я мог осыпать вас  шо-
коладом и цветами. - Взяв Белл за руку, Джон повел  ее  за  собой  через
комнату.
   Белл позволила ему усадить себя на диван, она никогда еще  не  видела
Джона таким дружелюбным и беспечным. В его глазах  осталась  лишь  дымка
печали и смущения, но это было ничто по сравнению  с  мрачной  отчужден-
ностью, которую Белл чувствовала в нем в Оксфордшире.
   - Пока что все обилие шоколада достается только вам. Вы уже съели три
конфеты.
   Джон сел и притянул ее поближе.
   - Что толку приносить леди съедобные подарки, если  они  не  нравятся
тебе самому? Вот, попробуйте. Шоколад весьма недурен, - он поднес конфе-
ту к губам Белл.
   Улыбнувшись, Белл откусила половину.
   - Какое наслаждение! - пробормотала она.
   - Вот именно. - Джон имел в виду вовсе не шоколад.
   Белл потянулась за остатком конфеты и взяла ее в рот,  смело  коснув-
шись губами пальцев Джона.
   - Шоколад растаял, и вы испачкались, -  с  невинным  видом  объяснила
она.
   - И вы тоже. - Он придвинулся ближе и лизнул уголок  ее  губ,  отчего
острая дрожь желания прошла по всему телу Белл. Склонившись,  он  провел
языком по нежному краю ее верхней губы. - Здесь осталось еще немного,  -
бормотал он, - и вот здесь, - перейдя к нижней губе, Джон слегка  прику-
сил ее зубами.
   - Оказывается, так приятно, когда за тобой  ухаживают!  -  призналась
она шепотом.
   - Разве прежде с вами такого не случалось?  -  Джон  коснулся  языком
мочки ее уха.
   - За мной ухаживали, но совсем иначе.
   - Отлично. - Он по-хозяйски улыбнулся.
   Белл откинула голову, когда он провел губами по атласной коже ее шеи.
   - Надеюсь, и вам не случалось прежде ухаживать за  дамами,  пользуясь
такими... экстравагантными средствами убеждения.
   - Никогда, - заверил ее Джон.
   - Отлично, - улыбнулась Белл в ответ. - Но видите  ли,  -  произнесла
она, задохнувшись, когда он подхватил ладонью ее грудь, - ритуал  ухажи-
вания включает не только цветы и шоколад.
   - И еще поцелуи, - Джон сжал ее грудь  через  Платье,  заставив  Белл
вскрикнуть от удивления.
   - Разумеется, - вздохнула она, - об этом я не забыла.
   - Я постараюсь сделать все возможное, чтобы вы ни на секунду не забы-
вали об этом. - Джон был поглощен размышлениями, каким образом  высвобо-
дить одну из идеальных грудок Белл из выреза платья.
   - Замечательно. Но имейте в виду, я не позволю  вам  забыть,  что  вы
обещали мне стихи.
   - Вот упрямица! - Джон наконец решил,  что  наилучшим  выходом  будет
просто спустить платье с плеч Белл и благодарить Бога за то, что  нынеш-
няя мода не требует возни с бесконечными рядами пуговиц.
   - Вы совершенно правы, - негромко рассмеялась Белл. - Но я хочу полу-
чить эти стихи.
   Джон моментально отвлек ее внимание, осуществив свой смелый план.  Он
простонал от невыразимого мужского наслаждения, увидев ее смуглый сосок,
затвердевший от желания, и облизнул губы.
   - Джон... неужели вы хотите?..
   Он кивнул и выполнил задуманное.
   Белл ощутила слабость во всем теле и откинулась на диване, увлекая  с
собой Джона. Он благоговейно вкушал нежность одной ее груди - целую  ми-
нуту, прежде чем отдать должное второй. Белл оказалась  беспомощной  под
его чувственным натиском и не могла сдержать приглушенные вскрики  жела-
ния, срывающиеся с губ.
   - Скажите же что-нибудь! - наконец простонала она.
   - Сравню ли с летним днем тебя? Ты словно... - начал цитировать он.
   - Перестаньте, Джон!  -  воскликнула  Белл,  отрывая  его  голову  от
собственной груди, чтобы заглянуть в смеющиеся карие глаза. - Если уж вы
решили прибегнуть к плагиату, выберите какие-нибудь менее известные сти-
хи.
   - Если вы немедленно не замолчите, Белл, я буду  вынужден  перейти  к
решительным действиям.
   - К решительным действиям? Звучит заманчиво. - Она  прильнула  к  его
губам и страстно поцеловала их.
   Лишь в последнюю секунду они услышали до боли знакомый голос, донося-
щийся из коридора.
   - Какая досада, я забыла теплые перчатки! - сокрушалась Персефона.  -
На улице так морозно.
   Белл и Джон отпрянули друг от друга в мгновение ока. Увидев, что Белл
действует недостаточно поспешно, поправляя одежду, Джон перехватил  ини-
циативу и лично подтянул вырез ее платья почти до подбородка. Лихорадоч-
но приводя себя в порядок, они услышали второй негромкий голос - вероят-
но, слуги, с которым беседовала Персефона.
   - Как любезно с вашей стороны! - заметила Персефона. -  Я  подожду  в
гостиной с Белл и ее гостем, пока вы не принесете их мне.
   Белл едва успела броситься в кресло, стоящее напротив  дивана,  когда
ее компаньонка вошла в гостиную.
   - Персефона, какой сюрприз!
   Персефона окинула ее проницательным взглядом. При всей своей  беспеч-
ности она была отнюдь не глупа.
   - Не сомневаюсь в этом.
   При виде Персефоны Джон вежливо встал.
   - Не хотите ли шоколаду? - спросил он, протягивая ей коробку.
   - Я бы не отказалась.
   Белл слегка покраснела, вспомнив, что случилось, когда Джон предложил
шоколад ей самой. К счастью, Персефона была слишком занята выбором  сла-
достей, чтобы заметить румянец подопечной.
   - Я бы попробовала вот эту, с орехами, - наконец произнесла она, дос-
тавая из коробки конфету.
   - Неужели на улице так прохладно? - спросила Белл. - Я  слышала,  что
тебе понадобились теплые перчатки.
   - Да, со вчерашнего дня весьма похолодало. Хотя должна признаться,  в
доме, даже душно.
   Белл слабо улыбнулась, но, переведя взгляд на  Джона,  заметила,  что
тот сдерживает покашливание.
   - Ваши перчатки, мадам.
   - Великолепно. - Персефона встала  и  направилась  вслед  за  лакеем,
только что вошедшим в комнату. - Тогда я удаляюсь.
   - Желаю приятно провести время, - сказала ей вслед Белл.
   - Разумеется, дорогая, так я и сделаю. - Персефона начала  прикрывать
за собой дверь, но остановилась и слегка покраснела. - Если вы не возра-
жаете, я оставлю дверь слегка приоткрытой - так комната будет лучше про-
ветриваться...
   - Ну конечно, - подхватил Джон, и, когда Персефона вышла, склонился к
Белл и прошептал: - Я закрою ее сразу же, как только она покинет дом.
   - Тише! - предостерегла его Белл.
   Едва они услышали стук парадной двери, Джон вскочил и закрыл дверь  в
гостиную.
   - Это просто смешно! - недовольно пробормотал он. - Мне  почти  трид-
цать лет. Меня вовсе не прельщает необходимость  прятаться  от  какой-то
компаньонки.
   - В самом деле?
   - Должен вам сказать, это чертовски неприлично. - Джон вернулся к ди-
вану и сел.
   - Вас не беспокоит нога? - спросила Белл с искренней тревогой в  гла-
зах. - Похоже, вы стали хромать сильнее обычного.
   Джон скептически осмотрел собственную конечность.
   - Кажется, да. Я и не заметил. Видите ли, я уже привык к боли.
   Белл пересела на диван, поближе к нему.
   - Может быть, вам будет легче, если я разотру ее? - она коснулась ла-
донями ноги Джона и начала растирать мышцы повыше колена.
   Джон закрыл глаза, в блаженстве откинувшись на спинку дивана.
   - Неописуемо! - воскликнул он. Позволив Белл продолжить свое  занятие
еще несколько минут, он произнес: - Белл... мне  хотелось  поговорить  о
вчерашнем вечере.
   - Да? - подняла она голову, не переставая массировать ногу.
   Джон открыл глаза и остановил ее руки. Белл замерла,  удивленная  его
внезапно посерьезневшим лицом.
   - Еще никто... - помолчал он, подыскивая слова. - Еще никто не  защи-
щал меня так, как вчера это сделали вы.
   - А ваши родственники?
   - В детстве я редко общался с ними. Они были слишком заняты.
   - Вот как? - переспросила Белл, не скрывая неодобрения.
   - Мне то и дело давали понять, что  я  должен  самостоятельно  искать
свое место в жизни.
   Встав, Белл отошла к вазе и стала беспокойно перебирать в ней цветы.
   - Своему ребенку я никогда не скажу ничего подобного, - серьезно зая-
вила она. - Никогда! По-моему, детей надо любить,  опекать  и...  -  она
круто повернулась. - Разве нет?
   Он торжественно кивнул, плененный огнем страсти в ее глазах. Она была
такой... славной. Но подобрать лучшее определение ему не удалось.
   Он никогда не будет достоин ее - Джон твердо знал это.  Но  он  может
любить ее, защищать, пытаться сделать ее жизнь такой, какой она заслужи-
вает. Он прокашлялся.
   - Когда возвращаются ваши родители?
   Белл вскинула голову при столь неожиданной смене темы.
   - Они должны были вернуться со дня на день,  но  недавно  я  получила
письмо от Эммы - она сообщает, что они так хорошо  проводят  время,  что
решили продлить удовольствие еще ненадолго. А почему вы спрашиваете?
   Джон улыбнулся.
   - Не могли бы вы еще немного помассировать мне ногу? Так  хорошо  мне
не было уже много лет.
   - Разумеется. - Белл вернулась на диван и, не  дожидаясь,  пока  Джон
возобновит разговор, напомнила: - Итак, вы  спросили  про  моих  родите-
лей...
   - Ах да. Я только хотел узнать, когда я смогу попросить вашей руки  у
вашего отца и покончить с этим. - Он дерзко усмехнулся. - Соблазнять вас
в темных углах - особое удовольствие, но я бы предпочел получить  закон-
ное право на вас и поступать с вами так, как мне будет угодно в  уедине-
нии собственного дома.
   - Поступать со мной так, как вам будет угодно? - недоверчиво  пересп-
росила Белл.
   Джон открыл глаза и беспечно улыбнулся ей.
   - Вы же понимаете, что я имею в виду, дорогая. - Притянув к себе,  он
поцеловал ее в шею. - Мне бы хотелось остаться наедине с вами, не опаса-
ясь, что в комнату в любую секунду могут войти. - Он вновь начал  покры-
вать поцелуями ее лицо. - Я хочу довершить начатое.
   Но на этот раз Белл решительно отстранилась.
   - Джон Блэквуд, неужели это было предложение руки и сердца?
   Не поднимаясь, он взглянул на нее из-под опущенных ресниц и  улыбнул-
ся.
   - По-моему, да. А вы как думаете?
   - "По-моему, да. А вы как думаете?  -  передразнила  его  Белл.  -  А
по-моему, это самое неромантичное предложение, какое мне доводилось слы-
шать.
   - Значит, вам часто предлагали руку и сердце?
   - Довольно часто.
   Этого Джон совсем не ожидал услышать.
   - Мне казалось, что в семье вас считают весьма практичной  девицей  и
что вам не нужны слезливые заверения в любви и все такое прочее.
   Белл шлепнула его по плечу.
   - Как бы не так! Эти слова нужны каждой женщине - особенно от  мужчи-
ны, предложение которого она готова принять. Так что  скорее  подбирайте
слезливые заверения, и тогда я...
   - Ага, значит, вы согласны! - Джон победно улыбнулся и придвинулся  к
Белл поближе.
   - Я сказала только, что готова принять предложение.  Это  не  значит,
что я его уже приняла.
   - Ну, разница невелика. - Он вновь начал целовать ее, едва веря,  что
вскоре Белл будет всецело принадлежать ему, и только ему.
   - Нет, весьма велика, - раздраженно возразила Белл. - Не  могу  пове-
рить вашим словам: вы сказали, что хотите попросить моей руки  и  покон-
чить с этим? Господи, что за мерзость!
   - Пусть моему предложению недостает изящества, но зато оно было  иск-
ренним.
   - И на том спасибо. - Белл метнула в его сторону рассерженный взгляд.
- Как только вы хорошенько попросите меня, я отвечу вам согласием.
   Джон пожал плечами, упрямо привлекая ее к себе.
   - Я хочу поцеловать вас.
   - И вы прежде не сделаете предложения?
   - Нет.
   - Вот как? Нет?
   - Нет.
   - Что вы задумали? - Белл попыталась высвободиться, но Джон держал ее
крепко.
   - Я задумал поцеловать вас.
   - Знаю, глупый! Я только хотела узнать, почему вы не желаете  сделать
мне предложение немедленно?
   - О женщины! - с театральным вздохом провозгласил Джон. -  У  них  не
одно, так другое. И если...
   Белл ущипнула его за руку.
   - Белл, - терпеливо продолжал он, - вы бросили перчатку и не собирае-
тесь сказать "да", пока я не подниму ее, верно?
   Белл кивнула.
   - Тогда будьте благосклонны, дайте мне хоть краткую  отсрочку.  Такие
вещи при творческом подходе требуют времени.
   - Понятно, - кивнула Белл, приподнимая в улыбке уголки губ.
   - И если вам нужен роман - неподдельный роман, - то вам придется  по-
дождать несколько дней.
   - Пожалуй, я сумею подождать.
   - Вот и хорошо. А теперь не будете ли вы так любезны сесть поближе  и
еще раз поцеловать меня?
   Белл согласилась.
   В следующий раз Джон навестил ее через неделю. Едва оставшись наедине
с Белл, он заключил ее в объятия и продекламировал:
   Я вас люблю давным-давно,
   Хотя и вижу вас впервые,
   Так ангелы пленяют нас святые...
   - Но видеть их нам не дано, - закончила Белл. - Боюсь, вам крупно  не
повезло: моя гувернантка была помешана на поэзии Джона  Донна.  Я  помню
наизусть множество его стихов, - и, заметив разочарованный взгляд Джона,
она добавила: - Но страстная декламация делает вам честь. Это  было  так
трогательно!
   - Очевидно, недостаточно трогательно. Будьте  любезны  посторониться,
меня ждут дела. - Склонив голову, он понуро вышел из комнаты.
   - И не повторяйте одну ошибку дважды - держитесь подальше от Донна! -
сказала вслед ему Белл. - Так вам ни  за  что  не  обвести  меня  вокруг
пальца.
   Белл не знала наверняка, но ей показалось, что Джон бормочет под  нос
нечто неизящное, закрывая за собой дверь.
   Всю последующую неделю Джон ни словом не обмолвился о своем предстоя-
щем предложении, хотя сопровождал Белл во время  выездов  и  навещал  ее
почти каждое утро. Белл тоже избегала этой темы. Она знала, что, как  бы
Джон ни отрицал этого, он наслаждается игрой, и ей не  хотелось  портить
ему удовольствие. Слишком уж часто Джон бросал на нее искоса оценивающий
взгляд, и Белл понимала: он что-то задумал.
   Однажды утром ее подозрения подтвердились: он прибыл в особняк  Блай-
донов с тремя дюжинами ярко-алых роз и положил их к ногам  Белл  посреди
холла. Опустившись на одно колено, он произнес:
   За взгляд один удивительный твой
   Своим расплачусь я сполна,
   А коль поцелуем одаришь - отныне
   Забуду про вкус я вина.
   Ту жажду, что душу измучить готова,
   Я лишь божеством утолю,
   Но даже чашу с нектаром Иова
   Не стану менять на твою.
   На этот раз он почти достиг цели. Глаза Белл затуманились, а  услышав
слова о поцелуе и чаше, она невольным жестом прижала руку к сердцу.
   - О Джон! - вздохнула она.
   Но тут разразилось бедствие.
   По лестнице спускалась Персефона.
   - Джон! - с восторгом воскликнула она. - Это же  мое  самое  любимое!
Как вы узнали?
   Опустив голову, Джон стиснул кулаки. Белл поспешно переместила ладонь
с сердца на бедро.
   - Мой отец часто читал эти стихи моей матери, - продолжала Персефона,
зарумянившись от удовольствия. - Эти строки каждый  раз  переполняли  ее
счастьем.
   - Могу себе представить... - пробормотала Белл.
   Джон робко взглянул на нее.
   - И видите ли, эти стихи особенно подходили моей матушке, -  добавила
Персефона. - Ее звали Селия, упокой, Господи, ее душу.
   - Очень интересно, - сказала Белл, не сводя глаз с Джона.  Тот  мудро
держал язык за зубами.
   - Они называются "Песнь. К Селии" Бена Джонсона, - с улыбкой пояснила
Персефона.
   - Вот как? - сухо заметила Белл. - Джон, кто такая Селия?
   - Мать Персефоны, разумеется.
   Белл в душе восхитилась его невозмутимостью.
   - Что ж, я рада, что эти строки принадлежат перу Джонсона.  Мне  было
бы ненавистно думать, что вы посвящали стихи какой-то Селии, Джон.
   - Почему бы и нет? Селия - чудесное имя.
   Белл ответила ему вымученно-приятной улыбкой.
   - А по-моему, имя Белл срифмовать гораздо проще.
   - Не сомневаюсь в этом, но я предпочитаю преодолевать трудности.  Вот
скажем, Персефона... с этим именем можно было бы сочинить поэму, достой-
ную моего таланта.
   - О, довольно! - рассмеялась Персефона.
   - Итак, Персефона... гм... дайте-ка подумать. Можно было бы, конечно,
зарифмовать ее с драконом, но выходит как-то неизящно.
   Белл не сумела устоять перед мягким юмором Джона.
   - А как насчет лимона? - подсказала она.
   - Вот это другое дело. Я немедленно принимаюсь за работу.
   - Ну, довольно насмешек, юноша, - по-матерински взяв Джона  за  руку,
прервала Персефона. - Я и не подозревала, что вы поклонник Бена  Джонсо-
на. Он - мой любимый поэт. А вам нравятся его пьесы? Обожаю  "Вольпоне",
хотя это не особенно веселая вещь.
   - Сейчас мне и самому невесело.
   Хихикнув в ладонь, Персефона закивала.
   - Вот и хорошо! Недавно я видела театральную афишу. Надеюсь,  кто-ни-
будь вызовется сопровождать меня.
   - Я был бы рад оказать вам услугу.
   - Впрочем, нам не следует брать с собой Белл. Я не уверена,  что  это
зрелище подходит для незамужних леди, а Белл и без того не раз  намекала
мне, что я недостаточно строга для компаньонки.
   - Белл и вправду так говорила?
   - Разумеется, она выразилась иначе, но я-то поняла, откуда ветер  ду-
ет!
   - Без меня вы в театр не пойдете, - вставила Белл.
   - Пожалуй, нам придется взять ее с собой, - с  преувеличенно  громким
вздохом заметил Джон. - Она бывает такой упрямой, если что-нибудь  заду-
мает!
   - О, перестаньте! - повернулась Белл. - И не забывайте о своей  рабо-
те. Должны же вы хоть что-нибудь написать.
   - Полагаю, вы правы, - отозвался Джон, кивнув Персефоне,  уходящей  в
гостиную. - Творению "Персефона на лимоне", несомненно, уготована судьба
шедевра.
   - Если вы немедленно не приметесь за работу, вас ждет еще один шедевр
- "Белл выгоняет вас в метель".
   - Ох, от страха я не держусь на ногах!
   - И поделом вам!
   Джон поднялся, встал в актерскую позу и, вытянув руку,  с  завыванием
прочел:
   - Персефона на лимоне нам поет неугомонно... - Он сверкнул ребяческой
усмешкой. - Ну, что вы скажете?
   - По-моему, это восхитительно.
   Нагнувшись, Джон поцеловал ее в нос.
   - Говорил ли я вам, что за последние несколько  недель  мне  довелось
смеяться больше, чем за всю предыдущую жизнь?
   Белл молча покачала головой.
   - Так оно и есть. И этим я обязан вам. Ума не приложу, как  вы  этого
добились, но вы лишили меня злости. Годы обид, боли и скитаний ожесточи-
ли меня, но теперь я вновь способен смеяться.
   И прежде чем Белл успела сказать ему, что этой тирады ей вполне  дос-
таточно, Джон вновь поцеловал ее и ушел.
   Несколько последующих вечеров Белл провела, сидя в постели с  разбро-
санными вокруг томиками стихов. "В следующий раз ему не  одурачить  меня
какой-нибудь "Песней", посвященной Селии, - думала она. - Я заранее под-
готовлюсь к бою".
   Она опасалась, что Джон попытается выдать за  свои  стихи  одного  из
современных поэтов. Гувернантка Белл предпочитала классику, а  стихотво-
рение "Ее краса подобна ночи" она узнала лишь благодаря шумной  популяр-
ности лорда Байрона.
   Поспешно предпринятый поход по книжным лавкам обогатил ее  библиотеку
"Лирическими балладами" Вильяма Вордсворта и Сэмюэла Тейлора Колриджа, а
также "Песнями невинности и опыта" малоизвестного поэта Вильяма  Блейка.
Приказчик в лавке заверил - Белл, что когда-нибудь Блейк прославится,  и
попытался навязать в придачу "Союз неба и ада", но Белл отказалась,  ре-
шив, что в таких стихах Джон вряд ли станет искать романтики.
   С улыбкой на лице Белл открыла "Песни" и начала листать страницы, чи-
тая вслух попадавшиеся на глаза строки.
   Тигр, тигр! Жар очей,
   Грозный царь лесных ночей,
   Чьей бессмертною рукой
   Страшный облик создан твой?
   Поджав губы, она покачала головой.
   - Странные эти современные поэты. - Еще раз покачав головой, она вер-
нулась к чтению.
   Внезапно ее занятие прервал глухой стук. Белл  затаила  дыхание.  Что
такое?
   Стук повторился.
   Несомненно, он раздавался за  окном.  Охваченная  ужасом,  Белл  выс-
кользнула из постели, бросилась на "пол и на  четвереньках  подползла  к
туалетному столику. Быстро взглянув в сторону окна, она схватила оловян-
ный подсвечник, который Эмма подарила ей на день рождения.
   По-прежнему пригибаясь к полу, Белл бросилась к  окну.  Стараясь  ук-
рыться от взгляда непрошеного гостя, она забралась в кресло, приставлен-
ное к стене рядом с окном, и, дрожа от страха, замерла в ожидании.
   Окно скрипнуло и начало приоткрываться. За подоконник схватилась рука
в черной перчатке.
   Белл затаила дыхание.
   Вторая рука Появилась рядом с первой, а затем сильное  тело  бесшумно
перемахнуло через подоконник и опустилось на пол.
   Белл подняла подсвечник, целясь в голову незнакомца, когда  тот  вне-
запно обернулся и уставился на нее.
   - Боже милостивый! Вы хотите меня убить?
   - Так это вы, Джон?!

   Глава 13

   - Что вы здесь делаете? - ужаснулась Белл.
   - Будьте любезны положить эту штуку на место!
   Белл наконец опустила тяжелый подсвечник и протянула Джону  руку.  Он
выпрямился.
   - Что вы здесь делаете? - повторила она, чувствуя, как странно  заби-
лось ее сердце при виде Джона в ее спальне.
   - Разве не ясно?
   С равным успехом он мог появиться тут, чтобы похитить ее и  увезти  в
горы, или же соблазнить ее, или просто  поприветствовать,  не  дожидаясь
утра.
   - Нет, не ясно, - заявила Белл.
   - А вы понимаете, что за последнюю неделю я четыре раза видел  вас  в
обществе Персефоны, и дважды - с моим братом, один раз - с этим  надоед-
ливым Данфордом и трижды - на званых вечерах, где мне позволялось  бесе-
довать с вами лишь в присутствии дам не моложе шестидесяти лет?
   Белл ответила ему улыбкой.
   - Но нам удавалось некоторое время проводить вдвоем, когда вы  прихо-
дили с визитами.
   - Я не считаю проведенными наедине минуты, когда мне приходится  опа-
саться вторжения мисс Лимоны.
   Выражение его лица стало таким капризным, что Белл легко  представила
себе Джона восьмилетним мальчуганом, топающим ножкой об пол от ужасающей
несправедливости.
   - Полно, - усмехнулась она. - Персефона - не  самая  худшая  из  ком-
паньонок.
   - Может быть, но это не мешает ей каждый раз врываться  в  комнату  в
самый неподходящий момент. Я уже просто боюсь поцеловать вас.
   - Что-то я не заметила, чтобы эти опасения повлияли на частоту  ваших
поцелуев.
   Джон ответил ей взглядом, ясно дающим понять, что сейчас он не в сос-
тоянии оценить юмор.
   - Я только что взобрался на дерево, долго качался на чертовски тонкой
ветке, а затем влез в окно на чрезвычайно опасной высоте от земли. И это
при моей хромоте! - добавил Джон, стаскивая перчатки и приглаживая воло-
сы. - Лишь бы остаться с вами наедине.
   Белл мимоходом отметила, что он чуть ли не впервые вспомнил  о  своем
увечье без горечи или отчаяния.
   - Вы ждали романтичного предложения, - продолжал он. - Можете мне по-
верить: мне в жизни не придумать ничего более романтичного. - Из кармана
он выудил поникшую алую розу. - Так вы выйдете за меня замуж?
   Ошеломленная вихрем чувств, Белл сморгнула слезы, навернувшиеся ей на
глаза, но не смогла произнести ни слова.
   Джон шагнул вперед и взял ее руки в свои.
   - Ну пожалуйста... - попросил он.
   Белл решительно закивала.
   - Да, да! - Она бросилась в объятия Джона и спрятала лицо у  него  на
груди.
   Несколько минут Джон крепко прижимал ее к себе, наслаждаясь прикосно-
вением ее тела.
   - Мне следовало спросить об этом гораздо раньше,  -  пробормотал  он,
зарывшись лицом в ее волосы. - Еще в Уэстонберте... А я так  упорно  пы-
тался оттолкнуть вас.
   - Но почему?
   У него перехватило горло.
   - Джон, вам нездоровится? Вы выглядите так, словно съели что-то  нес-
вежее, - попыталась пошутить Белл.
   - Нет, Белл, я... - Он подыскивал слова. Нельзя обманывать ее, нельзя
начинать брак ложью. - Когда я говорил вам, что я - не тот  человек,  за
которого вы меня принимаете, я...
   - Помню, - прервала она. - И все-таки не понимаю, что вы имели в  ви-
ду. Я...
   - Тс-с! - Он приложил палец к ее губам. - В моем прошлом было  нечто,
о чем я должен рассказать вам. Это случилось во время войны.
   Белл безмолвно взяла его за руку, подвела к постели,  села  и  жестом
предложила последовать ее примеру, но Джон был слишком взволнован.
   Он резко повернулся, отошел к окну и оперся ладонями на подоконник.
   - Во время войны была изнасилована девушка, - выпалил  он,  благодаря
небо за то, что не видит лица Белл. - Это случилось по моей вине.
   Белл побледнела.
   - Что вы имеете в виду?
   Джон рассказал ей о давнем событии, закончив словами:
   - Вот так это и случилось. По крайней мере  так  я  запомнил.  Я  был
пьян, к сожалению.
   - Джон, вы ни в чем не виноваты. - Ее тихий голос переполняли  любовь
и вера.
   Он не обернулся.
   - Вас же там не было.
   Джон повернулся к ней лицом.
   - Неужели вы невнимательно слушали меня? Я был пьян. Если бы рассудок
остался при мне, я смог бы выполнить обещание, данное матери Аны.
   - Но этот негодяй нашел бы способ подстеречь ее. Вы же не могли защи-
щать девушку днями и ночами.
   - Я мог бы... я... - он осекся. - Мне трудно говорить об этом.
   Поднявшись, Белл подошла и ласково коснулась его руки.
   - Может быть, вам стоит попытаться...
   - Нет, - быстро перебил он. - Не хочу об этом говорить. Не  хочу  ду-
мать. Я... - он запнулся. - Вы по-прежнему согласны принять мое  предло-
жение?
   - Зачем вы спрашиваете? - прошептала Белл. - Я лю... - Она  останови-
лась, слишком опасаясь нарушить драгоценное равновесие,  чтобы  выразить
истинные чувства. - Вы так нужны мне. Я знаю, что вы - достойный и  бла-
городный человек, даже если вы в этом сомневаетесь.
   Потянувшись, он крепко обнял ее, прижался к ней и покрыл ее лицо  по-
целуями.
   - О, Белл, как вы нужны мне! Не знаю, смогу ли я жить без вас.
   - А мне не прожить без вас.
   - Вы сокровище, Белл. Подарок судьбы. - Он вдруг закружил ее в  беше-
ном вальсе. Они вращались круг за кругом, пока не повалились на постель,
задыхаясь от смеха.
   - Взгляните на меня, - попросил Джон. - Не могу припомнить, когда я в
последний раз чувствовал себя таким счастливым. Я улыбаюсь целыми днями,
не зная почему. Я залез на это проклятое дерево, забрался к вам в окно и
вот теперь смеюсь рядом с вами. - Он  вскочил,  подняв  Белл.  -  Сейчас
ночь, а я здесь, рядом с вами. И кружусь в  полночном  танце,  сжимая  в
объятиях само совершенство.
   - О Джон! - вздохнула она, не зная, как выразить свои чувства.
   У Белл перехватило дыхание, когда губы Джона сомкнулись на ее  губах.
Поцелуй был совсем иным, чем все прежние. Его переполняла  страсть,  это
был уверенный, властный поцелуй. И Белл отвечала на него с таким же  пы-
лом, обхватив ладонями мускулистую спину Джона -  словно  пытаясь  дока-
зать, что он принадлежит ей одной.
   Ладони Джона гладили ее спину, их жар проникал  сквозь  тонкую  ткань
ночной рубашки. Он подхватил ее ниже талии и прижал к себе  так  сильно,
что она ощутила твердое, физическое доказательство его желания.
   - Теперь понятно, как я хочу вас? - выдохнул он.
   Белл не ответила - Джон вновь закрыл ее рот  своими  губами.  Она  не
могла кивнуть - потому, что его ладонь обхватила ее голову и  не  давала
пошевелиться. Она ответила единственным доступным ей способом -  сильнее
прижавшись к Джону. Он издал хриплый стон, и Белл ощутила радостный тре-
пет, почувствовав свою власть над ним.
   Он встал на колени, прожигая губами ткань рубашки, спускаясь по  лож-
бине между ее грудями и касаясь пупка.
   - Джон! - задыхающимся голосом произнесла она. - Что же...
   - Те-с, я сам обо всем позабочусь. - Он опустился еще ниже,  пока  не
коснулся ладонями ее щиколоток. - Как гладко, - пробормотал он.  -  Ваша
кожа словно лунный свет.
   - Лунный свет? - сдавленно воскликнула она, голос отказывался повино-
ваться ей.
   - Мягкая, гладкая и таинственная. - Его горячие ладони медленно  лас-
кали ее ноги, приподнимая подол рубашки.
   Тут он развернул Белл спиной к себе и запечатлел два поцелуя в  ямках
под коленями. Белл вскрикнула и чуть не упала.
   - Вам это понравилось? Я запомню. - Он продолжил томительное движение
вверх, восхищаясь нежной кожей ее бедер. С дьявольским смешком он нырнул
под высоко поднятый подол ее рубашки и поцеловал место, где сливались ее
бедра.
   Белл показалось, что она теряет сознание.
   Рубашка поднялась еще выше, обнажив бедра, и Белл ощутила смутное об-
легчение, когда Джон коснулся ее живота, обходя стороной самое  укромное
местечко.
   Поднимая рубашку, Джон постепенно вставал, помедлив, прежде чем обна-
жить ее груди.
   - Помните, когда-то я говорил вам, что они - совершенство? - страстно
прошептал он на ухо Белл.
   Белл безмолвно покачала головой.
   - Округлые, упругие, словно два драгоценных розовых бутона.  Я  готов
упиваться ими весь день.
   - О Господи! - Белл ощутила, как ослабели ее колени.
   - Это еще не все, дорогая. - Он удержал  рубашку  чуть  ниже  грудей,
прижав ткань к коже.
   Когда Джон вновь поднял ее, Белл ощутила, как трепещущие ладони подх-
ватывают ее груди. Волны наслаждения прошли по всему телу. Белл  поняла,
что оказалась совершенно обнаженной. Ее кожа матово отсвечивала в  туск-
лом свете свечей.
   Джон задохнулся.
   - Никогда в жизни я еще не видывал такой красоты, - благоговейно про-
шептал он.
   Белл вспыхнула от удовольствия.
   - Боже мой! - вдруг простонала она.
   Стыдливость налетела на нее как холодный ветер, и она попыталась, как
могла, прикрыться дрожащими руками.
   В своей попытке она не преуспела, ибо Джон тут же подхватил ее на ру-
ки.
   - Любовь моя, ты совершенство. Тебе нечего стыдиться.
   - Я не стыжусь, - слабо ответила она, - с тобой - нет... Но  это  так
странно... непривычно.
   - На это я и надеялся. - Он сбросил книги с постели и уложил Белл  на
белоснежные простыни.
   Белл вздрогнула, увидев, что он начинает раздеваться. Сброшенная  ру-
башка обнажила твердую мускулистую грудь, свидетельство многолетних  уп-
ражнений. При виде мужского тела Белл начала переполнять приятная  исто-
ма. Не думая, она протянула руку, даже не вспомнив о том, что Джон стоит
слишком далеко.
   От ее любопытства Джон одновременно улыбнулся и простонал. Ему стано-
вилось все труднее держать себя в руках - особенно  теперь,  когда  Белл
лежала нагая на постели, глядя на него огромными синими глазами.  Присев
на край постели, он стащил сапоги, а затем поднялся, чтобы снять бриджи.
   Белл с трудом сдержала возглас удивления, увидев его  мужское  досто-
инство, огромное и... но оно ненадолго привлекло ее взгляд.
   Она вскрикнула, увидев его колено.
   - О Господи... - прошептала Белл.
   Колено покрывали шрамы, казалось, огромный клок  плоти  выдран  прямо
над суставом. Кожа здесь обесцветилась, лишилась волос - это было  суро-
вое напоминание об ужасах войны.
   Джон скривил губы.
   - Незачем туда смотреть.
   Белл быстро перевела взгляд на его лицо.
   - Дело не в этом, - заверила его она, - рана совсем не так ужасна.  -
И чтобы доказать свои слова, она соскользнула с постели и  встала  перед
ним на колени, целуя шрамы. - Мне больно думать о том, как тебе пришлось
страдать, - прошептала она, - и о, том, что ты чуть не лишился ноги. Ты,
такой сильный, такой решительный"... не знаю, что стало бы  с  тобой.  -
Она вновь принялась целовать его, омывая израненное колено потоком  люб-
ви.
   Чувства, о которых Джон даже не  мечтал,  вдруг  полностью  захватили
его. Он властным жестом поставил Белл на ноги.
   - Белл, как я хочу тебя! - задыхаясь, пробормотал он.
   Они: бросились на постель - так, что Белл оказалась придавленной  тя-
желым телом Джона. Белл задохнулась, но эта тяжесть была приятной, вызы-
вала ощущения, которых она еще не испытывала. Джон целовал ее так долго,
что Белл была готова растаять от наслаждения. Вдруг он поднял  голову  и
взглянул прямо ей в глаза.
   - Сначала я доставлю тебе удовольствие, - произнес он. -  Так,  чтобы
ты знала: тебе нечего бояться, впереди ждут лишь красота и чудо.
   - Я не боюсь, - прошептала она и вдруг вспомнила, какой он  огромный.
- Пожалуй, - немного волнуюсь...
   Джон успокаивающе улыбнулся.
   - Не могу похвастаться большим опытом, но я постараюсь  сделать  так,
чтобы это тебе понравилось. Полагаю, будет легче, если сначала ты  расс-
лабишься.
   Белл не представляла, о чем он говорит, но тем не менее кивнула.
   - Похоже, ты все заранее обдумал.
   - Поверь мне, - хрипло возразил он, - я думал совсем не об этом. - Он
легко скользнул ладонью по ее телу.
   Потянувшись, Белл коснулась его щеки, проговорив:
   - Я верю тебе.
   Джон закрыл ртом ее губы, отвлекая ее, и в  этот  момент  его  пальцы
коснулись самого укромного местечка ее тела. Она волновалась, и Джон  не
желал, чтобы потрясение стало слишком сильным.
   Но так и случилось - Белл чуть не спрыгнула с постели.
   - А ты уверен, что это необходимо? - задыхаясь, произнесла она.
   - Абсолютно уверен.
   А затем его губы присоединились к пальцам.
   Белл не сомневалась, что она умирает. Ничто, кроме смерти,  не  могло
вызвать такого трепета... и такого блаженства.
   - О Джон! - простонала она, не в силах  сдержаться  и  чувствуя,  что
улетает ввысь. - Я не смогу... я не выдержу...
   Она и впрямь не выдержала. Казалось, все нервы ее тела вдруг перемес-
тились в низ живота. Она напряглась, и за напряжением последовал  взрыв.
Ей понадобилось несколько минут, чтобы вернуться на землю, и Белл сумела
лишь пробормотать: "Милосердное небо!"
   Она услышала, как Джон рассмеялся, и когда открыла глаза, то  обнару-
жила, что он насмешливо наблюдает за ней. Склонившись, он поцеловал ее в
нос.
   - Значит, так и должно быть? - робко спросила Белл.
   Он кивнул.
   - Еще лучше.
   - В самом деле?
   Он снова кивнул.
   - И ты?.. - Она осеклась. Впечатление было еще  слишком  новым,  Белл
никак не могла освоиться с ним.
   Он покачал головой.
   - Когда я испытаю наслаждение, ты поймешь это.
   - И это будет так же хорошо, как... - она не смогла закончить.
   Глаза Джона потемнели от желания, и он кивнул.
   - Замечательно, - вздохнула Белл. - Мне бы не понравилось, если бы ты
при этом испытывал меньшее удовольствие, чем я. Но если ты не против,  я
хотела бы полежать рядом с тобой пару минут.
   Вздыбленное мужское достоинство Джона наотрез отказалось  согласиться
с его мнением, когда он произнес:
   - И я не прочь ничего не делать.
   Они провели в объятиях друг друга всего несколько секунд, прежде  чем
услышали так хорошо им знакомый голос Персефоны.
   Затем послышался стук в дверь.
   - Белл! - донесся из-за двери громкий шепот. - Белл!
   Белл вскочила.
   - Персефона?
   - Ты не впустишь меня на минутку?
   Белл охватила паника.
   - Подожди немного! -  Слава  Богу,  дверь  спальни  была  заперта.  -
Прячься! - прошипела она Джону.
   - Этим я и занимаюсь, - шепнул он в ответ и соскочил с постели, прок-
линая ночной холод. Он собрал одежду, молясь о том, чтобы ничего не  за-
быть, и на цыпочках выбежал в гардеробную Белл.
   Белл схватила халат, набросила его и отправилась  к  двери.  Повернув
ключ, она открыла дверь, радуясь, что трясущиеся  ноги  все-таки  держат
ее.
   - Добрый вечер, Персефона.
   - Прости, что побеспокоила тебя, но  я  никак  не  могла  заснуть.  Я
вспомнила, что сегодня ты была в книжной лавке и подумала, что,  возмож-
но, смогу одолжить у тебя что-нибудь почитать.
   - Разумеется. - Белл метнулась в комнату и собрала сброшенные с  пос-
тели книги. - Это стихи, на сегодня я уже покончила с ними.
   Персефона заметила голые икры Белл,  промелькнувшие  под  халатом,  и
удивленно спросила:
   - Разве ты не надела ночную рубашку?
   Белл вспыхнула и молча возблагодарила ночную темноту за  то,  что  та
милостиво скрыла ее смущение.
   - Мне было жарко.
   - Понятия не имею почему. Окно открыто настежь. Ты простудишься.
   - Вряд ли. - Белл сунула книги в руки Персефоне...
   - Спасибо. - Персефона вдруг сморщила нос и принюхалась. - Что это за
запах? Какой странный...
   Белл взмолилась, чтобы Персефона оказалась девственницей, ибо комната
пропахла любовью. Можно было лишь надеяться, что женщина не узнает  этот
запах.
   - По-моему, его приносит с улицы.
   - Понять не могу, чем это пахнет. Не забудь, пожалуйста, закрыть окно
перед сном. И если ты не против, я могла бы дать тебе свои духи с арома-
том фиалки. Стоит немного прыснуть ими здесь, и этот отвратительный  за-
пах исчезнет.
   - Может, отложим это до утра? - Белл направилась к двери.
   - Тогда спокойной ночи. Увидимся утром.
   - Спокойной ночи. - Белл закрыла дверь и быстро повернула ключ в зам-
ке, а затем с облегченным вздохом прислонилась к ней.
   Дверь в гардеробную приоткрылась, и оттуда показался Джон,  прикрыва-
ясь пестрыми платьями Белл.
   - Боже милостивый, сколько у тебя нарядов!
   Белл пропустила его слова мимо ушей.
   - Как же я перепугалась!
   - А я чувствовал себя чертовски глупо. И потом, предупреждаю тебя:  я
не согласен долго терпеть все это. - Он яростно  сунул  раненую  ногу  в
штанину.
   - В самом деле? - слабо переспросила Белл.
   - Ни в коем случае! Я взрослый мужчина. Я прошел почти всю  проклятую
войну, чуть не лишился ноги и теперь сколотил достаточную сумму для  по-
купки поместья. Думаешь, мне нравится прятаться по чуланам?
   Белл сочла, что отвечать не обязательно.
   - Объясняю прямо: не нравится. Ни в коей мере. - Он уселся в  ближай-
шее кресло и сунул в штанину вторую ногу.
   Белл предположила, что раненая нога Джона недостаточно крепка, поэто-
му он и сел.
   - И могу сообщить тебе кое-что еще, - добавил он, давая  волю  своему
раздражению. - Насколько я понимаю, ты моя. Надеюсь, это тебе ясно? А  я
не привык чувствовать себя вором, наслаждаясь тем, что принадлежит мне.
   - Что же ты намерен делать?
   Джон встряхнул рубашку.
   - Жениться на тебе, и немедленно. А потом увезти тебя в Блетчфорд-Мэ-
нор, затащить в постель и продержать там всю неделю, не опасаясь, что  в
комнату ворвется мисс Лимона и испортит мне все настроение.
   - Тебе давно пора подыскать новое название своему поместью.
   - Нашему поместью, - поправил он, усмехнувшись такой откровенной  по-
пытке сменить тему. - Я был слишком  занят  ухаживанием,  чтобы  уделять
время этому вопросу.
   - Я помогу тебе, - улыбнулась Белл.
   Джон любил ее - до сих пор он не признался в этом, но  его  глаза  не
лгали.
   - Отлично. А теперь, прошу меня простить, мне придется  выпрыгнуть  в
окно, спуститься по дереву, вернуться к Дамиану и лечь  спать.  Утром  я
попробую раздобыть особое разрешение.
   - Особое разрешение?
   - Больше я не намерен терпеть весь этот вздор. Если повезет, мы поже-
нимся к концу недели.
   - К концу недели? - эхом повторила Белл. - Да ты спятил!  Я  не  могу
выйти замуж через несколько дней! Я не могу даже объявить об официальной
помолвке, пока не вернутся родители.
   Джон застонал, натягивая сапоги, и выдал совершенно  незнакомое  Белл
проклятие.
   - Когда они возвращаются? - спросил он еле слышно.
   - Точно не известно.
   - Ну хотя бы предположительно?
   - Полагаю, через пару недель. - Белл предпочла умолчать, что, возмож-
но, придется ждать еще месяц, а то и два, пока они вернутся. Мать  будет
настаивать на шумной свадьбе - в этом Белл не сомневалась ни на секунду.
   Джон вновь выругался.
   - Если они не явятся домой через две недели, выдать тебя  замуж  при-
дется Алексу. Или твоему брату. Мне все равно, которому из них.
   - Но...
   - Никаких "но"! Если твои родители начнут  расспросы,  можешь  просто
сказать им, что нам пришлось пожениться.
   Белл кивнула: а что еще ей оставалось делать?
   - Я лю... - храбрость покинула ее, и фраза осталась незаконченной.
   Джон обернулся.
   - Что?
   - Нет, ничего. Спускайся осторожнее - до земли слишком далеко.
   - Если быть точным - три этажа...
   Лукавая улыбка Джона оказалась заразительной, и, провожая его к окну,
Белл ощутила, как уголки ее губ приподнимаются.
   Склонившись, он пробормотал:
   - Поцелуй на прощание.
   Их губы слились в короткой страстной ласке.
   Джон быстро отстранился, натянул перчатки и скрылся  за  окном.  Белл
бросилась к окну и выглянула наружу, с улыбкой наблюдая, как Джон  спус-
кается по дереву.
   - Он мог бы попросту выйти через дверь, - пробормотала  она  себе.  -
Комната Персефоны в другом крыле.
   Разумеется, спускаться по дереву было гораздо забавнее и романтичнее,
если при этом ухитриться не свернуть шею. Белл вздохнула с  облегчением,
когда ноги Джона коснулись земли. Он нагнулся, растирая больное  колено,
и Белл сочувственно поморщилась.
   Прислонившись к подоконнику, с мечтательным выражением лица она  сле-
дила за Джоном, пока тот не скрылся из виду. Лондон  может  быть  удиви-
тельно красивым, думала Белл, в такие минуты, как сейчас,  с  пустынными
улицами и...
   Движение на улице привлекло ее внимание. Прохожий? Судить об  этом  в
темноте было трудно. На краткий миг Белл удивилась, что кому-то  вздума-
лось бродить по городу ночью.
   Она хихикнула. Возможно, всем лондонским джентльменам сегодня  пришло
в голову совершить необычный романтический поступок.
   Глубоко вздохнув, Белл закрыла окно и вернулась к постели. Только за-
бираясь под одеяло, она вспомнила, что желание Джона так и не осуществи-
лось.
   Неудивительно, что он был настолько раздражен.
   Всю обратную дорогу к дому брата Джон не выпускал из руки  пистолета.
Разгуливать ночью по Лондону было опасно, и все-таки он решил  не  брать
экипаж у самого дома Белл - кто-нибудь мог это заметить, а Джон  не  хо-
тел, чтобы Белл стала предметом сомнительных слухов. Кроме того, до дома
Дамиана требовалось пройти всего  несколько  кварталов.  Казалось,  весь
высший свет Лондона разместился на крошечном пятачке столицы. Джон  сом-
невался, что кому-нибудь из здешних обитателей известно, что город прос-
тирается далеко за границы Гросвенор - сквер.
   Он прошел половину пути к дому, когда услышал позади осторожные шаги.
Джон оглянулся, но увидел лишь тени домов и деревьев и  продолжил  путь.
Должно быть, звук шагов ему просто послышался. Эта настороженность  сох-
ранилась в нем еще с войны, когда каждый звук мог означать смерть.
   Однако, свернув за последний угол, он вновь услышал шаги, и мимо  его
уха просвистела пуля.
   - Черт возьми, что такое?
   За первой пулей последовала вторая - она обожгла ему руку, задев  ее.
Джон выхватил пистолет, обернулся и заметил на  противоположной  стороне
темную фигуру, торопливо перезаряжающую оружие. Джон не  терял  времени:
его пуля угодила незнакомцу в плечо.
   Но, проклятие, при этом мишень исчезла из виду. Не  выпуская  из  рук
оружия, Джон бросился к преследователю. Увидев его,  незнакомый  мужчина
схватился за плечо и вскочил. Его лицо скрывала  полумаска,  и  Джон  не
смог узнать раненого. Окинув Джона злобным  взглядом,  мужчина  бросился
бежать.
   Устремляясь за ним, Джон проклинал хромоту, мешавшую ему бежать быст-
рее. Никогда еще он не был так зол на судьбу и на свое  увечье.  Догнать
противника было невозможно. Смирившись с этим, Джон вздохнул и  повернул
обратно.
   Ощупав руку, Джон понял, что она кровоточит, но  боли  почти  не  по-
чувствовал: ярость вытеснила все остальные ощущения. Кто-то  преследовал
его, и Джон не мог понять почему. Какойто безумец посылал ему загадочные
записки и желал его смерти.
   И кем бы ни был этот незнакомец, он не преминет вовлечь в дело  Белл,
едва поймет, как много она значит для Джона. А если он следил за  Джоном
неделю подряд, то наверняка узнал, где Джон  проводит  каждую  свободную
минуту.
   Чертыхаясь, Джон поднялся на крыльцо дома Дамиана. Он не мог  подвер-
гать Белл опасности, даже если ради ее спасения придется отложить  брач-
ные планы.
   Проклятие!

   Глава 14

   - Прошу прощения, миледи, для вас письмо, - доложил  лакей,  входя  в
комнату.
   Белл сидела, предаваясь сладким воспоминаниям, воскрешая в памяти со-
бытия минувшей ночи - уже в пятидесятый раз подряд. Взяв у лакея письмо,
Белл аккуратно вскрыла его и прочла:
   "Белл, прошу прощения за столь краткое письмо, но я  не  в  состоянии
сопровождать вас с Персефоной в театр сегодня вечером. Искренне ваш Джон
Блэквуд".
   Белл долго изучала письмо, удивляясь  его  официальному  тону.  Пожав
плечами, она решила, что у некоторых  людей  существует  привычка  выра-
жаться в письмах сухо и формально, так что ей  не  следует  беспокоиться
насчет того, что Джон подписался "искренне ваш", а не "с любовью". И по-
том, совсем не важно, что он добавил не только имя ни  и  фамилию.  Белл
отложила письмо, уговаривая себя не придавать значения пустякам.
   Она пожала плечами. Возможно, Данфорд согласится  сопровождать  ее  и
Персефону.
   Данфорд действительно охотно согласился сопровождать их в театр.  Од-
нако мысли Белл то и дело обращались к мужчине, который прокрался  в  ее
спальню прошлой ночью. Она размышляла о том, какие  дела  заставили  его
отказаться от посещения театра сегодня вечером, и предполагала, что Джон
объяснится завтра.
   Но назавтра он так и не появился. И послезавтра тоже.
   Белл не просто удивлялась, она была чертовски раздражена. Ей  доводи-
лось слышать, что на свете существуют  мужчины,  способные  использовать
женщин ради собственного удовольствия, а затем бросать их,  но  Белл  не
могла причислить Джона к этой категории. Прежде всего  она  отказывалась
поверить тому, что смогла влюбиться в бесчестного человека,  и,  во-вто-
рых, что той памятной ночью стонала от наслаждения она, а вовсе не он.
   После двух дней догадок и ожидания Белл наконец решила взять  инициа-
тиву в свои руки и отправила Джону записку с просьбой объясниться.
   Ответа она так и не получила.
   Раздражение Белл усиливалось. Джон отлично понимал, что она не вправе
навестить его сама: Джон жил с братом, оба они были холостяками. Для не-
замужней леди было бы верхом неприличия посетить их дом, особенно здесь,
в Лондоне. Ее мать придет в ужас, узнав о подобной выходке, а это вполне
возможно, учитывая, что она может скоро вернуться.
   Белл отправила Джону еще одно письмо, на этот раз она тщательно выби-
рала слова и спрашивала, чем она не угодила ему, выражая при этом надеж-
ду, что он найдет время и ответит. Обдумывая письмо, Белл коварно улыба-
лась. Она не особенно старалась скрыть сарказм.
   А в нескольких кварталах от нее Джон со стоном перечитывал ее  посла-
ние. Белл обижена - это было ясно. Мог ли он винить  ее  за  это?  После
двух недель встреч, цветов, шоколада, поэзии и последней страстной  ночи
она имела право надеяться на продолжение встреч.
   Но что он мог поделать? Днем раньше он получил еще одну анонимную за-
писку, в которой коротко сообщалось: "В следующий раз я не  промахнусь".
Джон не сомневался, что Белл кинется на его защиту,  узнав,  что  кто-то
пытается убить его. А поскольку Джон не представлял, каким  образом  она
будет это делать, он боялся, что ее действия могут причинить неприятнос-
ти ей самой.
   С отчаянием вздохнув, он уронил голову  на  сложенные  руки.  Теперь,
когда счастье было так близко, как он мог дальше жить, постоянно  опаса-
ясь, что пуля застигнет его врасплох?  Слова  "дальше  жить"  неожиданно
приобрели новое значение. Если убийца не оставит своих  намерений,  рано
или поздно ему повезет. Джону следовало хоть что-нибудь предпринять.
   А пока необходимо держать Белл на расстоянии от себя и от пуль, наце-
ленных ему в спину. С невыносимой тяжестью на  сердце  он  взял  перо  и
ткнул им в чернильницу.
   "Дорогая Белл, некоторое время я не смогу видеться с  вами.  Не  могу
даже объяснить почему. Прошу вас, наберитесь терпения.  Ваш  Джон  Блэк-
вуд".
   Он понимал, что следовало бы просто порвать с Белл,  но  решиться  на
это не мог. Лишь она дарила ему истинную радость, и  Джон  не  собирался
отказываться от такого счастья. Осторожно держа за уголок свернутый лист
бумаги, Джон спустился по лестнице и вручил письмо слуге. Белл предстоя-
ло получить его через полчаса.
   Джону не хотелось даже представлять, как это произойдет.
   Единственной реакцией Белл после прочтения краткой записки было  пол-
ное недоумение. Происходящее казалось ей нереальным.
   Она заморгала, вглядываясь в несколько чернильных строк. Слова не ис-
чезли.
   Что-то случилось. Джон вновь пытался оттолкнуть ее. Белл не  понимала
причин подобного поведения, но не могла позволить себе поверить, что она
ему не нужна.
   Как такое могло, случиться, если она всем существом жаждет его?  Нет,
Бог не способен на такую жестокость.
   Белл поспешно прогнала тяжелые мысли.  Ей  следует  довериться  пред-
чувствию, а оно подсказывало, что Джон по-прежнему неравнодушен к ней  -
и не просто неравнодушен. Он влюблен, как и она в него. Он  попросил  ее
набраться терпения. По-видимому, ему требовалось разрешить некое затруд-
нение. Возможно, у него возникли какие-то неприятности, и он не  пожелал
втягивать в них Белл - это на него похоже.
   Когда он только поймет, что любить - значит делить все радости и  го-
рести? Она смяла лист бумаги в плотный мячик и зажала его в кулаке. Джон
сегодня же получит первый урок потому что она отправится проведать  его,
послав к чертям все правила приличия.
   Подумать только, за всю жизнь она не чертыхалась столько, сколько  за
последние несколько дней. Белл удивлялась самой себе. Отшвырнув  письмо,
она злорадно потерла рука об руку. Она  отомстит  за  все  беспокойство,
бросив ему в лицо весь запас вновь приобретенных ругательств.
   Не удосуживаясь одеться понаряднее, Белл схватила теплый плащ и  отп-
равилась на поиски горничной. Мэри была в гардеробной,  она  осматривала
платья хозяйки и отбирала те, что нуждались в чистке или мелкой починке.
   - Добрый день, миледи, - поспешно поздоровалась она. - Вы уже  выбра-
ли, какое платье наденете сегодня вечером? Его придется погладить.
   - Не важно, - резко оборвала ее Белл. - Сегодня вечером я  никуда  не
собираюсь. Зато сейчас я хочу прогуляться и не прочь, чтобы вы сопровож-
дали меня.
   - Сию минуту, миледи, - набросив пальто, Мэри последовала за хозяйкой
к лестнице. - Куда вам угодно пойти?
   - Не слишком далеко, - загадочно отозвалась Белл.
   Решительно сжав губы, она открыла парадную дверь и спустилась по сту-
пенькам.
   Мэри с трудом поспевала за ней.
   - Вы никогда еще не ходили так быстро, миледи.
   - Когда я раздражена, я всегда хожу быстро.
   Мэри не нашлась с ответом, просто вздохнула и  ускорила  шаг.  Пройдя
несколько кварталов, Белл резко остановилась, и Мэри едва не налетела на
нее.
   - Вот, - объявила Белл.
   - Что, миледи?
   - Вот это место.
   - Какое место?
   - Дом графа Уэстборо.
   - Какого графа, миледи?
   - Брата Джона.
   - Ах вот как! - за последние несколько недель Мэри не раз видела Джо-
на. - Зачем же мы пришли сюда?
   Белл глубоко вздохнула и упрямо вздернула подбородок.
   - Чтобы нанести визит. - И, не дожидаясь ответа Мэри,  она  поднялась
по ступенькам и трижды ударила молотком.
   - Что?! - чуть не взвизгнула Мэри. - Вам сюда нельзя!
   - Нет, можно, и я сюда войду. - Белл  нетерпеливо  стукнула  молотком
еще раз.
   - Но... но здесь же живут одни мужчины!
   Белл прищурилась.
   - Право, Мэри, ни к чему говорить о них, словно об особых  существах.
Они ничем не отличаются от вас или меня, - она  покраснела,  -  то  есть
почти ничем не отличаются.
   Она уже подняла руку, чтобы вновь взяться за молоток, когда дворецкий
распахнул дверь. Белл вручила ему визитную карточку и  заявила,  что  ей
необходимо повидать лорда Блэквуда. Мэри от смущения уставилась в землю.
   Дворецкий проводил обеих женщин в небольшую гостиную,  дверь  которой
выходила в холл.
   - Персефона вышвырнет меня, - дрожа, прошептала Мэри.
   - Этого не будет. Вы служите у меня, и она не имеет права давать  вам
расчет.
   - Уверяю вас, она будет очень недовольна.
   - Не вижу причин сообщать ей  о  случившемся,  -  решительно  заявила
Белл, не в силах сдержать внутреннюю дрожь.
   То, что она собиралась сделать, было верхом неприличия, и  она  прек-
расно это знала: мать сумела привить Белл уважение к правилам  поведения
в обществе. Впрочем, она уже навещала Джона в полном одиночестве - еще в
поместье, но там этикет был не настолько строг.
   В тот момент, когда терпение Белл было на исходе, вернулся дворецкий.
   - Лорд Блэквуд никого не принимает, миледи.
   От такого оскорбления Белл чуть не задохнулась. Джон  отказался  при-
нять ее! Вскочив, она бросилась прочь из комнаты. Она  не  остановилась,
пока не отошла от дома, а затем, не удержавшись, оглянулась.
   Джон стоял у окна на третьем этаже дома, глядя ей вслед. Но, едва за-
метив, что Белл обернулась, он шагнул в глубь комнаты и опустил  плотную
портьеру.
   Белл потрясение глядела на окно.
   - В чем дело? - Мэри проследила за ее взглядом, но не обнаружила  ни-
чего любопытного.
   - Какое чудесное дерево растет здесь, у самого дома...
   Мэри приподняла брови, не сомневаясь, что ее хозяйка свихнулась.
   Белл потерла подбородок.
   - И стоит оно у самой стены... - она улыбнулась. - Идем же, Мэри, нам
предстоит работа.
   - Работа? - переспросила горничная, но Белл уже опередила ее на  нес-
колько шагов.
   Оказавшись дома, Белл прошагала прямо к себе, вытащила из ящика бума-
гу и нацарапала записку к Эмме, которую в детстве  считали  сорванцом  в
отличие от Белл.
   "Дражайшая Эмма, объясни, как  ты  лазала  по  деревьям.  С  любовью,
Белл".
   Отправив записку кузине, Белл вспомнила о лучшем средстве  избавиться
от горя и гнева. Она отправилась за покупками.
   На этот раз она захватила с собой Персефону. Пожилой даме никогда  не
надоедало бывать в модных лондонских магазинах. Здесь выбор гораздо  бо-
гаче, чем в Йоркшире, объясняла она. Кроме того, тратить  деньги  Алекса
оказалось весьма занятно,
   Ни одна из них не нуждалась в новой одежде, но близились праздники, и
потому дамы отправились в поход по сувенирным лавкам, подыскивая  подар-
ки. Белл разыскала необычный маленький телескоп для брата  и  прелестную
музыкальную шкатулку для матери, но не могла отогнать мысли о  том,  что
ей не терпится найти подарок для Джона. Она вздохнула. Не  хотелось  ве-
рить в такой печальный конец их любви. Это было слишком мучительно.
   Она бродила, погрузившись в раздумья, вероятно, потому и не  заметила
двух типов сомнительного вида, которые следовали  за  ней  уже  довольно
долго. Прежде чем она поняла, что происходит, один из них  схватил  Белл
за руку и поволок ее в глубину боковой аллеи.
   Вскрикнув, Белл принялась отбиваться изо всех сил. Но похититель  ус-
пел утащить ее так далеко, что прохожие с улицы не замечали происходяще-
го. Обычный лондонский гул заглушал ее призывы о помощи.
   - Отпусти меня, негодяй! - крикнула она. Белл казалось, что он сейчас
выдернет ей руку, но она не чувствовала боли, мечтая лишь о спасении.
   - Говорю тебе, это она, - сказал один из похитителей. - Ее и  показал
тот малый.
   - Заткнись и убирайся отсюда. - Второй мужчина шагнул ближе,  и  ужас
лишил Белл остатков сил. Справиться с обоими мужчинами ей было нечего  и
надеяться.
   Но в ту секунду, когда ей уже казалось,  что  вес  пропало,  спасение
явилось весьма неожиданно в облике Персефоны. Когда Белл исчезла в  глу-
бине аллеи, внимание Персефоны было поглощено  особенно  привлекательной
витриной. Обнаружив, что подопечная исчезла, пожилая дама удивилась. По-
звав Белл и не дождавшись ответа, Персефопа встревожилась и бросилась на
поиски.
   Пробегая мимо боковой аллеи, она заметила промелькнувшие вдалеке  бе-
локурые волосы Белл.
   - Боже милостивый! - завопила пожилая леди так, что  прохожие  вокруг
стали оглядываться и останавливаться. - Отпустите ее, мерзавцы! - И  она
бросилась вперед, размахивая зонтиком. - Отпустите немедленно! - Оказав-
шись у цели, она с яростью обрушила свое  оружие  на  голову  одного  из
обидчиков.
   - Заткнись, старая сука! - взвыл тот от боли.
   Ответом Персефоны был прицельный удар, который пришелся прямо в грудь
негодяю. Задохнувшись, тот рухнул на землю.
   Второго похитителя раздирали страх и желание получить деньги, обещан-
ные ему за белокурую леди. Он продолжал тащить Белл, не замечая, что  по
аллее бегут люди, привлеченные пронзительными воплями Персефоны.
   - Я сказала: отпусти ее! - грозно повторила Перссфона, тут же измени-
ла тактику своей атаки и коварно уколола противника острием зонтика.
   Когда очередной укол пришелся прямо в живот похитителя,  он  выпустил
руку Белл и бросился бежать, пригибаясь и прижимая ладонь к пострадавше-
му месту.
   - Персефона, как я тебе благодарна! - воскликнула Белл, на глаза  ко-
торой наворачивались запоздалые слезы.
   Но Персефона не слушала ее. Теперь все ее внимание  привлекал  другой
противник, до сих пор лежащий на земле.  Едва  он  сделал  попытку  под-
няться, пожилая дама приставила зонтик к его животу.
   - Не торопитесь, мистер, - заявила она.
   Белл изумленно распахнула глаза. Кто бы мог подумать, что милая  ста-
рушка Персефона способна на такой подвиг?
   Похититель заметил, что вокруг собирается  толпа,  и,  закрыв  глаза,
смирился с неизбежным. К великому облегчению Белл, вскоре появился конс-
тебль, и она изложила ему свою историю.  Констебль  попытался  допросить
похитителя, но тот упорно молчал до тех пор, пока констебль не  напомнил
ему, какое наказание налагается за нападение на знатную даму.
   И тогда похититель-неудачник запел соловьем.
   Его наняли, чтобы похитить эту даму. Да, именно ее. Нет, не любую хо-
рошенькую блондинку, а именно вот эту. Джентльмен,  который  нанял  его,
несомненно, принадлежал к знати, судя по выговору. Нет, имени он не зна-
ет, прежде никогда его не видел, но запомнил, что у него белокурые воло-
сы, голубые глаза и рука на перевязи.
   Закончив допрос, констебль увел преступника, посоветовав Белл  впредь
быть осторожнее. Возможно, ей следует нанять полисмена для защиты.
   Белл задрожала от страха. У нее появился враг,  да  еще  желающий  ее
смерти!
   Когда толпа начала расходиться,  Персефона  повернулась  и  заботливо
спросила:
   - Ты в порядке, дорогая?
   - Да, да, - закивала Белл, - со  мной  все  хорошо.  -  Она  перевела
взгляд на руку, за которую ее схватил удравший похититель.  Несмотря  на
то, что руку прикрывала ткань платья и пальто, Белл чувствовала себя за-
пачканной. - Пожалуй, мне следует выкупаться.
   Персефона энергично кивнула.
   - Я полностью согласна с тобой.
   На следующее утро лакей принес Белл ответ от Эммы.
   "Дражайшая Белл, ума не приложу, зачем тебе  вдруг  понадобилось  уз-
нать, как лазают по деревьям - помнится, в детстве ты никогда не  питала
любви к этому занятию.
   Прежде всего надо найти дерево с низко растущими ветками. Если первая
из веток расположена выше твоего роста, тебе на нее не забраться, и  вся
затея безнадежна..."
   Письмо заняло две страницы - Эмма не упустила ни единой  подробности.
Кроме того, она что-то заподозрила, прямо заявив об этом в конце письма.
   "Надеюсь, все вышеизложенное окажется  тебе  полезным,  хотя,  должна
признаться, меня удивляет, где это ты собралась  лазать  по  деревьям  в
Лондоне. Полагаю, это имеет некоторое отношение к Джону Блэквуду. Любовь
толкает женщин на отчаянные поступки, это мне прекрасно известно. Что бы
ты ни делала, будь осторожна, а мне остается лишь вздохнуть с облегчени-
ем при мысли, что я уже не отвечаю за тебя. Да сохранит Господь Персефо-
ну. С любовью, Эмма".
   Белл фыркнула. Будь Эмма по-прежнему ее компаньонкой, она  настойчиво
сопровождала бы ее повсюду. Эмма никогда не отличалась благоразумием.
   Белл перечитала письмо, особенно ту часть, где говорилось  о  лазанье
по деревьям. Неужели она и вправду решится на такое? Остановившись у до-
ма Дамиана и оценивающе глядя на дерево, она даже  представить  себе  не
могла, что отважится на подобный поступок. Кроме того, Белл боялась  вы-
соты.
   Но Эмма мудро заметила, что любовь, как и опасность,  толкает  женщин
на отчаянные поступки. Отвратительный случай с двумя похитителями на ал-
лее убедил Белл, что пришла пора действовать решительно.
   "А может, правильнее было бы назвать предстоящие действия  опрометчи-
выми?"
   Белл покачала головой - все это не важно. Она  приняла  решение.  Она
перепугана, и ей нужна помощь Джона.
   Но эти похитители осложнили ее планы.  Теперь  она  опасалась  отпра-
виться к дому Дамиана среди ночи в полном одиночестве. И Мэри,  конечно,
не обеспечит ей надежную защиту. Персефона и ее доблестный зонтик - дру-
гое дело, но Белл сомневалась, что Персефона согласится принять  участие
в ее планах. Для компаньонки пожилая дама была весьма снисходительна, но
вряд ли бы даже она одобрила намерение Белл ворваться в комнату мужчины.
   "Что же делать, что делать?"
   Белл коварно улыбнулась, схватила перо и нацарапала записку Данфорду.
   - Нет, нет и еще раз нет!
   - Не будьте занудой, Данфорд, - уговаривала Белл... - Мне  необходима
ваша помощь.
   - Вам нужна не помощь, а упряжь. И это не занудство, а благоразумие -
слово, значение которого вы, по-видимому, забыли.
   Белл упрямо скрестила руки на груди и уселась в кресло. Данфорд  под-
нялся и зашагал по комнате, размахивая руками. Белл еще никогда не виде-
ла его в таком волнении.
   - Вы задумали чертовски глупую проделку, Белл. Или вы  сломаете  себе
шею - это весьма вероятно, учитывая, что весь свой опыт лазанья  по  де-
ревьям вы почерпнули из письма кузины, - или  вас  арестуют  за  попытку
проникнуть в чужой дом.
   - Никто меня не арестует.
   - В самом деле? Откуда же вы знаете, что ввалитесь именно туда,  куда
надо? Вполне возможно, вы очутитесь в спальне самого графа, а  я  видел,
как он смотрит на вас. Он не упустит такой удачный случай.
   - Он не станет этого делать. Ему известно, что я неравнодушна  к  его
брату. И потом, я не собираюсь вваливаться к нему в спальню, как вы  из-
волили деликатно выразиться. Я знаю, какую комнату занимает Джон.
   - Боюсь даже спрашивать, как вы это выяснили.
   На кончике языка Белл вертелся ответ, способный окончательно погубить
ее репутацию, но она промолчала.
   - Послушайте, Белл, мне все-таки придется отказать вам. Это невозмож-
но! Готов добавить целых три восклицательных знака, - заявил он.
   - И это называется друг... - укоризненно пробормотала Белл.
   - Вот именно. Я ваш друг, и как действительно добрый друг я не позво-
лю вам этого делать. Никакими уговорами вы не заставите меня помочь вам.
   Белл поднялась.
   - Ну что же, спасибо вам, Данфорд. Я надеялась на вашу помощь, но те-
перь вижу, мне придется справиться со своей задачей в одиночку.
   Данфорд застонал.
   - Только не это! Белл, неужели вы и вправду способны отправиться туда
одна?
   - У меня не остается выбора. Я должна срочно увидеться с ним, а он не
принимает. Пожалуй, я найму кеб, чтобы добраться туда, так  что  мне  не
придется бродить ночью по улицам, но...
   - Ну, ладно, ладно, - с раздраженным вздохом сдался Данфорд. - Я  по-
могу вам, но хочу повторить, что ни в коей мере не одобряю ваш замысел.
   - Не беспокойтесь, вам ничего не грозит.
   Данфорд рухнул в кресло и с выражением муки на лице закрыл глаза.
   - Господи, помоги нам! - простонал он. - Господи, помоги всем нам!
   Белл улыбнулась.
   - О, в Его помощи я не сомневаюсь.

   Глава 15

   - Все-таки признайтесь, какого черта вам взбрела в голову эта  безум-
ная идея?
   - Не важно. - Белл взглянула на своего невольного партнера по приклю-
чению.
   Данфорда отнюдь не прельщала необходимость стоять рядом с  ней  перед
домом брата Джона в три часа ночи, и он не пытался скрыть свое раздраже-
ние.
   Нахмурившись, он подсадил Белл на нижнюю ветку дерева.
   - Я не уйду, пока не увижу, что вы покинули дом - предпочтительно че-
рез дверь.
   Белл не удостоила его взглядом, хватаясь за следующую ветку.
   - Лучше бы вам уйти. Неизвестно, сколько времени мне придется провес-
ти внутри.
   - Это меня и тревожит.
   - Данфорд, даже если он не захочет разговаривать со мной, он проводит
меня домой - таков этот человек. Вам незачем беспокоиться о  моей  бузо-
пасности, пока я рядом с ним.
   - Может, вы и правы, но как насчет вашей репутации?
   - В конце концов, это мое дело. - Белл поднялась на следующую  ветку.
- А это гораздо проще, чем кажется. Вы когда-нибудь лазали по  деревьям,
Данфорд?
   - Ну конечно, - раздраженно отозвался он.
   Белл не достигла даже уровня окон второго этажа. Уже не в первый  раз
Данфорд проклинал себя за то, что согласился помочь в этой безумной  за-
тее. Но если бы он отказался, Белл решилась бы осуществить свой  замысел
в одиночку, а это было гораздо хуже. Прежде Данфорд не  замечал  в  себе
подобной решимости. Данфорд надеялся, что от Блэквуд питает к ней  такие
же чувства.
   - Я почти у цели, Данфорд, - негромко сообщила Белл,  проверяя  проч-
ность ветки, по которой намеревалась добраться до окна.  -  Вы  обещаете
мне уйти сразу же, как только я окажусь внутри?
   - Ничего подобного я не стану обещать.
   - Ну пожалуйста, - взмолилась она, - вы промерзнете!
   - Я уйду только в том случае, если Блэквуд подойдет к окну и даст мне
слово джентльмена, что благополучно доставит вас домой, - Данфорд  пода-
вил вздох. Он не в состоянии защитить невинность Белл -  если,  конечно,
ему оставалось, что защищать, в чем Данфорд искренне сомневался, - но по
крайней мере он мог сопровождать ее на обратном пути.
   - Ну хорошо, - согласилась Белл и поползла по толстой ветке к окну.
   Спустя три секунды ее осенила  более  привлекательная  идея,  и  Белл
оседлала ветку, радуясь тому, что на ней похищенные из шкафа бриджи бра-
та. Медленно продвигаясь вперед, она достигла окна. Ветка угрожающе  за-
качалась, и Белл быстро перебралась на широкий карниз. Снизу послышались
торопливые шаги Данфорда: он подошел поближе к стене, очевидно, не  сом-
неваясь, что Белл свалится, и надеясь подхватить ее у земли.
   - Я в полном порядке, - негромко заверила она его и начала  открывать
окно.
   Джона разбудил скрип оконной рамы. За годы, проведенные на войне, его
сон стал очень чутким, а недавнее нападение еще сильнее обострило  реак-
цию. Быстрым движением он схватил с ночного столика  пистолет,  бросился
на пол и спрятался за кроватью, испытав при этом  резкую  боль  в  ноге.
Когда же Джон понял, что у непрошеного гостя возникли проблемы с  окном,
он воспользовался задержкой и успел накинуть халат. Прижимаясь спиной  к
стене, он обошел комнату по периметру и встал рядом с окном. На этот раз
его не застанут врасплох.
   После нескольких безуспешных попыток Белл сумела наконец открыть  ок-
но. Как только между створками появилась достаточно большая щель,  чтобы
протиснуться в нее, она махнула Данфорду и скользнула в комнату.
   Едва ее ноги коснулись пола, как стальная рука обхватила  ее  шею,  а
холодное дуло пистолета прижалось к затылку. Похолодев  от  ужаса,  Белл
застыла на месте.
   - Вот и хорошо, - яростно прошипел ей в ухо знакомый голос. -  А  те-
перь поговорим. Я хочу знать, кто ты такой и чего хочешь от меня.
   - Джон? - воскликнула Белл, и его сильная рука тут же  развернула  ее
лицом к себе.
   - Белл?!
   Она кивнула.
   - Какого черта ты здесь делаешь?
   Она нервно глотнула.
   - Не могли бы вы убрать пистолет?
   Джон понял, что по-прежнему сжимает в руке оружие, и положил  его  на
стоящий рядом стол.
   - Господи, Белл, я ведь мог убить тебя!
   Ей удалась дрожащая улыбка.
   - Я рада, что вы не успели.
   Джон провел ладонью по волосам и наконец как следует оглядел ее. Белл
была одета в черное с ног до головы. Ее светлые волосы были упрятаны под
кепку, а вместо юбки на ней были мужские или, точнее, мальчишеские  брю-
ки. Непривычное одеяние плотно облегало ее стройную фигуру, и  Джон  за-
сомневался, что где-нибудь найдется вторая пара  брюк,  способная  столь
восхитительно подчеркнуть округлость ее форм.
   - Что это на тебе надето? - со вздохом спросил он.
   - Тебе нравится? - Белл улыбнулась, решив воспользоваться удобной ми-
нутой. Она сорвала кепку, и белокурая масса ее волос спустилась на  пле-
чи. - Эту идею я почерпнула у Эммы. Когда-то она переоделась... гм...  в
мальчишескую одежду и...
   - Пощади! Уверен, Эшбурн пребывал в таком же негодовании, как и я.
   - Пожалуй, да. Меня там не было. Но на следующий день...
   - Довольно! - он поднял руки. - Как, черт побери, ты очутилась здесь?
   - Я влезла на дерево.
   - Как это тебе пришло в голову?
   - На твоем месте я бы не спрашивала.
   Джон метнул в ее сторону взгляд, ясно дающий понять, что  последствия
собственной выходки вовсе его не радуют.
   - Ты запросто могла свернуть шею.
   - Но ты же не оставил мне выбора. - Белл потянулась и  коснулась  его
руки.
   Джон отпрянул.
   - Не прикасайся ко мне! Так я не смогу думать.
   "Отличный признак", - решила Белл и шагнула ближе.
   - Говорю тебе, прекрати! Разве ты не видишь, как я зол?
   - Но почему? Потому, что я рисковала,  пробираясь  сюда,  чтобы  уви-
деться с тобой? Это не понадобилось бы мне, если бы ты не отказался уви-
деться со мной!
   - У меня были чрезвычайно важные причины  отказаться  от  встречи,  -
возразил Джон.
   - В самом деле? Какие же?
   - Это тебя не касается.
   - Вижу, ты ничуть не изменился, - усмехнулась Белл. - Ой! - Она подп-
рыгнула, когда камешек ударился об ее руку.
   - Что такое? - вздрогнул Джон, вновь хватаясь за пистолет и  оттаски-
вая Белл от окна.
   - Успокойся, это всего лишь Данфорд, пора сообщить ему, что  со  мной
все в порядке.
   Белл высвободилась из рук Джона и подошла к открытому  окну.  Данфорд
стоял, запрокинув голову.
   - Все хорошо, Данфорд, - громким шепотом сообщила она.
   - Он проводит вас домой?
   - Разумеется. Не беспокойтесь.
   - Я хочу поговорить с ним.
   - Вот упрямец! - пробормотала Белл. - Джон, Данфорд не уйдет, пока вы
не дадите ему слово, что благополучно доставите меня домой.
   Нахмурившись, Джон подошел к окну.
   - Какого черта вы не остановили ее?
   - Хотел бы я посмотреть, как вы остановили бы ее, - фыркнул  в  ответ
Данфорд. - Вы проводите ее домой, или я должен подождать здесь и...
   - Вам чертовски хорошо известно, что провожу, а  нам  с  вами  завтра
придется побеседовать. Вы либо слишком глупы, либо пьяны, либо и  то,  и
другое сразу - подумать только, позволить ей...
   - Позволить? Позволить ей?! О Блэквуд, можно лишь догадываться, какие
испытания вам предстоят после свадьбы. Я ничего не позволял  ей.  Ее  не
остановил бы и сам Наполеон. Желаю вам удачи - вам  она  понадобится.  -
Круто развернувшись, Данфорд направился к экипажу,  который  оставил  за
квартал от дома.
   Джон обернулся к Белл.
   - В чем все-таки причина такой безумной выходки?
   Белл нахмурилась.
   - Повторяю, мне надо было поговорить с тобой. Какие еще нужны  причи-
ны? И потом, ты не мог бы закрыть окно? Здесь слишком холодно.
   Проворчав что-то, Джон выполнил ее просьбу.
   - Ну а теперь говори.
   - Что же ты хочешь услышать? Почему бы тебе не объясниться самому? Ты
заставил меня гадать, почему мужчина, который умудрился влезть ко мне  в
спальню и занимался со мной любовью, на следующий день отказывается меня
видеть!
   - Это для твоего же блага, Белл, - проговорил Джон  сквозь  стиснутые
зубы.
   - Где это я могла слышать прежде такое оправдание? - усмехнулась она,
саркастически подчеркивая каждое слово.
   - Не надо упрекать меня, Белл. Положение совершенно изменилось...
   - Вот это я могла бы понять - если бы ты потрудился дать  объяснение.
Кстати, пока ты отсутствовал и занимался своими делами, мне довелось пе-
режить целое приключение.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Некто пытался похитить меня два дня назад. - Белл отвернулась и по-
тому не видела, как кровь отхлынула от лица Джона. Глубоко вздохнув, она
решила рискнуть и продолжала: - И если я тебе небезразлична, ты  мог  бы
защитить меня. Мне было страшно и одиноко.
   Джон рванул ее к себе, схватив за плечи. Выражение  его  лица  многое
объяснило Белл.
   - Рассказывай немедленно, что случилось, -  потребовал  он,  тревожно
хмурясь. - Только все по порядку.
   Белл коротко рассказала о случившемся.
   - Гос... черт побери! - взорвался он, ударив кулаком по стене.
   Белл вздрогнула, увидев, как по штукатурке побежала трещина.
   -  Ты  уверена,  что  он  так  сказал?  Что  тебя  приказал  похитить
джентльмен? Именно тебя?
   Белл кивнула и поморщилась от боли, невольно причиненной Джоном.
   - И еще он сказал, что у этого джентльмена рука была на перевязи.
   Джон замысловато выругался. Несколько ночей  назад  он  ранил  своего
преследователя в предплечье. Яростно бормоча ругательства  сквозь  зубы,
он дохромал до стола, где стояли бутылка виски и стакан. Схватив и то, и
другое, он вдруг отставил стакан и глотнул виски из горлышка. Снова чер-
тыхнувшись, он протянул бутылку Белл.
   - Хочешь?
   Она покачала головой, встревоженная его волнением.
   - Нет, спасибо.
   - Сейчас ты передумаешь, - хрипло рассмеялся Джон.
   - Джон, что случилось? - Белл бросилась к нему. - Что происходит?
   Он взглянул ей прямо в глаза - в чудесные синие глаза, которые  прес-
ледовали его каждую ночь. Продолжать хранить тайну  не  имело  смысла  -
особенно теперь, после того, как его враг уже решил сделать Белл  залож-
ницей, и ради ее безопасности ему придется постоянно находиться рядом  -
и днем, и ночью.
   - Джон! - умоляла Белл. - Прошу, скажи мне.
   - Кто-то пытался меня убить.
   Эти слова обрушились на нее подобно лавине.
   - Что? - выдохнула Белл, покачнулась и чуть не упала, но  Джон  успел
подхватить ее. - Кто?
   - Не знаю, в том-то и дело. Как, черт побери, я могу защищаться, если
понятия не имею, от кого следует защищаться?
   - Но разве у тебя есть враги?
   - Насколько мне известно, нет.
   - Милосердное небо! - воскликнула Белл,  и  Джон  не  сумел  сдержать
улыбку при виде ее благопристойной попытки выругаться.
   - Тот, кто желает моей смерти, понял, как много ты для меня  значишь,
и решил воспользоваться этим преимуществом.
   - Неужели это правда? - тихо проговорила Белл.
   - Что именно?
   - То, что я много для тебя значу.
   Джон прерывисто вздохнул.
   - Ради Бога, Белл, ты ведь сама знаешь. Я не хотел привлекать к  тебе
внимание, надеясь, что мой противник еще не успел установить связь между
нами.
   Сквозь смертельный страх за Джона Белл ощутила прилив  счастья.  Нет,
она в нем не ошиблась.
   - Что же нам теперь делать?
   Джон слабо улыбнулся.
   - Не знаю, Белл. Прежде всего позаботиться о твоей безопасности.
   - И надеюсь, о твоей тоже. Я не вынесу, если с тобой что-нибудь  слу-
чится.
   - Я не собираюсь проводить всю жизнь в бегах.
   - Нет, я и не думала, что ты согласен на такое.
   - Проклятие! - его пальцы сжались на горлышке бутылки, и он с  трудом
удержался, чтобы не швырнуть ее об стену,  -  помогло  лишь  присутствие
Белл. - Если бы я только знал, кто охотится за  мной!  Я  чувствую  себя
чертовски беспомощным.
   Белл поспешила утешить его.
   - Прошу тебя, дорогой, не надо винить себя, - взмолилась  она.  -  Но
по-моему, нам теперь пора позаботиться о защите.
   - Вот как? - насмешливо переспросил он.
   Белл пропустила насмешку мимо ушей.
   - По-моему, нам следует обратиться к Алексу и, может быть, к  Данфор-
ду. Вдвоем они что-нибудь придумают. Я уверена, они нам помогут.
   - Мне бы не хотелось втягивать в это дело Эшбурна. Теперь у него есть
жена, а вскоре будет и ребенок. А что касается твоего приятеля Данфорда,
после сегодняшнего случая я не уверен, что он в здравом рассудке.
   - Пожалуйста, не обвиняй Данфорда. Я  не  оставила  ему  выбора.  Ему
пришлось отправиться со мной, иначе я обошлась бы без посторонней  помо-
щи.
   - Ты неподражаема, Белл Блайдон.
   Белл улыбнулась, решив принять эти слова за комплимент.
   - А что касается Алекса, - продолжила она, - мне известно, что неког-
да ты спас ему жизнь.
   Джон покачал головой.
   - Он рассказывал мне об этом, - продолжала Белл, лишь слегка отступив
от истины. - Так что не пытайся отрицать. А я знаю Алекса достаточно хо-
рошо, чтобы не сомневаться: он пожелает вернуть тебе давний долг.
   - Он ничего мне не должен. Я поступил так, как на моем месте поступил
бы любой.
   - Сомневаюсь. Я знакома с мужчинами, которые даже не выйдут под дождь
из боязни испортить галстук, не говоря уже о том, чтобы рисковать жизнью
ради спасения друга. Ради Бога, Джон, не пытайся взяться за это  дело  в
одиночку.
   - У меня нет другого выхода.
   - Неправда. Ты больше не одинок. У тебя есть друзья и я.  Неужели  ты
не позволишь нам помочь тебе?
   Джон медлил с ответом, и Белл торопливо продолжала:
   - Тебя останавливает только гордость. Я понимаю тебя,  но  не  прощу,
если ты... если ты погибнешь, и только из-за собственного упрямства, ме-
шающего тебе попросить помощи у своих друзей - тех, которым небезразлич-
на твоя судьба!
   Он отстранился и отошел к окну, не в силах прогнать мысли о человеке,
который преследовал его. Что, если  он  где-то  рядом,  отделенный  лишь
стеклом? Если он ждет, набравшись терпения, ждет, чтобы убить Белл?
   Нет, он не позволит этому мерзавцу и пальцем прикоснуться к Белл!
   Прошла долгая минута, прежде чем Белл произнесла дрожащим голосом:
   - Пожалуй, тебе следует знать: я надеялась, что ты защитишь  меня.  Я
готова вынести все предстоящие испытания, но только не в одиночку.
   Джон повернул к ней искаженное волнением лицо, но не проронил ни зву-
ка.
   Белл шагнула ближе и прикоснулась к его щеке ладонью.
   - И если ты позволишь, - еле слышно произнесла она, - я тоже хочу за-
щитить тебя.
   Джон прикрыл рукой ее ладонь.
   - Белл, чем я заслужил такое счастье?
   Она наконец-то позволила себе улыбнуться.
   - Ничем. Тебе и незачем было его заслуживать.
   Со стоном Джон привлек ее к себе.
   - Больше я никуда не отпущу тебя,  -  горячо  произнес  он,  запустив
пальцы в ее густые волосы.
   - А теперь объясни, что ты имеешь в виду.
   Отстранившись, Джон бережно взял ее лицо в  ладони,  устремив  взгляд
своих карих глаз в бездонные синие глаза Белл.
   - Обещаю тебе: мы встретим беду вместе.
   Белл обвила руками его талию и прижалась щекой к его груди.
   - А может, подождем с этим до утра? Или по крайней  мере  отложим  на
несколько часов? А пока сделаем вид, что все идет отлично.
   Склонившись, Джон ласково коснулся губами уголка ее рта.
   - Да, дорогая, все идет отлично.
   Белл повернулась так, чтобы без стеснения ответить на его поцелуи. Ее
страсть воспламенила Джона, и, прежде чем Белл опомнилась, он  подхватил
ее на руки и отнес в постель.
   Он уложил ее на подушки и отвел волосы с ее лица с таким благоговени-
ем, что на глаза Белл навернулись слезы.
   - Сегодня же ты будешь моей, - произнес  он  переполненным  нежностью
голосом.
   Белл хватило сил всего на одно слово:
   - Пожалуйста!
   Покрывая жаркими поцелуями ее шею, он непослушными пальцами  избавлял
Белл от одежды. Он прикасался к ней, словно изголодавшись, ласкал,  сжи-
мал, гладил.
   - Я не могу... остановиться... - хрипло пробормотал он.
   - И не надо, - простонала Белл.
   Она ощутила, как уже знакомые волны возбуждения охватили  ее,  и  она
превратилась в сплошное желание. Она жаждала освобождения, молила о нем.
Ей и не снилось, что желание может овладеть ею так  быстро,  но,  вкусив
его прежде, она не сумела бороться с натиском его  жаркого  пламени.  Ее
ладони скользнули под халат Джона в страстном стремлении ощутить его ко-
жу.
   По-видимому, не менее сильное желание ощущал и Джон, ибо он торопливо
сорвал халат, спеша ощутить прикосновение груди Белл.
   - Господи, как же я хочу тебя, - простонал он, проводя  ладонью  вниз
по ее телу, до пушистого холмика. Ее кожа была чуть влажной, и это  едва
не свело Джона с ума.
   Он не знал, сколько сможет выдержать, чтобы не броситься на  нее,  но
тем не менее медлил, стараясь подготовить ее к предстоящему соитию с бе-
режной осторожностью. Но Белл сама торопила его.
   - Прошу тебя! - молила она. - Я хочу... - ее голос прервался.
   - Что ты хочешь?
   - Я хочу тебя, - выдохнула она, - немедленно.
   - Дорогая, я тоже хочу тебя. - Мягким жестом  он  развел  ее  ноги  и
придвинулся к ней, готовый войти, но не осмеливаясь.  Его  дыхание  сби-
лось, и ему понадобилось собраться с силами, чтобы спросить: - А ты уве-
рена, любимая? Если я коснусь тебя, я уже не смогу остановиться.
   В ответ Белл решительно обхватила руками его бедра и придвинула его к
себе. Наконец Джон позволил себе то, о чем мечтал  долгими  неделями,  и
вошел в нее. Внутри у нее оказалось слишком тесно.  Он  смутился,  боясь
причинить ей боль, и двигался очень медленно, давая ей возможность  при-
выкнуть.
   - Больно? - прошептал он.
   Белл испытывала лишь небольшое неудобство, но вскоре ее тело  рассла-
билось, и она отрицательно покачала головой. Кроме того, она уже поняла,
к чему может привести происходящее,  и  желала  приблизить  минуту  бла-
женства.
   Джон застонал, достигнув тонкой преграды ее девственности; Ему потре-
бовалось собраться со всеми силами, чтобы не ворваться в нее одним  уси-
лием, как того требовало изголодавшееся тело.
   - Тебе будет немного больно, дорогая, - прошептал он. -  Я  хотел  бы
избавить тебя от этого, хотел бы принять твою боль, но обещаю - так  бу-
дет всего один раз, и...
   - Джон... - мягко прервала Белл.
   - Что?
   - Я люблю тебя.
   У него сдавило горло.
   - Нет, Белл, не надо, - взмолился он, - не говори так. Ты...
   - Я люблю тебя.
   - Прошу тебя, не надо об этом. Ничего не говори. Не надо...
   Он лишился дара речи. Она принадлежала ему, но  Джон  казался  самому
себе вором. Он не заслуживал такой награды, и если у него  хватало  дер-
зости просить ее руки, то претендовать на ее сердце он не смел.
   Белл увидела пытку, отразившуюся в его глазах. Она ничего не  понима-
ла, но отчаянно пожелала избавить Джона от боли. Слова не могли исцелить
его, и потому она выразила свою преданность, притянув к себе его голову.
   Он был настолько обезоружен ее нежным жестом, что поддался ему,  пог-
ружаясь в нее. Такого наслаждения он никогда не испытывал,  но  заставил
себя какое-то время не двигаться, ожидая, пока ее лоно свыкнется  с  его
присутствием.
   - Какой ты огромный... - простонала Белл.
   - Такой же, как любой мужчина. Хотя я не намерен давать тебе  возмож-
ность сравнивать. - Он начал двигаться в ней, наслаждаясь  соприкоснове-
нием их тел.
   Белл задохнулась, ощутив его.
   - О Боже!.. Знаешь, это мне нравится. - И не задумываясь, Белл задви-
гала бедрами, поднимаясь к нему навстречу. Она обвила его талию  ногами,
позволяя проникнуть еще глубже - так, что ей казалось, будто  он  достал
до сердца.
   Его движения становились сильнее и  быстрее,  Белл  приподнималась  в
такт им, и они вместе поплыли по бурному морю страсти. Она  сжимала  его
плечи, впивалась в них ногтями, пытаясь прижаться к нему еще ближе.
   - Хочу... хочу... сейчас же! - вскрикнула она, чувствуя,  что  теряет
власть над собой.
   - Обещаю, сейчас ты все получишь.
   Его ладонь скользнула между их телами  и  коснулась  самого  чувстви-
тельного бутона плоти Белл.  Она  взорвалась  в  тот  же  момент,  издав
страстный крик, каждый мускул ее тела напрягся и задрожал.
   Почувствовав, как ее мышцы сжались вокруг его копья, Джон не выдержал
и ворвался в нее последний раз, выплескиваясь с  хриплым  рычанием.  Они
превратились во влажное сплетение рук и ног, их тела излучали жар.
   Переведя дыхание, Джон отвел влажную прядь с ее лица и спросил:
   - Ну как?
   Белл улыбнулась ему.
   - Надо ли спрашивать?
   Он облегченно вздохнул. Она не собиралась  расспрашивать,  почему  он
отказывался принять ее слова любви. Ощутив, что она расслабилась,  он  с
насмешливой улыбкой попросил:
   - Сделай одолжение, скажи.
   - Это было чудесно, Джон. Ничего подобного я никогда  не  испытывала.
Мне следует поблагодарить тебя.
   Он поцеловал ее в нос.
   - Все зависело от тебя.
   - Да? - с сомнением отозвалась Белл. - Но ведь ты помогал, заботился,
чтобы со мной было... все в порядке, - закончила она, не сумев подобрать
слова поточнее. Когда Джон попытался возразить, Белл закрыла его рот ла-
донью: - Тс-с! Я все вижу по твоему лицу. Ты такой нежный и  заботливый,
но почему-то боишься, что люди об этом узнают. Ты так  стремился  доста-
вить мне удовольствие, чтобы собственные ощущения не напугали меня!
   - Потому... потому, что мне не все равно, Белл. Я хочу, чтобы ты нас-
лаждалась.
   - Так и получилось, Джон, - с удовлетворенным вздохом произнесла она.
   - Я защищу тебя, - горячо поклялся он. - Ты будешь в безопасности.
   Белл поцеловала его в плечо.
   - Знаю, дорогой. И я тоже позабочусь о тебе.
   Джон улыбнулся, представив себе Белл, грозно размахивающую мечом.
   - Ведь я не так беспомощна, - заметила Белл.
   - Знаю, - снисходительно согласился он.
   Его тон вызвал недовольство Белл, и она взглянула ему в глаза.
   - Да, я умею постоять за себя, - повторила она, - и тебе  придется  к
этому привыкнуть потому, что я не позволю тебе одному сражаться  с  этим
чудовищем.
   Взглянув на нее, Джон приподнял бровь.
   - Надеюсь, ты не считаешь, что я позволю тебе подвергаться опасности?
   - Ну как ты не понимаешь, Джон? Если тебе будет грозить опасность, ей
буду подвергаться и я. Это одно и то же.
   Джон ничего не понял, да и что он мог понять, когда в объятиях у него
было теплое и нежное тело Белл.
   - Разве не ты предлагала забыть про наши беды на несколько  часов?  -
мягко напомнил он.
   - Полагаю, ты прав. Но это так трудно, верно?
   Джон провел пальцем по рубцу на руке - там, где неделю назад ее  оца-
рапала пуля.
   - Да, трудно, - мрачно подтвердил он.

   Глава 16

   Утро наступало слишком быстро, и Белл надо было  возвращаться  домой.
Она быстро оделась, едва веря, что сумела пробраться в комнату  Джона  в
кромешной темноте. Она никогда не считала себя дерзкой и смелой, но  кто
знает, на что способна влюбленная женщина.
   - Что-нибудь случилось? - немедленно спросил Джон, угадывая ее  наст-
роение.
   - Что? Нет, все в порядке. Я просто подумала о  том,  что  никогда  в
жизни больше не решусь забраться по дереву до третьего этажа.
   - И слава Богу!
   - Нет, взбираться было не так уж страшно, но ползти по  ветке  к  ок-
ну...
   - Не важно, - решительно прервал Джон. - Больше ты этого не сделаешь.
   Тревога за нее так отчетливо прозвучала в его голосе, что Белл охотно
простила ему непререкаемую категоричность тона.
   Пока они тихо пробирались по спящему дому Дамиана, Белл  подумала  об
опасности, которая, возможно, поджидает их на улице. Своей тревогой  она
поделилась с Джоном.
   Но тот лишь покачал головой.
   - Он напал на меня, как трус. Скорее всего он и впредь будет действо-
вать под покровом темноты.
   - На меня напали днем, - напомнила ему Белл, замерев на месте.
   - Да, но не он сам, а наемные похитители, и к тому же ты  женщина.  -
Джон видел, что Белл собралась решительно возразить ему, и потому дипло-
матично добавил: - Я не говорю, что ты не способна постоять за себя, но,
видишь ли, большинство мужчин сочтут, что ты не представляешь  серьезной
угрозы. Кроме того, вряд ли он встает в  такую  рань.  Зачем  ему  ждать
здесь, зная, что я наверняка проведу в постели еще несколько часов?
   - Но возможно, ночью он заметил меня и понял, что тебе придется  про-
водить меня домой.
   - Если бы он увидел тебя вчера ночью, он попытался бы тебя  схватить.
- От этой мысли Джон содрогнулся и еще сильнее утвердился в своем  наме-
рении как можно скорее положить конец преследованиям. Решительно  вздер-
нув подбородок, он взял Белл за руку и повел ее вниз по ступеням. - Идем
же. Надо поскорее доставить тебя домой.
   Белл полной грудью вдохнула прохладный воздух.
   - Никогда еще не выходила из дома в такую рань.
   Джон насмешливо улыбнулся.
   - Значит, сегодняшний выход ты считаешь случайным?
   - Ну, может быть, не вполне... - она покраснела. - Но я надеялась...
   - Бессовестная девчонка.
   - Может быть, но вот увидишь: конец этой истории будет счастливым.
   Мысли Джона вернулись к таинственному незнакомцу,  напавшему  на  них
обоих.
   - К сожалению, эта ее глава еще не завершилась.
   Белл посерьезнела.
   - Ну, тогда у нее счастливая середина - или как там называется часть,
предшествующая кульминации?
   - По-моему, кульминация состоялась вчера ночью.
   Щеки Белл залил яркий румянец.
   - Я выражалась в переносном смысле, - неизвестно зачем заметила она.
   Джон решил прекратить мучить ее и заулыбался.  После  приличествующей
паузы он спросил:
   - Как ты думаешь, Персефона уже встала?
   Нахмурившись, Белл взглянула на небо, на котором уже появилась  розо-
во-оранжевая рассветная кайма.
   - Не уверена в этом. Странное она существо, мне ни  разу  не  удалось
предугадать, чего можно ждать от нее. Кроме того, сама я редко  поднима-
юсь так рано и потому еще не имела возможности выяснить, ранняя  ли  она
пташка.
   - Ну что же, ради твоего блага будем надеяться, что она еще в  посте-
ли. Единственное, что она может потребовать, чтобы я женился на тебе, но
именно так я и собираюсь поступить, причем как можно скорее. И  все-таки
я бы хотел избежать воплей, упреков и прочего дамского вздора.
   За "дамский вздор" он был награжден сердитым взглядом  Белл,  которая
пробормотала:
   - Надеюсь, мы с Персефоной будем вести себя так, чтобы  не  оскорбить
твоей мужской чувствительности.
   Губы Джона дрогнули.
   - Посмотрим.
   Белл воздержалась от дальнейших замечаний до тех  пор,  пока  они  не
достигли дома. Вчера ночью Белл предусмотрительно прихватила ключ, и те-
перь они бесшумно проскользнули внутрь. Джон попытался  сразу  же  улиз-
нуть, не желая становиться участником бурной сцены.
   - Прошу, побудь еще, - быстро проговорила Белл, взяв его за  руку.  К
их удивлению, никто из слуг не стал очевидцем тайного возвращения. - По-
дожди меня в библиотеке. Я сбегаю и переоденусь во что-нибудь более при-
личное.
   Джон с улыбкой оглядел ее мужской наряд и кивнул,  а  Белл  бросилась
бежать по лестнице. Остановившись на площадке, она с проказливой улыбкой
оглянулась и заметила:
   - У нас найдется о чем поговорить.
   Джон вновь кивнул и отправился в библиотеку. Проведя пальцем  по  ко-
решкам книг, он выбрал из них том с  наиболее  интригующим  заглавием  и
взял его с полки. Он лениво листал  страницы,  не  удостаивая  вниманием
слова, а его мысли упрямо возвращались к белокурому ангелу,  только  что
взбежавшему по лестнице. Зачем ей понадобилось взбираться на  дерево  на
высоту третьего этажа? Нет, Джона вовсе не огорчал исход подобной попыт-
ки, но он был готов убить Белл, если  она  повторит  что-либо  подобное.
Вздохнув, он ощутил, как наливается теплом его тело - не от  желания,  а
от удовлетворенности.
   Она принадлежала ему. Джон до сих пор не мог понять, как добился это-
го, но Белл теперь принадлежала ему.
   Белл вскоре появилась, одетая в бледно-розовое платье, оттеняющее ес-
тественный румянец ее щек. Ее волосы были  наспех  собраны  в  свободный
узел, который был если не модным, то по крайней мере очень симпатичным.
   Джон приподнял бровь при виде столь стремительной метаморфозы.
   - Прошло всего пять минут, миледи. Я изумлен... и потрясен.
   - О, перестань! Переодеться совсем нетрудно, - усмехнулась Белл.
   - Моим сестрам требовалось для этого не менее двух часов.
   - Полагаю, все зависит от того,  насколько  велико  желание  поскорее
оказаться там, где хочется.
   - Значит, тебе очень хотелось оказаться здесь?
   - О, да, чрезвычайно, - вздохнула Белл. Она сделала шаг по  направле-
нию к Джону, а затем еще один и еще, пока они не сблизились. -  Помоему,
ты превратил меня в распутницу.
   - Весьма надеюсь на это.
   Белл заметила, как участилось дыхание Джона, и улыбнулась. Как прият-
но было знать, что она способна вызвать у него подобные чувства!
   - Кстати, - деловито заметила она, - обычно  дамам  требуется  значи-
тельно больше пяти минут, чтобы переодеться.
   - Что? - Глаза Джона вновь вспыхнули желанием, и его рассудок наотрез
отказывался понимать слова.
   Белл повернулась к нему спиной.
   - Из-за пуговиц...
   Он затаил дыхание, глядя на гладкую спину Белл, виднеющуюся в разрезе
платья.
   - Ты не против помочь мне? - тихо спросила Белл.
   Джон молча начал застегивать пуговицы, при каждом удобном случае  ка-
саясь пальцами атласной кожи. Достигнув верхней из пуговиц, он склонился
и запечатлел долгий поцелуй на ее нежной шее.
   - Спасибо, - негромко произнесла Белл, поворачиваясь.  Сознавая,  что
ей следовало бы вести себя более пристойно - в конце концов они  находи-
лись в библиотеке ее отца, - Белл отошла к пухлому кожаному креслу и се-
ла. - Нам надо кое-что обсудить, - заявила она, устроившись поудобнее.
   - Завтра, - отозвался Джон, опускаясь в соседнее кресло.
   - Прошу прощения?
   - Мы поженимся завтра.
   Белл заморгала.
   - Слишком быстро - ты не находишь?
   Белл уже смирилась с тем, что ее бракосочетание не будет таким, каким
ей  представлялось  прежде.  Она  сомневалась,  что  кто-нибудь  из   ее
родственников успеет добраться до Лондона, если Джон поступит по-своему.
   - По-моему, лучше было бы пожениться сегодня, но, мне  кажется,  леди
следует дать некоторое время.
   Белл строго взглянула на него, надеясь, что
   Джон шутит.
   - Такая спешка ни к чему.
   Ее слова не встревожили Джона: он  знал,  что  она  не  откажется.  И
все-таки он не имел ни малейшего желания медлить с этим событием -  осо-
бенно после того, что вкусил предыдущей ночью.
   - А по-моему, нам следует поспешить. Я хочу, чтобы ты была  рядом  со
мной, в безопасности. Не говоря уже о том, что возможно, ты  уже  носишь
моего ребенка.
   Белл побледнела. Страсть так захватила ее, что
   Белл даже не задумалась о возможных последствиях.  Она  предположила,
что именно поэтому в иных семьях бывает слишком много детей.
   - Но ведь я не предлагаю ждать несколько месяцев.  Я  надеялась  все-
го-то на неделю. Кроме того, тебе понадобится время, чтобы получить осо-
бое разрешение.
   - Оно у меня в кармане.
   - Уже?
   - Я получил его еще на прошлой неделе - когда дал  тебе  две  недели,
чтобы дождаться возвращения родителей.
   - Эти две недели еще не истекли. - Белл торжествующе  улыбнулась:  по
крайней мере теперь-то она выиграет несколько дней.
   - Прошу прощения, но это предложение было сделано прежде, чем  я  по-
нял, что у нас появился весьма опасный враг. Теперь мы  не  можем  ждать
так долго. Повторяю, ты должна быть рядом со мной  -  так,  чтобы  я  не
спускал с тебя глаз.
   Белл подавила вздох. Он оказался действительно романтичным  поклонни-
ком, а против этого она не могла устоять. И  все-таки  она  сомневалась,
сумеет ли хотя бы приготовить новое  платье,  если  церемония  состоится
завтра. Мысль о том, что придется  выходить  замуж  в  одном  из  старых
платьев, была отнюдь не романтичной. Белл взглянула на  Джона,  прикиды-
вая, стоит ли попытаться воздействовать на него  мольбами.  Но  он  имел
непреклонный вид.
   - Ну, хорошо, пусть будет завтра вечером, - быстро добавила она.
   - Мне казалось, свадьбы обычно устраивают утром.
   - Только не эту, - пробормотала Белл.
   Джон милостиво кивнул - днем ожидания он еще мог  пожертвовать.  Под-
нявшись, он оправил сюртук.
   - Прошу прощения, но мне предстоит заняться приготовлениями. Есть  ли
у тебя священнослужитель, которому ты хотела бы доверить этот обряд?
   Белл была тронута его вниманием, но ответила, что среди  представите-
лей духовенства она никому не отдает предпочтения.
   - Но тебе будет лучше взять с собой лакея, а то и  двух,  -  добавила
она. - Я не хочу отпускать тебя одного.
   Джон согласился. Он по-прежнему придерживался мнения,  что  противник
предпочтет напасть ночью, но меры предосторожности не помешают.
   - А ты должна оставаться дома, - предупредил он.
   Белл улыбнулась такой заботе.
   - Можешь не сомневаться: если я и решусь выйти, то  лишь  в  обществе
десятка сопровождающих.
   - И я лично накажу тебя за непослушание, - предупредил Джон. -  Позд-
нее я зайду, как только переговорю со священником.
   Белл проводила его в холл и поручила двум лакеям целый день следовать
за Джоном. У двери он подхватил ее руку и нежно поцеловал в ладонь.
   - О Джон, - вздохнула она, - интересно, надоест ли  мне  когда-нибудь
твое общество?
   - Надеюсь, нет. - Широко улыбнувшись, он вышел за дверь.
   Покачав головой, Белл поднялась наверх. Боже милостивый, неужели  она
действительно завтра выходит замуж?
   Она вздохнула - это было правдой.
   Добравшись до своей спальни, она уселась за  письменный  стол,  взяла
бумагу и перо. С чего начать? Она решила написать брату.
   "Дорогой Нед, завтра вечером я выхожу замуж.
   Не сможешь ли ты приехать? Белл".
   Улыбнувшись, она вложила загадочное послание в кремовый конверт. Бра-
ту придется мчаться в Лондон сломя голову. Записка Данфорду ничем не от-
личалась - разве что в ней Белл указала имя Джона, надеясь, что предсто-
ящее событие не окажется для Данфорда полной неожиданностью.
   Эмма не удовлетворилась бы загадочной краткостью, и потому Белл реши-
ла быть откровенной. Кроме того, Эмма была уже осведомлена о связи своей
кузины с Джоном.
   "Дражайшая Эмма, к моей великой радости, мы  с  Джоном  решили  поже-
ниться. К сожалению, у нас есть причины поспешить с этим..."
   Написав это, Белл нахмурилась: Эмма наверняка заподозрит  самое  худ-
шее. Разумеется, она будет права, но Белл не испытывала  желания  имено-
вать недавние события своей жизни "самым худшим". Тем не менее она  про-
должила в том же духе:
   "Понимаю, срок слишком краток, но надеюсь, что вы с  Алексом  сможете
прибыть завтра в Лондон на мою свадьбу. К сожалению, точное время  цере-
монии мне еще неизвестно, кроме одного - она состоится вечером".
   Белл состроила гримаску: такое обилие "к сожалению" не соответствова-
ло радостному событию. У нее путались мысли. Оставив все попытки  изъяс-
няться разумно, она быстро закончила письмо:
   "Представляю себе, как ты удивлена, впрочем, и я тоже.  Объясню  тебе
все при встрече. С любовью, Белл".
   Едва она успела отнести письма вниз и попросить слугу  вызвать  троих
посыльных, как в холле появилась Персефона.
   - Господи, в какую рань ты поднялась! - воскликнула пожилая дама.
   Улыбнувшись, Белл кивнула, подавив внезапное  желание  сообщить,  что
она вовсе не ложилась.
   - Что-нибудь случилось? - не отставала Персефона.
   - Завтра я выхожу замуж. - Белл не видела причин хранить тайну.
   Персефона заморгала, словно сова.
   - Прошу прощения?
   - Я выхожу замуж.
   Объяснение не помогло - Персефона  продолжала  моргать.  Белл  внима-
тельно посмотрела на нее и решила, что компаньонка напоминает не  просто
сову, а весьма растерянную сову. Лишь спустя несколько минут  ошеломлен-
ная компаньонка обрела дар речи.
   - Я знакома с твоим избранником?
   - Разумеется, это лорд Блэквуд, - раздраженно заявила Белл. - Кто  же
еще?
   Персефона пожала плечами.
   - Он уже давно не появлялся у нас.
   - Вряд ли можно назвать долгим сроком  несколько  дней,  -  возразила
Белл. - И кстати, мы договорились пожениться завтра вечером.
   - Не могу себе представить...
   - Ты даже не поздравишь меня?
   - Конечно, поздравлю, дорогая. Знаешь, помоему, он  прекрасный  чело-
век, хотя у меня возникает ощущение, что я не справилась с обязанностями
компаньонки. Но как объяснить это твоим родителям?
   - Ты даже не знакома с моими родителями, более того, они и понятия не
имеют, что я обзавелась компаньонкой. - Белл взглянула  на  Персефону  и
поняла, что ляпнула глупость. С пожилой дамой произошла мгновенная мета-
морфоза: из растерянной совы она превратилась в разъяренного  хорька.  -
Попробуй понять меня, - с надеждой попросила Белл. - Цель  юных  леди  -
выйти замуж, так говорили нам всем. Верно?
   Персефона кивнула, но по-прежнему смотрела на свою подопечную с  сом-
нением.
   - Вот я и выхожу замуж. Следовательно, я добилась цели, и отчасти это
твоя заслуга, моей компаньонки и опекунши. - Белл слабо улыбнулась, не в
силах припомнить, когда в последний раз говорила подобную чепуху.
   Персефона ответила ей взглядом, полностью  соответствующим  саркасти-
ческому "да неужели? ".
   - Ну хорошо, - сдалась Белл, - признаюсь, это произошло несколько не-
ожиданно. Вероятно, об этой свадьбе будут говорить еще несколько недель.
Мы просто попытаемся сделать все возможное, чтобы не давать новых  пово-
дов для сплетен. И кроме всего прочего, я счастлива.
   Персефона не могла не улыбнуться.
   - Тогда все остальное чепуха.
   Белл была уверена, что в эту ночь не сможет заснуть, но, пробудившись
на следующее утро, она почувствовала себя совершенно отдохнувшей.  Вчера
Джон заходил сообщить ей, что нашел священника, который готов  обвенчать
их в семь часов вечера на следующий день. Белл с улыбкой настояла, чтобы
он провел остаток дня в обществе лакеев, а затем вежливо  удалила  Джона
из дома. Ей предстояло много хлопот.
   Решив, что церемония не должна отличаться особенной  оригинальностью,
она заказала цветы, а затем потащила Персефону по магазинам выбирать на-
ряды. По понятным причинам они взяли с собой несколько слуг-мужчин. Белл
никогда не считала себя паникершей, но ей не хотелось вновь  попасть  на
какую-нибудь грязную аллею.
   Мадам Ламбер вскрикнула, выслушав  требование  подготовить  свадебное
платье за столь короткий срок, но тем  не  менее  показала  Белл  преми-
ленькое шелковое зеленое платье, требующее лишь  незначительных  переде-
лок. Платье было простого покроя, с завышенной талией в  стиле  "ампир",
юбка спадала изящными складками. Вырез полностью обнажал шею и был укра-
шен белым шелковым рюшем. Платье подходило для более теплой  погоды,  но
Белл решила, что в ее положении сетовать на это просто нелепо.
   Остаток дня тянулся с редкостной медлительностью. Белл всегда  счита-
ла, что свадьбы требуют длительных и  многочисленных  приготовлений,  но
вскоре обнаружила, что этих дел не так уж и много, если предстоит  тихое
домашнее торжество с полудюжиной гостей.
   Итак, наступил день ее свадьбы, а ей было совершенно нечем  заняться,
кроме как сидеть и тревожиться. Белл решила, что с приездом Эммы ей ста-
нет легче - она испытывала потребность в женском обществе. Персефона бы-
ла по-своему хороша, но как старая дева почти ничем не могла помочь. Она
порывалась завести традиционный "разговор на интимные темы" прошлым  ве-
чером, но вскоре выяснила, что имеет еще меньше  представления  об  этих
делах, чем сама Белл. Белл же твердо решила держать язык за зубами. Раз-
говор завершился с поразительной быстротой.
   А Эмма все не приезжала. Белл бесцельно бродила по дому  целый  день.
Она почти не притронулась к завтраку, лишь поковыряла вилкой в тарелке и
наконец устроилась на подоконнике в гостиной матери, бесцельно глядя  на
улицу.
   Персефона просунула голову в дверь комнаты.
   - С тобой все в порядке, дорогая?
   Белл не обернулась. Почему-то она никак не могла оторвать взгляда  от
черного песика, трусившего по тротуару.
   - Да, в порядке. Я просто задумалась.
   - Ты уверена? Ты выглядишь... немного странно.
   Белл отвела взгляд от окна и обернулась к Персефоне.
   - Право же, со мной все хорошо. Просто я не в состоянии чем-то  зани-
маться, за что ни возьмусь, все так и валится из рук.
   Персефона улыбнулась и кивнула, мельком подумав о предсвадебной лихо-
радке. Не добавив ни слова, она покинула комнату.
   Белл вновь отвернулась к окну. Песик уже пробежал мимо, и Белл приня-
лась разглядывать  дерево  на  противоположной  стороне  улицы.  Сколько
листьев опадет с него под очередным порывом ветра?
   Боже милостивый, с каких это пор она  стала  сентиментальной?  Теперь
она понимала, почему люди окружают  свадьбы  такими  хлопотами.  Невесту
требуется занять, чтобы уберечь ее от тягостных мыслей.
   От тягостных мыслей? Но откуда они взялись? Нет, с таким  настроением
действительно дождешься неприятностей. Она вернулась в спальню и  броси-
лась на постель, уговаривая себя немного поспать.
   Белл проспала несколько часов,  когда  почувствовала,  что  Персефона
трясет ее за плечи.
   - Господи, детка, - причитала она, - не могу поверить, что ты умудри-
лась заснуть в день своей свадьбы!
   Белл потерла глаза, сама удивляясь этому.
   - А что мне было делать? - сонно пробормотала она.
   - Лорд Блэквуд уже внизу вместе с его преподобием  мистером  Дауэсом,
и, похоже, ему не терпится начать церемонию.
   - А который теперь час? - спросила Белл, вскакивая с постели.
   - Половина шестого.
   Боже милостивый, сколько же она проспала?
   - Мои родные уже прибыли?
   - Нет, но я слышала, что дороги у города развезло от дождей.
   Белл вздохнула.
   - Ничего не поделаешь, мы не можем ждать их всю ночь.  Передай  лорду
Блэквуду, что я спущусь сразу же, как только буду готова. Да,  и,  пожа-
луйста, не говори ему, что я задремала.
   Персефона кивнула и вышла.
   Белл поспешила в гардеробную, где висело ее свадебное  платье.  Пожа-
луй, стоит позвонить, позвать горничную, чтобы та  помогла  ей  одеться.
Белл всегда представлялось, что помогать ей облачаться в свадебный наряд
будут мать, Эмма, и, может быть, несколько подруг. Они станут  шутить  и
хихикать над каждой мелочью. На этом пышном торжестве она была бы  коро-
левой. И вот теперь рядом никого не было.
   В полном одиночестве в день своей свадьбы... Какая гнетущая мысль!
   Она вспомнила о Джоне, который с нетерпением дожидался ее внизу. Белл
представила себе, как он, прихрамывая, вышагивает по гостиной. Его  хро-
мота стала для Белл привычной и даже милой. Ее губы дрогнули  в  улыбке.
Нет, она не одинока. И никогда не будет одинокой.
   Потянувшись за платьем, она услышала торопливый стук каблучков. Дверь
с грохотом распахнулась, и Эмма буквально влетела в комнату.
   - Боже милостивый, кузина! - выпалила она, переводя дыхание. Белл  не
сомневалась, что на лестнице Эмма скакала через две ступеньки  сразу.  -
Ты могла бы известить меня и пораньше!
   - Все случилось слишком неожиданно, - смущенно объяснила Белл.
   - Подозреваю, за этим что-то кроется.
   Их внимание отвлекли тяжелые шаги в коридоре.
   - А - О Господи, это Алекс! - пробормотала Эмма.
   Вышеупомянутый джентльмен открыл дверь пинком.
   - Как и следовало ожидать, - сухо заметила Белл.
   Грудь Алекса тяжело вздымалась, и Белл решила, что он шагал сразу че-
рез три ступеньки. Он устремил пристальный взгляд своих зеленых глаз  на
смутившуюся жену и отчеканил:
   - Если я еще раз увижу, как ты выпрыгиваешь из экипажа,  то,  клянусь
Богом, я задушу тебя!
   Эмма избрала путь наименьшего сопротивления и не стала отвечать мужу.
   - Он стал чересчур заботливым - из-за моего деликатного положения,  -
объяснила она Белл.
   - Эмма... - предостерегающе произнес Алекс.
   Именно в этот момент на пороге появился Джон.
   - Что, черт побери, здесь происходит?
   Белл вскрикнула, всплеснула руками и убежала в гардеробную.
   - Сюда нельзя! - крикнула она.
   - Ради Бога, Белл, перестань! Это же не обычная свадьба!
   - А я хочу, чтобы она прошла, как положено. Так что уходите. Увидимся
внизу. - Ее голос приглушали несколько слоев ткани и толстая  деревянная
дверь.
   Вытаращив глаза, Алекс пробормотал:
   - Ох уж эти женщины! - за что был награжден яростным взглядом жены. -
Мне надо выпить. - Он вышел из комнаты, и Джон последовал за ним, не ог-
лянувшись.
   Эмма быстро закрыла за ними дверь и поспешила к двери гардеробной.
   - Они ушли, - негромко сообщила она, не вполне уверенная, надо ли го-
ворить шепотом.
   - Ты уверена?
   - Ради Бога, Белл! Я еще не слепая и уверяю тебя, их здесь нет.
   Белл высунула голову за дверь, убедилась, что в комнате нет  предста-
вителей сильной половины человеческого рода, и вышла.
   - Я привыкла считать тебя более благоразумной особой, - заметила  Эм-
ма. " - Я лишилась рассудка, - заявила Белл, ни на минуту не  сомневаясь
в собственной правоте.
   - И ты уверена, что готова выйти замуж?
   Белл кивнула, и слезы навернулись ей на глаза.
   - Правда, я думала, что все будет иначе. Здесь нет даже мамы!  -  она
громко всхлипнула.
   Эмма взяла ее за руку, глубоко тронутая неожиданными слезами.
   - Можно подождать, Белл. Нет причин устраивать церемонию сегодня.
   Белл покачала головой.
   - Я не могу ждать, Эмма, ни единого дня, - и затем она рассказала  ей
свою историю.

   Глава 17

   Эмма помогла кузине облачиться в свадебное платье, приговаривая,  что
Белл - самая ослепительная из невест, каких ей доводилось видеть.
   - Полагаю, это значит, что глаза у меня  не  покраснели,  -  пошутила
Белл.
   Эмма серьезно покачала головой.
   - Хочешь, тебя поведет Алекс?
   Белл нахмурилась.
   - Я надеялась, что Нед успеет приехать, и рядом со мной будет хотя бы
брат. Но папа придет в ярость оттого, что ему так и не  удалось  повести
меня к алтарю.
   - Ну, зато он был моим посаженым отцом, - утешила ее  Эмма.  -  Этого
вполне достаточно. Нед прислал ответ?
   - У него не было времени.
   Эмма прикусила губу.
   - Может, мне спуститься и попросить подождать еще  немного?  Я  скоро
вернусь.
   Она выскользнула за дверь и прошла в гостиную. Джон вышагивал по  ней
не столько нервно, сколько нетерпеливо.
   - Чего мы ждем? - спросил он.
   Эмма поджала губы и взглянула на часы.
   - Сейчас всего десять минут восьмого. Это удивительная пунктуальность
для свадьбы, назначенной на семь.
   - Ох уж эти женщины! - повторил муж Эммы,  развалившийся  на  диване,
слишком хрупком для его мощной фигуры. Данфорд  сидел  напротив,  мрачно
усмехаясь.
   Эмма обвела их всех недовольным взглядом, прежде  чем  повернуться  к
будущему зятю.
   - Мы вскоре будем готовы, - сообщила она.
   - Эмма, дорогая, - непривычно мягким тоном позвал  ее  супруг,  -  не
могла бы ты подойти сюда на секунду?
   Эмма подозрительно оглядела мужа, но подошла поближе.
   - Видишь вон там священника? - прошептал Алекс.
   Эмма кивнула.
   - Ты не замечаешь в нем никаких... странностей?
   Эмма склонила голову, обозревая тучного джентльмена.
   - Похоже, он немного кренится набок.
   - Вот именно. Он провел здесь тридцать минут  и  пьет  уже  четвертый
стакан бренди. Пожалуй, церемонию надо начинать немедленно - пока он еще
в состоянии совершить ее.
   Эмма молча покинула комнату и поднялась наверх. В  комнате  Белл  она
заявила:
   - Дольше медлить нельзя.
   - Еще несколько минут.
   - Нет, если ты хочешь выйти замуж сегодня.
   Белл не представляла, что это означает, но решила  поверить  Эмме  на
слово. Схватив белое испанское кружево, она приколола его к прическе.
   - Очевидно, Неда нам уже не дождаться. Позови Алекса, чтобы он  вывел
меня.
   Эмма бросилась вниз, схватила мужа  за  руку  и  попросила  Персефону
сесть за пианино. Они с Алексом встретили Белл на верхней площадке лест-
ницы в ту минуту, как пальцы Персефоны коснулись клавиш.
   - Боже милостивый! - простонал Алекс, услышав немыслимую какофонию. -
Неужто это Бетховен?
   - Могу поклясться, я просила Баха, - хмуро заметила Белл.
   - По-моему, это даже не Бах, - высказался Алекс, - это вообще  ни  на
что не похоже.
   - Остается лишь надеяться, что она не запоет, - подытожила Эмма. Ода-
рив кузину еще одной улыбкой, она спустилась по лестнице, изображая  по-
саженую мать.
   - Вряд ли она поет хуже тебя, - не преминул уколоть жену Алекс.
   Белл взглянула на кузину, которая уже спустилась до середины  лестни-
цы.
   - Надеюсь, она тебя не слышала, - прошептала она.
   - Тогда мне повезло. Ну, идем? - Алекс предложил ей руку. -  Полагаю,
теперь очередь за нами.
   Они чинно спустились по лестнице, усыпанной розами, и вся  тревога  и
неуверенность Белл в преддверии поспешной свадьбы оставили  ее  наконец,
уступив место чувству радостного ожидания. С каждым шагом она  приближа-
лась к любимому человеку, жизнь которого вскоре окажется неразрывно свя-
занной с ее жизнью. Шагнув в гостиную и увидев Джона, который стоял  ря-
дом со священником, Белл с трудом удержалась, чтобы не броситься к  нему
в объятия.
   Наконец они с Алексом вышли на середину комнаты,  Алекс  вложил  руку
Белл в ладонь Джона и отошел.
   - Возлюбленные братья и сестры! - затянул Дауэс.
   Пары спиртного из его рта окутали Белл. Она кашлянула и  сделала  шаг
назад.
   Персефона не заметила поданный ей знак и продолжала терзать  пианино,
явно довольная собой. Дауэс с раздражением повернулся к ней и возопил:
   - Я сказал: "Возлюбленные братья и сестры!"
   Персефона прервала свои музыкальные упражнения.
   Воспользовавшись тем, что Дауэс на минуту отвлекся,  Белл  прошептала
Джону:
   - А ты уверен, что он действительно священник?
   Джон едва сдержал улыбку.
   - Совершенно уверен.
   Дауэс повернулся к паре.
   - Как я уже сказал, возлюбленные братья и сестры...  -  поморгав,  он
оглядел немногочисленных гостей, - или вернее, - добавил он, -  вы,  все
трое...
   Белл не сумела сдержаться.
   - Позвольте заметить, здесь четверо гостей.
   - Прошу прощения?
   - Я сказала, - повторила она еще отчетливее, - что здесь четверо гос-
тей. Понимаю, эта свадьба необычна, но я бы хотела, чтобы  вы  упомянули
всех четверых приглашенных. - Она почувствовала, как Джон  рядом  с  ней
затрясся в беззвучном хохоте.
   Дауэс был не из тех, кто пасует сразу, да еще перед  женщинами,  осо-
бенно подкрепившись пятью стаканами чистого бренди.
   - Я вижу лишь троих.
   - И все-таки их четверо.
   Дауэс начал считать, тыкая пальцем в Алекса, Эмму и Данфорда.
   - Один... два... три!
   - Четыре! - торжествующе закончила Белл, указав на Персефону, которая
с любопытством наблюдала происходящее из-за пианино.
   В этот момент Данфорд взорвался громким смехом, заразившим  Алекса  и
Эмму, которые до сих пор ухитрялись держать себя  в  руках.  Побагровев,
Дауэс возразил:
   - Это таперша.
   - Она - моя гостья.
   - Ну, будь по-твоему, упрямая девчонка, - проворчал он,  вытирая  лоб
мокрым платком. - Возлюбленные, мы собрались здесь перед  лицом  четырех
свидетелей...
   Несколько минут церемония шла на удивление гладко. Джон едва смел ве-
рить своему везению. Еще несколько минут, думал  он,  и  они  обменяются
клятвами и кольцами, а Белл отныне и навсегда  будет  принадлежать  ему.
Охваченный нетерпением, он с трудом удерживался, чтобы  не  схватить  за
грудки и не встряхнуть болтуна священника, заставив его веселее шевелить
языком. Джон понимал, что ему следовало бы наслаждаться  каждой  минутой
священного обряда, но единственное, чего ему хотелось, - поскорее покон-
чить с этим и удалиться в какой-нибудь укромный уголок, где и провести с
новобрачной следующую неделю.
   Однако все надежды Джона на быстрое завершение церемонии обратились в
прах, когда он услышал, как парадная дверь дома распахнулась  с  оглуши-
тельным треском. Дауэс недоуменно уставился на него, и Джон вежливо кив-
нул, прося продолжать.
   Дауэс не перестал болтать, даже когда в  коридоре  загремели  тяжелые
шаги. Не желая очередных проволочек, Белл смотрела прямо перед собой, но
Джон не удержался и, обернувшись, увидел, как в комнату ворвался  темно-
волосый юноша. Такие синие глаза могли быть лишь у брата Белл.
   - Боже милостивый! - воскликнул Нед Блайдон, перепрыгивая  через  ди-
ван. - Вы еще не добрались до клятв?
   - Пока нет, - отозвался Дауэс, нос-картошка которого рдел в  отблеске
свечи. - Не добрались.
   - Отлично. - Нед схватил Белл за свободную руку и оттащил ее от  имп-
ровизированного алтаря. - Ты соображаешь, что делаешь? - прошипел он.  -
Кто этот человек? Что тебе известно о нем? Что происходит? Как ты  могла
послать мне записку за день до свадьбы? О чем ты думала?
   Белл терпеливо переждала эту возмущенную тираду.
   - На который из вопросов ты хочешь получить ответ в первую очередь?
   - Послушайте! - взревел Дауэс. - Так  мне  продолжать  церемонию  или
нет? Мне уже...
   - Продолжать, - решительно заявил Джон.
   - Я занятой человек, - оповестил собравшихся Дауэс, - я не могу...
   - Мистер Дауэс, - мягко перебил Данфорд священника, - прошу  простить
нас за прерванную церемонию. Мы весьма сожалеем, что  человеку  в  вашем
положении приходится терпеть подобное. Не хотите ли выпить со мной  ста-
канчик бренди, пока ситуация не прояснится?
   Белл не знала, что делать - благодарить Данфорда или сердиться на не-
го. Поглощая бренди такими темпами, Дауэс не сможет довести свое дело до
конца. Страдальчески закатив глаза, она повернулась к брату,  который  с
тревогой смотрел на нее.
   - Ты уверена, что не совершаешь ошибку? - спросил  Нед.  -  Кто  этот
мужчина?
   Алекс шагнул вперед и хлопнул Неда по плечу.
   - Он славный малый, - негромко произнес он, а Эмма утвердительно  за-
кивала.
   - Ты любишь его? - спросил Нед.
   - Да, всем сердцем, - прошептала Белл.
   Нед взглянул на нее  в  упор,  словно  пытаясь  измерить  глубину  ее
чувств.
   - Что ж, хорошо. Прошу прощения, что помешал вам, - произнес он гром-
ко. - Но будьте любезны начать все с самого начала - я сам хочу  повести
сестру к алтарю.
   - Слушайте, вы, юнец! Мы уже добрались до середины, - взревел  Дауэс.
- Я - занятой человек...
   - Ты попросту красноносый пропойца, - пробормотала себе под нос Белл.
   - Что вы сказали? - переспросил Дауэс, гневно заморгав.  Повернувшись
к Данфорду, которого он принял за союзника,  священник  схватил  его  за
плечо. - Что она сказала?
   Данфорд вежливо высвободился из мощной длани священника.
   - Не беспокойтесь, приятель, за дополнительные хлопоты дополнительная
плата. Об этом я позабочусь.
   Белл и Нед заторопились вверх по лестнице и уже на  верхней  площадке
услышали рев Дауэса:
   - Так она собирается аккомпанировать или нет?
   Не прошло и нескольких секунд, как Персефона  мстительно  ударила  по
клавишам бедного инстру" мента, и Белл начала  второе  шествие  вниз  по
лестнице к алтарю.
   - Ты великолепна, - прошептал ей Нед.
   - Благодарю. - Белл улыбнулась, глубоко тронутая его словами.
   Они с братом нежно любили друг друга, но чаще препирались, нежели об-
менивались комплиментами. Вновь войдя в гостиную, Белл увидела, что гла-
за Джона по-прежнему излучают любовь и гордость, к которым теперь приме-
шивалась легкая насмешка из-за некоторой комичности ситуации. Белл отве-
тила ему улыбкой, желая показать, что неожиданная задержка  не  огорчила
ее. Ей хотелось лишь скорее заполучить Джона в полную собственность.
   На этот раз все шло удивительно гладко,  без  прежних  недоразумений.
Даже Персефона перестала терзать пианино, едва услышала громогласный рев
Дауэса: "Возлюбленные братья и сестры!"
   Джон и Белл наконец-то стали мужем и женой.
   Они поцеловались под шумные поздравления, хотя позднее  Данфорд  соз-
нался, что радовался  скорее  завершению  затянувшегося  обряда,  нежели
счастью новобрачных.
   После привычных поздравлений и непременных поцелуев с  невестой  всех
гостей мужского пола (таковых было всего три, потому поцелуи не  затяну-
лись) Нед перевел взгляд на сестру:
   - А где праздничный стол? Умираю с голоду.
   Белл потупилась. Она совсем забыла об угощении и  теперь  могла  лишь
досадовать на себя за подобное упущение. Кроме того, Белл казалось,  что
сегодня больше подойдет обычный ужин, чем торжественный обед.
   - Белл решила отложить свадебный обед, - спокойно вмешался Джон, - до
возвращения родителей. Она сочла, что мать одобрит ее решение.
   Неду казалось, что мать гораздо охотнее  одобрила  бы  задержку  всей
этой авантюры, но придержал язык.  Вежливо  улыбнувшись  новоиспеченному
зятю, он наконец-то задал вопрос, вертевшийся в его голове на протяжении
всего вечера:
   - Так как же вы познакомились с моей сестрой?
   - Недавно я приобрел поместье близ владений Эшбурна в Уэстонберте,  -
объяснил Джон. - Там мы и встретились.
   - Джон сражался вместе с Алексом в Испании, - добавила  Белл.  -  Они
давние друзья.
   Очко в его пользу, подумал Нед.
   - Кстати, о войне, - вдруг вмешался Алекс. - Тебе ни за что не  дога-
даться, кого я видел из экипажа у самого дома.
   Джон круто обернулся к другу.
   - Кого же?
   - Джорджа Спенсера.
   Белл почувствовала, как пальцы Джона сжали ее руку. Казалось, он  со-
бирался что-то сказать, но не издал ни звука.
   - Ты наверняка его помнишь, - продолжал Алекс.
   - Кто такой этот Джордж Спенсер? - поинтересовалась Белл.
   - Один давний знакомый, - слишком поспешно откликнулся Джон.
   Склонившись, Алекс запечатлел отеческий поцелуй на щеке Белл.
   - А теперь, по-моему, нам пора предоставить  новобрачным  возможность
побыть вдвоем. - Он улыбнулся Эмме, которая  немедленно  собралась  ухо-
дить.
   Но Джон удержал друга.
   - Эшбурн, не могли бы мы прежде обменяться парой слов? -  приглушенно
спросил он.
   Алекс кивнул, и оба мужчины удалились в библиотеку.
   Джон закрыл за собой дверь.
   - По-моему, тебе не все известно насчет Джорджа Спенсера.
   Алекс удивленно вскинул голову.
   - Мне известно, что ты заставил его бросить воинскую службу.
   - Да, после того, как я стрелял в него.
   - Прошу прощения?
   - Я выстрелил ему в задницу.
   Алекс прошел к ближайшему столу, налил себе стакан виски и осушил его
одним глотком.
   - По какой же причине?
   - Он изнасиловал молоденькую испанку. Девушку, которую я пообещал за-
щитить.
   Алекс приглушенно выругался и стиснул стакан  так,  что  суставы  его
пальцев побелели.
   - И если Джордж Спенсер и вправду слонялся у дома, - язвительно доба-
вил Джон, - вряд ли его целью было пожелать счастья жениху и невесте.
   Алекс приподнял бровь.
   - Значит, на этом история не закончилась?
   Джон постарался реально оценить ситуацию. Меньше всего  ему  хотелось
втягивать в это наверняка гиблое дело Алекса, обремененного женой и  бу-
дущим ребенком. Но теперь и сам он обрел жену, и появление  на  свет  их
первенца в ближайшем будущем было вполне реальным. Груз  ответственности
лег ему на плечи, и Джон вспомнил слова, сказанные Белл пару дней назад.
   "Тебе нельзя бороться в одиночку".
   Джон и впрямь не знал, как ему поступить. Он всегда полагался лишь на
самого себя и совсем не умел просить о помощи и уж тем более - принимать
ее. Теперь Алекс стал его родственником - весьма отдаленным, соединенным
лишь браком, но тем не менее родственником. Родство с  ним  Джон  ощущал
сильнее, чем с кем-либо из родных братьев или сестер.  Дамиан  даже  его
свадьбу не удостоил своим присутствием.
   А Эмма с Алексом примчались из отдаленного поместья. Незнакомые досе-
ле родственные чувства охватили Джона. Он пристально взглянул на Алекса,
который ответил ему не менее внимательным взглядом.
   - У меня возникли неприятности, - негромко сообщил Джон.
   Алекс склонил голову набок.
   - Джордж Спенсер пытается убить меня.
   После еле слышного изумленного присвиста Алекс отозвался:
   - А ты уверен?
   - Я уверен лишь в том, что кто-то  желает  моей  смерти,  -  объяснил
Джон. - Но я не могу поверить, что Спенсер оказался поблизости случайно.
   Алекс запустил пальцы в копну волос. Он припомнил, как бушевал  Спен-
сер, когда Джон вынудил

его покинуть армию. 
   - Да, это не случайно. Нам надо что-то предпринять.
   Джон испытал некоторое облегчение при слове "нам".
   - Где ты намерен провести эту ночь?
   Это был серьезный вопрос. В конце концов, час  назад  Джон  сочетался
браком. В обычных обстоятельствах они с Белл отправились бы в  свадебное
путешествие или на некоторое время  уединились  в  Блетчфорд-Мэноре.  Но
Джону казалось, что в поместье их жизнь будет еще  менее  безопасной:  в
доме слишком много окон и дверей, через которые  злоумышленник  способен
проникнуть внутрь. Лондон отличался лишь тем, что  вокруг  кишели  люди,
возможные свидетели нападения Спенсера.
   - Не знаю, - наконец ответил Джон. - Я был настолько  занят,  что  не
успел подумать об этом. Но мне бы не хотелось везти Белл в дом брата.
   - Тогда оставайтесь здесь, - предложил
   Алекс. - Сегодня я заберу Персефону к себе -
   Белл больше не нуждается в компаньонке, - он лукаво улыбнулся.  -  Ты
вовремя позаботился об этом.
   Джон не мог не улыбнуться ему в ответ.
   - Я пришлю сюда нескольких слуг, - добавил Алекс. - Здесь  их  и  без
того хоть пруд пруди, но  еще  несколько  помощников  не  повредят.  Чем
больше в доме народу, тем безопаснее для вас.
   - Спасибо, - кивнул Джон. - Кроме того, я уже подумывал нанять телох-
ранителя на предстоящие несколько недель.
   - Отличная мысль. Я позабочусь об этом.
   - Тебе незачем беспокоиться.
   - Ради Бога, Джон, ты ведь только что женился. Предоставь мне  думать
о таких скучных материях, как поиски телохранителей.
   Джон кивнул, решив, что пора привыкать к заботе родственников.
   - Мы с Эммой останемся в городе, пока все не  уладится,  -  продолжал
Алекс. - Встретимся утром и тогда подумаем, что делать со Спенсером.
   - Решено.
   - А пока желаю тебе восхитительной брачной ночи.
   - Непременно исполню это пожелание, - усмехнулся Джон.
   В дверь постучали, и Белл просунула голову в библиотеку.
   - Вы уже закончили, Алекс? - осведомилась она. - Видишь  ли,  сегодня
моя брачная ночь, и помоему, у меня есть все права на собственного мужа.
   - В сущности, мы только что говорили о  том  же  самом,  -  улыбнулся
Алекс. - И теперь, похоже, мне пора разыскать жену и отправиться домой.
   Белл проводила его взглядом, покачивая головой.
   - О чем это вы беседовали? - спросила она мужа.
   Обняв за плечи, Джон повел ее к двери.
   - Об этом я расскажу тебе завтра.
   Вскоре гости разошлись. Но перед уходом Эмма отвела Белл в  сторонку,
взяв ее за руку.
   - Ты не хочешь... м-м-м... поговорить со  мной?  -  шепотом  спросила
она.
   - Вряд ли, - прошептала в ответ Белл.
   - Ты уверена?
   - В чем?
   - В том, что нам не о чем говорить?
   - Эмма, о чем ты?
   - О супружеской любви, глупышка. Так ты ничего не хочешь у меня спро-
сить?
   - Гм... нет. Не хочу.
   Эмма приподняла бровь и улыбка осветила ее лицо.
   - Пожалуй, ты права. - Она отпустила руку Белл, сделала несколько ша-
гов, но вдруг обернулась и произнесла: - Ну, тогда желаю тебе доброй но-
чи.
   Белл улыбнулась.
   - Спасибо.
   - О чем это вы шептались? - спросил Джон, целуя  жену  в  шею,  когда
гости удалились.
   - Об этом я расскажу тебе завтра.
   - Отлично. Сегодня меня занимает нечто иное. - Он повел Белл вверх по
лестнице.
   - И меня тоже. - Она охотно последовала за мужем.
   - О чем ты думаешь? - вдруг спросил Джон, когда они достигли  площад-
ки. - Сейчас, в эту минуту?
   - Я радуюсь тому, что мы сегодня остаемся здесь.
   - И я тоже. Добираться домой было бы слишком долго.
   - К твоему брату?
   - Нет, в Блетчфорд-Мэнор.
   Белл улыбнулась.
   - Кажется, что прошла целая вечность с тех пор, как я была  там.  Мне
даже в голову не приходило, что это мой будущий дом.
   - Не слишком роскошный дом, - негромко заметил Джон.
   - Для меня он в самый раз.
   - И потом, у поместья отвратительное название.
   - Ну, это поправимо.
   - И слуг там совсем немного.
   - Нам ни к чему многочисленная челядь. Перестань указывать на  недос-
татки БлетчфордМэнора. У этого поместья есть множество достоинств.
   - В самом деле? - Они достигли верхней ступеньки лестницы.
   - О да! - кокетливо подтвердила Белл. - Розы, что растут у дома,  по-
истине великолепны.
   - И это все?
   - А в гостиной такой чудесный ковер обюссон.
   - И только?
   - Ну, еще одно из достоинств поместья - его владелец, - с улыбкой за-
явила Белл, подходя к двери спальни.
   - Владелец? - Джон просиял.
   - Он так привлекателен.
   - Ты уверена? - он распахнул дверь.
   - Разумеется.
   Джон нащупал обтянутые тканью пуговицы на спине Белл.
   - Я хочу открыть тебе одну тайну.
   - Вот как? - Белл ощутила, как забилось ее сердце от теплого  прикос-
новения ладони Джона.
   - Да. Владелец, о котором ты говоришь...
   - Ну, так что же?
   - Он любит тебя.
   - В самом деле?
   Джон расстегнул последнюю из пуговиц и спустил платье  Белл  с  плеч,
оставив ее облаченной лишь в тонкую шелковую сорочку, при  виде  которой
его желание вспыхнуло с новой силой.
   - И он не прочь вступить во владение тобой сегодня же ночью.
   - Вступить во владение? - переспросила Белл шутливо, дивясь выбранно-
му Джоном выражению.
   - Да, однажды это ему уже удалось, и он был весьма доволен.
   - А сейчас он тоже доволен? - Белл едва выговорила фразу, ибо  ладони
Джона уже скользили по ее телу, спуская с плеч сорочку.
   - Чрезвычайно.
   - Так, что он готов заниматься этим всю жизнь?
   - Да, и чтобы позволить тебе владеть им.
   Белл вскинула голову и улыбнулась.
   - В самом деле?
   - Да. - Его губы отыскали впадинку возле ее плеча.
   Белл отступала назад до тех пор, пока не оказалась  у  постели.  Губы
Джона скользнули к ее груди, и устоять перед такой лаской оказалось  не-
возможно. Они упали на постель.
   Жаркое тело Джона вдавило Белл в матрас, на мгновение он  приподнялся
и сорвал с себя рубашку.
   - Господи, Белл, - прерывисто пробормотал он, - если бы  только  зна-
ла...
   - Если бы я знала - что? - тихо повторила она, любовно скользя взгля-
дом по его обнаженной груди.
   Его пальцы замерли на поясе брюк.
   - То, как я... что ты... - он потряс головой,  словно  желая  извлечь
изнутри слова. - Моя жизнь была такой... - он глотнул. - Не знаю, что  и
сказать.
   Белл протянула руку и коснулась его.
   - Тогда покажи.
   Он приложил ее ладонь к своему сердцу.
   - Оно бьется для тебя, - прошептал он, - только для тебя.
   Остатки его одежды полетели на пол, и теперь  их  тела  отделял  лишь
тонкий шелк сорочки Белл.
   Белл ощутила, как разгорается в нем нетерпение. Его ладони пылко лас-
кали ее тело. Белл пронзило желание, воспламененное его горячими ладоня-
ми, губами и бессвязным шепотом.
   Она пыталась высвободиться из сорочки, но Джон бережно удержал ее ру-
ки.
   - Пусть будет так, - попросил он, - мне это нравится.
   - Но я хочу чувствовать тебя, - выдохнула она.
   - Ты и так почувствуешь. - Он накрыл ладонью ее пушистый холмик. -  А
я чувствую тебя - этот шелк, тепло и желание.
   Белл ощутила, как что-то сжалось у нее внутри. Ее дыхание участилось.
Бедра Джона прижались к ее телу, и свидетельство его желания  стало  не-
сомненным.
   - Джон, я...
   - Что, любимая?
   - Я хочу тебя.
   По его телу прошла дрожь, и Белл почувствовала,  как  напряглись  его
мускулы в попытке сдержаться.
   - Тебе незачем медлить, - прошептала она, - я не хочу ждать.
   Их глаза встретились.
   - Белл, я не хочу причинить тебе боль.
   - Этого не будет. Ты никогда не сможешь причинить мне боль.
   Проведя ладонями по ее ногам, он медленно раздвинул  их  и  приподнял
шелковую рубашку. Кончик его достоинства коснулся ее, проникая все глуб-
же.
   Белл затаила дыхание, ощутив, как он заполняет ее. Это была самая ин-
тимная из всех ласк, и Белл выгнула спину, приподнимаясь ему  навстречу.
Его движения становились все более быстрыми и страстными.
   В ней росли напряжение и блаженство, заполняя ее без остатка.
   Дыхание Джона стало прерывистым. Он запустил пальцы  в  волосы  Белл,
шепча ее имя и не прекращая яростного ритма.
   Белл с нетерпением ждала приближения экстаза. Она впилась  ногтями  в
его спину, желая приблизить блаженство, и  это  ей  удалось.  Охваченная
наслаждением, она простонала его имя.
   Но Джон не слышал ее. Ее вскрик потонул в его стонах, когда он в пос-
ледний раз рванулся вперед и взорвался внутри нее. Мгновенно ослабев, он
накрыл Белл всем телом.
   Прошло немало времени, прежде чем он сумел перекатиться на бок, увле-
кая за собой Белл. Теперь их тела были разделены, но  Джон  не  разжимал
объятий.
   - Я хочу, чтобы ты заснула в моих  руках,  -  прошептал  он,  -  хочу
чувствовать тебя, вдыхать твой запах. Хочу знать, что ты рядом.
   Белл придвинулась ближе.
   - Я никуда не денусь.
   Джон вздохнул, слабо улыбаясь. Зарывшись лицом в волосы Белл, он  по-
целовал ее в макушку.
   - Моя жена, - пробормотал он, не в силах сдержать благоговения, - моя
жена...

   Глава 18

   Лишь на следующее утро Белл вспомнила о вчерашнем разговоре  Джона  с
Алексом. Джон уже подумывал о том, что было бы желательно утаить от жены
правду, но, глядя в ее ясные синие глаза, понял,  что  не  сможет  этого
сделать.
   - Я знаю, кто пытался убить меня, - наконец приглушенно произнес он.
   Белл села на постели, прикрыв грудь одеялом.
   - Кто же?
   - Джордж Спенсер, - Джон прокашлялся. - Тот самый, о котором  я  тебе
рассказывал.
   Кровь отхлынула от лица Белл.
   - Но я думала, что его нет в Англии.
   - Я тоже надеялся на это, но Эшбурн видел его у дома вчера вечером.
   - А ты уверен, что это он хотел убить тебя?
   Джон закрыл глаза, мысленно переносясь в Испанию, вновь чувствуя  за-
пах крови и насилия, видя муку в глазах Аны и ярость - на лице Спенсера.
   - Уверен.
   Белл обвила руками его шею и придвинулась ближе.
   - Теперь мы наконец узнали, кто он такой. Мы можем бороться с ним.
   Джон нехотя кивнул.
   - Как ты намерен поступить?
   - Пока не знаю, любимая. Мне надо о многом подумать. - Но ему еще  не
хотелось ни о чем думать - прежде чем он проведет в постели с женой хотя
бы сутки. Внезапно сменив тему, он поцеловал Белл и спросил: - Тебе пон-
равилась наша свадьба?
   - Конечно, - с жаром откликнулась Белл.
   - Ты уверена? - Джону была ненавистна мысль, что спешка испортила са-
мый знаменательный день в ее жизни. - Казалось, перед церемонией ты была
чем-то расстроена.
   - А, вот ты о чем, - слегка покраснев, воскликнула Белл. - Мне  всего
лишь взгрустнулось.
   - Надеюсь, ты не разочаровалась во мне. - На самом деле Джон не прос-
то надеялся - он молился, чтобы его слова оказались правдой.
   - Нет, конечно, - отозвалась Белл, игриво шлепнув его по плечу.  -  У
меня ни разу не появлялось мысли, что я совершила  ошибку.  Правда,  мне
было немного досадно оттого, что эта свадьба оказалась не такой, о кото-
рой я мечтала.
   - Прости меня, - тихо промолвил Джон.
   - Нет, ты тут ни при чем. Все было не так, как я  себе  представляла,
но все было очень  хорошо.  Дорогой,  мне  удалось  дать  вразумительное
объяснение?
   Джон серьезно кивнул.
   - Я считала, что обязательно должно быть  венчание  в  церкви,  сотни
гостей, настоящая музыка, но я ошиблась. Оказалось, мне вполне достаточ-
но нескольких гостей, подвыпившего священника и компаньонки, которую не-
ведомо кто учил музицировать.
   - Тогда ты получила то, что хотела.
   - Полагаю, да. И самое главное - мне достаточно одного тебя.
   Джон нежно поцеловал ее, и, надо думать, в последующий час у них наш-
лось немало весьма важных занятий.
   Ближе к вечеру Джон понял, что в отношении Джорджа Спенсера необходи-
мо что-то предпринять. У Джона вовсе не было желания сидеть,  дожидаясь,
пока Спенсер пустит пулю ему в спину. Он сойдет с ума, дожидаясь первого
шага противника. Поэтому следовало обдумать план действий. Мысль о  пос-
тоянной настороженности и опасениях вызывала у Джона отвращение, ему бы-
ло проще предпринять лобовую атаку и встретиться со Спенсером лично.
   Разумеется, для этого требовалось знать, где он обретается.  Джон  не
сомневался, что получить такие сведения не  составит  труда.  В  Лондоне
слухи распространялись с неимоверной быстротой даже до начала  светского
сезона, а Спенсер происходил из достаточно почтенного  семейства,  чтобы
его появление не осталось незамеченным. Следовательно, требовалось  лишь
кое-кого расспросить.
   Удалившись в библиотеку, Джон немедленно написал Алексу записку, про-
ся его о помощи. Ответ пришел спустя двадцать минут.
   "Спенсер снял квартиру в доме номер 14, на Беллами-Лейн. Он  вернулся
в Лондон под настоящим именем и встретил весьма  прохладный  прием.  Его
появление в Англии в разгар войны было воспринято  как  дезертирство.  С
тех пор его положение улучшилось, но ненамного.
   Ему нечего рассчитывать на многочисленные приглашения, но для него не
составит труда появиться на больших приемах и балах. Еще бы, ведь у него
правильный выговор, и он умеет одеваться. Вам с Белл следует быть насто-
роже.
   Прошу, держи меня в курсе своих планов. Эшбурн".
   Задень Алекс успел о многом разузнать. Джон восхищенно покачал  голо-
вой и взялся за перо. После нескольких неудачных попыток он  решил,  что
лучшее - это простота, и составил записку следующего содержания:
   "Спенсер, насколько я понимаю, ты в Лондоне. Нам есть о  чем  погово-
рить. Не будешь ли ты любезен зайти к нам на чай? Я остановился  в  доме
моих родственников на Гросвенор-сквер. Блэквуд".
   Джон отправил записку с посыльным, приказав ему дождаться  ответа,  а
затем отправился на поиски Белл.
   Джон еще не разобрался в расположении комнат этого огромного  особня-
ка. Он испытывал некоторую неловкость, бродя по  чужому  дому,  особенно
из-за того, что его владельцы еще развлекались в Италии и не  подозрева-
ли, что он только что женился на их единственной  дочери.  Эта  ситуация
только придала ему решимости объясниться со Спенсером. Он пять лет копил
деньги на собственный дом, а теперь даже не мог привести туда жену.
   Если бы не вчерашняя свадьба, Джон пребывал бы в отвратительном  рас-
положении духа.
   Наконец он разыскал Белл в гостиной - она дремала, прикорнув на дива-
не. Джон улыбнулся, решив, что она заслужила этот  отдых.  Он  и  впрямь
сделал все возможное, лишь бы не дать ей заснуть прошлой ночью. Не желая
тревожить Белл, он на цыпочках вышел из гостиной и направился в  библио-
теку, где устроился в кресле с  экземпляром  "Пылкого  странника".  Если
Белл сумела одолеть эту книгу, то и ему она по  силам.  Джон  досадовал,
что ему приходится сидеть сложа руки в то время, когда его противник за-
мышляет очередное нападение, но в нынешнем положении ему  не  оставалось
ничего другого.
   Он уже добрался до второго действия, когда в дверь постучали.
   - Войдите!
   Белл просунула голову в дверь.
   - Я не помешала?
   - В мой первый день в качестве семьянина? Вряд ли.
   Белл вошла и направилась к креслу, стоящему напротив.
   - Нет-нет, - запротестовал Джон, хватая ее за руку, - вот сюда. - Од-
ного усилия ему хватило, чтобы посадить Белл к себе на колени.
   Рассмеявшись, Белл поцеловала его в обе  щеки,  удивляясь,  почему  с
этим человеком ей так легко и спокойно.
   - Что ты читаешь? - спросила она,  заглядывая  в  книгу.  -  "Пылкого
странника"? Зачем тебе это понадобилось?
   - Ты же прочла эту книгу.
   - Ну и что?
   Джон шутливо дернул ее за нос.
   - А я вспомнил, как восхитительно ты выглядела, когда мы беседовали о
Шекспире в день нашего знакомства.
   Ответом Белл стал очередной поцелуй.
   - Я понял, где мы совершили ошибку, - заявил Джон.
   - Вот как?
   Склонившись, он коснулся губами краешка ее рта.
   - Большинство молодоженов, - произнес он, подчеркивая эти слова  лег-
кими движениями языка, - после свадьбы проводят в постели целую  неделю.
А мы встали еще до обеда.
   Белл захлопала ресницами.
   - Мы могли бы вернуться в постель, - предложила она.
   Его ладонь накрыла грудь Белл.
   - Интересная мысль.
   - Ты так думаешь? - прерывистым шепотом спросила она.
   Джон нежно сжал ее в объятиях вместо ответа.
   - Угу. - Лениво улыбнувшись, он наблюдал, как Белл  выгнулась  в  его
руках. Он ощутил, что ее сосок превратился в упругий бутон, и  вздрогнул
от вспыхнувшего желания.
   - Интересно, теперь с нами такое будет  всегда?  -  шепотом  спросила
она...
   - Надеюсь. - Склонившись, он прильнул к ее губам во властном поцелуе.
Его язык и губы стали требовательными  и  безжалостными,  неутомимыми  в
своем стремлении завладеть всем ее существом.
   Реакция Белл оказалась быстрой и пылкой. Резкий поцелуй воспламенил в
ней желание, и она ответила с не меньшей страстью, проводя  ладонями  по
спине Джона. Его горячие губы спустились по ее шее,  оставляя  за  собой
пылающий след.
   - Ты заперла дверь? - хрипло спросил он, не отрывая губ от ее кожи.
   - Что? - Море страсти так увлекло Белл, что она не расслышала ни сло-
ва.
   - Ты заперла дверь?
   Она покачала головой.
   - Проклятие! - Джон нехотя прекратил поцелуи и поднял Белл с колен.
   Посадив ее на мягкий подлокотник кресла, он  пересек  комнату,  остро
ощущая неровное дыхание за спиной.
   Джон решительно повернул ключ и вернулся к жене, сгорая  от  вожделе-
ния. К сожалению, не успел он сделать и двух шагов, как раздался громкий
стук. Еле слышно выругавшись, Джон быстро убедился, что  одежда  Белл  в
приличном виде, и распахнул дверь.
   - Ну, что там? - рявкнул он.
   - Милорд, вам письмо, - послышался голос перепуганного лакея.
   Джон кивнул и взял конверт с подноса.
   - Нож для писем обычно лежит вон там, - подсказала Белл, кивая в сто-
рону стола.
   Последовав ее совету, Джон вскрыл печать. Послание было  написано  на
дорогой тонкой бумаге.
   "Дорогой мой лорд Блэквуд, зачем считать меня  глупцом?  Если  хочешь
встретиться, я бы предпочел назначить время сам  и  выбрать  нейтральную
территорию. Я всегда питал глубокую  привязанность  к  району  пристани.
Джордж Спенсер".
   - От кого это? - спросила Белл.
   Джон смял листок бумаги в кулаке.
   - От Джорджа Спенсера, - рассеянно проговорил он.
   - Что? - воскликнула Белл. - Зачем ему понадобилось писать тебе?
   - Затем, что он пытается меня прикончить, - объяснил Джон  в  приливе
раздражения. - И кроме того, сегодня я отправил ему письмо.
   - Что?.. Но зачем? Почему же ты не сказал мне?
   - Похоже, ты превращаешься в сварливую жену, - вздохнул Джон.
   - Ну, о том, чтобы превратить меня в жену, ты позаботился сам, а  что
касается сварливости... пожалуй, это мое исключительное право,  учитывая
наше невыносимое положение. Так теперь ты ответишь на мой вопрос?
   - На который?
   - На все сразу, - фыркнула Белл.
   - Я написал ему, поскольку считал, что мои шансы защититься увеличат-
ся, если я встречусь с ним открыто и выясню, насколько сильна его  нена-
висть ко мне. Тебе я не сообщил о письме потому, что ты спала.  А  потом
ты была... занята другим делом.
   - Прости, что я несправедливо обвинила тебя, - сокрушенно  произнесла
Белл. - Но я не понимаю, чего ты добьешься, встретившись с ним.  Ты  сам
предоставишь ему возможность совершить нападение.
   - Я отнюдь не собираюсь подставлять себя под удар, любимая. Я предло-
жил ему встретиться здесь. Вряд ли он совершил бы  попытку  нападения  в
моем доме, то есть в твоем.
   Но едва эти слова слетели с его языка, Джон понял, что совершил ошиб-
ку, ибо Белл воскликнула:
   - Откуда тебе знать, на что он готов? Если он и впрямь ненавидит  те-
бя, он не станет задумываться о  последствиях  и  нападет  даже  в  при-
сутствии свидетелей. Дорогой, я не могу позволить тебе так рисковать,  -
ее голос прервался, - я слишком люблю тебя.
   - Белл, только не говори...
   - Я буду говорить все, что  сочту  нужным!  Ты  рискуешь  собственной
жизнью, не признаешься в том, что любишь меня, не  позволяешь  даже  мне
признаваться в любви. - Она издала невнятный звук и  прижала  ладонь  ко
рту, приглушая вырвавшийся всхлип. - Неужели тебе все равно? -
   Джон крепко сжал ее руку.
   - Нет, не все равно, Белл. - Его голос дрогнул. - И не позволяй нико-
му убеждать себя в обратном.
   - Никто и не пытается это делать, кроме тебя.
   Он глубоко и прерывисто вздохнул.
   - Разве тебе мало знать то, что мне не все равно, Белл? Что  ты  дос-
тигла таких глубин моей души, о существовании которых я и не подозревал?
Разве этого мало?
   - Пока мне этого достаточно, - приглушенно отозвалась она,  -  но  не
навсегда, запомни.
   Джон зажал в ладонях ее лицо и склонился,  желая  поцеловать  ее,  но
Белл отвернулась.
   - По-моему, прежде нам надо покончить с противником.  Трудно  строить
семью, когда опасаешься за жизнь мужа.
   Джон ощутил пустоту, возникшую в его сердце, когда Белл отстранилась.
   - Обещаю тебе, дорогая, я не стану рисковать. У меня нет желания уми-
рать, но я не могу позволить себе терять годы, прячась от Спенсера, Ког-
да-нибудь он все равно настигнет меня.
   - Знаю, знаю. О чем говорилось в письме?
   Джон поднялся и прошел к окну.
   - Он не желает встречаться со мной здесь, - проговорил он,  глядя  на
оживленную улицу. - Полагаю, он счел это приглашение ловушкой.
   - Он ошибся?
   - Насчет ловушки? Да, хотя теперь мне кажется, что эта идея не лишена
смысла.
   - Что еще он пишет?
   - Он пожелал встретиться со мной у пристани.
   - Надеюсь, ты не согласишься на такое, - содрогнулась Белл.  Она  ни-
когда не бывала на пристани, но всем в Лондоне было известно об опаснос-
тях этого района.
   - Я не настолько глуп, -  отозвался  Джон,  невольно  повторяя  слова
Спенсера. - Посмотрим, не согласится ли он встретиться в другом месте  -
достаточно многолюдном, - добавил он, главным  образом  чтобы  успокоить
Белл.
   - Ты ни в коем случае не пойдешь туда один. Уверена, Алекс и  Данфорд
будут рады сопровождать тебя. И Нед тоже, если к тому времени он еще  не
вернется в университет.
   - Сомневаюсь, что Спенсер  разговорится  в  присутствии  посторонних,
Белл. Но не беспокойся, я не стану встречаться с  ним  наедине.  Ему  не
представится возможности напасть на меня еще раз.
   - Тогда зачем ему вообще встречаться с тобой? Ведь  он  пытался  тебя
убить.
   Джон поскреб подбородок.
   - Не знаю. Вероятно, он собирается известить  меня  о  способе  моего
убийства. Или сообщить о своей ненависти ко мне.
   - Это совсем не смешно, Джон.
   - Я и не пытался шутить.
   Белл закрыла лицо ладонями.
   - О Джон! - простонала она. - Я так боюсь потерять тебя! Знаешь,  это
почти забавно: отчасти я и влюбилась в тебя потому, что... - Она подняла
руку. - Нет, пожалуйста, не перебивай. Отчасти я  и  влюбилась  в  тебя,
уверенная, что ты нуждаешься во мне. Целые толпы мужчин признавались мне
в любви или говорили о том, что я им нравлюсь, но никто из них  не  нуж-
дался во мне так, как ты. Но теперь я поняла... - она осеклась,  подавив
всхлип.
   - Что, дорогая? - прошептал он. - Что ты поняла?
   - О, Джон, я тоже не смогу без тебя! Если что-нибудь случится...
   - Со мной все будет в порядке, - решительно заявил он.
   Впервые за долгие годы появился смысл в его жизни, и Джон не собирал-
ся расставаться с ней из-за какого-то ублюдка.
   Белл взглянула на него сквозь мокрые ресницы.
   - Что же нам делать?
   - Нам - ничего, - отозвался он, подходя поближе и пригладив ей  воло-
сы. - А я все-таки напишу Спенсеру.
   Он прошел к столу, за которым писал первое письмо.
   - Как по-твоему, что я должен ответить? - спросил он беспечно,  пыта-
ясь отвлечь Белл от тягостных мыслей и волнения.
   - По-моему, ты должен назвать его сукиным...
   - Это не поможет, - прервал Джон, удивляясь, каким образом Белл  при-
обрела столь богатый словарный запас. - Не стоит оскорблять его.
   - Может, ты и прав, но я бы не отказалась.
   - Белл, ты сокровище, - заявил Джон, пряча улыбку. - Чем  я  заслужил
такую награду?
   - Не знаю, - пожала она плечами и поднялась. - Но если ты хочешь  ос-
таться со мной, я дам тебе мудрый совет: не умирай, -  с  этими  словами
она глубоко вздохнула и покинула комнату, не в силах смотреть, как  Джон
пишет письмо, которое может привести к его смерти.
   Джон покачал головой, глядя ей вслед. Белл восприняла новость слишком
болезненно. Но разве он мог обвинять ее? Если  бы  кто-нибудь  попытался
убить Белл, он, Джон, обшарил бы весь Лондон, как безумец, лишь бы отыс-
кать этого негодяя и прикончить его.
   Прогнав эту отвратительную мысль, Джон взялся за перо  и  подвинул  к
себе бумагу, думая, как это странно - вести переписку со своим возможным
убийцей.
   "Спенсер, ты что, считаешь меня глупцом?  Давай  встретимся  в  более
приличном месте - может быть, в кондитерской Хардимана.  Время  назначай
сам. Блэквуд".
   Во времена их недолгого знакомства Джон несколько раз  водил  Белл  к
Хардиману. Там можно было занять столик в уютном уголке, но, что гораздо
важнее, это заведение часто посещали светские матроны и дебютантки,  так
что вряд ли Спенсер отважится на очередную глупость. Более  того,  Алекс
мог с удобством расположиться за соседним столом.
   Джон вновь отправил посыльного к Спенсеру. Он ожидал, что ответ  при-
дет в ближайшее время: наверняка Спенсер ждет дома,  желая  узнать,  как
будет воспринято его приглашение.
   Вздохнув, Джон провел ладонью по волосам. Ему следовало поговорить  с
Белл, но сердце его разрывалось на части, он не знал,  как  начать.  Его
жена страдала, а Джон был не в силах избавить ее от мук.
   Губы Джона дрогнули в слабой улыбке. Ему нравилось называть Белл  же-
ной. Резко поднявшись, он отодвинул кресло и быстро вышел в коридор.
   - Белл! - позвал он, направляясь к лестнице. - Белл, где ты?
   Она появилась на верхней площадке, испуганная его громким голосом.
   - Джон, что случилось? Что с тобой?
   - Я просто хотел тебя увидеть. - Он беспечно улыбнулся,  желая  изба-
вить ее от тревоги. - Ты всегда задаешь по два вопроса, когда достаточно
одного?
   - Ради Бога, Джон, не пугай меня. Не надо больше так кричать. Я и без
того перепугана.
   Он подошел и обнял Белл.
   - Прошу тебя, дорогая, не волнуйся. Давай пойдем к тебе в  комнату  и
поговорим.
   - К нам в комнату, - поправила Белл.
   - Что?
   - В нашу комнату. Теперь я замужем, и мне больше не нужна собственная
спальня.
   - Я и не хотел, чтобы она была у тебя. Белл, вскоре наша жизнь войдет
в мирное русло, обещаю тебе.
   Белл позволила отвести себя в спальню. Ей  очень  хотелось  поверить,
что все будет именно так.
   - Я не могу избавиться от страха, Джон, - тихо проговорила она.
   Он привлек ее к себе и вдохнул сладкий аромат ее волос.
   - Знаю, дорогая, все знаю. Но давай на  минуту  забудем  о  тревогах.
Здесь сейчас нам нечего бояться.
   Ее губы дрогнули в лукавой улыбке.
   - Да неужели?
   - Здесь нет никого, кроме меня. - Он провел губами по ее щеке,  прод-
вигаясь к уху. Но этого было слишком мало.
   Его ладони сомкнулись на ее спине, он привлек
   Белл к себе интимным движением, целуя каждый дюйм  ее  кожи,  касаясь
пальцами шеи. В этот момент со стороны двери донеслось громкое  покашли-
вание.
   Джон даже не обернулся, помахав рукой назойливому слуге.
   Покашливание повторилось.
   Оно было таким настойчивым, что Джон нехотя оторвался от Белл и обер-
нулся. На пороге стояла изысканно одетая дама со странным выражением ли-
ца. Джон никогда прежде не видел ее, хотя эти синие глаза -  яркие,  ог-
ромные, совсем как...
   Испытывая неловкость, он обернулся к Белл, еще придавленной к кровати
его телом. Она была так бледна, что, казалось, вот-вот лишится чувств.
   - Мама?
   Джон отпрыгнул от кровати с завидным проворством.
   Кэролайн, графиня. У орт, стаскивала перчатки, едва сдерживая закипа-
ющую ярость.
   - Вижу, после нашего отъезда ты не теряла времени, Арабелла.
   Белл вздрогнула. Мать назвала ее полным  именем  -  этот  был  плохой
признак.
   - Да, - робко пробормотала она, - ты права.
   Графиня обернулась к Джону.
   - Пожалуй, вам будет лучше удалиться.
   - Нет! - поспешно воскликнула Белл. - Он здесь живет.
   - Надеюсь, я ослышалась.
   Джон поспешно шагнул вперед.
   - Вероятно, мне следует представиться. Я лорд Блэквуд.
   Кэролайн не подала ему руки.
   - Очень мило с вашей стороны, - ледяным тоном отозвалась она.
   - А это, - продолжал он, указывая на Белл, - моя жена, леди Блэквуд.
   - Прошу прощения?
   Кэролайн держалась с великолепной холодностью.
   - Мы поженились, мама, - со слабой улыбкой объяснила Белл, - еще вче-
ра.
   Кэролайн окинула дочь недоверчивым взглядом, затем посмотрела на сто-
ящего перед ней мужчину.
   - Белл, не могли бы мы с тобой поговорить  наедине?  -  Она  схватила
дочь за руку с силой, никоим образом не соответствующей любезному  тону,
и потащила ее в сторону. - Ты спятила? - прошипела она. - Ты  понимаешь,
что натворила? Где, черт возьми, Эмма? Как она допустила такое?
   Слушая графиню, Джон подумал, не является ли эта способность задавать
бесчисленные вопросы и не дожидаться ответа фамильной чертой.
   Белл приоткрыла рот, намереваясь что-то сказать, но Кэролайн  предуп-
реждающе подняла руку.
   - Не надо! Не желаю слушать! - быстрым движением она оттолкнула  Белл
обратно к Джону.
   - Мама, если ты выслушаешь... - начала Белл, но  осеклась,  встретив-
шись с уничтожающим взглядом Кэролайн.
   - Прошу меня простить, - сдержанно произнесла Кэролайн, обернулась  к
двери и позвала: - Генри! - Белл и Джон услышали приглушенный ответ,  за
которым последовало приказание Кэролайн: - Сию же минуту. Генри!
   - Мне не нравится, когда ко мне относятся, как к взбалмошному  ребен-
ку, - прошептал Джон на ухо Белл.
   - Взбалмошный ребенок - это я, - прошептала она в ответ, - по крайней
мере для них. Так что наберись терпения.
   На пороге появился отец Тзелл Генри,  граф  Уортский,  был  привлека-
тельным седовласым мужчиной, излучающим добродушие. При виде  единствен-
ной дочери его глаза засветились любовью.
   - Белл, детка, что ты делаешь в Лондоне?
   - Да так, ничего особенного, - промямлила Белл.
   - Она вышла замуж, - невозмутимо сообщила Кэролайн.
   Генри промолчал.
   - Ты меня слышишь? - вскипела Кэролайн, внешнее  спокойствие  которой
наконец-то дало трещину. - Она вышла замуж!
   Генри устало вздохнул и провел ладонью по редеющей шевелюре.
   - Разве ты не могла подождать, Белл?
   - Дело не требовало отлагательств.
   Кэролайн порозовела, не желая думать о двусмысленности этого  заявле-
ния.
   - Ну, несколько дней ничего бы не решили, - продолжал Генри. - Неуже-
ли ты думала, что мы не одобрим твой выбор? Плохо же ты нас  знаешь.  Мы
позволили тебе отвергнуть десяток достойных поклонников, в том  числе  и
молодого Эктона, отец которого был моим лучшим другом. Этот молодой  че-
ловек кажется мне вполне приличным. Вероятно, у нас не нашлось бы возра-
жений против твоего брака с ним, он промедлил, -  если,  конечно,  я  не
ошибаюсь и ты замужем именно за ним.
   Белл кивнула, удивляясь, почему поучения отца  всегда  заставляют  ее
ощущать себя семилетней девочкой.
   - Как его имя?
   - Лорд Блэквуд, - отчетливо выговорила Белл.
   Джон воспользовался случаем и шагнул вперед, протягивая руку.
   - Лорд Блэквуд, милорд. Рад познакомиться с вами.
   - Надеюсь, это правда, - сухо отозвался Генри. - Располагаете  ли  вы
средствами, чтобы обеспечить мою дочь?
   - Совсем недавно я приобрел поместье, так что сейчас нахожусь в  нес-
колько затруднительных обстоятельствах, - откровенно признался  Джон.  -
Но я ни разу не прогадал, пуская свой капитал в оборот. Белл ни в чем не
будет нуждаться.
   - Откуда вы родом?
   - Я вырос в Шропшире. Мой отец - граф Уэстборо. Титул унаследовал мой
старший брат.
   - Как же вы получили свой титул?
   Джон коротко рассказал ему о своей воинской  карьере.  Генри  одобри-
тельно кивнул и спросил:
   - Вы любите мою дочь?
   - Всем сердцем, милорд.
   Генри оглядел молодого человека, на локте которого  сейчас  покоилась
рука Белл.
   - Ну, Кэролайн, пожалуй, нам следует положиться на благоразумие доче-
ри.
   - Что еще нам остается делать? - с горечью отозвалась Кэролайн.
   Генри утешительным жестом положил ладонь на плечо жены.
   - Уверен, вскоре у нас найдется время обсудить все подробности. А по-
ка нам следовало бы получше познакомиться со своим зятем - ты  не  нахо-
дишь, Кэролайн?
   Она кивнула, понимая, что любовь к дочери не оставляет ей выбора.
   Белл бросилась к матери и крепко обняла ее.
   - Вот увидишь, мама, - прошептала она, - он - само совершенство.
   Кэролайн улыбнулась при виде неудержимого счастья дочери, но  прошеп-
тала в ответ:
   - В мире нет совершенства, дорогая.
   - Для меня он всем хорош.
   Кэролайн крепко обняла Белл за плечи.
   - Полагаю, с тобой все в порядке, - произнесла она. -  Пойдем,  помо-
жешь мне разобрать вещи - пока отец знакомится с твоим мужем.  Путешест-
вие выдалось на редкость утомительным.
   Белл решила, что в конце концов ее мать восприняла новость на удивле-
ние спокойно. Бегло улыбнувшись Джону, она вышла из комнаты.
   - Насколько я понимаю, вы не давали объявления в "Тайме", -  заметила
Кэролайн, спускаясь по лестнице.
   - Нам не хватило времени.
   - Гм... Ладно, твой отец немедленно распорядится об этом. Где же  на-
ходится поместье Джона? - Кэролайн обернулась, и на лице ее ясно отрази-
лось беспокойство. - Его ведь зовут Джоном, я не ошиблась?
   - Да, мама, ты права. Его поместье расположено рядом с  Уэстонбертом.
Я познакомилась с ним, когда гостила у Эммы.
   - Вот как? - Кэролайн вошла к себе в спальню, где горничная разбирала
вещи. - Полагаю, нам следует назначить прием на следующую  весну,  когда
все будут в городе. Но пожалуй,  до  того  времени  следует  предпринять
что-нибудь еще, чтобы известить весь свет о твоем замужестве.
   Белл втайне удивилась, почему, собственно, этот  "весь  свет"  должен
знать о ее новом положении замужней дамы.
   - Разве объявления в "Тайме" недостаточно?
   - Совсем нет, дорогая. Необходимо, чтобы все узнали, что ты  действо-
вала с нашего одобрения. Незачем оповещать наших друзей, что с Джоном мы
познакомились лишь сегодня, несколько минут назад.
   - Да, полагаю, ты права.
   Кэролайн вдруг всплеснула руками.
   - Знаю! Зимний бал у Тамбли! Идеальный случай -  на  него  съезжаются
гости со всей округи.
   Белл вздрогнула. Каждый год, в ноябре, граф и графиня  Тамбли  давали
бал. Это было одно из немногих событий, ради которого аристократия возв-
ращалась в Лондон зимой. В обычных обстоятельствах Белл не отказалась бы
побывать на балу, но теперь одна только мысль о том,  что  им  с  Джоном
придется всю ночь провести в шумном обществе, вызвала у нее ужас.
   - Когда же он состоится, мама?
   - Вероятно, через несколько недель. Надо просмотреть почту - там  на-
верняка должно быть приглашение. Столько писем накопилось!
   - Не знаю, стоит ли нам принимать это приглашение, мама. Мы едва  ус-
пели пожениться и хотим немного побыть вдвоем.
   - Если вы хотели уединения, вам следовало бы давным-давно отправиться
в поместье. Но поскольку вы здесь, вам придется побывать на балу  и  при
этом ослепительно улыбаться. А затем можете отправляться куда  угодно  и
радоваться прелестям сельской жизни. Кстати, где вы будете жить - я имею
в виду, как называется поместье?
   - Блетчфорд-Мэнор.
   - Как-как?
   - Блетчфорд-Мэнор.
   - Я расслышала это название и в первый  раз  -  оно  просто  отврати-
тельно, Белл.
   - Знаю.
   - Нет, я и вправду считаю его ужасным.
   - Ты права. Мы намерены переименовать поместье.
   - Позаботьтесь об этом фазу же после приема у Тамбли, потому  что  до
тех пор вы ни в коем случае не покинете Лондон.

   Глава 19

   На следующий день Джон сидел в кондитерской Хардимана,  прислонившись
спиной к стене, и ждал человека, с которым не виделся пять лет,  челове-
ка, который желал его смерти. Он занял столик в глубине зала, а Алекс  и
Данфорд расположились неподалеку.
   Джон не спускал глаз с двери.  Джордж  Спенсер  явился  в  заведение,
опоздав на десять минут. Джону казалось, что он вернулся на  десять  лет
назад и вновь оказался в  испанской  таверне,  где  его  соотечественник
обесчестил невинную девушку.
   Спенсер обвел зал холодным взглядом, его голубые  глаза  остановились
на Джоне. Кивнув, он отвел со лба прядь прямых белесых  волос.  Надменно
прошествовав через зал, он остановился рядом с Джоном.
   - Приветствую, Блэквуд, - холодно произнес он.
   - Здравствуй, Спенсер. Надеюсь, ты простишь мне, если я опущу церемо-
нию приветствия и не буду вставать?
   - Разумеется. Я слышал о твоей хромоте. Мне бы не хотелось доставлять
тебе лишние хлопоты. - Отодвинув стул, Спенсер уселся.
   Джон учтиво кивнул.
   - Боевая рана. Некоторые из нас прошли войну до конца. А где  же  был
ты, Спенсер? Во Франции? В Швейцарии?
   Спенсер сжал кулаки и в ярости чуть не вскочил со стула.
   - Будь ты проклят, Блэквуд! Ведь это ты вынудил  меня  дезертировать.
Хочешь знать, что такое вернуться в Англию с позором? Моему  отцу  приш-
лось платить властям, чтобы меня не арестовали.
   Джон с трудом сдерживал ярость.
   - А ты думаешь, что своим преступлением не заслужил ареста? -  проши-
пел он. - Тебя давно следовало бы повесить.
   - Избавь меня от своей сентиментальности,  Блэквуд!  Эта  девчонка  -
ничтожество. Тупая крестьянка, вот и все. Вероятно, до меня ею успел по-
пользоваться десяток ухажеров.
   - Я видел кровь на простынях, Спенсер. И слышал ее крики.
   - Ради Бога, Блэквуд, пойми: я сделал ей одолжение. Рано  или  поздно
ей пришлось бы пройти через это.
   Джон стиснул край стола, чтобы не броситься на противника и не  заду-
шить его.
   - Через три дня она наложила на себя руки, Спенсер.
   - В самом деле? - известие не тронуло его.
   - И ты не чувствуешь за собой никакой вины?
   - Проклятый городишко и без того был перенаселен. Эти испанцы плодят-
ся, как кролики.
   - Она была невинной, - напомнил Джон.
   - Я потрясен твоим благородством, впрочем, ты всегда был неравнодушен
к женщинам. Можно поздравить тебя с удачным браком? Жаль, что твой  союз
будет столь непродолжительным.
   - Не смей втягивать в дело мою жену, - прервал его Джон. - Ты  недос-
тоин даже произносить ее имя.
   - О Боже, какой пафос! Надеюсь, любовь  не  смягчила  тебя,  Блэквуд.
Или, может быть, рана уже сделала это несколько лет назад?
   Джон глубоко вздохнул и мысленно сосчитал до пяти, прежде  чем  вновь
заговорить:
   - Что же ты замышляешь. Спенсер?
   - Как это что? Разумеется, убить тебя. Я думал, ты уже догадался.
   - Позволь узнать почему? - ледяным тоном осведомился Джон.
   - Меня еще никому не удавалось одурачить, Блэквуд - никому,  слышишь?
Ты понял меня? - Спенсер понемногу раздражался, его влажный лоб покрылся
морщинами. - То, что ты сделал...
   - Я всего-то выстрелил тебе в задницу. -  Джон  откинулся  на  спинку
стула и в первый раз за целый день позволил себе улыбнуться.
   Спенсер многозначительно поднял палец.
   - И за это я убью тебя. Об этом я мечтал несколько лет.
   - Что же ты медлил?
   Спокойствие Джона лишь еще сильнее разъярило Спенсера.
   - Знаешь ли ты, какова участь дезертира? Его едва принимают в Англии.
Его невеста решает поискать себе партию получше. Его имя вычеркивают  из
всех списков, имеющих значение. И на все это обрек меня ты. Да, ты.
   - Неужели Англия теперь вдруг приняла тебя с распростертыми  объятия-
ми? Я слышал, тебя попрежнему не приглашают на приемы.
   Мгновение Джон думал, что Спенсер бросится через стол и вцепится  ему
в горло. Но он тут же взял себя в руки.
   - Разумеется, убив тебя, я не избавлюсь от трудностей. Но этим я дос-
тавлю себе самую огромную радость в жизни.
   Джон вздохнул.
   - Послушай, - сдержанно заявил он, - на твоем месте я бы не стал  за-
мышлять преступление.
   Спенсер издал короткий смешок, напоминающий лай.
   - А на твоем месте я не стал бы губить мою жизнь.
   - Зачем же ты пришел сюда? Зачем сидишь здесь и тратишь время на  бе-
седы?
   - Вероятно, меня одолело любопытство. А как насчет тебя? Логично было
бы думать, что у тебя нет желания встречаться с убийцей. -  Откинувшись,
он дерзко ухмыльнулся Джону.
   Джон не мог решить, в здравом ли рассудке пребывает Спенсер. Он  явно
одержим идеей и в то же время внешне старается вести себя вполне благоп-
ристойно, поддерживая с Джоном беседу, как с давним другом.
   - Возможно, и мне было любопытно, - ответил Джон. - Положение воисти-
ну уникально. Редко кому удается встретиться со своим будущим убийцей  в
подобной обстановке.
   Спенсер с улыбкой склонил голову, принимая слова Джона за комплимент.
   - Позволь узнать, как ты намерен это осуществить. Надеюсь,  трудности
тебя не пугают?
   - Мне наплевать, как это произойдет. Я всего лишь хочу убить тебя.
   Джон напряженно улыбнулся. Спенсер явно не любил уклончивых ответов.
   - И ты никак не намекнешь, чего мне следует ожидать?
   - Быстрой и легкой смерти. Незачем заставлять тебя мучиться.
   - Как любезно с твоей стороны!
   - Я не зверь, просто человек принципа.
   Пока Джон обдумывал это невероятное заявление, что-то в глубине  зала
привлекло внимание Спенсера.
   - Не твою ли прелестную жену я вижу вон там,  Блэквуд?  Должен  приз-
наться, ты сделал удачную партию.
   Джон похолодел. Он повернулся на стуле и мгновенно  отыскал  взглядом
Белл, которая только что вошла в кондитерскую  в  сопровождении  Эммы  и
Персефоны.
   Джон глубоко вздохнул, пытаясь сдержаться. В эту минуту он был  готов
убить Белл. Ему захотелось перекинуть ее через колено и отшлепать, запе-
реть в комнате на целую неделю или же...
   - Вижу, ты не очень-то рад ее видеть.
   Джон повернулся к Спенсеру и процедил:
   - Еще одно слово, и я задушу тебя на месте.
   Спенсер ухмыльнулся, наслаждаясь своей выходкой.
   - Разговор окончен.
   Джон поднялся и прошел по зале, ни разу не оглянувшись. Алекс и  Дан-
форд должны были позаботиться, чтобы Спенсер не  напал  на  него  сзади.
Прежде чем Белл успела сесть, Джон схватил ее за руку и прошипел на ухо:
   - Твое появление здесь более чем неуместно.
   У Белл хватило ума помалкивать. А возможно, она всматривалась в  лицо
Джорджа Спенсера, который направился к выходу. Проходя мимо, он  прикос-
нулся к шляпе и пробормотал: "Миледи..."
   Единственным утешением в этом кошмаре для Джона было свирепое выраже-
ние на лице Белл. Джон не сомневался: не удержи он ее  за  руку,  добрая
половина лица Спенсера пострадала бы от ногтей Белл.
   Едва Спенсер благополучно покинул кондитерскую, Джон  развернул  Белл
лицом к себе и спросил:
   - Какого черта ты здесь делаешь?
   Но прежде чем Белл успела ответить, рядом  как  из-под  земли  возник
Алекс, схватил за руку Эмму и прошипел:
   - Какого дьявола тебе здесь надо?
   Персефона с улыбкой смотрела на Данфорда, ожидая своей очереди, но, к
ее великому разочарованию, он лишь стоял поодаль, неодобрительно  погля-
дывая на дам.
   - Джон, - произнесла Белл, - на этот раз  я  действительно  поступила
необдуманно. - Обернувшись к остальным, она слабо улыбнулась. - Пожалуй,
нам лучше уйти отсюда.
   Джон что-то проворчал. Персефона приняла этот  звук  за  одобрение  и
приветливо кивнула ему.
   - Надеюсь, мы вскоре увидимся, - жизнерадостно произнесла она.
   Джон едва сдержался, чтобы не рявкнуть на нее - на этот раз Персефона
благоразумно промолчала.
   Белл взглянула на мужа.
   - Так мы идем?
   Он зашагал к выходу, по-прежнему крепко держа Белл за руку, и она бы-
ла вынуждена следовать за ним. На улице Джон повернулся к жене  и  резко
осведомился:
   - Вы приехали в экипаже?
   Она покачала головой.
   - Мы наняли кеб.
   Джон с трудом сдерживал раздражение, и Белл пришлось молча ждать, по-
ка он позовет другой наемный экипаж. Домой они ехали в абсолютном молча-
нии. Искоса поглядывая на мужа, Белл заметила, как время от времени  по-
дергивается мускул па его щеке. Его раздражение,  постепенно  накаплива-
ясь, перешло в бешенство. Джон явно не мог дождаться, когда они окажутся
дома, не желая затевать ссору в присутствии возницы.
   Белл решила, что ей следует благодарить небо за такой подарок.
   Экипаж остановился перед особняком Блайдонов, и, пока Джон  расплачи-
вался с возницей, Белл уже взлетела на крыльцо и бросилась через холл  в
дальнюю гостиную. Она не пыталась убежать от Джона - впрочем, она  попы-
талась бы, если бы надеялась на удачу. Но в сущности, она просто  хотела
оказаться в комнате, находящейся как можно дальше от ушей прислуги.
   Джон мгновенно нагнал ее, в своей ярости позабыв о хромоте.  Войдя  в
гостиную, он хлопнул дверью.
   - Какого черта ты затеяла все это?
   - Я беспокоилась о тебе.
   - И потому последовала за мной на встречу со Спенсером? Прошу  проще-
ния, но есть ли в тебе хоть капля здравого смысла? Впрочем, своим  пове-
дением ты уже ответила на этот вопрос.
   - Но...
   - Ты понимаешь, что за человек этот Спенсер? - вскипел Джон. - Он на-
сильник! Он насилует женщин! Тебе известно, что значит "насиловать"?
   Белл скрестила руки на груди.
   - Терпеть не могу, когда ты язвишь.
   - Вот и прекрасно.
   Белл стиснула зубы и отвернулась.
   - Черт побери, Белл, ты подвергалась страшной опасности! И втянула  в
это дело Эмму и Персефону! Неужели ты не задумывалась об этом?
   - Мне казалось, я могу тебе понадобиться, - возразила Белл.
   - Понадобиться мне? Разумеется, ты нужна мне, когда  сидишь  дома,  в
безопасности, а не болтаешься там, где бывают убийцы.
   Белл круто повернулась.
   - Я не беспомощная кукла и не намерена сидеть сложа руки,  когда  над
тобой нависла угроза! И если ты до сих пор не понял,  что  я  готова  на
все, лишь бы спасти тебя, значит, у тебя что-то не в порядке с головой!
   - Выслушай меня, Белл, - приглушенно начал Джон. - Нам  почти  ничего
не известно о Спенсере. Мы понятия не имеем, что он  собирается  делать.
Но он, безусловно, готов причинить тебе вред, чтобы досадить мне. Он мог
схватить тебя даже сегодня днем.
   - Но ты уверял, что Спенсер откажется от безумных  попыток  в  людном
месте. Значит, ты лгал? Я не ошибаюсь? Ты лгал только ради  того,  чтобы
избавить меня от беспокойства?
   - Пропади все пропадом, я тебе не лгал! Я не думал, что  Спенсер  ре-
шится напасть на меня у Хардимана. Но я не мог  быть  полностью  в  этом
уверен и не видел ни малейшей причины подвергать тебя опасности.
   - Я намерена помочь тебе, Джон, не важно, желаешь ты этого или нет.
   - Боже милостивый, да разве можно быть такой упрямой!  Тут  требуется
четкий план. Ты же своими действиями только помешаешь мне.
   - Прошу тебя, Джон, я не стану мешать, только разреши помочь тебе!
   - Я не хочу, чтобы ты попала в безвыходное положение.
   - Сделай одолжение, Джон, позаботься о самом себе! Я умею быстро  бе-
гать - быстрее, чем ты.
   Джон отпрянул, как от удара.
   - Я и не подозревал, что хромота настолько  принижает  меня  в  твоих
глазах.
   - Джон, ты же понимаешь, я имела в виду совсем другое! - Белл  броси-
лась к мужу и обняла его за шею. - Я просто перепугалась и разозлилась -
да, разозлилась на этого негодяя, но выместила свое раздражение на тебе,
а это несправедливо. Но я так люблю тебя, что...
   - Белл, перестань.
   Она гневно оттолкнула Джона.
   - Что перестать? Перестать повторять, что я люблю тебя? Перестать те-
бя любить?
   - Я не могу принять эту любовь, Белл.
   - Да что с тобой стряслось? - взорвалась она. - Почему бы просто...
   - Со мной стряслось лишь то, - бесстрастно заявил он, словно  тисками
сжимая руку Белл, - что по сути это я изнасиловал девушку.
   - Нет, - решительно возразила Белл, - нет, ты этого не делал!  Ты  же
сам говорил мне...
   - Это мог сделать и я, - невольно повторил он слова матери Аны.
   - Не говори так, Джон. Это не твоя вина.
   Внезапно отпустив Белл, он прошел к окну.
   - Я тысячу раз мог успеть добраться до той комнаты, прежде чем случи-
лось непоправимое.
   - Прекрати! - Она зажала уши руками. - Не желаю этого слушать!
   Джон обернулся.
   - Нет, ты выслушаешь. - Шагнув к Белл, он с силой опустил ее руки.  -
Вот за кого ты вышла замуж, Белл, не знаю,  к  добру  это  или  к  худу.
Только не говори, что я не предупреждал тебя.
   - Когда же ты наконец поймешь, что мне нет дела до того,  что  случи-
лось в Испании? Мне жаль, что это произошло, я молюсь за душу  бедняжки,
но в остальном мне все равно! Случившееся не опорочило тебя и не умалило
моей любви!
   - Белл, я не хочу твоей любви, - отрешенно произнес он. - Я  не  могу
ее принять.
   Прежде чем Белл успела опомниться, ее рука взлетела и хлестко ударила
Джона по лицу.
   - Как ты смеешь! - выдохнула она, содрогаясь от ярости всем телом.  -
Как ты осмелился так унизить меня!
   - О чем ты говоришь?
   - Я никогда, ни разу в жизни не дарила любовь другому мужчине.  А  ты
пренебрег ею словно безделушкой.
   Его рука сжалась на запястье Белл.
   - Ты меня неправильно поняла. Только потому, что я высоко  ценю  твою
любовь, я не могу принять ее.
   - Нет, ты не принял ее потому, что не хотел принять. Ты погряз в  чу-
жой вине и угрызениях совести. Как прикажешь жить с  человеком,  который
не способен оставить прошлое там, где ему и место, - в прошлом?!
   Джон выпустил ее руку.
   - Как я могу, - чуть ли не кричала Белл, - любить  человека,  который
никогда не ответит мне взаимностью?
   Джон уставился на нее, внезапно охваченный страхом.
   - Белл, но я же люблю тебя, - прошептал он.
   Джон не знал, какого ответа он ждет от Белл, но явно не того, который
последовал. Она отшатнулась и на мгновение лишилась дара речи.  Протянув
к нему руку, она покачала головой, пытаясь проглотить вставший  в  горле
ком.
   - Нет, - наконец выдохнула она, - нет, не говори так. Не надо...
   Он лишь смотрел ей в глаза, и все его чувства ясно отражались на  его
лице: любовь, вина, надежда, желание, страх - здесь смешалось все.
   - Не смей говорить об этом. Это несправедливо.
   Джон шагнул к ней.
   - Белл, я...
   - Нет! - она отстранилась. - Не прикасайся! Не трогай меня!
   - Белл, я не знаю, что сказать, - он понурился.
   - Я не желаю говорить с тобой, - гневно выпалила она,  -  не  сейчас,
нет... не хочу... я... - слова застряли у нее в горле. Чувства настолько
захватили ее, что она не сумела договорить, отступила к двери, распахну-
ла ее и вылетела из комнаты.
   - Белл! - крикнул вслед Джон, но она его не  услышала.  Он  рухнул  в
кресло. - Я люблю тебя...
   Но эти слова прозвучали жалко и нелепо.

   Глава 20

   Выбежав из комнаты, Белл не представляла себе, куда идет и зачем, но,
натолкнувшись в коридоре на свою горничную Мэри, она вдруг приняла реше-
ние.
   - Наденьте плащ, Мэри, - приказала она с непривычной резкостью. - Мне
необходимо выйти.
   Мэри выглянула в окно.
   - Уже темнеет, миледи. Вы уверены, что нельзя  отложить  прогулку  до
завтра?
   - Это не прогулка. Мне просто надо выйти.
   Мэри услышала всхлип в голосе хозяйки и кивнула.
   - Сию минуту.
   Белл запахнула плащ. Она так и не успела снять его, вернувшись вместе
с разъяренным Джоном из кондитерской Хардимана.
   Спустя минуту Мэри поспешно спустилась по лестнице. Белл  нетерпеливо
поспешила к параднои двери, ни были необходимы свежий воздух и свобода.
   Они прошли по Аппер-Брук-стрит до Парклейн, и Мэри собралась сворачи-
вать за угол.
   - Разве вы идете не к Роттен-роу? - спросила она,  увидев,  что  Белл
повернула на запад.
   Белл яростно покачала головой.
   - Я хочу уйти подальше от толпы.
   - На вашем месте я бы не беспокоилась об этом, миледи. - Мэри огляде-
лась. Гуляющие торопились покинуть парк.  Небеса  готовы  были  разверз-
нуться в любую минуту. - Пожалуй, вам стоит вернуться домой, уже  темне-
ет. Ваша матушка голову с меня снимет или ваш муж.
   Белл круто обернулась.
   - Не напоминайте мне о нем.
   Мэри отшатнулась.
   - Как вам угодно, миледи.
   Белл испустила покаянный вздох.
   - Простите, Мэри. Мне не хотелось быть резкой с вами.
   Горничная, утешая Белл, прикоснулась к ее руке.  Они  провели  вместе
уже несколько лет, и Мэри отлично знала хозяйку.
   - Все будет хорошо, миледи. Он любит вас.
   - В том-то и дело, - пробормотала Белл, тяжело вздохнула и углубилась
в парк. Она не знала, как далеко они зашли - должно быть, не слишком, но
ветер и холод утомили ее. Она огляделась. - Надо возвращаться домой.
   Мэри вздохнула с облегчением. Они шли в сторону  дома  уже  несколько
минут, как вдруг Белл остановилась.
   - Постойте, - громко прошептала она.
   - Что случилось?
   Белл прищурилась, всматриваясь в белобрысого мужчину, издали похожего
на Спенсера. Неужели это Спенсер? Слабое зрение мешало Белл как  следует
разглядеть его. Проклятие, надо же было сделать такую глупость -  отпра-
виться в парк в сопровождении одной горничной.  Крупная  дождевая  капля
шлепнулась ей на нос и вывела ее из напряженного оцепенения.
   - Назад, - прошептала она Мэри, - и помедленнее.  Незачем  привлекать
внимание.
   Они потихоньку отошли к густо заросшей деревьями  части  парка.  Белл
надеялась, что блондин их не заметил, но ее нервы были на пределе. Веро-
ятно, это не Спенсер, пыталась убедить себя она. Вряд ли возможно  такое
совпадение, чтобы он тоже вышел прогуляться по Гайд-парку в такой холод-
ный, ветреный день, только чтобы подышать свежим воздухом.  Единственная
вероятная причина - преследовать ее, но незнакомец, видимо, уже ушел, во
всяком случае, его не было видно.
   Внезапно послышался  раскат  грома  и  начался  дождь,  торопливый  и
сильный. Не прошло и нескольких секунд, как Белл и Мэри промокли до нит-
ки.
   - Надо возвращаться! - крикнула Мэри.
   - Нет, пока тот блондин...
   - Он ушел! - Мэри схватила ее за руку и потащила за собой.
   Белл отдернула руку.
   - Нет, ни в коем случае! Если он не... - она огляделась.
   Над самым ухом прозвучал резкий треск. Белл  вздрогнула.  Что  это  -
гром или выстрел?
   Она бросилась бежать.
   - Нет, миледи, не-е-ет! - Мэри рванулась за ней.
   Охваченная паникой, Белл неслась между деревьями. Ветви цеплялись  ей
за платье, волосы лезли в глаза. Она споткнулась и упала, но тут же, то-
ропливо вскочив, бросилась вперед сломя голову. Белл так и не успела за-
метить низко нависшую ветку и ударилась о нее лбом.
   - О Господи! - воскликнула Мэри, опускаясь на колени перед потерявшей
сознание Белл. - Очнитесь, миледи, очнитесь! - трясла ее испуганная гор-
ничная.
   Голова Белл безвольно моталась из стороны в сторону.
   - О нет, нет! - причитала Мэри. Она попыталась перетащить Белл к  до-
рожке, но у нее не хватило на это сил.
   Крича от ужаса, Мэри прислонила Белл спиной к стволу дерева. Надо бы-
ло либо ждать рядом с ней, либо бежать за помощью. Мэри не хотелось бро-
сать хозяйку в одиночестве, но иного выхода не было. Она огляделась.  Их
окружали лишь деревья. Вокруг не было ни души.
   Приняв решение, Мэри подхватила юбки и бросилась бежать.
   Джон сидел в библиотеке, держа в ладонях стакан виски.
   Он сидел неподвижно, глядя, как солнце исчезает в темных тучах, прис-
лушиваясь к звону дождевых капель только что начавшегося дождя.
   Ему следует разыскать ее и извиниться. Ничто так не терзало его серд-
це, как слезы на глазах Белл.
   Он вздохнул. Ему давно следовало решиться, но он, как последний трус,
боялся, что Белл вновь оттолкнет его, стоит ее обнять.
   Наконец он отставил стакан и обреченно вздохнул. Сейчас он отыщет ее,
и если Белл вновь убежит... Он покачал головой.  Представлять  это  было
слишком мучительно.
   Джон отправился в спальню, но, по-видимому, со времени их ссоры  Белл
здесь не появлялась. Недоумевая, он спустился вниз и у подножия лестницы
столкнулся с дворецким.
   - Прошу прощения, - начал Джон, - вы не видели леди Блэквуд?
   - Нет, простите, милорд, - отозвался Торнтон. - Я думал, она с вами.
   - Нет, - пробормотал Джон. - А где леди У орт?
   Кэролайн наверняка знает, где находится Белл.
   - Леди и лорд Уорт сегодня вечером ужинают у их светлостей, герцога и
герцогини Эшбурнских. Они уехали час назад.
   - Отлично, благодарю вас. Уверен, я вскоре найду жену.
   Он уже намеревался обыскать любимую гостиную леди Уорт, когда входная
дверь с треском распахнулась.
   Мэри вбежала, тяжело дыша. Ее темные  волосы  облепили  лицо,  платье
промокло насквозь. Она бросилась к Джону с широко  раскрытыми  от  ужаса
глазами.
   - О, милорд, вы здесь!
   Джон похолодел от страха за Белл.
   - Мэри? - недоуменно прошептал он. - А где же Белл?
   - Она упала! - выдохнула Мэри. - Упала, ударилась головой. Я пыталась
отнести ее домой, клянусь, я старалась...
   Джон уже набросил пальто.
   - Где она?
   - В Гайд-парке. Она... я...
   Джон схватил ее за плечи и встряхнул.
   - Так где, Мэри?
   - В самой глубине парка, она... - Мэри схватилась за грудь и закашля-
лась. - Вам ее не найти. Я пойду с вами.
   Джон коротко кивнул, схватил горничную за руку,  и  они  выбежали  на
темную улицу.
   Спустя несколько минут он уже сидел на спине жеребца. Мэри  с  грумом
следовали за ним верхом на Эмбер, кобыле Белл. Джон  мчался  по  улицам,
ветер зло трепал его одежду. Дождь усиливался, проливной и холодный,  но
мысли о Белл помогали Джону не замечать разразившуюся бурю.
   Вскоре они достигли границ Гайд-парка. Джон подозвал грума.
   - Куда теперь? - крикнул он.
   Ответ Мэри заглушил вой ветра. Она указала на запад.  Джон  пришпорил
Тора, пуская его галопом.
   Плотные грозовые тучи скрывали из виду луну, и Джон полагался лишь на
слабо горящий фонарь в своей руке. Придержав жеребца, он  начал  обыски-
вать парк, с отчаянием понимая, как трудно будет обнаружить Белл в  тем-
ноте.
   - Белл! - кричал он, надеясь пересилить завывания ветра.
   Но ему никто не отвечал.
   Белл долго пролежала в обмороке. Когда она очнулась, вокруг было тем-
но, она неудержимо дрожала, ее плащ насквозь  промок.  Белл  попробовала
выпрямиться, но все тут же поплыло перед ее глазами.
   - Боже милостивый... - простонала она, сжимая ладонями виски,  словно
пытаясь прогнать невыносимую боль. Помедлив, она снова огляделась.  Мэри
нигде не было видно, и Белл растерялась. В какой стороне отсюда Мэйфэйр?
- Черт возьми! - выругалась она, на этот раз не ощутив привычного  укола
совести.
   Вцепившись в ствол ближайшего дерева, она с трудом поднялась, но,  не
справившись с головокружением,  снова  рухнула  на  землю.  От  сознания
собственного бессилия Белл заплакала, горячие слезы полились по  ее  ще-
кам, смешиваясь с холодным дождем. Понимая, что ей не  остается  другого
выхода, Белл поползла на четвереньках. А потом, мысленно попросив у Бога
прощения за то, что иногда уклонялась от посещения  церкви,  она  начала
молиться.
   - Господи, Господи, дай мне попасть домой! Только бы мне попасть  до-
мой, пока я не промерзла! Только бы мне выдержать, только бы не закружи-
лась голова! Господи, обещаю впредь посещать все службы до единой и выс-
лушивать их, а не рассматривать витражи в  церкви.  Я  перестану  черты-
хаться, буду уважать родителей и даже прощу Джона, хотя Ты  знаешь,  как
это трудно.
   Белл на ощупь пробиралась между деревьями. Дождь стал  еще  холоднее,
промокшая одежда сковывала движения. Белл дрожала всем  телом,  ее  зубы
громко стучали. Продолжив молитву, она перестала просить Господа  доста-
вить ее домой, желая лишь остаться живой.
   Ее руки тряслись, их облепила вязкая грязь. Вдобавок ко всему  платье
Белл зацепилось за  колючий  кустарник  на  обочине  тропы.  Морщась  от
пульсирующей боли в голове, Белл собралась  с  духом  и  сдернула  подол
платья с колючей ветки.
   Едва она вновь поползла, как ослепительная вспышка  молнии  распорола
небо. Сразу за вспышкой раздался такой ужасающий раскат грома, что  Белл
от страха замерла на месте.
   Она сидела посреди покрытой грязью тропы  несколько  секунд,  пытаясь
избавиться от дрожи. Слабым движением она отвела от лица прилипшие пряди
волос и заложила их за уши. Но дождь и ветер оказались безжалостными,  и
вскоре волосы снова упали ей на глаза. Она невыносимо устала, замерзла и
ослабела. Молния вновь разорвала черное небо, высветив на этот раз силу-
эт всадника неподалеку от нее.
   Возможно ли такое?
   Белл, позабыв обо всем на свете, бросилась к темной фигуре.
   - Джон! - вскрикнула она, молясь, чтобы он услышал этот  крик  сквозь
вой ветра и не наехал на нее.
   Сердце Джона замерло, едва он услышал этот крик, а когда крик  повто-
рился, бешено заколотилось. Джон еле различал темную фигурку на тропе, в
десяти ярдах от себя. Светлые волосы были видны даже в темноте,  окружая
голову; словно нимб. Он быстро спрыгнул с коня и подбежал к Белл.
   - Джон? - вопросительно пробормотала она, не в силах  поверить  своим
глазам.
   - Тише, любимая, я с тобой. - Он опустился на колени в грязь  и  сжал
ее лицо в ладонях. - Где у тебя болит?
   - Мне так холодно...
   - Потерпи еще немного. Сейчас я отвезу тебя домой. - Облегчение Джона
мгновенно сменилось страхом, когда он подхватил Белл на руки и ощутил ее
дрожь. Боже милостивый, она провела под ледяным дождем не  меньше  часа,
ее плащ промок до нитки.
   - Я... я пыталась до-доползти домой, - сумела выговорить Белл. -  Как
холодно!
   - Знаю, знаю, - пробормотал Джон.
   Черт, почему она ползла? Но задавать вопросы было некогда. Белл  едва
шевелила губами, и Джон понял, что должен немедленно согреть ее.
   - Ты сможешь удержаться в седле? - спросил он, подсаживая ее на Тора.
   - Не знаю... Холодно...
   Белл накренилась в седле, и ему пришлось вновь поднимать ее.
   - Обхвати шею Тора, пока я не сяду сзади. Обещаю тебе, я буду  крепко
держать тебя всю дорогу домой.
   Стуча зубами, Белл кивнула, изо всех сил вцепившись  в  шею  жеребца.
Джон мгновенно вскочил в седло и крепко обнял ее за  талию.  Белл  сразу
обмякла, закрыв глаза.
   - Не м-м-могу не д-д-дрожать, - запинаясь, проговорила она. -  Холод-
но...
   - Вскоре ты согреешься, любимая.
   В этот момент их догнали Мэри и грум.
   - За мной! - крикнул Джон.
   Ему было некогда объяснять подробности. Пришпорив Тора, он пустил его
головокружительным галопом.
   Тесно прижавшись к Джону, Белл устало отдалась ритму  скачки.  К  ней
пришло странное оцепенение, удовлетворенность от того, что боль и  озноб
вскоре прекратятся.
   - Мне уже не так холодно, - пробормотала она слабым голосом.
   - О черт! - выругался Джон и с силой встряхнул Белл. - Не смей  засы-
пать, слышишь, Белл? Не спи! - Белл не ответила, и он  еще  раз  тряхнул
ее, схватив за плечо.
   Белл даже не открыла глаза.
   - Я так устала...
   - Нет, Белл! - резко отозвался Джон. - Не смей засыпать, ты меня  по-
нимаешь?
   Смысл слов с трудом доходил до ее сознания.
   - Ну, если ты так хочешь, - вяло отозвалась она.
   Остаток пути Джон то пришпоривал Тора, несущегося во  весь  опор,  то
встряхивал Белл, не давая ей заснуть. Надо было как можно быстрее доста-
вить ее домой и согреть. Джон опасался, что, если Белл заснет, у нее  не
хватит сил проснуться.
   После минут, показавшихся часами, они вынырнули из-за деревьев и  бе-
шеным галопом промчались по лужайкам Гайд-парка, а затем - по лондонским
улицам. Джон осадил жеребца перед особняком Блайдонов, спрыгнул с седла,
увлекая за собой Белл. Грум, который подоспел вовремя, подхватил поводья
и повел Тора в конюшню. Кивком поблагодарив грума, с Белл на руках  Джон
прошел в холл.
   - Торнтон! - рявкнул он.
   Через секунду дворецкий возник рядом с ним словно из-под земли.
   - Распорядитесь немедленно приготовить горячую ванну.
   - Да, милорд, сию минуту, милорд. - Торнтон обернулся к миссис Крейн,
экономке, которая вышла в холл следом за ним.
   Прежде чем он успел вымолвить слово, пожилая  женщина  уже  заспешила
вверх по лестнице.
   Джон немедля отправился за ней, ставя здоровую ногу при  каждом  шаге
через две ступеньки. Достигнув верхней площадки, он бросился по  коридо-
ру, прижимая Белл к груди.
   - Мы уже почти на месте, любимая, - бормотал он. - Сейчас  ты  согре-
ешься.
   Голова Белл слегка шевельнулась. Джон надеялся, что она услышала  его
и кивнула, но не мог избавиться от опасения, что это движение было  бес-
сознательным. В комнате Джона две горничные уже готовили ванну.
   - Мы постараемся согреть воду как можно скорее,  милорд,  -  заметила
одна из них, быстро присев.
   Джон уложил Белл на полотенце, расстеленное на  кровати.  Откинув  ее
волосы со лба, он увидел ужасный лиловый синяк. У него перехватило,  ды-
хание от дикой ярости. Но на кого она обращена, Джон не знал - возможно,
на себя самого.
   - Джон? - слабо спросила Белл, и ее веки затрепетали.
   - Я здесь, любимая, рядом.
   - Я чувствую себя так странно, непривычно...
   Мне и холодно, и тепло. Кажется, я... -  Белл  собиралась  выговорить
"умираю", но удержалась, не желая тревожить Джона.
   Джон еле слышно чертыхнулся, заметив, что
   Белл лишается чувств. Его онемевшие, но крепкие пальцы начали  тороп-
ливую работу с бесконечными мелкими пуговицами.
   - Не покидай меня, Белл! - крикнул он. -
   Ты слышишь меня? Не уходи!
   В комнате появилась миссис Крейн с двумя ведрами кипятка.
   - Милорд, а вы уверены, что этим должны  заниматься  вы?  -  спросила
она. - Может быть, женщины...
   Джон обернулся и ответил непререкаемым тоном:
   - Она - моя жена. Я сам позабочусь о ней.
   Миссис Крейн молча кивнула и вышла.
   Джон вновь занялся пуговицами. Расстегнув  наконец  платье  Белл,  он
выпростал ее руки из рукавов. Пробормотав извинение,  разорвал  какую-то
деталь туалета - стаскивать ее, липнущую к телу, было бы слишком  долго.
Кроме того, Белл, наверное, не следовало поднимать. Джон положил руку ей
на сердце. Ее лицо было бледным и мокрым от пота.  Подавив  подступающий
страх, Джон быстро высвободил Белл из мокрых юбок и отнес ее к  дымящей-
ся, почти полной ванне. Опустившись на колени, он попробовал воду и нах-
мурился. Слишком горячо, но ждать, когда вода немного остынет,  не  было
времени. Отчаянно молясь, он опустил Белл в воду.
   - Вот так, любимая. Сейчас ты согреешься.
   Белл не ответила.
   - Очнись, Белл! - закричал он, встряхивая ее за хрупкие плечи. - Тебе
нельзя спать, пока ты не согреешься!
   Белл промямлила что-то неразборчивое и слабо - оттолкнула его.
   Этот жест Джон воспринял как добрый знак, но тем не менее с пробужде-
нием не следовало медлить. Он вновь встряхнул Белл, и, когда это не  по-
действовало, он сделал единственное, что пришло ему в голову,  -  окунул
лицо Белл в воду.
   Белл вырвалась, отплевываясь, и в ее глазах появилась абсолютная  яс-
ность.
   - Какого черта? - вспылила она.
   - Только чтобы согреть тебя, любимая, - с улыбкой отозвался Джон.
   - В воде мне еще хуже.
   - Тут уж я ничего не могу поделать. Сначала будет немного  горячо,  а
потом ты согреешься.
   - Здесь слишком горячо.
   - Нет, любимая, это ты слишком замерзла.
   Белл надулась, как ребенок, взглянула вниз, увидела, как большие  ла-
дони Джона гладят ее обнаженную грудь, и лишилась чувств.
   - Всемогущий Боже! - воскликнул Джон.
   Белл снова была в обмороке, и если бы она хоть  на  секунду  осталась
одна, то могла бы захлебнуться.
   - Торнтон! - взревел Джон.
   Торнтон, ожидавший за закрытой дверью, появился незамедлительно. Бро-
сив единственный взгляд на обнаженную молодую хозяйку в ванне, он нервно
глотнул и отвернулся.
   - Да, сэр?
   - Пришлите сюда кого-нибудь развести огонь. Здесь холодно, как в мор-
ге.
   - Да, сэр. Я сделаю это сам, сэр. - Торнтон направился к камину, ста-
раясь не поворачиваться лицом к ванне.
   Через несколько минут Белл перестала дрожать, но Джон видел, что  она
еще не согрелась. Он поднял ее из ванной, осторожно растер полотенцем  и
уложил в постель, укутав одеялами, как ребенка.  Через  несколько  минут
Белл вновь задрожала. Джон прикоснулся к ее лбу - лоб  был  теплым,  но,
если Джон не ошибался, вскоре он должен был запылать.
   Вздохнув, Джон сел в кресло. Предстояла мучительно длинная ночь.
   Она умирала от холода. Почему она никак не может согреться? Белл  ме-
талась на огромной постели, съеживалась, пытаясь  нырнуть  поглубже  под
одеяла.
   Это было ужасно: боль возобновлялась, от нее ныли все мускулы и  сус-
тавы. И что это за странный клацающий звук? Неужели это она стучит зуба-
ми? И почему ей так чертовски холодно?
   Стиснув зубы, Белл заставила себя открыть глаза. В камине ровно горел
огонь. Огонь... наверное, возле него тепло. Она отбросила одеяла и спус-
тила ноги с постели. До камина  слишком  далеко.  С  мучительной  медли-
тельностью она коснулась ступнями пола и вдруг смущенно  оглядела  себя.
Почему на ней нет одежды? Не важно, решила Белл, отбрасывая  эту  мысль.
Надо лишь добраться до огня.
   Но едва она попыталась встать, ноги подкосились, и она упала,  больно
ударившись об пол.
   Джон, задремавший в кресле у постели,  мгновенно  проснулся.  Увидев,
что постель пуста, он вскочил.
   - Белл! - Он окинул комнату торопливым взглядом. Куда она могла  уйти
в таком состоянии? К тому же совсем раздетая...
   Услышав сдавленный стон по другую сторону постели, он поспешил  туда.
Белл беспомощно лежала на полу. Джон осторожно поднял ее.
   - Что с тобой, дорогая?
   - Огонь, - пробормотала Белл.
   Джон непонимающе уставился на нее.
   - Огонь! - повторила она громче и слабо встряхнула его за руку.
   - При чем тут огонь?
   - Мне холодно.
   - Ты хотела согреться?
   Белл со вздохом кивнула.
   - По-моему, тебе надо остаться в постели. Сейчас я принесу  тебе  еще
одеял.
   - Нет! - выкрикнула Белл, и Джон изумился внезапной силе ее голоса. -
Мне нужен огонь!
   - Согласен, но почему бы тебе не лечь в постель, пока  я  не  принесу
свечу?
   - Что за вздор!
   Джон едва не рассмеялся.
   - Идем, дорогая, ляжем в постель.
   Он уложил Белл и накрыл ее одеялами, нервно вздрогнув  от  случайного
прикосновения к ее груди. Она была так прекрасна, что на мгновение  Джон
чуть не забыл о состоянии Белл;
   Беспокойство не отпускало Джона. Только чудо  могло  спасти  Белл,  а
Джон не очень-то верил в чудеса.
   Белл беспокойно заворочалась.
   - Воды, - прохрипела она.
   Джон поднес стакан к ее губам и полотенцем вытер  капли,  скатившиеся
по подбородку.
   - Теперь тебе лучше?
   Белл облизнула потрескавшиеся губы.
   - Не уходи.
   - Я с тобой.
   - Мне так страшно, Джон.
   - Не волнуйся, все будет хорошо, - солгал он, - вот увидишь.
   - Мне уже не так холодно.
   - Вот и прекрасно, - с воодушевлением подхватил Джон.
   - Только немного знобит, но изнутри... - она закашлялась,  содрогаясь
всем телом. Наконец, успокоившись, Белл завершила мысль: - Внутри у меня
все горит.
   Джон боролся с отчаянием, зная, что сейчас должен собраться с  силами
ради Белл. Ему следует встать с ней плечом к плечу в этой битве. Джон не
знал, сможет ли Белл выиграть ее в одиночку.
   - Тс-с, дорогая, - тихо произнес он, осторожно поглаживая ей лоб  ла-
донью. - Поспи. Тебе необходим отдых.
   Белл начала погружаться в сон.
   - Я забыла сказать тебе, - пробормотала она, - то, что хотела сказать
еще днем...
   "Сегодня днем? С тех пор прошла целая вечность", - потрясенно подумал
Джон.
   - Я совсем забыла сказать, - упрямо повторила Белл.
   - Что же? - тихо спросил он.
   - То, что я всегда буду любить тебя - не важно, ответишь ли ты на мою
любовь.
   Джон молчал.
   Нежность и страх переполняли его душу.

   Глава 21

   Джон сидел у постели Белл и с тревогой всматривался в ее лицо. Прошло
уже несколько часов с тех пор, как она впала в забытье. Она все еще дро-
жала, а жар усиливался.
   Эти признаки не предвещали ничего хорошего.
   В дверь осторожно постучали. На пороге появилась обеспокоенная  Кэро-
лайн.
   - Что случилось? - торопливым шепотом спросила она. - Мы  только  что
вернулись, и Торнтон сообщил нам, что Белл нездоровится.
   Джон нехотя отпустил руку Белл и вышел вслед за Кэролайн в коридор.
   - Белл отправилась на прогулку и попала под дождь. Она ударилась  го-
ловой о ветку. - Остальные подробности он изложил сухо и сжато, не  упо-
мянув о споре, который заставил Белл сбежать из дома.
   Джон познакомился со своими новыми родственниками  лишь  вчера.  Если
Белл захочет известить родителей об их ссоре - это ее право. Но он, поч-
ти не знакомый для них человек, не станет этого делать.
   Рука Кэролайн метнулась к горлу.
   - Вы выглядите слишком уставшим. Почему бы вам не отдохнуть? Я посижу
с ней.
   - Нет.
   - Но Джон, послушайте...
   - Если хотите, можете остаться со мной, но я не уйду. - Он вернулся к
постели Белл.
   Она ровно дышала - хороший знак. Джон приложил ладонь к ее лбу и при-
кусил губу: лоб был горячее прежнего.
   Кэролайн подошла и склонилась над Белл.
   - И это продолжается с ней весь вечер? - прошептала она.
   Джон кивнул. Потянувшись, он взял полотенце, смочил  его  в  холодной
воде и выжал.
   - Вот, дорогая, это поможет, - пробормотал  он,  кладя  полотенце  на
раскаленный лоб Белл.
   Она что-то проговорила заплетающимся языком, повернулась и вдруг  ши-
роко раскрыла глаза. На ее лице отразился ужас.
   - Тише, я здесь, - поспешил предупредить Джон, поглаживая ее по щеке.
   Это прикосновение утешило Белл, и она медленно закрыла  глаза.  Джону
показалось, что Белл не узнала его.
   Кэролайн покачала головой.
   - Пожалуй, надо послать за врачом.
   - В такой час?
   - Я сама позабочусь об этом.
   Джон сидел рядом с Белл, обеспокоенно наблюдая за ней, и как бы  про-
должал слышать ее слова, сказанные несколько часов назад.
   "Не важно, ответишь ли ты на мою любовь".
   Возможно ли, что она согласна любить его, не надеясь  на  взаимность?
Даже зная о его прошлом?
   "Я всегда буду любить тебя".
   Никто и никогда не говорил ему таких слов.
   Джон снял полотенце со лба Белл и вновь смочил его в тазу с водой. Он
не считал свое детство несчастным. Нет, он не голодал, его не били.  Его
просто не любили, и Джон подозревал, что тысячи детей в Англии разделяют
его судьбу.
   Белл заворочалась, и Джон немедленно придвинулся к ней.
   - Перестань, - простонала она.
   - Что перестать, любимая?
   - Перестань!
   Склонившись, он осторожно взял Белл за плечи.
   - Тебе снится дурной сон.
   Боже милостивый, как больно ему было видеть Белл в  таком  состоянии!
Ее щеки лихорадочно пылали, а простыни стали влажными от пота. Он  попы-
тался отвести волосы со лба Белл, но она оттолкнула его руку. Джон пожа-
лел, что не умеет обращаться со шпильками и волосами. Ей было бы гораздо
удобнее, если бы густые пряди не лезли в глаза.
   - Огонь, - простонала Белл.
   - Здесь нет огня, кроме как в камине.
   - Слишком жарко.
   Джон торопливо выжал полотенце.
   - Нет, нет, перестань! - Белл вдруг с криком села на постели.
   - Ложись, дорогая.
   Джон начал вытирать пот с ее тела, надеясь, что ей станет прохладнее.
Широко открыв глаза, Белл смотрела на него невидящим взглядом.
   - Нет, перестань! - вскрикнула она, отбрасывая его руки. - Не  трогай
меня! Слишком горячо.
   - Я только хотел...
   - Что, черт возьми, здесь происходит? - в комнату ворвалась Кэролайн.
   - Она бредит, - объяснил Джон, накрывая Белл одеялом.
   - Но она так кричала...
   - Говорю вам, у нее начался бред, - повторил Джон,  пытаясь  удержать
бьющееся тело Белл. - Есть ли в доме лауданум? Надо успокоить ее.  -  Он
вздохнул, вдруг вспомнив, что разговаривает с тещей. -  Прошу  прощения,
леди Уорт, я только...
   Она прервала его.
   - Понимаю. Я поищу лауданум.
   Белл начала яростно отбиваться, лихорадка удвоила ее  силы.  Конечно,
она не могла быть соперницей Джону, мускулы которого закалили долгие го-
ды воинской службы.
   - Проснись же, черт побери! - вскрикнул он. - Если ты очнешься, огонь
исчезнет!
   Но Белл молча продолжала ожесточенно отбиваться от него.
   Джон не отступал.
   - Белл, - умолял он, - успокойся!
   - Убирайся отсюда! - закричала Белл.
   Кэролайн выбрала этот весьма неподходящий момент, чтобы войти в  ком-
нату с флаконом лауданума.
   - Что вы с ней делаете?
   Джон ответил вопросом на вопрос:
   - Где лауданум?
   Кэролайн налила снадобье в стакан и протянула Джону.
   - Выпей, Белл, - мягко попросил Джон, пытаясь усадить ее и успокоить.
Он поднес стакан к ее губам. - Выпей хоть немного.
   Глаза Белл устремились на что-то за спиной Джона, и она вновь  закри-
чала, схватилась обеими руками за голову, выбив стакан из рук Джона.
   - Дайте-ка я попробую, - предложила Кэролайн, - подержите ее.  -  Она
прижала стакан к губам дочери и заставила ее сделать глоток.
   Через несколько минут Белл успокоилась, и ее мать и муж смогли облег-
ченно вздохнуть.
   - Тс-с, - убаюкивающе шептал Джон, - теперь поспи. Кошмары кончились.
Отдыхай, дорогая.
   Кэролайн отвела густые пряди волос от лица Белл.
   - Надо устроить ее поудобнее.
   Джон отошел к туалетному столику и вернулся, вертя в руках непонятную
вещицу.
   - Вот эта штуковина для волос - вы не могли бы убрать их с ее лица?
   Кэролайн улыбнулась.
   - Это называется заколка, Джон. - Она собрала волосы Белл и закрепила
их на макушке. - Вы уверены, что не хотите подремать немного?
   - Не могу, - хрипло отозвался Джон.
   Кэролайн сочувственно кивнула.
   - Тогда я отправляюсь спать. К утру вы совсем устанете, и вам понадо-
бится помощь. - Она шагнула к двери.
   - Спасибо вам, - вдруг произнес Джон.
   - Она же моя дочь.
   Джон глотнул, вспоминая, что, когда он болел, мать никогда не  подхо-
дила к его постели.
   - Это мне следует благодарить вас, - продолжала Кэролайн.
   Джон удивленно поднял голову, вопросительно уставившись на даму.
   - За что?
   - За то, что вы любите ее, - большего я не могу  желать.  -  С  этими
словами она покинула комнату.
   Вскоре Белл погрузилась в глубокий сон. Джон передвинул ее на  другую
половину постели, где простыни оставались сухими, наклонился и поцеловал
в висок.
   - Борись, - умоляюще прошептал он, - ты справишься.
   Отойдя к креслу, Джон упал в него. Должно быть, он  задремал,  потому
что, когда в следующий раз открыл глаза, уже близился рассвет, едва  за-
метный среди проливного дождя.  Погода  не  подавала  никаких  признаков
улучшения, гроза не собиралась затихать. Джон долго смотрел в окно,  пы-
таясь отыскать в мрачном городском пейзаже хоть малейший повод для опти-
мизма. Неожиданно ему пришло в голову сделать то, чего  не  делал  много
лет.
   Он начал молиться.
   Ни состояние Белл, ни погода не улучшались еще несколько  дней.  Джон
не отходил от жены, заставляя  ее  время  от  времени  выпить  воды  или
бульона, предлагая лауданум, когда  она  впадала  в  истерику.  К  концу
третьего дня Джон понял, что Белл грозит смертельная опасность, если ли-
хорадка вскоре не прекратится. Она уже несколько дней не ела, исхудав до
неузнаваемости. В последний раз обтирая ее влажным полотенцем, Джон  за-
метил, как выступают у нее ребра.
   Врач приходил каждый день, но помощи от его визитов было немного. На-
до лишь ждать и молиться, убеждал он родственников Белл.
   Пытаясь подавить тревогу, Джон коснулся ее лба. Казалось, она  совер-
шенно не замечает его присутствия. В сущности, она не воспринимала ниче-
го, кроме кошмаров, теснящихся в ее воспаленном мозгу. Начиная ухаживать
за Белл, Джон был спокойным и решительным, но теперь его  силы  были  на
исходе. За эти три дня он почти не спал и ел немногим больше самой Белл.
Его глаза покраснели, лицо осунулось, и  зеркало  подсказывало,  что  он
выглядит не лучше больной.
   Его охватило отчаяние. Что делать, если Белл не поправится? Несколько
раз во время своих бдении он ронял голову на скрещенные руки, не вытирая
текущих по лицу слез. Джон не представлял себе, сможет ли он жить,  если
Белл умрет.
   Нахмурившись, он прошел к постели и вытянулся рядом с Белл. Она лежа-
ла неподвижно, но Джон уловил едва заметную перемену в ее состоянии. Эта
неподвижность казалась неестественной, дыхание стало неглубоким  и  ред-
ким. Страх железной лапой вцепился в сердце Джона, и он схватил Белл  за
плечи.
   - Неужели ты решила сдаться? - хрипло закричал он.
   Голова Белл склонилась набок, и она тихонько застонала.
   - Черт побери, не смей сдаваться! - Джон встряхнул ее сильнее.
   Его голос доносился до Белл издалека, словно из длинного,  невероятно
длинного туннеля. Она узнала голос Джона, но не могла понять, почему  он
оказался рядом, в ее спальне. Он был явно рассержен. Неужели он  рассер-
дился на нее? Белл вздохнула. Она устала, слишком устала, чтобы бороться
с рассерженным мужчиной.
   - Ты слышишь меня, Белл? - настаивал Джон. - Я никогда не прощу тебе,
если ты сдашься.
   Белл поморщилась, почувствовав, как Джон сжимает ее плечи.  Ей  хоте-
лось застонать от боли, но не хватало сил. Почему бы ему не оставить  ее
в покое? Ей хотелось только спать. Еще никогда Белл не ощущала такой ус-
талости. Она была готова свернуться клубочком  и  погрузиться  в  вечный
сон. Собравшись с силами, она сумела выговорить:
   - Пусти меня.
   - Белл! - воскликнул Джон. - Белл, ты меня слышишь?
   "Конечно, слышу", - раздраженно подумала Белл.
   - Пусти меня, - чуть громче повторила она и заворочалась, прячась под
одеяла. Может, Джон перестанет трясти ее, если она нырнет поглубже. Если
бы ей только удалось заснуть!
   Джон чувствовал, как угасает ее воля, несмотря на слабую попытку  го-
ворить. Ему приходилось видеть такое выражение на лицах людей,  погибаю-
щих от ран, - не у тех счастливцев, которые умирали на  поле  боя,  а  у
бедняг, неделями ведущих безуспешную борьбу с жаром и заражением. Наблю-
дать, как Белл медленно, не сопротивляясь, уходит из  жизни,  было  выше
его сил. В нем закипала ярость человека, не умеющего отступать.
   - Черт побери, Белл! - зло крикнул он. - Ты не имеешь права  умирать!
Это несправедливо! Если ты оставишь меня одного, я навсегда  возненавижу
тебя - ты этого хочешь?
   Он отчаянно вглядывался в лицо Белл, надеясь заметить в  нем  признак
ее ответного негодования, но так ничего и не увидел. Не  помня  себя  от
горя и отчаяния, он подхватил Белл на руки  и  говорил,  говорил,  гово-
рил...
   - Белл, без тебя мне не на что  надеяться.  -  Он  помедлил,  усмиряя
дрожь. - Я хочу видеть твою улыбку, Белл, счастливую улыбку, хочу  смот-
реть в твои синие глаза, сияющие добротой. Хочу видеть, - как ты читаешь
и смеешься, глядя в книгу. Я так хочу, чтобы ты была счастлива.  Прости,
что я не принял твою любовь, я исправлюсь, обещаю тебе. И если ты в сво-
ей безграничной доброте и мудрости сочтешь меня  достойным  любви,  тог-
да... ну, тогда, полагаю, я еще не настолько безнадежен. Господи,  Белл,
- со сдавленным всхлипом повторял он, - держись,  прошу  тебя,  держись,
если не ради меня, то хотя бы ради своих родителей. Ведь они  так  любят
тебя. Разве ты хочешь причинить им боль? Вспомни, сколько книг ты еще не
успела прочитать. Клянусь, я достану тебе следующий  том  Байрона,  если
его запретят продавать в дамских книжных лавках. Тебе еще предстоит  так
много сделать, любимая. Не уходи!
   Белл оставалась неподвижной, ее дыхание было едва уловимо.
   - Белл, умоляю тебя, - повторял он, - не покидай  меня,  не  надо,  я
люблю тебя. Я не смогу жить, если ты умрешь. Господи, как я тебя  люблю!
- Его голос сорвался. Едва ли осознавая бесплодность своих усилий,  Джон
прерывисто вздохнул и положил Белл на постель.
   Он нежно укрыл ее одеялами и, коснувшись губами ее уха, прошептал:
   - Я люблю тебя, Белл. Навсегда запомни это.
   Он вышел из комнаты, молясь, чтобы это "навсегда" продлилось хотя  бы
на час.
   Спустя несколько часов Белл ощутила, как приятное  тепло  пронизывает
ее тело. Забавно, ее ноги мерзли все время, даже  когда  остальное  тело
словно сгорало в пламени. Но теперь они были теплыми, даже розоватыми от
тепла. Белл задумалась о том, можно ли почувствовать цвет кожи, и  реши-
ла, что можно, во всяком случае, у нее было такое ощущение.
   Розовым казалось и все ее тело. Розовым, уютным и немного усталым, но
в целом ей было приятно.  Впервые  за...  Белл  нахмурилась,  размышляя,
сколько же времени она провела в постели.
   Ей с трудом удалось сесть, и, удивляясь своей слабости, Белл  огляде-
лась. Она вновь оказалась дома, в той комнате, где они с Джоном  провели
первую брачную ночь. Когда же она вернулась сюда? В памяти у нее  сохра-
нились лишь дождь и ветер. И еще борьба - напряженная борьба с Джоном.
   Она вздохнула, ощутив тяжкую усталость. Белл уже не заботило,  желает
ли Джон слышать от нее слова любви. Она будет поступать так, как  сочтет
нужным. Вес, что теперь требуется, - покончить с  Джорджем  Спенсером  и
вернуться в Банфорд-Мэнор.
   Банфорд-Мэнор? Нет, поместье называется иначе.
   Черт, она никак не могла запомнить это название. Белл склонила голову
набок - больно. Согнула пальцы - больно. Пошевелила пальцами ног и  зас-
тонала. Все тело нестерпимо ныло.
   Пока она сидела, проверяя дееспособность частей тела,  дверная  ручка
повернулась и в комнату вошел Джон. Он успел умыться и  наскоро  переку-
сить. И теперь ему стало страшно: вдруг в его отсутствие Белл отказалась
от борьбы за жизнь.
   К своему великому изумлению, он увидел, что  предмет  его  отчаянного
беспокойства сидит, пожимая плечами, двигая ими вверх и вниз.
   - Привет, Джон, - слабым голосом поздоровалась Белл. - Как называется
твое поместье в Оксфордшире?
   Джон был настолько потрясен этим нелепым вопросом, что ему  понадоби-
лось несколько минут, чтобы ответить:
   - Блетчфорд-Мэнор.
   - Отвратительное название, - отозвалась Белл, состроив  гримасу.  Она
зевнула: долгий разговор отнял у нее немало сил.
   - Я... я собирался сменить, это название.
   - Отлично, и не медли с этим. Такое название тебе не подходит. И  мне
тоже. - Белл вновь зевнула и улеглась. - А теперь прошу меня простить, я
слишком устала. Пожалуй, я посплю немного.
   В голове Джона пронеслись воспоминания о том, как  бесчисленное  мно-
жество раз он умолял ее очнуться. Поражаясь самому себе, он кивнул.
   - Да, - тихо подтвердил он. - Тебе надо  поспать.  -  Он  ошеломленно
опустился в кресло, в котором провел столько тревожных часов.
   Лихорадка отступила! Невероятная,  радостная,  удивительная  новость:
лихорадка отступила. Кризис миновал. Джон изумлялся силе чувств,  нахлы-
нувших на него. Наконец-то его молитвы были услышаны!
   А потом произошло нечто странное: непривычное, теплое  ощущение  воз-
никло где-то близ его сердца и начало расти.
   Он спас ей жизнь.
   Джон чувствовал, как спадает с его плеч огромная тяжесть. Это  ощуще-
ние было реальным, почти физическим.
   Он спас Белл жизнь.
   В комнате прозвучал голос: "Ты прощен".
   Джон быстро взглянул на Белл. Она, по-видимому,  ничего  не  слышала.
Странно... Голос показался Джону довольно громким - женский голос, напо-
минающий голос Аны.
   Ана... Закрыв глаза, Джон впервые за пять лет не смог представить  ее
лицо.
   Неужели он наконец-то искупил свой грех? А может, его и не приговари-
вали к вечным мукам, как он считал?
   Джон оглянулся на Белл. Она всегда верила в него.
   Он чувствовал себя гораздо сильнее рядом с ней -  возможно,  подобное
происходило и с самой Белл. Вместе они были способны вступить  в  борьбу
со злейшим врагом и победить. Белл выжила, и ему не грозит так ужасавшее
его одиночество.
   Безумная улыбка исказила его лицо, и он разразился хохотом. Все  нап-
ряжение предшествующих дней вылилось в этот странный, хриплый смех.
   Белл повернулась и открыла глаза. Даже не видя лица Джона, она  могла
представить себе, как он измучен. Джон медленно повернул голову и взгля-
нул на нее. Его карие глаза переполняли чувства, которым Белл  не  могла
подобрать названия. Не смутившись,  она  продолжала  рассматривать  его:
глаза Джона ввалились, подбородок зарос щетиной. Обычно густые и блестя-
щие волосы потускнели. Нахмурившись, Белл протянула руку и сжала его ла-
донь.
   - Ты ужасно выглядишь, - заметила она.
   Прошло несколько минут, прежде чем Джон сумел ответить.
   - О Белл! - хрипло пробормотал он. - Зато ты выглядишь чудесно!
   Спустя пару дней Белл стало значительно лучше. Слабость еще  сохрани-
лась, но аппетит вернулся к ней, к тому же ее развлекали то и дело появ-
ляющиеся гости.
   Целый день она не видела Джона. Едва убедившись, что Белл  больше  не
грозит опасность, он сам слег от переутомления. Кэролайн время от време-
ни сообщала Белл о его состоянии, но ее отчеты не отличались  разнообра-
зием. Чаще всего она повторяла:
   - Он еще спит.
   Наконец на третий день после кризиса муж Белл вошел к ней в комнату с
робкой улыбкой на лице.
   - А я уже отчаялась вновь увидеть тебя, - приветствовала его Белл.
   Джон подошел к постели.
   - Боюсь, я слишком долго спал.
   - Да, мне говорили, - потянувшись, она коснулась его щеки. - Как при-
ятно видеть тебя!
   Джон улыбнулся.
   - А ты вымыла голову.
   - Что? - Белл заложила за ухо блестящий локон. - Ах да. Это было  не-
обходимо. Джон, я...
   - Белл, я... - эти слова у них вылетели одновременно. -  Говори  пер-
вая.
   - Нет, лучше ты.
   - Говори, я настаиваю.
   - Это просто глупо, - возмутилась Белл. - В конце концов  мы  женаты,
но это волнение...
   - Зачем тебе волноваться?
   - Из-за Спенсера. - Это имя несколько секунд словно висело в воздухе,
прежде чем Белл продолжила: - Нам надо избавиться от  него.  Ты  еще  не
рассказал о нем родителям?
   - Нет. Я предоставляю сделать это тебе.
   - Мне не хочется ничего говорить. Они только расстроятся.
   - Ну, как хочешь.
   - Ты уже обдумал план?
   - Нет. Пока ты болела... - он судорожно глотнул - одного воспоминания
хватало, чтобы воскресить в нем ужас. - Пока ты болела, я думал  лишь  о
тебе. А потом отсыпался.
   - Ну что же, зато я успела обо всем подумать.
   Джон вскинул голову.
   - По-моему, надо встретиться с ним на балу у Тамбли, - заявила Белл.
   - Это невозможно.
   - Мама настаивает, чтобы мы появились там. Она хочет  воспользоваться
случаем и представить нас в обществе.
   - Белл, там будет столько народу! Как же я смогу  следить  за  тобой,
когда...
   - Вот эта толпа и защитит нас. Алекс, Эмма и Данфорд смогут держаться
поблизости, не возбуждая подозрений.
   - Я запрещаю тебе...
   - Почему бы тебе прежде не подумать?  Мы  встретимся  с  ним  вдвоем.
По-моему, мы вдвоем... на многое способны, - Белл облизнула  губы,  зап-
нувшись на последних словах.
   - Ну хорошо, - согласился Джон - отчасти потому, что желал переменить
тему, но больше всего потому, что вид кончика ее языка,  проводящего  по
губам, лишил его способности рассуждать здраво.
   Белл накрыла его руку ладонью.
   - Спасибо тебе за заботу.
   - Белл, я люблю тебя, - выпалил Джон.
   - Знаю, - улыбнулась она. - И я тоже тебя люблю.
   Джон поднес ее руку к губам и страстно поцеловал.
   - Мне по-прежнему трудно в это поверить, но...  -  увидев,  что  Белл
собралась возразить, он мягко остановил ее, приложив палец  к  губам,  -
... но оказалось, что эти слова доставляют мне огромную радость. Я и  не
думал, что такое счастье возможно.
   - О Джон!
   - Ты помогла мне простить себя - это случилось, когда  я  понял,  что
спас тебе жизнь. - Он помедлил в растерянности, до сих пор  не  в  силах
поверить в чудо ее выздоровления. - Именно тогда я все узнал.
   - Что ты узнал?
   - Что я расквитался с долгом - жизнь за жизнь. Я не смог спасти  Ану,
зато спас тебя.
   - Джон, - мягко возразила Белл, - спасением моей жизни  не  поправишь
того, что случилось в Испании.
   Он недоуменно взглянул на жену.
   - Да и незачем что-либо поправлять. Когда ты только поймешь, что ни в
чем не виноват? Ты пять лет мучаешься угрызениями совести за чужой  пос-
тупок.
   Джон пристально вгляделся в ее блестящие синие глаза и впервые понял:
слова Белл не лишены смысла.
   Она пожала Джону руку.
   - Возможно, истина лежит где-то посредине, - наконец  заметил  он.  -
Да, я должен был защитить ее, но не сумел. Но я не насиловал  ее.  -  Он
покачал головой и повторил окрепшим голосом: - Это сделал не я.
   - Теперь твое сердце свободно.
   - Нет, - возразил Джон. - Оно принадлежит тебе.

   Глава 22

   Джон выместил злость на ни в чем не повинном галстуке.
   - Это просто глупо, Белл, - выпалил он. - Нелепо!
   Белл на цыпочках обошла камердинера, который чуть не  застонал,  уви-
дев, как Джон разрушил его творение.
   - Сколько раз можно повторять? Говорю тебе, появления на балу у Тамб-
ли нам не избежать. Мама снимет с меня голову, если я не покажусь в све-
те в новом качестве - замужней дамы.
   Джон выслал камердинера кратким кивком, желая продолжать разговор на-
едине.
   - Вот именно, Белл - теперь ты замужняя  дама.  Тебе  незачем  больше
слушаться родителей.
   - Значит, вместо родителей мне теперь придется подчиняться тебе? Про-
шу прощения, но такая перспектива не вызывает во мне восторга.
   - Не язви, Белл, это тебе не идет. Я хотел сказать только,  что  тебе
незачем больше во всем соглашаться с родителями.
   - Попробуй-ка объяснить это маме!
   - Ты же взрослая женщина. - Джон прошагал к зеркалу и начал вновь за-
вязывать галстук.
   - Могу сообщить тебе потрясающую новость: родители не перестают  быть
родителями, даже когда их дети сочетаются браком. А матери вообще всегда
остаются матерями.
   Галстук решительно не желал завязываться. Джон выругался.
   - Тебе следовало оставить его так, как сделал Уитли, - у него получи-
лось весьма изящно.
   Джон метнул в сторону Белл взгляд, ясно дающий понять, что такие сло-
ва ему не по душе.
   - Послушай меня. - Белл присела на постель и расправила  юбки,  чтобы
не измять их. - Мои родители еще слишком мало тебя знают. Они могут  за-
подозрить, что мы не хотим появляться в обществе вдвоем. Надеюсь, у тебя
нет желания провести остаток жизни в ссоре с родственниками?
   - Умирать меня тоже не тянет.
   - Не вижу здесь ничего забавного, Джон. Незачем отделываться шутками.
   На минуту Джон бросил галстук и обернулся, взглянув на жену в упор.
   - И не шучу, Белл. Сегодня мы попадем в  столпотворение.  Понятия  не
имею, как в таких условиях обеспечить безопасность  хотя  бы  одному  из
нас.
   - Там будут Алекс и Данфорд. Уверена, они нам помогут.
   - Не сомневаюсь в этом, но за нашу безопасность не  могу  поручиться.
Не понимаю, почему бы тебе просто не сказать родителям правду.
   - Да, это уж точно произведет на них приятное впечатление,  -  ирони-
чески отозвалась Белл. - Представляешь, как они полюбят тебя, узнав, что
ты подвергаешь меня опасности! - Заметив, что Джон нахмурился, Белл  до-
бавила: - Пусть и непреднамеренно.
   Джон наконец бросил возню с галстуком и громогласно позвал:
   - Уитли! - Обернувшись к Белл, он торопливо заявил: - Нашей жизнью  я
дорожу больше, чем мнением твоих родителей, советую тебе хорошенько  за-
помнить это.
   - Джон, я уверена, что с нами все будет в порядке, до тех  пор,  пока
рядом останутся Алекс и Данфорд. Возможно, у нас даже появится шанс  за-
манить в ловушку... о, входите, Уитли. У его милости возникли  затрудне-
ния с галстуком. Боюсь, дурное расположение лишило ловкости его  пальцы.
Не могли бы вы помочь ему?
   Белл ослепительно улыбнулась им: - Пойду узнаю, готов  ли  экипаж.  -
Сделай одолжение. Белл повернулась к двери. Джон хмыкнул. - Боже  милос-
тивый, Белл, с чего это ты так разоделась? Или вернее, разделась?
   Белл улыбнулась. Она нарядилась в темно-синее бархатное платье,  куп-
ленное несколько недель назад, когда она замышляла соблазнить Джона.
   - Разве тебе не нравится? - притворно  удивилась  она,  поворачиваясь
спиной к Джону и пряча улыбку.
   Этот поступок оказался ошибкой, ибо сзади платье имело  глубокий  вы-
рез, обнажающий спину.
   - Это неприлично, - заявил Джон.
   - Напротив, - возразила Белл, не особенно удачно, изобразив благород-
ное негодование. - Такие платья носит множество женщин.  Некоторые  даже
предпочитают более легкие ткани, чтобы они были слегка прозрачными.
   - Я не позволю чужим мужчинам глазеть на твою спину. Это мое  послед-
нее слово!
   Белл решила, что в хозяйском тоне Джона есть нечто лестное.
   - Ну, если ты настаиваешь... - она метнулась из комнаты к  себе,  где
Мэри ждала хозяйку с другим отглаженным платьем. Белл так и  знала,  что
ей придется переодеваться, но она достигла своей цели. Хотя бы  на  нес-
колько минут она заставила Джона выбросить из головы мысли о Спенсере.
   Переодевшись, она спустилась вниз и оказалась у  парадной  двери  как
раз вовремя, чтобы встретить Алекса, Эмму,  Данфорда  и  Персефону.  Они
оживленно переговаривались между собой.
   - Что вы здесь делаете? - удивилась Белл.
   Оглянувшись и убедившись, что парадная дверь еще открыта, Эмма звучно
объявила:
   - Мы заехали за вами по пути на бал!
   - Вот как?
   - Да!
   - Но зачем?
   Эмма заметила, что дворецкий собирается закрыть дверь.
   - Подождите немного, - прошипела она, обернулась к Белл и ответила: -
Потому, что ты сама просила нас об этом!
   - О, разумеется. Как глупо было забыть!
   В холле появилась леди Уорт.
   - По какому поводу такой шум?
   - Понятия не имею, -  пробормотала  Персе  -  фона,  метнув  странный
взгляд в сторону Эммы.
   - Мы отвезем Белл и Джона на бал! - на предельной громкости  объявила
Эмма.
   - Великолепно. Располагайтесь, только перестаньте кричать.
   Алекс торопливо прикрыл дверь и заметил:
   - Непременно заставлю ее показаться врачу. Это продолжается  уже  три
дня.
   Эмма отвела Белл в сторонку и прошептала:
   - Я всего лишь хотела, чтобы наш... гм, противник знал,  что  сегодня
вы поедете в нашем экипаже.
   - Так я и поняла.
   - Он ничего не предпримет, если мы отправимся на бал вместе.
   - Он все равно может напугать лошадей или сделать еще  что-нибудь,  и
тогда нас всех ждут неприятности.
   - Все это так, но при этом может оказаться, что именно Джон не  пост-
радает вовсе. Наш противник предпочтет подождать и сыграть наверняка.
   - О чем это вы шепчетесь? - спросила Кэролайн. - И  что  стряслось  с
твоим слухом, Эмма? Мне показалось, ты стала говорить  чересчур  громко.
Пройдите вот сюда, где светлее. Я хочу сама осмотреть твои уши.
   Эмма сделала гримаску, но позволила увести себя в соседнюю комнату.
   - Пожалуй, я тоже пойду, - заявила Персефона. - Весь вечер она  ведет
себя как-то странно.
   - Спасибо, - произнесла Белл, едва ее мать отошла подальше.
   - Не стоит благодарности, - ответил Алекс, махнув рукой. -  Хотя  нам
пришлось чертовски много потрудиться, чтобы скрыть правду от Персефоны.
   - Она весьма проницательна.
   - Это я уже понял.
   - Похоже, столичная жизнь пришлась ей настолько по вкусу, что она  не
собирается в Йоркшир.
   Алекс пожал плечами, прежде чем перейти к более важным темам.
   - А где твой муж?
   - Злится наверху.
   - Гром в раю? - с иронической усмешкой осведомился Данфорд.
   - Незачем находить удовольствие в моих бедах.
   - Ничьи беды на свете не доставят мне такой радости.
   - Вы несносны, Данфорд. - Белл повернулась к Алексу. -  Джон  немного
раздражен предетоящим выездом. Он считает, что это небезопасно.
   - Он прав, но нельзя же навечно похоронить себя в этом - доме.  Прием
у Тамбли - самое безопаснее предприятие, какое мы можем себе  позволить.
Если Спенсер попытается напасть на вас, у нас будут сотни свидетелей,  и
обвинить его не составит труда.
   - Так я и попыталась объяснить Джону, но он не стал слушать.  Похоже,
он беспокоится за меня.
   Алекс улыбнулся.
   - Мужьям положено беспокоиться о женах - этот урок я усвоил с  непос-
тижимой быстротой. Ну, когда же он спустится? Нам уже пора выезжать.
   - Думаю, с минуты на минуту.
   Словно услышав эти слова, Джон появился на лестнице.
   - Наконец-то! - вздохнула Белл.
   - Нечему тут радоваться.
   Белл извинилась взглядом перед своими собеседниками за мрачность  му-
жа. Оба мужчины были весьма удивлены видом Джона, и потому  Белл  просто
покачала головой, дожидаясь, когда он присоединится к ним.  По  лестнице
он, как всегда, спускался довольно медленно, но, ступив в  холл,  напра-
вился к гостям с поразительным проворством.
   - Эшбурн, Данфорд, рад видеть вас, - кратко поприветствовал  он  гос-
тей.
   - Мы сочли, что вам будет безопаснее отправиться на бал в нашей  ком-
пании, - объяснил Данфорд.
   - Отличная мысль. А где же Эмма? Она осталась дома?
   - Ей прочищают уши, - сообщила Белл.
   - Что?
   - Это долгая история.
   - Не сомневаюсь, - фыркнул Джон.
   Белл схватила его за руку и решительным жестом отвела в сторону.
   - Мне надоели твои выходки, Джон.
   - Не жди от меня приятного обхождения по крайней мере неделю, - посо-
ветовал он. - Ты же знаешь, что со мной творится.
   Белл поджала губы и вернулась к Алексу и Данфорду.  Алекс  смотрел  в
потолок и что-то насвистывал, Данфорд ухмылялся от уха до уха.
   - О, прекратите! - возмутилась Белл.
   - Но я не сказал ни слова! - одновременно отозвались Данфорд и Джон.
   - Как вы мне надоели! Эмма, Эмма, где ты? Я жду тебя!
   Эмма вылетела в холл с ошеломляющей быстротой.
   - Прошу прощения, тетя Кэролайн! - крикнула  она,  оглянувшись  через
плечо. - Меня зовет Белл, - она чуть не врезалась в бок кузины. -  Слава
Богу и тебе, Белл, - я думала, она съест меня живьем.
   - Ну так что, мы едем? - вмешался Алекс. - Где Персефона?
   - Она решила присоединиться к тете Кэролайн и дяде Генри, -  сообщила
Эмма, подхватывая кузину под руку и уводя подальше  от  мужчин.  -  Твоя
мать чуть не закапала мне в уши какую-то гадость, -  прошептала  она.  -
Сказала, что они забиты грязью.
   Белл улыбнулась и покачала головой.
   - Мама просто подшутила над тобой. Она терпеть не может, когда от нее
что-нибудь скрывают.
   Эмма позволила Алексу помочь ей сесть в экипаж.
   - Леди Уорт способна заставить расплакаться даже Наполеона.
   Джон усмехнулся.
   Белл раздраженно глянула на него, садясь рядом с Эммой. Джон располо-
жился напротив, но его ленивая поза не обманула Белл: он казался ей туго
скрученной пружиной,  готовой  развернуться  при  первой  необходимости.
Алекс и Данфорд тоже посерьезнели и примолкли.
   Белл избегала смотреть на мужчин: их настороженность нервировала  ее,
и, несмотря на браваду, Белл не меньше Джона  волновалась  в  преддверии
бала. К счастью, Эмма не утратила обычной разговорчивости, и вскоре  они
завели дружескую беседу.
   - Утренняя тошнота совершенно исчезла, - оповестила кузину Эмма. - По
крайней мере я надеюсь на это. Она не возникала уже неделю.
   - Замечательно! Что-нибудь уже заметно? - приглушенно спросила  Белл.
Разговор явно не подходил для смешанного общества.
   - Совсем чуть-чуть, но модный покрой надежно скрывает это.  Разумеет-
ся, под плащом тем более ничего не заметно, но... дьявол!
   Экипаж резко накренился вправо.
   Джон в ту же секунду оказался рядом с Белл, инстинктивно пытаясь  за-
щитить ее.
   - С тобой все в порядке? - срывающимся голосом спросил он.
   - Да, конечно, только...
   Ненадолго выпрямившись, экипаж завалился влево.
   - Что, черт побери, происходит? - возмутился Алекс, бросаясь к окну.
   - Алекс, не смей! - воскликнула Эмма. - Если мы перевернемся, ты  ра-
зобьешься!
   Алекс нехотя отодвинулся. Пока происходящее не представляло особенной
опасности. Экипаж покачивался и кренился, но  довольно  слабо.  Наконец,
словно испустив вздох облегчения, коляска издала громкий треск,  завали-
лась влево и застыла под немыслимым углом, так что пассажиры  повалились
на стену.
   Когда в конце концов стало ясно, что больше  экипаж  не  сдвинется  с
места, Белл вознесла к небу безмолвную молитву благодарности за то,  что
ее никто не придавил.
   - Похоже, - заметила она, подползая к окну, - мы привалились к дереву
- вот почему не совсем перевернулись.
   - Ой! - простонала Эмма. - Какие у тебя острые колени, Белл!  Смотри,
на что наступаешь.
   - Прости, здесь так тесно. Все живы? - Белл взглянула вниз. -  А  где
Данфорд?
   Послышалось приглушенное мычание.
   У Белл широко раскрылись глаза: значит, Данфорда  здорово  придавили.
Должно быть, ему очень неудобно.
   - Сейчас мы освободим вас. Пожалуй, мы сможем выбраться через верхнюю
дверь - открыв нижнюю, мы повалимся на землю. - Она выглянула в окно.  -
Кроме того, эту дверь как следует не откроешь, она прижата к дереву.
   - Ты совершенно права, Белл, - подтвердил Алекс.
   - Джон, с тобой все в порядке? Почему ты молчишь?
   - Я жив, Белл, но мне довольно неудобно - на мне сидят три человека.
   - Гм... - донеслось снизу элегантное замечание Данфорда.
   Беспокойно оглядев кучу-малу, из которой торчали руки, ноги и головы,
Белл поползла к верхней двери, игнорируя стоны боли и недовольства,  из-
даваемые Эммой. Ее юбки спутались, и потому Белл прогнала мысли о скром-
ности и подняла их выше колен, пробираясь по  накренившемуся  сиденью  к
дверной ручке.
   - Я уже почти у цели... готово! Сейчас попробую  открыть  дверь...  -
Белл повернула ручку и надавила на нее. Но дверь оказалась довольно  тя-
желой, и Белл не удержала ее. Дверь вновь захлопнулась. -  Прошу  проще-
ния, но мне понадобится более устойчивая опора. Мне надо встать поближе.
   Она поднялась на сиденье и поставила правую ногу на ближайшую  опору,
оказавшуюся головой Алекса. Эмма издала смешок,  который  заставил  Белл
обернуться.
   - Что-нибудь случилось?
   - Ничего, - отозвался Алекс тоном, который недвусмысленно  приказывал
Белл скорее взяться за работу.
   Белл вновь повернула ручку и изо всех сил толкнула дверь. На этот раз
она распахнулась. Белл издала радостный крик и забралась на сиденье, от-
куда смогла высунуть голову в дверь.
   - Привет, Боттомли, - крикнула она, узнав кучера Алекса и Эммы. - Что
стряслось?
   - Колесо отвалилось, миледи. Ума не приложу, отчего так вышло.
   - Странно...
   - Вы не могли бы отложить беседу на потом? - осведомился Джон. -  Нам
надо вылезти отсюда.
   - О, прости! Боттомли, вы поддержите меня, если я  вылезу  отсюда?  -
дождавшись утвердительного кивка, Белл выбралась из экипажа и спустилась
по боковой стенке. - Так, теперь принимайте Эмму,  по-моему,  сейчас  ее
очередь.
   Белл отправилась изучать поломку. Левое колесо отвалилось  и  откати-
лось в сторону, где вокруг него уже затеяли спор уличные мальчишки.
   - Ну, и что ты увидела? - спросила появившаяся из экипажа Эмма.
   - Похоже, кто-то просто вынул чеку колеса. Ничего не сломано и не пе-
ререзано.
   - Гм... - Эмма подняла юбки и заглянула под экипаж, проверяя колесную
ось.
   - Ты не могла бы посторониться? - Алекс тоже выбрался наружу и теперь
желал осмотреть экипаж. Взяв жену под руку, он бесцеремонно оттащил ее в
сторону.
   - По-видимому, этот злоумышленник оказался весьма добродушным, -  за-
метила Эмма, - либо он просто не умеет обращаться с пилой.
   Из-за угла экипажа появился Джон, побагровевший от ярости.
   - Что он отпилил?
   - Ничего, - ответил Алекс, - просто ослабил чеку.
   Джон еле слышно выругался.
   - Прошу прощения за то, что мы подвергли опасности тебя и твою  жену.
Мы с Белл немедленно вернемся домой, и я возмещу вам убытки.
   Прежде чем Белл успела возразить, Алекс произнес:
   - Чепуха! С экипажем ничего не случилось. Необходимо всего лишь  сме-
нить колесо.
   - Так что там насчет колеса? - наружу наконец выбрался изрядно  помя-
тый Данфорд.
   - Оно же отвалилось! - сказали хором все четверо.
   - Незачем так возмущаться. Я только что выбрался на свет.
   - Простите, - смутилась Белл. - Мне показалось, я стою здесь уже  це-
лый час.
   - Может быть, - сухо согласился Данфорд. - Если помните, вам на  ред-
кость повезло оказаться наверху кучи. Кстати, на вашем месте, Эшбурн,  я
бы отослал Боттомли за помощью. Помоему, ремонт займет немного  времени.
В сущности, мы успели проехать всего пару кварталов от  вашего  дома.  -
Данфорд подошел поближе к задней оси, к тому месту, где прежде было  ко-
лесо. - Должен признаться. Спенсер в таких делах явный дилетант. Если он
хотел подстроить несчастный случай, для этого есть гораздо более  надеж-
ные способы. Ни у кого из нас не сломано ни единой кости.
   Белл закатила глаза.
   - Вы во всем умеете найти светлую сторону!
   Джон нахмурился.
   - Я рад, что никто не пострадал,  но  прошу  меня  простить,  никакой
светлой стороны в произошедшем я не вижу. Мне бы не хотелось стать  при-
чиной чьей-нибудь смерти. Пора прекратить это, Белл. Мы едем домой.
   - Думаешь, таким образом мы спасемся от его пули? Вряд ли.
   - Белл права, - заметил Алекс. - С нами вы  в  большей  безопасности,
чем в одиночестве.
   - Да, - кисло подтвердил Джон, - но вам будет гораздо безопаснее  без
нас.
   - Прощу прощения, мы отойдем на минутку, - сообщила Белл и отвела му-
жа в сторону. - Выслушай меня, Джон, - прошептала она, - разве не ты го-
ворил, что нельзя до конца жизни прятаться от этого человека? Он  спосо-
бен на все, даже напасть на нас на балу у Тамбли, но при этом у нас  бу-
дут сотни свидетелей. В такой ситуации он не сможет оправдаться.
   - А если ему повезет? Или даже хуже - если он промахнется и попадет в
тебя? Белл, обещаю тебе: мы не станем прятаться от  него  всю  жизнь.  Я
разделаюсь со Спенсером, но при этом не хочу подвергать тебя  опасности.
Поверь мне, это не тот человек, в обществе которого может остаться  жен-
щина.
   Джон крепко сжал плечи Белл.
   - Белл, я не могу жить без тебя. Разве ты не поняла, что теперь у не-
го две мишени? Убив тебя, он отомстит мне.
   При этих словах на глаза Белл навернулись слезы.
   - Я тоже люблю тебя, Джон, и ты знаешь, как я беспокоюсь за тебя.  Но
я не могу провести всю жизнь, оглядываясь  через  плечо.  Нам  может  не
представиться другого случая заманить Спенсера в ловушку.
   - Ладно, я согласен, - он положил руки на пояс. - Но  ты  отправишься
домой.
   - Я не собираюсь ждать у себя в комнате,  как  перепуганная  мышь,  -
возмутилась Белл. - Вместе мы способны на многое. Поодиночке  мы  беспо-
мощны. Поверь мне, Джон.
   - Припоминаю, ты умоляла меня не  совершать  необдуманных  поступков.
Позволь теперь попросить тебя о том же самом. Поезжай домой,  Белл.  Мне
будет некогда следить за тобой.
   - Джон, в последний раз выслушай меня. Ты меня любишь?
   - Господи, Белл, ты же знаешь, что люблю!
   - Ну так вот, а женщина, которую ты любишь, не может терпеливо сидеть
дома, пока ее любимый человек в опасности. У нас  достаточно  союзников,
мы заманим Спенсера в ловушку. Очевидно, он не слишком умен - он не  су-
мел даже подстроить несчастный случай с экипажем.  Собравшись  впятером,
мы с легкостью одолеем его. И сегодня нам представляется идеальная  воз-
можность.
   - Белл, если с тобой что-нибудь случится...
   - Знаю, дорогой, то же самое могу сказать и я. Но ничего не случится.
Я слишком люблю тебя, чтобы допустить такое.
   Джон взглянул в ее огромные синие глаза, сияющие любовью и надеждой.
   - Дорогая... - хрипло произнес он, - ты исцелила меня.  Ты  заставила
меня поверить, что я и впрямь заслуживаю такого счастья.
   - Да, заслуживаешь.
   Джон мягко обнял ее за плечи.
   - Постой минутку, - попросил он. - Я хочу  еще  немного  полюбоваться
тобой. Ты еще никогда не была так прекрасна.
   Белл вспыхнула от удовольствия.
   - Не глупи. Мое платье измялось, волосы, должно  быть,  растрепались,
и...
   - Не надо, ничего не говори. Просто смотри на меня. При таком освеще-
нии твои глаза кажутся почти лиловыми, как ягоды ежевики.
   Белл негромко рассмеялась.
   - Должно быть, ты проголодался, если сравниваешь меня с ягодами.
   - Думаешь? - Джон не мог оторвать взгляда от ее губ,  которые  только
что собирался сравнить со спелыми вишнями.
   - Да, а когда-то ты заявил, что мои уши напоминают абрикосы.
   - Помню, помню. Пожалуй, ты права. Я никак не могу насытиться - с тех
пор, как встретил тебя.
   Белл покраснела.
   - Эй, влюбленные!
   Джон и Белл нехотя оторвались друг от друга и повернулись к Данфорду,
направляющемуся к ним.
   - Если вы согласитесь на время прервать изъявления любви, мы могли бы
отправиться в путь. Должно быть, вы не заметили, что прибыл второй  эки-
паж.
   Джон глубоко и прерывисто вздохнул, прежде чем повернуться к  Данфор-
ду:
   - Похоже, ваши воспитатели не сумели привить вам чувство  деликатнос-
ти.
   Данфорд широко улыбнулся.
   - Это точно. Так мы едем?
   Джон повернулся и предложил Белл руку. Она с улыбкой приняла ее,  но,
проходя мимо Данфорда, прошипела:
   - За это я когда-нибудь убью вас.
   - В этом я не сомневаюсь ни на секунду.
   - Боюсь, в экипаже будет весьма прохладно, - извинился Алекс. - Мы не
пользуемся им зимой.
   Через несколько минут вся компания разместилась в экипаже и  возобно-
вила путь к особняку Тамбли. Белл и Джон устроились рядом в  углу,  при-
жавшись друг к другу. Джон грел в ладонях руки Белл.  Это  прикосновение
обжигало ее. Джон не отрываясь смотрел на жену своими излучающими  тепло
карими глазами.
   Белл не удержалась и легонько простонала.
   - О Господи! - воскликнул Данфорд, поворачиваясь к Алексу и  Эмме.  -
Только посмотрите на них! Даже вы не отваживались на такие выходки.
   - Когда-нибудь, - приглушенно перебила Белл, грозя ему пальцем, -  вы
встретите женщину своей мечты, и тогда я обещаю превратить вашу жизнь  в
ад.
   - Боюсь, этого не произойдет, дорогая Арабелла. Женщина моей мечты  -
сокровище, которого нет на этом свете.
   - Полно! - фыркнула Белл. - Держу пари, не пройдет  и  года,  как  вы
окажетесь влюблены и связаны по рукам и ногам. - Она замолчала  с  удов-
летворенной улыбкой.
   Рядом с ней Джон трясся от смеха.
   Данфорд наклонился вперед, поставив локти на колени.
   - Принимаю пари. Сколько вы готовы проиграть?
   - А сколько согласны проиграть вы?
   Эмма повернулась к Джону.
   - Похоже, вы женились на азартной особе.
   - Если бы я знал об этом заранее! Ручаюсь, тогда я тщательно  обдумал
бы свое решение.
   Белл шутливо толкнула его в бок, не сводя насмешливого взгляда с Дан-
форда, и переспросила:
   - Ну, так что же?
   - Тысячу фунтов.
   - Годится.
   - Ты с ума сошла? - Джон сжал ладонями пальцы Белл.
   - Ты считаешь, что держать пари имеют право только мужчины?
   - Никто не делает таких безумных ставок, Белл, - объяснил Джон. -  Ты
только что заключила пари с мужчиной, от которого зависит, выиграешь  ли
ты. Но выигрыш тебе не светит.
   - Не надо недооценивать силу любви, дорогой. Хотя в случае  Данфорда,
возможно, потребуется всего лишь страсть.
   - Вы уязвили меня в самое сердце, - отозвался Данфорд, картинным жес-
том хватаясь за грудь. - Неужели вы уверены, что я не способен на  высо-
кие чувства?
   - Неужто я ошиблась?
   Джон, Алекс и Эмма с интересом прислушивались к этому диалогу.
   - Я и не знал, что ты столь опасный  противник,  дорогая,  -  заметил
Джон.
   - Ты еще многого обо мне не знаешь, - поддразнила мужа Белл и уселась
поудобнее с довольной улыбкой. - Подожди, то ли еще будет сегодня  вече-
ром!
   По телу Джона прошел холодок.
   - Об этом я предпочел бы не думать.

   Глава 23

   - Милосердное небо! - послышался визгливый вскрик. - Что это с вами?
   Белл вздрогнула. Она забыла о знаменитом дисканте леди Тамбли.
   - Небольшое происшествие в дороге, - объяснил Алекс. - Но нам так  не
терпелось увидеть вас, что мы решили не возвращаться. Надеюсь, вы  изви-
ните некоторый беспорядок в наших туалетах.
   Еще в экипаже между ними было решено, что Алекс как обладатель самого
высокого титула в компании должен взять на себя обязанности  посредника.
Его речь, сопровождавшаяся галантной улыбкой, возымела свое действие,  и
леди Тамбли сменила гнев на милость.
   - Разумеется, я вас прощаю, ваша светлость, - величественно произнес-
ла она. - Я так польщена тем, что вы приняли мое приглашение! Вы не  бы-
вали у нас уже несколько лет.
   Белл заметила, какой напряженной стала улыбка Алекса.
   - В будущем это не повторится, - пообещал он.
   Леди Тамбли жеманно захлопала ресницами, забыв  о  своем  возрасте  и
комплекции. Наконец она взглянула на Джона в упор и осведомилась:
   - Кого это мы видим?
   Белл шагнула вперед.
   - Позвольте представить вам моего мужа, миледи.
   - Что?
   Белл отшатнулась, услышав в  голосе  хозяйки  знакомые  пронзительные
нотки.
   Джон схватил руку леди Тамбли и галантно поцеловал ее.
   - Лорд Блэквуд к вашим услугам, миледи.
   - Но леди Арабелла, то есть я хотела сказать, леди Блэквуд, я не слы-
шала о вашем замужестве. Когда это случилось? Свадьба была шумной?
   Другими словами, хозяйка дома спешила выяснить, по каким причинам  ее
обошли вниманием и приглашением.
   - Напротив, очень тихой, леди Тамбли, - возразила Белл. - Она состоя-
лась две недели назад.
   - Две недели? Целых две недели? И я до сих пор ничего не знаю?
   - Мы давали объявление в "Тайме", - вставил Джон.
   - Возможно, но я...
   - Какая жалость, что вы так редко читаете газеты,  -  сладко  пропела
Белл.
   - Пожалуй, вы правы. А теперь прошу меня простить. - Леди Тамбли  на-
тянуто улыбнулась и растворилась в толпе.
   - Первый барьер взят, - объявила Белл. - Не пройдет и пяти минут, как
все присутствующие узнают, что своим растрепанным видом мы обязаны паде-
нию экипажа и что я вышла замуж за таинственного лорда, с которым  никто
не знаком.
   - Другими словами, весть о нашем прибытии разнесется по всему дому, -
закончил Джон. - И достигнет Спенсера.
   - Если, конечно, он здесь, - задумчиво произнесла Эмма. - Сомневаюсь,
что он приглашен.
   - В таком многолюдном сборище нетрудно затеряться, - пояснил Данфорд,
- несколько раз я сам проделывал это.
   Эмма удивленно взглянула на него и спросила:
   - Что будем делать дальше?
   - Полагаю, смешаемся с остальными гостями, - предложила  Белл,  -  но
попытаемся не терять друг друга из виду. Кому-нибудь из нас может  пона-
добиться помощь.
   Белл огляделась. В этом году леди Тамбли превзошла себя, и  зал  сиял
от свечей, драгоценностей и улыбок. Бальный  зал  особняка  славился  на
весь Лондон, на высоте второго этажа его окружала галерея. Белл не  сом-
невалась, что младшие отпрыски Тамбли наверняка проводят там целые вече-
ра, подглядывая за элегантными лордами и леди.  Вздохнув,  Белл  помоли-
лась, чтобы у них с Джоном все сложилось удачно и чтобы когда-нибудь  их
дети тоже смогли полюбоваться пышным балом.
   Последующие полтора часа все пятеро играли роль обычных гостей  бала.
У Белл и Джона не было отбоя от собеседников, большинство из которых  не
скрывали интереса к Джону и столь поспешному браку. Эмма и Алекс  держа-
лись поблизости, своим присутствием ободряя парочку, но, что  еще  более
важно, высматривали в толпе Спенсера,  пока  Джон  и  Белл  были  заняты
светскими беседами. Данфорд исполнял роль  разведчика,  следя  за  всеми
входами и выходами сразу.
   Спустя два часа прибыли Кэролайн,  Генри  и  Персефона  и  немедленно
пробрались к Белл и Джону.
   - Вы себе представить не можете, что с, нами случилось! - воскликнула
Кэролайн.
   - Дорожное происшествие? - мрачно предположил Джон.
   - Как вы узнали?
   - Вы перевернулись? - в ужасе спросила Белл.
   - Ну, ничего страшного не произошло. Отвалилось левое заднее  колесо,
и все мы повалились набок. Было немного неудобно, только и всего.  Разу-
меется, пришлось вернуться домой и переодеться, и в результате мы  чудо-
вищно опоздали. - Кэролайн поморгала, оглядывая помятое платье дочери. -
Что-то я не припомню у тебя платья из плиссированного бархата.
   - Мы тоже стали жертвами поломки экипажа, - сообщил Джон.
   - Что вы говорите! - воскликнула Персефона и тут же принялась прокла-
дывать себе дорогу к столу, уставленному яствами.
   - Как странно, - заметил лорд У орт. - Чрезвычайно странно...
   - В самом деле, - мрачно подтвердил Джон.
   Из толпы вынырнул Данфорд.
   - Добрый вечер, леди У орт, лорд У орт. Должен признаться,  я  ожидал
вашего прибытия чуть раньше. Блэквуд, мне необходимо поговорить  с  вами
наедине.
   Извинившись, Джон отошел вместе с Данфордом.
   - Что случилось?
   - Он здесь и, судя по всему, пребывает в бешенстве. Он появился через
боковую дверь несколько минут назад, полагаю, что его нет в числе  приг-
лашенных, и поэтому он опасался, что дворецкий доложит о нем. Он  в  ве-
чернем костюме, пока ухитряется не привлекать к себе внимания. Он  ведет
себя вполне разумно.
   Джон коротко кивнул.
   - Он что-то замышляет.
   - Нам необходим план.
   - Придется ждать, пока он не сделает первый ход.
   - Только будьте осторожны.
   - Непременно. Данфорд, присмотрите за Белл, ладно? -  Джон  судорожно
глотнул, подыскивая верные слова. - Мне будет очень тяжело, если  с  ней
что-нибудь случится.
   Губы Данфорда сложились в лукавой улыбке, и он кивнул.
   - Я намерен присмотреть и за вами: Белл будет очень  тяжело,  если  с
вами что-нибудь случится.
   Джон взглянул в глаза собеседнику. Они были едва знакомы, но благода-
ря Белл стали единомышленниками.
   Джон вернулся к Белл и ее  родителям,  которые  помогали  молодоженам
принимать поздравления от пожилой пары, выражая сожаление, что сами  они
тоже не смогли присутствовать на церемонии. Джон успел  уловить  обрывок
разговора и был вынужден прикусить губу, сдерживая  смех.  Белл  сжимала
зубы, притворно сокрушаясь тому, что не имела счастья лицезреть собесед-
ников в числе гостей на своей свадьбе. Увидев, что  Джон  вернулся,  она
просияла.
   - Наш друг прибыл, - тихо сообщил он.
   - Что за друг? - удивилась Кэролайн.
   - Армейский знакомый Джона, - выкрутилась Белл, утешаясь тем, что  ее
слова в какой-то степени являются правдой.
   Затем внимание Кэролайн отвлекла подруга, с которой леди не  виделась
со времени отбытия в Италию, и Белл поспешно повернулась к Джону.
   - Что же нам теперь делать?
   - Ничего. И не терять бдительности.
   Белл глубоко вздохнула и поджала губы: ее терпение было на исходе.
   - Ты уже сообщил об этом Алексу и Эмме?
   - Это сделал Данфорд.
   - Что же, мы так и будем стоять здесь, как овечки, ожидая,  когда  он
приведет в исполнение свои гнусные планы?
   - Вроде того.
   Из горла Белл вырвался крайне странный звук.
   Джон недоуменно взглянул на нее.
   - Это ты только что рычала?
   - Возможно, я.
   - Боже милостивый, нам следует поскорее избавиться от Спенсера, иначе
моя жена превратится в зверя.
   - И притом злобного зверя - надеюсь, ты это запомнишь. - Белл  вздох-
нула и огляделась. - Джон, это не он вон там,  справа?  -  Она  небрежно
указала на белобрысого мужчину, потягивающего шампанское.
   Джон проследил направление ее взгляда  и  коротко  кивнул,  неотрывно
наблюдая за Спенсером. В этот момент негодяй оторвался от своего бокала,
и глаза их встретились. Джон ощутил, как ледяная дрожь прошла по его те-
лу, и вдруг исполнился убеждением, что сегодняшний выезд на бал был  бе-
зумной идеей. Надо скорее увозить отсюда Белл. Он разберется со  Спенсе-
ром сам и по-своему.
   - Он идет сюда! - прошептала Белл.
   Джон прищурился. Спенсер поставил бокал на ближайший стол и направил-
ся к ним через зал. Джон заметил, что противник больше не смотрит на не-
го: его взгляд переместился на Белл. В ярости и  страхе  Джон  судорожно
прижал Белл к себе.
   - Добрый вечер, лорд Блэквуд, леди Блэквуд, - издевательски  произнес
Спенсер.
   - Какого черта тебе надо? - процедил сквозь зубы Джон. Ему  понадоби-
лось собраться со всеми силами, чтобы не Ороситься на спенсера и не вце-
питься ему в глотку.
   - Ну, ну, Блэквуд, что за манеры? Я всего лишь подошел  поздороваться
с тобой и с твоей женой - так ведь полагается на балах, верно?  Конечно,
память могла сыграть со мной злую шутку. Прошло столько лет с  тех  пор,
как я посещал лондонские балы. Как тебе известно, я давно  не  бывал  на
родине.
   - Ты все сказал?
   - И не танцевал я давным-давно.  Надеюсь,  леди  Блэквуд  окажет  мне
честь.
   Джон притиснул Белл к себе.
   - Не надейся.
   - Если не ошибаюсь, решение в таких случаях принимает дама.
   Белл с трудом сглотнула - во рту у нее почему-то пересохло.
   - С вашей стороны было весьма любезно пригласить меня,  мистер  Спен-
сер, - сумела выговорить она, - но сегодня вечером я не танцую.
   - Вот как? Странно... - глаза Спенсера побелели от злобы.
   - Из уважения к мужу, - продолжала импровизировать Белл.  -  Как  вам
известно, он не танцует.
   - Ах да, он ведь калека! Совсем забыл об этом. Но вряд ли эта причина
должна помешать вам развлекаться. - Он шагнул вперед и приставил к живо-
ту Джона револьвер, слегка поводя им и не убирая палец с курка.
   Белл беспомощно огляделась, похолодев от ужаса, и какое-то  мгновение
ей казалось, что она вот-вот упадет в обморок. Вокруг  было  чрезвычайно
многолюдно. Никто не замечал, что один из гостей целится в другого. Если
закричать. Спенсер наверняка пристрелит Джона прежде, чем кто-нибудь су-
меет выбить у него оружие.
   - Но потанцевать с вами я бы не отказалась, - дрожащим голосом заклю-
чила Белл.
   - Нет, Белл, - приглушенно проговорил Джон.
   - Мой муж такой ревнивец! - попыталась пошутить она. - Он не позволя-
ет мне даже танцевать с другими мужчинами.
   - Уверен, на этот раз он не станет возражать.  -  Спенсер  убрал  ре-
вольвер, взял Белл под руку и повел ее на середину зала. Джон стоял, как
пригвожденный к месту, с трудом переводя дыхание. Он стиснул кулаки,  но
не ощутил, как ногти впились в ладони. Все его внимание, вся  энергия  и
душа устремились к двум светловолосым головам, удаляющимся прочь. Он по-
нимал, что Спенсер не причинит Белл вреда - во  всяком  случае,  посреди
переполненного бального зала. Если что-нибудь случится с Белл под взгля-
дами столь многочисленных свидетелей, Спенсеру ни за что не достичь сво-
ей главной цели. А Джон понимал: Спенсер жаждет убить его.
   - Что случилось? Почему Белл танцует с ним?
   Обернувшись, Джон увидел рядом встревоженно нахмурившуюся Эмму.
   - Он направил на меня револьвер и пригласил Белл.
   - Кто-нибудь это видел? - спросил Алекс.
   Джон покачал головой.
   - Черт возьми! Было бы лучше иметь свидетелей. - Алекс  схватил  Эмму
за руку. - Пойдем, дорогая, потанцуем, - и весьма поспешно,  хотя  и  не
столь грациозно, герцог и герцогиня Эшбурнские пробрались к танцующим.
   - Что вам нужно? - прошептала Белл, машинально повторяя на вальса.
   Спенсер ослепил ее широкой улыбкой.
   - Всего лишь насладиться вашим обществом, миледи. Неужели эта причина
кажется вам такой невероятной?
   - Да.
   - Возможно, мне хотелось познакомиться. В конце концов наши жизненные
пути, скажем так, пересеклись.
   Бэлл ощутила, как гнев растет в ней быстрее, чем страх.
   - Я бы предпочла, чтобы наши жизненные пути навсегда разошлись.
   - Возможно, так и будет - и сегодня  же  вечером,  если  мой  замысел
удастся.
   Белл споткнулась и извинилась с милой улыбкой. Увидев Алекса и  Эмму,
танцующих за спиной Спенсера, она медленно сделала выдох, ободренная  их
присутствием.
   - Но я должен признаться, - продолжал
   Спенсер, - мне доставляет великое  удовольствие  наблюдать  за  вашим
супругом. Вряд ли он рад видеть вас в моих объятиях.
   - Полагаю, вы правы. - Белл наступила ему на  ногу,  и  на  этот  раз
весьма ощутимо, заставив Спенсера поморщиться.
   - А вы довольно милы, - заметил он, не обратив внимания на ее  оплош-
ность. - Сожалею, что доставляю вам хлопоты, прикончив  вашего  супруга,
но с этим уже ничего не поделаешь.
   Боже милостивый, думала Белл, этот  человек  положительно  невменяем.
Она не нашлась с ответом и потому вновь изо всей силы наступила партнеру
на ногу.
   - Вижу, легенды о вашей грации были чудовищным преувеличением, -  на-
конец был вынужден сказать Спенсер.
   Белл сладко улыбнулась. - Не следует верить и половине светских спле-
тен. О Господи, неужели танец кончается? Нам пора разойтись.
   - Не так быстро. - Спенсер схватил ее за руку. - Боюсь, я еще не  го-
тов вас отпустить.
   - Но ведь танец кончен, сэр. И правила приличия гласят, что...
   - Заткнитесь! - прервал Спенсер. - С вашей помощью я уведу вашего му-
жа в боковую гостиную. Не годится убивать его посреди переполненного за-
ла. В этом случае мне нечего надеяться на бегство.
   - Если вы убьете его, вам все равно не сбежать, - прошипела  Белл.  -
Слишком много людей знают, что вы хотели убить  его.  Вас  арестуют,  не
пройдет и нескольких минут. И даже если вам удастся удрать,  вы  никогда
не сможете вернуться в Англию.
   - Безмозглая курица! Неужели ты думаешь, что  я  надеялся  застрелить
дворянина и после этого жить на свободе? Я провел в изгнании пять лет. Я
привык к нему. Занять свое место в обществе было бы  приятно,  но  месть
превыше всего. Иди за мной. - Он зло дернул Белл за руку, таща ее к две-
рям, выходящим в коридор.
   Белл чисто интуитивно поняла, что Спенсер не причинит ей вреда  -  по
крайней мере до того, как убьет Джона, отвернувшись из его пальцев,  она
бросилась к Джону, который уже спешил к ней навстречу.
   - Скорее, надо уходить отсюда! Он обезумел!
   Схватив ее за руку, Джон начал пробираться сквозь толпу. Белл  следо-
вала за ним. Спенсер постепенно догонял их. Алекс  и  Эмма  преследовали
его, но вдвоем они двигались куда медленнее, чем Спенсер.
   - Мы движемся слишком медленно, - с волнением прошептала Белл.  -  Он
настигнет нас прежде, чем мы окажемся у двери.
   Джон не ответил, ускоряя шаги и чувствуя, как заныла нога.
   - Джон, нам не убежать. Надо свернуть вот сюда.  -  Белл  указала  на
дверь из зала, находящуюся неподалеку. От цели супругов отделяла  добрая
сотня танцующих дам и кавалеров.
   - Это еще зачем? Чтобы потанцевать?
   Белл заморгала.
   - Почему бы и нет?
   С силой, порожденной яростью и ужасом, она остановила Джона, положила
руку ему на плечо и повела его в танце.
   - Ты спятила, Белл?
   - Это всего лишь вальс. Он поможет нам пройти через  зал.  Вскоре  мы
окажемся на противоположной стороне. Спенсер ни за что не осмелится  бе-
жать между танцующими.
   Джон горячо надеялся, что она шла не сгибаясь, и они медленно  закру-
жились в танце, с каждым шагом продвигаясь к противоположной стене зала.
   В спешке Белл впилась ногтями в его плечо,  заставляя  его  двигаться
большими шагами.
   - Может, ты позволишь мне вести? - прошипел Джон. -  О,  простите,  -
добавил он, налетев на другую пару.
   Белл чуть не вывернула шею, пытаясь оглянуться.
   - Ты его видишь?
   - Он пытается обойти по периметру зала, но ему нас не догнать.  Вели-
колепный план, дорогая.
   Они кружились, не попадая в ритм, но спустя несколько минут  достигли
желанной двери.
   - Что будем делать дальше? - спросила Белл.
   - Я отвезу тебя домой, а затем обращусь к властям. Это следовало сде-
лать с самого начала, но я считал, что Спенсер ограничится пустыми угро-
зами. Однако револьвер, приставленный к животу, - такого я не ожидал.
   Белл кивнула, следуя за ним к двери.
   - Я смогу стать свидетельницей. Уверена,
   Алекс, Эмма и Данфорд не откажутся подтвердить мои показания.  -  Она
испустила вздох облегчения, радуясь, что Джон не намерен устроить  само-
суд. За убийство Спенсера его могли бы и повесить.
   Следом выбежал Данфорд.
   - Стойте! - крикнул он, тяжело дыша. - Он схватил вашу мать, Белл!
   - Что? - кровь отхлынула от ее лица. - Как?!
   - Понятия не имею, но я видел, как он несколько минут назад вышел  из
комнаты вместе с ней, крепко держа ее за руку.
   - О, Джон, мы должны что-нибудь сделать! Она так испугается!
   - Вряд ли кто-нибудь способен всерьез напугать твою мать,  -  заметил
Джон, пытаясь успокоить Белл. - Не пройдет и нескольких минут,  как  она
свяжет Спенсера и позовет констебля.
   - Джон, как ты можешь шутить в такую минуту? - вскричала Белл. - Ведь
она моя мать!
   - Прости, любимая, - поспешил загладить ошибку Джон, пожимая жене ру-
ку. - Данфорд, куда они ушли?
   - Следуйте за мной.
   Он провел их через боковую дверь в  темный  коридор,  где  уже  ждали
Алекс и Эмма.
   - Ты знаешь, в какую дверь он вошел? - прошептал Джон.
   Алекс покачал головой.
   - Эмма, вы с Белл должны вернуться в зал, - заявил он.
   - Ни за что! - два ответа прозвучали хором.
   Все трое мужчин обратили негодующие взоры на Белл и Эмму.
   - Моя мать в опасности! - горячо воскликнула Белл. - Как  я  могу  ее
бросить?
   - Ну хорошо, - вздохнул Алекс, не желая зря терять время. - Но держи-
тесь позади нас!
   Обе женщины кивнули, и все пятеро прошли по  коридору,  заглядывая  в
каждую дверь и стараясь, чтобы они не скрипели.
   Наконец они достигли комнаты, дверь в которую была слегка приоткрыта.
Джон шел первым, и немедленно узнал доносящийся из-за двери голос  Спен-
сера. Обернувшись, Джон приложил палец  к  губам,  приказывая  остальным
молчать. Трое мужчин молча вытащили оружие.
   - Вы глупец, - послышался надменный голос Кэролайн. - Чего вы  надее-
тесь этим добиться?
   - Молчите.
   - Я не желаю молчать, - последовал презрительный ответ. - Вы уволокли
меня из зала в эту пустую комнату, прицелились в меня из револьвера, ко-
торый вполне может оказаться незаряженным, и ждете, что  я  стану  вести
себя тихо? Вам решительно недостает сообразительности, дорогой, и...
   - Я сказал, молчите!
   - Еще чего!
   Белл прикусила губу - она уже слышала подобные выражения  от  матери.
Не будь она настолько перепугана, происходящее показалось бы  ей  забав-
ным.
   Алекс, Джон  и  Данфорд  обменялись  взглядами.  Если  не  поспешить,
кто-нибудь может погибнуть, хотя не обязательно, что этой жертвой станет
Кэролайн. Джон поднял кулак, разгибая по одному пальцу - один, второй...
   Три! Мужчины ворвались в комнату и встали вдоль стены, целясь в Спен-
сера.
   - Долго же вы ждали, - ехидно заметил он, железной хваткой вцепившись
в руку Кэролайн и приставив к ее виску револьвер.
   - Ваши манеры никуда не годятся, - фыркнула она. - Судя по всему,  вы
больны...
   - Мама, помолчи! - взмолилась Белл, бросаясь через порог.  -  Не  зли
его!
   - Ага, вы привели с собой дам! - одобрительно заметил Спенсер. -  Как
мило!
   Белл не видела лица Джона, но он, конечно же, пришел в ярость, поняв,
что она не стала ждать в коридоре.
   - Отпустите маму! - приказала Белл Спенсеру. - Она вам ничего не сде-
лала.
   - Я не прочь, но тогда вам с ней придется поменяться местами.
   Белл шагнула вперед, но Джон схватил ее за руку.
   - Не смей, Белл.
   - Право, Белл, не глупи, - поддержала его Кэролайн.  -  Я  как-нибудь
справлюсь с этим мерзавцем.
   - Ну, хватит! - вскипел Спенсер и ударил Кэролайн по лицу.
   Белл отчаянно вскрикнула и бросилась вперед, вырвавшись из рук Джона.
   - Не трогай ее!
   Спенсер в мгновение ока обхватил Белл за талию, подтягивая ее  побли-
же. Содрогнувшись от отвращения, Белл приказала:
   - А теперь отпустите маму.
   Злобным движением Спенсер отпихнул Кэролайн - так, что та не  удержа-
лась и упала. Кэролайн приоткрыла рот, намереваясь ответить негодяю  ос-
корбительным замечанием, но промолчала, увидев, что ее дочь оказалась  в
руках убийцы.
   Джон затаил дыхание: казалось, рука Спенсера сжала  ему  горло.  Белл
стояла совсем рядом, стараясь выглядеть невозмутимо, но Джон видел страх
и презрение в ее глазах. Он бросил пистолет, поднял руки и  шагнул  впе-
ред.
   - Отпусти ее, Спенсер. Тебе нужен я.
   Спенсер ласкающе провел по щеке Белл ладонью.
   - Может, я передумал.
   Нервы Джона сдали, и он бросился бы вперед, если бы Алекс не  удержал
его сзади.
   - Я сказал, отпусти ее, - повторил Джон, содрогаясь от гнева.
   Рука Спенсера скользнула ниже поясницы Белл, его пальцы  слегка  сжа-
лись.
   - Я еще не решил, стоит ли слушать тебя.
   Белл сделала гримасу, но промолчала. На карту была  поставлена  жизнь
Джона, и если она могла спасти его, позволив этому негодяю лапать ее,  -
что ж, пусть делает что угодно. Белл лишь молилась, чтобы он не  перешел
к более вызывающим действиям. Тошнота уже подкатывала к ее горлу.
   Джон побледнел от ярости.
   - В последний раз говорю тебе, Спенсер: отпусти ее, или я...
   - Ну и что ты сделаешь? - насмешливо прервал Спенсер.  -  На  что  ты
способен? Я вооружен, а ты - нет. И потом, рядом со мной твоя жена. - Он
засмеялся жутким смехом маньяка. - А у тебя ее нет.
   - Не забывай про нас, - вмешался Данфорд, кивнув в сторону Алекса.
   Их пистолеты были нацелены в грудь Спенсеру.
   Спенсер перевел взгляд с одного противника на другого и рассмеялся.
   - Едва ли вы решитесь выстрелить в меня, пока я целюсь  в  прелестную
леди Блэквуд. Впрочем, сегодня я пришел сюда не ради нее, и, боюсь,  мне
придется согласиться на сделку. Блэквуд!
   Джон шагнул, вперед.
   - Отпусти ее.
   - Еще рано. - Спенсер стащил галстук и сунул его Белл.  -  Свяжи  ему
руки за спиной.
   - Что? Да как вы...
   - Делай как сказано! - он прицелился в лоб Джону. - Мне было бы  неу-
добно одновременно связывать его и держать тебя под прицелом.
   - О Джон! - простонала Белл.
   - Делай, что он приказывает, - велел Джон, чувствуя, как за его  спи-
ной Алекс и Данфорд напряглись, готовые действовать.
   - Не могу! - слезы жгли ей глаза. - Не могу!
   - Свяжи ему руки, - предупредил Спенсер, - или, клянусь Богом, я счи-
таю до трех...
   - Разве нельзя связать их впереди? Какое варварство!
   - Черт с тобой, свяжи его как пожелаешь! Только покрепче.
   Трясущимися руками Белл обмотала галстуком  запяскья  Джона,  пытаясь
связать их как можно свободнее, но  при  этом  не  возбудить  подозрений
Спенсера.
   - Отойди назад, - приказал он.
   Белл сделала крошечный шажок прочь от Джона.
   - Еще дальше.
   - Как вы намерены поступить с ним?
   - Разве ты еще не поняла?
   - Мистер Спенсер, умоляю вас...
   Он не обратил внимания на мольбы Белл.
   - Повернись, Блэквуд. Я хочу выстрелить тебе в затылок.
   Ноги Белл подкосились, и она упала бы, если бы не схватилась за  край
стола. Краем глаза она заметила, как Данфорд понемногу продвигается впе-
ред, но не надеялась, что он успеет вовремя. Спенсер  следил  за  каждым
его движением, и попытка броситься вперед не застала бы его врасплох.  К
тому времени, как Данфорд успеет повалить его на  пол,  роковой  выстрел
будет сделан. Кроме того, комната донельзя  переполнена  мебелью:  каза-
лось, семейство Тамбли стащило сюда все ненужные диваны, кушетки и  сто-
лы. Данфорду пришлось бы перепрыгнуть через два кресла и стол, чтобы до-
стичь цели.
   - Эй, ты! - рявкнул Спенсер, мотнув головой в сторону Белл и не глядя
на нее. - Отойди подальше. Уверен, ты склонна к геройству, а у меня  нет
желания запятнать свою совесть убийством дамы.
   Белл отошла в сторону, к столу, который преграждал ей  путь.  Оказав-
шись здесь, она принюхалась - откуда-то пахло фиалками. Странно...
   - Еще дальше!
   Белл сделала еще шаг назад и ударилась о что-то твердое - твердое, но
вполне человеческое. Она оглядела комнату: Данфорд, Алекс, Эмма, ее мать
- все были на виду.
   - Возьми! - послышался шепот.
   Боже милостивый, Персефона! Она осторожно вложила в ладонь Белл  пис-
толет.
   Спенсер поднял руку и прицелился.
   Белл почувствовала, что умирает. Ей предстояло выстрелить в  Спенсера
и не промахнуться. Передать оружие Джону она не могла. Черт побери,  по-
чему она отказалась, когда Эмма предложила научить ее стрелять?
   Джон повернулся.
   - Ты исполнишь мое последнее желание?
   - Какое?
   - Мне бы хотелось на прощание поцеловать жену - разумеется, с  твоего
согласия.
   Спенсер коротко кивнул, и Белл поспешно метнулась вперед, пряча  пис-
толет в складках юбки. Свободной рукой она прикоснулась к лицу  Джона  -
так, чтобы Спенсер заметил это движение. Джон смотрел вниз, на свои свя-
занные руки, и Белл увидела, как он пытается ослабить узел.
   - О Джон, - громко прошептала она, - я люблю тебя! Ты ведь знаешь  об
этом?
   Джон кивнул. "Дай мне пистолет", - попросил он одними губами.
   - О, Джон! - простонала она, решив, что чем лучше войдет в роль,  тем
больше времени они выиграют.
   Свободной рукой она обняла Джона за шею и опалила его губы жарким по-
целуем, прижимаясь к нему и молясь, чтобы Спенсер не увидел, как  двига-
ются руки Джона в узком пространстве между их телами. Она вложила в руки
Джону пистолет, быстро стащив с них развязанный галстук.
   - Продолжай целоваться, - прошептал он.
   Белл чувствовала, как он ощупывает пистолет. Она  заработала  языком,
обводя контуры его рта, впитывая его слегка солоноватый привкус.
   - Открой рот, любимая, - мягко попросил Джон.
   Белл повиновалась, и его язык проник между ее губами.  Белл  ответила
на поцелуй с неменьшей страстью, одним глазом наблюдая за Спенсером, ко-
торый следил за ними как завороженный. Его рука слегка дрогнула, и  Белл
поняла: их поцелуй отвлек его от мыслей  об  убийстве.  Решив  полностью
отвлечь противника, она громко застонала от наслаждения.
   Джон начал покрывать легкими поцелуями ее щеки, и Белл  выгнула  шею,
плотно прижимаясь к нему. Но она чувствовала: Джон тоже чем-то отвлечен.
Вдруг Джон едва заметно кивнул, и откуда-то из глубины комнаты  раздался
ужасный, пронзительный нечеловеческий крик. От этого звука кровь холоде-
ла в жилах. Белл затошнило.
   - Какого черта?.. - Спенсер отвлекся от соблазнительного зрелища и не
мог удержаться, чтобы не повернуть голову в сторону, откуда донесся отв-
ратительный звук.
   Джон резко оттолкнул Белл, и, не успев чтолибо сообразить, она  упала
на пол. Джон развернулся, мгновенно прицелился и выстрелом выбил  писто-
лет из руки Спенсера.
   Алекс и Данфорд бросились на противника, сбили его с ног и прижали  к
полу.
   Выступив вперед, Персефона скрестила руки на  груди  с  торжествующей
улыбкой.
   - Иногда возраст и мудрость бывают весьма полезны.
   - Персефона, а ты что здесь делаешь? - изумился Алекс, связывая  руки
Спенсера за спиной.
   - Вот благодарность за все мои подвиги!
   - О Персефона! - обезумев от счастья, воскликнула Белл. - Спасибо те-
бе! - Вскочив, он" бросилась в объятия пожилой дамы. - Но кто издал этот
страшный звук?
   - Я. - Персефона широко улыбнулась.
   Кэролайн недоверчиво подняла брови.
   - В нем не было ничего человеческого...
   - И тем не менее это сделала я!
   - Хитрость удалась, - заключил Джон  и  присоединился  к  дамам,  как
только убедился, что Спенсер надежно связан. - Хотя  должен  признаться,
подавая вам знак действовать, я не смел и надеяться на такой звук.
   - Так ты знал, что она здесь? - удивилась Белл.
   - Только когда заметил, как она передала тебе пистолет. Отличная  ра-
бота, Персефона. - Отведя волосы со лба, Джон заметил, что его рука дро-
жит.
   Пройдет немало времени, прежде чем образ Спенсера, расточающего гнус-
ные ласки Белл, изгладится из его памяти.
   - Но как ты сюда пробралась? - спросила Белл.
   - Я поняла: что-то должно произойти. Никто не счел  нужным  посвятить
меня в эту тайну, - обиженно добавила Персефона. - Но я раскрыла ее сама
путем многочисленных подслушивании. И когда я поняла...
   - Прошу прощения! - прервал ее Данфорд.
   Все головы повернулись в его сторону.
   - Нам давно пора заявить о нем в полицию. - Он кивнул в сторону Спен-
сера, который лежал на полу связанный и с кляпом во рту.
   Белл отмахнулась, слишком заинтересованная рассказом Персефоны.
   - Куда он денется?
   Данфорд удивленно приподнял брови при виде такой беспечности  и  счел
нужным придавить Спенсера к полу ногой - главным образом в  отместку  за
все волнения.
   - Так я могу продолжать? - осведомилась Персефона, всецело  наслажда-
ясь ролью героини дня.
   - Непременно! - отозвалась Белл.
   - Как я уже сказала, я подслушала разговор Алекса и Эммы о  сегодняш-
нем бале и поняла, что Джону и Белл грозит опасность. Вот почему я  нас-
тояла на своем желании присоединиться к вам, - она повернулась к Белл. -
Пусть я была не самой строгой компаньонкой, но сегодня я  считала  своим
долгом прийти тебе на помощь.
   - За что я чрезвычайно благодарна тебе! - перебила ее Белл.
   Персефона снисходительно улыбнулась.
   - Я поняла, что сегодня тебе может понадобиться оружие. Вы  все  были
настолько заняты своими планами, что даже не заметили,  как  я  исчезла,
едва прибыв на бал. Я отправилась на галерею над бальным  залом,  откуда
наблюдала за происходящим. Я видела, как этот негодяй поволок тебя  тан-
цевать, Белл, а затем заставил твою мать покинуть зал.
   - Но как ты успела пробраться сюда? - спросила Белл.
   Персефона самодовольно усмехнулась.
   - Вы оставили дверь открытой, и я  незаметно  прокралась  в  комнату.
Никто меня не заметил. Эта комната слишком заставлена мебелью. Мне приш-
лось просто проползти между диванами и креслами.
   - Не могу поверить, что вы проникли сюда совершенно незаметно, - про-
бормотал Джон. - Должно быть, я утратил всякое чутье.
   - Здесь слишком темно, - попыталась утешить его Персефона. - И потом,
ваше внимание было отвлечено. Так что не беспокойтесь на свой счет,  ми-
лорд. Кроме того, вы первым заметили меня, разумеется, после Белл.
   Джон восхищенно покачал головой.
   - Вы просто чудо, Персефона. Истинное сокровище. Не знаю, как  благо-
дарить вас.
   - Вероятно, назвать в ее честь свою первую дочь, - коварно  подсказал
Данфорд. - Персефона - чудесное имя.
   Белл нахмурилась. Имя и вправду было неплохим, но не для ее  ребенка.
Впрочем... у Белл появилась восхитительная и очень своевременная идея.
   - Я так признательна тебе, - произнесла она, взяв пожилую даму за ру-
ки, - но не уверена, что появление дочери - дело скорое.
   - Почему бы и нет? - лукавая усмешка Данфорда расплылась  от  уха  до
уха.
   Белл улыбнулась и поцеловала в щеку свою бывшую компаньонку.
   - О, Персефона, насчет тебя у меня созрел прекрасный план!

   Глава 24

   Несколько недель спустя Джон и Белл лежали в постели в Персефона-Пар-
ке, безмерно наслаждаясь тишиной и покоем. Белл листала книгу, как всег-
да перед сном, а Джон перебирал стопу деловых бумаг.
   - В своих новых очках ты выглядишь просто великолепно, - вдруг  заме-
тил он с улыбкой.
   - Ты думаешь? А по-моему, они придают мне хитрый вид.
   - Тебе не занимать хитрости.
   - Да, но вместе с тем в них я выгляжу серьезнее, правда?
   - Может быть. - Джон отложил бумаги на ночной столик, склонился и за-
печатлел мокрый поцелуй на одном из стекол очков.
   - Ну, Джо-о-он! - Белл сняла очки и принялась вытирать их об одеяло.
   Джон решительно забрал очки у жены.
   - Оставь их в покое.
   - Но без них мне не разобрать ни слова...
   Джон вынул из ее рук книгу.
   - Это тебе не понадобится. - Книга полетела на  пол,  а  Джон  накрыл
грудь Белл своим горячим телом. - Не пора ли спать?
   - Может быть.
   - Всего-навсего "может быть"? - он шутливо куснул Белл за нос.
   - Я подумаю над этим предложением.
   - Весьма надеюсь.
   - Перестань насмехаться! - Белл игриво толкнула его в бок. - Я не шу-
чу.
   Джон взглянул на ее губы, переполняясь желанием укусить их.
   - О чем ты думаешь, дорогая?
   - Я по-прежнему жду стихи.
   - Что?
   - Стихи о любви, написанные тобой.
   Джон вздохнул.
   - Я сделал тебе самое романтичное предложение, какое когда-либо дово-
дилось получать женщине. Ради тебя я взобрался на дерево. Я встал  перед
тобой на колено. Зачем тебе нужны еще и стихи?
   - Мне необходимо что-нибудь вещественное - такое,  что  сохранили  бы
наши правнуки после нашей смерти, чтобы они говорили: "Да, наш прадедуш-
ка и вправду любил прабабушку". Полагаю, это не так уж глупо.
   - А ты напишешь мне стихи?
   Белл минуту обдумывала эту просьбу.
   - Попытаюсь, но я не так талантлива, как ты.
   - Откуда ты знаешь? Уверяю тебя, мои стихи  покажутся  тебе  отврати-
тельными.
   - До знакомства с тобой я терпеть не могла поэзию, а ты всегда  любил
ее. Значит, можно сделать вывод, что твое мышление поэтичнее моего.
   Джон взглянул на жену. Ее лицо в свете свечей сияло любовью и предан-
ностью, и он понял: он ни в чем не сможет ей отказать.
   - Если я пообещаю написать тебе стихи, ты  пообещаешь  мне  позволить
целовать тебя всегда, когда мне вздумается?
   Белл засмеялась.
   - Для этого тебе ни к чему мое обещание.
   - Нет, я имею в виду - во всех комнатах? Можно ли  мне  будет  преда-
ваться этому занятию в своем кабинете, в твоем будуаре, в зеленой гости-
ной, и в синей, ив...
   - Подожди, подожди, я сбилась со счета, - рассмеялась Белл. - Которая
из комнат зеленая гостиная?
   - Та самая, в которой стоит синяя мебель.
   - Но тогда какая из них синяя гостиная?
   Джон потупился.
   - Не знаю.
   Белл сдержала улыбку.
   - Так мне можно целовать тебя там?
   - Полагаю, да, но при одном условии - если ты поцелуешь  меня  немед-
ленно.
   Джон застонал от удовольствия.
   - Я к вашим услугам, миледи.
   Несколько дней спустя Белл проводила послеобеденные часы в своем  бу-
дуаре, читала и писала письма. Они с Джоном надеялась побывать в Уэстон-
берте, навестить Алекса и Эмму, но скверная погода  нарушила  их  планы.
Белл сидела за столом, глядя, как капли дождя стекают по стеклу, когда в
комнату вошел Джон, по-мальчишески засунув руки в карманы.
   - Какой приятный сюрприз! - воскликнула Белл. - Я  думала,  ты  занят
бумагами, которые прислал Алекс.
   - Я соскучился по тебе.
   Белл улыбнулась.
   - Можешь принести сюда свои бумаги и читать их рядом со мной. Обещаю,
я не стану отвлекать тебя.
   Джон поцеловал ее в макушку.
   - Само твое присутствие отвлекает меня, любимая. Я не смогу  прочесть
ни слова. Ты обещала разрешить целовать тебя в любой комнате дома - пом-
нишь?
   - Кстати, об обещаниях: ты еще не сочинил стихи?
   Джон с невинным видом покачал головой.
   - Увы!
   - Значит, условия с твоей стороны пока не выполнены. Придется ограни-
читься поцелуями в верхних комнатах.
   - Ты играешь не по правилам, Белл, - упрекнул Джон. -  Стихи  требуют
времени. Думаешь, Вордсворт выдавал поэмы по  первому  требованию?  Вряд
ли. Поэты подолгу работают над каждым словом, они...
   - Так ты написал стихи?
   - Я начал писать, но...
   - О, пожалуйста, почитай! - у Белл загорелись глаза,  и  Джон  решил,
что в эту минуту она похожа на пятилетнюю девчушку, которой  только  что
разрешили взять еще одну конфетку.
   - Ну хорошо, - со вздохом согласился он.
   О, как мила она, когда волну волос
   Ее подхватит шаловливый ветер,
   Иль на щеках румянец вспыхнет ярче роз,
   Глаза от искр любви зажгутся светом.
   Белл прищурилась.
   - Если не ошибаюсь, кто-то написал эти строки за несколько  веков  до
тебя. Кажется, Спенсер. - Она с улыбкой  показала  мужу  книгу,  которую
только что читала, - "Эдмунд Спенсер. Избранное". -  Тебе  следовало  бы
появиться с ними часом раньше.
   Джон нахмурился.
   - Я сам написал бы их, если бы этот Спенсер не опередил меня.
   Белл терпеливо ждала.
   - Ладно, будь по-твоему. Я прочитаю тебе собственное творение.  Гм...
Ее краса подобна ночи...
   - Ради Бога, Джон, не повторяй одну ошибку дважды!
   - Неужели я ошибся? - пробормотал он. - Значит, это ты уже слышала?
   Белл кивнула.
   Джон набрал побольше воздуха.
   - В Ксанаду Хубилай издал новый указ...
   - Ты становишься невыносимым, Джон.
   - Ладно, ладно, Белл, я прочитаю тебе чтонибудь свое. Но предупреждаю
тебя, это... впрочем, увидишь сама. - Он вытащил из кармана измятый лис-
ток бумаги. Со своего места Белл видела, что он испещрен исправлениями и
перечеркнутыми строками. Джон откашлялся и взглянул на жену.
   Белл ободряюще улыбнулась.
   Он вновь откашлялся.
   У любимой глаза точно синее небо,
   А за нежность улыбки хотелось мне бы
   Весь мир отдать ей,
   И когда в объятья
   Я ее вновь ловлю -
   Понимаю, как крепко люблю.
   Мой мир, прежде черный, ныне стал солнечным -
   Поцелуи средь звезд, ласки днем, танцы в полночь...
   Закончив, он смущенно поднял глаза.
   - Конечно, над ними требуется еще поработать, но, пожалуй, рифмы  мне
удались.
   Белл не отрываясь смотрела на  него,  и  ее  нижняя  губа  неудержимо
вздрагивала. Его строкам недоставало изящества, но все  огрехи  искупали
откровенность и глубина. И если он потратил столько времени,  предаваясь
занятию, к которому не питал склонности, только потому, что об этом поп-
росила его она, Белл... Не в силах сдержаться, она всхлипнула, и крупная
слеза скатилась по ее щеке.
   - О Джон! Должно быть, ты и вправду меня любишь.
   Джон подошел ближе и поднял ее с дивана, заключая в свои объятия.
   - Ты не ошиблась, дорогая. Поверь мне: я и вправду тебя люблю.


?????? ???????????